Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1920-1930-е годы: по материалам Республики Карелия и Мурманской области тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Голов, Алексей Геннадьевич

  • Голов, Алексей Геннадьевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2008, МурманскМурманск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 215
Голов, Алексей Геннадьевич. Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1920-1930-е годы: по материалам Республики Карелия и Мурманской области: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Мурманск. 2008. 215 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Голов, Алексей Геннадьевич

ВВЕДЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. КРАЕВЕДЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ НА ЕВРОПЕЙСКОМ СЕВЕРЕ РОССИИ ДО 1917 ГОДА.

1.1. «Краеведение» и «краеведческое движение» в научной литературе пред- и послереволюционной России.

1.2. Краеведческие организации Севера России в предреволюционный период.

ГЛАВА 2. КРАЕВЕДЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В КАРЕЛИИ И НА

КОЛЬСКОМ СЕВЕРЕ В 20-Х ГОДАХ XX ВЕКА.

2.1. Политика государства в отношении краеведения в 1920-е годы.

2.2 Общество изучения Карелии.

2.3. Общество изучения Мурманского края.

ГЛАВА 3. КРАЕВЕДЕНИЕ В КАССР И МУРМАНСКОМ ОКРУГЕ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В 1930-Е ГОДЫ.

3.1. Краеведение и власть: эволюция взаимоотношений.

3.2. Краеведение в Карелии.

3.3. Краеведение на Кольском полуострове.

3.4. Краеведы и репрессии конца 1930-х годов.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1920-1930-е годы: по материалам Республики Карелия и Мурманской области»

Актуальность темы исследования. В современной России краеведение, как одна из форм культурного строительства, переживает своё возрождение. Это явление связано с общероссийским «.возрождением интереса к национальному духовному наследию и поискам «национальной идеи».».1 Мы видим резко возросший интерес к истории, культуре, традициям отдельных регионов - республик, краёв и областей, что свидетельствует о росте интереса к проблемам регионоведения и исторического краеведения. Проведение на местах различных научных, научно-практических конференций, семинаров, носящих имена известных краеведов, писателей, собирателей фольклора, издание различных журналов, альманахов и сборников, в которых, так или иначе, затрагиваются краеведческие вопросы, являются этому наглядным подтверждением. Процесс этот приобрёл значительный масштаб и играет достаточно серьёзную роль в культурной и научной жизни отдельных регионов. Анализ современного состояния и перспектив отечественного краеведения требует обращения к истории его развития. И здесь на первый план выходит эпоха 1920 — 1930-х годов.

В 20 - 30-х годах XX века в нашей стране происходил мощный подъём краеведения, создавались краеведческие общества, кружки и ячейки, выходили различные краеведческие издания. Краеведение тогда переживало расцвет, не сравнимый с каким-то другим временем. Этот период «.можно назвать «золотым десятилетием» развития нашего краеведения - его признавали тогда «массовым научно-культурным достижением» »2, оно «.было возведено в ранг государственной политики».3

1 Краеведение: Основная образовательная программа подготовки специалиста по специальностям 032500 «География», 032500.00 «География с дополнительной специальностью Биология», «География с дополнительной специальностью Технология и предпринимательство». - Мурманск, 2005. — С.З

2 Шмидт С.О. «Краеведение — дело, значение которого не может быть преувеличено» // Памятники Отечества. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. - 1989. - № 1 (19). - С.14

3 Михайлова Е.Р. Деятельность Мурманской государственной областной универсальной научной библиотеки в контексте исторического краеведения Кольского Севера // Ушаковские чтения: Материалы I научно-практической межрегиональной краеведческой конференции памяти профессора И.Ф. Ушакова. 2-3 марта 2004 года. - Мурманск, 2004. - С.232

Достаточно сказать, что в 20-е гг. XX века, краеведческие общества, кружки и музеи именовались «академии наук на местах».1 Краеведы занимались тогда изучением социально-экономических, географо-климатических и в меньшей степени культурно-исторических особенностей той или иной местности.

Исследовать работу этих организаций, определить, по возможности, как можно более полно, взаимоотношения представителей краеведческого движения2 с органами государственной власти чрезвычайно важная задача.

Актуальность данного исследования обусловлена ещё и тем, что в предыдущих научных работах, касающихся краеведения того периода, основное внимание уделялось предметной деятельности краеведческих организаций, её культурному значению, сложностям жизненного пути отдельных краеведов. Комплексного же подхода к главному аспекту существования краеведческих организаций 1920 - 1930-х годов - организации краеведческой работы и взаимоотношениям краеведов и властных органов не было. По Карелии и Мурманской области эта проблема практически в историографии не освещена.

Не менее важное значение приобретает и проблема эволюции политики власти по отношению к краеведческому движению в 1920 - 1930-е гг., а также эволюции и самих краеведческих организаций и обществ. При таком взгляде на проблему, как представляется, станет возможным ответ на вопрос - насколько становление и эволюция краеведческих организаций были обусловлены проводимой властью политикой, и в какой степени являлась развитием внутренних потенций заложенных в самом краеведческом движении.

Рассматривая два названных взаимосвязанных вопроса, исследователь сталкивается еще с одной не менее актуальной проблемой. Краеведение и краеведческое движение зародились в России еще в предреволюционный пе

1 Филимонов С.Б. У истоков советского краеведения (Из выступлений участников Всероссийских краеведческих конференций 1920-х годов) // Памятники Отечества. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. - 1989. - №1 (19). - С.19

2 Под краеведческим движением следует понимать организованную общественную инициативу, направленную на изучение своего края. риод. В этой связи, перед исследователем возникает проблема взаимосвязанности или, напротив, дискретности в развитии краеведческого движения страны в пред- и послереволюционный период. Другими словами, в какой степени краеведческие общества и краеведческая деятельность советской эпохи являлась продолжением дореволюционной традиции, а в какой - нет.

Отдельно необходимо остановиться на тех причинах, которые нас побудили взять в качестве объекта исследования краеведческое движение в Карелии и на Мурмане. Иначе говоря, пояснить — что же общего между этими двумя регионами России? Насколько оправдано сопоставление регионов, где краеведческое движение имело различную историю: в одном давнюю, тянувшуюся еще с дореволюционной поры (Карелия), во втором, недавнюю, оформившуюся только в период Советской власти (Мурман).

В сопоставлении краеведческой традиции Карелии и Мурмана следует учитывать как те черты, которые роднили их между собой, так и те, что являлись серьезными расхождениями в деле краеведческой работы и создания краеведческих организаций. Начнём с первой группы. Дело в том, что, начиная с 1920-х гг., когда Север и Крайний Север России начинает активно осваиваться новой властью, Карелия и Мурман в официальных документах воспринимаются как единый регион. Совсем неслучайно в ту пору в ходу было определение Карело-Мурманский край. Новая власть связывала с этим краем, особенно в эпоху НЭПа большие надежды — освоение богатых природных ресурсов, проведение активной колонизационной политики и т.п.

Не будем забывать, что и на административной карте Советской России (в 1920-е гг.) оба региона взаимопроникали друг в друга: часть территории современной Мурманской области (побережье Белого моря - Кандалакша с прилегающим районом) входила в состав КАССР. Поэтому развитие краеведческого движения и краеведческой работы в интересующий нас период в Карелии, если брать «общую» территорию двух регионов, одновременно являлось и развитием краеведения Мурмана.

Обращаясь к той стороне проблемы, с которой связаны различия двух краеведческих традиций, заметим следующее: материал двух регионов - Карелии и Мурмана, дает небезынтересный материал для сопоставлений. И в самом деле, Карелия с богатой краеведческой традицией, берущей своё начало в идеях Русского Просвещения конца XVIII века, и Мурман, для которого краеведение стало новой формой общественной и научной деятельности, в принципе, только лишь начиная с 1920-х гг., в условиях Советской власти должны были вырабатывать схожие подходы к изучению культурных и природных богатств своей земли. Привела ли унификация краеведческой работы, имевшая место в 1920 — 1930-е гг., к каким-то общим подходам в изучении родного края, проведении самой краеведческой работы или нет? Можно ли говорить в случае с краеведением в Карелии о том, что груз прежней, дореволюционной традиции, оказывался внушительным для налаживания краеведческого движения в условиях Советской власти, или нет?

