Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1921-1937 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Смирнова, Марина Александровна

  • Смирнова, Марина Александровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2011, АрхангельскАрхангельск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 253
Смирнова, Марина Александровна. Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1921-1937 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Архангельск. 2011. 253 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Смирнова, Марина Александровна

Введение.

Глава 1. Государственная политика в области краеведческого движения в 1921-1937 гг.

1.1. Влияние новой экономической политики на развитие краеведческого движения в 1921-1927 г.

1.2. Трансформация политики государства по отношению к краеведческому движению в 1928-1937 гг.

Глава 2 Организационная и социокультурная структура краеведческих обществ на Европейском Севере России в 1921-1937 гг.

2.1 Динамика развития краеведческих организаций Европейского

Севера России в 1920-е гг.

2.2 Структурный и социокультурный профиль краеведческих обществ Европейского Севера России в 1930-е гг.

Глава 3 Вклад краеведов в изучение Европейского Севера России в 1921-1937 гг.

3.1 Результаты краеведческой деятельности в области истории и культуры на Европейском Севере России (1921-1937 гг.)

3.2 Итоги деятельности краеведов в развитии естественнонаучных и экономических направлений на Европейском Севере России (1921-1937 гг.)

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1921-1937 гг.»

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью исторического осмысления роли и места краеведческого движения в социально-экономическом и культурном развитии современной России и Европейского Севера в частности.

На фоне кардинальных перемен рубежа ХХ-ХХ1 вв. в жизни страны существенно возросла роль творческой инициативы и гражданской активности отдельных лиц и социальных групп, что является важнейшим фактором успеха в реализации модернизационной парадигмы, демократизации страны и формировании основ гражданского общества. В данном контексте исторический опыт краеведческого движения 1920-х гг., которое являлось примером проявления общественной инициативы, активно и на добровольной основе участвовало в проведении научных изысканий, восстановлении разрушенной экономики и сохранении культурного наследия страны, чрезвычайно востребован на современном этапе.

В современном российском обществе наблюдается заметный рост самостоятельности регионов, повышение социальной активности населения и ,, »1 , ускорение процессов развития общественных движений, в том числе краеведческих. Они развиваются примерно по тем же направлениям, что и в 1920-е гг., что актуализирует необходимость извлечения опыта настоящего общественного феномена на региональном уровне.

Современное краеведение, возрождая историческую память, способствует социализации молодежи и воспитанию гражданской активности, но одновременно может быть использовано и с противоположной целью, а именно для развития ксенофобии и сепаратизма. В связи с чем знание подлинных исторических событий, выявление закономерностей развития краеведческого движения позволит избежать крайностей и ошибок в современном краеведении.

Актуальность заявленной темы обусловлена также необходимостью дальнейшего концептуального осмысления проблемы и воссоздания целостного исторического полотна краеведческого движения, как в общероссийском, так и региональном измерении. В частности, в настоящее время единичны обобщающие исследования по вопросам теории и истории краеведческого движения, слабо изучены такие аспекты проблемы, как государственная политика в области краеведческого движения в 1921-1937 гг., практически не выявлен масштаб вовлечения общественности в деятельность исследуемых обществ и их социально-культурный облик.

Обращение к региональному аспекту проблемы продиктовано слабой изученностью темы и одновременно включенностью Европейского Севера России в систему геополитических, геоэкономических, оборонных и научных интересов страны, что было отмечено еще на I Всероссийской краеведческой конференции в 1921 г.1. Актуальным это вновь становится в начале XXI в., когда Европейский Север России вновь становится форпостом освоения арктических территорий. Особую значимость при этом приобретают проблемы вовлечения жителей региона в изучение потенциальных возможностей своего края путем активизации краеведческого движения.

Степень научной разработанности темы. В историографии исследуемой темы можно выделить два этапа: советский и постсоветский. Каждый из них отличается теоретико-методологическими подходами в осмыслении краеведческого движения, интерпретацией исторических источников, степенью их научного осмысления. На каждом из них можно выделить три группы научных разработок: 1) труды, посвященные теоретическим аспектам проблемы; 2) исследования краеведческого движения в общероссийском и региональном масштабе; 3) работы по истории конкретных обществ. В совокупности они дают возможность оценить место и роль краеведческого движения Европейского Севера России в общегосударственных процессах

1 Шокальский Ю.М. Русский Север как задача краеведного изучения // Вопросы краеведения: сб. докл. Н.Новгород, 1923. С. 151-158. развития общественной жизни, позволяют представить северные краеведческие общества в многообразии их полезной деятельности, направленной на развитие своего региона.

В свою очередь в советском этапе историографии на основании анализа динамики государственной политики по отношению к краеведческому движению и как следствие степени роста исследовательского интереса к проблеме можно выделить несколько хронологических периодов.

Первый период {1930-1950-е гг.) приходится на годы, когда характерной особенностью времени становится жесткий идейно-политический контроль над всеми сферами общественной жизни, доминированиее тенденциозных и узкоклассовых политизированных суждений, что не позволяло исследователям изучать запрещенные по идеологическим причинам темы.

В начале 1930:х гг. теоретико-методологическими исследованиями, направленными на осмысление сущности краеведения, занималось Общество краеведов-марксистов при Коммунистической академии ЦИК СССР (ОКРАМ), осуществлявшее руководство краеведческим движением в стране. Оно пыталось теоретически обосновать значение термина «советское краеведение», что означало включение краеведческого движения в социалистическое строительство и выдвижение на передний план не научных, а идеологических задач . Таким образом, была сделана попытка вписать краеведческое движение в модернизационные процессы, происходившие во всех сферах советской жизни. В середине 1930-х гг. краеведение было объявлено «лженаукой», уводящей от реальной жизни в прошлое.

Специальных исследований, посвященных истории краеведения, в эти годы не было, статистические сведения не фиксировались. Лишь в 1930 г. Центральное Бюро Краеведения (ЦБК) подготовило аналитический сборник

0 состоянии краеведческого движения в российских регионах3, что было

1 Пинкевич А.П. Предмет советского краеведения //Советское краеведение. 1930. № 1/2. С. 8-21;

Радченко Е. Краеведение и политпросветработа. М., 1929.

3 Краеведная работа в РСФСР : краткие обзоры по областям (краям) и АССР. М., 1930. связано с прошедшей в том же году Всероссийской краеведческой конференцией. Материалы ее оказались «арестованными» и неизвестны в полном объеме до сих пор. Сфабрикованное «Дело историков», большинство из которых были активными краеведами, дало возможность власти объявить «наличие классово-антагонистических сил в руководящем академическом краеведном центре»4 и запретить все, что было связано с опальными историками.

В плане осмысления регионального аспекта проблемы определнный интерес представляет книга директора Архангельского краеведческого музея В.А. Тонкова об Архангельске, вышедшая в свет в 1937 г.5. В ней дан перечень научных учреждений и организаций Архангельска на начало 1930-х гг., представлен краткий обзор деятельности Архангельского краеведческого общества (АКО). Это показывает его значимость, которую нельзя было проигнорировать даже в период разгара репрессий, что осознавал автор. Издание готовилось до неожиданного официального закрытия общестза, поэтому упоминания об АКО не успели изъять.

В 1940-е и последующие годы краеведческую деятельность разрешали лишь как школьные уроки патриотизма и героизма советского народа времен' р I |

Великой Отечественной войны. На официальном уровне подлинное краеведение интерпретировалось как «кладоискательство духовных кладов» , что нивелировало значимость изучения настоящей проблемы.

Первые позитивные изменения в политической жизни страны начались в середине 1950-х гг., но антикраеведческая пропаганда 1930-х гг. еще не была развенчана, в связи с чем исследований теоретического и исторического плана в СССР практически эти годы не было.

В начале 1950-х гг. попытка проанализировать историю советского краеведения 1920-1930-х гг. была предпринята мюнхенским профессором

4 Гельгардт Р. ЦБК и Всесоюзная академия наук // Советское краеведение. 1934. № 8. С. 6.

5 Научно-исследовательские учреждения // Тонкое В А. Архангельск. Архангельск, 1937. С. 94-98.

6 Биапки В В Слово о краеведении: Боровичи, 28 июля 1946 года. Л., 1975.

М.А. Миллером7. Рукопись готовилась в Федеративной Республике Германии, поэтому автор был свободен в своих высказываниях, в то же время он, не имея доступа к многим документам и опираясь на известные лично ему факты из жизни южных и центральных областей России, не мог правильно оценить общегосударственный размах краеведческих исследований. Однако в целом, эта публикация дает общую правдивую картину ситуации.

1960-е - середина 1980-х гг. - следующий важный период в осмыслении места и роли краеведческих обществ в жизни страны. Оживление общественной жизни, отход от идеологии сталинской эпохи, пробуждение интереса к общей теории социалистического государства и права способствовали появлению трудов, которые рассматривали систему общественных организаций в ее юридико-политической форме. Стала создаваться теоретическая концепция общественных организаций, в которую наряду с другими вписывались краеведческие объединения8. В 1970-е и последующие годы Ц.А. Ямпольская, А.И. Щиглик представили общественные организации как полноправное звено в политической системе советского общества, определив основные признаки общественной организации (наличие устава, целей, задач и т.п.), анализируя внутренние и внешние ее связи9. Труды настоящих авторов еще не свободны от господствующей марксистско-ленинской идеологии, но обращение к настоящей теме способствовало пробуждению исследовательского интереса к ней.

7 Миллер М.А. Археология в СССР. Мюнхен, 1954. 160 с. (Исследования и материалы. Серия 1, № 12). Рукопись. Место хранения: Рос. гос. б-ка. Фонд эмигр. лит.

8 Воеводин Л.Д., Шеремет К.Ф. Роль общественных организаций в организации управлении Советским государством. М., 1960; Лукьянов А.И., Лазарев Б.М. Советское государство и общественные организации. М., 1961.

9 Вопросы теории и истории общественных организаций / отв. ред. Ц.А. Ямпольская, А.И. Щиглик. М., 1971; Добровольные общества при социализме / А.И. Щиглик, Ц.А. Ямпольская. М., 1976; Общественные организации в политической системе: аспекты взаимодействия с партией, государственными органами, трудовыми коллективами / отв. ред. и авт. предисл. Ц.А. Ямпольская. М., 1984; Щиглик А.И., ШутькоД. Добровольные общества. М., 1989.

Исследования А.Д. Степанского и Т.П. Коржихиной по вопросам теории и философии общественной организации, явились продолжением предыдущих исследований10. Вышеназванные авторы чаще обращались к дореволюционному опыту, однако Т.П. Коржихина опубликовала структурированный перечень всех общественных объединений, включая краеведческие, функционировавшие в стране в 1917-1936 гг.

В период «хрущевской оттепели» (1960-е гг.), стал формироваться устойчивый интерес к историческому краеведению. Этому способствовали статьи, опубликованные в журнале «История СССР» и посвященные общим проблемам исторического краеведения11. В названные годы начали появляться первые сборники трудов, где были представлены статьи по истории развития отдельных направлений краеведческой деятельности и оценке вклада видных краеведов в изучение регионов12. Большинство публикаций посвящалось «золотому десятилетию краеведения», т.е. 1920-м, когда- власть была заинтересована в развитии краеведческого движения. Появились обобщающие монографии по истории краеведческого движения 1920-1930-х гг. Но в них, прежде всего, восхвалялась политика КПСС в области развития культуры и науки в СССР, а деятельность краеведов замалчивалась13.

С 1955 г. с большим временным разрывом Институт истории Академии наук СССР издает многотомник «Очерки истории исторической науки в СССР». В 4-м томе этого издания представлена краткая характеристика

10Степанский А.Д. История общественных организаций дореволюционной России. М., 1979; Он же. Общественные организации в России на рубеже XIX-XX веков. М., 1982; Коржихина Т.П. Общественные организации СССР в 1917-1936 гг. М., 1981; Коржихина Т.П., Степанский А.Д. Из истории общественных организаций // Историки спорят : тринадцать бесед. М., 1988. С. 406-431.

11 Кабанов П.И., Ушаков A.B. О советском историческом краеведении //История СССР. 1963. № 3. С 3-17 Разгон A.M. Пути советского краеведения//Там же. 1967.№4. С. 190-201.

12 Ушаков A.B. Краеведение на службу советской исторической науке // Труды НИИ музееведения. М., 1961. Вып. 2. С. 1-31; Каневский Б.П. Исторические общества в дореволюционной России и в СССР //История исторической науки в СССР. М., 1965. С. 133-144; Борина E.H. Из истории деятельности Центрального бюро краеведения (1922-1927 гг.) //Труды Ленинградского государственного института культуры им. Н.К. Крупской. JL, 1967. Т. 17. С. 285-296.

13 Кольцов A.B. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки. М.; JL, 1960; Алексеева ГД. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917-1923). М., 1968; Москва: годы предвоенные. М., 1975; Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. М., 1983. деятельности краеведческих учреждений 1920-1930-х гг., признаны заслуги краеведов в развитии советской науки. Одновременно предпринимаются попытки противопоставить их дореволюционным краеведческим обществам14.

В 1960-1980-е гг. в регионах появились школьные экспериментальные учебники по региональной истории, в том числе в Архангельске и Вологде15. Вологодский краеведческий музей совместно с отделением Географического общества выпустил несколько сборников под общим наименованием «Вологодский край». Одна из глав 3-го выпуска была посвящена музейной деятельности вологодских краеведов 1920-х гг.16.

В 1970-е и последующие годы продолжился процесс фактологического накопления материала по истории краеведения. Появились исследования по конкретным аспектам исследуемой темы17.

В 1960-е - первой половине 1980-х гг. в контексте возросшего интереса к истории государства и права пробудился интерес к истерии общественных объединений. В научных публикациях преобладала тематика, раскрывающая руководящую роль партии в активизации общественной деятельности. С началом рассекречивания архивов (1980-е гг.) возрос интерес к проблемам I судеб репрессированных краеведов.

Вторая половина 1980-х-начало 1990-х гг. Демократические преобразования середины 1980-х гг. стали важным этапом в создании историографии и методологии ранее закрытых тем, в том числе по реабилитации краеведческого движения. С 1980 г. начал издаваться альманах «Памятники Отечества». Открылись спецхраны крупных библиотек,

14 Очерки истории исторической науки в СССР / под ред. М.В. Нечкиной. М., 1966. Вып. 4. С. 256.

15 Наш край в истории СССР : учеб. пособие по краеведению для учащихся 7-10 кл. / под ред. Г.Г. Фруменкова. Архангельск, 1968 (переизд. до 1979); Живые голоса истории : учеб. пособие для учащихся 7-10 кл. школ Вологод. области. Архангельск, 1981.

16 Ляпкина А. Разведчики родного края // Вологодский край / редкол.: В.М. Малков (ред.) и др. Вологда, 1962. Вып. 3. С. 157-175.

7 Буринская E.H. Из истории советского краеведения (1917-1928 гг.) // Новосиб. публ. науч.-техн. б-ка : сб. тр. Новосибирск, 1976. Вып. 33. С. 76-99; Филимонов С.Б. Периодика Центрального бюро краеведения как источник по истории исторического краеведения в РСФСР, 1923-1929 гг. сохранившие интеллектуальное наследие предшественников, стали доступными многие архивные фонды, началось постепенное переосмысление многих исторических событий советской эпохи.

Актуальными стали вопросы методологии исторического краеведения. Они обсуждались в научной периодике, на Всесоюзных научных конференциях по историческому краеведению. Первая из них состоялась в Полтаве в 1987 г. по инициативе Академий наук СССР и Украинской ССР,

1Я вторая - в 1989 г. в Пензе . Эти и последующие конференции актуализировали необходимость междисциплинарного подхода к краеведению, значимость исследования культурно-исторической среды изучаемого региона и места человека в ней.

В Челябинске 17 апреля 1990 г. на I краеведческом съезде был создан Союз краеведов России (первый его председатель - С.О. Шмидт, с 2007 г. — В.Ф. Козлов), что стало мощным стимулом для развертывания массового интереса к региональному краеведению. В 1990-2000 гг. регулярно выходил краеведческий альманах «Отечество». Регионы начали целенаправленно изучать деятельность своих краеведческих обществ19.

В этот период появились первые публикации о северных краеведах. В Вологде на прошедших в 1980-е гг. конференциях прозвучали доклады о деятельности вологжан-краеведов, в том числе источниковедческие. Были опубликованы краткие обобщающие статьи, посвященные 80-летию Вологодского общества изучения Северного края

ВОИСКГ. В 1994 г. Социалистические преобразования и социалистическое строительство северной деревни: вопросы источниковедения и археографии. Вологда, 1977. С. 75-81.

18 Рыбаков М.А. О некоторых вопросах исторического краеведения //История СССР. 1980. №4. С. 216-220; Тихвинский С. Л. Состояние и задачи дальнейшего развития исторического краеведения в СССР // Вопросы истории. 1988. № 1. С. 24-31; Шмидт С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения //Отечество : краевед, альм. М., 1990. Вып. 1. С. 11-27; Гатагова JI.H. Проблемы краеведческой памяти на переломных моментах истории //Человек и время. М., 1991. С. 89-96; Первая Всесоюзная научная конференция по историческому краеведению. Киев, 1987; Вторая Всесоюзная конференция по историческому краеведению. Пенза, 1989.

19 Историко-краеведческие материалы фонда Общества изучения Московской губернии (области): к методике изучения истории советского исторического краеведения / сост. и авт. статьи С.Б. Филимонов; под ред. С.О. Шмидта. М., 1980.

20 Быков Б.Б. Документы ВОЙСК о материальной и духовной культуре, правосознании северного крестьянства (1917-1928 гг.) // Вклад северного крестьянства в развитие материальной и духовной

ВОЙСК вновь возобновил работу, сохранив прежнее наименование, стал выпускаться журнал «Известия ВОЙСК», где публиковались статьи о деятельности предшественников.

В Архангельске и на Соловках с 1989 г. регулярно проводятся Соловецкие форумы, где значительное внимание начало уделяться Соловецкому обществу краеведения (СОК), как самой уникальной и высококвалифицированной по составу участников организации21.

С начала 1990-х гг. отечественные исследователи начали проявлять повышенный интерес к участникам краеведческого движения 1920-1930-х гг. Значительный интерес в данном плане представляет монография В.А. Куманева, где в контексте анализа трагических судеб интеллигенции освещены судебные процессы над историками-краеведами, выявлены заслуги С.Ф. Ольденбурга, С.Ф. Платонова, Н.П. Анциферова, П.А. Флоренского" . Через анализ жизни и творчества конкретных краеведов начинает решаться задача персонификации истории . Например, через изучение биографии активных членов Северо-Двинского общества изучения местного края (СДОИМК) начинался анализ деятельности данной краеведческой культуры : тез. годич. собрания проблем, об-ния и Северного отд-ния археогр. комиссии. Вологда, 1980. С. 23-25; Судакова JI.K. Роль ВОЙСК в изучении Северного края //М.В. Ломоносов и значение его деятельности для развития просвещения : тез. докл. Всесоюз. науч.-практ. конф. Архангельск, 1986. С. 281-283; Быков А.В. Вологодское общество изучения Северного края : (к 80-летию со дня создания) // Вологодское краеведение, его научные и воспитательные задачи : тез. докл. и сообщ. II краевед, науч.-практ. конф. Вологда, 1989. С. 5-7; Еркова Т.С. Вологодское общество изучения Северного края // Календарь знаменательных и памятных дат по Вологодской области на 1989 год. Вологда, 1989. С. 27-28.

21 Мельник А.В. Журнал «СЛОН» - «Соловецкие острова» (1924-1930) как источник для изучения темы «Соловецкие лагеря особого назначения» // Десталинизация сознания: проблемы и перспективы. Архангельск; Соловки, 1989. С. 65-67; Соколова Ф.Х. Соловки в судьбах русской интеллигенции //Социокультурное пространство: традиции и инновации, глобальное и региональное измерение : материалы X Соловецкого форума. Архангельск, 2001. С. 81-89. 2 Куманев В. А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции. М., 1991.

23 Филимонов С.Б. Н.П. Анциферов - участник краеведческого движения 1920-х годов // Анциферовские чтения: материалы и тез. конф. Л., 1989. С. 24-27.

24 Кудрин Н.М. Художник Н.Г. Бекряшев // История и культура Великоустюгского края : тез. докл. и сообщ. чтений, посвящ. памяти В.П. Шляпина. Вологда, 1991. С. 13-14; Чебыкина Г.Н. В.П. Шляпин: историк и краевед //Там же. С. 1-5; Она же. Бурцев Евлампий Арсеньевич // Вологодская энциклопедия. Вологда, 2006. С. 84.

В этот период во всех регионах страны выходит в свет значительный массив публикаций по истории политических репрессий, в том числе и по репрессированным краеведам.

1990-2000-е гг. - постсоветский этап историографии заявленной темы. Он отличается стремлением исследователей обеспечить краеведение собственной теорией и многообразием концептуальных подходов . Предпринимаются попытки выявить сущность и содержание термина «краеведение», всесторонне роль и значение краеведческой деятельности в общественной жизни, проанализировать этапы его развития и обозначить перспективы. В частности Г.П. Пирожков отмечает, что краеведение включает в себя «краеографию» (описательную краеведческую деятельность) и «краеологию» (теоретическое осмысление краеведческой деятельности)26.

