Корреляции композиционно-речевых форм в художественном тексте тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.19, кандидат филологических наук Джавакян, Вера Александровна

  • Джавакян, Вера Александровна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2011, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ10.02.19
  • Количество страниц 159
Джавакян, Вера Александровна. Корреляции композиционно-речевых форм в художественном тексте: дис. кандидат филологических наук: 10.02.19 - Теория языка. Краснодар. 2011. 159 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Джавакян, Вера Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ИЕРАРХИЯ СОСТАВЛЯЮЩИХ КАК ОТРАЖЕНИЕ ИНТЕРПРЕТАТИВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА.

1.1 Художественный текст как семантическое композиционно-речевое образование.

1.1.1 Уровни организации художественного текста и их роль в прогнозировании его структуры.

1.1.2 Смысловая структура художественного текста как показатель особенностей его восприятия, понимания и интерпретации.

1.2 Способность художественного текста члениться на составляющие: прагматический и семантический аспекты.

1.3 Членимость художественного текста на составляющие как проявление его интерпретативного потенциала.

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА 2. КОМПОЗИЦИОННО-РЕЧЕВОЙ АНАЛИЗ И ПРОБЛЕМЫ УРОВНЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА.

2.1 Информативно-смысловой и прагматический уровни организации художественного текста как его универсальные признаки.

2.2 Автор и адресат как узловые звенья в структуре уровней организации художественного текста.

2.3 Текстовая реализация и текстообразующие функции составляющих художественного текста.

2.4 Композиционно-речевые формы как средство членения мира в сознании автора и читателей художественного текста.

2.4.1 Композиционно-речевые формы как проявление языкового единства художественного текста.

2.4.2 Информативный потенциал композиционно-речевых форм прозаического художественного текста.

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА 3. ПОВЕСТВОВАНИЕ, ОПИСАНИЕ И РАССУЖДЕНИЕ КАК ЕДИНИЦЫ КОМПОЗИЦИОННО-РЕЧЕВОГО ЧЛЕНЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА.

3.1 Функционирование контекстов повествования, описания и рассуждения в англоязычном художественном тексте.

3.2 Способы восполнения информационного дефицита как основание членения художественного текста.

3.2.1 Перемещение в новую точку художественного пространства.

3.2.2 Введение нового персонажа.

3.2.3 Важное, кульминационное событие.

3.3 Увеличение объема информации как основание членения художественного текста.

3.4 Смежность контекстов повествования, описания и рассуждения как конструктивное свойство художественного текста и воплощение концептуального замысла его автора.

ВЫВОДЫ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Корреляции композиционно-речевых форм в художественном тексте»

Вопросы изучения художественного текста (ХТ) с точки зрения его смыслового и структурного единства до настоящего времени являются спорными и не до конца осмысленными и разработанными в рамках лингвистики текста и теории языка. В связи с этим на современном этапе развития гуманитарной научной парадигмы необходимость и актуальность исследования художественного текста как сложного знака, как целостного ментально-вербального конструкта, характеризующегося многообразием и сложностью различных корреляций, значительно усиливаются. Эти отношения определяются на уровне семантики, глубинных связей между составляющими текста и их элимантемами, складывающимися в процессе взаимодействия языковых структур. При таком подходе композиционно-речевые формы художественного текста рассматриваются как средство обнаружения специфики художественного мышления писателя в языковых структурах. В то же время следует иметь в виду, что смысловое пространство художественного текста структурируется в соответствии с этико-эстетической концепцией автора, с его творческими интенциями. Все эти аспекты определяющим образом влияют на перцептивную и интерпретативную деятельность читателя.

В диссертационном исследовании статус составляющих художественного текста определяется исходя из того, что композиционно-речевые формы обладают границами, объемом, определенными средствами связи и имеют в своем составе инвариантные и воспроизводимые типы. Предпосылкой появления в тексте композиционно-речевых форм повествования, описания и рассуждения является коммуникативно-прагматическая установка на обеспечение оптимальных условий для восприятия того или иного типа информации, а именно задержка внимания читателя на определенных сторонах моделируемой художественной действительности. Специфика человеческого мышления такова, что в процессе познания действительности оно способно вычленить явления, закрепленные в типичных языковых моделях. 4

Модели мышления, закрепленные и в художественной речи, получили в лингвистических изысканиях целый ряд различных наименований. Среди них контексты (Гальперин 1982; Ковтунова 1979; Кострикова 1976; Плотникова

1981; Гришина 1983; Мыркин 1976; Колшанский 1980; Васильева 1992;

Колодина 1997; Мышкина 1998), компоненты речи (Солганик 1991; Кристал,

Дейви 1980; Кухаренко 1972; Мухин 1980; Сусов 1984; Фридрих 1985; Макаров

2003; Каменская 1990), функционально-смысловые типы речи (Одинцов 1980;

Свинцов 1979; Нечаева 1974; Винокур 1980; Горевая 1974; Слюсарева 1981;

Купина 1983; Новиков 2000; Черняховская 1983; Налимов 1986; Баженова 2001;

Баранов 1993; Сафронова 1998), формы изложения (Фуко 1996; Бремон 1983;

Леви-Стросс 1983, Парахонский 1982), композиционно-синтаксические формы

Иванчикова 1977; Ильенко 1988; Гак 1976; Валгина 2003; Трошина 1982), речевые или композиционно-речевые формы (Брандес 1971; Зиновьева 1973;

Щибря 2006; Тураева 1986; Ыйм 1979; Амосова 1968; Фёдоров 1983; Уварова

2000; Гюббенет 1991; Смирнов 1983), discourse types (Hendricks 1973; Борботько

1981; Пушкин 1990; Чернейко 2001), narrative models (Bonheim 1975; Минский

1979; Воробьёва 1994; Шейгал 2001; Новик, Мамедов, Давтян 1983), types of narrations (Pelg 1971; Демьянков 1994; Филмор 1988; Келемен 1977), prose systems (Gordon 1966; Нигматуллина 1990; Степанов 1980; Шитов 1983;

Фатюшенко 1966; Чернухина 1977, 1984) и др. Термин «композиционноречевые формы» для обозначения повествования, описания и рассуждения видится нам особенно уместным при их рассмотрении в качестве текстовых структур, представляющих собой именно формы коммуникации. Как совокупность формально-фиксированных условий композиционно-речевые формы представляют структурно специфику мышления автора художественного произведения. Результаты интеракции композиционно-речевых форм в планах выражения и содержания выступают в пространстве художественного текста как объективная, формальная основа того впечатления, которое возникает у читателя при восприятии конкретного текста и субъективной оценки стилевой манеры писателя. В то же время комплексное исследование членимости как конструктивного свойства XT и отношений, возникающих между 5 композиционно-речевыми формами в рамках конкретных художественных текстов (на материале разных языков), ещё не проводилось в рамках теории языка, несмотря на существующую необходимость в подобного рода изысканиях. Актуальность предлагаемого подхода определяется и тем, что данные отношения позволяют оценивать структурированность как базовое свойство художественного текста, как особое средство текстообразования, что ни в стилистике, ни в теории языка пока не осуществлялось, несмотря на значимость такого подхода для лингвистики текста. Этими факторами, таким образом, определяется актуальность данной работы. Несмотря на постоянное и пристальное внимание к проблеме членимости художественного текста, они еще не решены с достаточной степенью полноты и конкретности.

