Культурные традиции как ресурс сохранения и поддержания национально-культурной самобытности: На материалах Малороссии второй половины XVII-XVIII вв. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Богачева, Лариса Валерьевна

  • Богачева, Лариса Валерьевна
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2006, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 241
Богачева, Лариса Валерьевна. Культурные традиции как ресурс сохранения и поддержания национально-культурной самобытности: На материалах Малороссии второй половины XVII-XVIII вв.: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Москва. 2006. 241 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Богачева, Лариса Валерьевна

Введение

Глава I. Взаимодевие центральной и мной вли в Рии во второй половине XVII-XVIII вв. как фактор формированияциокультурнойтуации

§ 1. Иитуциональное формированиестемы управления Малорией в XVII -начале XVIII вв

§ 2. Развитие гдавенно-управленчихруктур малориой территории в первой четверти XVIII в

§ 3. Трансформация системы управления Малороссией в 1720-е

1790-е гг

Глава II. Политичая и правовая культура в проце формирования иановления национально-культурноймобытни

§ 1. Воовое казачье управление: культурные традиции и бенни

§ 2. Политичая культура казачва истема управления Малорией

§ 3. бенни правовой культуры Малории:нтез Магдебурого и поло-литоого права

Глава III. Национально-культурная идентичнь Малории в геополитичом контее

§ 1. Влияние европеой политики на гдавенно-политичое рово ициокультурное поле Малории

§ 2. Воздевие рко-турецких отношений нахранение админративныхруктур и развитиециокультурных отношений на малориой территории

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Культурные традиции как ресурс сохранения и поддержания национально-культурной самобытности: На материалах Малороссии второй половины XVII-XVIII вв.»

Содержание научной проблемы и ее актуальность. Проблема влияния культурных факторов на особенности протекания различных социальных процессов, на их содержание и характер трансформации, на экономические, политические, правовые и иные социальные феномены является одной из ключевых проблем современного культурологического знания, тем вопросом, разработка которого остро актуализирована многими проблемами современного общества. Среди многих явлений, подлежащих такого рода анализу, несомненно, может быть выделен феномен национально-культурной самобытности, нередко являющийся предметом острых дискуссий, как в рамках современной политической публицистики, так и в философских, правоведческих, политологических исследованиях отечественных и зарубежных авторов. Однако достаточно интенсивная в настоящее время разработка и обсуждение феномена национально-культурной самобытности почти совершенно не затрагивают его культурологический аспект, который включает в себя, прежде всего, выявление и анализ тех культурных факторов, которые выступают как значимые для становления и поддержания самобытности. Важно отметить также, что данный срез проблемы не только дополняет другие дисциплинарные исследования в теоретическом отношении, но и дает возможность более глубокого понимания реальных исторических процессов, так или иначе связанных с проблемой национально-культурной самобытности. В данном диссертационном исследовании акцент сделан на выявление социокультурных факторов, влияющих на становление и поддержание национально-культурной самобытности в конкретном историческом контексте.

Выбор в качестве социокультурного пространства, на примере которого рассматривается исследуемая проблема, Малороссии (так называлась Украина до начала XX в.), был главным образом обусловлен тем обстоятельством, что именно история этого региона XVII-XVIII вв. дает возможность проследить характер и особенности культурных традиций и различных факторов, определявших влияние этих традиций на изучаемый феномен — становление национально-культурной самобытности украинцев, в условиях политической несамостоятельности региона и отсутствия в нем традиций независимости.

В контексте событий конца XX — начала XXI вв. на территории бывшего Советского Союза можно наблюдать различные стратегии поиска, обретения, сохранения национально-культурной самобытности (национальной идентичности). Проблемы осознания различными народами собственной национально-культурной самобытности очень остры на постсоветском пространстве. В этих условиях происходит обращение новых правящих и интеллектуальных элит к прошлому с целью социокультурной самоидентификации.

На Украине этот процесс происходит особенно остро, поскольку процесс формирования украинской самобытности осуществлялся в условиях политической несамостоятельности, раздробленности региона и пребывания его частей в составе разных государств вплоть до конца XVIII в. Существует мнение о том, что Малороссия для России была объектом политических манипуляций и колонизации. В действительности же малороссийская политика Российского государства, начиная с XVII в., создавала предпосылки и необходимые условия для формирования украинской национально-культурной самобытности. История становления украинской самобытности интересна тем, что решающее воздействие на этот процесс одновременно оказали, как общегосударственная (центральная), так и региональная, системы власти и управления Малороссией.

Хронологические рамки исследования. Настоящее диссертационное исследование охватывает период с 1654 г. по начало 90-х гг. XVIII в. — время, в которое Малороссия (Украина) существовала в качестве единой территориально-административной единицы, и в управлении ею активное участие принимали местные власти, представлявшие собой элиту казачьего войска. В течение этих лет формировались основы, важнейшие идеологические установки украинской самостийности.

Верхняя хронологическая граница — год, когда часть Украины (вместе с Киевом) официально вошла в состав России.

Нижняя граница — период, в течение которого в сфере общероссийского государственного управления произошло значительное (по сравнению с предшествующими годами) нивелирование Украины в административно-правовом отношении с другими частями Российской империи. В 1780-е - 90-е гг. этот процесс пошел особенно быстрыми темпами: в 1781 г. Малороссия была разделена на три губернии, в 1783 г. произошла реорганизация казачьих полков в полки регулярной армии, а на все украинские земли было распространено крепостное право. Кроме того, вскоре малороссийское дворянство было уравнено в правах с великороссийским, а после разделов Речи Посполитой (последний из них произошел в 1795 г.) были воссоединены все украинские земли.

Объектом исследования являются культурные традиции, определявшие национально-культурную самобытность Малороссии во второй половине XVII-XVIII вв. и являвшиеся ресурсом для ее поддержания.

Предметом исследования являются существенные для становления и сохранения культурных традиций факторы, рассматриваемые на конкретном историческом материале Малороссии второй половины XVII-XVIII вв.

Цель исследования: выявление и анализ факторов, определявших культурные традиции региона, которые в свою очередь способствовали формированию и поддержанию национально-культурной самобытности, в условиях автономного существования Малороссии в составе Российского государства.

Задачи исследования:

1) реконструировать систему управленческих структур Малороссии и определить ее значение для поддержания национально-культурной самобытности данного региона;

2) выявить социокультурные аспекты взаимодействия местных и центральных (общероссийских) управленческих структур в Малороссии;

3) определить роль казачества в процессе формирования малороссийского управления и культурных традиций с середины XVII до конца XVIII вв.;

4) выявить воздействие особенностей политического устройства на становление культурной самобытности украинцев;

5) рассмотреть влияние внешнеполитического фактора на преобразования, происходившие в сфере управления Малороссией, и формирование местных культурных традиций;

6) осуществить комплексный анализ правового положения Малороссии в рассматриваемый период и определить его влияние на социокультурную специфику региона и поддержание национально-культурной самобытности.

Теоретические и методологические основы исследования.

Методологическую основу диссертации составляет комплексное использование нескольких подходов, применяемых при исследовании историко-культурной проблематики: проблемно-хронологический метод, метод исторической реконструкции, методы исторической культурологии, компаративный и системно-структурный подходы.

В диссертационном исследовании понятие культурная традиция является концептообразующим. Под культурной традицией нами понимаются различные культурные установки и достижения, характерные для того или иного общества, являющиеся наиболее устойчивыми элементами его культуры, передающиеся из поколения в поколение без существенных изменений и составляющие основу национально-культурной самобытности народа.

Научная новизна исследования заключается в следующем: впервые на материале комплексного исследования истории Украины XVII-XVIII вв. проанализированы культурные традиции в их связи со спецификой политико-правовой ситуации как ресурс сохранения и поддержания национально-культурной самобытности региона; определена роль казацкого социума как источника и носителя культурных традиций Малороссии; выявлено влияние внешнеполитического фактора на формирование местных культурных традиций в Малороссийском регионе; проанализированы социокультурные аспекты взаимодействия местных и общероссийских структур управления и влияние их на формирование национально-культурной самобытности края.

Положения, выносимые на защиту:

1. Особенностью генезиса украинской национально-культурной самобытности является ключевая роль малороссийской системы власти и управления, сформированная казачеством в XVII-XVIII вв. на основе его социокультурных традиций;

2. Возникновению и поддержанию определенного социокультурного поля Малороссии и культурных традиций способствовал ряд факторов: государственно-управленческий, административный (автономное образование в составе Российского государства), правовой, геополитический;

3. Воздействие государственно-управленческого фактора на становление украинской национально-культурной самобытности проявлялось во внутренней политике казачьих старшин и малороссийской политике Российского государства, формировавших особое социокультурное и политическое пространство края и свои культурные традиции;

4. Особенность правовой ситуации в регионе заключалась в том, что в Малороссии функционировала собственная правовая система, отличная от системы Московского государства и Российской империи: «казачья демократия» постепенно распространила часть присущих первоначально лишь ей социокультурных и правовых традиций на все группы населения Малороссии;

5. На социокультурную ситуацию в Малороссии оказывала влияние острота геополитической борьбы между Россией, Османской империей и Речью Посполитой в XVII — середине XVIII вв., что одновременно являлось причиной сохранения автономии Малороссии в составе Московского государства и Российской империи.

Источники исследования. Источниковую базу диссертационной работы составили несколько групп материалов по истории Малороссии второй половины XVII-XVIII вв.: законодательные и актовые материалы, делопроизводственная документация, дипломатические документы, эпические произведения, источники личностного происхождения (авторы которых — государственные деятели, послы, чиновники) — дневники (автокоммуникативные источники), эпистолярные источники (переписка), записки путешественников. Следует отметить, что ценность источников личностного происхождения заключается в изложении фактической стороны описываемых событий, а не в их оценке авторами. В то же время, в них проявляется, как ни в каких других источниках, историческое самосознание личности автора конкретного источника.