В целом сущность понятия, первоначально интерпретируемое как деятельность по изучению края, эволюционирует к более широким и емким дефинициям «регионоведение» и «регионология. Существенный вклад в изучении теоретических вопросов краеведения внесли И.Н. Ильина и М.А. Орешина, которые положили начало осмыслению краеведческого движения как к структурному элементу гражданского общества, а не составной части политической системы . И.Н. Ильина, вслед за А.Д. Степанским и Т.П. Коржихиной, на материалах 1920-х гг., исследовала природу общественных объединений, способы и средства их создания, показала восприятие организаций обществом и властью, проанализировала формы, виды и характер общественной деятельности, предложила свою классификацию общественных организаций. М.А. Орешина на примере краеведческих

25 Гомаюнов С.А. Местная история: проблемы методологии // Вопросы истории. 1996. № 9. С. 158-163; Ефременков Н.В. Краеведение в системе исторической науки: к истории вопроса //Историческое краеведение: вопросы преподавания и изучения : сб. науч.-метод. тр. Тверь, 1991. С. 5-26; Шмидт С.О. Краеведение и культура России первой трети XX столетия //Россия в XX веке: судьбы исторической науки. М., 1996. С. 496-505; Размустова Т.О. Исторические модели краеведения в России // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России: материалы Всерос. науч.-практ. конф. М., 1999. С. 94-101; Туманов В.Е. Социальные функции краеведения // Вторые Всероссийские краеведческие чтения. М., 2011. С. 6-15.

26 Пирожков Г.П. Теория краеведения. СПб., 2005. С. 198. обществ Европейского Севера России начала XX в. исследовала традиции осмысления темы на региональном уровне.

В постсоветский период наблюдается всплеск интереса к истории краеведческого движения в стране, началась систематизация ранеее опубликованных материалов. Историография заявленной проблемы представлена множеством научных разработок, посвященных краеведческому движению первой трети XX в. в стране и регионах, многообразием

ЛО исследуемых аспектов темы . Обозначилось источниковедческое направление изучения краеведения, которое разрабатывают С.Б. Филимонов, С.О. Шмидт29.

Появились публикации, посвященные анализу отдельных направлений деятельности краеведческих обществ 1920-1930-х гг. вышел в свет значительный пласт научных публикаций,- посвященных анализу деятельности краеведческих обществ в плане спасения архивов, библиотек, художественных ценностей, что способствовало массовому созданию

27 Ильина И.Н. Общественные организации России в 1920-е годы. М., 2000; Орешина МЛ. Россия региональная: теоретико-методологические аспекты изучения. М., 2000.

8 Историческое краеведение в СССР: вопросы теории и практики: сб. науч. ст. Киев, 1991; Историческое краеведение: вопросы преподавания и изучения: сб. науч.-метод. тр. Тверь, 1991; Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: сб. науч. тр. М., 1992.

29 Мир источниковедения. М.; Пенза, 1994; Источниковедение и краеведение в культуре России. М., 2000; Филимонов С.Б. Краеведение и документальные памятники (1917-1929). М., 1998; Он же. О методике выявления и изучения источников по истории отечественного краеведения 191711929 гг. //Историко-культурное наследие и современность : материалы [Всерос.] респ. науч.-практ. конф. Краснодар, 1995. С. 122-123; Шмидт С.О. Традиции отечественного краеведения, выявление и использование документальных памятников // Первая Всесоюзная научная конференция по историческому краеведению. Киев, 1987. С. 14; Он же. Краеведение и документальные памятники. Тверь, 1992

30 Филимонов С.Б. К вопросу о роли краеведческих учреждений и организаций РСФСР в спасении и сохранении архивных материалов в первые годы советской власти // Архивы СССР: история и современность. М., 1989. С. 81-91; Белозерова КВ. Из истории учета культурных ценностей в первые годы Советской власти, 1918-1921 гг.: (по материалам Отд. письм. источ. ГИМа) // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры : сб. науч. тр. М., 1990. С. 5573; Фарсобин В.В. Вопросы охраны и изучения недвижимых памятников в центральных органах печати советского краеведения (1923-1936 гг.) //Там же. М., 1992. С. 184-197; Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. М., 2005; Старостин Е.В., Хорхордина Т.Н. Архивы и революция. М., 2007. краеведческих и специализированных музеев, формированию уникальных библиотечных и архивных фондов по всей территории СССР31.

Исследователь C.B. Журавлев актуализировал проблему создания краеведами серии книг по истории фабрик и заводов, организованной по инициативе A.M. Горького в начале 1930-х гг.32.

В 1990-2000-е возрос интерес к вопросам городоведения, которые в 1920-е гг. активно разрабатывались И.М. Гревсом, Н.П. Анциферовым и др. Совместными усилиями историков, культурологов, географов и архитекторов началось изучение образа города в геоисторическом пространстве. Формируя новый взгляд на городоведение, они часто обращаются к наследию предшественников. Среди них следует особо выделить работы В.И.

33

Коротаева, В.Г. Рыженко, Л.И. Сизинцевой, И.И. Митина и многих др . Их исследования ^положили начало формированию нового направления -гуманитарной географии.

В.Г. Рыженко, одна из немногих, обратилась к теме «производственного» краеведения34. Эта тема требует своего дальнейшего изучения на примере других регионов, равно как и этнографические, археологические, фольклорные, издательские, библиотечные и другие К направления краеведческой деятельности.

В регионах в последние десятилетия регулярно проводилятся научные конференции, краеведческие чтения, полностью посвященные локальной

31 Формирование государственной музейной сети (1917-первая половина 60-х гг.) : науч.-метод. рек. / авт. Д.А. Равикович. М., 1988; Размустова Т.О. Музеи и эволюция российского краеведения // Экология культуры : информ. бюл. Архангельск, 2004. № 3. С. 45-52.

32 Журавлев C.B. Материалы заседаний Главной редакции «Истории фабрик и заводов» (19311932) // Мир источниковедения : сб. в честь С.О. Шмидта. М.; Пенза, 1994. С. 242-247.

33 Сшинцева Л.И. Изучение города: прошлое - будущему // Становление и ранний этап истории города Костромы. Кострома, 1998. С. 10-18; Мишин И.И. Череповец вчера, сегодня, завтра: материалы к образу города // Гуманитарная география : науч. и культур.-просвет. альм. М., 2004. Вып. 1. С. 183-202; Коротаев В.И. Попытка реконструкции Архангельска в имперско-монументальном стиле в 1930-х годах // Сакральная география и традиционные этнокультурные ландшафты народов Европейского Севера : сб. науч. ст. Архангельск, 2006. С. 362-383; Рыженко В.Г. Город как объект внимания российских историков и краеведов: о преемственности опыта «золотого десятилетия» XX века и современных практик // Уральские Бирюковские чтения : сб. науч. и науч.-попул. ст. Челябинск, 2006. Вып. 4: Город как феномен культуры, ч. 1. С. 7-11.

34 Рыженко В.Г. Производственное краеведение в Омском регионе: из опыта взаимосвязей с административными органами // Вестник Омского ун-та. 1996. Спецвып. № 3. С. 61-63. С истории . В материалах конференций наряду с общероссийскими обобщениями раскрываются конкретные аспекты истории краеведения первой трети XX в., выявляется вклад краеведов в развитие регионов, анализируются трагические судьбы участников краеведческого движения. География исследований охватывает практически все регионы бывшего

Л/

Советского Союза . В настоящее время более детально исследована деятельность Воронежского краеведческого общества, Костромского научного общества по изучению местного края, Курского общества краеведения, Тамбовского общества краеведения, сибирские краеведческие общества . По этим публикациям можно представить деятельность краеведческих организаций центральных регионов страны в 1920-1930-е гг.

Мощный импульс развертыванию массового интереса к краеведению был дан созданным в 1990 г. Союзом краеведов России (СКР)/ который систематически издает альманахи, сборники материалов, проводит ло

Всероссийские краеведческие чтения . С 2006 г. выходит общероссийский журнал «Хроники краеведа».

35 Историко-культурное наследие и современность: материалы [Всерос.] респ. науч.-практ. конф. (г. Ейск, 20-24 июня 1995 г.). Краснодар, 1995; Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России : материалы Всерос. науч.-практ. конф. М., 1999; Региональная история в российской и зарубежной историографии: тез. докл. междунар. науч. конф. Рязань, 1999; Отечественная культура и развитие краеведения : тез. докл. Всерос. науч. конф. Пенза, 2000.

36 Шкаровский М.В. Культурная жизнь Сольвычегодского уезда в первые годы советской власти : по материалам ЦГАОРП Петербурга // Сольвычегодск в истории русской культуры : тез. докл. науч. конф. Сольвычегодск, 1992. С. 64-67; Флейман Е.А. Краеведческое движение в России в 1920 гг. //Проблемы историографии, источниковедения и исторического краеведения в вузовском курсе : тез. 2-й регион, науч.-метод. конф. Омск, 1995. С. 163-165; Тагшьцева H.H. Специфика краеведения как синтеза наук : на примере краеведения Уральского региона конца XIX в. - 1930-х гг. XX в. // Источниковедение и краеведение в культуре России. М., 2000. С. 295-297; Орешина М.А. Русский Север начала XX века и научно-краеведческие общества региона. М., 2003; Филимонов A.B. Псковское краеведение в 1920-1930 гг. Псков, 2004; Рязанцев Н.П. Из истории краеведческого движения в Ярославском крае в 1920-е - начале 1930-х гг. //Век нынешний, век минувший. Ярославль, 2007. Вып. 6. С. 145-155.

37 Акинъшин А.Н., Ласунский О.Г. «Дело краеведов» Центрального Черноземья //Отечество : краевед, альм. М., 1990. Вып. 1. С. 56-66; Акиныиин А.Н. Судьба краеведов (конец 20 - начало 30 гг.) //Вопросы истории. 1992. №6/7. С. 173-178; Сизинцева Л.И. Переписка В.И. Смирнова как источник по истории «уездного краеведения» 1920-х годов //Мир источниковедения. М.; Пенза, 1994. С. 336-340; Алленова В.А., Мизис Ю.А. История тамбовского краеведения (XIX в. - 30-е годы XX в.). Тамбов, 2002; Шиловский М.В. Актуальные вопросы истории и современной практики исторического краеведения в Сибири // Земля Тюменская. 2004. Вып. 17. С. 32^2.

38 Первые Всероссийские краеведческие чтения. М., 2009; Третьи Всероссийские краеведческие чтения. М., 2009; Вторые Всероссийские краеведческие чтения. Четвертые Всероссийские краеведческие чтения. М., 2011.

В современной историографии значительный массив исследований посвящен отдельным аспектам заявленной темы. В частности А.Н. Акиныпин, Г.Д. Злочевский, В.Г. Рыженко, Л.И. Сизинцева и ряд других исследователей обратили внимание на необходимость всестороннего осмысления причин свертывания краеведческого движения в стране39.

Вопросы жизнедеятельности и судеб российских краеведов начинают активно обсуждаться в контексте изучения истории интеллигенции. Настоящий аспект темы нашел отражение в исследованиях Е.В. Барышевой, Н.К. Гуркиной, A.A. Даниловв,' A.A. Заховаева, B.C. Меметова, Ф.Х. Соколовой и др.40. История краеведческого движения в стране регулярно находит отражение в материалах научных форумов, организуемых центром интеллигентоведения в Иваново41.

Сборник статей «Репрессированная интеллигенция, 1917-1934 гг.», под редакцией Д.Б. Павлова позволяет отразить судьбы прогрессивных деятелей дореволюционной русской культуры и известных краеведов, которые е первые послереволюционные годы спасали от разорения русскую культуру42.

39 Акиныиин А.Н. Трагедия краеведов : по следам архива КГБ //Русская провинция : заметки краеведов. Воронеж, 1992. С. 208-235; Сизинцева Л.И. Материалы о разгроме костромского краеведения в 1930-1931 гг. //Археографический ежегодник за 1991 год. М., 1994. С. 114-136; Брачев B.C. «Дело историков», 1929-1931 гг. 2-е доп. изд. СПб., 1998; Рыженко В.Г. Репрессированое краеведение и судьбы краеведов // 60-летие большого террора : памяти жертв репрессий : материалы науч. конф. Омск, 1998. С. 46-50; Злочевский Г.Д. Разгром краеведения в 1927-1936 годах // Архив наследия, 2002 / сост. и науч. ред. В.И. Плужников. М., 2004. С. 204-221; Щавелев С.П. «Дело краеведов» Центрально-Черноземной Области, 1930-1931. Курск, 2007.

40 Барышева Е.В. Научная интеллигенция 20-30-х гг. и создание источниковой базы политической истории России // Интеллигенция России: традиции и новации : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф. Иваново, 1997. С. 226-228; Гуркина Н.К. Интеллигенция Европейского Севера и краеведческое движение в конце Х1Х-начале XX в. //Интеллигенция, провинция, отечество: проблемы истории, культуры, политики : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф. Иваново, 1996. С. 122-124; Данилов A.A. Место и роль провинциальной интеллигенции в социокультурной системе общества (к постановке проблемы) //Проблемы методологии истории интеллигенции: поиск новых подходов : межвуз. сб. науч. тр. Иваново, 1995. С. 83-86; Заховаев A.A., Меметов B.C. Советская власть и интеллигенция в 1917-1924 гг. //Там же. С. 61-72; Соколова Ф.Х. Интеллигенция Европейского Севера России в 1917-1941 годах. Архангельск, 2003.

41 Интеллигенция и политика : тез. докл. межрег. науч.-теорет. конф. Иваново, 1991; Интеллигенция, провинция, отечество: проблемы истории, культуры, политики : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф. Иваново, 1996; Интеллигенция: генезис, формирование, становление, развитие и деятельность : материалы XX Междунар. науч.-теорет. конф. Иваново, 2009; Отечественная и мировая интеллигенция в кризисные периоды истории : материалы XXI междунар. науч.-теорет. конф. Иваново, 2010.

42 Репрессированная интеллигенция, 1917-1934 гг.: сб. ст. / науч. ред. Д.Б. Павлов. М., 2010.

В сборнике значительное внимание уделено судьбам краеведов - узников Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН).

В 1990-2000-е гг. уже на уровне диссертационных исследований предпринимаются попытки исторической реконструкции краеведческого движения в стране в первой трети XX в. 43.

Отмечая достижения исследователей в области изучения вклада краеведов в сохранение культурного наследия страны, нужно отметить слабую изученность таких аспектов проблемы как, геологические, биологические, этнографические, фольклорные исследования краеведов, их деятельность по изучению и развитию промыслов и производств, сельского хозяйства и промышленности, участие в районировании, в становлении оборонной системы страны, в создании кооперативной сети в своих ? регионах. Слабо исследована роль краеведов страны в организации научных экспедиций. В научной литературе фрагментарно представлен анализ < . межрегиональных и международных связей краеведов.

Отличительной чертой современной историографической ситуации является актуализация заявленной темы за пределами России. В частности, в 2000 г. в Сорбонне (Париж) состоялась Международная научная конференция «Краеведение в России: истоки, проблемы, возрождение (1890-1990 гг.), издан сборник материалов этой конференции44. Среди 15 российских участников научной встречи были представители Европейского Севера России (г. Каргополя, Вологды, Петрозаводска). В центре внимания участников научного форума стояли вопросы истории и теории российского краеведения 1920-х гг.45.

43 Киселев A.B. Краеведческое движение в России 1917-1930 гг.: дис. канд. ист. наук. Кемерово, 1996; Рюмина Т.Д. Эволюция краеведения в России в конце XIX-XX вв.: на материалах Москвы: дис. д-ра ист. наук. M., 1999; Первушкин В.И. Становление и развитие провинциального краеведения в России во второй трети XIX - начале XX века : дис. д-ра ист. наук. Пенза, 2008.

44 Les Études Régionales en Russie (1890-1990): origines, crise, renaissanse / avec le concours de l'Association Henry Durand; Université de Paris-Sorbonne. Paris, 2002.

45 Smidt S.O. Les études régionales et importance dans la vie sociale et le développement de la culture en Russie //Les études régionales en Russie (1890-1990): origines, crise, renaissanse. Paris, 2002. S. 1-16; Kamkin A. V. Les sociétés savantes de la région de Vologda au XX' siècle: les objectifs, les résultats, les chercheurs // S. 243-268; Pernette C. Les études régionales et le pouvoir soviétique: l'exemple de la société scientifique de Kostroma pour l'étude de la région (1912-1929) // S. 285-306.

Российские историки в докладах представляли свои регионы, их зарубежные коллеги пытались оценить российский феномен.

В современной исследовательской мысли Европейского Севера России преобладает повышенный интерес к истории конкретных краеведческих обществ региона. Их анализ свидетельсвует, что краеведческое движение в исследуемом регионе имело много общих черт с другими территориями страны, но одновременно отличалось своеобразием в выборе приоритетных направлений деятельности, по составу участников и условиям деятельности. В начале исследовательского пути история краеведческой деятельности 1930-х гг., когда обществам приходилось приспосабливаться к видоизменившимся политическим условиям. Слабо изучен социальный и даже не установлен полный персональный состав участников краеведческого движения в регионе в исследуемые годы." Весьма малочисленны исследования, посвященные анализу взаимоотношений власти и краеведческого движения, вклада краеведов в развитие региона.

Наибольший интерес вызывает у исследователей Соловецкое общество краеведения (СОК) как самое уникальное, где исследовательской и культурно-просветительной деятельностью занимались политические заключенные. С 2002 г. выходит ежегодный историко-краеведческий альманах «Соловецкое море», который систематически обращается к заявленной теме46. Отдельные направления деятельности СОК (археология, музей, лесное хозяйство и другие) нашли отражение в научных разработках Ю.А. Бродского, А. Горяшко (H.A. Горяшко), Д.Н. Дряхлицына, Л.Ф. Ипатова, A.A. Куратова, A.A. Сошиной и др47. Вышли в свет биографические исследования о

46 Тюкина C.JI. Теперь Вы в Соловках. //Соловецкое море : ист.-лит. альм. Архангельск; М., 2003. Вып. 2. С. 181-186; Сошина A.A. «Подстреленные на взлете»: (молодежь в лагере на Соловках) // Там же. Архангельск; М., 2009. Вып. 8. С. 118-128.

47 Бродский Ю.А. Соловки. Двадцать лет особого назначения. М., 2002; Горяшко А. Биостанция особого назначения //Моск. журнал. 2007. №11. С. 17-23; Дряхлицын Д.Н. Из истории Соловецкого общества краеведения (СОК): по «Материалам СОК» // Анциферовские чтения. JL, 1989. С. 68-71; Он же. Архивные материалы по истории СОК: источниковедческий анализ //Мир источниковедения. М.; Пенза, 1994. С. 360-362; Соловецкий лес IЛ.Ф. Ипатов и др. Архангельск, 2005; Куратов A.A.Соловецкие памятники: описания A.A. Евневича и П.К. Казаринова, 1934 г. //Проблемы изучения историко-культурной среды Арктики : сб. науч. тр. М., 1990. С. 301-323;

А О соловецких краеведах . Однако в настоящее время нет комплексного систематического исследования по истории этого общества.

Наблюдается взлет исследовательского интереса к истории Северодвинского общества изучения местного края (СДОИМК), особенно к его музейной деятельности49.

В последние десятилетия активизировалось изучение истории Архангельского краеведческого общества (АКО). Научная деятельность краеведов нашла отражение в исследовании Ю.С. Гаппасовой50. Вклад краеведов в развитие региона нашел частичное отражение в монографии В.Н. Булатова «Наука на Архангельском Севере»51. История деятельности архангельских краеведов получила освещение в научной разработке Ю.В. Дойкова «Архангельские тени»52. К сожалению, его исследования поверхностны >не выверены, хотя и основаны на архивных материалах. Он публикует список членов АОК, не указывая даты (есть несколько различных списков за 1920-е гг.), не уточняя имена и другие биографические сведения. Биобиблиография A.A. Евдокимова грешит неточностями.

Мельник A.B. По следам CJIOHa //Соловецкий вестник. 1990. № 7. С. 2-3; № 8. С. 2; № 9. С. 2; Флейман Е.А. Ученые в условиях соловецкой ссылки в 1920-1930 гг. // IV Соловецкий общественно-политический форум : тез. докл. науч. конф. Архангельск; Соловки, 1992. С. 142— 145; Сошина A.A. Соловецкое общество краеведения (СОК) //Поморская энциклопедия. Архангельск, 2001. Т. 1. С. 388; Она же. Музей Соловецкого общества краеведения // Соловецкое море : ист.-лит. альм. Архангельск; М., 2004. Вып. 3. С. 130-140.

