Культурные аспекты этнического взаимодействия аборигенов и русских Притомья тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.03, кандидат культурологии Кимеева, Татьяна Ивановна

  • Кимеева, Татьяна Ивановна
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2003, КемеровоКемерово
  • Специальность ВАК РФ24.00.03
  • Количество страниц 345
Кимеева, Татьяна Ивановна. Культурные аспекты этнического взаимодействия аборигенов и русских Притомья: дис. кандидат культурологии: 24.00.03 - Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов. Кемерово. 2003. 345 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Кимеева, Татьяна Ивановна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДМЕТОВ ТРАДИЦИОННОЙ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ.

1.1. Предметный комплекс присваивающего хозяйства.

1.1.1. Охота.

1.1.2. Рыболовство.

1.1.3. Собирательство.

1.2. Предметный комплекс производящего хозяйства.

1.2.1. Скотоводство.

1.2.2. Земледелие.

1.2.3. Пчеловодство.

1.2. 4. Домашние ремесла и промыслы.

ГЛАВА 2. ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДМЕТОВ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ.

2.1. Предметы религиозных культов.

2.1.1. Родовые верования.

2.1.2. Шаманизм.

2.1.3. Предметы церковного культа.

2.2. Предметы народной педагогики.

ГЛАВА 3. КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ ЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАРОДОВ ПРИТОМЬЯ.

3.1. Процессы взаимовлияний аборигенов и русских в предметном комплексе присваивающего хозяйства.

3.1.1. Охота и средства передвижения.

3.1.2. Собирательство.

3.1.3. Рыболовство.

3.2. Трансформация предметного комплекса производящего хозяйства.

3.2.1. Скотоводство.

3.2.2. Земледелие.

3.2.3. Пчеловодство.

3.2.3. Домашние ремесла и промыслы.

3.3. Религиозный синкретизм в мировоззрении народов Притомья.

3.4. Народная педагогика.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов», 24.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Культурные аспекты этнического взаимодействия аборигенов и русских Притомья»

Актуальность. Период конца XIX - начала XXI столетия для России характерен кардинальными изменениями в области экономики и государственного устройства, что предопределяет ориентацию культурной политики не на идеологическое обслуживание государства, а на решение вопросов формирования единства Российского общества на базе интеграции культурных традиций и исторического опыта. В условиях проживания в России более чем ста пятидесяти народов и народностей важнейшей частью этой политики выступает эффективное сохранение и активное использование культурного наследия, составной частью которого являются музейные коллекции.

В настоящее время позитивным явлением в российской культуре становится не только сбор и формирование музейных коллекций, но и качественно новая интерпретация музейного наследия, рассматриваемого не только как иллюстрация прошлых исторических событий или как источник историко-культурной информации, но и как основа для практического использования - туризм, формирование этнологической политики, принятие решений в области природопользования и т.д.

Учет культурных особенностей народов, проживающих в различных регионах страны имеет как синхронную, так и диахронную компоненту. В последнем случае музейное наследие является важной составной частью в формировании современной российской культуры. Понятийный аппарат культурологии, отражающий, с одной стороны, ее динамику и функционирование, с другой стороны, у такой молодой науки остается открытым. Введение в него понятия музейного предмета позволяет дать объективное представление об этносе и его культуре, о проблемах взаимоотношения и взаимовлияния народов. Максимальное раскрытие и реализация семантики, содержащейся в музейных предметах, позволяет реконструировать утраченные элементы традиционной культуры, выявить их генезис и эволюцию на определенном этапе исторического развития, что, вместе взятое, позволяет формировать более адекватную культурную политику нашего государства.

Степень разработанности проблемы: Вопросы, связанные с изучением традиционной культуры народов Притомья конца XIX - начала XX вв., в разные периоды времени освещались отечественными и зарубежными исследователями. Круг используемой литературы по данной теме можно подразделить на четыре блока. Первый блок характеризуется сбором отдельных этнографических сведений по традиционной культуре шорцев, телеутов и томских татар и связан с деятельностью участников Второй (1733-1743) и Третьей (1768-1774) академических экспедиций и ' с исследованиями отдельных ученых-путешественников. Представляют значимость труды Г.Ф. Миллера, И.Г. Гмелина, И.Г. Георги, С.П. Крашенинникова, П.С. Палла-са, И.П. Фалька, Г.И. Спасского (Миллер, 1999. - 630 с; 2000 - 796 е.; Gmelin, 1751.