Основную группу источников составляют законодательные материалы. Для разработки темы исследования важны как законодательные документы, которые были созданы в самой Малороссии, так и исходившие от структур центральных органов управления и сопредельных государств. Очень важное значение для данной работы имеют статуты — кодексы феодального права, действовавшие в Речи Посполитой и перенятые малороссийским городовым казачеством, которое напрямую подчинялось гетману1. Следование малороссийской администрации содержащимся в этих кодексах правовым нормам влияло на характер управления всей Малороссией и на систему власти в ней, оказывало существенное воздействие на оформление самобытности малороссов посредством формирования особого культурно-правового поля в данном регионе. Правовые нормы, содержащиеся в статутах, продолжали действовать в Малороссии и в XVII, и в XVIII вв., и даже, в некоторых ее районах, в XIX в.

Законодательные акты русского государства второй половины XVI — первой половины XVII вв.2 важны для данного исследования тем, что позволяют реконструировать социально-политическую ситуацию в украинских землях в конкретный исторический период и получить представление о причинах, приведших к отделению Малороссии от Польши. Кроме того, в законодательных документах имеются сведения о первых контактах правительства России с казачьими формированиями и властями в малороссийском регионе.

Анализ корпуса законодательных документов и материалов позволяет определить соотношение норм русских правовых источников и правовых материалов иностранного происхождения (Речи Посполитой, Крымского ханства), действовавших на территории Малороссии в изучаемый период.

Комплекс законодательных материалов периода правления Петра I содержит редакции и проекты законов, заметки, доклады, «доношения» или донесения, челобитные и иностранные источники. Особый интерес для изучения темы представляют документы, отражающие переломные события малороссийской истории первой четверти XVIII в., которые повлекли за собой глобальные изменения в жизни этого края4.

В XIX в. началась публикация документов, касающихся истории взаимоотношений Малороссии с другими государствами. В их числе была представлена и дипломатическая документация. Издательством Московского университета в 1847 г. был выпущен сборник документов «Переписка и другие бумаги шведского короля Карла XII, польского Станислава Лещинского, татарского хана, турецкого султана, генерального писаря Ф. Орлика и киевского воеводы Иосифа Потоцкого»5. В издании содержатся документы на турецком, польском и украинском языках. Из числа украиноязычных документов для данного диссертационного исследования значительный интерес представляют письма Ф. Орлика европейским правителям и крымскому хану6. По этим материалам можно определить предпочтения части малороссийской казачьей старшины относительно государственного и общественного устройства страны и их политическую ориентацию, а также предпочтения в вопросах выбора союзников.

В «Собрании трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами», издание которого было осуществлено в 1883 г. Ф. Мартенсом7 по поручению и под эгидой министерства иностранных дел, содержатся не только тексты соответствующих документов по истории международных отношений, но и включены рассуждения автора-составителя сборника об основных движущих силах российской внешней политики на протяжении значительного временного периода. Естественно, здесь представлено и участие Малороссии в международных отношениях, что позволяет проследить последствия и степень внешнего влияния на внутреннюю организацию малороссийской территории, причины ее медленной, постепенной интеграции в состав Российской империи. Из материалов становится понятным, что на этот процесс, безусловно, оказывал значительное влияние геополитический фактор.

Формы и последствия воздействия геополитического фактора на положение Малороссии в системе международных отношений и в

Российском государстве заметно отражены в международных договорах, как в имеющих отношение непосредственно к Малороссии, так и касающихся изменений в положении государств сильно влияющих на нее8.

Для изучения темы важными источниками являются документы, касающиеся воссоединения Украины с Россией. В их числе такие публично-правовые акты как «Решение Земского собора о воссоединении

Украины с Россией»9 от 1 октября 1653 г., «Жалованная грамота царя

Алексея Михайловича гетману Богдану Хмельницкому и всему Войску

Запорожскому о сохранении их прав и вольностей»10 от 27 марта 1654 г.

Особый интерес представляют частно-публичные документы, такие как письма" Богдана Хмельницкого царю Алексею Михайловичу с просьбой о воссоединении с Россией и с благодарностью за воссоединение.

Дипломатическая и делопроизводственная переписка между государственными деятелями России и Малороссии, представлена в публикациях документов, осуществленных к 300-летнему юбилею

10 воссоединения Украины с Россией . Материалы публикаций позволяют конкретизировать отдельные моменты истории вхождения Малороссии в состав Российского государства.

Значительный объем документов по малороссийской истории опубликован в работах историков XIX - первой половины XX вв. А. Скальковского, Д. Яворницкого, Н. Костомарова, С. Соловьева, М. Грушевского.13

Массовая публикация документов по истории Украины и Малороссии начала осуществляться украинскими исследователями с 90-х гг. XX в. В этот период вышли собрания документов с комментариями по истории Запорожской Сечи и истории Украины-Гетманщины14.

Из комплекса документов «ApxiB Коша Hoboi Запорозькой Ci4H» («Архив Войска Новой Запорожской Сечи») в диссертационном исследовании использовались материалы дипломатической переписки между государственными деятелями Малороссии, Крымского ханства, России и Польши. Кроме того, в указанном сборнике содержатся делопроизводственные материалы различных административных инстанций, переписка между ними и доклады представителей отдельных территорий. В него включены «доношения» об общей ситуации на границе Малороссии с соседними государствами и о приграничных конфликтах, распоряжения украинских органов власти; судебно-следственная документация — жалобы иностранных подданных малороссийским и русским властям на действия казаков и разбирательства по этому поводу и др.

В сборнике «Гкштична icTopifl Гетьманщиш XVIII ст.»15 широко представлено законодательство, инструктивные и распорядительные материалы и переписка между высшими российскими и высшими украинскими (малороссийскими) органами власти. Анализ данного корпуса законодательной и делопроизводственной документации позволяет лучше понять, как регулировалась смена гетманов, и какова была роль центральной власти в подобных политических событиях, определить объем полномочий местных властей.

Изучение делопроизводственных материалов, характеризующих отдельные аспекты переселенческой политики русского государства в пределах его малороссийских владений16, (данные документы относятся к середине XVIII в.) дает дополнительную информацию о степени участия иностранного фактора в формировании национально-культурной самобытности Малороссии, а также позволяет детально реконструировать этапы заселения отдельных малороссийских территорий выходцами из европейских государств.

Значительный интерес для работы представляет также делопроизводственная документация, отражающая разведывательную

17 деятельность, которая осуществлялась казачеством в пользу России .

Поскольку казаки не только производили разведку в сопредельных с малороссийской территорией землях, но и совершали на них грабительские набеги, угоняя у тамошнего населения скот и забирая имущество, среди документации, относящейся к периоду существования Малороссии, присутствует большой блок судебно-следственных материалов, включающий жалобы потерпевшей стороны, а также касающийся выяснения обстоятельств этих набегов и санкций за них, запретов осуществлять набеги в дальнейшем. Такого рода инциденты бывали, как правило, взаимными: и поляки, и крымские татары тоже нападали на малороссийские земли. Организация отпора агрессии на территорию края была одной из важнейших задач, стоящих перед малороссийскими и русскими властями. Данная ситуация нашла свое отражение в российском законодательстве, и в частности, в «Указе императрицы Анны Иоановны гетману Даниилу Апостолу о принятии мер против нападений поляков и захвата ими земель, отошедших согласно

1Я вечному миру 1686 года к России» , в «Чолобитно1 гетьмана Данила Апостола вщ 11 листопада 1728 р. Колегн шоземних справ про прискорення виршення питания про захоплення поляками грунйв, naciK, люов та ш у мешканщв прикордонних поселень»19 («Челобитной гетмана Даниила Апостола от 11 ноября 1728 г. Коллегии иностранных дел об ускорении завершения разбирательства по делу о захвате поляками земель, пасек, лесов и прочего у жителей приграничных поселений»), «Ордер! ГенеральноТ вшськовоТ канцеляри в1д 18 Ычня 1751 р. про заборону запорожцям нападати на польсью та турецью землЬ20 («Ордер Генеральной войсковой канцелярии от 18 января 1751 г. о запрещении запорожцам нападать на польские и турецкие земли»).

При выявлении истоков самобытности украинского народа нельзя не обратить внимание на украинский эпос, имеющий форму цикла песен, получивших название «думы»21 и отличающихся непосредственной связью с исторической действительностью. В них отображены трагические картины опустошительных турецких и татарских набегов на украинские (малороссийские) земли, угон мирных жителей в рабство, подвиги и предательства казачьих вождей и другие события и картины жизни Украины XV-XVII вв. Герои украинского эпоса зачастую имеют своих исторических прототипов, имена которых упоминаются в летописях и хрониках22. Изучение эпических произведений позволяет выявить народную оценку и интерпретацию событий и исторических личностей вышеуказанного периода. Поскольку большинство дум отражает реальные исторические события, содержание этих произведений устного творчества дает возможность понять, что волновало народ Украины (Малороссии) в эпоху становления его национально-культурной самобытности, и в каких условиях оно происходило, понять, что могло послужить катализатором данного процесса.

Историография проблемы. Диссертационное исследование является междисциплинарным по своему характеру, так как разрабатывается на стыке культурологии, истории культуры, истории политической культуры, региональной истории, микроистории. Л Следовательно, в историографии можно выделить группы работ, посвященные исследованию культурных традиций, самобытности, политической культуре, истории Малороссии и региональной истории.

Отечественная наука трактует традицию как «элементы социального и культурного наследия, передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определенных обществах, классах и социальных группах в течение длительного времени. В качестве традиций выступают определенные общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи, обычаи, обряды и т. д. Те или иные традиции действуют в любом обществе и во всех областях общественной жизни» . Традиции служат сохранению сложившихся общественных и культурных форм и наряду с этим способствуют развитию творческих начал в общественных отношениях и культуре.

Поскольку традиция проявляет себя в разных сферах и формах, стали привычными словосочетания «научная традиция», «философская традиция», «культурная традиция», «художественная традиция» и др. Нередко понятие «традиция» относят ко всем сферам жизнедеятельности этноса и выделяют производственную, семейную, национальную, научную, ритуальную, фольклорную и другие традиции24. Кроме того, предлагается рассматривать традицию в качестве одной из «форм наследования культуры»; как «социальную память»; как «культурную преемственность»25 Если традиции институциализируются, то их следует понимать как «механизм воспроизводства социальных институтов и норм, когда необходимость сохранения этих норм оправдывается самим фактом их существования в прошлом» .