48 Шноль С.З. В.Н. Дегтярев - экстравагантный садовод Соловецкого лагеря // Природа. 1994. № 7. С. 123-124; Колтовой Е.Ф. Один год из жизни JI.B. Курчевского (1926 год, Соловки) // Защитники Отечества : материалы XV регион, обществ.-науч. чтений по воен.-ист. тематике. Архангельск, 2004. С. 137-147; Марковская Е.В. H.H. Виноградов как сотрудник Карельского научно-исследовательского института (1932-1937 гг.) //Рябининские чтения-2007. Петрозаводск, 2007. С. 353-355.

49 Великий Устюг. Северные лики : Великоустюгский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник / [авт.: А. Андреева, Е. Архипова, Ю. Иванов и др.]. СПб., 2006; Бестужева Ю.А. Деятельность музея Северодвинской культуры по сохранению памятников культового зодчества в Великом Устюге в 1920-1930-х годах //Великий Устюг : краевед, альм. Вологда, 2007. Вып. 4. С. 175-194.

50 Гаппасова Ю.С. Вклад научной интеллигенции в социально-экономическое и культурное развитие Архангельского Севера в 1930-е годы XX века //Гуманитарные исследования и гуманитарное образование на Европейском Севере : сб. материалов междунар. науч. конф. Архангельск, 2002. С. 302-305.

51 Краеведческие общества II Булатов В.Н. Наука на Архангельском Севере : ист. очерк. М.; Архангельск, 2007. С. 219-236.

52 http://www.doykov. 1 mcg.ru/data/1 /Arkhangelsks%20shadows.pdf (30.10.2010)

Сохранению исторической памяти о краеведах-исследователях Севера содействуют биографические словари A.A. Куратова и В.В. Огрызко . Достоинством словаря A.A. Куратова является концентрация имен многих исследователей Севера различных исторических периодов. В числе погрешностей, следует отметить краткость, неточность сведений и отсутствие четких критериев отбора персоналий. По такому же принципу подготовлены материалы к биографическому словарю В.В. Огрызко.

Биографии краеведов часто готовились как доклады к различным конференциям, где имеются ограничения в объемах представляемого материала, в связи с чем они, как правило, отражают лишь некоторые периоды жизни54. Даже отдельно изданные публикации не дают развернутых биографий. Иногда встречаются биографии членов северных краеведческих обществ без упоминания об их деятельности55.

К истории местных отделений краеведческих обществ начинают активно обращаться научные сотрудники районных музеев Европейского Севера

53 Исследователи истории и культуры Архангельского Севера : эксклюзивный словарик // Куратов A.A. История и историки Архангельского Севера: вопросы источниковедения и историография. Архангельск, 1999. С. 209-269; Огрызко В.В. Североведы России: материалы к биогр. словарю // Мир Севера. 2004. № 1-6; 2005. № 1-6; То же. М, 2007.

54 Мехренъгина З.Н. Сольвычегодский краевед H.H. Аруев и его «Крестьянские свадьбы в дореволюционное время» //Материальная и духовная культура населения Европейского Севера России в Х1Х-ХХ веках : тез. науч.-практ. конф. Яренск, 2003. Ч. 2. С. 5-8; Рыбаков A.A. Художник Н.Г. Бекряшев (1874-1939) в Великом Устюге : к истории сохранения памятников худож. культуры Великого Устюга //Чтения по исследованию и реставрации памятников художественной культуры Северной Руси, посвящ. памяти художника-реставратора Н.В. Перцева (1902-1981). Архангельск, 1992. С. 169-182; Гостев КМ. Конструктор С.И. Декаленков //Знаменитые люди Севера: от М.В. Ломоносова до наших дней : материалы междунар. науч. конф. Архангельск, 2006. С. 79-81; Дойков Ю.В. A.A. Евдокимов: судьба пророка в России. СПб., 1999; Кокорина О.С., Толкачев В.Ф. Евдокимов Андрей Андреевич //Архангельские журналисты, XX век : энцикл. Архангельск, 2008. С.161-162; Овсянкин Е.И. Судьба библиографа Андрея Попова //Поморский летописец. Архангельск, 2002. Вып. 1. С. 152-155; Веревкина Г.А.,. Милъчик М.И. Михаил Иванович Романов - выдающийся краевед Севера : штрихи к портрету. Вельск, 2006; Власов А.Н., Мехренъгина З.Н Илья Иванович Томский - основатель и первый директор Сольвычегодского музея // Двинская земля : материалы 2-х межрег. обществ.-науч. ист.-краевед. Стефан, чтений. Котлас, 2003. С.241-246; Чебыкина Г.Н. В.П. Шляпин: историк и краевед // Бысть наУстюзе. : ист.-краевед. сб. Вологда, 1993. С. 21-30.

55 Владимирова JI.B. Боговой Иван Васильевич //Поморская энциклопедия. Архангельск, 2001. Т. 1.С. 79; Бойкова Н.П. Петр Иосифович Войчаль // Памятные даты Архангельской области, 2003 год. Архангельск, 2003. С. 47-52; Кашин В.И., Филимонова С.М. Гасконский Анатолий Александрович //Поморская энциклопедия. Архангельск, 2007. Т.2. С. 121; Селезнев Степан Алексеевич И Макаров H.A. Поморский университет: история в лицах : докум. очерки. Архангельск, 2007. С. 556-560.

России56. Среди подобных работ много публицистики, хотя встречаются и статьи аналитического плана. Одновременно в последние десятилетия предпринимаются попытки осмысления региональной тематики на уровне диссертационных исследований57.

Труды историков 1990 - начала 2000-х гг. позволяют вернуть краеведению статус полноценного исторического направления, обеспеченного собственной теорией, методологией, терминологией. Этот процесс не завершен, он активно развивается и вписывается в общетеоретические проблемы исторической науки.

Вместе с тем, несмотря на определенные достижения и, прежде всего, накопление значительного фактологического материала, изучение истории краеведческого движения на Европейском Севере России в 1920-1930-х гг. находится на стадии своего становления. Практически отсутствуют работы обобщающего плана, посвященные комплексному и всестороннему анализу истории краеведческого движения в регионе. В историографии проблемы слабо представлена политика региональных органов управления по отношению к краеведческому движению в обозначенные годы, отличается фрагментарностью анализ количественных характеристик и социально-культурного облика

1 11 I краеведческих обществ, не выявлен вклад краеведов в развитие региона.

Таким образом, анализ степени научной разработанности проблемы позволяет прийти к выводу, что заявленная тема практически не поставлена в качестве самостоятельной научной проблемы, краеведческие общества Европейского Севера России первых десятилетий советской власти не

56 Веревкина Г.А. Создание и деятельность Вельского отдела ВОЙСК в 1920-е гг. //Важский край в истории России: прошлое и настоящее: материалы науч.-практ. конф. Верховажье, 2001. С. 38^41; Критский Ю. Каргопольское отделение ВОЙСК //Поморская энциклопедия. Архангельск, 2001. Т. 1. С. 182; Мехренъгина З.Н. Общество изучения Сольвычегодского края // Двинская земля : материалы межрег. обществ.-науч. ист.-краевед. Стефан, чтений. Котлас, 2002. С. 135-138; Князева Л.Е. Шенкурский краеведческий музей и Шенкурское отделение АОК в 1920-е гг. //Важская земля: из глубины веков до настоящего времени. Шенкурск, 2007. С. 151-163.

57 Орешина М.А. Русский Север начала XX века как историко-культурное пространство: источниковедческие и методологические подходы к изучению проблем регионалистики: дис. канд. ист. наук. М., 2001; Голов А.Г. Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1920-1930-е годы: по материалам Республики Карелия и Мурманской области: автореф. дис. канд. ист. наук. Тамбов, 2009. являлись объектом специального исследования, что актуализирует ее изучение.

Цель данного исследования: учитывая новейшие достижения современной науки, осуществить комплексный анализ краеведческого движения на Европейском Севере России в 1921-1937 гг. и выявить его роль в развитии региона.

Для этого необходимо решить следующие задачи:

- выявить в динамике государственную политику в области краеведческого движения;

- охарактеризовать процесс организационного становления и развития краеведческого движения на Европейском Севере России в 1920-1930-е гг.;

- дать социокультурную характеристику краеведческих обществ на Европейском Севере России;

- изучить основные направления деятельности краеведческих обществ - на Европейском Севере России;

- выявить место и роль краеведческого движения в развитии региона.

Объектом исследования является краеведческое движение как форма общественной неполитической деятельности, направленной на изучение конкретной территории в историческом, географическом, бытовом, культурном, экономическом, естественнонаучном плане, в котором добровольно принимают участие специалисты и широкий круг лиц, преимущественно из местных жителей.

Предметом исследования является процесс становления и развития краеведческих обществ на Европейском Севере России в 1921-1937-е гг., их роль в развитии региона.

Хронологические рамки ограничены 1921-1937 гг. Выбор нижней границы определен по 1921 г., когда в Москве состоялась I Всероссийская конференция научных обществ по изучению местного края, организованная Академическим центром Народного комиссариата просвещения, и давшая толчок развитию краеведческого движения в стране, в том числе на

Европейском Севере России. Верхняя граница — 1937 г., установлена по принятому постановлению СНК РСФСР от 10 июня 1937 г. «О мероприятиях по реорганизации краеведного дела в центре и на местах», выполнение которого привело к повсеместному свертыванию деятельности краеведческих организаций.

Территориальные рамки исследования охватывают пространства Архангельской, Вологодской и Северо-Двинской губерний в границах 1921 г., которые в исследуемый период представляли преобладающую часть Европейского Севера России. В 1929-1936 гг. они составили ядро административной единицы Северный край, а с декабря 1936 г. по сентябрь 1937 г. были объединены в Северную область. Таким образом, исследуемая территория объединена примерно одинаковыми климатическими условиями, исторически сложившимися торгово-экономическими отношениями, социально-политическими и этнокультурными условиями, общностью связей и интересов, что позволяет выявить общие черты е развитии краеведческого движения. В связи с тем, что в исследуемый период краеведческое движение Мурманской области развивалось в русле традиций Северо-западного региона, а краеведческое движение республик Коми и Карелии имело ярко выраженные национальные особенности, что требует их самостоятельного изучения, они были исключены из территориальных рамок исследования.

Методологическая основа исследования включает в себя совокупность аналитических подходов, общих и специальных научных методов познания, основывается на принципах объективности, историзма и системности, что позволяет раскрыть тему многогранно, последовательно и объективно, на основе выявленных исторических фактов установить взаимосвязи, общие и специфические черты в развитии краеведческого движения и их деятельности на Европейском Севере России.

Ведущим теоретическим подходом, положенным в основу диссертационного исследования стал концепт гражданского общества, в соответствии с которым краеведческое движение рассматривается как добровольная негосударственная форма общественной деятельности,

58 направленная на комплексное изучение конкретной местности .

Принцип объективности достигался путем научного осмысления всего многообразия научной литературы и документальных источников по исследуемой проблеме, стремлением к реконструкции исторической реальности. Реализуя принцип историзма, диссертант стремился осветить проблему с учетом конкретно-исторических условий развития региона, в контексте истории страны первой трети XX в. Принцип системности обязывал исследовать историю краеведческого движения на Европейском Севере как некую целостность, во взаимосвязи с социально-экономическими, политическими и культурными изменениями в стране и регионе.

Общенаучные (исторический и логический, анализа и синтеза), специально-исторические (историко-системный, генетический, сравнительный) методы использованы для более глубокого исследования проблемы. Историко-системный метод позволил воссоздать целостную картину краеведческого движения на Европейском Севере в 1920—1930-е гг., учитывая и внешнюю историческую реальность, и внутренние механизмы функционирования всей системы. Раскрыть динамику исторического развития краеведческого движения на Европейском Севере, от зарождения советских обществ в начале 1920-х до их расцвета и свертывания в 1930-е гг., выявить причинно-следственные связи и закономерности развития этого процесса позволил историко-генетический метод. Историко-сравнительный метод явился основой для выявления общего и особенного в деятельности краеведческих обществ исследуемого региона.

Для более детального изучения системы человеческих взаимоотношений, на которых основана общественная деятельность, выявления мотивов вовлечения краеведов в настоящий вид общественной деятельности использован биографический подход, применяемый в истории, социологии, психологии, культурологии.

58 Шмидт С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения //Отечество: краевед, альм. М., 1990. Вып. 1. С. 11-27; Лихачев Д.С. Краеведение как наука и как деятельность // Русская культура. М., 2000. С.159-173.

Использование всех вышеназванных теоретических подходов, научных принципов и методов позволили комплексно и всесторонне раскрыть поставленную проблему.

Источниковую базу данного диссертационного исследования составил комплекс неопубликованных и опубликованных материалов.

Неопубликованные документы выявлены в центральных, областных, муниципальных и ведомственных архивах. Важнейшими из них являются документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Архива Российской Академии наук (АР АН), Государственных архивов Архангельской (ГААО) и Вологодской (ГАВО) областей, муниципального архива города Великий Устюг (МУ «ВУЦА»), архивов Архангельского областного краеведческого музея, Вологодского художественного музея-заповедника.

Особую ценность представляют Фонд А-2307 «Главнаука» ГАРФ, где отложились документы о -зарождении и деятельности краеведов всей страны, в том числе северян в 1920-е гг. и Фонд 367 «Документальные материалы Общества краеведов-марксистов при Коммунистической Академии при ЦИК СССР за 1929-1933 гг.» АР АН, который дает возможность оценить деятельность краеведов в начале 1930-х гг., когда происходили ускоренные процессы идеологизации движения.

Делопроизводственная документация фонда «Главнаука», включающая переписку с краеведческими обществами России, стенограммы и протоколы заседаний, отчеты обществ, отчеты о командировках в регионы и анализ деятельности местных краеведческих организаций, копии циркулярных писем, анкеты на руководителей краеведческих организаций и на сами организации, дает возможность представить различные аспекты краеведческой деятельности в целом по России и исследуемом регионе в частности.

Протоколы и стенограммы заседаний Краеведческой комиссии, позднее - Общества краеведов-марксистов при Коммунистической Академии, осуществлявшего руководство краеведческим движением в 1930-х гг., позволяют выявить направления коренных реорганизаций в краеведении, главных идеологов этих преобразований, помогают понять глубинные процессы, происходившие внутри движения, связанные с общеполитической обстановкой в стране.

Однотипны по составу документов Фонд 270 «Архангельское общество краеведения» (ГААО) и Фонд 4389 «Вологодское общество изучения Северного края» (ГАВО). Они содержат ценные сведения о деятельности Архангельского, Соловецкого и Вологодского обществ, их взаимосвязи с центральными органами управления краеведческим движением (Центральное Бюро Краеведения, Главнаука, Наркомпрос и т.п.), с местными органами власти (губкомы РКП(б)/ВКП(б), губисполкомы, райкомы и райисполкомы), с научными учреждениями страны и региона, с другими краеведческими обществами и отдельными краеведами. Их ценность заключается в том, что они позволяют выявить повседневную деятельность обществ в 1920-е гг.

В Отделе документов социально-политической истории ГААО ценны отчеты краеведческих обществ в партийные органы. Некоторые документы содержат анкеты, автобиографии, характеристики и другие биографические сведения, по которым можно установить отдельные факты биографий участников краеведческого движения. К сожалению, это можно сделать только применительно к членам партии, на которых заводились личные дела, и на период их пребывания в пределах своей губернии. При выезде человека в другой регион личное дело закрывалось и биографические сведения, за редким исключением, не дополнялись. Достоинством этих документов служит их правдивость, так как сведения партийных анкет тщательно выверялись, а выявленные при проверках неточности могли негативно отразиться на судьбе человека.

Фонд Р-87 «Административный отдел Северо-Двинской губернии» муниципального учреждения «Великоустюгский центральный архив» (г. Великий Устюг) содержит уставные документы обществ, переписку с учредителями, отчеты о деятельности, расширенные списки членов Северодвинского общества изучения местного края (СДОИМК), отказы в регистрации некоторых членов.

Музейные архивные фонды областных и районных музеев -Архангельского областного краеведческого (Архив АОКМ), Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (Архив ВГИАХМЗ), Вельского районного краеведческого (Архив ВКМ) и других районных музеев содержат делопроизводственные документы о текущей деятельности обществ в 1920-1930-е гг. По составу они столь же разнообразны, как фонды государственных архивов. Преобладают протоколы заседаний, отчеты и черновики материалов. Все музеи имеют материалы о реорганизации обществ, которая началась в конце 1920-х гг. и продолжалась вплоть до их закрытия в середине 1930-х. Этих документов нет в государственных архивах, так как общества закрывались стремительно и не успевали подготовить к передаче в архивы свои материалы. Часть документов, возможно, была изъята, а оставшиеся оказались забытыми. В целом, музейные архивы позволяют уточнить многие аспекты деятельности краеведов.

Значительная часть документов вводится в научный оборот впервые. К сожалению, в архивах пока не удалось обнаружить списочный состав обществ в 1930-е гг., возможно, такие списки даже не составлялись. Членство в обществах удавалось установить по упоминаниям имен в документах и опубликованных источниках. Особенно это связано с составом Соловецкого общества краеведения, где отдельные имена участников общества можно выявить лишь по публикациям в соловецкой печати и мемуарам. В документах также встречались разночтения статистических отчетных сведений за один и тот же период, что было связано с желанием секретарей и руководителей обществ представить в приукрашенном виде деятельность своих организаций, что не соответствовало действительности. Устанавливать подлинную ситуацию помогал анализ всех документов, в том числе опубликованных источников.

Опубликованные источники. Значительный пласт исторических фактов по исследуемой теме был извлечен из опубликованных источников и краеведческих изданий. Их видовой состав разнообразен, что требует структурирования.

Условно их можно разделить по видам изданий на семь групп: 1) законодательные материалы; 2) статистические материалы; 3) методические материалы (центральные и местные); 4) информационно-аналитические материалы (центральные и местные); 5) труды краеведческих обществ; 6) краеведческая периодика (центральная и местная) и 7) мемуарная литература.

Законодательные и нормативные акты центральных и региональных органов власти, партийных и общественных организаций 1920-1930-х гг. регламентировали краеведческую деятельность. К этой группе также относятся» материалы общероссийских и региональных краеведческих съездов и конференций. Они отражают направления и все изменения государственной политики по отношению к краеведческому движению и позволяют установить динамику политического влияния на краеведение. Распространялись они напрямую в организации в виде директивных и циркулярных писем. Наиболее важные из них публиковались в российской краеведческой печати, иногда - в тематических сборниках официальных документов59. Решения местных властей по вопросам краеведения в печати не публиковались, низовые организации знакомились с ними с помощью

59 Постановление Президиума ЦБК по докладу секретаря Северо-Западной секции тов. Баклановской об обследовании и состоянии краевой краеведческой организации Северного края от 28 окт. 1934 г. //Архив АОКМ. Ф. ОИСК. Д. 6. Л. 58-58об; Постановление СНК РСФСР № 38 «О порядке планирования научно-исследовательских работ по изучению производительных сил и о порядке издания работ, имеющих значение для хозяйственного строительства, и не изданных, вследствие финансовых затруднений // Архив ВКМ. Ф. ВКМкп9354. Д. Вельского отдела ВОЙСК за 1928 год. Л. 33-35; О политических ошибках, допущенных в журнале «Советское краеведение» : резолюция объед. фракции президиумов ОКРАМ и ЦКБ РСФСР, в т.ч. и ред. «Сов. краеведения» // Советское краеведение. 1931. № 6. С. 1-3; Декреты и инструкции об учете и охране памятников искусства, старины и природы. М., 1924. директивных писем или в сборниках, которые выпускали общества60.

Отдельные издания были нецелесообразны, исключения допускались лишь для Уставов обществ61.

Материалы краеведческих съездов и конференций печатались оперативно, в виде «Дневников» или «Бюллетеней», в которых подробно освещались все ежедневно обсуждаемые вопросы. Отдельно публиковались

62 резолюции, как программа для дальнейшей работы . В региональной печати встречаются информационные заметки, которые акцентировали внимание на отдельных аспектах темы, обычно это были сведения об участии местных краеведов в российских конференциях, информация об участии столичных гостей в работе местных конференций63.

Материалы региональных съездов и конференций публиковались фрагментарно, в виде отдельных сборников, которые выходили спустя какое-то время после съезда или конференции и содержали отредактированные тексты докладов, «-резолюции, а также обзорные и аналитические статьи. Резолюции могли публиковаться в периодической печати. Встречались информационные сообщения о прошедших съездах64.

60 Положение о порядке составления плана научных работ общества // Архив ' ВКМ. '1 Ф. ВКМкп9354. Д. Вельского отдела ВОЙСК за 1928 год. Л. 89-91.0 перестройке краеведческой сети : постановление президиума ВОЙСК от 27 авг. 1929 г. // Спутник краеведа. 1929. № 3. С. 32.

61 Устав АОК. Архангельск, 1923; Устав Института промышленных изысканий при АКО. Архангельск, 1924; Устав, структура и положения ВОЙСК и его секций. Вологда, 1927.