Объектом исследования выступают языковые средства организации композиционно-речевых форм повествования, описания и рассуждения, которые интерпретируются как отражение специфики художественного текста, как мыслительные модели познания мира, зафиксированные в языке ХТ.

Предметом исследования являются корреляции композиционно-речевых форм, отражающих членимость как важнейшее свойство ХТ, выступающее одним из главных условий эффективности процесса общения между автором художественного текста и читателем, в т.ч. читателем-переводчиком как особой языковой личностью.

Практическим языковым материалом для исследования послужили тексты прозаических классических произведений английских и американских писателей XIX - начала XX вв. (С. Моэм, А. Мердок, Г. Грин, А. Хейли и др.) и их переводов на русский язык. Выбор этих источников фактического материала обусловлен тем, что художественные тексты и их переводы на русский язык представляют широкие возможности для разнообразного использования моделей построения текста, а также членения текста на композиционно-речевые формы повествования, описания и рассуждения.

Общий объем картотеки выборки составил более 2,5 тысяч страниц, исследованию было подвергнуто 820 композиционно-речевых форм повествования, описания и рассуждения, отобранных методом сплошной выборки с учетом их расположения в тексте относительно друг друга.

Основной целью диссертационного исследования является изучение и описание феномена членимости ХТ как его конструктивного свойства, а также анализ объективных структурно-семантических закономерностей формирования и корреляций в художественном тексте композиционно-речевых форм повествования, описания и рассуждения, основанных на понимании того, что взаимодействие композиционно-речевых форм собственно и образует сам текст как законченный показатель стилевой, творческой манеры писателя, что приближение к авторскому видению мира, ответная эмоция читателя возникают на ассоциативной основе и определяются словесным искусством художника. В связи с этим решаются конкретные задачи диссертационного исследования:

1. Выявление уровней организации ХТ и определение их роли в формировании его структуры.

2. Исследование смысловой структуры ХТ как маркера особенностей его восприятия и интерпретации.

3. Изучение и описание семантических и структурных характеристик композиционно-речевых форм повествования, описания и рассуждения в английских и американских ХТ и их переводах на русский язык.

4. Рассмотрение проблемы автора и адресата как узловых звеньев в уровневой организации ХТ.

5. Изучение и описание собственно лингвистического механизма создания коммуникативного эффекта в текстах, реализующих разные коммуникативные установки адресантов, отражающих специфику их интерпретационных возможностей.

6. Установление различий между повествованием, описанием и рассуждением как мыслительными моделями познания мира.

7. Анализ особенностей текстовой реализации и текстообразующих функций составляющих ХТ.

8. Определение структурированности ХТ как базовой категории и его глубинного сущностного свойства.

Методологической базой исследования явились лингвофилософские положения о неразрывной связи языка, мышления и действительности, теоретического и эмпирического знаний; фундаментальные положения о языке как о системе взаимосвязанных элементов, о дихотомии языка и речи, о динамической взаимосвязи языка, познания и культуры.

Теоретическую базу исследования составили важнейшие идеи и концепции, представленные в трудах отечественных и зарубежных лингвистов, посвященные актуальным проблемам художественного текста и членимости ХТ как одной из его текстообразующих закономерностей (Гальперин 1978; Лотман 1970; Баранов 1999; Новиков 2000 и др.); вопросам восприятия, понимания и интерпретации художественного текста (Кукушкина 1984; Дейк Ван Т.А. 1989; Гусев, Тульчинский 1985; Лыков 2001; Сорокин 2000; Чернейко 2001; Богин 1995; Демьянков 1994; Брудный 1998; Залевская 2002; Исаева 1996 и др.); перевода и корреляции художественного текста и дискурса (Нелюбин 1976; Сусов 1983; Бахтин 1997; Макаров 2003; Галеева 1997; Шейгал 2001; Борботько 1998; Степанов 1980 и др.).

Научная новизна работы заключается как в самой постановке проблемы членимости и структурно-семантических параметров художественного текста, так и в установлении функции и значимости членения текста на композиционно-речевые формы в процессе общения автора и читателя при передаче и получении конкретной текстовой информации. Впервые композиционно-речевые формы повествования, описания и рассуждения рассматриваются в английских и американских художественных текстах и их переводах на русский язык в аспекте их способности передавать информацию разных типов и разновидностей; впервые предложена типология соотношений и взаимодействий данных форм в рамках конкретного художественного текста.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что её результаты обогащают не только современную теорию художественной речи, членимости текста, но и теорию лингвистики текста в 8 целом. Анализ семантических и структурных характеристик основных композиционно-речевых форм в ХТ теоретически значим для дальнейшего углубления и уточнения таких ключевых понятий лингвистики текста, как художественный текст, языковая личность, автор и адресат ХТ, реципиент ХТ, индивидуально-авторская языковая картина мира и др.

Материалы и результаты исследования являются практически значимыми и могут быть использованы: 1) в теоретических вузовских курсах и на семинарских занятиях по общему и сравнительному языкознанию, по теории и практике перевода, при разработке лекционных курсов и создании учебных пособий по лингвистике художественного текста; 2) при проведении занятий по лингвистическому комментированию художественного текста в аудитории российских студентов, изучающих английский язык, и в аудитории иностранных учащихся, изучающих русский язык. Материалы исследования также могут быть использованы при разработке тематики курсовых, дипломных и магистерских работ.

Основным методом исследования избран композиционно-речевой, который базируется на исследовании композиционной структуры текста. Применение этого метода позволяет изучать организацию синтаксиса связной речи через призму необходимых типов логико-грамматических связей текста как речевого семантико-структурного образования. Используются также текстологический, контекстный и герменевтико-интерпретационный методы анализа текста и его структур, описательный и логико-функциональный методы, основанные на выявлении зависимости внешнего синтаксического оформления текста от специфики внутренних закономерностей речевых форм.