В массовой культуре понятие «традиция» обычно ассоциируется с такими способами культурного наследования как миф, фольклор, религия, бытовые обряды. Среди ученых нередко возникали споры о том, следует ли понимать термин «традиция» в широком значении или разумнее относить его только к обычаям и обрядам. Большая часть исследователей склонна видеть в традиции общественное наследие, считать традиции составной частью психологического склада нации, «"ядром" идентичности того или иного этноса» . «корнями» людей, к которым те обращаются в

28 поисках психологической опоры . При таком подходе используется широкое значение слова традиция, оно фактически становится синонимом

29 п слова «культура» . В этом случае «культура предстает как «совокупность общественных традиций» . Однако, термин «культура» обозначает сам

31 феномен, а «традиция» — механизм его функционирования.» В то же время традиция выполняет ряд культурных функций: «а) устанавливает преемственность культуры, б) служит каналом хранения и передачи информации и ценностей от поколения к поколению, в) выступают механизмом социализации и инкультурации людей, г) выполняют селективную функцию отбора подобающих образцов поведения и ценностей» . Традиция — это «механизм самосохранения, воспроизводства и регенерации этнической культуры как системы. Традиции включают в себя. сгусток социально-исторического опыта людей»33 и является одним из механизмов изменения общества.

По мнению Андронаки Г.Д. и Васильевой В.В., традиция (базовое понятие в фольклористике и культурологии) может пониматься «и как один из механизмов культуры, «сеть связей настоящего с прошлым»34, и как «система представлений и ценностей». С точки зрения Слепцова П.А, терминами «традиция», «традиционная культура» следует обозначать «компоненты культуры исторически более ранние, наиболее стабильные, устойчивые, несущие основную этническую нагрузку и составляющие как бы ее каркас» .

Достаточно емкое определение понятия «культурная традиция» было предложено Э.С. Маркаряном. По его определению, «культурная традиция — это выраженный в социально-организованных стереотипах групповой опыт, который путем пространственно-временной трансмиссии аккумулируется и воспроизводится в различных человеческих

Ч 7 коллективах» . Другими словами, традиция — это сеть (система) связей настоящего с прошлым. При ее помощи совершается накопление, отбор и главное стереотипизация и передача опыта этноса. Для того чтобы функционировать, каждое человеческое общество должно иметь сложившуюся систему культуры, отстоявшиеся традиции. Такое определение «культурной традиции» подчеркивает ее фундаментальный характер. И в этом плане, как «родовое» понятие традиция включает в себя на уровне «вида» такие категории как «обычай», «обряд», «ритуал».

По мнению Лурье С., традиция теснейшим образом связана с менталитетом. С ее точки зрения, понятие «менталитет» «подразумевает подвижность, соотнесенность как с прошлым, так и с настоящим, возможность сколь угодно глубоких внутренних противоречий» . В этом смысле «традиция выражается в менталитете народа, или точнее: менталитет — нематериализуемая составляющая традиции»39 и ее актуализированная составляющая. Действительно, особенности мировосприятия и самосознания играют в истории того или иного народа, того или иного государства заметную роль. На них и на традициях основывается самобытность народа, этноса.

Вторую группу исследований составляют работы, рассматривающие проблему самобытности40. Процесс осознания национальной, национально-культурной самобытности является реальностью и современного общества и одним из факторов, направляющих его развитие. Во многом это связано с попыткой целых народов по-новому осмыслить свое духовное наследие, а также свою роль и место в мире. Определение «национальная самобытность» позволяет конкретизировать, что речь идет о самобытности целого народа, а не какой-либо отдельной личности. Национальная самобытность есть бытие, ограниченное историческими рамками отдельно взятого народа. Она предполагает наличие неких компонентов культурного достояния общества, которые постоянно проявляются и оказываются функционально необходимыми на новых этапах его существования, обеспечивая его самосохранение при всех изменениях, происходящих внутри и во вне его41. Национальная самобытность является основой сохранения исторического этноса42. Осознание ее посредством изучения явлений прошлого позволяет лучше понять явления и процессы, происходящие в современном обществе. Понятие «самобытность» тесно связано с политическими, понятиями «независимость» и «суверенитет». Самобытность — существенное и постоянное проявление тех компонентов культурного достояния общества, которые оказываются функционально необходимыми на новых этапах его существования, обеспечивая его самосохранение и идентичность при всех изменениях в нормативно ценностной и смысловой сферах43.

Самобытность можно определить и как способность поддержания присущих данному обществу принципов социокультурной регуляции в различных ситуациях.

На формирование малороссийской (украинской) самобытности весьма существенное влияние оказала система власти и управления, действовавшая в Малороссии, а также те практики управления, которые функционировали в этом регионе во второй половине XVII-XVIII вв. Для анализа этого фактора привлекается концепция политической культуры и исследования по данной проблеме.

Термин «политическая культура» был предложен американским политологом Г. Алмондом в 1950-е - 1960-е гг. В современной политической науке распространены две группы базовых концепций политической культуры. Первая группа вслед за Алмондом видит в политической культуре «специфические политические ориентации — установки по отношению к политической системе и ее различным частям и установки по отношению к собственной роли в системе.»44. Ко второй группе относятся исследователи, которые включают в политическую культуру еще и образцы политического поведения.

С 80-х годов XX в. термин «политическая культура» в своих исследованиях начали широко использовать историки (сначала западные историки-русисты, а затем и отечественные исследователи). При этом их понимание политической культуры было ближе ко второй группе политологических концепций. Перспективность использования концепции политической культуры в историко-культурных исследованиях была недавно отмечена М.М. Кромом45. Он предложил в качестве базового определение политической культуры определение В. Кивельсон: «зона пересечения между политическими практиками и структурами — и культурными ожиданиями, нормами и ценностями»46.

Политическая культура не является простой составляющей культуры того или иного общества. Она формируется на пересечении общих культурных установок и системы политических институтов. Таким образом, взаимосвязь между культурными традициями социума и его политической культурой достаточно сложна и отношения между ними носят двусторонний характер. В этом смысле можно говорить о возможности как прямой, так и обратной связи между двумя этими феноменами.

Следует принимать во внимание, что политическая культура не монолитна, а обладает сложной внутренней структурой, включающие подсистемы политических ориентаций, отличающиеся от политической культуры в целом — политические субкультуры.

Наряду с понятием «политическая культура», в политологии одним из центральных, дающим ключ к пониманию политических институтов, политических движений и самой политики, является понятие «власть». Существует достаточно большое количество определений термина «власть»: бихевиористские, телеологические, инструменталистские, структуралистские и др.47

Современная политическая наука считает, что «"власть есть волевое отношение между людьми", фактор, необходимый доля поддержания целостности и единства любого общества и для организации общественного производства; власть — это способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств: воли, авторитета, права, насилия' власть есть осуществление влияния на процессы, происходящие внутри системы» . Считается, что класс, группа или индивид обладают властью, если они имеют реальную возможность и способность проводить свою волю, выраженную в политике и реализовывать свои цели49.

Власть присутствует во всех отношениях между людьми. К орудиям власти относят государство, политическую организацию общества, средства управления, методы управления (принуждение, убеждение, насилие). Иногда власть можно отождествлять с ее орудиями и «рассматривать как политическое господство и как систему государственных органов»50.

Однако власть есть не только сила направляющая, но и сама «порождается общественными силами, т.е. в известном смысле им подчинена и без их поддержки не может существовать»51, т. е. власть является следствием психической природы человека. Чаще всего проявлениям власти присущ общественный характер, и главной целью власти становится создание и поддержание необходимого носителям власти порядка. В Малороссии способность власти оказывать формирующее воздействие на общество привела к тому, что возглавившее регион казачество оказывало влияние на все малороссийское общество наделяя его своими чертами. В итоге черты казачьей корпоративной культуры были перенесены на все население Малороссии и легли в основу национально-культурной самобытности украинского народа.

Отдельную группу работ при разработке темы диссертации составили исследования по истории и истории культуры Украины. Изучение малороссийской (украинской) истории началось в XIX в. Тогда же формируются основные направления украинской историографии. Дифференциация историографии была обусловлена следующими обстоятельствами. Часть ученых, занимавшихся историей Украины, придерживалась националистических взглядов и негативно относилась к самому факту воссоединения Украины с Россией в 1654 году и к его последствиям (первая четверть XIX в, «История руссов или Малой России»52). Другая часть историков данное событие оценивала положительно (Соловьев С.М. «История России с древнейших времен»53). В рамках двух направлений существовали, как крайние, так и умеренные взгляды на исторические события изучаемого временного периода.

Советское время внесло определенную корректировку в подходы к изучению истории Малороссии и Украины. В работах советских историков воссоединение Украины с Россией преподносилось исключительно как положительный факт, противоположные суждения по этому вопросу нередко расценивались как фальсификация истории. В XX в. значительное количество работ и исследований по украинской истории, включая ее малороссийский период, было создано российскими эмигрантами за рубежом. В них можно встретить самые разные (как и в отечественной историографии) оценки событий малороссийского и украинского прошлого.

В первой четверти XIX в. (точная дата неизвестна) вышла знаменитая «История русов или Малой России»54 (ее автор также неизвестен) — первое масштабное произведение по украинской истории, на страницах которого предпринята попытка дать полную картину всей истории украинского народа. «История русов» не признает существования единого русского народа, говорит об исконной обособленности украинцев от великороссов, Малороссия преподносится как изначально казачье государство. Появление «Истории русов» «подхлестнуло» интерес образованных кругов Российской империи к изучению украинского прошлого. Она оказала влияние на творчество многих писателей и историков XIX в. В их числе А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, К.Ф. Рылеев, Н.И. Костомаров и др.

К числу первых крупных исследователей истории Украины относятся Д.Н. Бантыш-Каменский, A.M. Лазаревский, Н.И. Костомаров, А.О. Скальковский, Д.И. Яворницкий. В XIX в. главная роль в исторической науке отводилась изучению российской истории в целом, а не истории других народов страны. Важной заслугой этих ученых можно считать то, что они первыми в отечественной исторической науке обратились к изучению истории Малороссии, хотя и рассматривали ее как неотъемлемую часть Российской империи. Они видели эту территорию как некую самобытную культурную единицу, признавали наличие здесь определенного пласта историко-культурных традиций и выделяли множество особенностей.