62 Дневник Всероссийской конференции научных обществ по изучению местного края, созываемой Акад. центром Наркомпроса в Москве, 10-20 дек. 1921 года. Вып. 1-5; Бюллетень 3-й Всероссийской конференции по краеведению. Вып. 1-6 (июль 1927); Резолюции 3-й Всероссийской конференции по краеведению (11-14 дек. 1927 г.). М.: ЦБК, 1928; Вопросы краеведения : сб. докл., сделанных на Всерос. конф. науч. о-в по изучению мест, края в Москве в дек. 1921 г., созванной Акад. центром. Н.Новгород, 1923; Заседание ЦБК с участием Горького (12 июня 1928 г.). М., 1928; Смидович П.Г., Кржижановский Г.М. Социалистическое строительство и краеведение : доклады по краеведению. М., 1930.

63 Руднев Д. 2-й областной краеведческий съезд и 1-я конференция по изучению производительных сил и народного хозяйства Северо-Восточной области 14-20 VI 1925 г. в Архангельске // Краеведение. 1925. № 3/4. С. 301-303; О краеведческом съезде и конференции по изучению сил Северо-Восточной области /В. //Красный Север (Вологда). 1925. 1 июля; Простосердов Н. К приезду ленинградских гостей //Новые Соловки. 1926. 4 июля; Научные работники центра в Соловках //Соловецкие острова. 1926. №7. С. 115-120; Евдокимов А. Отчет наших краеведов в Москве // Волна. 1928. 3 нояб.

64 Год работы : материалы АОК, 1923-1924. Архангельск, 1924; 3-е совещание по краеведению отделения изучения природы СССР Государственного Тимирязевского НИИ. Вологда, 1926; Краткий отчет о работах 2-го краеведческого съезда в Архангельске. Архангельск, 1928; Резолюции 1-го Вологодского губернского краеведческого съезда. Вологда, 1928; Резолюция по

Статистические материалы готовились централизованно. Они дают возможность увидеть общую картину размаха краеведческого движения в стране. Первый статистический сборник был выпущен в 1925 г., через год вышел дополненный выпуск65: В 1928 г. был издан 4-х томный справочник, который дает представление обо всех действующих в Советском Союзе краеведческих научных организациях и их персональном составе. Отдельный выпуск был посвящен регионам66, в нем были уточнены данные о более 50 краеведах-северянах. Региональные общества публиковали статистику лишь как отдельные сведения в отчетах67.

Методические материалы 1920—1930-х гг. составляют довольную объемную по количеству группу. Они издавались и в центре, и в регионах. Предназначались они разным по уровню образования и подготовки краеведам68. По их тематике легко установить важные на конкретный период направления деятельности обществ и ведущих специалистов этих направлений - авторов методических разработок69. Региональные докладам с мест и докладу A.A. Евдокимова о состоянии и задачах краеведческого дела на Севере //Бюллетень Северо-Восточного областного бюро краеведения. Архангельск, 1925. Вып. I. С. 3032; Первый Вологодский губернский краеведческий съезд : тез. к докл. A.A. Волягина по орг. вопр. //Фенологический бюллетень. 1928. №9. С. 1-4; Губернский краеведческий съезд // Северное хозяйство. 1924. № 7. С. 121.

65 Краеведные учреждения СССР : список обществ и кружков по изучению мест, края, музеев и др. краевед, организаций. JL, 1925; То же. Изд. 2-е. Л., 1927.

6 Наука и научные работники СССР : справ. Ч. 4 : Научные работники СССР без Москвы и Ленинграда. Л., 1928.

67 Отчет Соловецкого Отделения Архангельского Общества Краеведения за 1924-26 годы. Соловки, 1927; Отчет правления Северо-Двинского общества изучения местного края за 1926 год // Записки СДОИМК. 1927. Вып. 4. С. 105-107; Попов Ан. Пять лет работы АКО // Краткий отчет о работах II Краеведческого съезда в Архангельске. Архангельск, 1928. С. 15-27; Краеведные учреждения Северо-Восточной Области: Архангельская губерния. Вологодская губерния. Северодвинская губерния. Список краеведов-одиночек //Бюллетень Северо-Восточного областного Бюро краеведения. Архангельск, 1925. Вып. 1. С. 34-36.

68 Алпатов В.В. Экология, как направление краеведческой работы в области зоологии //Краеведение. 1923. № 1. С. 26-31; Методы и практика экскурсионного дела : сб. ст. /предисл. H.A. Гейнике. М., 1925; Вирский A.A. План всестороннего обследования района : (план обследования производительных сил). Л., 1926; Первые шаги краеведа : пособие для шк. работников и начинающих краеведов / под ред. H.A. Дорогутииа и М.В. Муратова. Иваново-Вознесенск, 1926; Семенов-Тян-Шанский В.П. Что должен знать каждый краевед о географии человека. Л., 1927; Олъденбург С.Ф. Культурная революция и задачи научных работников. М.; Л., 1929; Доброхотов С.Н. Методическое письмо «Об организации и работе краеведческого кружка в колхозах». М., 1930; Крандиевский С. И. Изучай свой завод : в помощь фабрично-заводским краевед, ячейкам в моногр. изучении своего предприятия. М., 1932.

69 Радченко А.И. Краеведение в политпросветработе. М., 1928; Толстое С.П. Студенчество и краеведение. М., 1930; Пятидневка краеведения. М., 1930. методические материалы готовились на основе центральных по запросам

70 краеведческих кружков .

Методические краеведческие материалы были изъяты из обращения во второй половине 1930-х гг., но в большинстве своем они не утратили своего значения и в наши дни. Особенно это касается методики экскурсионной и библиографической, выставочно-музейной деятельности, изучения фольклора, частично - методики вовлечения любителей в краеведческую деятельность и др.

Информационно-аналитические материалы в начале 1920-х гг.

71 публиковались лишь как информационные сообщения . В середине 1920-х появились исторические очерки, подготовленные руководителями или секретарями обществ, посвященные съездам и юбилейным событиям. В них отсутствует оценка деятельности краеведческих обществ, но имеются своеобразные итоги за определенный период . На рубеже 1920-1930-х гг. выпуск обобщающих краеведческих материалов был прекращен, что было связано с изменением государственной политики по отношению к движению и первыми арестами краеведов в Центрально-Черноземной области, в Ленинграде, Москве, затем - в провинциях, в том числе и на Севере.

1 1 , I I,

Краеведческие публикации вновь приняли информационный характер и посвящались широко обсуждаемым вопросам, в основном, развитию

70 Евдокимов А. Памятка краеведчика-северянина / изд. журн. «Северное хозяйство». Архангельск, 1925; Задачи Онежского краеведчика. Онега, 1926.

71 С.-Двинское общество изучения местного края / Ев. Б-в II Советская мысль. 1923. 30 сент.; О краеведческом съезде и конференции по изучению сил Северо-Восточной области / В. И Красный Север (Вологда). 1925. 1 июля.

72 ВОЙСК в 1918, 1919 и 1920 годах //Северный край. 1922. №1. С. 41-49; Евдокимов А.А. Краткий очерк по хозяйственному краеведению Северо-Восточной области // Север. 1923. № 1. С. 65-93; Навроцкий Г.Н. За пятнадцать лет (1909-1924): крат, очерк деятельности о-ва. Вологда, 1924; Боговой И.В. Год работы АКО //Год работы : материалы АКО, 1923-1924. Архангельск, 1924. С. 3-28; Шляпин В.П. Северо-Двинское общество изучения местного края //Записки СДОИМК. 1925. Вып. 1. С. 62-64; Серебряков А. Исторический очерк краеведческой работы на Соловках //Соловецкие острова. 1926. №2/3. С. 103-108; 3[ахватки]и А. Краеведение на Соловках //Карело-Мурманский край. 1927. № 12. С. 10-13; Евдокимов А. Кружки по изучению дикой природы. Архангельск, 1927; Попов Ан. Пять лет работы АКО // Краткий отчет о работах II Краеведческого съезда в Архангельске. Архангельск, 1928. С. 15-27. производительных сил в регионе73. Аналитические материалы в 1930-е гг. не готовились, статистические сведения не фиксировались.

Сборники документов, отражающие деятельность краеведов в 19201930-е гг. на фоне общерегиональных событий, включая историю репрессий, стали появляться с конца 1980-х гг.74. Документы извлекались из архивных, в том числе рассекреченных фондов, формировались тематически. Они дают представление о некоторых направлениях работы. Например, сборник документов и материалов по истории культурного строительства на Севере75 включает документы о деятельности АКО, ВОЙСК, Института промышленных изысканий, музеев. Сборник документов фонда Е.П. Пешковой, подготовленный O.JI. Миловой, позволяет уточнить некоторые биографические сведения заключенных краеведов, которые обращались в Фонд «Помощь политическим заключенным». Документы этого фонда, касаемые соловецких заключенных, изучала A.A. Сошина76. Среди них, письма о бедственном положении профессора В.И. Кривош-Неманича, художника О.Э. Браза, профессора A.A. Барановского, активистов Соловецкого общества краеведения.

5). Труды региональных краеведческих обществ показывают уровень научной работы обществ. В них отражалась жизнь и деятельность обществ, печатались материалы научных исследований, информационные материалы, публицистика, даже - реклама. По видам изданий это были сборники трудов, серийные выпуски77, отдельные издания, а также литературно

73 Селезнев С.А. Научно-исследовательская работа в Северном крае //Хозяйство Севера. 1930. № 3. С. 98-109; Евдокимов А. Задачи II конференции по изучению производительных сил Северного края //Хозяйство Севера. 1930. № 11/12. С. 121-124; Он же. Краеведная работа в Северном крае I А. Е. II Хозяйство Севера. 1936. № 2. С. 59-60.

74 Власть и интеллигенция в сибирской провинции : сб. док. / РАН, Сиб. отд-ние, Ин-т истории, Гос. арх. Новосиб. обл. Новосибирск, 1996; Вып. 2. 1999; Вып. 3. 2004.

75 Культурное строительство на Севере, 1917-1941 годы : док. и материалы. Архангельск: Сев,-Зап. кн. изд-во, 1986.

76 Изгнанники в своей стране : письма из советской ссылки 1920-1930-х годов : по док. фонда «Е.П. Пешкова. Помощь политическим заключенным». М., 2008. С. 394-396; Сошина A.A. «На Вас вся надежда.» // Соловецкое море : ист.-лит. альм. Архангельск; М., 2005. Вып. 4. С. 104-124.

77 Записки Северо-Двинского общества изучения местного края. Вып. 1-6. В.Устюг, 1925-1929; Материалы Соловецкого общества краеведения. Вып. 1-23. Соловки, 1926-1929; Североведение. Вып. 1. Архангельск, 1929. художественные, производственные, научно-популярные сборники78,

70 биобиблиографические, монографические издания . В прикладном применении широко использовалась статистика, так как в краеведческом движении участвовали многие члены местных статистических бюро и

КО плановых органов . Некоторые темы после закрытия обществ не разрабатывались в научном плане, потому настоящие издания сегодня представляют интерес не только в историческом, но и практическом аспектах, для развития региональной экономики и культуры (например, геологические, гидрологические, фенологические и другие исследования, проблемы охраны памятников, создание заповедных территорий). Тематика краеведческих публикаций позволяет определить направления той деятельности, которой занимались краеведы.

6). Краеведческая периодика 1920—1930-х гг., где освешалась текущая жизнь обществ, составляет значительный объем документов. Наиболее значимые события в деятельности северных краеведов отражались в центральной периодике, повседневные - в региональной.

В 1920 г. Казанский подотдел Всероссийской коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Наркомпросе выпускал журнал «Казанский музейный вестник» - единственное в свое время издание культурно-краеведческой направленности, который предоставлял возможность публиковаться музейным работникам всей страны. Из северян

78 На Северной Двине : сб. Архангельск, 1924; Техника северных промыслов : сб. 1. Архангельск, 1925; Хозяйство в дикой природе Севера : сб. ст. Архангельск. 1930.

79 Андреевский Л.И. Фабрично-заводская промышленность Севера накануне мировой войны. Вологда, 1921; Дилакторский П.А. Опыт указателя литературы по Северному краю с 1766 по 1904 год. Вологда, 1921; Вологжане-краеведы. Вологда, 1923; Беневоленский И.И. Деятельность Архангельского болотного опытного поля за истекшее десятилетие и план предстоящих работ. Архангельск, 1925; Романов МИ. История одного северного захолустья. В.Устюг, 1925; Труды Вологодского общества изучения Северного края : ученый архив ВОЙСК и его научные ценности. Вологда, 1926; Попов А.Н. Город Архангельск: История. Культура. Экономика : крат, краевед, очерк с прил. плана. Архангельск, 1928.

80 Бучнев В. Мелкая промышленность и промыслы Северо-Двинской губернии : (в границах губернии 1925 года) //Записки СДОИМК. 1925. Вып. 1. С. 35^18; Батин П. «Беспризорные», или - несколько слов о детской смертности и ее причинах в сельских местностях Северо-Двинской губернии за истекший 1925 год по статматериалам естественного движения населения //Там же. 1928. Вып. 5. С. 58-72; Краткий конъюнктурный обзор народного хозяйства Северо-Восточного такой возможностью воспользовался директор Сольвычегодского музея И.И. Томский81.

Основными стали журналы «Краеведение» (1923-1929), «Известия ЦБК» (1925-1929), потом - «Советское краеведение» (1930-1936). Их готовило к печати Центральное Бюро Краеведения, с 1931 г. - Общество краеведов-марксистов. Статьи знакомили с деятельностью краеведческих организаций на местах, в том числе и на Европейском Севере России. Здесь печатались программы и инструкции, фиксировались изменения в общегосударственной ол политике . Публикации ЦБК были достаточно оптимистичными, отражали подъем и размах краеведческой работы в 1920-е гг. В свою очередь статьи ОКРАМ, который осуществлял руководство этой деятельностью в 1930-е гг., постоянно отмечали недостатки и упадок83. Пытаясь внешне сохранить методические функции, журнал «Советское краеведение» на самом деле включился в поток очернения краеведов и всей краеведческой деятельности84.

Северные общества, понимая значимость периодики, пользовались советами центральных журналов85 и пытались наладить выпуск собственных изданий. У архангелогородцев и вологжан имелся дореволюционный опыт в района в 1927-28 гг. /С. // Северное хозяйство. 1929. № 1. С. 86-95. Щипунов И. Удовлетворение г. Архангельска коммунальными услугами // Там же. 1929. № 4/6. С. 70-77.

81 Томский И.И. Из работ Сольвычегодского п/отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины // Казанский музейный вестник. 1922. № 1. С. 163-165.

82 Коровкип А. Первая губернская конференция по краеведению и музейному делу в г. Череповце //Краеведение. 1925. №3/4. С. 299-301; Доброхотов С. Основные вопросы краеведения в сельском хозяйстве : [с упоминанием Вельской краевед, орг.] //Там же. 1933. №5. С. 11-20; Едемский П. Шенкурский краеведческий музей в борьбе за поднятие урожайности // Советское краеведение. 1930. № 1/2. С. 67-68; Евдокимов А. Жемчуг в Северном крае // Там же. 1936. № 4. С. 25-28.

83 Гейнике H.A. Работа Центрального Бюро Краеведения //Советское краеведение. 1930. № 1/2. С. 41-44; Положение на краеведном фронте и работа ОКРАМа // Там же. 1932. № 2. С. 1-5.

84 Имена Гревса, Павлова-Сильванского, Святского, Райкова, братьев Смирновых, Феноменова и других «теоретиков» хорошо известны работникам советского краеведения. И если они не имеют сейчас никакого организационного влияния на судьбы советского краеведного движения, если они разоблачены целиком по линии организационной, то литературная их продукция далеко еще не подвергнута необходимой критике и разоблачению (Клабуновский И. Против мелкобуржуазного краеведения : (по поводу письма М. Феноменова) // Советское краеведение. 1932. № 8/9. С. 21-29).

85 В библиотеках сохранились краеведческие журналы, изданные ЦБК и ОКРАМ, имеющие штампы библиотек северных краеведческих обществ. этом деле86. Вологжане первыми смогли его продолжить и издали в 1922 г. три выпуска журнала «Северный край». С 1923 г. стал выходить журнал «Север», который с 5-го номера (1924) перешел в ведение Северного Бюро Краеведения и печатал статьи не только краеведов Европейского Севера России, но и столичных авторов. В 1928 г. в Вологде начал издаваться «Фенологический бюллетень», который, невзирая на узкоспециализированную направленность, публиковал материалы о текущей деятельности ВОЙСК. В 1929 г. там же выходил «Спутник краеведа».

Созданное в июне 1925 г. Северо-Восточное Бюро Краеведения

87 выпустило три сборника своих «Бюллетеней» . Они стали своеобразной трибуной для всех северных краеведов, их материалы показывали общую картину деятельности обществ изучаемого региона.

Архангельские краеведы, не имея финансовых возможностей для регулярного выпуска собственных периодических изданий, использовали для публикаций журналы «Север» и другие, выходившие в те годы -«Большевистская мысль», «За ленинскую школу», «Кооперация Севера», «Новый Север», «Северное хозяйство», «Советский Север», «Хозяйство Севера». В 1934-1935 гг. в Архангельске было издано два выпуска однодневной газеты «Северный краевед»88.

Соловецкие краеведы в 1924-1927, 1930 гг. издавали журнал «Соловецкие острова», на который была разрешена всесоюзная подписка; в 1925-1927, 1930 гг. выходила газета «Новые Соловки». Статьи соловчан печатались также в журналах «Карело-Мурманский край», «Вестник Карело

86 Дореволюционные Архангельское общество изучения Русского Севера (АОИРС) и Вологодское общества изучения северного края (ВОЙСК) выпускали научные журналы «Известия АОИРС» (1909-1919) и «Известия ВОЙСК» (1914-1917).

87 Бюллетени занимали промежуточное звено между книжными и периодическими изданиями (продолжающиеся издания), они издавались по мере накопления материала, но достаточно регулярно, поэтому в данном исследовании отнесены к периодике.

88 Рец. на газ: Северный краевед : орган Северного БК / отв. ред. Н.Г. Рослое. Архангельск. 17 дек. 1934 IП. Озеров //Советское краеведение. 1935. № 2. С. 75-76; То же. №2 / К. С. //Советское краеведение. 1935. № 12. С. 78.

Мурманского края» и некоторых других89. Цензура достаточно часто запрещала указывать авторство, поэтому многие статьи публиковались анонимно или под псевдонимами. Авторство некоторых из них можно установить по аналогичным подписанным статьям в других изданиях. Некоторые из них освещены в мемуарах соловчан или выявлены по архивным документам.

Даже в крупных библиотеках Европейского Севера России нет полных комплектов краеведческой периодики того времени и полной подборки всех изданий региональных краеведческих обществ. Большинство неполных комплектов сохранилось в фондах Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) и в фондах Российской государственной библиотеки (Москва). Часть изданий хранится в библиотеках государственных архивов.

Краеведческая периодика, как и книжные публикации краеведов, позволяет более точно по времени проследить изменения в деятельности обществ.

7) Мемуарная литература составляет небольшую часть источников данного исследования. Это воспоминания высланного в Архангельск костромского краеведа В.И. Смирнова и его жены - Л.С. Китициной90. В (,, 1930-е гг. были опубликованы воспоминания устьянского краеведа М.И. 1 Романова91. Имеются воспоминания членов Соловецкого общества краеведения - Д.С. Лихачева, Ю.Н. Чиркова92. Часть соловецких воспоминаний впервые появилась в эмигрантских изданиях. Некоторые из них после 1990-х гг. публиковались в российских издательствах, как,

93 например, книга Б.Н. Ширяева .

89 Белобородое. Соловки - прежняя святая обитель //Вестник Карело-Мурманского края. 1925. № 1/2. С. 18-20; Простосердов Н.Н. Соловецкая химическая лаборатория на службе краеведения // Соловецкие острова. 1926. №4. С. 131; СОАОК // Новые Соловки. 1926. 7 февр.; Краеведение на Соловках / А. 3-й И Карело-Мурманский край. 1927. № 12. С. 10-13.

90 Смирнов В.И. Народ в тюрьме (1930-1931) /В.И. Смирнов. Материалы к биографии В.И Смирнова (1882-1941) /Л.С. Китицына; сост. Т.В. Смирнова. Сергиев Посад, 2011.

91 Романов М.И. У Горького : воспоминания // Север : лит.-худож. альм. 1937. №3. С. 78-80.

92 Лихачев Д.С. Статьи ранних лет : сб. Тверь, 1993; Он же. Воспоминания. Раздумья. Работы разных лет : [в 3 т. Т. 1]. СПб., 2006; Чирков Ю.И. А было все так. М., 1991.

3 Ширяев Б.Н. Неугасимая лампада. Нью-Йорк, 1954.405 е.; То же. М.: Столица, 1991.

Эти материалы интересны как исторические документы, которые представляют свое время. Они создавались и в 1930-е гг., и в более поздний постсталинский период. Специфика данного вида источника - отсутствие полной достоверности, так как он отражает индивидуальную точку зрения автора на те или иные общественные явления.