- S. 282; Георги, 1776. - С. 158-171; Крашенинников, 1966. - С. 49-50; Паллас, 1788.

- С. 308, 489, 545; Фальк, 1824. - С. 345-546; Спасский, 1821. - Ч. 13. - Кн. 1. - С. 1 -14; Ч. 16.-Кн. 10.-С. 9-14; Ч. 16.-Кн. 11.-С. 15-20).

Во второй половине XIX в. изучением традиционной культуры шорцев занимались: член-сотрудник Западно-Сибирского отдела Русского географического общества миссионер В. Вербицкий, ученые, путешественники, сотрудники Русского Географического общества — Н. Костров, В.В. Радлов Н.М. Ядринцев, Г.Н. Потанин, A.B. Адрианов (Вербицкий, 1870. - 224 с; Костров, 1875 - С. 24-25, 29-33; Ядринцев, 1881. - 108 е.; Потанин, 1883. - 95 е.; Радлов, 1989. - С. 187-210; Адрианов, 1888а.-С. 147-422).

XX в. ознаменован рядом фундаментальных работ по традиционной культуре шорцев, телеутов и томских татар, среди которых монографии В.М. Кимеева, Д.А. Функа, H.A. Томилова (Кимеев, 1989. - 188 е.; Функ, 1993. - 325 е.; Томилов, 1980.-200 с; 1992.-204 е.).

Второй блок включает исследования традиционной культуры аборигенов, сочетаемые с комплектованием коллекций по шорцам, телеутам, томским татарам и русским сибирякам в российских музеях. Подобная деятельность началась в конце XIX - начале XX вв. и соотносится с именами ученого-краеведа A.B. Анохина; руководителя экспедиции по статистическому и экономическому обследованию алтайцев и шорцев С.П. Швецова, участников Горно-Шорской этнографической экспедиции АН СССР Н.П. Дыренковой, И.Д. Старынкевич, Л.П. Потапова, членов Алтайской этнографической экспедиции КИПС Л.Э. Каруновской и А.Г. Данилина (Швецов, 1905. - 64 е.; Потапов, 1928. - С. 15-28; 1929. - С. 123-149; 1934. - С. 6476; 1936.-260 е.; 1946.-С. 145-160; 1947а-С. 139-183; 1949.-С. 191-201; 1951.-С. 5-59; 1952. - С. 173-198; 1953. - 444 е.; 1968. - С. 3-23; Дыренкова, 1927. - С. 6378; 1929.-С. 119-126; 1940.-446 е.; Каруновская, 1927.-С. 19-36).

Третий блок представлен работами, посвященными анализу традиционной культуры аборигенов и русских по материалам музейных коллекций, истории комплектования фондов Российских музеев и составлению музейных каталогов. Проблема вовлечения в научный оборот музейных фондов неоднократно поднималась исследователями Сибири (Труевцева, 1999. - С. 56). Предметы религиозных верований из коллекций МАЭ привлекались для анализа Н.П. Дыренковой, C.B. Ивановым, Е.Д. Прокофьевой (Дыренкова, 1949. - С. 107-191; Иванов, 1955. - С. 165-265; 1979. - С. 194; Прокофьева, 1961. - С. 435-492). Традиции прядения и ткачества народов Сибири изучались A.A. Поповым на материалах коллекции МАЭ (Попов, 1955. - С. 41-147). Экспонаты музея КемГУ описаны в двух учебных пособиях Д.В. Кацюбы (Кацюба, 1991. - 92 с; 1993. - 191 е.). Полевой материал по этнографии разных групп русского населения Притомья, предназначенный для комплектования фондов музея ОГУ, введен в монографию H.A. Томилова (Томилов, 2001. - 197 е.). С созданием музейных каталогов по этнографии шорцев, телеутов, томских татар и русских Притомья связаны имена H.A. Томилова, В.Б. Богомолова, Г.М. Патруше-вой, Т.И. Кимеевой (Каталог. ТГУ, 1979. - С. 16-122, 195-206; Народы Южной Сибири., 1990. — С. 42-198; Хозяйство русских., 1993. - 238 е.; Хозяйство русских., 1996. - 367 е.; Шорцы., 1999. - Ч. 1 - 190 с; Ч. 2 - 216 с; Ч. 3. - 232 е.; Ч. 4 - 168 е.; Ч. 5 — 135 е.). Истории коллекций отдельных Российских музеев публиковались в разные годы в научных сборниках (Дьяконова, Клюева, 1980. - С. 73-85; Дмитриев, Калашникова, 2002. - С. 60-64).