Думаем, что все вышеперечисленные проблемы, делают заявленную тему диссертационного исследования актуальной и востребованной в современном краеведческом и историческом знании.

Историография.

На сегодняшний день в науке существует определенный интерес к деятельности краеведов и краеведческих организаций пред- и послереволюционного периода. О существовании этого интереса, в частности, свидетельствуют и диссертационные работы, посвященные краеведческому движению, вышедшие в недавнее время.1

По мнению С.О. Шмидта, «.можно говорить и о феномене большого значения краеведения в общественной и научной жизни России 1920-х годов,

1 Ремизов A.B. Краеведческое движение в Омском Прииртышье (1930 - 1960-е гг.). Дисс. .к.и.н. Омск, 1998; Рюмина Т.Д. Эволюция краеведения в России в конце XIX - XX веке: На материалах Москвы. Дисс .д.и.н. М., 1999; Кабанов К.А. Краеведческое движение в Западной Сибири (1917 - 1930-е гг.). Дисс. .к.и.н. Томск, 1999; Тамбовцева H.H. Историческое краеведение в Нижегородской губернии 20-х гг. XX в. Дисс. .к.и.н. Н.Новгород, 2003; Скиданов H.E. Краеведческое движение 1920-х гг. в Саратовской губернии как явление общественной и научной жизни региона. Дисс. .к.и.н. Саратов, 2004. и о феномене забвения этого историками последующих поколений».1 К этим словам можно только добавить, что и краеведение 1930-х годов «историками последующих поколений» тоже было забыто. С чем это было связано, сказать трудно, возможно, тут сыграла свою роль «малотемье» проблемы, в сравнении с другими, более значимыми событиями, которые произошли в нашей стране в период между двумя мировыми войнами, например, индустриализацией и коллективизацией. К тому же некоторые краеведы пострадали в годы репрессий, и исследования, связанные с их жизнью и деятельностью, не приветствовались идеологическим руководством исторической науки.

Публикации, в которых встречаются упоминания о краеведах и краеведческих организациях 1920 - 1930-х годов, были посвящены в основном проблеме культурной революции и культурного строительства в два первых десятилетия Советской власти.

В масштабах России изучением краеведения той эпохи занимались и

Л ч продолжают заниматься С.О. Шмидт и его ученик С.Б. Филимонов. Можно, наверное, даже говорить о формировании направления С.О. Шмидта в изучении отечественного краеведения 1920 - 1930-х годов и, шире, провинциальной историографии России рубежа XIX - XX вв.

Поскольку работы Шмидта носят во многом обобщающий характер (несмотря на то, что в основном, они существуют только в виде статей), содержат в себе попытку представить общие этапы развития краеведения в послереволюционной России и его взаимоотношения с властью, постольку на I этих взглядах следует остановиться более подробно.

В общих чертах схема развития краеведения в нашей стране в этот период предлагается в трудах С.О. Шмидта следующим образом: период с 1917

1 Шмидт С.О. Краеведение в научной и общественной жизни России 1920-х годов // Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. - М., 1997. - С. 154

2 Шмидт Сигурд Отгович - академик Российской академии образования, председатель Археографической комиссии Российской Академии наук, председатель Всероссийского общества краеведов, профессор исто-рико-архивного института. - Шмидт С.О. Краеведение и документальные памятники. - Тверь, 1992. - С.З

Филимонов Сергей Борисович - доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой российской истории Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, академик Крымской Академии наук, лауреат премии имени В.И. Вернадского. - http://vvw\v.criшea.edu/tnu/personpage/fil¡monov/index.htm года до рубежа 1920 — 1930-х годов, можно назвать «золотым десятилетием» в истории советского краеведения.1

В этот период существует преемственность в развитии краеведческой традиции пред- и послереволюционной России, поскольку «.краеведческую работу на местах чаще всего направляли те же люди, которые отдавали ей силы и до 1917 г.».2

По словам историка, образованные интеллигенты находили именно в краеведении применение своим знаниям и культурным навыкам, при этом не поступаясь, общественно политическими принципами, как бы уходили от активной в прежних её формах жизни в краеведение.

Выделяется ещё одна причина ухода из академической науки в краеведение: «.голод и бытовое неустройство жизни в больших городах заставили многих лиц интеллигентных профессий переменить место жительства. Оказавшись в сравнительно небольших городках и даже сёлах, они включились в работу местных краеведов, обогащая её тем самым своими знаниями и методическим опытом».4

Отметим, что выдвигаемые С.О. Шмидтом факторы формирования краеведческого движения в новых условиях более всего применимы для центральных регионов, а не всей страны в целом. Сделанное замечание, позволит нам в основной части работы более подробно остановиться на вопросе формирования краеведческих организаций на Европейском Севере России.

С конца 1920-х гг., как думает исследователь, обнаруживается стремление власти поставить краеведческие организации и саму краеведческую работу под жесткий идеологический контроль. Это, в частности, выражается и в том, что к руководству краеведением «.пришли лица, имевшие преимущественно опыт партийной или государственно-аппаратной работы».5

1 Шмидт С.О. Краеведение в научной и общественной жизни России 1920-х годов. - С.157

2Там же.-С. 158

3 Там же.

4 Там же.

3 Там же.-С. 164

Губительными для советского краеведения стали репрессии рубежа 1920 — 1930-х гг., проводившиеся против интеллигенции, в том числе и гуманитарной. По выражению С.О. Шмидта, для краеведов — «Тридцать седьмой год начался. в двадцать девятом».1

Причины репрессивной политики власти по отношению к краеведению, С.О. Шмидт видит и в следующем: «Дело в том, что краеведческие общества, вообще работа краеведов была выражением демократической самодеятельности, восходящей иногда к традициям дореволюционным, даже земским. Приобщение к знаниям происходило зачастую минуя официальные каналы и в обход унифицированных методик и обязательных «руководящих указаний». Это одно уже не соответствовало новым веяниям, порождённым обстоятельствами, характерными для периода культа Сталина и бюрократизации нашей общественной жизни».2

И вновь историк обращает внимание на взаимосвязь между репрессиями против академической науки и краеведения, время которых пришлось на рубеж 1920 - 1930-х гг.

Таким образом, повторимся, что взгляд С.О. Шмидта на историю краеведения 1920 — 1930-х гг., содержит в себе две взаимосвязанные позиции: во-первых, краеведение в условиях СССР являлось продолжением традиций дореволюционной поры, являясь по сути демократичным общественным движением; во-вторых, прекращение краеведческой традиции в Советском Союзе произошло на рубеже 1920 - 1930-х гг., и во многом было вызвано репрессивной политикой власти по отношению к науке и ко всем формам проявления самостоятельного научного творчества.

1 Лексин Ю. Первый перелом // Знание - сила. - 1988. -№11.- С.72-75; Шмидт С.О. «Краеведение - дело, значение которого не может быть преувеличено» // Памятники Отечества. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Посвящается проблемам краеведения. - 1989. - № 1(19). -С. 16; Шмидт С.О. О книге «Краеведение и документальные памятники (1917 - 1929 гг.) // Филимонов С.Б. Краеведение и документальные памятники (1917 - 1929 гг.). - М., 1989. - С.11-13; Шмидт С.О. О книге «Краеведческие организации Европейской России и документальные памятники (1917 - 1929 гг.) II Филимонов С.Б. Краеведческие организации Европейской России и документальные памятники (1917 - 1929 г. г.). - М., 1991. - С.З, 5; Шмидт С.О. Краеведение и документальные памятники. - Тверь, 1992. - С.63-67; Шмидт С.О. Краеведение в научной и общественной жизни России 1920-х годов. - С.164-166

2 Шмидт С.О. Краеведение в научной и общественной жизни России 1920-х годов. - С. 165

Обратимся к анализу историографии, непосредственно связанной с интересующими нас регионами - Карелией и Кольским полуостровом.