Резюмируя, следует отметить, что значительная часть источников исследуемого периода несет на себе печать чрезмерно идеологизированной и политизированной эпохи. Вместе с тем использование метода сравнительного анализа, принципов непротиворечивости и взаимодополняемости источников позволяет обеспечить их репрезентативность и достоверность.

В целом комплекс всех источников, вовлеченных диссертантом в научный оборот, позволил решить поставленные задачи

Научная новизна исследования заключается в проведенной впервые комплексной и системной исторической реконструкции краеведческого движения на Европейском Севере России в 1920-1930-х гг. на фоне общероссийских процессов. На основе использования широкого круга источников, многие из которых вводятся в научный оборот впервые, представлена в исторической ретроспективе государственная политика в области краеведческого движения, отражено влияние политических процессов на формы общественной деятельности населения. Выявлена динамика организационного становления краеведческих обществ в исследуемом регионе, численность, социокультурные характеристики участников движения. Исследованы основные направления, формы и методы деятельности краеведческих обществ, выявлена их роль в развитии региона.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем впервые с использованием современных методологических подходов, решается задача, имеющая существенное значение для исторической науки и, прежде всего, отечественной истории с точки зрения анализа социально-культурного развития общества. Настоящее исследование позволяет закрыть так называемые «белые пятна» в изучении истории краеведческих обществ на Европейском

Севере России и будет содействовать воссозданию целостной картины краеведческого движения в стране во всем многообразии его региональных особенностей. Особую значимость представляет изучение исторических процессов, происходивших в сфере взаимодействия государства с негосударственными общественными объединениями, внутри самих краеведческих обществ.

Практическая значимость данного диссертационного исследования связана с возможностью применения результатов диссертационного исследования как органами государственного управления при выработке современной политики по отношению к краеведческому движению, так и самими краеведческими общества в плане извлечения исторического опыта. Материалы исследования могут быть использованы для подготовки многоуровневых учебных курсов - от школьных до вузовских программ, найти применение при разработке общих и специальных курсов, фундаментальных трудов по истории краеведческого движения

Апробация исследования. Результаты исследования обсуждались на кафедре отечественной истории Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова. Основные научные результаты и,:Гм„ выводы диссертации отражены в докладах, представленных на 8 международных, 6 межрегиональных конференциях, чтениях и др. Наиболее значимые из них: международная научная конференция «Библиотека в контексте истории» (Москва, 2001), Всероссийские краеведческие чтения (Челябинск, 2010; Москва, 2011), Международный библиографический конгресс (Санкт-Петербург, 2010), Конгресс этнографов и антропологов России (Петрозаводск, 2011) и др. Основные положения исследования изложены в 28 научных статьях, в том числе 3 в ведущих научных журналах в соответствии с Перечнем ВАК Министерства образования и науки РФ. Общий объем публикаций по материалам диссертации составляет 9,1 п.л.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Смирнова, Марина Александровна

Заключение

Деятельность северных краеведческих обществ была неотделима от модернизационных процессов, которые происходили в советской России/СССР. Государственная власть, трансформируясь под влиянием различных условий, корректировала общественную деятельность, способствуя развитию краеведения в 1920-е гг., как важной составляющей рождения нового общества. Правильно расставленные властью акценты вовлекли в краеведческое движение на безвозмездной основе миллионы граждан, которые спасали культурное наследие, исследовали свой регион, чтобы найденные естественные ресурсы можно было использовать в развитии экономики.

Краеведческие общества создавались по инициативе государства, но она оказалась созвучна желаниям и умениям населения страны. На протяжении исследуемого периода центральные органы управления под влиянием конкретно-исторических условий и доминантной идеологической установки корректировали общественную деятельность. В 1920-х гг. гражданская активность рассматривалась как одно из важнейших условий восстановления социально-экономического и культурного потенциала страны, что содействовало оживлению краеведческого движения в стране. В свою очередь, курс 1930-х гг. на ускоренную модернизацию страны и создание основ плановой социалистической экономики, опираясь на командно-административные и принудительно-мобилизационные методы, фактически превратил краеведческие общества в составную часть государственной машины, чем нивелировал значимость общественной инициативы и как следствие обусловил его повсеместное свертывание.

Политика региональных органов управления в области краеведческого движения в целом осуществлялась в русле директив центра, но в силу комплекса причин имела свои отличительные особенности. Окраинное положение северных губерний, отсутствие разветвленной сети транспортных коммуникаций, практически полное отсутствие высококвалифицированных научных кадров в регионе, собственное видение перспектив развития края обусловили высокую заинтересованность органов управления Европейского Севера в развитии краеведческого движения. Вышеобозначенная тенденция наблюдалась на всем протяжении исследуемого периода. Представители региональной власти нередко сами являлись активными членами краеведческих обществ, что позволяло рационально распределять научные силы и акцентировать внимание краеведов на приоритетных направлениях деятельности.

Отличительной особенностью региональной политики явилось вовлечение в краеведческую деятельность ссыльных и заключенных, что было официально запрещено в 1930-х гг. При содействии региональных органов управления специалисты из числа заключенных Соловецкого лагеря особого назначения успешно занимались исследовательской деятельностью вплоть до 1937 г. Процессы централизации и огосударствления краеведческого движения в 1930-х гг. проходили в регионе более замедленными темпами. Как было отмечено ранее, уже в 1934 г. органы управления Вологды в связи с резким снижением активности решились на частичное предоставление самостоятельности краеведческим обществам.

В плане организационной структуры в 1920-е гг. краеведение на Европейском Севере концентрировалось в местах сосредоточения интеллектуальных сил, т.е. в губернских и крупных уездных центрах, частично проникая в небольшие поселения, где имелись энтузиасты или была возможность организовывать изыскательские экспедиции «в глубинку». В 1930-е гг., в соответствии с курсом правительства на вовлечение в краеведческое движение широких народных масс, соответствующие структуры директивно были созданы в большинстве районов, на предприятиях, колхозах, совхозах и школах, но в силу низкой активности и неподготовленности населения они практической деятельностью не занимались. Вплоть до официального закрытия реальной краеведческой деятельностью занимались лишь те центры, которые были созданы еще в 1920-х гг.

На протяжении исследуемого периода формально социокультурный облик краеведов претерпел изменения. На смену так называемым «старым» специалистам пришли работники интеллектуальной сферы советского поколения. Официально в составе краеведческих обществ не числились так называемые «враждебные элементы». Однако «де-факто» ссыльные и заключенные продолжали принимать активное участие в краеведческом движении на Европейском Севере, несмотря на официальные запреты центра. В свою очередь, в силу неподготовленности и слабой гражданской активности трудящихся масс не реализовалась установка центра на пролетаризацию краеведческого движения. В краеведческом движении принимал участие незначительный слой выходцев из пролетарско-крестьянской среды.

Краеведческое движение 1920-1930-х гг. внесло существенный вклад в развитие региона и содействовало превращению Европейского Севера в крупный культурный, научный и экономический центр страны. Заслуга краеведов региона заключается в сохранении богатейшего культурного наследия края. Они подготовили базу для расширения сети культурных учреждений. В частности благодаря деятельности краеведов край покрылся сетью музеев, библиотек, в регионе появились первые научно-исследовательские учреждения, на профессиональный уровень была поставлена научная деятельность. При активном участии краеведов были выявлены ресурсные возможности региона и определены приоритетные направления экономического развития. Но, подчиняясь государственной политике, краеведы вынуждены были свернуть свою деятельность, которая на несколько десятилетий оказалась забытой.

Краеведческое движение на Европейском Севере развивалось в русле общероссийских тенденций и прошло три этапа. Первый этап советского краеведения (1921-1925) начинался с введения новой экономической политики (НЭП), повлекшей оживление экономики и общественной жизни. Характерной его особенностью в этот период являлось сохранение традиций дореволюционного краеведения. Региональные органы управления поддерживали директивы центра по развитию краеведения, совпавшие с общественным интересом, а в Архангельской губернии органы управления стали инициаторами организации краеведческой деятельности на своей территории. Данный период отличался активизацией краеведческого движения, что было обусловлено ростом потребности государства в широкой общественной инициативе.

Второй этап (1925-1927) хронологически совпал с постепенным затуханием НЭПа и первыми ограничениями общественной деятельности, началом бюрократизации и огосударствления краеведческих организаций. Наконец, третий этап (1928-1937) характеризовался постепенным свертыванием краеведческого движения в стране и регионе, что явилось следствием курса власти на тотальное огосударствление всех сфер общественной жизни.

Северное краеведение прошло путь от дореволюционных краеведческих обществ, развивавших регион силами местной интеллигенции, до планомерно сформированных и действовавших в соответствии с проводимой государственной политикой организаций. Вместе с тем краеведческое движение позволило выявить роль и значимость региона в жизни страны.

В 1930-е гг. были целенаправленно искажены многие идеи научного краеведения. Оно превратилось в малозначимое движение, подчиненное идеологии. Остались невыполненными многие планы, которые предполагали раскрыть значимость каждого региона. Это повлекло возвышение столичных центров, где стали концентрироваться научные, культурные, экономические ресурсы, вывозимые из провинций, где заниматься ими стало некому.

Итак, в ходе исследования был проведен анализ краеведческого движения на Европейском Севере в 1917-1937 гг., выявлены этапы его становления, активной деятельности и свертывания, которые во многом зависели от государственной политики. Обладая опытом деятельности дореволюционных обществ, свободных от партийной идеологии, северные краеведы продолжали сохранять активную гражданскую позицию, направленную на развитие региона. Но элементы гражданского общества постепенно исчезали из краеведения под воздействием централизации движения, которое постепенно регламентировалось правительственными постановлениями. К началу 1930-х гг. краеведение было встроено в государственную политическую систему, утратило исследовательские функции и стало использоваться для пропаганды идей социализма.

Результатами деятельности краеведов стала сохраненное культурное наследие, развитая экономика, научные учреждения. Краеведение помогло в трудные годы адаптироваться интеллигенции в новых условиях жизни, а пролетарскому населению подняться на более высокий уровень образования и гражданственности, приучало к исследовательской деятельности, воспитывало патриотов своего края. Краеведение стирало сословные, партийные, иерархические, возрастные и другие рамки.

Краеведческая деятельность помогла северным территориям доказать свою значимость в период становления советского государства. Интерес к Европейскому Северу не утрачен, он привлекает внимание ученых России и других государств.

История краеведения продолжается, знание прошлого помогает изучать будущее. И в этом может помочь яркая страница в истории Европейского Севера, дополняющая историю российского краеведения - краеведческое движение 1920-1930-х гг.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Смирнова, Марина Александровна, 2011 год

1. Неопубликованные источники 1.1 Архивные документы Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

2. Ф. А-2307 Главное управление научных и музейных учреждений

3. Главнаука) Наркомата Просвещения РСФСР; сектор науки Наркомата Просвещения РСФСР Оп. 2. Д. 8; Д. 27; Д. 32; Д. 133. Оп. 3. Д. 286; Д. 345; Д. 347. Оп. 8. Д. 19; Д. 194; Д. 221; Д. 258; Д. 292. Оп. 9. Д. 36; Д. 51; Д. 53; Д. 85; Д. 86.

4. Оп. 10. Д. 38; Д. 104; Д. 232; Д. 244; Д. 245; Д. 260; Д. 334; Д. 348.

5. Оп. 13. Д. 20; Д. 27; Д. 29.

6. Оп. 16. Д. 11; Д. 18; Д. 51.

7. Оп. 17. Д. 86; Д. 87; Д. 88.

8. Оп. 18. Д. 22; Д. 28; Д. 51.

9. Архив Российской Академии наук (АРАН)

10. Ф. 174 Совет по изучению производительных сил СССР Академии наук.

11. Северо-Двинская Печорская экспедиция. Оп. 26. Д. 3; Д. 10; Д. 22; Д. 29; Д. 70; Д. 133.

12. Ф. 367 Документальные материалы Общества краеведов-марксистов при

13. Коммунистической Академии при ЦИК СССР за 1929-1933 гг. Оп. 1. Дд. 1-31.

14. Государственный архив Архангельской области (ГААО)

15. Ф. 270 Северное краевое общество краеведения

16. Оп. 1. Дд. 1-155. Оп. 2. Дд. 1-3.

17. Ф. 273. Отдел народного образования Архангельского губисполкома

18. Оп. 1. Д. 886; Д. 947; Д. 1013.

19. Ф. 1936. Архангельский городской совет народных депутатов1. Оп. 9. Д. 1993.

20. Ф.2618. Департамент образования, культуры и спорта мэрииг. Архангельска Оп. 1. Д. 397; Д. 397а; Д. 720а. Оп.З. Д. 18.

21. Ф. 2838: Северный краевой отдел народного образования

22. Оп. 1. Д. 3; Д. 293; Д. 865.

23. Ф.5247. Управление образования администрации Архангельской области

24. Оп. 1. Д. 773, 1371 Оп. 2. Д. 72.

25. Ф.5973. Средняя школа № 6 имени М. Горького1. Оп. 1. Д.З.

26. Государственный архив Архангельской области. Отдел документов социально-политической истории (ГААО. ОДСПИ)

27. Ф. 1. Архангельский губернский комитет партии1. Оп. 1. Д. 919, 945, 1785.

28. Ф. 5. Партийная организация Октябрьского района г. Архангельска

29. Оп. 1. Д. 919. Оп. 2. Д. 1807

30. Оп. 3. Д. 83, 84, 305, 333, 382, 432.

31. Ф. 296. Архангельский областной комитет КПСС1. Оп. 9. Д. 2114.

32. Ф. 834. Архангельская городская партийная организация

33. Оп. 2. Д. 266,267, 527 Оп. 3. Д. 239

34. Архивный отдел МУ «Хозяйственная служба мэрии» (АО МУ «ХСМ»).1. Г. Архангельск15. Ф. 4.1. Оп. 2. Д. 113,191,220

35. Государственный архив Вологодской области (ГABO)

36. Ф. 4389. Вологодское общество изучения северного края1. Оп. 1. Д. 2-58.

37. Муниципальное учреждение «Великоустюгский центральный архив»г. Великий Устюг)17. Ф.Р-44.1. Оп. 1. Д. 7.

38. Ф. Р-87 Административный отдел Северо-Двинского губисполкома

39. Оп. 1. Д. 9,10, 19, 21, 50, 53, 106, 171 Оп. 2. Д. 4, 28, 35, 42.

40. Ф. Р-338. Великоустюгский краеведческий музей1. Оп. 1. Д. 10; Д. 50.20. Ф.Р-718.1. Оп. 3. Д. 2.

41. Архив Архангельского областного краеведческого музея

42. Ф. Северный краевой совет Общества изучения Северного края.

43. Общество изучения Северного края Он. 1. Дц. 1-22.

44. Архив Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

45. Ф. Вологодское общество изучения северного края

46. Оп. 1. Д. 7, 9, 10, 12, 15-18, 20-24, 26, 30, 34, 35, 42, 51, 59, 66, 69, 71-74, 90, 95,97, 133, 145, 168.

47. Архив МУК «Вельский краеведческий музей»

48. Ф. ВКМкп9352 Протоколы собраний Вельской краеведческойорганизации Дд. ВКМкп9352/1 -ВКМ9352/6

49. Ф. ВКМкп9353 Документы по истории Вельской краеведческойорганизации Дд. ВКМкп9353/1 -ВКМкп9353/34

50. Ф. ВКМкп9354 Дело Вельского отдела Вологодского общества изучения

51. Северного края за 1928 год

52. Ф. ВКМкп9356 Библиотека ВО ВОЙСК.

53. Ф. ВКМкп9357 Гранки неопубликованных статей.1. Д. ВКМкп9357/4

54. Ф. ВКМкп9358 Рукописи ВО ВОЙСК

55. Дд. ВКМкп93 5 8/1-21 Неразобранные документы

56. Архив МУК «Шенкурский районный краеведческий музей»

57. Фонд КП 1421 Тетради протоколов Шенкурского отделения

58. Архангельского общества краеведения Неразобранные документы1.. Опубликованные источники

59. Законодательные и нормативные документы

60. Декреты и инструкции об учете и охране памятников искусства,старины и природы.— М., 1924.— 31 е.; 31,Декреты Советской власти. Т. 1 : 25 окт. 1917 16 марта 1918 гг.— М.: Госполитиздат, 1957.-XII, 626 е.;

61. Ъ2.Декреты Советской власти. Т. 2 : 17 марта 10 июля 1918 г.— М.: Госполитиздат, 1959.— XI, 686 е.;

62. ЪЪ Декреты Советской власти. Т. 3 : 11 июля 9 ноября 1918 г.— М.: Политиздат, 1964.— XII, 664 е.;

63. Ъ А.Декреты Советской власти. Т. 4 : 10 ноября 1918-31 марта 1919 г.— М.: Политиздат, 1968.—XII, 731 е.;35Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам : сб. документов. Т. 1 : 1917-1928.— М.: Госполитиздат, 1957.— 879 е.;

64. Инструкция по регистрации обществ, союзов и объединений : декрет ВЦИК от 10 авг. 1922 г. // Собрание Узаконений и Распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства.— 1922.— № 49.— С. 788-789;

65. Устав Архангельского общества краеведения : утв. постановлением Арханг. губерн. отд. упр. 18 июня 1923 г. под № 1.— Архангельск, 1923.— 12 с.;

66. Резолюция по докладам с мест и докладу А.А. Евдокимова о состоянии и задачах краеведческого дела на Севере //Бюллетень Северо-Восточного областного бюро краеведения.— Архангельск, 1925.— Вып. I.— С. 30-32;

67. Устав, структура и положение Вологодского общества изучения Северного края и его секций / изд. Вологод. о-ва изучения Сев. края.— Вологда, 1927.— 20 е.;

68. Об утверждении Положения об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения прибыли : постановление ВЦИК и СНК от 6 февр. 1928 г. // Собрание Узаконений и Распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Р.С.Ф.С.Р.— 1928 — № 22.— С. 270-276;

69. Об обследовании и чистке ЦБК : постановление коллегии НК РКИ РСФСР от 26 окт. 1930 г. //Советское краеведение.— 1930.— № 11/12.— С. 5556;

70. Второе совещание по краеведению отделения изучения природы СССР Государственного Тимирязевского научно-исследовательского института.— Вологда : Сев. печатник, 1925.— 15 с.— (Серия 1, отд. VII, вып. 3);

71. XIII съезд РКП(б), май 1924 года : стеногр. отчет.— М.: Госполитиздат, 1963.—XXIV, 883 е.;

72. А.Дневник Всероссийской конференции научных обществ по изучениюместного края, созываемой Акад. центром Наркомпроса в Москве, 10-20 дек. 1921 года.—М., 1921-1922.—Вып. 1-5;

73. Дневник II Всесоюзной конференции по краеведению.— М., 1924.— №№ \-4;

74. Справочные и статистические материалы

75. Административно-территориальное деление Архангельской губернии и области в XVIII-XXвеках : справочник / сост.: Л.В. Гундакова (отв. сост.), Л.Н. Хрушкая, H.A. Шумилов; Арх. отд. адм. Арханг. обл, Гос. архив Арханг. обл.— Архангельск, 1997.— 413 е.;

76. Веселовский, A.A. Вологжане-краеведы : источники словаря / A.A. Веселовский, A.A. Веселовский.— Вологда : ОГИЗ, 1923— XVI, 166 с. : ил.;81 .Вологодская энциклопедия /гл. ред. Г.В. Судаков.— Вологда: Русь, 2006.— 608 е.;

77. Город Котлас и его роль в развитии народного хозяйства Северного края : материалы спец. экон. обследований / Сев.-Двин. губерн. план, комис.— JL, 1929.— 220 е.: табл.: карт., 63 с. прил.;

78. ЪЪДойков, Ю.В. Архангельское общество краеведения (1923-1937) : списочный состав / Ю.В. Дойков.— Архангельск, 2004.— 17 е.;

79. Исследователи истории и культуры Архангельского Севера : эксклюзивный словарик / сост. A.A. Куратов // Куратов A.A. История и историки Архангельского Севера: вопросы источниковедения и историография : монография.— Архангельск, 1999.— С. 209-269;

80. Краеведная работа в РСФСР : краткие обзоры по областям (краям) и АССР / Центр, бюро краеведения (Ц.Б.К.).— М., 1930.— 123 е.;

81. Краеведные учреждения СССР : список обществ и кружков по изучению местного края, музеев и других краеведных организаций.— JL: ЦБК, 1925.—VIII, 136 с.;

82. Краеведные учреждения СССР : список обществ и кружков по изучению местного края, музеев и других краеведных организаций /Центральное бюро краеведения.— Изд. 2-е.— JL: Гублит, 1927.— VIII, 205 е.;

83. Огрызко, В.В. Североведы России : материалы к биогр. словарю /В.В. Огрызко //Мир Севера.— 2004.— №1-6; 2005. №1-6; То же— М., 2007.—558 с.;

84. Основатель североведения A.A. Евдокимов : библиогр. указ. (1915-1937) / сост. Ю. Дойков.— Архангельск, 2005.— 20 е.;

85. Поморская энциклопедия : в 5 т. Т. 1 : История Архангельского Севера / сост. A.A. Куратов.— Архангельск : Помор, гос. ун-т, 2001.— 481 е.;

86. Поморская энциклопедия : в 5 т. Т. 2 : Природа Архангельского Севера / гл. ред. Н.М. Вызова.— Архангельск : Помор, гос. ун-т, 2007.— 603 е.;

87. Поморский мемориал : книга памяти жертв полит, репрессий : в 3 т. / Ген. прокуратура Рос. Федерации. Прокуратура Арханг. обл.; ред.-сост.: В.Т. Белов и др..— Архангельск : Изд-во Помор, гос. ун-та, 1999-2002;

88. Северный край во второй пятилетке : второй пятилетний план Северного края на 1933-1937 годы /под общ. ред. М.Я. Рознера.— Архангельск, 1932.— 272 е.;

89. Северо-Восточная область: материалы по районированию. Ч. 1 / изд. обл. план, комиссии.— Архангельск, 1924.— 513, III с.: ил., табл.;101 .Северо-Восточная область: материалы по районированию. 4.2.— Архангельск, 1925.—182 е., 9. л. ил., диагр.;

90. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923—1960 : справочник / сост. М.Б. Смирнов; науч. ред.: Н.Г. Охотин, А.Б. Рогинский; О-во «Мемориал», Гос. архив Рос. Федерации (ГАРФ).— М.: Звенья, 1998 — 597, 1. с.: карт.;

91. СЛОН-СТОН. Соловецкие лагеря и тюрьма особого назначения (19201939) : рек. указ. лит. / сост.: М.А. Смирнова, З.В. Истомина, JI.A. Радикайнен.— Архангельск, 2003.— 68 е.;

92. Судьбы русской интеллигенции : материалы дискуссий 1923—1925 гг. / отв. ред. д-р ист. наук B.JI. Соскин.— Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991.—221 е.;

93. Ученый архив ВОЙСК и его научные ценности.— Вологда, 1926.— 72 с.— (Труды Волог. О-ва изучения Северного края).24 Периодическая печать

94. Журналы и продолжающиеся издания

95. Бюллетень Ассоциации по изучению производительных сил Севера при Архангельском Губплане и Архангельском обществе краеведения.— Архангельск, 1927.— Вып. 1;

96. Бюллетень Северо-Восточного областного бюро краеведения.— Архангельск, 1925-1926.— Вып. 1-3;

97. Север : орган науч. северного краеведения.— Вологда: Гос. изд-во, Вологод. отд-ние, 1923—1928;

98. Известия Вологодского общества изучения северного края.— Вологда, 1914-1917;

99. Известия Центрального Бюро Краеведения.— Москва, 1925-1929;111 .Казанский музейный вестник : журн. Казан, п/о Всерос. коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Н.К.Пр.— Казань, 1920-1922;

100. Краеведение : период, орган Центр. Бюро Краеведения при Рос. Акад. Наук, орган Центрального бюро краеведения, Главного управление научными учреждениями (Главнаука).— Москва, 1923-1929;

101. ИЗ. Новый Север : ежемес. полит.-экон. журн. Исполнительного комитета Советов Северной области.— Архангельск, 1937.