Четвертый блок посвящен дискуссии по поводу двух близких понятий "музейный предмет" и "этнографический предмет", развернувшейся в конце 80 - начале 90-х гт. XX в. Отмечалось, что выделенные в научной литературе признаки первого не отражают его сущностных характеристик (Дукельский, 1986. — С. 36-37). По этой причине исследователям приходится сталкиваться с почти непреодолимыми трудностями, когда из ряда культурных черт этноса следует выявить специфические этнические черты. Недостатком существующего в научной литературе понятия "этнографический предмет" признается акцент на его материальную сущность и ограничение его только сферой традиционно-бытовой культуры, что может предполагать при последовательном подходе отказ от изучения инноваций, порожденных внутренним развитием этноса, заимствованиями из культур других народов или преобразованиями культур этноса под влиянием социальных и экономических изменений общества (Дмитриев, Калашникова, 1989. - С. 83). В диссертационном исследовании в основном используется термин "музейный предмет", понимаемый как источник этнографических знаний, что закономерно приводит к раскрытию структуры отраженных в нем явлений.

Влияния русских и казанских татар на материальную и духовную культуру аборигенов Притомья систематично и целенаправленно не изучались. Многие годы процесс заимствования элементов культуры русского и аборигенного населения трактовался как культурная ассимиляция русскими коренного населения (Коровуш-кин, 1997. - С. 46). Отдельные вопросы взаимоотношений тюркоязычных народов с русскими рассматривались рядом ученых со ссылкой на то, что между русскими и аборигенами уже в XVII веке было довольно тесное общение, и они постоянно заимствовали друг у друга некоторые элементы материальной и духовной культуры (Потапов, 1952. - С. 174; Прокофьева, 1984. - С. 141; Липинская, 1987. - С. 141; Скобелев, 1994. - С. 40; Демин, 1995. - С. 73; Люцидарская, 1995. - С. 77-79; 1997. -С. 156). А.П. Уманским на основе исторических документов доказывалось благотворное влияние русских крестьян на развитие производящих форм хозяйства кузнецких и томских телеутов (Уманский, 1980. - С. 261).

Проблема заключается в том, что, с одной стороны, имеется обширный культурно-этнографический материал по исследованиям Сибири в целом, с другой - в нем слабо представлены культурные и этнические характеристики народов Притомья.

Этнический материал данного региона не исследовался в культурологическом аспекте, не использовался в полной мере информационный потенциал, в том числе при инку л ьтур ации русских сибиряков. Отсюда возникает необходимость культурологического анализа этнических взаимодействий аборигенных народов и русских Притомья.

Объектом исследования выступает трансформация культуры тюркоязычных этносов и этнических особенностей русских Притомья в процессе кросскультурных контактов в конце XIX - начале XX вв.

Предметом исследования являются особенности культурного взаимодействия аборигенов и русских Притомья.

Цель работы - исследование основных аспектов взаимодействия культур аборигенов и русских Притомья на основе анализа опубликованных "каталогов" и непосредственно самого предметного комплекса коллекций ряда российских музеев по данным этносам.

Задачи решаются в связи с поставленной целью:

1. Выявить основные аспекты взаимодействия культур аборигенных народов Притомья друг с другом и русскими и на основе конкретно-исторического материала музейных коллекций.

2. Определить причины трансформации культурных традиций и их устойчивости у аборигенов и русских Притомья в условиях их совместного проживания в одном регионе;

3. Эксплицировать основные черты трансформации культур аборигенов и русских в Притомье.

4. Проанализировать коллекционные собрания российских музеев по традиционной культуре народов Притомья.

