Культурные смыслы сексуальности в XX веке: Научный и художественный дискурсы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Нестерова, Лариса Викторовна

  • Нестерова, Лариса Викторовна
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2004, ЯрославльЯрославль
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 194
Нестерова, Лариса Викторовна. Культурные смыслы сексуальности в XX веке: Научный и художественный дискурсы: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Ярославль. 2004. 194 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Нестерова, Лариса Викторовна

Введение

Глава I. Становления культурных смыслов сексуальности в научном и дискурсе XX века.

1.1. Становление научного дискурса сексуальности в контексте психоаналитических представлений.

1.2. Эпистемологические смыслы сексуальности в теории Ж. Лакана.

1.3. Амбивалентность художественного образа в контексте эпистемологических смыслов сексуальности в теории Ж. Лакана

Глава II. Образ сексуальности в фильмах Франсуа Озона.

2.1. Особенности образа сексуальности как Символического в фильмах Ф. Озона

2.2. Особенности образа сексуальности как Воображаемого в фильмах Ф. Озона

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Культурные смыслы сексуальности в XX веке: Научный и художественный дискурсы»

Проявления сексуальности во все века привлекали к себе внимание: древние культуры Востока, Античность, эпоха Возрождения, Новое время и даже викторианская Англия оставили множество памятников скульптуры, изобразительного искусства, литературы, в том числе фольклора, отразивших интерес к этой сфере человеческого бытия.

В христианстве, особенно средневековом, сексуальность ассоциировалась с грехом, пороком плоти, и эта аксиома была для представителей культуры, которую сейчас мы назвали бы «массовой», запрещающим императивом. Вплоть до конца XIX века сексуальность обращала на себя внимание как феномен, специфически позиционированный в культуре или даже противоположный ее духовным основаниям, затем - как предмет внимания физиологов и психиатров. Однако в аристократической среде имело место иное отношение к сексуальности, которая становилась как предметом художественного творчества, так и пространством обыденных практик (Дж. Казанова, маркиз де Сад, Л. Фон Захер-Мазох). Свидетельства традиционного внимания к сексуальности нетрудно найти в артефактах отечественной культуры до XX в.: это и фольклорные произведения -«заветные» русские сказки, частушки, лубок с непристойными изображениями, - и литературное авторское творчество И. Баркова, А. Пушкина, М. Лермонтова, а также анонимная поэма «Лука Мудищев».

В XX в. отношение к сексуальности кардинально изменилось. Особая роль в формировании нового представления о сексуальности принадлежит 3. Фрейду и его последователям. Апологетика человеческого бессознательного, в значительной мере сексуализированного, была генерализирована самим масштабом его учения, претендовавшего на универсальность.

Идеи Фрейда, действительно, имели несколько масштабных взаимосвязанных культурных и теоретических последствий. Культурные последствия выразились, во-первых, в массовой культуре (популяризация психоаналитического знания о бессознательном и либидо, феномен сексуальной революции», идеологами которой выступили Т. Райх и Г. Маркузе), породившей социальные миниритарные движения. Во-вторых, психоанализ оказал сильное влияние на искусство, в частности, сюрреализм в поэзии, живописи, кинематографе опирается на теорию Фрейда в сочетании с интуитивистской методологией А. Бретона. При этом искусство является не только полем интерпретации психоаналитических идей, но и каналом их популяризации. Теоретические последствия развития психоанализа выразились в том, что идеи 3. Фрейда заняли важное место в истории науки, в том числе философии, совершив «коперникианский переворот» в представлении человека о самом себе1, открыв в нем более глубокое детерминирующее его самого поле и поколебав, таким образом, картезианскую веру в силу разума.

Одним из теоретических следствий этого «переворота» может рассматриваться философия постструктурализма, выросшая, во многом, из психоанализа. В рамках своей антилогоцентристской программы постструктурализм проблематизирует тело, бессознательное, желание, изменяя и уточняя представление о сексуальности. В сетке дискурсов Ж. Лакана, Ж. Делеза, Р. Барта, М. Фуко, Мерло-Понти, Ж.-Л. Нанси тело, ускользая от однозначных описаний, превращается в собственную противоположность и само становится дискурсом. Та же логика определяет в постмодерном теоретизировании статус сексуальности, значение которой ускользает от дескриптора.

Актуальность нашего исследования, таким образом, определяется, во-первых, повышенным интересом науки XX в. к вопросам тела и феноменологии телесности, во-вторых, изменением статуса и моделей сексуальности в культуре XX в., а также, как следствие этого, в-третьих, повышенным вниманием к проблеме сексуальности в искусстве, в частности, в кинематографе.

1 Ионин Л.Г. Величие и ограниченность самого Фромма // Фромм Э. Величие и ограниченность теории Фрейда. - М., 2000. С. 4.

Проблему нашего исследования составляет сложное взаимодействие разных значений сексуальности в современном культурном пространстве. Мы локализуем свой анализ проблемы в следующих дискурсивных полях: теория сексуальности 3. Фрейда, ее развитие у М. Фуко и Ж. Лакана (и в лаканианской традиции), кинематографическое творчество Ф. Озона. Внимание к Фуко и Лакану обусловлено связью их суждений и произведений с фрейдовскими идеями, психоаналитизмом их дискурсивности. С другой стороны, дискурсивность и Фуко, и Лакана принадлежит теоретическому пространству постмодерна, что делает ее актуальной для изучения образа сексуальности в современной культуре.