В работах вышеперечисленных историков была представлена и история вхождения Малороссии в состав Российского государства. Кроме того, ими было собрано много фактического материала, иллюстрировавшего прошлое как Малороссии в целом, так и Запорожской Сечи. В их исследованиях можно найти подробное описание внутреннего устройства Малороссии в Различные хронологические периоды. Они также содержат немало информации касающейся аспектов местного самоуправления в данном регионе, а также управления им из центра. Особенно детально эти аспекты малороссийской истории представлены в работах Н.И. Костомарова55 и Д.И. Яворницкого. Следует отметить, что первый ученый исследовал Малороссию в целом, тогда как труды другого историка посвящены в основном прошлому Запорожской Сечи, и им создано фундаментальное сочинение «История запорожских козаков»56.

В работах Д.Н. Бантыш-Каменского57 украинская история рассматривается, как правило, в тесной связи с историей всей России, хотя и отмечается значительная самостоятельность Малороссии периода ее автономного существования в границах Российского государства. Независимость Малороссии от центральной власти всегда была тесно связана с внешнеполитической активностью ее лидеров, с наличием у них возможности свободно, не оглядываясь на Россию выстраивать собственную внешнюю политику. Для освещения данного аспекта малороссийской истории, очень большое значение имеет многотомный труд Д.Н. Бантыш-Каменского «Обзор внешних сношений России (по 1800 год)»58. Особый интерес представляют те разделы, в которых речь идет о российско-польских и российско-турецких отношениях, так как в них украинский вопрос нередко являлся ключевым.

Крупным исследователем истории Запорожской Сечи и Новороссийского края является А.О. Скальковский. Среди его работ одно из первых мест занимает «1стор1я НовоТ Очи, або останнього Коша Запорозького»59. Этот научный труд посвящен истории запорожского казачества и описанию положения малороссийского казачества в целом, в том числе речь в нем идет о системе казачьего управления Войска Запорожского, оказавшей сильное влияние на все внутреннее управление Малороссией и на формирование в ней особых черт национальной самобытности, сделавших ее в восприятии многих современников «казачьей страной».

К началу XX в. в Киеве сложилась школа украинских историков-экономистов, основателем и идейным вдохновителем которой был М.В. Довнар-Запольский. С этим научным обществом связано начало деятельности М.С. Грушевского, которого обычно называют «патриархом украинской исторической науки и по совместительству творцом украинской государственности»60. Основным его сочинением явилась «История Украины-Руси»61, впервые изданная в 1913 г. В связи с возникновением целой плеяды украинских историков, представлявших данную научную школу, появилась точка зрения, что революционные события начала XX в. «были периодом становления Украины и периодом первых попыток осознания своей истории именно на народном, а не элитарном уровне»62.

Многие историки, занимавшиеся изучением прошлого Украины, как в XIX, так и в XX вв., большое внимание уделяли роли и значению иностранного фактора на данной территории. Иностранное влияние в истории края и в формировании малороссийской национально-культурной самобытности было велико, поскольку малороссийский регион занимал приграничное положение и постоянно находился в сфере геополитических интересов трех государств — России, Речи Посполитой и Крымского ханства. Шел процесс переселения в Россию представителей многих государств и народов (особенно славян, спасавшихся от турецкого или польского угнетения), и большинство их оседало именно в малороссийских землях. Подобная непрерывная этнокультурная интеграция влияла на формирование самобытных черт малороссийского (украинского) населения, а также требовала от властей особого подхода к организации управления данной территорией. В ряду работ, отражающих этот аспекта украинской истории, следует отметить «Шведьско-Укра'шський союз 1708р.»63 М.С.Грушевского. В пору первого выхода книги в свет, считалось, что факт украинско-шведского союза очень трудно доказать. Дело в том, что большинство документов, проливающих свет на обстоятельства переговоров малороссийских владык со шведами, были утрачены в ходе русско-шведской войны в первой четверти XVIII в. Однако, Грушевский смог подробно представить весьма сложный и запутанный момент истории Малороссии, когда влияние иностранного фактора на нее ощущалось весьма сильно. Впоследствии тема украинско-шведских связей была раскрыта Грушевским более глубоко в его «Истории Украины-Руси», первые тома которой вышли во Львове еще в 1905 г. В первой четверти XX в. «История Украины-Руси» вышла полностью, в одиннадцати томах, и в дальнейшем неоднократно переиздавалась как в нашей стране, так и за рубежом.

Участие Малороссии в международных отношениях и иностранное влияние на ее культуру и национальную самобытность нашло отражение в работах, посвященных изучению общероссийской истории. Например, в работе С.М. Соловьева «История России с древнейших времен»64.

Новый этап в изучении малороссийской и украинской истории начался после Октябрьской революции 1917 года. Новая власть провозгласила идею интернационализма. На этой волне началось изучение истории и культуры отдельных народов России (а значит и украинского), а впоследствии - народов Советского Союза. Первоначально основное внимание уделялось исследованию их новейшей истории, т.е. периода революции и Гражданской войны. Перед историками ставилась задача, отказаться от царистского прошлого.

В 1930-е годы из-за значительных изменений в международной обстановке, появилась необходимость укреплять патриотизм народа и улучшать межнациональные отношения. На государственном уровне началось возрождение интереса к досоветской отечественной истории. Была выдвинута идея солидарности славянских народов, их единения против общего врага. Центром такого славянского единства, по мнению властей, должна была стать Россия. Таким образом изучение истории славянских народов постепенно приобрело политическую значимость. Тем не менее, несмотря на возникший, казалось бы, интерес к славянской тематике, каких-либо масштабных, значимых работ по истории Малороссии XVII-XVIII вв. в довоенное время создано не было. Однако, следует отметить, посвященный опять же общероссийской истории, труд Ю.В. Готье «История областного управления в России от Петра I до Екатерины II.» К сожалению, был издан только один том, который называется «Органы надзора. Чрезвычайные и временные областные учреждения. Развитие мысли о преобразовании областного управления. Упразднение учреждений. 1727»65. В этом исследовании уделено внимание вопросу развития системы управления Малороссией, но представлены лишь центральные органы управления этим регионом.

Значительная масса трудов по малороссийской и украинской истории была создана на протяжении XX в. за рубежом, исследователями-эмигрантами. Представителей эмигрантского сообщества многие из своих работ посвятили исследованию взаимоотношений малороссиян и украинцев с другими народами в разные времена. Интерес историков к данной тематике вероятно, был обусловлен тем, что начинали разработку подобных тем, оказавшись за границей, почувствовав местную среду и, не желая «раствориться» в ней, искали духовную опору в прошлом своей страны. Среди эмигрантских работ имеются как откровенно антироссийские (И. Борщак, Р. Мортель «Иван Мазепа: Життя й пориви великого гетьмана»66; «Д1ярш гетьмана Пилипа Орлика»67; Бирчак

• • •

Карпатська Украша: Спомши й переж!вання: Нащя в походи» ; и др.), так и такие, авторы которых пытались разобраться в сущности событий малороссийского и украинского прошлого, не делая акцент именно на негативных аспектах российского влияния (М. Антонович «История Украины»69).

В эмиграции создала многие из своих работ Н. Полонская-Василенко. Следует отметить ее работу70 по истории Украины, в которой при описании каждого периода украинской истории автор выделила особые разделы, где рассмотрела развитие органов управления Малороссией в отдельные периоды, картины развития права и правовых отношений в малороссийском регионе. В связи с этим вышеуказанная работа Н. Полонской-Василенко представляется очень важной для разработки темы данного диссертационного исследования.

К трехсотлетию воссоединения Украины с Россией в СССР вышел ряд монографий и сборников статей, посвященных проблемам взаимоотношений украинского и русского народов (например, «Великая дружба. Сборник, посвященный трехсотлетию воссоединения Украины с Россией»71, изданный в 1954 г.). Большинство их были посвящены теме освободительной борьбы украинского народа за независимость, причем многие авторы были сосредоточены не столько на фактологической стороне вопроса, сколько на эмоциональной: практически во всех исследованиях превозносилась дружба народов.

Тема воссоединения Украины с Россией в канун юбилея данного события не осталась без внимания российских и украинских историков в эмиграции. Отношение к воссоединению Украины с Россией и к их совместному историческому пути среди историков-эмигрантов не было таким восторженным, как в Советском Союзе, нередко звучали негативные оценки данного события. Работы историков эмигрантов, созданные в 1950-е — 60-е гг., содержали главным образом разработку идеологических проблем в области русско-украинских отношений. Зачастую неприятие этими историками советского строя и советской власти как бы переходило в неприятие всяческого российского влияния в Малороссии и на Украине во все исторические периоды. Нередко в их работах присутствовало обращение к темам борьбы отдельных украинских вождей против России.

В 1960-е гг. в Нью-Йорке вышла и вызвала бурную полемику монография Н.И. Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма». В ней автор предпринял полномасштабную попытку отойти от националистического подхода к изучению украинского, в т.ч. и малороссийского, прошлого. На страницах своей работы он выразил отрицательное отношение к украинскому «самостийничеству», как к искусственному творению незначительной части украинской интеллигенции. По мнению Н.И. Ульянова, «за все триста лет пребывания в составе Российского государства Малороссия-Украина не была ни

79 колонией, ни «порабощенной народностью» .

Наряду с работами по общеукраинской истории, за границей в 1950-е — 60-е гг. осуществлялась публикация трудов, посвященных истории казачества. Следует отметить работу Вовка В. , изданную в Мюнхене в 1956 г., и содержащую много сведений и о войсковой структуре и социальном сообществе казачества, о влиянии его на становление малороссийской и украинской культуры. Несколько ранее, в Торонто, вышла работа Б. Болотенко «Козацтво i Укра'ша»74.

В 1960-е — 70-е гг. украинская тема отечественными историками разрабатывалась недостаточно динамично. Большинство появившихся тогда исследований носили обобщенный характер, как «История Украинской ССР»75, «История городов и сел УССР». История Малороссии и Украины в них представлена как история революционной борьбы. Сведений о государственном и правовом устройстве украинского региона в вышеназванных работах очень мало, Все сведения по данным вопросам не отличаются какой-либо новизной.