Гипотеза исследования заключается в том, что структурное содержание (организация) речевых форм в определённой мере позволяет выявить синтаксическую организацию художественного текста, а их предметное содержание, взаимодействуя с другими структурами, уточняет эту синтаксическую организацию, конкретизируя её, и определяет в итоге специфику семантического устройства текста. 9

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Композиционно-речевые формы - это структурные элементы композиции художественного текста, объективирующие логико-грамматические и смысловые связи текста. Специфика построения типовых речевых форм повествования, описания и рассуждения определяется такими базовыми логическими категориями, как время, пространство и причина, актуализирующими наше отношение к действительности. Изменения в расположении существенных признаков внутренней логической структуры композиционно-речевой формы обусловливают корреляции самой речевой формы как таковой.

2. Композиционно-речевые формы повествования, описания и рассуждения, характеризуясь лингвосоциальной аспектностью, представляют собой навыки речевой деятельности, выработавшиеся в силу необходимости человеческого общения. Как показатели логико-смысловой структурированности художественного текста, они обладают всеми основными свойствами, присущими целому тексту, отражая возможности языка.

3. Членимость как универсальное свойство художественного текста проявляется в существовании явных и скрытых связей между его композиционно-речевыми формами, вне зависимости от жанровой принадлежности (роман, повесть, рассказ). Типы, соотношение и количественные характеристики композиционно-речевых форм художественного текста зависят от интенций автора, определяясь его языковым сознанием и индивидуально-авторской языковой картиной мира.

4. Основной концептоформирующей речевой формой англоязычного художественного текста является такая коммуникативно-речевая структура (единица), как рассуждение. Независимо от заявленного адресанта, она всегда отражает собственно авторскую точку зрения, обеспечивая раскрытие концептуальных установок произведения и способствуя оптимальной реализации прагматической установки автора.

5. Повествование, описание и рассуждение в англоязычном художественном тексте выполняют функцию конкретных информационных сигналов, передаваясь на уровне слов, словосочетаний и предложений. Членимость текста, обусловленная коммуникативно-прагматическим требованием организации текстовой информации определенным образом, выражает ключевые установки автора художественного произведения и особенности его мышления. Текст перевода художественного текста в аспекте членимости отражает специфику индивидуально-авторской картины мира переводчика как особой языковой личности.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры общего и славяно-русского языкознания Кубанского государственного университета, на заседании кафедры иностранных языков Новороссийского политехнического института (филиал ГОУ ВПО Кубанский государственный технологический университет). Результаты исследования также были представлены на различных региональных и всероссийских научных и научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы социогуманитарного знания в России XXI века» (Новороссийск, 2010); «Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения» (Краснодар, 2008, 2009, 2010).

Содержание работы отражено в 6 публикациях, включая одну статью в издании, рекомендованном списком ВАК РФ.

Структура работы определяется её целью и исследовательскими задачами. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения и Библиографического списка (175 единиц наименований).

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория языка», Джавакян, Вера Александровна

ВЫВОДЫ

1. Функционирование контекстов, их сменность подчинены главной функции художественного текста - эстетико-познавательной и направлены на создание комплексных чувственно-абстрактных образов, призванных оказать максимальное воздействие на читателя, облегчающее декодирование концептуальной информации текста.

2. Однородность контекстов определяется по принципу наличия в них сигналов-вкраплений иного, не доминирующего типа фактуальной информации, а также по принципу семантической связи этих сигналов-вкраплений с контекстом. Контексты могут терять свою информационную маркированность, если в них наблюдается перемежение сигналов разного типа фактуальной информации при отсутствии явного преобладания сигналов какого-нибудь одного типа. Такие контексты являются смешанными, информационно-немаркированными.

3. Общей предпосылкой появления в тексте контекстов повествования, описания и рассуждения является коммуникативно-прагматическая установка на обеспечение оптимальных условий для восприятия данного типа информации, а именно, задержка внимания читателя на определенных сторонах моделируемой художественной действительности.

4. Новизна темы потребовала привлечения интуитивного исследовательского опыта, основанного на анализе большого количества англоязычных художественных текстов Выявленные особенности членения ХТ и соотношения повествования, описания и рассуждения являются общими для большинства рассмотренных текстов.

5. Художественный текст включает информативно-смысловой и прагматический уровни, имеющие лингвистическую и

137 экстралингвистическую (когнитивную) сущность. Вербальную основу этих уровней составляет система следующих подуровней: фонетического, морфологического, лексического, синтаксического (в рамках информативно-смыслового уровня), а также экспрессивно-стилистического и функционально-стилистического в рамках прагматического уровня.

6. Эстетическая природа текста определяет своеобразие читательской деятельности, связанной с формированием представлений об информативно-смысловом уровне текста и его подуровнях (предметно-логическом, тематическом, сюжетно-композиционном), а также о прагматическом уровне, включающем эмоциональный, образный и идейный подуровни.

7. В художественном тексте выявлена определенная аналогия между иерархией контекстов в диапазоне от изобразительной до обобщенно-теоретической информации, передаваемой в них, и иерархией планов речи на пути к словесной реализации мысли.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное в диссертация исследование позволяет сделать следующие теоретические обобщения.

Членимость художественного текста является его универсальным свойством, характерным для текстов на различных языках. Соотношение повествования, описания и рассуждения в тексте непосредственно связано с особенностями организации в нем качественно различной фактуальной информации. Повествование, описание и рассуждение можно рассматривать как языковые средства передачи соответствующих типов информации: описательного, повествовательного и типа рассуждение. Тип фактуальной информации представляет собой определенную модель отбора сведений о различных сторонах художественной действительности и может объединять в себе ряд информационных разновидностей.

Повествование, описание и рассуждение могут иметь форму отдельных информационных сигналов, передаваясь на уровне слов, словосочетаний и предложений.

Характерной особенностью текста является объединение информационных сигналов одного типа в целые интегрированные единства, соответствующие в плане своего выражения отрезкам текста, которые обладают информационной маркированностью. Такие отрезки текста следует рассматривать как информационно-маркированные контексты. Наличие в тексте информационно-маркированных контекстов создает основание для контекстно-вариативного членения текста.