Цель исследования - выявить особенности образа сексуальности в научном и художественном дискурсах.

Поставленная цель предполагала решение следующих задач:

1. Исследовать эволюцию научного дискурса сексуальности от классического фрейдизма до постструктурализма.

2. Идентифицировать статус сексуальности и ее эпистемологические смыслы в теории Ж. Лакана и лаканианской традиции.

3. Определить эстетический потенциал сексуальности как источника амбивалентного художественного образа в контексте лаканианской традиции.

4. Выявить особенности образа сексуальности как феномена Символического регистра (в его отношениях с Воображаемым и Реальным) в фильмах Ф. Озона.

5. Изучить особенности образа сексуальности как феномена регистра Воображаемого (в его отношениях с Символическим и Реальным) в фильмах Ф. Озона.

Объект исследования - культурные смыслы сексуальности в XX в. Предмет исследования - культурные смыслы сексуальности в научном (психоаналитическом, постструктуралистском, семиотическом) дискурсе и актуализация этих смыслов в современном кинематографе.

Материал исследования составляют научные дискурсивные поля 3. Фрейда, М. Фуко, Ж. Лакана и кинематографический дискурс фильмов Ф. Озона. Научный дискурс сексуальности, с одной стороны, является самостоятельным пространством нашего исследования, с другой -определяет методологические основы изучения смыслов сексуальности, актуализированных в кинематографе.

Исследовательское внимание именно к кинематографу обусловлено в основном тем предпочтением, которое ему как виду искусства отдается в психоанализе вообще, и Ж. Лаканом в частности. Это связано со спецификой кинообраза, структура которого традиционно сопоставляется со структурой образа сновидческого. Выбор произведений кинематографического искусства в качестве материала исследования художественного дискурса сексуальности, таким образом, является выбором самого психоанализа. Кроме того, кинематограф - это тот вид искусства, который чувствительно отозвался на психоаналитические идеи: он стал полем репрезентации и интерпретации как самих этих идей, так и образа психоанализа. Классиков мирового кинематографа - таких как П.П.Пазолини, Л. Бунюэль, И. Бергман, Л. Висконти, Р.В. Фассбиндер — можно назвать в числе режиссеров, прочертивших психоаналитическую линию в истории кино.

Творчество Ф. Озона привлекло к себе наше исследовательское внимание по следующим причинам. Кинематографические работы этого режиссера принадлежат постмодерну, что, с одной стороны, дает возможность исследовать методологически сопоставимые дискурсы (постструктурализм - в теории, постмодернизм - в художественном материале), с другой - позволяет использовать кино-интертекст постольку как смыслогенерирующий фактор, расширяющий смысловое поле образа. Кроме того, картины Ф. Озона отличает широта репрезентации и аспектов, в которых режиссер рассматривает явления, связанные с сексуальностью. В его фильмах находит отражение современное состояние сексуальности как культурного феномена. Наконец, картины Озона представляют собой поле и инструмент исследования не только самой по себе трансгрессивной сексуальности, но и явлений, тесно связанных с ней, а именно: феноменологии и эпистемологии творческого процесса, деструктивных проявлений человека, переструктурирования "семейного мифа", тендерного дрейфа.

Научная гипотеза исследования состоит в предположениях:

В культуре XX в. представление о сексуальности как о трансгрессивном психофизиологическом явлении сменилось представлением о ней как об одном из определяющих человека параметров.

Сексуальность в XX в. обрела статус дискурса, определяемого в конкретном культурно-историческом контексте.

Изменение в XX в. статуса сексуальности в теории культуры и в философии отразило изменение в бытовых практиках сексуальности, которые, в свою очередь, воспроизводятся в кинематографе.

Кинематографический образ по своей структуре подобен позиционированному Ж. Лаканом образу Воображаемого, что дает возможность воспроизводить поле Воображаемого посредством киноязыка, равно как и фиксировать структуры Символического.

Кинематографическое творчество Ф. Озона актуализирует в образной системе тенденции обыденного восприятия сексуальности (сексуальные сценарии) и смыслы, генерированные научным дискурсом сексуальности в XX в.

Методология работы определяется несколькими пересекающимися дискурсивными полями: классический психоанализ (3. Фрейд); структурный психоанализ (С. Жижек, Ж. Лакан, В. Мазин, Р. Салесл); постструктурализм (Ж. Бодрийяр, Ю. Кристева, Ж. Лакан, М. Фуко), эстетическая концепция формирования образа героя (М. Бахтин).

В диссертации используется комплексный подход к анализу как научного, так и художественного дискурсов. В связи с тем, что названные дискурсивные поля станут в дальнейшем тексте диссертации предметом детального анализа, подчеркнем интегрирующую роль семиотики (Р. Барт, Ю. Лотман, У. Эко).