102. Северное хозяйство', журн. Арханг. губисполкома и кооперации.— Архангельск, 1923-1929;

103. Северный край: журн., изд. Вологод. о-вом изучения Северного края.— Вологда, 1922;

104. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства.— 1917—1922;

105. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР — 1924-1931;

106. СЛОН: политико-общественный и воспитательный журнал. Издание воспитательно-трудового отделения УСЛОН.— 1924;

107. Соловецкие острова: политико-общественный, литературный и воспитательный журнал. Орган УСЛОН.— 1925-1927, 1929-1930;

108. Спутник краеведа: издание Вологод. губерн. о-ва краеведения.— Вологда, 1929.1. Газеты

109. Волна : ежедн. газ. Арханг. Губкома РКП(б), губисполкома, губпрофсовета и горсовета. Архангельск, 1923-1928;

110. Красный Север : ежедн. газ. Вологодских губкома ВКП(б), губисполкома и губпрофсовета.— Вологда, 1920-1924;

111. Новые Соловки : орган Соловецкой ячейки РКП(б) и УСЛОН ОГПУ.— 1925, орган Соловецкого коллектива ВКП(б) и УСЛОН ОГПУ — 1926, орган УСЛОН ОГПУ.— 1930;

112. Советская мысль : орган Сев.-Двинских губкома РКП(б), исполкома и губпрофсоюзов.— Великий Устюг, 1923-1924; орган Сев.-Двинского окружкома ВКП(б), окрисполкома и окрпрофсовета.— 1930.25 Письма и мемуары

113. Из писем А.Ф. Вангенгейма с Соловков (1936-1937 гг.) /публ. A.A. Сошиной // Соловецкое море : ист.-лит. альм.— Архангельск; М., 2004.— Вып. 3.— С. 142;

114. Русская Голгофа / гл. ред. Е.А. Ямбург; сост. А. Нежный; авт.: Д.С. Лихачев, С.А. Мальсагов, Б.Н. Ширяев, протопресвитер М. Польский, Ю.Н. Данзас, Ю.И. Чирков, Н.П. Анциферов.— М.: Пик, 2007.— 446 е.;

115. Лихачев, Д.С. Статьи ранних лет : сб. / Дмитрий Лихачев.— Тверь: Твер. обл. отд-ние Рос. фонда культуры, 1993.— 144,2. е.: ил.;

116. Смирнов, В.И. Народ в тюрьме (1930-1931) / В.И. Смирнов. Материалы к биографии В.И Смирнова (1882-1941) / Л.С. Китицына; сост. Т.В. Смирнова.— Сергиев Посад, 2011.— 223 с. : фото.

117. Чирков, Ю.И. А было все так. /Ю.И. Чирков.— М.: Политиздат, 1991.—379, 3. е.;

118. Ширяев, Б.Н. Неугасимая лампада / Борис Ширяев.— Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1954.— 405 е.; То же / Б. Ширяев; послесл. Г. Русского.— Репр. воспр. с изд. 1954 г.— М.: Столица, 1991.— 415,1. е.;

119. Шляпин, В.П. Записки краеведа / В.П. Шляпин; публ. Г.Н. Чебыкиной //Великий Устюг : краевед, альм.— Вологда, 1995.— Вып. 1.— С. 153179.

120. Труды краеведов 1920-1930-х гг.

121. Алексеев, И. Максим Горький о краеведении : (моя переписка с A.M. Горьким) / И. Алексеев // Советское краеведение.— 1936.— № 8.— С. 4-8;

122. Архивная деятельность СОАОК : архив бывшего. Пертоминского монастыря // Соловецкие острова.— 1925.— № 4/5.— С. 24;

123. Беляев, ДА. Преданный делу : Н.Г. Бекряшев. /Д. А. Беляев // Советский музей.— 1936.— № 6.— С. 101-102: фото;

124. Богданов, В.В. Задачи краеведения и история краеведения в России /В.В. Богданов //Вопросы краеведения : сб. докл.— Н.Новгород, 1923.— С. 5-13;

125. Богданов, В.В. Культурно-исторические очерки отдельных районов, как результат накопления краеведных материалов / Вл. Вл. Богданов //Вопросы краеведения : сб. докл.— Н.Новгород, 1923.— С. 125-132

126. В Обществе краеведения : Экскурсионное бюро. Губернский съезд. Институт промышленных изысканий // Северное хозяйство.— 1924.— №6.— С. 112-113;

127. Вельский отдел Вологодского общества изучения северного края : (ист. справка) / А. С. вероятно: Александр Сафонов. // Север.— 1924.— № 1.— С. 160-161;

128. Веселовский, A.A. Назревшие задачи Вологодского краеведения в области этнографии / A.A. Веселовский //Север.— 1927.— №2(6).— С.101-107;

129. Вологодское общество изучения Северного края в 1918, 1919 и 1920 годах II Северный край.— 1922.— № 1.— С. 41-49;

130. Вопросы краеведения : сб. докл., сделанных на Всерос. конф. науч. обществ по изучению местного края в Москве в дек. 1921 г., созванной Академ. Центром / под ред. В.В. Богданова.— Н.-Новгород., 1923.— 171, II е.;

131. Гейнике, H.A. Работа Центрального Бюро Краеведения / H.A. Гейнике // Советское краеведение.— 1930.— № 1/2.— С. 41-44;

132. Год работы : материалы Арханг. о-ва краеведения, 1923-1924.— Архангельск, 1924.— 51 е.;

133. Губернский краеведческий съезд II Северное хозяйство.— 1924.— № 7.— С. 121;

134. Деятельность Центрального Бюро Краеведения : из журналов заседаний ЦБК // Известия ЦБК.— 1926.— № 5.— С. 139-141 ;

135. Евгенов, H.H. Географическая секция при АКО /Н.И. Евгенов // Северное хозяйство.— 1924.— № 7.— С. 25-28;

136. Евдокимов, A.A. Активное краеведчество //Северное хозяйство.— 1924.—№5.—С. 9-12;

137. Евдокимов, A.A. Задачи II конференции по изучению производительных сил Северного края / A.A. Евдокимов //Хозяйство Севера.— 1930.— №9/10.—С. 121-124;

138. Евдокимов, A.A. Заметки краеведа : собирание научных сил / А. Евдокимов // Северное хозяйство.— 1925.— № 2.— С. 3-5;

139. Евдокимов, A.A. Краеведная работа в Северном крае / А. Е. //Хозяйство Севера.— 1936.— № 2.— С. 59-60;

140. Евдокимов, A.A. Краткий очерк по хозяйственному краеведению СевероВосточной области / A.A. Евдокимов // Север (Вологда).— 1923.— № 1.— С. 65-93;

141. Евдокимов, A.A. Институт Промышленных изысканий при Архангельском обществе краеведения : очерк возникновения и задачи Института / А. Евдокимов // Год работы : материалы Арханг. о-ва краеведения, 1923-1924.— Архангельск, 1924.— С. 46-51;

142. Едемский, П.И. Шенкурский краеведческий музей в борьбе за поднятие урожайности / П. Едемский // Советское краеведение.— 1930.— № 1/2.— С. 67-68;162.3а большевистскую бдительность в краеведении /В.Г. //Советское краеведение.— 1932.— № 1.— С. 7-17;

143. Задачи Онежского краеведчика.— Онега, 1926.— 16 е.;

144. Заседание ЦБК с участием Горького (12 июня 1928 г.).— М.: ЦБК, 1928.—32 е.;165. 3ахватки.н, А. Краеведение на Соловках / А. 3-н // Карело-Мурманский край.— 1927.—№ 12.—С. 10-13;

145. Записки Северо-Двинского общества изучения местного края.— Великий Устюг, 1925- 1929;

146. Звягинцев, Е.А. Родиноведение и локализация в народной школе /Е.А. Звягинцев.— М.: Изд-во журн. «Народный учитель», 1919.— 96 е.;

147. Институт Промышленных изысканий при Архангельском обществе краеведения II Бюллетень Северо-Восточного областного бюро краеведения.— Архангельск, 1925.— Вып. 1.— С. 38^40;

148. Июньский пленум ЦК ВКП(б) и задачи краеведения на новом этапе И Советское краеведение.— 1931.— № 7/8.— С. 1-4;

149. ПО.Канчеев, А. XI пленум ЦБК / А. Канчеев //Советское краеведение.— 1932.—№5.—С. 1-6;

150. Клабуновский, ИГ. Задачи краеведения после IV Всероссийской конференции /И.Г. Клабуновский //Советское краеведение.— 1930.— № 5.— С. 1-6;

151. Клушин, Б. Первый областной краеведческий съезд Севера / Б. Клушин //Север.— 1924.—№ 1.—С. 148-151;

152. Клушин, Б. Северный край: Вологодское общество изучения северного края. Архангельское общество краеведения / Б. Клушин // Краеведная работа в РСФСР : крат, обзоры по областям (краям) и АССР.— М., 1930.—С. 7-14;

153. Краеведческая перепись II Известия ЦБК.— 1926.— № 8.— С. 265-268;

154. Крупская, Н.К. Краеведение и народное просвещение : (приветственная речь на Ш краеведческой конференции 12 дек. 1927 г.) / Н.К. Крупская // Известия ЦБК.— 1928.— № 1.— С. 6-8;

155. Куклин, В.П. Деятельность Вельского отдела ВОЙСК (1 октября 1925 1 октября 1926) / В.П. Куклин // Север.— 1928.— № 2.— С. 271-272;

156. Лейтнеккер, Е. A.M. Горький и краеведение /Е. Лейтнеккер //Сов. краеведение.— 1933.— № 5.— С. 28-34;

157. Линевский, А. Роль этнографа в советском строительстве Севера / А.Линевский // Советское строительство.— 1929.— № 8.— С. 110-123;

158. Материалы Соловецкого отделения Архангельского общества краеведения.— 2-е изд.— Соловки, 1927.— 183 е.: 4 л. ил.— (Материалы СОК; вып. 16);

159. На борьбу за массовое краеведение : (к постановлению коллегии НК РКИ о ЦБК) // Советское краеведение.— 1930.— № 11/12.— С. 1-3;

160. Научные работники центра в Соловках //Соловецкие острова.— 1926.—№7.—С. 115-120;

161. Никольское отделение С-Двинского О-ва Изучения Местного Края (бывший Никольский кружок Изучения Местного Края) / А. Б. //Бюллетень Северо-Восточного Областного Бюро Краеведения.— Архангельск, 1926.— Вып. 2.— С. 56-57;

162. Новый этап в краеведении И Советское краеведение.— 1930.— № 1/2.— С. 1-2;

163. Олъденбург, С.Ф. 10 лет нашей науки / С.Ф. Ольденбург // Плановое хоз-во.— 1927.—№ 11.—С. 152;

164. Ольденбург, С.Ф. Культурная революция и задачи культурных работников / С.Ф. Ольденбург; с предисл. A.B. Луначарского.— M.; JL: ГИЗ, 1929.—71 е.;

165. Олъденбург, С. Ф. О понимании краеведения / С. Ольденбург // Известия ЦИК.— 1926.— 13 авг.;

166. Ольденбург, С.Ф. Обращение акад. С.Ф. Ольденбурга к Ш Всероссийской конференции по краеведению / С.Ф. Ольденбург // Известия ЦБК.— 1927.— № 10.— С. 351;

167. Ольденбург, С.Ф. Наше краеведение / академик С. Ольденбург //Наши достижения.— 1929.— № 3.— С. 55-61;

168. Отчет правления Северо-Двинского общества изучения местного края за 1926 год //Записки СДОИМК — Великий Устюг, 1927.— Вып. 4.— С. 105-107;

169. Отчет Соловецкого Отделения Архангельского Общества Краеведения за 1924-26 годы.— Соловки, 1927.— 106 с.— (Материалы СОК; вып. 3);

170. Первый Вологодский губернский краеведческий съезд : тез. к докл. A.A. Волягина по орг. вопр. // Фенологический бюллетень.— 1928.— № 9.— С.1-4;

171. Пиксанов, Н.К. Областные культурные гнезда : ист.-краевед. семинар / Н.К. Пиксанов.— М.; Л. ГИЗ, 1928.— 148 е.;

172. Пинкевич, А.П. Предмет советского краеведения : докл. в Краевед, секции Комакадемии 17/1 1930 г. /А.П. Пинкевич //Советское краеведение.— 1930.—№ 1/2 —С. 8-21;

173. Покровский, П. Отчет о деятельности Комитета Каргопольского отдела ВОЙСК за 1924-25 год /П.Покровский, Н. Кимменталь //Бюллетень

174. Северо-Восточного Бюро Краеведения.— Архангельск, 1926.— Вып. 2.— С. 53;

175. Положение на краеведном фронте и работа ОКРАМа //Советское краеведение.— 1932.— № 2.— С. 1-5;

176. Попов, А.Н. Пять лет работы АКО / Ан. Попов //Краткий отчет о работах 2-го краеведческого съезда в Архангельске.— Архангельск,1928.—С. 15-27;

177. Потемкин, М.П. X пленум ЦБК / М.П. Потемкин // Советское краеведение.— 1931.— № 2.— С. 1-4;

178. Потемкин, М.П. Краеведная пятилетка /М.Потемкин //Советское краеведение.— 1931.— № 3.— С. 1-3;

179. Преображенский, Н.Ф. Роль и значение IV Всероссийской конференции по краеведению / Н.Ф. Преображенский // Советское краеведение.— 1930.—№ 1/2.—С. 5-8;

180. Простосердов, H.H. Ближайшие задачи краеведения на Соловках / H.H. Простосердов // Соловецкие острова.— 1926.— № 2/3.— С. 109-112;

181. Простосердов, H.H. Естественно-историческое отделение Соловецкого музея /H.H. Простосердов //Соловецкие острова.— 1926.— №2/3.— С. 113-118;

182. Простосердов, H.H. Соловецкая химическая лаборатория на службе краеведения / H.H. Простосердов // Соловецкие острова.— 1926.— № 4.— С.130-134;

183. Радченко, А.И. Краеведение в политпросветработе / А.Н. Радченко.— М., 1928.—86 е.;

184. Радченко, Е.С. Краеведение и политпросветработа /Е. Радченко.— М.,1929.— 15 е.;

185. Руднев, Д. Второй областной краеведческий съезд и 1-ая конференция по изучению производительных сил и народного хозяйства СевероВосточной области 14-20 VI 1925 г. в Архангельске /Д.Руднев // Краеведение — 1925.— № 3/4.— С. 301-303;

186. Селезнев, С.А. Научно-исследовательская работа в Северном крае / С.А. Селезнев // Хозяйство Севера.— 1930 — № 3.— С. 98-109;

187. Серебряков, А. Исторический очерк краеведческой работы на Соловках / А. Серебряков // Соловецкие острова.— 1926.— № 2/3.— С. 103-108;

188. Смидович, П.Г. Социалистическое строительство и краеведение : доклады по краеведению на IV всерос. конф. /П.Г. Смидович, Г.М. Кржижановский.— М., 1930.— 36 е.;

189. Смидович, П.Г. На путях социалистического строительства / П. Смидович // Советское краеведение.—1930.— № 1/2.— С. 3-5;

190. Скотников, И.С. О строительстве сети краеведческих организаций / И.С. Скотников // Север.— 1927.— № 2(6).— С. 138-142;

191. Смирнов, Н. Деятельность Онежского отделения Архангельского Общества Краеведения // Бюллетень Северо-Восточного бюро краеведения.— Архангельск, 1926.— Вып. 2.— С. 49;

192. Степановский, И.К. Вологодский край : страницы из истории североведения : очерк / И.К. Степановский; изд. Волог. Губсоюза (Северосоюза) ко дню 50-летнего юбилея науч.-лит. деятельности автора очерка.— Вологда, 1923.— 79, IV с. : 1 л. портр.;

193. Толстое, С.П. Введение в советское краеведение / С. Толстов.-— М.; JL: ОГИЗ Гос. соц.-экон. изд-во, 1932.— 159 е.;

194. Толстое, С.П. Студенчество и краеведение / С.П. Толстов; Центр. Бюро Краеведения.— М., 1930.— 56 е.;

195. Тонков, В.А. Реорганизация Северного краевого музея / В. Тонков // Советский музей.— 1932.— № 4.— С. 97-102 : фото.;

196. Тонков, В.А. Северный краевой музей : (история музея и его экспозиции) / Вячеслав Тонков.— Архангельск, 1935.— 35 е.;

197. Тонков, В.А. Соберем историко-революционные материалы и фольклор /В. Тонков; Севкраймузей.— Архангельск, 1935.— 13 е.;

198. Филиппов, А.И. Материалы по статистике развития и состояния краеведения в России и СССР / А.И. Филиппов, Р.И. Ветчинкина // Методический сборник : труды студенческого кружка краеведения при геогр. фак. Ленингр. гос. ун-та.— Л., 1929.— С. 13-26;

199. Хлыпало, Ю. Организация Общества краеведов-марксистов / Ю. Хлыпало // Советское краеведение.— 1931.— № 2.— С. 5-6;

200. Хроника историко-археологической работы Соловецкого отделения АКОII Соловецкие острова — 1926.— № 5/6.— С. 180-186;

201. Шляпин, В.П. Северо-Двинское общество изучения местного края / В.П.Ш. // Записки СДОИМК.— Великий Устюг, 1925.— Вып. 1— С. 6264;

202. Шокальский, Ю.М. Русский Север как задача краеведного изучения /Ю.М. Шокальский //Вопросы краеведения : сб. докл.— Н.Новгород, 1923.—С. 151-158.1.I Научная литература

203. Агранат, Г. Будем читать : Российское североведение в постсоветские годы / Григорий Агранат // Мир Севера.— 2006.— № 4/5.— С. 69-80;

204. Акиныиин, А.И. «Дело краеведов» Центрального Черноземья / А.Н. Акинынин, О.Г. Ласунский // Отечество : краевед, альм.— М., 1990.— Вып. 1.— С. 56-66;