Анализ информационной структуры контекстов повествования, описания и рассуждения и определение в этой связи понятия информационного сигнала-вкрапления является важным моментом исследования соотношения контекстов в составе единого целого - текста. Это исследование предполагает выявление предпосылок появления в тексте информационно-маркированных контекстов, а также выявление предпосылок их функциональных трансформаций.

Наличие в тексте информационно-маркированных контекстов предполагает разнообразные формы их сменности - чередования и комбинаторики. В основе соотношения контекстов в составе единого целого лежит требование создания чувственно-абстрактных художественных образов, которые объединяют в себе поверхностное содержание (изобразительный план) и глубинное содержание (интеллектуальную расшифровку). Воплощение отвлеченной идеи автора в чувственно-абстрактных образах происходит в значительной степени благодаря функциональному использованию в тексте различных планов изложения: от вневременного, обобщенно-теоретического (контексты рассуждения) до изобразительного - статического и динамического (контексты описания и повествования). Таким образом, сменность контекстов в художественном тексте может быть представлена парадигматически как иерархия ступеней абстракции в процессе создания художественного образа, моделирующая особенности естественного процесса познания объективного мира.

Исследовательские параметры художественного текста определяют теоретическую основу его интерпретации и основные условия диалогической гармонии автора и читателя (слушателя). Эффективность их контакта зависит от их статуса коммуникантов (временного, социального, национального, психологического), от первичной коммуникативной деятельности (художественного замысла автора, стратегии моделирования текста, отбора и организации речевых средств в соответствии с поставленными творческими задачами). Гармоничность общения обусловлена и вторичной коммуникативной деятельностью читателя, которая определяется не только объективным фактором - текстом, но и целями, мотивами, установками адресата, его социальным и языковым опытом, знаниями о мире.

Комплексная модель системно-структурной организации художественного текста в коммуникативном аспекте отражает взаимосвязь и взаимозависимость его разноуровневых элементов в процессе интерпретационной деятельности читателя, определяет условную корреляцию речевых сигналов с сегментами содержательного плана текста.

Информативно-смысловой уровень художественного текста отражает эстетически обусловленную концептуальность и определяет прагматичность (эстетический эффект) произведения. Прагматический уровень формируется на основе информативно-смыслового уровня.

Анализ внешнего и внутреннего аспекта коммуникативности художественного текста позволил выявить важные ориентиры в исследовании лингвистической основы гармонизации о общения, в создании теоретических предпосылок для исследования коммуникативных возможностей лексических единиц и их роли в интеллектуальном и эмоциональном общении автора и читателя.

Наиболее глубокое проникновение в особенности конструирования текста и стиля писателя возможно при рассмотрении взаимодействия контекстуальных единиц в обоих планах текста. Результаты композиционной и семантико-структурной интеракции контекстуальных единиц в совокупности представляют собой объективную основу субъективного впечатления легкости, прозрачности, динамизма, цельности повествования в англоязычных текстах и их переводах на русский язык.

В результате анализа семантико-структурного взаимодействия внутри и между контекстуальными единицами выявлено не только то, какие и сколько средств художественности речи встречаются в текстах, а самый процесс их складывания, языкового оформления и речевого наполнения, что позволяет ответить на вопрос: как и почему в текстах того или иного писателя обнаруживаются свойственные только его манере художественные приемы и способы членения ХТ.

Специфика семантико-структурной организации текста и художественной манеры писателя через нее зависит в первую очередь от формы (объема) произведения, поскольку произведения большой формы роман) и малой (рассказы) одного и того же писателя структурно оформляются и наполняются по-разному. В произведениях малой формы, в

141 которых происходит укрупнение, расширение содержательно-структурных планов текста при сдавлении их малой формой, семантико-структурный анализ контекстуальных единиц дал возможность выявить и систематизировать закономерности структурной организации планов текста, в которых мысль писателя проявляется как сцепляющее спиралевидная по природе по сравнению с произведениями большого объема, где она развертывается, как правило, линейно. Спиралевидное развитие мысли писателя в рассказах эксплицируется в разных оформлениях контекстуальных единиц в плане выражения.

Предлагаемое понимание контекстуальных единиц в их взаимодействии может быть интерпретировано как средство познания строения текста любого художественного произведения, а, с другой стороны, может служить показателем индивидуального стиля писателя в конкретном произведении через планы его текста, что подтверждают результаты анализа текстов произведений английской и американской литературы конца XIX -начала XX вв. Полученные данные являются важными для разработки и практического составления типологии текстов художественных произведений по лингвистическим параметрам, установления авторства, проблем компрессии текста, его семантико-структурного анализа.

Это значит, что семантическая структура изучается в соответствии с той ситуацией окружающей действительности, которую эта структура может представлять. Проблема, однако, заключается в том, что сами ситуации объективной действительности бесконечно разнообразны и их обобщение может вестись на разных ступенях абстракции. В процессе изучения иностранного языка, как известно, используется значительное количество речевых образцов, и за этим множеством. К сожалению, теряется семантическая система изучаемого языка. Поскольку же знания о мире хранятся в форме текстов, лингвистической единицей, через посредство которой идет его познание, должен быть именно текст. Вербальный текст по сути есть отражение средствами языка авторской структурации фрагмента действительности. Понимание текста носителем языка опосредовано

142 включенностью реципиента в действительность, понимание же текста на иностранном языке зависит также от знания языка и понимания принципов построения инокультурного текста.

Художественный текст является вербально-эмоциональным моделированием действительности, в целом же для понимания художественного текста как полифункционального знака вполне допустима множественность проекций смыслов его содержания. В семантическом аспекте текст может быть представлен, с одной стороны, как знаковая модель фрагмента действительности, с другой стороны, эта знаковая модель является способом представления действительности с позиции того или иного субъекта. В связи с этим мы отмечаем в работе, что важное значение для семантического анализа приобретает выявление различных форм представления действительности в тексте. Адекватное восприятие и осмысление литературного произведения обеспечивается только тогда, когда его языковые параметры доступны для восприятия.

Анализируя типы синтактико-семантической организации художественного текста с точки зрения полноты и однозначности языковой реализации смысловых отношений в тексте, соответствия лексико-грамматических и стилистических средств читательским возможностям переводчиков анализируемых произведений английской и американской литературы, мы пришли к выводу, что допустимой можно считать синтактико-семантическую организацию текстовых образований, в которой доминируют принципы незначительного количественного перевеса наименований по сравнению с выраженным объемом содержания.