Методы исследования. Анализ культуры аборигенов и русских Притомья предполагает изучение предметно-хозяйственного комплекса присваивающего и производящего типов хозяйства. В диссертации использовались методы классификации и типологии, сравнительно-типологический метод, сущность и общие принципы которых применительно к этнографическим материалам изложены в работах М.В. Крюкова и Н.В. Лукиной. Метод системного историко-этнографического анализа позволил рассматривать явления традиционной культуры во взаимодействии и развитии. Эффективность некоторых культурогенетических разработок в исследовании призван обеспечить историко-лингвистический анализ, являющийся частным проявлением сравнительно-исторического метода. Метод реконструкции позволяет на материале нарративных источников реконструировать вещественные памятники материальной и духовной культуры XIX в., которых сохранилось крайне мало. Использование данных методов в сочетании с электронной систематизацией и каталогизацией позволило интерпретировать коллекционный материал и на следующем этапе провести его типологическую классификацию.

Территориальные рамки. Притомье включает современную Кемеровскую область, примыкающий к ней юг Томской области, и исследуются материалы коллекций Российских музеев четырех аборигенных этносов - шорцев (частично сохраняющих до сегодняшнего дня некоторые элементы традиционной культуры в таежных улусах по р. Мрассу и притокам Пызасу, Кабырзе и Ортону), телеутов - в долине Большого и Малого Бачатов; томских татар, живущих на границе Кемеровской и Томской областей; русских, проживавших по соседству в деревнях и селах.

Хронологические рамки ограничены концом XIX - началом XX вв., что обусловлено состоянием источниковой базы. Этот период времени отражен в большинстве музейных и архивных материалов по традиционной культуре аборигенов При-томья. К началу XX в. завершается агропромысловое освоение региона русскими и сопутствующее этому образование общности сибиряков-старожилов: их народная материальная культура достигает высокого уровня развития и становится традиционной.

Источники. Фактическую базу диссертации составили четыре группы источников. Основными из которых являются музейные коллекции в количестве более трех тысяч единиц хранения и коллекционные описи восемнадцати российских музеев: Музея антропологии и этнографии г. Санкт-Петербурга (МАЭ), Российского этнографического музея г. Санкт-Петербурга (РЭМ), Омского государственного объединенного исторического и литературного музея (ОГОИЛМ), Томского областного краеведческого музея (ТОКМ), Кемеровского областного краеведческого музея (КОКМ), Новокузнецкого областного краеведческого музея (НКМ), Новосибирского областного краеведческого музея (НОКМ), Музея этнографии и природы Горной Шории г. Тапггагол (МЭП), Осинниковского краеведческого музея (ОКМ), Музея-заповедника "Томская писаница" (МЗТП), Алтайского государственного краеведческого музея (АГКМ), Историко-этнографического экомузея "Чолкой " с. Беково Бе-ловского района Кемеровской области (ИЭЭЧ), Музея истории крестьянского быта с. Красное Ленинск-Кузнецкого района (МИКБ), экомузея-заповедника "Тюльбер-ский городок" Кемеровского района (ЭМЗТГ), Краеведческого музея г. Прокопьевска (КМП), Краеведческого районного музея г. Юрги (ЮРКМ), Музея археологии и этнографии Томского госуниверситета (МАЭСТУ), Музея археологии, этнографии и экологии Сибири Кемеровского госуниверситета (КМАЭЭ), музея Омского госуниверситета (ОГУ).

Привлечение нарративных источников (записок путешественников и краеведов), архивных материалов: A.B. Анохина и Н.П. Дыренковой (Санкт-Петербург), У.В. Эрдниева и К.А. Евреинова (Новокузнецк) позволило (Анохин, архив., ф. 11, оп. 1, д. 76, 84; Дыренкова, архив, ф. 3, оп. 2, д. 2; ф. 3, оп. 1, да. 121-122; Евреинов, Д. 85, д. 151).