Начиная с 1950-х годов, появляются немногочисленные печатные работы, касающиеся краеведения 1920 - 1930-х годов в Карелии. Так, в работе Е.С. Гардина отмечаются основные этапы формирования Общества изучения Карелии и состав его участников. При этом, ряд оценок, встречающихся в работе, носят идеологизированный характер, не подкрепляясь никакими фактами. В частности, автор пишет о том, что «Общество по изучению Карелии вело свою работу в отрыве от задач хозяйственного и культурного строительства республики и по существу, не занималось исследованием её истории и культуры».1

Кроме того, в работе Гардина встречаются и фактические неточности, связанные с неверными данными о количественном составе членов ОИК и времени выхода периодического издания этого Общества.2

Серьёзная попытка, не получившая дальнейшего развития, исследования о краеведении в Карелии, интересующего нас периода, является выявленная нами дипломная работа студентки Петрозаводского государственного университета Е.В. Греховой «Краеведение в Карелии в 30-х годах»3 (эта работа в рукописном виде хранится в Национальной библиотеке Республики Карелия в Петрозаводске).

К настоящему времени работа эта, безусловно, морально устарела, что связано с определенной идеологической составляющей, присутствующей в ней. Но, вместе с этим, это исследование хорошо тем, что автор привлёк многочисленные архивные документы, попытался проанализировать историю краеведческого движения в Карелии, начиная с Общества изучения Олонецкой губернии до положения с краеведением в Карелии в 1930-х гг. В итоге автор приходит к выводу, что «.во второй половине 30-х годов, краеведе

1 Гардин Е.С. Советская Карелия в годы восстановительного периода (1921 - 1925 гг.). - Петрозаводск, 1955.-С. 122

2 Более верные сведения см.: Афанасьева А.И. Культурные преобразования в Советской Карелии, 1928 -1940.-Петрозаводск, 1989.-С.223

3 Грехова Е.В. Краеведение в Карелии в 30-х годах (Дипломная работа студентки Петрозаводского государственного университета). - Петрозаводск, 1963. - 94 с. ние в Карелии, как и по всей стране, как форма участия народных масс в научном изучении своего края, своей страны, перестало существовать».1

На протяжении нескольких последующих десятилетий в Карелии не появляется отдельных работ, посвященных краеведению 1920 - 1930-х годов. Достойными упоминания являются монографии петрозаводского учёного А.И. Афанасьевой, на страницах которых имеются сведения об интересующих нас краеведах и краеведческих структурах2 и работа C.B. Григорьева3, который сам был в своё время членом Общества изучения Карелии.

Новые работы по карельскому краеведению стали появляться с конца 1980-х годов.

Здесь необходимо выделить статьи, появлявшиеся в периодических изданиях, например, публикации Ю.А. Савватеева о крупных карельских учёных-краеведах 1930-х годов С.А. Макарьеве4 и H.H. Виноградове5, которые погибли в годы репрессий, статьи в научных сборниках6, а также небольшие отрывки в крупных академических работах.7

Все эти материалы неплохи с точки зрения фактологии, но обладают одним существенным недостатком - когда речь заходит о ликвидации краеведения в Карелии в конце 1930-х годов, о репрессиях против людей, которые занимались наукой вообще и краеведческой деятельностью в частности, авторы, связывая воедино эти явления, не объясняют, в чём заключается их взаимосвязь, не пытаются понять, в чём в этой связи заключался интерес ор

1 Грехова Е.В. Краеведение в Карелии в 30-х годах. - С.83

2 Афанасьева А.И. Великий Октябрь и становление советской культуры в Карелии: 1918 - 1927. - Петрозаводск, 1983. - С.169-170,205, 213; Она же. Культурные преобразования в советской Карелии, 1928 - 1940. -Петрозаводск, 1989.-С. 168, 172-173,223-224

3 Григорьев C.B. Биографический словарь. Естествознание и техника в Карелии. - Петрозаводск, 1973. - 269 с.

4 Савватеев Ю. Забытое имя // Лицей. - 1995. - № 8 (43). - С.4

5 Савватеев Ю. Последняя жертва И Лицей. - 1996. - № 11 (56). - С.9

6 Жербин A.C. Основные итоги изучения истории дореволюционной Карелии // Историография дореволюционной Карелии. Итоги и перспективы изучения. - Петрозаводск, 1988. - С.5-7; Савватеев Ю.А. Полузабытое имя (К 100-летию со дня рождения С.А. Макарьева) // Вестник Карельского краеведческого музея. Сборник научных трудов. Выпуск 3. - Петрозаводск, 1995. - С.3-18; Он же. Степан Андреевич Макарьев: жизнь и деятельность (к 100-летию со дня рождения) // Вепсы: история, культура и межэтнические контакты. Сборник научных трудов. — Петрозаводск, 1999. - С.10-41

7 История Карелии с древнейших времён до наших дней. - Петрозаводск, 2001. — С.571-572; Петрозаводск: Хроника трёх столетий. 1703 - 2003. - Петрозаводск, 2002. - С.268-269; Академическая наука в Карелии: 1946 - 2006: в 2 т. Т. 1. - М., 2006. - С. 19 ганов власти. Самые последние работы по данной теме страдают тем же самым недостатком.1

При этом хотелось бы отметить, что в поле зрения петрозаводских историков преимущественно попадают вопросы, связанные с предметной деятельностью краеведов, трагической судьбой некоторых из них, в то время как проблема взаимоотношений краеведческих организаций и краеведческого движения с властью остается вне поля зрения этих учёных.

Касаясь работ, посвящённых мурманским краеведам и краеведческим организациям Кольского полуострова, можно сразу же сказать, что первые работы по этой тематике появились только в 1970-е годы. Первым автором, который открыл для читателей краеведение 1920 - 1930-х годов, стал A.A. Киселёв. В 1975 году им была опубликована статья об одном из организаторов Общества изучения Мурманского края, замечательном учёном Василии Кондратьевиче Алымове.2

Впоследствии A.A. Киселёв не раз обращался к личности этого краеведа , не обошёл он вниманием и печальную судьбу Алымова, расстрелянного в 1938 году по обвинению в организации так называемого «Саамского заговора».4

Помимо жизни и деятельности В.К. Алымова, профессор Киселёв занимается исследованием судьбы и других известных мурманских учёных

1 Шафранская К.В. Развитие краеведения Карелии в 1920 - 1930-е года // Проблемы развития гуманитарной науки на Северо-западе России: опыт, традиции, инновации: Материалы научной Конференции, посвященной 10-летию РГНФ 29 июня - 2 июля 2004 года: Сборник научных трудов. - Петрозаводск, 2004. - С.202-206

2 Киселёв A.A. Счастье быть пионерами // Полярная правда. - 1975. - 14 января

3 Киселёв A.A. Добрый друг газеты // Полярная правда. - 1980. - 28 ноября; Он же. «.из реки по имени факт» // Рыбный Мурман. - 1983. - 25 ноября. - С.12; Он же. Интеллигент Алымов // Полярная правда. -1993. - 1 апреля; Он же. В.К. Алымов - исследователь рыбных промыслов Мурмана // Рыбный Мурман. -1993. - 9 апреля. - С.11; Он же. В.К. Алымов // Мурманский вестник. - 1994. - 11 мая. - С.З; Он же. Удивляла широта его знаний // Наука и бизнес на Мурмане: В.К. Алымов - краевед Мурмана. - 2004. - № 2. - С.9-11; Он же. Памятное место, где находился дом, в котором в 1923 - 1938 гг. жил и работал краевед В.К. Алымов // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Мурманская область. Сборник научных трудов 121.-М., 1983.— С. 19-21