Выразительный внутренний план художественного произведения формируется в результате возникновения в тексте функциональных образносемантических парадигм. Благодаря сопоставлениям и противопоставлениям слов, взаимодействующих в пределах целого эстетического объекта, в их значениях актуализируются периферийные признаки, регистрирующие, фиксирующие, скрытые, прежде не замечаемые связи между явлениями.

Импликация этих признаков идет по пути интеграции, в результате которой

143 выстраиваются ассоциативные цепочки обнаруживающие в конечном итоге связь между реалиями внешнего мира и явлениями отвлеченного содержания, принадлежащими внутреннему миру субъекта.

Основой художественного образа служит содержательное ядро лексического значения слова, которое в художественном тексте обрастает рядом эмоционально-семантических и образно-парадигматических факторов. Первые придают образу конкретность и индивидуальность, вторые обнаруживают общее в индивидуальном. Это единство, на наш взгляд, и является тем звеном, благодаря которому возможно художественное произведение.

Наблюдения над структурой художественного текста с учетом параметров оценки позволили нам установить влияние социально-личностного и культурного статуса субъекта познания на результат творчества, позволили проводить параллели между текстом - потоком речевого мышления - в его структурно-композиционном оформлении и стилевыми закономерностями языкового мышления автора. По-видимому, логическое и художественное мышление - это взаимодополняющие сферы творчества. Логическое, оценочное мышление является той основой, на которую наслаивается специфика художественной доказательности. Именно так проблемы теоретического, логического мышления становятся проблемами стиля и тесно связываются с формами словесно-смыслового и композиционного освоения предметного содержания. Текст в итоге надо понимать как единство его внешней (совокупность языковых средств) и внутренней (то, что понимается в результате осмысления) форм при первичности, конечно, внутренней формы. В связи с этим можно говорить о семантике текста как о некотором мыслительном образовании. Оно возникает каждый раз при восприятии текста как результат его понимания. Содержание текста, образуясь посредством значений языковых единиц текста, не сводится к сумме значений этих единиц. Здесь имеет место качественный переход. Содержание текста связано с процессами его порождения, восприятия и понимания. Само содержание текста, таким образом, не существует вне процесса понимания.

Получается, что степень адекватности понимания текста зависит от соответствия личностных структур реципиента эмоциональным настроениям текста. Их пересечение по сути и является причиной множественности интерпретаций художественного текста. Изучение текстовой деятельности на иностранном языке, таким образом, должно строиться на основе комплексного учета соответствий субъективного словаря реципиента и словаря, представленного, объективированного в тексте. В связи с этим важно учитывать, что при употреблении ненационального языка (а перевод есть одно из таких употреблений) проявляются следы интерференции не только в области языковой структуры, но и в области композиции и оформления текстов, в области изложения мыслей. Переводные тексты, даже когда они представляют образцовый перевод, нередко показывают особенности в употреблении определенных синтаксических конструкций, слов и понятий, коммуникативных приемов и композиционных форм, по которым чувствуется, что текст именно переводный с другого языка. Проявление инонациональной особенности оформления текста, обусловленное интерференцией со стороны родного языка, может ощущаться как нарушение какой-нибудь нормы, но чаще (и в наших примерах в том числе) оно не нарушает нормы, а из вариантных возможностей, предоставляемых существующей нормой, выбирает ту, которая в данной ситуации употребляется сравнительно редко или даже вообще не употребляется говорящими на родном языке. Предпочтителен, таким образом, вариант, который по форме и по содержанию более соответствует языку оригинала по сравнению с родным языком.

Соотношение повествования, описания и рассуждения в тексте непосредственно связано с особенностями организации в нем качественно различной информации. Каждый автор художественного текста по-своему членит окружающий мир, передавая информацию о нём посредством языковых средств самого разного характера.

145

По нашим наблюдениям, погружение читателя в жизнь персонажей в значительной степени обусловлено наличием в тексте различных типов и разновидностей фактуальной информации, активизирующих различные стороны нашего мышления. В подлинно художественном тексте все является важным: и подробная, порой фотографическая точность деталей (изобразительно-статическая и изобразительно-динамическая информация), и сюжетное развитие действия (сюжетно-динамическая информация), и раскрытие эмоционального отношения автора и персонажей к фактам действительности (оценочно-комментирующая информация), и отвлеченные философские обобщения этих фактов (обобщенно-теоретическая информация). Все это участвует в создании сложных чувственно-абстрактных образов, обладающих силой эстетического воздействия на читателя.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Джавакян, Вера Александровна, 2011 год

1. Аверинцев С.С. Филология // Русский язык. Энциклопедия. М., 1979.

2. Алпатов В.М. О задачах истории искусства в наши дни // Методологические проблемы современного искусствоведения. Вып. 1. Л., 1975.

3. Амосова H.H. Английская контекстология. Л., 1968.

4. Арнольд И.В. Интерпретация текста как установление иерархии его частей // Лингвистика текста: Мат-лы науч. конфер. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1974. С. 28-32.

5. Ахманова О.С., Гюббенет И.В. «Вертикальный контекст» как филологическая проблема // Вопросы языкознания, 1977. №4.

6. Баженова Е.А. В поисках единицы смысловой структуры научного текста // Принципы и методы исследования в филологии: конец XX века. СПб. Ставрополь, 2001. С. 274-278.

7. Баранов А.Г. Когниотипичность текста. К проблеме уровней абстракции текстовой деятельности // Жанры речи. Саратов, 1997. С. 412.

8. Баранов А.Г. Когнитивные формализмы текстовой деятельности // Вестник Пятигорского государственного лингвистического ун-та. Пятигорск, 1999. №2.

9. Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 1993. 182 с.

10. Бархударов Л.С. Структура предложения в структуре текста // Сб. науч. тр. Моск. гос. пед. ин-та иностр. яз. им. М. Тореза. Вып. 158. М., 1980. С. 51-57.

11. Баталова Т.М. Соотношение предикативных и релятивных отрезков текста: Дис. . канд. филол. наук. М., 1977.

12. Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: Антология. М.,1997. С. 227-244.

13. Белянин В.П. Универсальное и национальное в художественных моделях мира: Тез. докл. и сообщений 4-го между нар. симпозиума по лингвострановедению. М., 1994. С. 22-23.

14. Богин Г.И. Интерпретация текста: Учебно-методические материалы. Тверь: ТГУ, 1995. 38 с.

15. Борботько В.Г. Элементы теории дискурса. Грозный: ЧИТУ, 1981. 113 с.

16. Борботько В.Г. Общая теория дискурса (принципы формирования и смыслопорождения): Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Краснодар,1998.