Комплектование и научная обработка музейных коллекций по этнографии аборигенов Притомья в музеях России прошли несколько стадий: от бессистемного случайного сбора отдельных предметов, до целенаправленного формирования фондов по научным программам. Первыми собирателями шорских и телеутских коллекций МАЭ были известные ученые-этнографы и путешественники Н.Ф. Катанов, Г.Н. Потанин, П.Е. Островских и др. В 1891 г. известные сибирские исследователи Н.М Ядринцев и A.B. Адрианов поднесли в дар МАЭ коллекцию (№335), в которой имелось несколько бытовых предметов алтайцев (куда включались кузнецкие татары-шорцы и телеуты). Эти немногочисленные научно не документированные коллекции и заложили основу коллекционного фонда по народам Южной Сибири (Дьяконова, Клюева, 1980. - С. 73-85). Более систематичные поступления в МАЭ проводились в начале XX в. В 1914 г. A.B. Анохиным были переданы собрания предметов культа и быта шорцев и телеутов, привезенные им из Кузнецкого уезда Томской губернии. В 1927 г. фонды музея пополнились материалами из ГорноШорского района, собранными ленинградскими этнографами Н.П. Дыренковой, И.Д. Старынкевич, Л.П. Потаповым. Особое место в МАЭ занимают большие собрания 1930-ых годов, получившие название "Новоэкспорт" и предназначавшиеся по решению Наркомторга РСФСР на продажу за границу, но не востребованные и частично переданные в фонды в 1932 г. Основными собирателями коллекций "Ново-экспорта" среди алтайцев (в состав которых включались телеуты) и шорцев были этнографы A.B. Анохин и А.И. Новиков, новокузнецкий краевед Д. Ярославцев. Коллекционный материал включал предметы, дающие разностороннее представление о традиционной культуре народа.

Комплектование фондов РЭМ по народам Сибири осуществлялось при активном участии Д. А. Клеменца - первого заведующего ЭО РЭМ, разработавшего "Программу для собирания этнографических предметов". В процессе ее подготовки были выделены определяющие свойства вещей, пригодных для включения в музейные коллекции (Дмитриев, Калашникова, 2002. - С. 60). Дальнейшее формирование фондов по этнографии связано с именами таких опытных собирателей-ученых как Е.А. Ляцкий, Д.Т. Янович, А.Д. Неуступов, A.A. Макаренко, В.И. Срезневский, А.К. Сержпутовский, Д.К. Зеленин, E.H. Студенецкая, Т.А. Крюкова. Интерес представляет коллекция по сельскому хозяйству русских, особенностью которой является почти полное отсутствие случайных вещей. Преобладают вещи из северных губерний России, но имеются в наличии предметы из Сибирских губерний (Русские., 1981.-С. 3-8).

Значительный предметный материал по шорцам хранится в музеях г. Омска. Этнографическая коллекция ОГОИЛМ по культуре шорцев бассейнов рр. Мрассу, Кондомы, Томи насчитывает около двухсот предметов традиционной культуры, собранных в основном в 1900 г. исследователем Саяно-Алтая С.П. Швецовым. Часть экспонатов первых коллекций не возвратилась в музей после выставок, часть была утрачена во время Гражданской войны. Сведения о последних сохранились в неопубликованном каталоге С.П. Швецова и в старых инвентарных книгах этнографического отдела музея. В 1975-86 гг. этнографами H.A. Томиловым и Г.М. Патрушевой по рр. Мрассу и Кондоме собрана коллекция утвари и орудий труда, включенная в фонды Омского государственного университета (ОГУ).

О целенаправленном интересе интеллигенции г. Томска к культуре аборигенного населения края свидетельствует коллекция МАЭСТУ. Первые предметы шорской коллекции переданы в 1907 г. ихтиологом Г.Э. Иоганзеном, в последующие годы материалы сдавались в музей учеными и путешественниками — И.И. Тыжных,

A.B. Шупфером, П.П. Славниным, А.К. Шапошниковым. Основная часть современной коллекции собрана сотрудником музея А.К. Ивановым в Горно-Шорском районе в 1925-27 гг., 1930 и 1934 гг. Отдельные вещи привезены из Горной Шории Г.М. Пелих в 1960-е гг. (Славнин, Томилов, 1979. - С.8-13). З.С. Гайсин, посетивший шорские улусы по заданию Томского губернского комитета по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, народного быта и природы в 1924-25 гг., заложил основу этнографической коллекции ТОКМ (Тучков, 1996. - С. 165-191).

Фонды и экспозиции музеев г. Кемерово содержат значительный по объему и содержанию материал по культуре шорцев, телеутов и русских Притомья. Этнографические коллекции КМАЭЭ скомплектованы в 1980-90-е гг. и связаны с именами преподавателей, студентов исторического факультета и сотрудников музея

B.М. Кимеева, Д.А. Функа, Д.В. Кацюбы, H.A. Белоусовой. КОКМ располагает уникальными предметами традиционной культуры шорцев, телеутов и русских конца XIX в. Собрание предметов быта и религиозного культа шорцев и телеутов хранится в фондах МЗТП и ЭМЗТГ.