4 Киселёв A.A. Саамский заговор // Советский Мурман. - 1992. - 15, 16, 17, 18 сентября; Он же. Саамский заговор //Север. - 1994. -№ 12.-С. 106-112; Он же. Саамский заговор. Дело№ 46197 //Живая Арктика: Век краеведения на Мурмане. - 1999. - № 3-4. - С.58-60; О гибели В.К. Алымова есть ещё две публикации: Да-щинский C.H. Президент Саамской республики // Президент Саамской республики. - Мурманск, 1999. -С.23-30; Сорокажердьев В. Друг саамов - враг народа // Мурманский вестник. — 2003. - 4 апреля. - С.З краеведов 1920 - 1930-х годов: Германа Августовича Юпоге1, Германа Михайловича Крепса, Иогана Гансовича Эйхфельда, а также краеведческим движением того времени.4 Краеведение 1920 - 1930-х годов затронуто и в монографиях A.A. Киселёва.5

Кроме A.A. Киселёва краеведческое движение на Кольском полуострове исследовали С.П. Мартюшова6 и В.В. Сорокажердьев.7 Некоторые сведения о краеведах Кольского Севера имеются в составленном В.В. Сорокажер-дьевым указателе литературы.8

Основным недостатком работ всех вышеперечисленных авторов, как карельских, так и мурманских, является отсутствие комплексного подхода к изучению данной темы, главный упор делается на изучение личностей и предметной деятельности отдельных краеведов (хотя далеко не всех), изучение же краеведческих организаций, их преобразований в свете решений центральных и местных органов власти отсутствует.

1 Киселёв A.A. Один из первых Героев Труда // Полярная правда. - 1976. - 1 июля; Он же. Подлинный человек науки // Рыбный Мурман. - 1989. - 14 апреля. - С.10; Он же. Г.А. Юпоге // Мурманский вестник, - 1994. - 14 апреля. - С.5; Он же. Учёный, биолог, организатор науки // Мурманский вестник. - 2001. - 15 мая. -С.З; Он же. Мурманская Биологическая станция и её директор профессор Г.А. Юпоге // Наука и бизнес на Мурмане: Архивной службе Мурмана - 80 лет. - 2002. - № 2. - С.43-48

2Киселёв A.A. Так начинался заповедник // Полярная правда. - 1976. - 23 ноября; Он же. Первопроходцы. Граждане Лапландии // Наука и бизнес на Мурмане: 70 лет Лапландскому государственному природному биосферному заповеднику. — 2000. - № 5. - С. 19-27

3 Киселёв A.A. Эстония и Мурман: связь времён и людей // Полярная правда. - 1988. - 14 февраля; Он же. Пионер заполярного земледелия // Советский Мурман. - 1993. - 3 февраля. - С.З; Он же. Мурман и Эйх-фельд // Полярная правда. - 1998. - 24 февраля

4 Киселёв A.A. У истоков краеведения // Полярная правда. -1976. -18 марта; Он же. Краеведческий музей // Полярная правда. - 1982. - 12 июня; Он же. Краеведение. Без краеведов оно жить не может // Полярная правда. -1991.-14 мая; Он же. Мурманское краеведение: пути развития // Мурманский вестник. - 1996. -31 июля.-С.З

5Киселёв A.A. Родное Заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917 - 1972). - Мурманск, 1974. -С. 147, 159, 214, 495; Киселёв A.A., Киселёва Т.А. Советские саамы: история, экономика, культура. - Мурманск, 1987. - С.104-107; Они же. История Мурманской области (1917 - 1992 г.г.). - Мурманск, 1994. -С.46; Киселёв A.A. Записки краеведа. - Мурманск, 2000. - С.44-56

6 Мартюшова С.П. Общество краеведения на Мурмане // Живая Арктика: Век краеведения на Мурмане. -1999. - № 3-4. - С.4-6; Она же. Алымов и Общество изучения Мурманского края (по материалам областного краеведческого музея) // Наука и бизнес на Мурмане: B.K. Алымов — краевед Мурмана. - 2004. - № 2. -С. 17-21; Она же. Светлое дело Михайлова // Мурманский берег АСТЭС: культурологический альманах. Вып.3. - Мурманск, 2006. - С.207-215

7 Сорокажердьев В.В. Алымов и Комитет Севера // Наука и бизнес на Мурмане: В.К. Алымов - краевед Мурмана. - 2004. - № 2. - С. 12-16; Он же. Библиография Алымова // Там же. - С.65-69; Сорокажердьев В.В. По страницам следственного дела № 46197 // Там же. - С.47-64

8 Исследователи Кольского полуострова. Указатель литературы. - Мурманск, 1979. - С.15-19 (Алымов В.К.), 43-44 (Юпоге Г.А.), 48 (Крепе Г.М.), 91-94 (Эйхфельд И.Г.). В.К. Алымов упоминается также в статье Соро-кажердьева «От Териберки до Пулозера» (о писателе Всеволоде Владимировиче Лебедеве), см.: Сорокажердьев В.В. Здесь ясен горизонт.: О Севере, о писателях, о книгах. - Мурманск, 2007. - С.120-122

14 •

Отметим, что мурманские исследователи, подобно петрозаводским, также основное внимание уделяют вопросам научной деятельности и судьбы отдельных краеведов, целостного изучения истории развития краеведения на Мурмане в их работах не встречается.

Источники. Источники нашего исследования можно разделить на несколько групп. Первую группу источников составляют архивные документы, хранящиеся в архивах Петрозаводска и Мурманска, которые, так или иначе, касаются краеведческой деятельности в изучаемый период (1920 - 1930 гг.) в Карелии и на Кольском Севере.

Это такие государственные архивы, как: Национальный архив Республики Карелия (НА РК)1, Карельский государственный архив новейшей истории (КГАНИ) , Государственный архив Мурманской области (ГАМО); В них обнаружены постановления об организации краеведческого движения, протоколы заседаний советских и партийных органов по поводу создания краеведческих организаций, уставы краеведческих обществ.

Эти документы ценны тем, что показывают нам отношение к краеведам и краеведческим организациям органов местной власти, которое по существу являлось отражением на более низком уровне государственной политики в отношении краеведения. Изучая их, исследователь узнаёт о каких-либо фактах по отношению к краеведам и краеведческим организациям непосредственно, минуя личное, зачастую предвзятое отношение к данной проблеме тех людей, которые её, уже рассматривали.

Отдельно следует выделить материалы фонда 996 ГАМО (фонд А.А. Киселёва). Здесь самое главное - переписка с современниками тех событий: фонды: 548 (Карельский Экономический Совет КТК), 686 (Выписки из протоколов Карисполкома и переписка по вопросам работы Карельского отдела народного образования), 689 (Переписка Председателя КЦИКа), 690 (СНК КФССР. Постановления СНК АКССР), 700 (Государственная плановая комиссия при СНК КАССР), 1394 (СНК КФССР, группа сельского хозяйства).

2 Фонд 3 (Карельский обком РКП(б)).