205. Акиныиин, А.Н. Краеведение, регионоведение, родиноведение, москвоведение . Что дальше? / А.Н. Акинынин // Третьи Всероссийские краеведческие чтения, Москва Коломна, 22-23 июня 2009 г.— М., 2009.—С. 208-211;

206. Акиньшин, А.Н. Судьба краеведов (конец 20-х — начало 30-х годов) / А.Н. Акиньшин // Вопросы истории.— 1992.— № 6/7.— С. 173-178;

207. Акиньшин, А.Н. Трагедия краеведов : (по следам архивов КГБ) / А.Н. Акиньшин // Русская провинция.— Воронеж, 1991.— С. 208-283;

208. Алаторцева, А.И. Журнал «Историк-марксист», 1926-1941 гг. / А.И. Алаторцева.— М.: Наука, 1979.— 287 е.;

209. Алаторцева, А.И. Советская историческая периодика, 1917-1930-х годов / А.И. Алаторцева; отв. ред. Ю.С. Борисов.— М.: Наука, 1989.— 252 е.;

210. Алексеева, Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917-1923) / Г.Д. Алексеева.— М.: Наука, 1968.— 300 е.;

211. Баскакова, Т.С. C.B. Шильниковский краевед-фенолог / Т.С. Баскакова //Великий Устюг : краевед, альм.— Вологда, 1995.— Вып. 1.— С. 306309;

212. Барышева, Е.В. Научная интеллигенция 20-30-х гг. и создание источниковой базы политической истории России /Е.В. Барышева // Интеллигенция России: традиции и новации : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф.— Иваново, 1997.— С. 226-228

213. Белое, С.П. ВОЙСК: история и перспективы / С.П. Белов // Известия ВОЙСК.— Вологда, 2000.— Вып. 8.— С. 10-15;

214. Белое, С.П. Дмитрий Александрович Григоров и его книга о Тотьме /С.П. Белов //Тотьма : ист.-лит. альм.— Вологда, 1995.— Вып. 1.— С. 287-297 : фото;

215. Белое, С.П. История Тотемского отдела ВОЙСК (1915-1920 гг.) / С.П. Белов // Тотьма : краевед, альм.— Вологда, 1997.— Вып. 2.— С. 518-536;

216. Бергер, П.Л. Социология : биогр. подход / Петер Л. Бергер, Бриджит Бергер: пер. В.Ф. Анурина // Личностно-ориентированная социология.— М., 2004.— С. 23-396;

217. Бердинских, В.А. Уездные историки. Русская провинциальная историография / Виктор Бердинских.— М.: Новое лит. обозрение, 2003.— 522 с. : табл.;

218. Бестужева, Ю.А. Деятельность музея Северодвинской культуры по сохранению памятников культового зодчества в Великом Устюге в 1920— 1930-х годах /Ю.А. Бестужева //Великий Устюг : краевед, альм.— Вологда, 2007.—Вып. 4 — С. 175-194;

219. Бианки, В.В. Слово о краеведении : Боровичи, 28 июля 1946 года / Виталий Бианки.— Л.: Детгиз, 1975.— 19 е.;

220. Борина, E.H. Из истории деятельности Центрального бюро краеведения (1922-1927 гг.) / E.H. Борина //Труды Ленинградского государственного института культуры им. Н.К. Крупской.— JL, 1967.— Т. 17.— С. 285-296;

221. Бочкарева, О.В. Железнодорожный транспорт на Соловках. 1920-е-1932 гг. / О.В. Бочкарева // Соловецкий сборник.— 2007.— Вып. 4.— С. 5-25: ил.;

222. Брачев, B.C. «Дело историков» 1929-1931 гг. / B.C. Брачев.— 2-е доп. изд.—СПб.: Нестор, 1998.— 125 е.;

223. Бродский, Ю.А. Соловки. Двадцать лет особого назначения / Юрий Бродский.— М.: РОСПЭН, 2002.— 527 с. : цв. ил., портр.;

224. Брэдли, Дж. Добровольные общества в Советской России, 1917-1932 гг. / Дж. Брэдли (США) // Вестник Московского университета. Серия 8 : История.— 1994.— № 4 — С. 34-44;

225. Булатов, В.Н. Краеведческие общества //Булатов, В.Н. Наука на Архангельском Севере : ист. очерк /В.Н. Булатов.— М.; Архангельск, 2007.—С. 219-236;

226. Буринская, E.H. Из истории советского краеведения (1917—1928 гг.) / E.H. Буринская // Новосибирская публичная научно-техническая библиотека : сб. трудов.— Новосибирск, 1976.— Вып. 33.— С. 76-99;

227. Вавилова, М.А. Из истории вологодского краеведения : Михаил Борисович Едемский (1870-1933 гг.) / М.А. Вавилова // Вологда : краевед, альм.— Вологда, 2000.— Вып. 3 — С. 576-591;

228. Великий Устюг. Северные лики : Великоустюгский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник / авт.: А. Андреева, Е. Архипова, Ю. Иванов и др.; ред. Н. Смазнова.— СПб.: ООО «Изд-во «АРС» 2006.— [44] е.: ил.;

229. Веревкина, Г.А. Вельский музей краеведения в 1925-1940 годах / Г.А. Веревкина //Важский край: источниковедение, история, культура : исследования и материалы.— Вельск, 2006.— Вып. 3.— С. 80-93;

230. Власов, Ю. Добровольные объединения как форма советской демократии (общества и союзы, не преследующие цели извлечения прибыли) / Ю. Власов // Советское строительство.— 1929.— № 4.— С. 5673;

231. Вологодское краеведение, его научные и воспитательные задачи : тез. докл. и сообщ. II краевед, науч.-практ. конф., Вологда, 21-22 апр. 1989 г. / редкол.: Ю.С. Васильев (отв. ред.) и др..— Вологда, 1989.— 74 е.;

232. Волынская, В.А. Сибирцев Иустин Михайлович / В.А. Волынская // Иустин Михайлович Сибирцев : Труды. Творческая биография. Библиография.— Архангельск, 2007.— С. 6-32;

233. Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры : сб. науч. тр. / НИИ культуры; отв. ред. Э.А. Шулепова.— М.: НИИК, 1992.— 281, 1. е.;

234. Вопросы теории и истории общественных организаций : сб. ст. / АН СССР. Ин-т государства и права; отв. ред.: Ц.А. Ямпольская, А.И. Щиглик.— М.: Наука, 1971.— 258 е.;

235. Гатагова, JI.H. Проблемы краеведческой памяти на переломных моментах истории /JI.H. Гатагова //Человек и время.— М.: Наука, 1991.—С. 89-96;

236. Гомаюнов, С.А. Местная история: проблемы методологии / С.А. Гомаюнов // Вопросы истории.— 1996.— № 9.— С. 158-163;

237. Горбунова, А. «Купола намозолили глаза!» : Архангельский Свято-Троицкий собор // Архангельская старина.— 2009.— № 2.— С. 21-28: фото;

238. Гордеева, И. Изучение социальной истории России второй половины XIX-начала XX в: «микроисторический» подход /Ирина Гордеева // Образы историографии : сб. ст.— М., 2001.— С. 109-132;

239. Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX—XX веках : сб. ст.— Челябинск, 2003.— 302 е.;

240. Горяшко, А. Биостанция особого назначения / А. Горяшко // Моск. журнал — 2007 — №11.— С. 17-23;

241. Гостев, И.М. Конструктор Сергей Иванович Декаленков / И.М. Гостев // Знаменитые люди Севера: от М.В. Ломоносова до наших дней : материалы междунар. науч. конф.— Архангельск, 2006.— С. 79-81;

242. Громов, М.Н. Фундаментальные принципы отечественного краеведения / М.Н. Громов // Первые Всероссийские краеведческие чтения : история и перспективы краеведения и москвоведения (Москва, 15-17 апр.2007 г.).—М., 2009.— С. 31-36;

243. Гуркин, В.А. Краеведение как показатель зрелости науки / В.А Гуркин //Вторые Всероссийские краеведческие чтения (Москва, 26-27 мая2008 г.) ; Четвертые Всероссийские краеведческие чтения (Челябинск, 20-22 мая 2010 г.).— М., 2011.— С 451-455.

244. Гуркина, Н.К. Интеллигенция Европейского Севера России в конце XIX начале XX веков / Н.К. Гуркина.— СПб. : Нестор, 1998.— 218 е.;

245. Данилов, A.A. Место и роль провинциальной интеллигенции в социокультурной системе общества (к постановке проблемы) / A.A. Данилов // Проблемы методологии истории интеллигенции: поиск новых подходов : межвуз. сб. науч. тр.— Иваново, 1995.— С. 83-86;

246. Денисов, В.В. И.В. Сталин: объект и субъект историографии 30-х годов (взгляд на проблему из перестроечных времен) : учеб. пособие по курсу

247. Отечественная история» /В.В. Денисов; Новороссийская гос. мор. академия.— Новороссийск, 2002.— 56 е.;

248. Добровольные общества при социализме / А.И. Щиглик, Ц.А. Ямпольская; АН СССР. Ин-т гос-ва и права.— М.: Наука, 1976.— 372 е.;

249. Дойков, Ю.В. Архангельские тени : (по архивам ФСБ). Т. 1 : 1908-1942 / Юрий Дойков.— Архангельск, 2008.— 480 е.;

250. Дойков, Ю.В. Евдокимов : судьба пророка в России / Ю.В. Дойков.— СПб.: Акрополь, 1999.— 190 е.;

251. Дунаева, А.Р. Архив в Великом Устюге : страницы истории / А.Р. Дунаева, A.A. Кляповская // Великий Устюг : краевед, альм.— Вологда, 1995.—Вып. 1.—С. 329-338;

252. Евлампий Арсеньевич Бурцев //Устюжане : краевед, сб.— В.Устюг, 1994.—С. 72-74;

253. Европейский Север России: прошлое, настоящее, будущее : материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 90-летию со дня учреждения Арханг. о-ва изучения Рус. Севера (1908 г.).— Архангельск, 1999.— 391 е.;

254. Егорова, Л. Перспективы развития и использования методов школы исторического краеведения в сфере локальных исторических исследований / Л. Егорова // Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX-XX веках : сб. ст.— Челябинск, 2003.— С. 48-55;

255. Еркова, Т.С. Вологодское общество изучения Северного края : (к 80-летию со дня создания) /Т.С. Еркова //Календарь знаменательных и памятных дат по Вологодской области на 1989 год.— Вологда, 1989.— С. 27-28 : библиогр.;

256. Ефременков, Н.В. Краеведение в системе исторической науки : к истории вопроса / Н.В. Ефременков // Историческое краеведение: вопросы преподавания и изучения : сб. науч.-метод. тр. / Твер. гос. ун-т.— Тверь, 1991.—С. 5-26;

257. Злочевский, Г.Д. Разгром краеведения в 1927-1936 годах /Г.Д. Злочевский // Архив наследия, 2002 / сост. и науч. ред. В.И. Плужников.— М., 2004.— С. 204-221;

258. Иванова, JI.B. У истоков советской исторической науки: подготовка кадров историков-марксистов в 1917-1929 гг. / JI.B. Иванова.— М.: Мысль, 1968.— 197 е.;

259. Ильина, ИИ. Общественные организации России в 1920-е годы /И.Н. Ильина; РАН, Ин-т рос. истории.— М., 2000.— 215 с.;

260. Ипатов, Л.Ф. Деятельность Соловецкого Общества Краеведения // Соловецкий лес / Л.Ф. Ипатов, В.П. Косарев, Л.И. Проурзин, C.B. Торхов.— Архангельск, 2005.— С. 32-37;

261. Историки спорят : тринадцать бесед.— М.: Политиздат, 1988.— 510 е.;

262. Историческое краеведение в СССР: вопросы теории и практики сб. науч. ст. / АН Украины, Ин-т истории Украины и др.; редкол.: П.Т. Тронько (отв. ред.) и др..— Киев: Наукова думка, 1991.— 274, 1. е.;

263. Историческое краеведение : по материалам II Всесоюз. конф. по ист. краеведению 4-6 апр. 1989 г. : сб. / [редкол.: С.О. Шмидт (отв. ред.) и др.].—Пенза, 1993.—327,1. е.;

264. Историческое краеведение: вопросы преподавания и изучения : сб. науч.-метод. тр. / Твер. гос. ун-т.— Тверь, 1991.— 128 е.;

265. Кабанов, П.И О советском историческом краеведении /П.И. Кабанов, A.B. Ушаков // История СССР.— 1963.— № 3.— С. 3-17;

266. Каневский, Б.П. Исторические общества в дореволюционной России и в СССР / Б.П. Каневский // История исторической науки в СССР. Дооктябрьский период. Библиография.— М., 1965.— С. 133-144;

267. Kay лен, М.Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие советской власти / М.Е. Каулен; Акад. переподгот. работников искусства, культуры и туризма Рос. Федерации.— М., 2000.— 122, 1. е.;

268. Каштанов, С.М. Источниковедение, история и краеведение /С.М. Каштанов // Источниковедение и краеведение в культуре России : сб. : к50.летию служения С.О. Шмидта Историко-архивному институту.— М., 2000.—С. 11-13;

269. Козлов, В.Ф. О методах и формах организации краеведческой работы на местах и в центре / В.Ф. Козлов //Третьи Всероссийские краеведческие чтения, Москва Коломна, 22-23 июня 2009 г.— М., 2009.— С. 6-9;

270. Кокорина, О.С. Евдокимов Андрей Андреевич / О.С. Кокорина, В.Ф. Толкачев // Архангельские журналисты, XX век : энцикл.— Архангельск,2008.—С.161-162;

271. Колтовой, Е.Ф. Один год из жизни Л.В. Курчевского (1926 год, Соловки) / Е.Ф. Колтовой // Защитники Отечества : материалы XV регион, обществ.-науч. чтений по воен.-ист. тематике.— Архангельск, 2004.— С. 137-147;

272. Кольцов, A.B. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.) / A.B. Кольцов; отв. ред. A.B. Предтеченский; АН СССР. Ин-т истории.— М.; Л.: Изд-во АН СССР, i960.— 207 е.;

273. Кондрашин, В.В. Плюсы и минусы современного исторического краеведения в России / В.В. Кондрашин // Отечественная культура и развитие краеведения : тез. докл. Всерос. науч. конф., Пенза, 26-27 июня 2000 г.— Пенза, 2000.— С. 87-90;

274. Коржихина, Т.П. Законодательные источники по истории общественных организаций СССР (1917-1936 гг.) / Т.П. Коржихина //Вспомогательные исторические дисциплины.— JL, 1987.— Вып. XVIII.— С. 221-248;

275. Коржихина, Т.П. Из истории общественных организаций / Т.П. Коржихина, А.Д. Степанский // Историки спорят : тринадцать бесед.— М., 1988.—С. 406-431;

276. Коржихина, Т.П. Общественные организации СССР в 1917-1936 гг. : учеб. пособие / Т.П. Коржихина; под ред. проф. Н.П. Ерошкина; Моск. гос. ист.-арх. ин-т.— М., 1981.— 96 е.;

277. Коржихина, Т.П. Рождение административно-командной системы управления / Т.П. Коржихина // Административно-командная система управления: проблемы и факты : межвуз. сб. науч. работ.—М., 1992.— С. 4-26;

278. Краеведение в России: история, современное состояние, перспективы развития (Воронеж, Москва, 1 февр. 2005 г.) / редкол.: С.О. Шмидт и др.— М.: Ключ-С, 2006.— 327 с.

279. Критский, Ю.М. Каргопольское отделение ВОЙСК / Ю. Критский // Поморская энциклопедия.— Архангельск, 2001.— Т. 1.— С. 182;

280. Куманев, В.А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции / В.А. Куманев; АН СССР, отд-ние истории.— М.: Наука, 1991.— 295 е.;

281. Куприянов, Ю. Город как предмет исторического краеведения : (к применению методики 1920-х годов для изучении Омска) / Ю. Куприянов,

282. B. Рыженко //История культуры Западной Сибири.— Омск, 1988.—1. C. 59-61;

283. Куратов, A.A. История и историки Архангельского Севера: вопросы источниковедения и историографии / A.A. Куратов.— Архангельск: Изд-во Помор, ун-та, 1999.— 271 е.;

284. Куратов, A.A. Краеведение: опыт исторического самопознания / A.A. Куратов //Краеведы и краеведение : материалы науч. конф., посвящ. 105-летию со дня рождения К.П. Гемп.— СПб., 2000.— С. 9-13.— (Труды XI съезда Русского географического общества; т. 7);

285. Куратов, A.A. Соловецкие памятники: описания A.A. Евневича и П.К. Казаринова, 1934 г. /A.A. Куратов //Проблемы изучения историко-культурной среды Арктики : сб. науч. тр.— М., 1990.— С. 301-323;

286. Лебедева, В.Г. Проблема культурного выбора постреволюционной России / В.Г. Лебедева // Интеллигенция России: традиции и новации : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф.— Иваново, 1997.— С. 234-236;

287. Лихачев, Д.С. Краеведение как наука и как деятельность / Д.С. Лихачев // Русская культура.— М.: Искусство, 2000.— С. 159-173;

288. Ляпкина, А. Разведчики родного края / А. Ляпкина // Вологодский край /Волог. отд-ние Геогр. О-ва СССР; Волог. краевед, музей; редкол.: Н.Д. Авдошенко, Н.П. Антипов, В.М. Малков (ред.) и др.— Вологда, 1962.— Вып. 3.—С. 157-175;

289. Макарова, М.Н. Развитие представлений о краеведении как науке / М.Н. Макарова // Художественный образ и педагогический процесс / РГПУ.— СПб., 2003.— Вып. 3: Искусство и педагогика.— С. 169-174;

290. Малкова, O.A. Древнехранилище в Великом Устюге / O.A. Малкова // Бысть на Устюзе. : ист.-краевед. сб. Вологда, 1993. С. 5-11;

291. Маловичко, С.И. Коммуникативная открытость исследовательской практики новой локальной истории / С.И. Маловичко // URL: http://mncipi.narod.ru/1018.htm (30.10.2010);

292. Мартынов, А.Я. Музей Соловков как материализованная память о Соловецких лагерях особого назначения / А.Я. Мартынов, A.A. Сошина // Русское подвижничество.— М., 1996.— С. 301-309;

293. Мельник, A.B. По следам СЛОНа : Соловецкое общество краеведения / Антонина Мельник // Соловецкий вестник.— 1990.— № 7; № 9;

294. Меметов, B.C. Истоки формирования российской провинциальной интеллигенции /B.C. Меметов, A.A. Данилов //Интеллигенция России:уроки истории и современность : межвуз. сб. науч. тр.— Иваново, 1996.— С. 48-51;

295. Миллер, М.А. Археология в СССР / проф. М.А. Миллер; Ин-т по изуч. истории и культуры СССР.— Мюнхен, 1954.— 160 с.— (Исследования и материалы. Серия 1, № 12).— Рукопись. Место хранения: РГБ. Фонд эмигр. лит.;

296. Москва: годы предвоенные / Ин-т истории партии МГК и МК КПСС -фил. ИМЯ при ЦК КПСС — М.: Моск. рабочий, 1975 — 280 е.;

297. Немировский, А.И. Свет звезд, или Последний русский розенкрейцер / А.И. Немировский, В.И. Уколова.— М.: «Прогресс». «Культура», 1994.— 416 е.;

298. Общественные организации в политической системе: аспекты взаимодействия с партией, государственными органами, трудовыми коллективами / отв. ред. и авт. предисл. Ц.А. Ямпольская.— М.: Наука, 1984.—272 е.;

299. Овсянкин, Е.И. Судьба библиографа Андрея Попова /Е.И. Овсянкин //Поморский летописец : альм, /под ред. В.Н. Булатова; сост. В.А. Волынская.— Архангельск, 2002.— Вып. 1.—С. 152-155;

300. Орешина, М.А. Россия региональная: теоретико-методологические аспекты изучения : моногр. / М.А. Орешина.— М.: МГИУ, 2000.— 194 е.;

301. Орешина, М.А. Русский Север начала XX века и научно-краеведческие общества региона / М.А. Орешина; Рос. о-во историков-архивистов.— М., 2003.—359 с.;

302. Отечественная и мировая интеллигенция в кризисные периоды истории : материалы XXI междунар. науч.-теорет. конф., Иваново, 23-25 сент. 2010 г.— Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет», 2010.—241 е.;

303. Отечественная культура и развитие краеведения : тез. докл. IV Всерос. науч. конф., Пенза, 26-27 июня 2000 г.— Пенза, 2001.— 235 е.;

304. Очерки истории исторической науки в СССР. Т. IV / под ред. М.В. Нечкиной.— М.: Наука, 1966.— 854 е.;

305. Павлова, H.H. Репрессированная интеллигенция: соловецкий извод (1928-1934) /H.H. Павлова //Репрессированная интеллигенция, 1917— 1934 гг.— М., 2010.— С. 404-484;

306. Пашков, A.M. Историческое краеведение Карелии конца XVIII начала XX в. как социокультурное и историографическое явление / A.M. Пашков // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки.— 2004.— № 2(6).— С. 16-24;

307. Пашков, A.M. Карельские просветители и краеведы XIX начала XX века / A.M. Пашков.— Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2010.— 446 с.