История науки прошлого столетия произвела две методологии, которые можно с полной уверенностью назвать универсальными: это взаимосвязанные теория систем и семиотика. И, если принципы первой оказались весьма эффективными для изучения биологических, физических, социальных явлений, то вторая - семиотика - стала основным методологическим полем, в котором разворачиваются научные исследования явлений культуры.

Развитие семиотики позволило рассматривать культурные проявления человека и его деятельности как знаки, а важнейший постулат синергетики о влиянии системы на подсистему зафиксировал смыслогенерирующую функцию культурного контекста, определяющего эти знаки. Семиотический подход позволяет сочетать дискурсы, в том числе, научный, художественный, что делает возможным анализировать художественный образ сексуальности наравне с изучением теоретических представлений о ней.

Основные методы, применяемые в отдельных частях нашего исследования, - компаративный, сравнительно-типологический и функциональный методы при анализе различных образов сексуальности и языков дискурсивности; структурно-семиотический анализ кинематографических текстов; герменевтический метод, предполагающий обобщение на уровне целостной интерпретации; метод деконструкции бинарных оппозиций; феноменологический метод, предполагающий внимательное, подробное изучение художественного материала.

Степень разработанности проблемы.

Наша диссертация вписывается в парадигму исследовательских трудов, рассматривающих сексуальность, прежде всего, как производную культуры, или как образ, отраженный в артефактах. В связи с известными обстоятельствами культурно-политического характера научное обсуждение сексуальности в России несколько опоздало по сравнению с западной наукой. Однако в последние полтора десятилетия литература на русском языке значительно пополнилась как переводными, так и оригинальными изданиями и публикациями, посвященными рассмотрению сексуальности в указанном ключе. Она включает в себя значительный корпус философских текстов, в которых разрабатывается теория сексуальности как культурного явления, а также ряд исследований, посвященных анализу смыслов сексуальности в контексте конкретных культурных полей. В западной науке подобный подход представлен работами Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Ю. Кристевой, М. Фуко, Л. Энгелыытейн, С. Жижека, Р. Салецл, в отечественной - И. Кона, М. Золотоносова, М. Рыклина, В. Подороги, А. Секацкого, А. Усмановой. Хотя дискурсивные поля названных авторов разнородны, их объединяет общее пространство проблематизации сексуальности как культурного явления.

Вместе с тем, отечественные исследования образа сексуальности в искусстве носят фрагментарный характер, и в жанровом отношении представляют собой отдельные научные статьи. Небольшое количество исследований выполнено отечественными учеными в традиции лаканианского анализа (в основном, это сборники по результатам научных конференций или отдельные статьи в Интернете). Интегрированного культурологического исследования означенной нами проблемы в отечественной науке мы не находим.

Научная новизна исследования обусловлена новым для культурологии объектом исследования в рамках отечественной научной традиции; системным анализом истории становления проблемы сексуальности как культурологической; контекстуальным соотнесением лаканианской концепции сексуальности и эстетической концепции формирования образа героя (М. Бахтин); впервые в России осуществленным монографическим анализом кинотекстов Ф. Озона как репрезентативного

2 См.: Би-текстуальность и кинематограф. Сб. / Под. ред. А. Усмановой. Мн., 2003.; Улыбина Е. Страх и смерть желания. М. - СПб., 2003. источника образов сексуальности; экстраполяцией на художественный материал мало адаптированной в отечественной культурологии лаканианской методологии в аспекте сексуальности.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что

- выявлены закономерности формирования культурных смыслов сексуальности в XX в.;

- соотнесены теоретические поля интерпретации сексуальности 3. Фрейда, М. Фуко, Ж. Лакана;

- обозначены, согласно теориям М. Фуко и Ж. Лакана, границы понятия сексуальности не столько как психофизиологического явления, сколько как дискурса (научного, художественного), конструирующего соответствующие практики, а также как эпистемологического феномена, в рамках которого происходит процесс становления субъекта. проанализирован эстетический потенциал нарциссической сексуальности как источника амбивалентности художественного образа и соотнесены как комплементарные эпистемологическая (Ж. Лакан) и эстетическая (М. Бахтин) концепции.

Практическая значимость работы заключается в следующем:

- работа может представлять интерес для культурологов, философов, психологов и психоаналитиков, для исследователей современной, в частности, кинематографической, культуры;

- материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания истории культуры, философии, философской антропологии, теории психоанализа в высшей и средней школе, спецкурсах и спецсеминарах, посвященных проблеме истории и статуса сексуальности в современной культуре, а также психоаналитическим тенденциям в кинематографе.

Личный вклад диссертанта состоит в том, что исследование осуществлено с привлечением материала, либо вовсе не изученного отечественной наукой, либо не рассматривавшегося в подобном ключе.

Кроме того, личный вклад автора заключается в актуализации специфической проблематики, весьма значимой для понимания общих закономерностей постклассической культуры, в теоретическом осмыслении логических связей между разными дискурсами, репрезентирующими сексуальность.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Нестерова, Лариса Викторовна

Выводы, к которым мы приходим в результате прочтения кинотекстов Озона на предмет выявления смыслов сексуальности, таковы:

1. В фильмах Ф. Озона образ сексуальности реализуется через следующие элементы:

- сюжет

- композицию

- систему персонажей

- диалоги

- музыку и пластику

- интертекст

- специальные средства киноязыка: композицию кадра, особенности плана, ракурса, монтаж.