Ряд музеев различного профиля Кемеровской области, включая школьные, хранит предметы традиционной культуры населяющих Кузбасс народов. Шорская коллекция НКМ связана с именем его основателя Д. Ярославцева. Основная часть сборов 1910-20 гг. была выслана в 1922 г. на ВДНХ в Москву и назад не вернулась.

Значительные поступления в НКМ в 1920-50 гг. связаны с деятельностью начальника Управления лагерей Южного Кузбасса Г.С. Блынского и личным собранием художника музея К.А. Евреинова. В 1960-90 гг. экспонаты были получены путем закупок у населения и коллекционеров и в ходе экспедиций в Горную Шорию Д.Д. Белошицкого (1950-60-е гт.) и Ю.В. Ширина (1980-90-е гг.). Предметы быта шорцев сосредоточены в фондах ОКМ. КМП экспонирует предметы религиозных верований и одежды телеутов. ЮРКМ располагает интересной коллекцией русского крестьянского костюма.

Особый интерес представляют национальные музеи, связанные с культурой аборигенов Притомья: шорский музей этнографии и природы Горной Шории в г. Таштаголе, телеутский историко-этнографический музей "Чолкой" в с. Беково Бе-ловского района и Музей истории крестьянского быта в с. Красное Ленинск-Кузнецкого района. В 1991 г. значительная коллекция по традиционной культуре шорцев передана в МЭП этнографической экспедицией КемГУ под руководством В.М. Кимеева. Основная же ее часть собрана сотрудниками музея в г. Таштагол и поселках Таштагольского р-на. Фонд этнографической коллекции ИЭЭЧ составили переданный в музей материалы Д.В. Кацюбы, характеризующие традиционную культуру телеутов. Директором МИКБ Н.И. Калиничевой скомплектована уни-калшьная коллекция материальной культуры русских, научно обработанная автором диссертационного исследования и частично опубликованная JI.A. Скрябиной и В.М. Кимеевым (Скрябина, 1997. - С. 106; Кимеев, 1997. - С. 67-117).

Коллекции по томским татарам немногочисленны, среди них практически нет дореволюционных сборов. Почти все материалы приобретены H.A. Томиловым в 1969-72 гг. и состоят из предметов одежды, утвари, средств передвижения.

В силу далеко зашедших процессов унификации русской сибирской культуры, в работе привлечены опубликованные каталоги по русским Западной Сибири (Хозяйство русских., 1993; 1996). Хозяйство русских представлено орудиями земледелия, скотоводства, пчеловодства и собирательства. Коллекция орудий охоты и рыболовства дает достаточно полное представление об этих промыслах русских сибиряков. Более сотни экспонатов отражают предметно-материальную основу гончарства, обработки кожи, столярно-плотницкого и кузнечного ремесел. Набор орудий прядения и ткачества позволяет представить весь технологический процесс от обработки исходного сырья до получения полотна. Швейное и обувное домашнее производство позволяют реконструировать швейки, проколки, крючки для шитья и обувные колодки (Коровушкин, Корусенко, 2000. - С. 504-506).

Недостатком музейных коллекций является частое отсутствие фиксирования времени изготовления и бытования вещи. Поэтому только комплексное исследование музейных источников при сопоставлении с архивными материалами и данными публикаций позволяют проследить динамику изменений в культуре народов Прито-мья. Достоверность положений диссертации обеспечивается полевыми материалами, собранными в ходе экспедиций в Горную Шорию, в места компактного проживания бачатских телеутов и томских татар, в русские села Кемеровской области и верифицированным в диссертации историко-лингвистическим анализом лексики, связанной с традиционной культурой исследуемых этносов.

Научная новизна исследования видится в следующем:

1. Введены в научный оборот новые источники в виде систематизированных и исследованных в полном объеме коллекционных материалов российских музеев, относящихся к культуре Притомья, и выявлены особенности культурного взаимодействия аборигенов и русских, выражающиеся в гносеологической установке на конструктивное переосмысление ценностей в традиционной культуре в процессе ее перехода в новое качество.

2. Показано, что изменения культурных традиций обоснованы результатами экономического развития региона в конце XIX - начале XX вв. В результате орудия присваивающих форм хозяйственной деятельности были переориентированы на товарный характер охоты, собирательства. Распространение огнестрельного оружия повлекло за собой утрату традиционных охотничьих приспособлений. Трансформация собирательства как отрасли традиционной экономики ориентируется на рынок. Производящее хозяйство аборигенов связано с эволюцией орудий труда при переходе к новым формам земледелия, скотоводства, ремесел и промыслов, городским типам одежды с сохранением некоторых традиционных специфических черт.