17. Брандес М.П. Стилистический анализ. М.: Высшая школа, 1971. 190 с.

18. Бремон К. Структурное изучение повествовательных текстов В. Проппа // Семиотика. М.: Радуга, 1983. С. 429-436.

19. Брудный A.A. Психологическая герменевтика: Учебное пособие. М.: Изд-во «Лабиринт», 1998. 336 с.

20. Брызгунова Е.А. Эмоционально-стилистические различия русской звучащей речи. М., 1984.

21. Валгина Н.С. Теория текста. М.: Наука, 2003. 280 с.

22. Ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989.

23. Васильев Л.Г. Текст и его понимание: Учебное пособие. Тверь: ТГУ, 1991. 68 с.

24. Васильева В.В. Русский прозаический контекст. Динамический аспект. Пермь, 1992.

25. Виноградов В.В. О теории художественной речи. М., 1971. 240 с.

26. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М.: Наука, 1980. 237 с.

27. Воробьева О.П. Роль рефлексии в организации адресованности художественного текста // Понимание и интерпретация текста: Сб. науч. тр. Тверь: ТвГУ, 1994. С. 3-8.

28. Выготский JI.C. Психология искусства: Анализ эстетической реакции. М., 1998.

29. Гак В.Г. К проблеме семантической синтагматики // Проблемы структурной лингвистики. М., 1972. С. 367-395.

30. Гак В.Г. О семантической организации повествовательного текста // Лингвистика текста. М.: МГПИИЯ, 1976. Вып. 103. С. 5-14.

31. Галеева Н.Л. Понимание и интерпретация художественного текста как составная часть подготовки филолога // Понимание и интерпретация текста: Сб. науч. тр. Тверь: ТвГУ, 1994. С. 79-87.

32. Галеева Н.Л. Основы деятельностной теории перевода. Тверь: ТвГУ, 1997.

33. Гальперин И.Р. О понятии текст // Вопросы языкознания. 1974. №6. Ч. 1.

34. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1988.

35. Гальперин И.Р. Членимость текста: Сб. науч. тр. Моск. гос. пед. ин-та иностр. языков им. М. Тореза. Вып. 125. М., 1978. С. 26-36.

36. Гальперин И.Р. Ретроспекция и проспекция в тексте // Филологические науки. 1980. №5. С. 44-52.

37. Гальперин И.Р. Сменность контекстно-вариативных форм членения текста // Русский язык. Текст как целое и компоненты текста. М.: Наука, 1982. С. 18-29.

38. Горевая B.C. Статистическое описание функционально-стилевых подразделений современного английского языка. Калинин, 1974. 151 с.

39. Гришина О.Н. Соотношение повествования, описания и рассуждения в художественном тексте (на материале англо-американской прозы XX века). Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1983.

40. Гусев С.С., Тульчинский Г.Л. Проблемы понимания в философии. М., 1985.

41. Гюббенет И.В. Основы филологической интерпретации литературно-художественного текста. М.: МГУ, 1991.

42. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. 1994. №4. С. 1733.

43. Денисова Г.И. Интертекстуальность и семиотика перевода // Текст. Интертекст. Культура: Мат-лы международ, науч. конфер. М., 2000. С. 80-86.

44. Долинин К.А. Интерпретация текста. М., 1985. 288 с.

45. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М., 1984.

46. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.

47. Ильенко С.Г. Текстовая реализация и текстообразующая функция синтаксических единиц // Текстовые реализации и текстообразующие функции синтаксических единиц. Л., 1988. С. 7-22.

48. Задорнова В.Я. Восприятие и интерпретация художественного текста. М.: Высшая школа, 1984. 112 с.

49. Залевская A.A. Некоторые вопросы теории текста и его понимания // Текст versus дискурс: проблемы понимания и интерпретации. М. -Тверь, 2001.С. 36-46.

50. Залевская A.A. Некоторые проблемы теории понимания текста // Вопросы языкознания. 2002. №3. С. 62-74.

51. Зарубина Н.Д. К вопросу о лингвистических единицах текста // Синтаксис текста. М.: Наука, 1979. С. 103-112.

52. Зимняя И.А. Психологические особенности восприятия лекции в аудитории. М., 1976.

53. Зиновьева А.Ф. Композиционно-синтаксические особенности повествовательной речи в художественно-прозаическом произведениина материале романа А. Зегерс «Восстание рыбаков»): Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1973.

54. Зиновьева А.Ф. Композиционно-синтаксические особенности повествовательной речи в художественно-прозаическом произведении (на материале романа А. Зегерс «Восстание рыбаков»): Дис. . канд. филол. наук. М., 1973. 223 с.

55. Иванчикова A.A. Синтаксис текстов, организованных авторской точкой зрения // Языковые процессы современной русской литературы. Проза. М.: Наука, 1977. С. 198-241.

56. Ильиш Б.А. Строй современного английского языка. Изд. 2-ое. Л.: Просвещение, 1971. 365 с.

57. Исаева Л.А. Художественный текст: скрытые смыслы и способы их представления. Краснодар: КубГУ, 1996. 251 с.

58. Исаева Л.А. Виды скрытых смыслов и способы их представления в художественном тексте: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Краснодар, 1996.

59. Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М.: Высшая школа, 1990. 152 с.

60. Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972.

61. Келемен Я. Текст и значение // Семиотика и художественное творчество. М.: Наука, 1977. С. 104-124.

62. Клюканов И.Э. Перевод художественного текста: семантический аспект // Психолингвистические исследования значения слова и понимания текста. Калинин: КГУ, 1988. С. 152-160.

63. Ковтунова И.И. Структура художественного текста и новая информация // Синтаксис текста. М.: Наука, 1979. С. 262-276.

64. Кожевникова H.A. Типы повествования в русской литературе XIX-XX вв. М., 1994.

65. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М., 1983.

66. Кожина М.Н. Структурная лингвостилистика в связи с вопросом о стилевом статусе художественной речи // Стереотипность и творчество в тексте: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 8. Пермь, 2005. С. 36-49.

67. Колодина Н.И. Художественная деталь как средство текстопостроения, вовлекающее читателя в рефлективный акт: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тверь, 1997. 30 с.

68. Колшанский Г.В. Логика и структура языка. М.: Высшая школа, 1965. 239 с.

69. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М., 1980. 149 с.

70. Копыленко О.М. Роль смысловой структуры текста в понимании // Текст и аспекты его рассмотрения: Мат-лы Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. М.: Изд-во ун-та Дружбы Народов им. П. Лумумбы, 1977. С. 30-31.