3 Фонд: 162 (Исполнительный комитет Мурманского окружного Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов Ленинградской области). Следует заметить, что документов, которые бы напрямую касались мурманского краеведения этого периода, нами практически не найдено (очевидно, они были утеряны в годы Великой Отечественной войны). письмо О.И. Семёнова-Тяныианского1 об основателе Лапландского заповедника, ботанике Г.М. Крепсе , письмо З.Е. Чернякова , в котором говорится о событиях в жизни Я.А. Комшилова.4

Сведения о карельском краеведении 1930-х годов даёт фонд 1 научного архива Карельского научного центра РАН. Он имеет два названия: первое «Карельский научно-исследовательский институт (КНИИ). 1931 - 1936 г.г.», второе - «Научно-исследовательский институт культуры КАССР (НИИК). 1937 - 1940 г.г.». Разница в названиях научного учреждения связана с тем, что постановлением Совнаркома Карелии в 1937 г. институт был реорганизован.5

В качестве структурного подразделения в КНИИ входило Карельское Бюро Краеведения, преобразованное в начале 1935 года (Протокол № 175/1 Заседания Президиума Центрального Исполнительного Комитета АКССР от 1-го января 1935 года6) в Общество изучения Карелии. К сожалению, документы, связанные с деятельностью КБК (Общества изучения Карелии) дошли до нас далеко не полностью. «Причины неполноты фонда КБК за давностью лет установить трудно. Это может быть утрата документов в период Великой Отечественной войны в связи с эвакуацией документации КНИИ, а может

1 Семёнов-Тяньшанский Олег Измайловым (1906 - 1990) - биолог, несколько десятилетий занимался научной и научно-организационной деятельностью в Лапландском заповеднике. Более подробно см.: Исследователи Кольского полуострова. Указатель литературы. - Мурманск, 1979. - С.72-75; Киселёв A.A. Первопроходцы. Граждане Лапландии // Наука и бизнес на Мурмане: Научно-практический журнал. - Мурманск, 1996. - (Экология и человек; т.2). № 5 (20): 70 лет Лапландскому государственному природному биосферному заповеднику. - 2000. — С. 18-27; Берлин В.Э. О.И. Семёнов-Тян-Шанский - эколог и краевед (К 100-летию со дня рождения) // III Ушаковские чтения: Сборник научных статей. - Мурманск, 2006. - С.283-289

2 ГАМО. - Ф.996. - Оп.1. - Д. 1668. - Л.2

Крепе Герман Михайлович (1896 - 1944) - геоботаник, основатель Лапландского заповедника, активный деятель мурманского краеведения. Более подробно см.: Исследователи Кольского полуострова. Указатель литературы. - Мурманск, 1979. - С.48; Берлин В.Э. Гражданин Лапландии: (Одиссея Германа Крепса). - М., 1985. - 126 е.; Киселёв A.A. Первопроходцы. Граждане Лапландии // Наука и бизнес на Мурмане: Научно-практический журнал. - Мурманск, 1996. - (Экология и человек; т.2). № 5 (20): 70 лет Лапландскому государственному природному биосферному заповеднику. - 2000. - С. 18-27.

3 Черняков Захар Ефимович (1900 - 1997) - этнограф-лопарист, в 1930-е годы работал над созданием саамской письменности. Более подробно см. Киселёв A.A. Ефим Сахкре — друг саамов // Полярная правда. -1985. - 30 июня; Киселёв A.A. Записки краеведа. - Мурманск, 2000. - С.49; Огрызко Вячеслав. Североведы России. Материалы к биографическому словарю. Черняков Захарий Ефимович (1900 - 1997) // Мир Севера. - 2Ö05. - № 5-6. - С.88

4 ГАМО. - Ф.996. - Оп. 1. - Д.715. - Л.38

Комшилов Яков Алексеевич (1894 - 1964) - художник по образованию, организатор архивного дела на Мурмане, видный краевед. Более подробно см.: Киселёв A.A. Записки краеведа. - Мурманск, 2000. - С.48.

5 Научно-исследовательский институт культуры // Красная Карелия. - 1937. - 16 января

6 НА PK. - Ф.689. - Оп.15. - Д.4/10. - Л.324 быть и прямое изъятие документов в период репрессий, обрушившихся на институт, когда вместе с арестованными исчезали и документы, созданные ими».1

Материалы, представляющие большую ценность по истории мурманского краеведения в 1920 - 1930-е гг., хранятся в фондах Мурманского областного краеведческого музея. Ценность этих документов заключается в том, что к ним специально исследователи еще не обращались.

Весьма ценный документ был обнаружен в фонде А 2307 (Документы Сектора науки Наркомпроса Российской Академии Наук, её организаций -Центрального бюро краеведения) Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) - «Тезисы доклада нацсекции на пленуме центрального бюро краеведения «Краеведение в национальных районах» »2, из которого становится ясно, что на начало 1931 года Общество изучения Карелии продолжало существовать, что противоречит данным, полученных из других, весьма многочисленных источников. Вообще документов по организации краеведения в СССР в фонде А 2307 достаточно много, но по теме данного диссертационного исследования число их очень невелико.

Вторую группу источников составили материалы периодических изданий того времени. Это публикации в журналах «Краеведение» (годы существования - 1923 - 1929), «Известия Центрального Бюро Краеведения» (1925 -1929), «Советское краеведение» (1930- 1936). Здесь наше внимание привлекают, прежде всего, статьи, в которых отражена эволюция государственной политики в отношении краеведческого движения и статьи, связанные с краеведением в Карельской АССР и на Кольском полуострове.

Серьёзнейшее внимание необходимо обратить на такой важнейший источник по истории краеведения интересующего нас периода обоих регионов, как журнал «Карело-Мурманский край». Выходил этот журнал с 1923 по

1 Толмачёва Г.П. Предисловие к описи 35, фонда 1 Карельского бюро краеведения (КБК) Карельского научно-исследовательского института // НА КарНЦ РАН. - Ф. 1. - Оп.35. - С.З

2 ГАРФ. - Ф. А 2307. - Оп.17. - Д.98. - ЛЛ.24-24а

1937 год1 и содержит весьма большое количество публикаций о деятельности краеведческих организаций и отчётов с общесоюзных и региональных краеведческих конференций.

Важную информацию можно найти в газетах «Красная Карелия» (Петрозаводск) (после окончания советско-финской войны и создания Карело-Финской Советской Социалистической Республики, в 1940 году газета переименована в «Ленинское знамя») и «Полярная правда» (Мурманск). Они интересны тем, что печатались там местные деятели краеведения на актуальные для них темы. Это своеобразный взгляд на проблему «снизу».

Особняком находятся дореволюционные краеведческие издания: «Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера» (1908 - 1919) и «Известия Общества изучения Олонецкой губернии» (1913 - 1917) — печатные органы, соответственно Архангельского Общества изучения Русского ; Севера и Общества изучения Олонецкой губернии.

При внимательном анализе материалов, изложенных в этих журналах и ,, i при сравнении их с материалами «Известий Общества изучения Карелии» (два номера вышли, в 1924 году) и «Докладами и сообщениями Общества изучения Мурманского края» (вышли два выпуска — по одному в 1927 и 1928 годах), можно сделать вывод о том, насколько краеведческие Общества 1920-х гг., продолжили дело своих «старорежимных» предшественников.

Очень часто при изучении той или иной исторической проблемы, большую помощь исследователю могут оказать воспоминания современников тех событий. Мемуары, несмотря на свою субъективность, ценны тем, что в них есть те детали, которые никак не могли попасть в другие источники - малозначимые моменты, личные характеристики. Есть такие и по краеведческому движению Карелии и Кольского полуострова 1920 — 1930-х гг. Воспоминаний участников краеведческого движения сохранилось не много.

Перейдем к характеристике этого вида источников.

1 Афанасьева А.И. Культурные преобразования в Советской Карелии, 1928 - 1940. - Петрозаводск, 1989. -С.130: «.«Карело-Мурманский край», выходивший с 1923 по 1937 г.».

По карельскому краеведению обращают на себя внимание, прежде всего мемуары Александра Михайловича Линевского1, прекрасно образованного и высококультурного человека, который впервые оказался в Карелии в 1926 году и был лично знаком с очень многими деятелями и ОИК и КБК. В 1929 -1930 годах он занимался организацией краеведения в республике (возглавлял КБК).2

Вторыми по значимости идут воспоминания (если их можно так назвать) двух членов ОИК: статья Исаака Александровича Шифа3 и справочник Сергея Владимировича Григорьева4, которые строго по форме не носят мемуарного характера, но авторы основывают их отчасти на собственных впечатлениях.

По мурманскому краеведению удалось обнаружить лишь одну опубликованную работу, в основу которой автор положил свои воспоминания - это книга крупного этнографа, знатока саамского народа - Владимира Владимировича Чарнолуского.5

Хотя ОИМК и его деятелям в ней уделено мало места, но при практически полном отсутствий источников этого характера, она приобретает серьёзное значение.