В 1980-е гг. при изучении украинской истории все меньше места отводилось теме освободительной борьбы во всех ее проявлениях. На рассмотрение выносились вопросы, касающихся иных аспектов малороссийского и украинского прошлого. В 1980-е гг. вышли работы А.И. Гуржия «Эволюция феодальных отношений на Левобережной

Украине в первой половине XVIII века» , А.И. Путро «Левобережная Украина в составе Российского государства во второй половине XVIII

77 века» . В данных сочинениях большое внимание уделено изучению проблем формирования управления малороссийским (украинским) регионом, как из центра, так и на местах. В книге А.И. Путро, кроме того, рассматривается вопрос возникновения и функционирования в Малороссии и на Украине магдебургского права. В данных исследованиях принадлежность этого края к Российскому государству уже не выглядит само собой разумеющимся фактом, вырисовывается идея наличия неких русско-украинских отношений на протяжении всей совместной истории двух народов.

Из зарубежной исторической литературы, вышедшей в 1980-е гг. и принадлежащей перу иностранных авторов, следует отметить работу

Ю. Бардаха «История государства и права Польши» , в которой автор значительное внимание уделяет осмыслению польского влияния, как правового, так и политического, в украинских землях. Следует отметить книгу также польских авторов М. Богуцки и Н. Самсоновича «Dzieje miast

70

I mieszczanstwa w Polsce przedrozbiorowej» («Жизнь городов и городского сословия в Польше до ее разделов»). В ней очень подробно освещено местное самоуправление в землях Короны Польской, магдебургское право Польши. Она позволяет более глубоко понять ту систему, которая оказала серьезное влияние на формирование национально-культурной самобытности малороссийского населения. Многие из применявшихся в Речи Посполитой правовых и законодательных норм были распространены в Малороссии и сделались неотъемлемую частью ее правовой и политической культуры.

После распада Советского Союза, в независимой Украине началась энергичная пропаганда национальной истории собственной страны. Власть активно поддерживала интерес ученых к изучению прошлого украинского народа. В результате, на Украине было переиздано или издано впервые множество работ по ее истории, относящихся к самым разным периодам и освещавших различные моменты украинской истории. В настоящее времы сложилось два основных подхода: 1 рассмотрение России как врага и угнетателя украинского народа80; 2) попытка видеть в отношениях с Россией конструктивные начала и положительные стороны81. Для раскрытия темы данного диссертационного исследования очень большой интерес представляют работы А. Гуржия , JI. Мельника , Б. Сушинского84. Помимо наличия очень интересного фактического материала, в их работах представлено много документов, касающихся вопросов управления Малороссией XVII-XVIII вв., причем часть из них опубликована впервые. Б. Сушинским проанализирована деятельность болем двухсот исторических деятелей Украины-Гетманщины, в том числе обычно малоизвестных историкам.

Практическая значимость работы. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской деятельности и преподавательской работе, при разработке общих и специальных курсов по истории и теории культуры, отечественной истории, истории Украины, краеведению и регионоведению. Отдельные положения диссертации могут быть востребованы в экскурсионно-туристической практике, а также при разработке справочно-энциклопедических изданий.

Апробация выводов, выносимых на защиту.

Отдельные положения и выводы диссертации были изложены в статьях, тезисах и выступлениях на заседаниях методологического семинара молодых ученых в Российском институте культурологии, на научной конференции «Образование в пространстве культуры» (Москва, 2004 г.), на ежегодных конференциях-семинарах молодых ученых «Науки о культуре — шаг в XXI век» (Москва, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005 гг.).

Структура диссертации обусловлена задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения. В приложении приводится список использованных источников и литературы, схема малороссийских органов управления, список малороссийских гетманов, украинский календарь.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Богачева, Лариса Валерьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования было выявлено, что зарождение украинской национально-культурной самобытности происходило в XVII-XVIII вв. в регионе Малороссии. Уникальность феномена национально-культурной самобытности украинцев заключается в том, что базой ее возникновения и сохранения были преимущественно социокультурные факторы — государственно-управленческий, правовой, геополитический. Под воздействием преимущественно данных факторов формировались украинские культурные традиции, которые способствовали как поддержанию, так и развитию самобытности украинцев. Традиции эпохи возникновения самобытности украинцев широко отражены в украинском фольклоре и даже послужили почвой для появления украинского эпоса.

Государственно-управленческий фактор начал активно влиять на жизнь Малороссии после воссоединения региона с Россией. В Малороссии с середины XVII до последней четверти XVIII вв. действовала местная самобытная система власти и управления, созданная по образцу казачьего войска, на основе войсковых казачьих традиций и получившая название Гетманщины. Она стала ярким выражением малороссийской (украинской) национально-культурной самобытности и способствовала ее развитию и поддержанию, а также формированию собственной политической культуры.

Возглавлял Малороссию гетман, одновременно являвшийся верховным предводителем казачества. Вместе с ним регионом правила казачья старшина различного ранга, почти все должности в управленческом аппарате края занимали представители казачества. Во второй половине XVII в. наличие независимой системы власти и управления стало символом украинской самостийности. Это нашло отражение в фольклорных преданиях о славных гетманах и их сподвижниках, в легендах и сказаниях о «золотом веке» казачества: в сознании людей откладывалась тоска по тем славным временам светлого прошлого, которое ассоциировалось в первую очередь с наличием в Малороссии независимого правления и казачьих органов власти.

Впоследствии сохранение данной системы сделалось важным лозунгом сторонников отделения Украины от России.

Влияние государственно-управленческого фактора на становление украинской национально-культурной самобытности возросло после завершения начатого в эпоху Хмельнитчины политического и институционального формирования малороссийской системы управления. Благодаря своему господствующему положению в Малороссии, казачья старшина обладала возможностью влиять на различные сферы жизни всего населения края. Она имела право проводить как внутреннюю, так и внешнюю политику.

Значимые особенности в социальном и политическом устройстве к Малороссии стали причиной того, что в XVII — начале XVIII вв. «великие державы» — Швеция, Франция, Османская и Австрийская империи, Речь Посполитая — рассматривали ее как независимое политическое образование, не признавая в полной мере права России на владение малороссийскими землями. Внешнеполитическая активность старшины препятствовала скорейшей интеграции Малороссии в состав Российского государства. Политика казачьей старшины способствовала возникновению в регионе собственных культурных традиций, в том числе так называемых «прав и k вольностей казачьих» и «казачьей демократии», переставших во второй половине XVII в. быть явлением казачьей субкультуры и распространившихся на все малороссийское население.

Стремление казаков к свободе оказывало серьезное влияние на процесс формирования их идеологии и социально-политической структуры, превращало казачество в единое социокультурное сообщество. Обывателя же той эпохи привлекало в казачестве то, что даже рядовые казаки обладали правами и вольностями, недоступными для большинства представителей простонародья. Распространение казачьих традиций среди иных социальных групп, их популярность объединяли малороссийское общество, способствуя формированию самобытной культуры будущих украинцев, специфических черт их национального характера.

Кроме казачьих традиций и обычаев на формирование особой системы государственно-политического устройства Малороссии оказывали значительное влияние польские и великороссийские традиции в данной сфере. Из числа культурных заимствований, сделанных малороссиянами у соседних народов, большое значение для становления украинской самобытности оказали те из них, что относились к области управления. До второй половины XVII в. в малороссийском регионе преобладало польское влияние. Тогда казачество копировало на свой лад структуру органов управления Польско-Литовского государства, его методы управления («шляхетская республика»).

Со второй половины XVII в. постепенно начало превалировать великороссийское влияние на систему власти в Малороссии. Данное изменение нашло выражение во все большей централизации (по российскому примеру) управления краем, сосредоточении всех значимых политико-управленческих функций у гетмана и генеральной старшины, в ограничении роли казачьих рад и последующем их вытеснении. Центральная общероссийская власть до начала XVIII в. почти не вмешивалась в деятельность малороссийской администрации.

Наряду с изменениями в местной малороссийской системе власти и управления, на протяжении второй половины XVII-XVIII вв. росла и доля влияния центра и общероссийской власти на внутриукраинские дела. В XVIII в. развернулась упорная борьба между центром и гетманско-старшинской администрацией за власть над Малороссией. Самая активная ее фаза пришлась на эпоху Петра I, особенно на 1710-е — 1720-е гг. Полное подчинение казачьих органов управления общероссийским совершилось к концу указанного столетия. Преобразования, касавшиеся Малороссии, проведенные в данный период, затронули лишь высшие структуры власти в крае, но не систему управления им, выстроенную на основе казачьих традиций и обычаев.

Тем не менее, в результате реформы возросло воздействие государственно-управленческого фактора на жизнь Малороссии. Он стал проявляться не только во влиянии местных властей, по-прежнему представленных казачеством, в нем существенно возросла доля влияния центра, общероссийских органов управления.

Начатое Петром I формирование государственно-управленческих структур малороссийской территории планомерно осуществлялось его царственными преемниками с 1720-х по 1790-е гг. и завершилось к концу XVIII в. В результате увеличилась возможность государства влиять на все процессы, происходившие в крае, и уменьшалась доля участия казачества в малороссийских властных структурах, сократилось его политическое и культурное влияние в Малороссии.

Существенное влияние на формирование национально-культурной самобытности оказывал правовой фактор. Начавший формироваться в условиях нахождения под властью Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, феномен самобытной малороссийской системы права получил выражение только после воссоединения Украины с Россией в середине XVII в. Приграничное положение края, его открытость для иностранного влияния обеспечили комплексный характер его системы права, впитавшей в себя элементы польско-литовского и немецкого права, казачьих обычаев и традиций, российского права.

Последовавшие после воссоединения с Россией глобальные перемены в жизни малороссийского региона были невозможны без коренных изменений в правовой сфере. Назрела необходимость изменить законодательство, правоотношения и правосознание, то есть важнейшие элементы правовой системы, ранее действовавшей в украинских владениях Польского государства. Освобождение от власти Польши способствовало тому, что на территории малороссийского края были введены в действие некоторые российские нормативно-правовые акты, а также созданные усилившейся в середине XVII столетия гетманско-старшинской властью, являвшейся главной правотворческой силой в Малороссии. Вместе с тем, после воссоединения Украины с Россией оставались в силе почти все действовавшие в крае законы, и на протяжении XVII — большей части XVIII вв. на край почти не распространялось действие общероссийского законодательства.