71. Кострикова A.B. Об изучении описательных контекстов художественной литературы // Вестник МГУ. Филология. 1976. №2. С. 38-48.

72. Красных В.В. От концепта к тексту и обратно (к вопросу о психолингвистике текста) // Вестник московского университета. 1998. №1. Серия 9. Филология. С. 53-70.

73. Кристалл Д., Дейви Д. Стилистический анализ // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1980. Вып. 2. С. 148-171.

74. Кубрякова Е.С. Текст проблемы понимания и интерпретации // Семантика целого текста. М.: Наука, 1987. С. 93-94.

75. Кукушкина Е.И. Познание, язык и культура. М.: МГУ, 1984. 262 с.

76. Купина H.A. Замысел автора или вымысел интерпретатора // Исследования по художественному тексту. Саратов, 1994. Ч. 2. С. 5051.

77. Купина H.A. Смысл художественного текста и аспекты лингвистического анализа. Красноярск, 1983. 160 с.

78. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. Л.: Просвещение, 1979. 326 с.152

79. Леви-Стросс К. Структура и форма // Семиотика. М.: Радуга, 1983. С. 400- 428.

80. Левковская H.A. В чем различие между сверхфразовым единством и абзацем? // Науч. докл. Высшей школы. Филологические науки. 1980. №1. С. 75-78.

81. Леонтьев A.A. Восприятие текста как психологический процесс // Психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности его восприятия. Киев, 1979. С. 18-29.

82. Леонтьев Н.И. Психология общения. М., 1997.

83. Логачёва Е.П. О речевой структуре произведения (на материале немецкой художественной прозы) // Проблемы интерпретации текста. Л.: Изд-во Ленингр. гос. пед. ин-та им. А.И. Герцена, 1975. С. 5-25.

84. Лосева Л.М. Текст как единое целое высшего порядка и его составляющие (сложные синтаксические целые) // Иностранные языки в школе. 1973. №1. С. 61-67.

85. Лосева Л.М. О синтаксическом 1 и семантическом аспектах исследования целых текстов // Лингвистика текста / Матер. Всесоюзн. научн. конф. Ч. 2. М., 1974. С. 176-194.

86. Лосева Л.М. Как строится текст. М., 1980.

87. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1970. 383 с.

88. Лыков А.Г. Об антропоцентризме в языке // Семантика сквозь границы тысячелетий. Краснодар, 2001. С. 76-91.

89. Ляхтеэнмяки М. Перевод и интерпретация: о некоторых предположениях и мифологемах // Теоретическая и прикладная лингвистика: Межвуз. сб. Вып. 1. Воронеж, 1999.

90. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. М.: Гнозис, 2003. 280 с.

91. Марковина И.Ю. Культурные факторы и понимание художественного текста // Изв. АН СССР. Серия ЛЯ. Т. 43. 1984. №1. С. 48-55.

92. Минский М. Фреймы для представления знаний. М.: Энергия, 1979. 151 с.

93. Москальская О.И. Текст как лингвистическое понятие: Обзорная статья// Иностранные языки в школе. 1978. №3. С. 9-17.

94. Мурзин JI.H., Штерн A.C. Текст и его восприятие. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991. 172 с.

95. Мухин A.M. Синтаксический анализ и проблема уровней языка. Л.: Наука, 1980. 303 с.

96. Мыркин В .Я. Текст, подтекст и контекст // Вопросы языкознания. 1976. №2. С. 86-93.

97. Мышкина Н.Л. Лингводинамика текста: контрадиктно-синергетический подход: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Уфа, 1999.

98. Найсер У. Познание и реальность. М., 1981.

99. Налимов В.В. Природа смысла в вероятностно-ориентированной философии // Язык, наука. Философия. Вильнюс, 1986.

100. Нелюбин Л.Л. Стилистика современного английского языка. М., 1976.

101. Нечаева O.A. Функционально-смысловые типы речи. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1974. 230 с.

102. Нигматуллина Ю.Г. Комплексное исследование художественного творчества. Казань, 1990. 176 с.

103. Никитин М.В. Курс лингвистической семантики // Учебное пособие к курсам языкознания, лексикологии и теоретической грамматики. СПб., 1996.

104. Новик И.Б., Мамедов Н.М., Давтян H.A. Логика научного познания и метод моделирования // Философско-методологические основания системных исследований. М., 1983. С. 156-179.

105. Новиков А.И. Семантика текста и её формализация. М., 1983.

106. Новиков А.И. Смысл как особый способ членения мира в сознании // Языковое сознание и образ мира. М., 2000. С. 33-38.

107. Одинцов В.В. Стилистика текста. М.: Наука, 1980. 263 с.

108. Остроумов В.Б. Коммуникативная единица, фраза и предложение // Сложное предложение в языке и речи: Научные труды. Краснодар, 1973. Вып. 171. С. 147-155.

109. Парахонский Б.А. Стиль мышления. Философские аспекты анализа стиля в сфере языка, культуры, познания. Киев: Наукова думка, 1982. 118с.

110. Плотникова С.Н. Описание как единица контекстно-вариативного членения художественного текста: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1981.22 с.

111. Потебня A.A. Из записок по русской грамматике. M.-JL, 1941.

112. Пушкин A.A. Способы организации дискурса и типология языковых личностей // Язык, дискурс и личность. Тверь, 1990. С. 50-60.

113. Сафронова И.Н. К вопросу о функционально-семантических категориях художественного текста // Проблемы семантического описания единиц языка и речи: Тез. докл. между нар. науч. конф. Минск: МГЛУ, 1998. С. 213-215.

114. Свинцов В.И. Смысловой анализ и обработка текста. М.: Книга, 1979. 273 с.

115. Серкова Н.И. Сверхфразовое единство как функционально-речевая единица: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1968. 22 с.

116. Скребнев Ю.М. Очерк теории стилистики. Горький, 1975. 175 с.

117. Слюсарева H.A. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка. М.: Наука, 1981. 206 с.

118. Смирнов Г.А. К вопросу о структурности текста // Вопросы психологии. 1983. №4. С. 111-113.

119. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. М.: Высшая школа, 1991. 182 с.

120. Солнцев М.В. Язык как системно-структурное образование. 2-ое изд. М., 1977. 341 с.

121. Сорокин Ю.А. Интерпретативная или деятельностная теория перевода? // Языковое сознание и образ мира. М., 2000. С. 107-115.