3. Выявлены причины устойчивости традиций в предметах духовной культуры аборигенов Притомья, связанные с духовно-культурным менталитетом человека, менее подверженным изменениям: при переходе к новым материально-культурным ценностям не происходит переосмысления конструктивных особенностей культовых предметов, новые новые верования наслаиваются на традиционные, создавая картину религиозного синкретизма; традиционный орнамент с сберегательной символикой не переносится на заимствованные предметы.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Аспекты культурного взаимодействия народов Притомья в конце XIX - начале XX вв. отражают переходное состояние традиционной культуры к ее новым формам и определяются как этническими факторами (совместное проживание различных этносов в одном регионе), так и социально-экономическими (переосмысление культурных традиций в условиях развития новых направлений личного хозяйства, фабрично-заводской промышленности, торговли).

2. Культурно-этническое взаимодействие аборигенов и русских Притомья проявляется в переориентации традиционных способов культурно-хозяйственной деятельности на товарный характер охоты и собирательства, новые формы земледелия, скотоводства, ремесел и промыслов.

3. Трансформация культурных традиций аборигенов происходит в основном в области материальной культуры: присваивающие формы хозяйства переживают изменения, связанные с внедрением огнестрельного оружия и ориентацией на товарные отношения; новые формы земледелия и скотоводческого хозяйства, развитие ремесел и промыслов, выходящих за рамки домашних, что приводит к трансформации традиционных производящих форм хозяйства и костюмного комплекса.

4. Устойчивость традиций местного тюркского населения на переходном этапе к новым формам культуры более характерна для комплекса родовых и шаманских верований, традиционных мотивов орнаментации, не несущих утилитарного значения.

Теоретическая и практическая значимость заключается в анализе широкого пласта неиспользованного ранее материала музейных коллекций, восполняющего существенную лакуну в исследовании культуры народов Притомья. Теоретическое значение диссертационного исследования определяется расширением проблемного поля культурологии за счет включения в него вопросов, связанных с предметным миром культуры малых народов. Это, в свою очередь, обусловливает связь культурологии, музееведения, истории и краеведения как отдельных научных дисциплин. Введение автором диссертационного исследования понятия "музейный предмет" в культурологию позволяет репрезентировать представление о культуре народов Притомья как совокупности ценностей во всех сферах человеческой жизни, тем самым углубляя аксеологический аспект этой науки.

В практическом плане материалы диссертации предназначены для формирования основ сохранения и межпоколенной передачи этнокультурного наследия аборигенов и русских Притомья. Диссертационное исследование является подготовкой необходимой базы для изучения динамики культурных явлений в данном регионе. Материалы диссертации используются в работе Национально-культурных центров Кузбасса при решении задач культурного развития этносов, а также в преподавании курсов по культурологии, истории, краеведению, музееведению и этнологии в высших учебных заведениях.

На материалах диссертации разработаны спецкурсы по истории традиционной культуры народов Сибири, используемые в высших и средних учебных заведениях. Результаты диссертации позволили комплектовать базу данных по традиционной культуре народов Сибири, что востребовано российским и международным сообществом.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались на следующих конференциях: "Международной конференции по первобытному искусству" (Кемерово, 1999); XXV Ежегодном Международном симпозиуме Международного Комитета по музеологии ЮНЕСКО "Музеология как основа для объединения и культурного разнообразия" (Барнаул, 2003); всероссийской научной конференции "Художественное моделирование и народные традиции" (Омск, 1995); всероссийском "V Конгрессе этнографов и антропологов России" (Омск, 2003); межрегиональном V Сибирском симпозиуме "Культурное наследие народов Западной Сибири" (Тобольск, 2002); региональной научно-практической конференции "Этнография Алтая и сопредельных территорий" (Барнаул, 1998), "Научно-практической конференции, посвященной памяти А.И. Чудоякова" (Новокузнецк, 1998); научно-практической конференции "Этноэкология аборигенов и русских Притомья" (Кемерово, 2000); научно-практическом семинаре "Проблемы сохранения и музеефикации памятников историко-культурного наследия в природной среде" (Кемерово, 2001); научно-практическом семинаре "Музей и наука", посвященном 25-летию музея КемГУ (Кемерово, 2002); Материалы диссертации обсуждались на семинаре кафедры истории, музееведения и краеведения КемГАКИ; кафедре археологии КемГУ; Кузбасской лаборатории АиЭ СО РАН.