2. В ряде фильмов - таких, как «Летнее платье», «Крысятник», «Капли дождя на раскалённых камнях», «8женщин», - ироническая модальность киноповествования, пародийная, цитатная постмодернистская стилистика продуцируют образы сексуальности в основном через особенности сюжета, композиции, систему персонажей и диалоги. Все эти элементы оказываются взаимосвязанными через посредство организующего киноповествование регистра Символического, представляющего сексуальность в основном через сексуальные сценарии и разговоры о сексе и сексуальности. Смерть в этих фильмах либо вовсе отсутствует, либо представляется в гротескной или симулятивной форме, что закономерно с точки зрения поддержания символического порядка.

3. В других фильмах, инвариант сюжета которых составляет нарциссическая травма и ее переживание, цитатный механизм смыслогенерации и ирония почти исчезают, хотя значимыми в художественной структуре остаются жанровые модели, в частности, модели «страшной сказки», триллера, хоррора. Система персонажей в этих фильмах, репрезентирующих сексуальность как феномен регистра Воображаемого в первую очередь, такова, что в центре стоит героиня-женщина, остро переживающая одновременно и желание, и агрессивные импульсы по отношению к другим персонажам, которые, в большинстве своем, являются своеобразными «зеркалами» отдельных сторон ее личности. Все эти фильмы — «Криминальные любовники», «Под песком», «Бассейн» - включают сюжет и/или изображение смерти, (само)убийства, существующий в тех же рамках, что и сюжет (сексуального) желания нарциссической природы, и, фактически, составляющий его оборотную сторону. Важным элементом репрезентации сексуальности в этих фильмах является образ воды и зеркал.

182

Заключение

Итак, в нашей работе мы рассмотрели два традиционно противопоставляемых дискурса — научный и художественный - на предмет выявления смыслов сексуальности в культуре XX века. В результате исследования оказалось, что такое рассмотрение продуктивно с точки зрения поставленной цели - выявления культурных смыслов сексуальности, поскольку научный - с одной стороны, и художественный — с другой — дискурсы могут быть рассмотрены как некоторые поля, производящие, репродуцирующие и аккумулирующие культурные смыслы сексуальности. В процессе исследования мы пришли к выводам, которые кратко можно сформулировать следующим образом:

1. Представление о сексуальности в культуре XX века значительной мере определено теоретическими работами 3. Фрейда, развитием и интерпретацией его идей на протяжении XX в., концепциями М. Фуко и Ж. Лакана. Дискурс о сексуальности как таковой развивается в философии благодаря, в первую очередь, теоретическому импульсу психоаналитического учения, претендовавшего на универсальность и обретшего статус широко применяемой методологии. Благодаря популяризации психоанализа и отдельных идей 3. Фрейда (в частности, апологетика сексуальности и агрессивности), в культуре XX века отношение к сексуальности и ее понимание значительно изменились.

2. Одним из «практических» культурных последствий популяризации психоанализа стала так называемая «сексуальная революция», приведшая к тому, что «ни одна из человеческих 169 ценностей не остается теперь эротически нейтральной» .

169 А.К Секацкий. Постгенитальная сексуальность и европейская цивилизация / Метафизические исследования. Выпуск 5. Культура. Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при Философском факультете СПбГУ, 1997. С. 96-103.

3. Постструктурализм изымает физиологическое тело из представлений о человеке, но сосредоточивает свое внимание на телесности; в связи с этим сексуальность подвергается денатурализации и мыслится как система знаков, переменная от культурного контекста, как дискурс. Значительно меняет представление о сексуальности М. Фуко, рассматривающий ее через понятие диспозитива и приписывая ей сугубо конвенциональные смыслы, служащие механизмами власти и регистрируемые дискурсом. Фуко предлагает методологически новый подход к сексуальности, которая в рамках деконструктивистской стратегии теряет прочное смысловое ядро, связанное с психофизиологическими процессами.

4. В структурном психоанализе Ж. Лакана, сексуальность понимается как, во-первых, экзистенциальное Желание, обнаруживающее в субъекте неполноту и воспринимаемое во взрослой жизни (в том числе и) как сексуальное желание (во фрейдовском смысле). Тело, точнее, образ тела, закрепляясь в стадии зеркала, навсегда становится символом искомой целостности, пленяющего другого, Идеального Д, которое на самом деле является alter ego -другим (а). Во-вторых, сексуальность регистрируется Ж. Лаканом в символическом порядке. Драма Символического, по Ж. Лакану, заключается в том, что означающее никогда не отсылает к «реальному объекту», определяет специфику «женской» и «мужской» сексуальности. Так, «мужчина», стремясь удовлетворить Желание, ищет в сексуальных отношениях Другого (А), а «женщина», сознающее свое не-все, стремится определить свою субъективность через символическое все мужчины, оставаясь при этом «по ту сторону фаллоса». Процессу альность субъективности, зависящая от символического (социально-культурного) порядка, бесконечно изменяет параметры «женского» и «мужского», что делает необходимым дифференцировать понятия «сексуальность» и «гендер»: второе всегда означает набор атрибутов, приписываемых «женщине»/»мужчине» в данном символическом (социо-культурном) пространстве.