То обстоятельство, что правящее малороссийским регионом казачество ассоциировало себя с дворянством, и в первую очередь со шляхтой, вызвало развитие в крае правовых норм, ориентированных на утверждение и защиту шляхетских прав по польско-литовскому образцу, но адаптированных к казачьим потребностям. Очень важным проявлением правосознания казачества был вопрос о правах и вольностях, в т. ч. праве самостоятельно избирать гетмана и старшину, праве не платить налоги, праве по собственному усмотрению организовывать военные походы казаков, сохранения которых те постоянно требовали от высшей местной и государственной власти. Наличие этих прав и вольностей закрепляло сложившуюся в Малороссии систему власти и управления, а та способствовала сохранению, незыблемости прав и вольностей, потому что те обеспечивали ее существование.

К началу XVIII в. действие этих прав и вольностей распространилось на все малороссийское население. Тогда же малороссийская система права охватила новые сферы правового регулирования, в том числе юридический статус других социальных групп — крестьян и мещан, что породило отличительные особенности малороссийской правовой культуры, в том числе в военном и административном устройстве, судопроизводстве, налогообложении и проч., которые сохранились даже в течение двухсотлетнего пребывания региона в составе Российской империи. Юридическое своеобразие Малороссии давало части малороссиян ощущение своей непохожести на население сопредельных с украинской территориях.

Борьба за сохранение прав и вольностей сделалась задачей не только казаков, но и всех малороссиян. Данную идею охотно эксплуатировали сторонники отделения Малороссии от России. Потрясения, пережитые малороссиянами на протяжении XVII в. — большей части XVIII в., многочисленные войны, социальная нестабильность порождали вопросы национально-политического самоопределения.

В основу самоопределения края закладывались идеи возврата к демократическим ценностям, якобы присущим в прошлом его жителям, возврата к старинным правам и вольностям. Постоянное обращение к теме «прав и вольностей» свидетельствует о том, что правовые явления стали одним из наиболее существенных факторов в деле консолидации украинской общественно-политической мысли и формирования самосознания и государственности у целого народа. Являясь одним из сегментов национальной самобытной культуры, правовая культура Малороссии стала опорой для формирования украинской самобытности.

В XVIII в., по мере оформления России как многонациональной империи, проведение принципов просвещенческого рационализма в управлении ею требовало известной интеграции и унификации разнородных ее территорий. Однако это плохо согласовывалось с правами отдельных автономий и полуавтономий, входивших в состав России, поэтому проблема закона и права для них почти неминуемо превращалась в проблему политическую. В частности прекращение работы над малороссийским законодательством можно считать одним из проявлений четко обозначившейся к середине второй половины XVIII в. тенденции к сокращению и ликвидации малороссийской автономии.

К концу XVIII в. на территории Малороссии влияние местного права, как обычного, так и заимствованного из западноевропейских правовых систем, упало в сравнении с общероссийским, и источники собственно украинского самобытного права перестали влиять на правовую жизнь края. К концу XVIII в. завершилось, начатое в середине XVII в. вхождение украинских земель в состав Российской империи и одновременно произошло их подчинение российской правовой системе, были полностью ликвидированы элементы малороссийской казачьей государственности. Лишь на нижних уровнях власти сохранялись и в XIX в. отдельные особенности местной правовой системы.

Геополитический фактор. Регион, с XVII в. известный под названием Малороссии (Украины), располагался на центральных землях бывшего древнерусского государства — Киевской Руси. В ходе многочисленных войн и переделов территорий в XIII-XVIII вв. эти земли в разные периоды принадлежали различным государствам. С XIV в. территория Малороссии принадлежала Великому княжеству Литовскому, и ее население не стремилось к отделению от этого государства. В период пребывания края под польским господством с середины XVI до середины XVII в. малороссийское население оказалось в условиях сильного религиозного гнета, из-за разделения граждан Речи Посполитой не только по социальному, но и по конфессиональному признаку, что привело к возникновению движения за отделение Малороссии от польского государства. Особенно быстро этот процесс шел в среде казачества (хотя проблема касалась и всего украинского населения в целом) и способствовал его объединению. Обострилась самоидентификация украинцев с русским народом, представления о России идеализировались.

На развитие Малороссии влияло то обстоятельство, что она вплоть до конца XVIII в. граничила сразу с несколькими государствами. Наличие общей границы с Московским государством облегчало лидерам казачества установление контактов с царской администрацией и ведение переговоров по вопросу воссоединения Украины с Россией. С последней четверти XVII в. до 1920-х гг. большая часть украинских (малороссийских) земель входила в состав России, являясь ее форпостом на юго-западном направлении.

То обстоятельство, что во второй половине XVII-XVIII вв. Малороссия имела стратегически важное значение для Российской империи, существенно сокращало возможности центра вмешиваться во внутренние дела края.

Имперская власть не могла, не считаясь с местными особенностями региона, проводить там свои решения, чем невольно оказывала содействие сохранению данных особенностей, способствуя, таким образом, беспрепятственному формированию и закреплению черт национально-культурной самобытности украинцев.

Находясь во второй половине XVII-XVIII вв. на стыке нескольких государств, Малороссия часто оказывалась точкой пересечения их геополитических интересов и становилась ареной военных конфликтов между ними. Борьба украинцев, в первую очередь казаков, с различными иноземными захватчиками — поляками, крымскими татарами, турками, является традиционной темой украинского фольклора и главной темой украинского эпоса, большинство сюжетов которого строится на отражении перипетий данной борьбы. Во многом благодаря наличию хоть и враждебной в целом, но благоприятной для казачества внешнеполитической среды, оно получило политическое лидерство в регионе и приобрело лидерство в сфере культуры Малороссии, а казачьей культуре удалось стать к концу XVIII в. общеукраинской.

Сравнительно незначительная удаленность украинского региона от центральных районов соседних стран при отсутствии твердой власти в нем привлекали туда массу беглых крестьян и разных асоциальных элементов. Близость границ нескольких враждебных друг другу государств позволяла им легко уходить от ответственности, просто переходя в пределы соседнего государства. Представители этих групп населения составили значительную часть казачества. В условиях отсутствия сильной центральной власти власть в Малороссии к середине XVII в. оказалась в руках казачьей старшины, существенно влиявшей на управление регионом вплоть до конца XVIII в.

Наличие постоянной военной опасности способствовало востребованности казачества как воинского сословия, вело к его возвышению. Вместе с выдвижением казачества на лидерские позиции в малороссийском социуме усиливалось его влияние в Малороссии, что выразилось в распространении его традиций и обычаев среди всех групп и слоев малороссийского населения. Государственно-политическое и социальное устройство Малороссии вырабатывалось в обстановке непрекращающегося российско-польского военного конфликта.

Во второй половине XVII — начале XVIII вв. особенно сильно влияла на Малороссию политика европейских государств, в первую очередь Речи Посполитой. Поэтому Россия смогла завершить воссоединение всех украинских земель лишь тогда, когда в конце XVIII в. покончила с этим главным претендентом на них. В XVIII в. сохранению Малороссии в наиболее благоприятных для ее развития условиях в составе России способствовала неудачная внешняя политика Швеции, приведшая к подрыву как ее собственного могущества, так и окончательному падению польского. После ослабления Швеции и Польши влияние геополитического фактора на жизнь Малороссии заметно сократилось.

С XVI в. и до конца XVIII в. и Россия, и Польша вынуждены были противостоять постоянной военной угрозе с юга, исходящей от турок и, особенно, от крымских татар. Последние совершали частые набеги на русские и польские окраины, грабя и опустошая их. Основной их целью было взятие полона, то есть рабов из местного населения, и последующая продажа их в Турцию и в некоторые европейские страны. Увод в полон, пребывание в полоне, освобождение из него является одной из главных тем украинского фольклора. В XVI-XVII вв. от этой проблемы больше страдала Польша, чем Россия. Чтобы решить ее и, следовательно, устранить данное негативное воздействие геополитического фактора, Польша искала разные пути. Еще в XVI в. одним из таких путей стало привлечение Речью Посполитой к противодействию турецко-татарской агрессии малороссийских казаков.

После воссоединения Украины с Россией, московская власть тоже стала опираться на казачество для борьбы с турками и татарами, а также с поляками. Таким образом, геополитический фактор (в первую очередь активная внешняя политика Османской империи и Крымского ханства) способствовал росту значения и авторитета казачества, которое, усилившись, само стало представлять опасность для польского господства в Малороссии.

Влияние геополитического фактора на Малороссию прослеживается и в том, что в XVII-XVIII вв. ни одно из имевших политический вес европейских государств, претендовавших на Малороссию, до конца XVIII в. не имело возможности установить эффективный контроль над регионом. Поэтому в крае появились возможности для развития собственной культуры, не подавляемой культурой метрополии. Кроме того, приграничное положение Малороссии, ее нахождение в течение длительного временного периода на стыке различных культур способствовало широкому культурному обмену между малороссийским населением и народами сопредельных стран.

Все вышеперечисленные факторы активно взаимодействовали в социокультурной среде Малороссии и способствовали появлению там собственной национально-культурной самобытности и сохранению ее даже в период длительного (с 1654 г. до 1920-х гг.) пребывания украинских земель в составе Российского государства. На протяжении второй половины XVII-XVIII вв. перечисленные факторы действовали одновременно, периоды доминирования того или иного фактора определить невозможно.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Богачева, Лариса Валерьевна, 2006 год

1. ApxiB Коша Hoboi Запорозькой Очи. Кшв: НАН Укра'ши. 1998. 694 с.

2. Бушевский мирный договор 1617 г. между Польшей и Турцией // XIII век 7/ http://vostlit.narod.ru/Texts/Dokumenty/Polen/XVII/1600-1620/Dogo vorturk 1617/text.htm.