1 Линевский A.M. Страницы минувшего // Север. - 1987. - № 4. - С.62-91 (77-83 - по карельскому краеведению)

В Национальном архиве Республики Карелия (Петрозаводск) хранится рукопись воспоминаний A.M. Линевского: Ф. 3262 (Александр Михайлович Линевский. Писатель): Оп.2 . - Д.3/88 (A.M. Линевский. Двадцатые годы (воспоминания), рукопись) и Оп.З. - Д.4/42 (A.M. Линевский. Начало работы в Петрозаводске, воспоминания). Хранящиеся в архиве мемуары несколько отличаются от своего журнального варианта. Линевский Александр Михайлович (1902 - 1985) - учёный-этнограф, археолог, историк. Окончил императорское училище правоведения в Петрограде (1918) и географический факультет Ленинградского университета (1928). С 1926 года, с перерывами, занимался научно-исследовательской и научно-организационной работой в Карелии. Широкую известность ему принесла неоднократно переиздававшаяся у нас в стране и за рубежом научно-фантастическая повесть «Листы каменной книги», написанная на основе изучения петроглифов на берегах Онежского озера, реки Выг и Белого моря.

2 Более подробно о мемуарах A.M. Линевского см.: Голов А.Г. Мемуары A.M. Линевского как источник по истории краеведения Карелии 1920 - 1930-х гг. // Учёные записки МГЛУ. Исторические науки: Сборник научных статей. - Мурманск, 2007. - Выпуск 7: Отечественная история. - С.233-240

3 Шиф И.А. О краеведческой работе в республике // На рубеже. - 1948. - № 5. - С.67-70; Более подробно об этом деятеле ОИОГ и ОИК см.: Бюро Врачсекции. 35-летие врачебной деятельности И.А. Шиф // Красная Карелия. - 1928. - 7 апреля; Д-р С. Цивин. 35 лет на страже народного здравоохранения. А.И. Шиф // Красная Карелия. - 1928. - 14 декабря

4 Григорьев C.B. Биографический словарь. Естествознание и техника в Карелии. - Петрозаводск, 1973. -С.56 (Бернацкий A.A.), 83 (Гершанович Л.Г.), 90 (Григорьев C.B.), 123 (Кищенко И.А.), 132 (Крылов В.И.), 184-185 (Потапов Б.А.), 223 (Тимофеев В.М.)

5 Чарнолуский В.В. В краю Летучего камня. Записки этнографа. - М., 1972. - С.4, 8,150

Из неопубликованных воспоминаний представляют интерес, хранящиеся в Мурманском областном краеведческом музее рукописи первого директора МОКМ Михаила Николаевича Михайлова.1

Отдельную группу источников составляют разного рода методические разработки , отчёты о научных экспедициях , сборники статистического характера, которые издавались Центральным Бюро Краеведения {далее - ЦБК) в 1920-е годы4 и статистические сборники, изданные в Карелии.5

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является рассмотрение эволюции отношений государства и краеведения в период 1920 - 1930-х гг., выявление взаимоотношений органов власти, краеведческих организаций и краеведов в Карелии и на Мурмане. Цель эта предполагает решение следующих задач в диссертационном исследовании: выявление специфики понятий «краеведение» и «краеведческое движение» в общественном сознании в 1920 - 1930-е гг.;

- определение факторов, влияющих на формирование политики советского государства в отношении краеведческого движения в 1920 - 1930-е гг.;

- проведение сравнительного анализа деятельности дореволюционных краеведческих организаций Европейского Севера России (АОИРС и ОИОГ) с краеведческими обществами 1920-х годов (ОИК и ОИМК); выявление региональных особенностей краеведческих обществ Карелии и Мурмана 1920-х годов, установление причин их ликвидации;

1 Из фондов МОКМ. - HB 4170 /1 (Василий Кондратьевич Алымов). Машинописная рукопись датирована 2 марта 1963 г.; Там же. - HB 4170 / 2 (Владимир Иванович Осиновский). Машинописная рукопись датирована 12 сентября 1969 г.; Там же. - HB 4170 / 3 (Герман Крепе). Машинописная рукопись не датирована.

2 Например: Левин H.A. Как вести фенологические наблюдения. Серия Методической Краеведческой Литературы. Вып. I. - Петрозаводск, 1938. — 13 с. Эта книга интересна тем, что составлена она была в то время, когда организованное краеведение в Карелин ещё существовало, а опубликована была уже после его ликвидации.

3 Например: Золотарёв Д.А. Лопарская экспедиция (11/1-11 /V 1927-го года). - Л., 1927. - 50 с.

4 Краеведные учреждения СССР. Список обществ и кружков по изучению местного края, музеев и других краеведных организаций. - Л., 1925. - 136 е.; Краеведные учреждения СССР. Список обществ и кружков по изучению местного края, музеев и других краеведных организаций. Издание 2-ое. - Л., 1927. - 205 е.; Крае-ведная работа в РСФСР. Краткие обзоры по областям (краям) и АССР. - М., 1930. - 123 с.

5Весь Петрозаводск. Справочная книга г. Петрозаводска на 1923 год с приложением плана города. - Петрозаводск, 1923. - 82 е.; Справочная книжка Автономной Карельской Социалистической Советской Республики. 1-я часть краеведческой хрестоматии «Карельский Край». - Петрозаводск, 1929.-274 с.

- выяснение специфики краеведческой работы 1930-х годов карельских и мурманских краеведов, степени влияния на прекращение краеведческого движения репрессий конца 30-х годов XX века.

Хронологические рамки работы, охватывают период 1920 - 1930-х гг. Выбор хронологических рамок продиктован тем обстоятельством, что в этот период формируется и проходит небольшой период своего развития как краеведческое движение в СССР, в целом, так и краеведческое движение на Севере России (Карелия и Мурман). При этом нельзя забывать, что для страны и для отдельного его региона - Карелии и Мурмана, краеведение и краеведческое движение не были новообразованием, а явились в какой-то степени продолжением дореволюционной традиции всестороннего изучения края. Итак, верхняя планка хронологических рамок работы связана с этапом становления краеведения и краеведческого движения, а нижняя, с этапом его угасания или гибели вследствие ужесточения политического режима в СССР.

Территориальные рамки исследования охватывают Карелию и Кольский полуостров. Этот регион, о чем уже говорилось выше, воспринимался в первое десятилетие Советской власти как единый, чье экономическое освоение должно было стать перспективным в деле заселения и развития различных отраслей промышленности Карело-Мурманского края.

Объект исследования. Объектом исследования диссертации должны стать краеведческие организации и отчасти отдельные краеведы Карелии и Кольского Севера'1920 - 1930-х годов, их взаимоотношения с органами государственной власти.

Предмет исследования. Предметом исследования должны стать этапы государственной политики в отношении краеведческого движения в 20 -30-х годах XX века в Карелии и на Кольском Севере.

Методологические и теоретические основы исследования. Методологическая основа исследования базируется как на общенаучных методах 1 системный подход, историзм, анализ и синтез, дедукция и индукция), так и на методах специально-исторических (историко-генетический, историко-сравнительный).

Теоретические основы исследования состоят в том, что предпринято комплексное историческое изучение эволюции взаимоотношений органов государственной власти с краеведческими организациями и отдельными краеведами Карелии и Мурмана в 20 - 30-е гг. XX века, выделены этапы этого процесса.

Введены в исторический оборот новые и малоизученные материалы, которые очень существенно дополняют, а в некоторых случаях изменяют представления о краеведении в Карелии и на Кольском полуострове (отчасти и в России в целом) в 1920 - 1930-е гг., сложившиеся за последние десятилетия в исторической науке.