5. Важнейшим смыслом сексуальности в философии XX века оказывается ее конституирующая функция в формировании субъекта. По М. Фуко эта функция осуществляется в западной культуре через концепт истины, связываемой в христианской традиции с опытом плоти, раскрываемым только в процессе исповеди или признания, и являющимся синонимом тайны, и, в конечном счете, истины. По Ж. Лакану универсальный нарциссический опыт, заряжающий субъекта желанием, является также и источником идентификации, то есть обретения субъектом себя самого. Приписывая желанию имя, субъект вступает в пространство языка и начинает решать проблему идентификации с вопроса о своей половой принадлежности, включенной в структуру сексуальной идентичности. Будучи самым простым, этот вопрос оказывается и самым сложным для субъекта, перманентно переживающего нарциссическую драму нетождественности самому себе и находящего относительное и непрочное равновесие только в символических структурах.

6. Концепция нарциссической сексуальности дает основание рассматривать идеальное Я (объект желания Я) как матрицу для формирования эстетического идеала, причем нарциссические механизмы отчуждения и идентификации участвуют в процессе создания амбивалентного художественного образа.

7. Кинематограф позволяет моделировать образ по аналогии с психическим аппаратом человека, ввиду чего образы сексуальности в фильмах Ф. Озона фиксируют наиболее репрезентативные для современной культуры сексуальные сценарии, модели сексуального поведения, стереотипы его обыденного восприятия. Символический порядок мира героев переструктурируется, но не разрушается. В ряде фильмов - таких, как «Летнее платье», «Крысятник», «Капли дождя на раскалённых камнях», «8 женщин», - ироническая модальность киноповествования, пародийная, цитатная постмодернистская стилистика продуцируют образы сексуальности в основном через особенности сюжета, композиции, систему персонажей и диалоги. Все эти элементы оказываются взаимосвязанными через посредство организующего киноповествование регистра Символического, представляющего сексуальность в основном через сексуальные сценарии и разговоры о сексе и сексуальности. Смерть в этих фильмах либо вовсе отсутствует, либо представляется в гротескной или симулятивной форме, что закономерно с точки зрения поддержания символического порядка.

8. В других фильмах, инвариант сюжета которых составляет нарциссическая травма и ее переживание, цитатный механизм смыслогенерации и ирония почти исчезают, хотя значимыми в художественной структуре остаются жанровые модели, в частности, модели «страшной сказки», триллера, хоррора. Система персонажей в этих фильмах, репрезентирующих сексуальность как феномен регистра Воображаемого в первую очередь, такова, что в центре стоит героиня-женщина, остро переживающая одновременно и желание, и агрессивные импульсы по отношению к другим персонажам, которые, в большинстве своем, являются своеобразными «зеркалами» отдельных сторон ее личности. Все эти фильмы - «Криминальные любовники», «Под песком», «Бассейн» - включают сюжет и/или изображение смерти, (само)убийства, существующий в тех же рамках, что и сюжет (сексуального) желания нарциссической природы, и, фактически, составляющий его оборотную сторону. Важным элементом репрезентации сексуальности в этих фильмах является образ воды и зеркал.

Настоящее исследование может иметь продолжение в направлении как сугубо философском, так и в прикладном. В частности, можно было бы обратиться к национальной — в частности, французской, - традиции восприятия и трансляции образов сексуальности, что, вероятно, позволило бы дифференцировать более общее - например, видение сексуальности в современной западной культуре, - от более частного - например, от такого видения в культуре современной Франции. При этом любопытно было бы также рассмотреть стереотипы, связанные с образом француза и французского, часто наделяемого смыслами, связанными с сексуальностью. Разумеется, эмпирическим полем интерпретации могут стать, наравне с кинематографом, также живопись, фотография, балет, театр, в некоторых случаях - архитектура. Отдельным объектом возможного исследования могут стать смыслы и образ сексуальности в русской культуре. Перспективным и любопытным нам видится исследование российского варианта «сексуальной революции». Интересным направлением исследования является, на наш взгляд, изучение дискурсов религии и мистики, особенно в плане дискурсивного кодирования сексуального опыта. В одном или нескольких из этих направлений, более частных или более общих, мы предполагаем продолжить работу по обнаружению культурных смыслов сексуальности.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Нестерова, Лариса Викторовна, 2004 год

1. Abeel, Erica Francois Ozon on "Swimming Pool": Fantasy, Reality, Creation //http://www.indiewire.com/people/people030701swimming.html.