Структура работы определена целями и задачами исследования. Она состоит из введения, трех глав, заключения, списков литературы и принятых сокращений, приложений с представленными таблицами, рисунками и фотографиями.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, методологическая база, ставятся цели и задачи работы, определяется степень изученности темы, приводится история коллекционных сборов российских музеев. Первая глава, посвященная обзору хозяйственных характеристик народов Притомья на основе типологии предметов материальной культуры, состоит из двух параграфов. Первый раскрывает историю развития присваивающих форм хозяйства, второй - производящих и развивающихся со времен русской колонизации Сибири промыслов, торговле и извозу. Вторая глава посвящена предметам духовной культуры и состоит из двух параграфов. В первом дается типологическая характеристика предметов религиозных культов, во втором - предметов народной педагогики. В третьей главе рассматриваются взаимодействия культур в процессе исторического развития присваивающих и производящих форм хозяйственной деятельности, а также трансформация духовной культуры. При этом в параграфе, посвященном дошаманистским религиозным культам и шаманизму, проведен анализ и сделана типология предметов по шорцам и телеутам, так как у томских татар и русских предметы языческих верований в материалах коллекций не представлены. В заключении изложены основные выводы и результаты работы. В приложении помещены тексты, таблицы, рисунки и фотографии предметов традиционной культуры аборигенов и русских Притомья. Подборка составлена преимущественно на материалах музейных коллекций и полевых материалах диссертанта.

Предлагаемая к защите работа была написана при содействии целого ряда исследователей: научного сотрудника Кунсткамеры В.П. Дьяконовой, научных сотрудников Кузбасских музеев, авторов изданных каталогов музейных коллекций.

Похожие диссертационные работы по специальности «Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов», 24.00.03 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Кимеева, Татьяна Ивановна, 2003 год

1. ГМЭ - Государственный музей этнографии.

2. Ш ГОМТ - Государственный объединенный музей Татарии (г. Казань).

3. ИАЭ РАН - Институт археологии и этнографии Российской академии наук(г. Новосибирск).

4. ИРГО - Известия Русского географического общества

5. ИСО АН СССР- Известия Сибирского отделения Академии наук СССР.

6. ИЭЭЧ - Историко-этнографический экомузей "Чолкой"" (с. Беково, Беловский район. Кемеровская область).

7. КемГАКИ - Кемеровская государственная академия культуры и искусств

8. КМАЭЭ КемГУ - Музей археологии, этнографии и экологии Сибири Кемеровского госуниверситета.

9. КМП - Краеведческий музей г. Прокопьевска(Р КОКМ - Кемеровский областной краеведческий музей.

10. МАЭ - Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера).

11. МАЭ ОГУ — Музей археологии и этнографии Омского госуниверситета

12. МАЭСТУ — Музей археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета.

13. МГИН — Московский государственный институт народоведения

14. МЗТП - Музей-заповедник "Томская Писаница"

15. МИКБ - Музей истории крестьянского быта (с. Красное, Ленинск-Кузнецкийрайон. Кемеровская область). | | МЭП - Музей этнографии и природы Горной Шории (г. Таштагол).

16. HICM - Новокузнецкий краеведческий музей.

17. НКЦ - Национально культурный центр

18. НОКМ — Новосибирский областной краеведческий музей.

19. ОблИУУ — Областной институт усовершенствования учителей (г. Кемерово).

20. ОКМ - Осинниковский краеведческий музей.

21. РЭМ - Российский этнографический музей

22. СО РАН — Сибирское отделение Российской академии наук1. СЭ - Советская этнография

23. ТГУ - Томский государственный университет

24. ТИЭ - Труды ршстрпута этнографии

25. ТОКМ — Томский областной краеведческий музей.

26. ЦГИА — Центральный государственный исторический архив.

27. ЭМЗТГ — Экомузей-заповедник "Тюльберский городок" Кемеровского района1. Кемеровской области.

28. ЮРКМ — Юргинский районный краеведческий музей.х/б - хлопчатобумажный

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.