Диссертационное исследование состоит из трех глав, введения и заключения, приложений, списка источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Голов, Алексей Геннадьевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Краеведческое движение на Европейском Севере России, как одно из проявлений массовой общественной инициативы появилось в 1908 году с момента организации Архангельского Общества изучения Русского Севера. Большую роль в его организации сыграли представители местной администрации. Вскоре возникли и другие региональные краеведческие организации — Вологодское Общество изучения Северного Края (1909) и Общество изучения Олонецкой губернии (1913).

Несмотря на то, что и в АОИРС, и в ОИОГ большую часть членов составляли чиновники губернских «присутствий», деятельность двух организаций имела существенные отличия друг от друга. АОИРС было более ориентировано на изучение разнообразных вопросов, связанных с хозяйственной жизнью, с экономикой, а ОИОГ на изучение истории и культуры Олонии. К такому выводу можно прийти, изучив и проанализировав материалы, опубликованные в журналах обществ — ИАОИРС и ИОИОГ.

На Кольском полуострове, на территории Александровского уезда проживали несколько десятков членов АОИРС, самой заметной фигурой из них был директор Мурманской биологической станции Герман Августович Клюге, но, судя по публикациям в ИАОИРС, они ничем особым себя на краеведческом поприще не проявили.

В годы Первой мировой войны оба общества ощущают, что старые формы работы себя изжили, необходимы серьёзные изменения. Численность обществ уменьшается — трудности военных лет, инфляция делают для многих членов невозможным уплату членских взносов, к тому же многие чиновники вступили в общества вслед за своими начальниками из карьерных соображений, а теперь из них выходят. Общества фактически не выполняют главную задачу краеведения — не участвуют в работе с учащейся молодёжью, т.е. не формируют у подрастающего поколения чувства любви и уважения к своей малой родине. Отсутствие общероссийского краеведческого органа, который бы выполнял регулятивно-информационную функцию и занимался бы разработкой методик для научно-краеведческих исследований, приводит к тому, что соседние общества занимаются одними и теми же изысканиями, а общенаучный уровень результатов, добытых краеведами, очень часто весьма низок.

Перестройке работы обществ мешают революция и Гражданская война. АОИРС просуществовало до 1920 года, ОИОГ до 1918.

Следующий этап в краеведческом движении в Карелии и на Кольском полуострове можно отсчитывать с 1921 года, года, когда состоялась I Всероссийская краеведческая конференция, на которой было принято решение о создании ЦБК и определены общие направления работы краеведов во всей стране. Подобное начинание было инициировано руководством Советской России, по всей вероятности потому, что на краеведов возлагалась задача оказания помощи в деле выхода из разрухи — собирание статистических данных, поиск полезных ископаемых, учёт других природных и социальных ресурсов. В Карелии в 1923 году было создано Общество изучения Карелии, которое современники воспринимали, как преемника Общества изучения Олонецкой губернии. Это подтверждается наличием в руководстве и рядовом составе членов ОИК многих деятелей ОИОГ, а также тем, что основные направления исследовательской деятельности ОИК совпадали с основными направлениями деятельности ОИОГ. ОИК выпустило два номера «Известий Общества изучения Карелии» в 1924 году, в дальнейшем публиковало свои материалы (в очень небольшом объёме) в журнале «Экономика и статистика Карелии». Некоторые члены ОИК печатались в газете «Красная Карелия» и в журнале «Карело-Мурманский край». Численность ОИК на протяжении всех лет существования оставалась достаточно стабильной — около 100 человек. ОИК окончательно прекратило своё существование в 1931 году, после решений IV Всероссийской краеведческой конференции и постановления № 266

СНК КАССР от 20 июня 1931 года «О мероприятиях по развитию краеведческого дела в Карелии».1

На территории Мурманской губернии Общество изучения Мурманского края возникло в 1926 году. Мы никак не можем считать его продолжателем дел АОИРС — ни по людям, которые были его членами, ни по направлениям деятельности. ОИМК выпустило два выпуска - в 1927 и 1928 годах «Докладов и сообщений Общества изучения Мурманского края». Численность ОИМК колебалась от 50 до 80 человек, кое-кто из них печатался в местной газете «Полярная правда» и журнале «Карело-Мурманский край». Прекратило своё существование ОИМК также в 1931 году в результате решений «сверху», а не в силу каких-то внутренних противоречий.

Краеведческое движение и в Карелии и на Мурмане имело весьма большой потенциал и неплохие перспективы. Можно только догадываться, какую пользу в деле научного изучения этих регионов, могли принести члены ОИК и ОИМК при минимальной материальной поддержке местных и центральных государственных органов.

Даже при том финансовом голоде, при отсутствии последовательной политики со стороны властей, оба эти общества без сомнения преодолели организационный этап, создали пусть небольшую (по меркам более южных российских регионов) группу краеведов-активистов, успешно осуществляли научно-исследовательскую2 и научно-популяризаторскую деятельность.3

Начиная с 1927 года - с III Всесоюзной краеведческой конференции, краеведение в стране начинает становиться «советским», главное отличие какового от прежнего «буржуазного» заключается в стремлении к массовости и

1 НА PK. - Ф.690. - Оп.6. — Д.3/10. - ЛЛ.329-330; НА КарНЦ РАН. - Ф.1. - Оп.35. - Д.2. - ЛЛ.1-3; Краеведение в Карелии на новом этапе. Сборник статей. Вып.И. - Петрозаводск, 1933. - С. 106-108

2 Эта деятельность была отражена в Карелии в выходе двух номеров «Известий Общества изучения Карелии» в 1924 году, в выступлениях перед самой разной аудиторией таких деятелей, как, например A.A. Бер-нацкий, C.B. Григорьев, В.И. Крылов, И.А. Шиф, С.С. Шлеймович. На Мурмане вышли два выпуска «Докладов и сообщений ОИМК» в 1927 и 1928 годах, публичные лекции читали В.К. Алымов, Г.А. Юноге, И.Г. Эйхфельд.

3 Статьи с пропагандой краеведческого знания регулярно появлялись на протяжении 1920-х и даже 1930-х гг. в местных газетах «Красная Карелия», «Полярная правда» и в журнале «Карело-Мурманский край». Деятельность краеведов как «просвещенцев», выразилась в выпуске разного рода (но по своей сути краеведческих) брошюр и буклетов, работе со школьниками, организаций музейных экскурсий. участии краеведов в «социалистическом строительстве». Вопросы, связанные с духовными аспектами человеческого бытия — историей, фольклором, этнографией поднимаются всё меньше и меньше, основным становится изучение «производительных сил» — всего комплекса географо-климатических и социально-экономических особенностей той или иной местности. Историческое краеведение низводится в основном к изучению борьбы трудящихся против угнетателей.

В Карелии с 1931 года существует КНИИ, одним, из направлений, работы которого является краеведение (в «советском» смысле). Под его эгидой действует Карельское Бюро Краеведения, с 1935 года оно преобразуется в «Общество изучения Карелии» (дело ограничилось, по сути, только «сменой вывески»). Но даже в рамках этих весьма сильно бюрократизированных структур продолжается живая краеведческая работа, направленная на реальное, а не для отчётности, изучение своего края. Окончательно краеведческое движение в Карелии ликвидировано в 1937 году.

В Мурманском округе Ленинградской области с 1931 по 1934 год организованного краеведения по существу нет. Связанно это, скорее всего с тем, что в Мурманске отсутствовал региональный научный центр, такой как КНИИ, а у ленинградских чиновников от краеведения до Мурманска «руки не доходили». Лишь в 1934 году было создано Мурманское Окружное Бюро Краеведения, которое просуществовало недолго — уже в 1936 году было организовано Мурманское Окружное Отделение Общества изучения Ленинградской Области. Хотя подобные реалии крайне затрудняли работу местных краеведов, она всё-таки продолжалась, проводились исследования, печатались статьи. Необходимо заметить, что в Хибиногорске (Кировске) существовала мощная краеведческая организация, сведения о которой попали в центральный журнал «Советское краеведение». Мурманчанам даже советовали учиться у кировских краеведов. Краеведческое движение было ликвидировано в Мурманском округе также в 1937 году.