2. Garrett, Stephen Cannes 2003 Diary Days 4 & 5: "Swimming Pool," "Elephant" and

3. Distant" Lead Fest Lineup, So Far //http://www.indiewire.com/onthescene/onthescene030519cann.html.

4. Lasch, Chr. The culture of narcissism. American life in an Age of Diminishing1. Expectation. 1978.

5. Lowen, Alexander. Narcissism. Denial of the true self. N.-Y. London, 1983.

6. Ozon, François. Interview about 8 Women / http.Y/www.francoisozon.com/anglais/ozon.entretiens01.html.

7. Ozon, François. Interview from Press Kit / http://www.francoisozon.com/anglais/ozon.entretiens04.html.

8. Ozon, François. Interview from Swimming Pool Press Kit / http://www.francoisozon.com/anglais/ozon.entretiens03.html.

9. Ozon, François. Interview in Press Kit 1999 / http://www.francoisozon. com/a nglais/ozon .entretiens02. htm I.

10. Ragland-Sullivan, Ellie. Jacques Lacan and the philosophy of psychoanalysis.

11. University of Illinois press, Urbana and Chicago, 1986.

12. Shaw, Alan C. Swimmimg Pool. An analysis / http://www.francoisozon.com/anglais/index2.html И.Айтен Юран. Размышления у зеркала или пространство и время в психоанализе // Вестник психоанализа, 2001, №2. С. 132-153.

13. Анашкин С. Озонова зона // Искусство кино, 2001, № 3. С. 50-57.

14. Арезин, Ликке. Эротика. Лексикон. М., 2001. 382 с.

15. Балинт М. Базисный дефект. М., 2002. 256 с.

16. Барабан Е. Обыкновенная гомофобия // Неприкосновенный запас, №5(19),2002 г. II http://nlo.magazine.ru/dog/tual/tual63.html.

17. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1989. -615 с.

18. Барт Р. Фрагменты речи влюбленного. М., 1999. 432 с.

19. Бахтин М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. СПб., 2000. 336 с.

20. Бахтин M. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. 423 с.

21. Бахтин M.M. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм ифилософия языка. М., 2000. 625 с.

22. Велик Ольга. Свежий воздух французского кино //http://www.ozon.ru/context/detail/id/198800/

23. Белкин А. И. Третий пол. Судьба пасынков Природы. М., 2000. -432 с.

24. Белокоскова Е. 3. Фрейд и В. Розанов. Два взгляда на сексуальность II Вестник психоанализа, 2001, №2. С. 96-102.

25. Берн Ш. Тендерная психология. СПб., 2002. 320 с.

26. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 1988.- 399 с.

27. Берн Э. Секс в человеческой любви. М., 2000. 382 с.

28. Би-текстуальность и кинематограф. Сб. / Под. ред. А. Усмановой. Мн., 2003.188 с.

29. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000. 387 с.

30. Бодрийяр Ж. Соблазн. М., 2000. 317 с.

31. Бородай Ю.М. Эротика. Смерть. Табу. Трагедии человеческого сознания. М., 1996.-413 с.

32. Быховская И.М. Homo somaticus: аксиология человеческого тела. М., 2000. -204 с.

33. Вейнингер О. Пол и характер. Ростов-на-Дону, 1998. 605 с.

34. Власкин С. Камп Сьюзен Сонтаг без вкуса метафизики // http://www.gay.ru/science/culture/camp.htm

35. Волков Ю.Г., Поликарпов B.C. Человек. Энциклопедический словарь. М., 2000. -518 с.

36. Галкин И. Рецензия на фильм Ф. Озона «Криминальные любовники» //http://www.kino.orc.ru/js/elita/elitacrimlovers.shtml.

37. Гитин В., Скорняков Е. Феномен порнографии. Опыт неформального исследования. Харьков, 2002.-432 с.

38. Гишар Б. Цензоры и порнография в России сто лет назад // Неприкосновенныйзапас, №3(29), 2002 г. // http://nlo.magazine.ru/artist/jrec/jrec70.html

39. Гримм Я., Гримм В. Детские и семейные сказки. М., 2001. -710 с.

40. ДелезЖ. Различие и повторение. СПб., 1998. 384 с.

41. Делез Ж. Фуко. М., 1998. 172 с.

42. Жеребкина И. Прочти мое желание. .М., 2000. 251 с.

43. Жижек С. (ред.) То, что вы всегда хотели знать о Лакане (но боялись спросить у Хичкока). М., 2004. 336 с.

44. Жижек С. Внутренняя трансгрессия // Кабинет: Картины мира II. СПб., 2001. С. 183-200.

45. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М., 1999. 236 с.

46. Западное литературоведение XX века. Энциклопедия. М., 2004. 560 с. 46.3ахер-Мазох Л. Фон. Венера в мехах. М., 1992. - 379 с.

47. Ильин И. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996.253 с.

48. Келли Г. Основы современной сексологии. СПб., 2000. 896 с.

49. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. М., 2000. 464 с.

50. Клейн Л. С. Другая любовь. Природа человека и гомосексуальность. СПб., 2000. 860 с.

51. Кпяйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. СПб., 1997. 96 с.

52. Кон И.С Введение в сексологию. М., 1988. 320 с.

53. Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. М., 1998. 496 с.

54. Кон И. С. Мужское тело как эротический объект //http://nlo.magazine.ru/artist/jrec/main50.html

55. Кохут X. Восстановление самости. М., 2002. 316 с.

56. Кристева Ю. Дискурс любви. // Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины XX века. СПб., 1994. С. 101-111.

57. Кристева Ю. Силы ужаса. Эссе об отвращении // Тендерные исследования № 21. ХЦГИ, 1999). С. 79-88.

58. Лакан Ж. Гомосексуальность и паранойя. // Метафизические исследования.