3. Вщомост1 вщ мешканщв Укра'ши, як! повернулися з Туреччини i Криму про перебування там польського посла. Державнш ютор1чнш apxiB УкраУш. Ф. 59. Оп. 22. Д. 1401, Лл. 1-10.

4. Вщомосп командир 1в Кан1вського та Любецького форпоспв про становище в Полыць Держ. icTopi4H. apxiB УкраТш. Ф. 59. Оп. 7. Д. 1388-1399

5. Воскресенский Н. А. Законодательные акты Петра I (редакции и проекты законов, доклады, доношения, челобитья и иностранные источники). М.: АН СССР, 1945. 516 с.

6. Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы. М.: Наука. 1953.309 с.

7. Героический эпос народов СССР. Т. 2. М., 1975

8. Государственные учреждения в России в XVIII веке (законодательные материалы). Справочное пособие. М.: МГИАИ, 1960,124 с.

9. Дневник генерального подскарбия Якова Марковича. Киев, 1985

10. Договор между «семибоярщиной» и гетманом С. Желтковским о признании польского королевича Владислава русским царем // Хронос // http://www.hronos.km.ru/dokum/! 600dok/l 6100817.htm.

11. Дозволение польським шдданим, вихщцям i3 Правобережно'1 УкраУни на поселения в мютах i селах Л1вобережноГ Укра'ши, в маетках монастир1в i помпцшав. Державнш ютор1чнш apxiB Укршш. Ф. 59. On. 1. Д. 1178. Лл. 1521,1522,1719-1722.

12. Жалованная грамота царя Алексея Михайловича гетману Богдану Хмельницкому и всему Войску Запорожскому о сохранении их прав и вольностей от 27 марта 1654 г. //Хронос» //http://www.rspu.ryazan.ru/~dante/Mirrors/hrono/dokum/1600dok/! 6540327grmt.html.

13. Законодательные акты Великого княжества Литовского X-XVI вв. Подготовленные к печати И. Яковниным. Л.: Государственное социально-экономическое издательство. 1936. 276 с.

14. Законодательные акты русского государства 2-ой половины XVI 1-ой половины XVII веков. Л.: Наука. 1986.496 с.

15. Кючук-Кайнарджийский мирный договор между Россией и Турцией от 10 июля 1774 г. // History net. Интернет для историков // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/kuchuk.htm.

16. Ништадтский мирный договор между Россией и Швецией от 30 августа 1721 г. // History net. Интернет для историков // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/nishtadt.htm.

17. Орд ер ГенеральноТ вшськовоТ канцеляри вщ 18 ачня 1751 р. про заборону запорожцям нападати на польсью та турецью земл!. Державнш юторичнш apxiB УкраТш. Ф. 51, Оп. 7. Д. 10 643, Лл. №№ 3-4.

18. Памятники русского права. М.: Изд-во политической литературы. 1961. 623 с.

19. Переписка и другие бумаги шведского короля Карла XII, польского Станислава Лещинского, татарского хана, турецкого султана, генерального писаря Ф. Орлика и киевского воеводы Иосифа Потоцкого. М., 1847

20. Письмо Богдана Хмельницкого из Переяслава царю Алексею Михайловичу с благодарностью за воссоединение Украины с Россией от 8 января 1654 г. //Украинские страницы» //http://www.ukrstor.com/dikij/dikijl-4.html.

21. Полггична icropifl Гетьманщины XVIII ст. у документах и матер1алах. //Сост. Мельник Л.Г. Киев: I3MH. 1997. 140 с.

22. Решение Земского собора о воссоединении Украины с Россией от 1 октября 1653 г. //History net. Интернет для историков //http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/1653.htm.

23. Российское законодательство Х-ХХ вв. М.: Юрид. лит. 1985. Т. 3. 568с.

24. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами //Сост. Мартене Ф. С.-Пб.:Типогр. министерства путей сообщения. 1883. Т.2. 284 е., Т.6. 216 с.

25. Статут Великого княжества Литовского 1588 г // «История Белоруссии IX-XVIII вв. Первоисточники» // http://starbel.narod.ru/statutl588.

26. Таемш лисп до Колегп шоземних справ про становище в Кримському xaHCTBi, в Полыщ, Франци, Прусп. Державнш icTopi4Hm apxiB УкраТш. Ф. 59. Оп. 22. Д. 1861, Лл. №№ 1-3.

27. Указ императрицы Анны Иоановны гетману Даниилу Апостолу о принятии мер против нападений поляков и захвата ими земель, отошедших согласно «вечному миру 1686 года к России Державнш ютор1чнш apxiB УкраТш. Ф. 1407, Оп. 4. Д. 23, Л. 1.

28. Абдуллин А.Р. Культура и символ. Уфа. 1997 г. //http://www.rbtl.ru/abdullinar/kultsimvol/ll .htm.

29. Абрамян Э.Г. Инновация и стереотипизация как механизмы развития этнической культуры //Методологические проблемы этнических культур. Материалы симпозиума. Ереван, 1978, С. 85-93.

30. Александров П.А. Северная система. Опыт исследования идей и хода внешней политики России в 1-ю половину царствования императрицы Екатерины Н.-М.,1914. 211с.

31. Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1994. 224 с. Он же. Философия права. М.: НОРМА, 1998. 336 с.

32. Алмонд ГА., Верба С. Гражданская культура и стабильная демократия //Полис: Политические исследования. 1992. № 4. С. 593-594.

33. Андриевский А. Русские конфиденты в Турции и Крыму в 1765-1768гг. Киев: Типогр. Корчак-Новицкого А., 1894. 79 с.

34. Андронаки Г.Д., Васильева В.В. Опыт лингвокультурологического анализа: песенный текст //Пермский государственный университет //http://psujourn.narod.ru/lib/vasilyeval.htm.

35. Андрусяк М. «Укра'ша»: «Краша» чи «окраУна». Прага: Пробоем, 1941. 14 с.

36. АнисимовЕ.В. Время петровских реформ. Л.: Лениздат, 1989. 496 с. Он же. Последний гетман, или под сенью тополей Украины. //«Аналитический еженедельник "Дeлo"»//http://www.idelo.ru/237/23.html.

37. Аннерс Э. История европейского права (пер. со швед.) М., 1999.

38. Антонович М. История Украины. Прага: Типогр. 10. Тищенка, 1941. Т. 2. 318 с.

39. Он же. Коротка icTopin Козаччиш. Кшв: Укра'ша, 1991. 158 с.

40. Он же. Подлинные дела малороссийсюе съ 1650 по 1757 г., храшшцеся в Московском Архиве Коллепи Иностранныхъ Делъ с 1620 по 1757 год. М.: Типография М. Каткова, 1893. 324 с.

41. Баранович А.И. Украина накануне освободительной войны середины XVII в.— М.: АН СССР, 1959. 312 с.

42. Бардах Ю. История государства и права Польши. М.: Наука, 1980. 356 с.

43. Барсегян И.А. О классификации форм культурной традиции //Советская этнография, 1981. № 2. С. 7-13.

44. Баулин П., Тарасов В. Языковая проблема Украины: Политические мифы и реальность. //htt://www.niurr.gou.ua/ukr/dialog/reports/baulin.

45. Бегунова А.И. Сабли остры, кони быстры.: М.: Мол. гвардия, 1992.256 с.

46. Б1рчак В. Карпатська Укра'ша: Спомши й переж1вання: Нащя в поход!. 1939.;

47. Бобржинский М. Очерк истории Польши. Киев: Типогр. А. Корчак-Новицкого, 1888.149с.

48. Богоявленский С.К. Приказные судьи XVII в. М,- Л., 1946

49. Болотенко В. Козацтво i Укра'ша. Торонто, 1950. 94 с.

50. Бондаренко К. О национальной гордости малороссов //«proUa.com» //http://ru.proua.com/analitic/2004/07/25/141228.html.

51. Бонов Й. Таврийски българи : Кратка история на сънародниците не от Приазовието. Враца: Сбоички и срички, 1998.31 с.

52. Борщак1., МортельР. 1ван Мазепа: життя й пориви великого гетьмана. Льв1в: Червона калина, 1933.180 с.

53. Борщак1. 1дея Соборно1 Укра'ши в Сврош в минулому: По невиданих документах i стародавшх працях. Париж: УкраТнський друкар, 1923.28 с.

54. Българо-украински кулыурно-исторически връзки през XV XVIII вв. София: Славянско дружество в България, 1997.48 с.

55. Българите в Северното Причерноморие : изеледвания и материалы. Велико Търново: ACTA, 1993. Т. 2.275 с.

56. Бузиновський В. Гетьман Мазепа. Джерс1 Сити, Нью-Йорк, 1916. 60 с.

57. Быкадоров Ф. История казачества. Прага, 1930.172 с.

58. Великая дружба. Ереван, 1954.446 с.

59. Велика icTopifl Укра'ши. До 1923 року. Лынв: Виннипег, 1948.965 с.

60. Вернадский Г.В. Россия в средние века.VI. Западная Русь в XVI в. Ч. 3. //«Gumilevica: Hypothesis, Theories, Philosophy by Lev N. Gumilev (1912-1992)» //http://gumiIevica.kulichki.net/VGV/vgv554.htm.

61. Владимирский-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права. СПб., Киев, 1901, вып. II. 312 с.

62. В 300-лптя Хмельниччини (1648 1948). /Под ред. Крупницького. Мюнхен: Заграва, 1948.168 с.

63. Вовк В. Козаки. Мюнхен: Дншрова хвиля, 1956. 32 с.

64. Геллер М. История Российской империи. //«Библиотека Якова Кротова» //http://www.krotov.info/history/1 l/geller/gelll 8a.html.

65. Гончаренко Н., Мельник С. Основи icTopii Ука'ши: Поабник для студеттв-укра'ппепв. Педагопчний шетшуг iM. Дьордя Бенешенеь №редьгаза, 1999. 131с.

66. Гордеев А.А. История казаков. 4.2. Со времени царствования Иоанна Грозного до царствования Петра I. М.: Страстной бульвар, 1991.256 с.

67. Горский А.А., ПушкаревЛ.Н. Мировосприятие и самосознание русского общества (XI-XX вв.). М.: Институт Российской Истории РАН, 1994.