На наш взгляд, организованное краеведение 1930-х годов и не могло вылиться во что-либо более серьёзное, чем пропагандистские призывы и редкие, спорадические работы, направленные на реальное изучение своего края. Массовость в краеведении — задача изначально невыполнимая, массовой наука (а краеведение — это наука) быть не может.

Что же касается степени влияния репрессий конца 1930-х гг. на ликвидацию краеведения, то связь между этими двумя факторами не прослеживается.

СОКРАЩЕНИЯ

АКССР - Автономная Карельская Советская Социалистическая Республика. АОИРС - Архангельское Общество изучения Русского Севера. РКП(б) — Российская коммунистическая партия (большевиков). Губисполком — губернский исполнительный комитет.

ИАОИРС - «Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера». ИОИК — «Известия Общества изучения Карелии». ИОИОГ - «Известия Общества изучения Олонецкой губернии». Карисполком - Карельский исполнительный комитет.

КАССР - Карельская Автономная Советская Социалистическая Республика. КНИИ — Карельский научно-исследовательский институт. Комакадемия - Коммунистическая академия. КТК — Карельская Трудовая Коммуна.

КФССР — Карело-Финская Советская Социалистическая Республика.

КЦИК (КарЦИК) — Карельский Центральный Исполнительный Комитет.

НИИК - Научно-исследовательский институт культуры (Карелии).

ОИК - Общество изучения Карелии.

ОИМК - Общество изучения Мурманского края.

ОИОГ — Общество изучения Олонецкой губернии.

ОКРАМ — Общество краеведов-марксистов.

РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.

СНК - Совет народных Комиссаров. ЦБК - Центральное Бюро Краеведения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Голов, Алексей Геннадьевич, 2008 год

1. Архивные источники.

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).

3. Ф. А 2307 (Главнаука Наркомпроса). Оп.17. - Д.98

4. Национальный архив Республики Карелия (НА РК).

5. Ф.700 (Государственная плановая комиссия при СНК КАССР) Оп.1. — Д.204/1480

6. Ф.3262 (Александр Михайлович Линевский. Писатель). Оп.2. - Д.3/88, Оп.З. - Д.4/4

7. Карельский государственный архив новейшей истории (КГАНИ).

8. КГ АНИ. Ф.З (Карельский обком РКП(б). Протоколы пленумов обкома партии). - Оп.1.-Д.213

9. Государственный архив Мурманской области (ГAMO). Ф.162 (Исполнительный комитет Мурманского окружного Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов Ленинградской области)-Оп.1.-Д.741

10. Ф.996 (Фонд А.А. Киселёва). Оп.1. - ДД.715, 1668

11. Научный архив Карельского научного центра Российской Академии Наук (НА КарНЦ РАН).

12. Ф.1 («Карельский научно-исследовательский институт (КНИИ). 1931 1936 г.г.», «Научно-исследовательский институт культуры КАССР (НИИК). 1937 - 1940 г.г.»). - Оп.З. - ДД.130, 164, 243, Оп.35. - ДД.2, 13.

13. Из фондов Мурманского областного краеведческого музея (Из фондов МОКМ).

14. Научно-вспомогательный фонд (НВ): №№ 4170/1, 4170/2, 4170/3, 4170/4, 4416/16, 4416/17, 4162/6, 4162/7, 4162/8, 4416/23, 5185. Книга поступлений (КП): №№ 16082/2, 20077/2, 20453/2.1.. Опубликованные источники.

15. I Краеведческий Съезд Северо-Западной Области // Вестник Карело-Мурманского края. 1926. -№ 16 (1 июня). - С.9-10

16. Ш-я Всероссийская Конференция по Краеведению // Известия ЦБК. — 1927. № 10 (декабрь). - С.345-346

17. Ш-я Всероссийская Конференция по Краеведению // Карело-Мурманский край. 1928. - № 1 (январь). — С.8-11

18. А.Х. 2 Всесоюзная Конференция по краеведению / А.Х. // Вестник Карело-Мурманского края. 1925. - № 3 (18) (21-го января). - С.21

19. А.Х. Библиография. Мурманское О-во Краеведения. Доклады и сообщения, вып. II. Мурманск 1928 г., стр. 104 с 2 картами и рисунками в тексте. Тир. 700 экз. Цена не указана / А.Х. // Карело-Мурманский край. - 1929. - № 1. - С.28-29

20. А.Х. Краеведение на нашем Севере / А.Х. // Вестник Мурмана. 1924. - № 1 (53) 5-го января. - С.6-9

21. Авен-Авинский. Деятельность краеведческих организаций / Авен-Авинский // Известия ЦБК. 1928. - № 9 (ноябрь). - С. 13-22

22. Академик С.Ф. Ольденбург // Красная Карелия. 1934. - 3 марта

23. Алисов А. Недочёты краеведческой работы и краеведческая действительность (В порядке самокритики) / А. Алисов // Карело-Мурманский край. 1928. — № 10-11 (октябрь - ноябрь). — С.35-36

24. Алисов. Краеведческая работа в Кандалакше / Алисов // Красная Карелия. 1928. — 25 июля

25. Алмазов Ю.А. IV Всероссийская конференция по краеведению (Очерк организации) / Ю.А. Алмазов // Советское краеведение. 1930. - № 3-4 (март - апрель). — С.34-38

26. Алымов Б. Деятельность краеведческих организаций. Общество изучения Мурманского края / Б. Алымов // Известия ЦБК. 1929. - № 1. — С.13-14

27. Алымов В. На местах. Северо-Западный район / В. Алымов // Известия ЦБК. 1927. - № 6 (июль - август). - С.207-208

28. Анциферов Н. Краеведение и страноведение / Н. Анциферов // Известия ЦБК. 1927. - № 6 (июль - август). - С.200-203

29. Анциферов Н. Краеведение как историко-культурное явление / Н. Анциферов // Известия ЦБК. 1927. - № 3 (март). - С.83-86

30. АОИРСIIИАОИРС. — 1909. — №11.-С.59-64

31. АОИРС // ИАОИРС. 1909. - № 1. - С.65-70

32. АОИРС // ИАОИРС. 1909. -№11.- С.59-64

33. АОИРС //ИАОИРС.- 1911.-№ 19. С.609-617

34. АОИРС//ИАОИРС.-1913.-№ 12. С.567-569

35. АОИРС // ИАОИРС. 1913. -№ 13. - С.610-612

36. АОИРС //ИАОИРС. 1913. -№ 14. - С.658-659

37. АОИРС // ИАОИРС. 1913. -№ 7. - С.324-327

38. АОИРС // ИАОИРС. 1913. -№ 8. - С.378

39. АОИРС //ИАОИРС. 1914. - № 17. - С.555-556

40. АОИРС // ИАОИРС. -1916. -№ П. С.472-473

41. АОИРС // ИАОИРС. 1916. - № 12. - С.503

42. АОИРС // ИАОИРС. 1917. - № 6. - С.271-274

43. АОИРС // ИАОИРС. 1918. - № 8-9. - С. 187-191

44. Баклановская М. Краеведение на Кольском полуострове / М. Бакланов-ская // Карело- Мурманский край. — 1935. — № 7. — С.31-32

45. Бартенев В. Очерк деятельности Архангельского О-ва изучения Русского Севера с 1908 по 1918 г.г. (Доклад на общем собрании 19 августа 1918 г.) / В. Бартенев // ИАОИРС. 1918. - № 8-9. - С. 149-152

46. Большаков А. Аполитичного изучения местного края нам не нужно / А. Большаков // Советское краеведение. — 1931. — № 5 (май). — С.69-71

47. Большаков A.M. Краеведение и школа / A.M. Большаков // Краеведение. 1928. - № 5. - С.279-287

48. Брянский М. Первый курс советского краеведения (Сергей Толстов — введение в советское краеведение) / М. Брянский // Советское краеведение. 1932. -№ 10 (октябрь). - С. 15-2236.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.