122. Степанов Г.В. О границах лингвистического и литературоведческого анализа художественного текста // Известия АН СССР. Серия ЛЯ. Т. 39. 1980. №3. С. 195-204.

123. Степанов Ю.С. Язык и метод. К современной философии языка. М., 2002.

124. Стернин И.А. Коммуникативный подход к слову и обучение лексике // Языковая системность при коммуникативном обучении: Сб. ст. М., 1998. С. 103-109.

125. Сусов И.П. Коммуникативно-прагматическая лингвистика и её единицы // Прагматика и семантика синтаксических единиц. Калинин, 1984. С. 3-12.

126. Сусов И.П. К предмету прагмалингвистики // Содержательные аспекты предложения и текста. Калинин, 1983. С. 3-15.

127. Сусов И.П. Коммуникативно-прагматическая лингвистика и её единицы // Прагматика и семантика синтаксических единиц. Калинин, 1984. С. 3-12.

128. Сухих С.А. Семантическая организация текста и принципы её анализа //Логико-семантические и прагматические проблемы текста. Красноярск, 1990. С. 13-26.

129. Трошина H.H. О семантико-синтаксическом аспекте цельности (когерентности) художественного текста // Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. М.: Наука, 1982. С. 50-61.

130. Тураева З.Я. Опыт описания категорий текста // Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. Л., 1982. Вып. 3. С.3-8.

131. Тураева З.Я. Лингвистика текста: (Текст: структура и семантика). М.: Просвещение, 1986. 127 с.

132. Уварова И.В. Микро- и макроконтексты: онтология, функции, корреляции (на материале романов Дж. Остин): Монография. Краснодар, 2002. 168 с.

133. Фатюшенко В.И. Проблемы «сосуществования лингвистических систем» в контексте словесно-художественного творчества // О принципах и методах лингвостилистического исследования. М.: МГУ, 1966.

134. Фёдоров A.B. Язык и стиль художественного произведения. М. Д., 1983 (1963). 132 с.

135. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. М: Прогресс, 1988. С. 52-92.

136. Фридрих С.А. Стилистические средства интеграции сверхфразового единства и текста // Проблемы сверхфразовых единств. Семантико-синтаксическая структура: Межвуз. тематич. сб. Уфа, 1985. С. 17-24.

137. Фуко М. Археология знания / Пер. с фр. / Общ. ред. Бр. Левченко. Киев: Ника-Центр, 1996. 208 с.

138. Халина Н.В. Категория градации в словоформе, слове, тексте // Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора филологических наук. Барнаул, 1997.

139. Чернейко Л.О. Художественный текст как объект филологической интерпретации // Текст. Интертекст. Культура: Мат-лы между народ, науч. конф. М., 2001. С. 18-20.

140. Чернухина И.Я. Очерк стилистики художественного прозаического текста (факторы текстообразования). Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1977. 206 с.

141. Чернухина И.Я. Элементы организации художественного прозаического текста. Воронеж, 1984. 115 с.

142. Черняховская Л.А. Смысловая структура текста и её единицы // Вопросы языкознания. 1983. №6. С. 117-129.

143. Шабес В.Я. Событие и текст. М., 1989. }

144. Шанский Н.М. О лингвистическом анализе и комментировании художественного текста // Анализ художественного текста: Сб. ст. Вып. 1.М., 1975.

145. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М., 1973. 280 с.

146. Шейгал Е.И. Дискурс как семиотическое пространство // Язык и культура: Тез. докл. междунар. науч. конф. М., 2001.147.148.149.150.151.152.153,154,155,156,157158159160161162163164165

147. Шитов И.П. Природа художественной ценности. Киев: Вища школа, 1983.222 с.

148. Ыйм X. Проблема понимания связного текста // Синтаксический и семантический компонент лингвистического обеспечения. Новосибирск, 1979. С. 19-32.

149. Bonheim Н. Theory of narrative modes // Semiótica, vol. 14. №4. 1975. P. 329-345.

150. Boyd W. A good man in Africa. L.: Penguin Books, 1980. 268 p.

151. Durrel L. Justine. L.: Faber Paperbacks, 1979. 222 p.

152. Gordon I. The movement of English prose. London: Longmans, 1966. 182 p.

153. Green G. Dream of a Strange Land, http://lib.ololo.cc/b/l 41569

154. Hailey A. Airport. L.: Pan Books, 1968. 477 p.

155. Hendricks W.O. Methodology of narrative structural analysis // Semantica, vol. 7. №1. 1973. P. 163-184.

156. Hendricks W.O. Essays on semiolinguistics and verbal art. The Hague

157. Paris: Mouton, 1973. 210 p.

158. Christie A.// http://lib.ololo.cc/b/113575/read#t5

159. Maugham W. Somerset// http://lib.ololo.cc/b/176063/read#tl3

160. Murdoch I. Bruno's dream. N.Y.: A Dell Book, 1970. 288 p.

161. Murdoch I. The Black prince. L.: Penguin Books, 1980. c. 173

162. Pelg J. On the concept of narration // Semiótica, vol. 3. №1. 1971. P. 1-19.

163. Schlauch M. Syntax ort he Relations of Sentence Elements // Language andthe Study of Languages Today. Warzawa, 1967. P. 128-133.

164. Wierzbicka A.A. Semantic Metalanguage for the Description and Comparison of Illocutionary Meanings // Journal of Pragmatics. Amsterdam, 1986. V. 10. P. 67-107.1. ИСТОЧНИКИ ВЫБОРКИ

165. Бойд У. Хороший человек в Африке, http://lib.rus.ec/b/183437

166. Грин Г. Мечтайте о незнакомой земле, http://lib.ololo.cc/b/179075

167. Даррелл Лоренс. Жюстин / Пер. с англ. Вадима Михайлина. СПб.: Symposium, 2007. 304 с.

168. Кристи Агата. Двойная улика. http://www.gramotey.com/books/1269054908.htm

169. Мердок А. Черный принц / Пер. с англ. И. Бернштейн, А. Поливановой. М., 2003. 492 с.

170. Мердок А. Сон Бруно / Пер. с англ. О. Татариновой, И. Шварц. / СПб.: Домино, 2008.

171. Моэм У. С. Друг познается в беде / Пер. с англ. Норы Галь // В кн. Сомерсет Моэм. Узорный покров. М., 2009. 477 с.

172. Моэм У. С. Счастливый человек / Пер. с англ. Норы Галь // В кн. Сомерсет Моэм. Узорный покров. М., 2009. 218 с.

173. Хейли А. Аэропорт. М.: Эксмо, 2009. 416 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.