308. Первая Всесоюзная научная конференция по историческому краеведению (г. Полтава, окт. 1987 г.) : тез. докл. и сообщ..— Киев, 1987.—303,1. е.;

309. Пирожков, Г.П. Краеведение и культура общества /Г.П. Пирожков //Культурная жизнь Тамбовского края : материалы регион, науч. конф. Тамбов, 1995. С. 1-5;

310. Пирожков, Г.П. Место краеведения в региональной культурной политике в условиях информатизации общества / Г.П. Пирожков // Регионология.— 2008.— № 2.— С. 353-354;

311. Пирожков, Г.П. О взаимодействии краеведческих объединений с властью и обществом / Г.П. Пирожков // URL:http://www.lfond.spb.ru/programs/history/letters/docs/Pirozhkov.doc.3010.2010);

312. Пирожков, Г.П. Теория краеведения : моногр. / Г.П. Пирожков; Тамб. гос. техн. ун-т.— СПб : Нестор, 2005.— 279 е.;

313. Побережников, КВ. Модернизация: теоретико-методологические подходы / И.В. Побережников // Экономическая история : обозрение / под ред. Л.И. Бородкина.—М., 2002.—Вып. 8 — С. 146-168;

314. Полякова, М.А. Охрана культурного наследия России : учеб. пособие / М.А. Полякова.— М.: Дрофа, 2005.— 270, 1. е.: ил., портр.;

315. Разгон, A.M. Пути советского краеведения /A.M. Разгон //История СССР.— 1967.—№4.—С. 190-201;

316. Размустова, Т.О. Исторические модели краеведения в России /Т.О. Размустова // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 10-11 дек. 1998 г., г. Москва.—М., 1999.—С. 94-101;

317. Размустова, Т.О. Музеи и эволюция российского краеведения / Татьяна Размустова // Экология культуры : информ. бюл.— 2004.— № 3.— С. 4552;

318. Размустова, Т.О. Обращение к истокам современного российского краеведения / Т.О. Размустова // Музееведение. Концептуальные проблемы музейной энциклопедии : сб. тр. / НИИ культуры.— М., 1990.— С. 31-32;

319. ЪЪЪ.Рашковский A.JI. История и методология краеведения //URL:http://www.larchive-online.com/archive/rushkovsky/kraevedenie.htm30.102010);

320. Репина, Jl.Il. Новая локальная история /Л.Репина //Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX-XX веках : сб. ст.— Челябинск, 2003.—С. 10-19;

321. Репрессированная интеллигенция 1917—1934 гг. : сб. ст. / науч. ред. Д.Б. Павлов; Фед. арх. агентство России, Рос. гос. архив социал.-полит. истории и др..— М.: РОССПЭН, 2010.— 495 е.;

322. Решетников, Н.И. Современные проблемы краеведения /Н.И. Решетников // Европейский Север России: прошлое, настоящее, будущее : материалы междунар. науч. конф., посвящ. 90-летию со дня учреждения АОИРС (1908).— Архангельск, 1999.— С. 380-364;

323. Рыбаков, М.А. О некоторых вопросах исторического краеведения /М.А. Рыбаков // История СССР.— 1980.— № 4.— С. 216-220;

324. Рыженко, В.Г. Производственное краеведение в Омском регионе: из опыта взаимосвязей с административными органами /В.Г. Рыженко // Вестник Омского ун-та.— 1996.— Спецвып. № 3.— С. 61-63;

325. Рыженко, В.Г. Родиноведение новация, традиция, гражданский идеал : (из наследия российской интеллигенции) / В.Г. Рыженко // Интеллигенция России: традиции и новации : тез. докл. межгос. науч.-теорет. конф.— Иваново, 1997 —С. 102-104;

326. Рязанцев, Н.П. Из истории краеведческого движения в Ярославском крае в 1920-е начале 1930-х гг. /Н.П. Рязанцев //Век нынешний, век минувший.— Ярославль: ЯрГУ, 2007.— Вып. 6.— С. 145.-155;

327. Санакина, Т.А. Первая областная конференция по изучению производительных сил Северо-Восточной Области : (к 80-летию со дня начала работы) / Т.А. Санакина // Памятные даты Архангельской области на 2005 год.— Архангельск, 2005.— С. 50-54;

328. Саран, А.Ю. Власть и общественные организации в Центральной России, 1928-1934 гг. / А.Ю. Саран; РАН. Ин-т рос. истории, Орловскй гос. аграр. ун-т.— М.; Орел, 2003.— 434 с.

329. Седельникова, H.A. Областное краеведение как социокультурный феномен /H.A. Седельникова //Мир науки, культуры, образования.— 2009.—№3(15).а—С. 111-113

330. Секреты «Соловецкого Криминологического кабинета» / проф. И.С.; публ. Б.Н. Камова // Шпион : альм, писат. и журн. расследования.— М., 1993.—Вып. 1.—С. 81-89;

331. Середа, Н.В. Краеведение и процесс формирования местных сообществ / Н.В. Середа // Первые Всероссийские краеведческие чтения : история и перспективы краеведения и москвоведения (Москва, 15-17 апр. 2007 г.).— М., 2009.—С. 118-123;

332. Сизинцева, JI.H. Изучение города: прошлое будущему / Л.И. Сизинцева //Становление и ранний этап истории города Костромы : материалы к регион, программе по истории Костромского края.— Кострома, 1998.—С. 10-18;

333. Сизинцева, Л.И. Материалы о разгроме костромского краеведения в 1930-1931 гг. /Л.И. Сизинцева //Археографический ежегодник за 1991 год.—М, 1994.—С. 114-136;

334. Сизинцева, Л.И. Николай Виноградов: парадоксы судьбы / Л.И. Сизинцева // Русское подвижничество.— М., 1996.— С. 383-387;

335. Сизинцева, Л.И. Переписка В.И. Смирнова как источник по истории «уездного краеведения» 1920-х годов /Л.И. Сизинцева //Мир источниковедения : сб. в честь С.О. Шмидта.— М.; Пенза, 1994.— С. 336340;

336. Соболев, B.C. Академия наук и краеведческое движение / B.C. Соболев // Вестник РАН.— 2000.— Т. 70, № 6.— С. 535-541;

337. Соболева, Т.А. История шифровального дела в России : о Соловецком отд-нии АОК, о Г.И. Бокие, возглавлявшем Спецотдел ВЧК, занимавшийся криптографией, Ф.И. Эйхмансе и пр.— С. 456-459. / Т.А. Соболева — М.: ОЛМА-пресс, 2002 —510,1. е.;

338. Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 10-11 дек. 1998 г., г. Москва.— М., 1999 — 316 е.;

339. Соколова, Ф.Х. Интеллигенция Европейского Севера России в 19171941 годах : моногр. / Ф.Х. Соколова.— Архангельск: Помор, ун-т, 2003.—386 с.;

340. Соколова, Ф.Х. Соловки в судьбах русской интеллигенции / Ф.Х. Соколова // Социокультурное пространство: традиции и инновации, глобальное и региональное измерение : материалы X Соловецкого форума.— Архангельск, 2001.— С. 81-89.

341. Соловецкий монастырь : из архива архитектора-реставратора П.Д. Барановского. Т. 1 /Гос. науч.-исслед. музей архитектуры им. A.B. Щусева; сост. В.А. Буров, У.А. Черновол.— М.: Прогресс-Традиция, 2000.— 151 с.: ил., портр., табл.;

342. Сошина, A.A. Лагерный музей на Соловках (1924-1937 гг.) /A.A. Сошина // Роль музеев в сохранении и изучении исторического и культурного наследия Русского Севера : тез. науч.-практ. конф.— Сольвычегодск, 1994.— С. 49-51;

343. Сошина, A.A. Музей Соловецкого общества краеведения / A.A. Сошина // Соловецкое море : ист.-лит. альм.— Архангельск; М., 2004.— Вып. 3.— С. 130-140.— Прил.: Из писем А.Ф. Вангенгейма с Соловков (19361937 гг.).—С. 141-142;

344. Сошина, A.A. «На Вас вся надежда.» / A.A. Сошина // Соловецкое море : ист.-лит. альманах.— Архангельск; М., 2005.— Вып. 4.— С. 104-124;

345. Сошина, A.A. «Подстреленные на взлете»: (молодежь в лагере на Соловках) / A.A. Сошина // Соловецкое море : ист.-лит. альманах.— Архангельск; М., 2009.— Вып. 8.— С. 118-128;

346. Сошина, A.A. Репрессированная наука: ученые в заключении на Соловках //Соловецкое море : ист.-лит. альманах.— Архангельск; М., 2011.—Вып. 10.—С. 128-140;

347. Сошина, A.A. Соловецкое общество краеведения (СОК) / A.A. Сошина // Поморская энциклопедия.— Архангельск, 2001.— Т. 1.— С. 388;

348. Спирина, Д.В. Научно-археологическое наследие H.A. Черницына / Д.В. Спирина // Тотьма : краевед, альм.— Вологда, 1997.— Вып. 2. — С. 5-16 : фото;

349. Старостин, Е.В. Архивы и революция / Е.В. Старостин, Т.И. Хорхордина.—М.: РГГУ, 2007.— 178 е.;

350. Судакова, JI.K. Роль ВОЙСК в изучении Северного края / Л.К. Судакова // М.В. Ломоносов и значение его деятельности для развития просвещения : тез. докл. Всесоюз. науч.-практ. конф. (9-11 сент. 1986 г.).— Архангельск, 1986 —С. 281-283;

351. Сукина, Л.Б. Культура русской провинции в контексте региональной истории / Л.Б. Сукина // Переславская Краеведческая Инициатива.— URL: http://pki.botik.ru/articles/k-sukina-reghist2003.pdf (30.10.2010):

352. Сыроватская, H.H. Музей северодвинской культуры: страницы истории /Л.Н. Сыроватская //Бысть на Устюзе. : ист.-краевед. сб.— Вологда, 1993.—С. 11-20;

353. Тихвинский, C.JI. Состояние и задачи дальнейшего развития исторического краеведения в СССР / C.JI. Тихвинский // Вопросы истории.— 1988.—№ 1.—С. 24-31;

354. Тотемское музейное объединение II URL: http://www.siberianway.ru/totma-museum/index.html (3 0.10.2010);

355. Туманов, В.Е. Вехи краеведения /В.Е. Туманов //Источниковедение и краеведение в культуре России : сб. : к 50-летию служения С.О. Шмидта Историко-архивному институту.— М., 2000.— С. 348-351;

356. Туманов, В.Е. Социальные функции краеведения / В.Е. Туманов //Вторые Всероссийские краеведческие чтения (Москва, 26-27 мая 2008 г.); Четвертые Всероссийские краеведческие чтения (Челябинск, 20-22 мая 2010 г.).— М., 2011.— С. 6-15.

357. Туманов, В.Е. Союз краеведов России: между прошлым и будущим / В.Е. Туманов // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 10-11 дек. 1998 г., г. Москва —М., 1999.—С. 19-26;

358. Ушаков, A.B. Краеведение на службу советской исторической науке / A.B. Ушаков // Труды НИИ музееведения.— М., 1961.— Вып. II.— С. 131;

359. Федюкин, С.А. НЭП и интеллигенция /С.А. Федюкин //Новая экономическая политика: вопросы теории и истории / АН СССР.— М., 1974.—С. 220-238;

360. Федюкин, С.А. Партия и интеллигенция / С.А. Федюкин.— М.: Политиздат, 1983.— 238 е.;

361. Филимонов, A.B. Псковское краеведение в 1920-1930 гг. / A.B. Филимонов; Псков, гос. пед. ин-т им. С.М. Кирова.— Псков: ПГПИ им. С.М. Кирова, 2004 — 473 е.;

362. Филимонов, С.Б. Н.П. Анциферов участник краеведческого движения 1920-х годов / С.Б. Филимонов // Анциферовские чтения: материалы и тез. конф. (20-22 дек. 1989 г.).— Л., 1989.— С. 24-27;

363. Филимонов, С.Б. Вопросы исторического краеведения в изданиях Центрального бюро краеведения 1920-х годов / С.Б. Филимонов //Первая

364. Всесоюзная научная конференция по историческому краеведению (г. Полтава, окт. 1987 г.): тез. докл. и сообщ..— Киев, 1987.— С. 120-121;

365. Филимонов, С.Б. Краеведение и документальные памятники (1917-1929) / С.Б. Филимонов; с предисл. и под ред. С.О. Шмидта; АН СССР, Отд-ние истории.— М., 1998.— 176 е.;

366. Филимонов, С.Б. Краеведческие организации Европейской России и документальные памятники (1917-1929) / С.Б. Филимонов; под ред. С.О. Шмидта.— М., 1991.—208 е.;

367. Филимонов, С.Б. Первая Всероссийская конференция по краеведению /Сергей Филимонов //Отечество : краевед, альманах.— М., 1993.— Вып. 4.—С. 15-194

368. Флейман, Е.А. Краеведческое движение в России в 1920-х гг. /Е.А. Флейман // Проблемы историографии, источниковедения и исторического краеведения в вузовском курсе : тез. Второй регион, науч.-метод. конф.— Омск, 1995 —С. 163-165;

369. Формирование государственной музейной сети (1917 первая половина 60-х гг.) : науч.-метод. рекомендации / авт. Д.А. Равикович; АН СССР, НИИ культуры—М., 1988.— 152 е.;

370. Формозов, A.A. Русские археологи и политические репрессии 1929-1940 гг. / A.A. Формозов //Российская археология.— 1998.— № 3.— С. 191— 206;

371. Хохлов, Р.Ф. Историческое краеведение: предмет, цели и методы /Р.Ф. Хохлов // Научная конференция, посвященная 125-летию со дня рождения Михаила Ивановича Смирнова : тез. докл.— Переславль-Залесский, 1993.—С. 73-74;

372. Чебыкина, Г.Н. Бурцев Евлампий Арсеньевич / Г.Н. Чебыкина // Вологодская энциклопедия.— Вологда, 2006.— С. 84;

373. Чебыкина, Г.Н. В.П. Шляпин: историк и краевед / Г.Н. Чебыкина // История и культура Великоустюгского края : тез. докл. и сообщ. чтений, посвящ. памяти Вениамина Петровича Шляпина (Великий Устюг, 21-23 февр. 1991 года).—Вологда, 1991— С. 1-5;

374. Чебыкина, Г.Н. В.П. Шляпин: историк и краевед /Г.Н. Чебыкина //Бысть на Устюзе. : ист.-краевед, сб.— Вологда, 1993.— С. 21-30.— Список трудов В.П. Шляпина.— С. 28-30;

375. Черных, А.И. Становление России советской : 20-е годы в зеркале социологии /Алла Черных.— М.: Памятники исторической мысли, 1998.—281 е.;

376. Чухин, И. «Кремлевский заговор» : по следам CJIOHa / И. Чухин // Соловецкий вестник.— 1991.— № 13;

377. Шаблин, A.A. Краеведение и региональные сообщества / A.A. Шаблин //Отечественная культура и развитие краеведения /Археогр. комиссия РАН.— Пенза, 2001.— С. 221-231;

378. Шафранская, К. В. Историческое краеведение Карелии в 1920-30-е гг. / К.В. Шафранская // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки.— 2006.— № 6.— С. 58-62;

379. Шевченко, Е.А. Часовни и кресты Малопринежья : по следам экспедиции И.И. Томского / Е.А. Шевченко, Т.С. Канева, З.Н. Мехреньгина // Живая старина.— 2004.— № 2.— С. 2-6.— (Культовые места в народной культуре);

380. Шмидт, С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения /С.О. Шмидт// Отечество : краевед, альманах.— М., 1990.— Вып. 1.— С. 11-27;

381. Шмидт, С.О. Краеведение и документальные памятники / С.О. Шмидт; арх. отд. адм. Тверской обл.— Тверь, 1992.— 86 е.;

382. Шмидт, С.О. Краеведение и культура России первой трети XX столетия / С.О. Шмидт // Россия в XX веке: судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова.—М., 1996.—С. 496-505;

383. Шмидт, С.О. «Я сторонник объединения усилий» /С.О. Шмидт; беседовала Наталья Рожкова //Хроники краеведа.— 2007.— № 3.— С. 4— 7;

384. Шутъко, Д.В. Социологические аспекты членства в общественных организациях /Д.В. Шутько //Вопросы теории и истории общественных организаций.— М., 1971.— С. 232-256;

385. Щавелев, С.П. «Дело краеведов» Центрально-Черноземной Области, 1930-1931. (Курский «филиал») /С.П. Щавелёв.— Курск: Изд-во КМГУ, 2007 — 271 с. : ил.;

386. Щавелев, С.П. Первооткрыватели Курских древностей : очерки истории археол. изучения Южнорус. края. Вып. 3 : Советское краеведение в провинции: взлёт и разгром (1920-1950-е гг.) / С.П. Щавелев.— Курск: Изд-во Кур. гос. мед. ун-та, 2002.— 197 е.;

387. Щиглик, А.И. Добровольные общества в переходный период от капитализма к социализму / А.И. Щиглик //Вопросы теории и истории общественных организаций.— М., 1971.— С. 173-231;

388. Щиглик, А.И. Закономерности становления и развития общественных организаций в СССР: политико-правовое исследование / А.И. Щиглик.— М.: Наука, 1977.—253 е.;

389. Ямпольская, Ц.А. Общественные организации в СССР: некоторые политические и организационно-правовые аспекты / Ц.А. Ямпольская.— М., 1972.—216 с.г

390. Диссертационные исследования

391. Глухова, Т.В. Творческая интеллигенция и власть в период 1920-1930-х годов в Среднем Поволжье : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 / Глухова Татьяна Валерьевна.— Самара, 2005.— 226 с.— Библиогр.: с. 195-221;

392. Голое, А.Г. Краеведческое движение на Европейском Севере России в 1920-1930-е годы : по материалам Республики Карелия и Мурманской области : автореф. дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 /Голов Алексей Геннадьевич.— Тамбов, 2009.— 16 с.

393. Кабанов, К.А. Краеведческое движение в Западной Сибири, 19171930гг. : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 /Кабанов Константин Анатольевич.—Кемерово, 1999.— 199 е.;

394. Капустина, H.H. Развитие общественных организаций Ставрополья в 1920 годы : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 /Капустина Наталья Ивановна.— Пятигорск, 2005.— 231 с.— Библиогр.: с. 183-217;

395. Киселев, A.B. Краеведческое движение в России 1917-1930 гг. : на материалах изуч. истории сел : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 / Киселев Александр Владимирович; Кемеровский гос. ун-т.— Кемерово, 1996.— 180 е.;

396. Любушкина, Е.Ю. Общественные организации Ставропольской губернии и Кубанской области в период с 1860-х гг. по октябрь 1917 г. : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 /Любушкина Елена Юрьевна.— Ставрополь, 2004.— 404 е.;

397. Постернак, О.П. Музейная политика России и судьба религиозного культурного наследия в 1920-1930-х гг.: по материалам Донского и Страстного монастырей : дис. . канд. ист. наук : 24.00.03 /Постернак Ольга Павловна.— М., 2006.— 192 е.;

398. Размустова, Т.О. Музей и историческое краеведение : (на материалах краевед, музеев Центр.-Чернозем. региона) : автореф. дис. . канд. ист. наук : 17.00.07 /Размустова Татьяна Олеговна; АН СССР. НИИ культуры.— М., 1988.— 23 е.;

399. Рюмина, Т.Д. Историческое краеведение в Москве в 1920-1930-х годах : автореф. дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 / Рюмина Татьяна Давидовна; Моск. гос. открытый пед. ун-т.— М., 1995.— 16 е.;

400. Рюмина, Т.Д. Эволюция краеведения в России в конце XIX-XX веках: на материалах Москвы : дис. . д-ра ист. наук : 07.00.02 / Рюмина Татьяна Давидовна —М., 1999.—380 е.;

401. Скиданов, М.Е. Краеведческое движение 1920-х гг. в Саратовской губернии как явление общественной и научной жизни региона : дис. .канд. ист. наук : 07.00.02 / Скиданов Михаил Евгеньевич.— Саратов, 2004.—371 е.: ил.;

402. Соколова, Ф.Х. Интеллигенция Европейского Севера России: формирование, динамика взаимоотношений с властью : 1917-1930-е годы : дис. . д-ра ист. наук : 07.00.02 /Соколова Флера Харисовна.— Архангельск, 2005.— 632 с.: ил.;

403. Тамбовцева, H.H. Историческое краеведение в Нижегородской губернии 20-х годов XX века : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 / Тамбовцева Наталья Николаевна.— Н. Новгород, 2002.— 296 е.: ил.;

404. Юрчикова, Е.В. Туризм в СССР в конце 1920-х начале 1930-х годов: организационные и пропагандистские аспекты движения : дис. . канд. ист. наук : 07.00.02 / Юрчикова Елена Валериевна.— М., 2006.— 233 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.