59. Вып. 14. Статус иного. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского общества, издательство "Алетейя", 2000. С. 201-217.

60. Лакан Ж. Инстанция буквы в бессознательном, или Судьба разума после Фрейда. М., 1997.

61. Лакан Ж. Семинары, кн. 1. М., 1998. 425 с.

62. Лакан Ж. Семинары, кн. 2. М., 1999. 516 с.

63. Лакан Ж. Стадия зеркала как образующая функцию Я, какой она раскрылась нам в психоаналитическом опыте. // Кабинет: Картины мира I. СПб., 1998. С. 136-142.

64. Лакан Ж. Телевидение. М„ 2000. 160 с.

65. Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. М., 1995. 192 с.

66. Лангер Сьюзен. Философия в новом ключе: Исследование символики разума, ритуала и искусства. М., 2000. 286 с.

67. Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. СПб., 2001.- 329 с.

68. Литературный энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1987.- 751 с.

69. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб., 2000. 704 с.

70. Мазин В. Другой //Трансфер-Экспресс, №3 "Лакан-100", ВЕИП, СПб., 2001.

71. Мазин В. Роковая женщина Лу-Андреас Саломе // Вестник психоанализа, №1, 2001 / http://www.oedipus.ru/html/20011/mazin.htm.

72. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. М., 1998. -480 с.

73. Маньковская Н. Эстетика постмодернизма. СПб., 2000. 347 с.

74. Маньковская Н.Б. Париж со змеями. Введение в эстетику постмодернизма. М.,1994.-220 с.

75. Медведев В. Блаженство плачущих. Психоанализ сказок Г.-Х. Андерсона. СПб.,2002.

76. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988. 429 с.

77. Минченок Д. Франсуа Озон добрый маньяк // Огонек, 2002, №27 (4755) http://kinocenter.rsuh.ги/о2ОП.Мт#ФРАНСУА%20ОЗОН%20ДОБРЫЙ%20МАН ЬЯК.

78. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. М., 1994.

79. Могутин Я. Французский Фасбиндер. Интервью с Ф. Озоном //http://www.gay.ru/art/literat/books/mogoz.htm.

80. Молчанова М. «8 женщин»: Франсуа Озон считает лесбийскую сцену с Катрин Денев и Фанни Ардан своей удачей, //http://www.strelna.ru/ru/movies/10.

81. Мондимор Ф. Гомосексуальность. Естественная история. Екатеринбург, 2002. -332 с.

82. Нанси Ж.-Л. Corpus. М., 1999. 256 с.

83. Никулин, С. «Крысятник» ф. Озона. Рецензияhttp://www.kinomania.rU/s/sitcom/index.shtml

84. Новоженов Ю.И. Статус-секс и эволюция человека. Свердловск, 1991. 160 с.

85. Озон Ф. «Пытаюсь изменить сознание зрителя». Интервью. // Новая газета,1307.2000//http://2000.novayagazeta.ru/nomer/2000/29n/n29n-s16.shtml.

86. Озон Ф. Интервью. // Коммерсант-Дейли, 23 июня 2000 г.

87. Озон Ф. Интервью // http://www.gay.ru/wolfy/cinema/directors/ozon/ozon.html.

88. Плахов А. Франсуа Озон: глоток озона // УРАЛ, 2002, №6 /http://kinocenter.rsuh. ги/огоп. 1п1т#Андрей%20Плахов.

89. Подорога В. А. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию. М„ 1995.-339 с.

90. Постмодернизм. Энциклопедия. Мн., 2001. 1040 с.

91. Пропп В. Морфология сказки. М., 1969. 168 с.

92. Психоаналитические термины и понятия. Словарь. М., 2000. 304 с.

93. Романов П. По-братски: мужественность в пост-советском кино // http://nlo.magazine.ru/artist/dudec/main25.html.

94. Рыклин М. Сексуальность и власть: антирепрессивная гипотеза М. Фуко // Логос. 1994. №5. с. 196-206.

95. Савченкова Н. Символическое, Воображаемое и Реальное // Трансфер-Экспресс, №3. "Лакан-100"., СПб.: ВЕИП, 2001.

96. Салесл Рената. Молчание женского наслаждения // Кабинет: Картины мира II. СПб., 2001. С. 137-154.

97. Секацкий А. К. Новые сведения о фетишизме // Вестник психоанализа. 2002, №2. С. 123-131.

98. Секацкий А. Политика тела: порнография // Митин журнал, вып. 49. С. 160167.

99. Секацкий А.К. Постгенитальная сексуальность и европейская цивилизация // Метафизические исследования. Выпуск 5. Культура. Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при Философском факультете СПбГУ, 1997. С. 96-103.

100. Сиксу Э. Хохот Медузы // Тендерные исследования № 3. Харьков, ХЦГИ, 1999. С. 71-89.

101. Сильченко В. Интервью с И. Жеребкиной. Феминизм и современная философия // Новый образ / ХЦГИ. Харьков, 1997. С. 5-7.

102. Сироткин С.Ф. Несколько заметок о проблеме агрессивности во взглядах Лакана // http://ppf.uni.udm.ru/RPO/pa/bookCogito3/cogitoSir.html.

103. Словарь тендерных терминов / Под ред. А. А. Денисовой. М., 2002.

104. Смирнов И. Реальность и фантазм. От «Общества спектакля» к «Матрице» // Вестник психоанализа, 2002, № 1. С. 162-175.

105. Сокулер 3. А. Методология гуманитарного познания и концепция "власти-знания" Мишеля Фуко // Философия науки. Вып. 4. М., 1998. - С. 167-177.

106. Сонтаг С. Заметки о «кампе». http://www.gay.ru/science/culture/sontag1 .Мт

107. Строение фильма. Некоторые проблемы анализа произведений экрана / Сост. сб. К. Разлогов. М., 1985. 280 с.

108. Суслова О. Введение в чтение Лакана: «стадия зеркала». // Кабинет: Картины мира. I. СПб., 1998. С.143-159.

109. Сэджвик, Ив Кософски. Эпистемология чулана. М., 2002. 272 с.

110. Табачникова С. Мишель Фуко историк настоящего // Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. М.: Магистериум, 1996. с. 396-443.

111. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Т. 1. Теория. М., 1996. 576 с.

112. Традиционная и современная технология. Философско.-методологический анализ. М., 1998. // http://www.philosophy.ru/iphras/library/technol.html.

113. Уильяме Л. Жесткое порно. Власть, удовольствие и «неистовство визуального» // Неприкосновенный запас, № 3(29), 2002 г. // http://nlo.magazine.ru/artist/dudec/dudec43.html

114. Улыбина Е. Страх и смерть желания. М. СПб., 2003. - 320 с.

115. Ф. Озон. Кукольный дом. Интервью ведет Жан-Рьер Лавуанья // Искусство кино, 2002, № 6. С. 63-70.

116. Франсуа Озон в ожидании новой любви. Интервью с режиссером. // МК -бульвар, 1-7 января, 2001.

117. Фрейд 3. Бессознательное // Фрейд 3. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа. СПб., 1998. С. 151-193.

118. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // 3. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М„ 1992. С. 17-64.

119. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989. -455 с.

120. Фрейд 3. Влечение и их судьба // Фрейд 3. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа. СПб., 1998. С. 125150.

121. Фрейд 3. Достоевский и отцеубийство // Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Тб., 1991. Т. 2. С. 407-426.

122. Фрейд 3. Леонардо да Винчи. Воспоминания детства // Фрейд 3. Психоаналитические этюды. Мн., 1991. С. 370-422.

123. Фрейд 3. Неудовлетворенность культурой // Фрейд 3. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992. С. 65-134.

124. Фрейд 3. О нарциссизме // Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Тб., 1991. Т. 1. С. 107-133.

125. Фрейд 3. Остроумие и его отношение к бессознательному. СПб., 2000. 308 с.

126. Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия // Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия. М., 1992. С. 201-255.

127. Фрейд 3. Психоанализ и теория сексуальности. СПб., 2000. 216 с.

128. Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого Я // Фрейд 3. Психоаналитические этюды. Мн., 1991.С. 422-480.

129. Фрейд 3. Тотем и табу II Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Тб., 1991. Т. 1. С. 193-350.

130. Фрейд 3. Три очерка по теории сексуальности // Фрейд 3. Психология бессознательного. М„ 1989. С. 123-202.

131. Фрейд 3. Я и Оно II Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Тб., 1991. Т. 1. С. 351-392.

132. Фромм Э. Величие и ограниченность теории Фрейда. М., 2000. - 448 с.

133. Фромм Э. Забытый язык. Введение в науку понимания снов, сказок и мифов //Душа человека. М., 1992. С. 179-298.

134. Фуко М. Археология знания. Киев., 1996. 208 с.

135. Фуко М. Воля к знанию ("История сексуальности" I) // Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. М.: Магистериум, 1996. С. 99 268.;

136. Фуко М. Использование удовольствий. История сексуальности. Т. 2. СПб., 2004. 232 с.

137. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997. 573 с.

138. Фуко М. История сексуальности-Ill. Забота о себе. Киев-Москва, 1998. 282 с.

139. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. 478.

140. Фуко М. О трансгрессии // Танатография Эроса: Жорж Батай и французская мысль середины XX века. СПб., 1994. С. 111-133.

141. Фуко М. Рождение клиники. М., 1998. 307 с.

142. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1994. 405 с.

143. Хайл-Эверс А., Хайгл Ф., Отт Ю. и др. Базисное руководство по психотерапии. СПб., 2001. 784 с.

144. Щеглов J1. Сексология и сексопатология. СПб., 1998. 416 с.

145. Энгельштейн Л. Ключи счастья: секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX XX вв. М., 1996. - 571 с.

146. Эпштейн М. Чем эротология отличается от сексологии // Эпштейн М. Проективный словарь философии. Новые понятия и термины. №11 /Топос, 7 апреля 2004 г. / http://www.topos.ru/article/2223.

147. Эткинд А. М. Содом и Психея. Очерки интеллектуальной истории Серебряного века. М., 1996. -413 с.

148. Эткинд А. Эрос невозможного. История психоанализа в России. СПб., 1993. 463 с.

149. Ямпольский М. Память Тиресия. Интертекстуальность и кинематограф. М., 1993.-456 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.