68. Грек И. Переселването на българи от бесаребската част на молдовското княжество в Приазовието. Т. 2. Велико Търново, 1993.

69. Грек И., ЧервенкоН. Българите от Украина и Молдова :минало и настояще.— София: Христо Ботев, 1992. 295 с.

70. Григоршв Н. Поляки на Укра'ши: Польсько-украшськи вщносини в icTopi4HHH перспекпви.— Скрентон, 1936. 78 с.

71. Гриневский О.А. Прокофий Возницын, или мир с турками: Документальная повесть из истории русской дипломатии. М.: Международные отношения, 1992. 181 с.

72. Грот К.Я.Австро-Венгрия или Карпатско-Дунайские земли в судьбах славянства и в русских исторических изучениях. Пб., 1915. 79 с.

73. Гуржш А.И УкраТнська козацька держава в другш половши XVII-XVIII ст: кордон! , населения , право.— Кшв: Либщь,1996. 264 с. Он же. Эволюция феодальных отношений на левобережной Украине в 1-ой половине XVIII в. Киев: Наук думка, 1986. 314 с.

74. Демкович-ДобрянськийМ. УкраУна i Роая: 1сторичш нариси на теми росшського 1мпершялизму в 1сторичнш перспектив!. Скрентон, 1936. 93 с.

75. Дикий А. Неизвращенная история Украины-Руси. Т. 1. //«Украинские страницы история национального движения Украины». //www.ukrstor.com/dikijl.html.

76. Д'мрш Гетьмана Пилипа Орлика. Варшава, 1936. 184 с.

77. Донщв Д. Похщ Карла XII на Украшу. Лондон: Союз украТнщв у В. БриташУ, 1955.40 с.

78. Драгоманов М. Про украУнських козаюв, татар та турив. Кшв: Час, 1918. 50 с.

79. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1987.

80. Есипов В.В. Автономия Польши с точки зрения финансовых, экономических и других интересов России. Варшава, 1907. 50 с.

81. Историческая энциклопедия. Т. И. М.: Советская энциклопедия, 1982.

82. Истор1я Русовъ или Малой Россш. Ч. И. Гл. V //Изборник //http://litopys.narod.ru/istrus/istrusl l.htm.

83. История Украинской ССР. М.: Наука, 1967.429 с.

84. IcTopia УкраУни в oci6ax IX-XVIII ст. КиУв: УкраУна, 1993. 214 с.

85. Исторические корни связей и дружбы украинского и молдавского народов». Киев: Наук, думка, 1980-323 с.

86. История политических и правовых учений. / Под ред. Нерсесянца B.C. М.: Юрид. лит., 1988.816 с.

87. Казачий словарь-справочник. //«Казачество XV-XXI вв». //httpV/www.cossackdom.com/enciclopedic/m.htm.

88. Канцелярия, в гетманской Малороссии XII—XVIII вв. //http://www.booksite.rU/fulltext/l/001/007/048/48112.htm.

89. Квггковсысий Д., БриндзантТ., ЖуковськийА. Буковина, и минуле и сучасне. Дпройт: Зелена Буковина, 1956. 965 с.

90. Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура. М.: Юрид. лит., 1983. 232 с.

91. Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. М.: Мысль, 1986.330 с.

92. Керсновский А.А. История русской армии. М.: ГОЛОС, 1992.303 с.

93. Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М.: Правда, 1990. 624 с. Он же. Курс лекций: лекция 45. //«Летопись». //http://legends.by.ru.

94. Кожевников Ф.И. Русское государство и международное право (до XX в.). М.: Министерство юстиции СССР, 1947. 341 с.

95. Козаченко А.И. Борьба украинского народа против иноземных поработителей за воссоединение с Россией. М.: Наука, 1954. 279 с.

96. Коструба Т. В1брани твори. Т. 4. Як Москва нищила украУнську церкву. Торонто, 1961.96 с.

97. Кравченко А.И. Культурология: Словарь. М.: Академический проект, 2000. С. 577 //«Библиотека по культурологи» //http://www.countries.ru/library/terms/trad.htm.

98. Крип'якевич I., ГнатовичБ. 1стор1я укра'шського вшська. Т. I. Льв1в, 1936. 288 с.

99. КрупницькийБ. Гетьман Данило Апостол i його доба (1727-1734 гг.). Авгсбург, 1948. 192 с. Он же. Гетьман Пилип Орлик (1672-1742). Варшава, 1937.251 с.

100. КсенидиИ. К концепции властного общества. Моделирование в г; определении понятия «власть» //Библиотека философии и религии //http://filosofia.ru/literature/ksenidi/policy.shtml.

101. Кулшич I.M. Укра'шсько-шмецью кторични звязки. Кшв: Наук, думка, 1969. 247;

102. Лазаревский А. М. Описание старой Малороссии: Материалы для истории заселения, землевладения и управления. Киев: Типография К. П. Милевского, 1888. Т. 1. Полк Стародубский. 288 с.

103. Лазорський М. Патрют Григор Орлик (1702-1759): 1ст. опсвщання. Мюнхен: Дншрова хвиля, 1969. 312 с.

104. ЛаппоИ. Идея единства русского народа в юго-западной Руси в эпоху присоединения Малороссии к Московскому государству. Прага: Единство, 1929.44 с.

105. Лепкий Б.С. 3-пщ Полтави до Бендер: 1стор1ч. повють. Кшв: Дшпро, 1992. 264 с.

106. Литвин И. Затерянный мир, или малоизвестные страницы белорусской истории. //«Игорь Литвин», //http://litvin.org.

107. ЛукьяненкоЕ. Наш Кобзарь: к 190-летию Тараса Шевченко //«Завтра» //http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/04/53 8/63 .html.

108. Лурье С. Культурная антропология в России и на Западе: концептуальные различия//http://svlourie.narod.ru/articles/anthropology.htm.

109. Магдебургское право //http://www.kodeks.kirov.ru

110. Магдебургское право в Украине. //«Центр знань з прав людини». //Нащональний ушверситет внутршних cnpaB.//http://naiau.kiev.ua.

111. Манекин Р.В. Украина: национальная самобытность и национализм //www.ukrstor.com/ukrstor/ukrnazi.html;

112. Маркарян Э.С. Узловые точки проблемы теории культурной традиции //журнал «Советская этнография», 1981. №2. С. 76-86.

113. Маркевич А.И. Краткий очерк истории Крымского Ханства //«Центральноазиатский исторический сервер» //http://www.kyrgyz.ru.

114. Малыав Т. Гетьман 1ван Мазепа в захщньоевропейських джерелах 16871709 //13Б0РНИК. 1стор1я Укра'ши IX-XVIII ст. Першоджерела та штерпретащУ //http://litopys.narod.ru/coss4/mazkl2. htm.

115. Мельник Л. Гетьманщина першоУ чверй XVIII столотя. КиУв: I3MH, 1997. 223 с.

116. Моздалевский В.Л. Генеральный судья Иван Чарныш и его род. Киев, 1904. 237 с.

117. Молчанов Н.И. Дипломатия Петра I. М.: Международ, отнош., 1982.438 с.

118. Москва, Киев и Варшава или повествование о ровной и кровавой связи Великой Руси с Польшею через Малую Русь и Литву. С.-Пб., 1864.37 с.

119. Мухин В.И. Основы теории управления. М.: Экзамен, 2003.256 с.

120. Мышлаевский А.З. Война с турками 1711г. С.-Пб., 1898. С. 228.

121. Наливайко Д. Рецепщя УкраУни в Захщшй Сврош XVI XVIII ст. //Сучасшсть. 1993. №2.94 102 сс.

122. Некрасов Г.А. Русско-шведские отношения и политика великих держав в 1721 1726 гг. М.: Наука, 1964. 329 с.

123. Общая и прикладная политология. М., 1997.256 с.

124. Общая теория управления. Курс лекций /Под ред. Беляева А.А., > Варламова К.И., Пишулина Н.П. М., 1994.264 с.

125. Овсш 1.0. Зовшшня полггика УкраУни (вщ давшх час1в до 1944 року). Киев: Либщь, 1999.240 с.

126. Оглоблин О. Люди старой Украины. Мюнхен, 1960.156 с.

127. Оглоблин О. Думки про Хмельниччину. Нью-Йорк, 1957. 163 с.

128. Он же. УкраУна в часи Петра I. КиУв: АН УССР, 1939.58 с.

129. ОрешковаС. Ф. Русско-турецкие отношения в начале XVIII в. М.: Наука, 1971.169 с.

130. Очерки истории немцев и меннонитов юга Украины (к. XVIII-н. XIXb.). Днепропетровск: Арт-Пресс, 1999.231 с.

131. Павленко Н.И. Полудержавный властелин. М.: Политиздат, 1991. 398 с.

132. Павленко С. О. М1ф про Мазепу. Чершпв: (Лверянська думка, 1998.246 с.

133. Панарин А.С. Философия политики. М.: Новая школа, 1996.424 с.

134. ПетрухинцевН., СмирновА. Уложение для Украины. //«Родина», № 2, 2003 г. //«Информационно-публицистический сайт журнала «Родина». //http://www.istrodina.com/rodinaarticul.php3?id=499&n=24.

135. Пименов В.В. О некоторых закономерностях в развитии национальной культуры //журнал «Советская этнография», № 2.1967. С. 8-11.

136. Плохинский М.М. Иноземцы в старой Малороссии. М., 1905.235 с.

137. Подов В.И. Славяносербия: Очерки из истории заселения Донбасса в XVIII в. Документы. Луганск: GLOBUS, 1998.316 с.

138. Полонська-Василенко Н. 1стор1я УкраУни. Соч. в 2-х томах. Киев: Либидь, 1995. Правда истории против фальсификаторов: критика буржуазных и буржуазно-националистических фальсификаций истории Украины. Киев: Наук. Думка, 1982. 162 с.

139. По материалам Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона //«Учебный портал РУДН» //http://web-local.rudn.ru/web-locaI/uem/ido/9/biog/samolovich.htm.

140. Понарин Э. Историческая действительность и националистическая мифология //«Единая Русь: подлинная история Украины» //http://ua.mrezha.ru/ponarin.htm;

141. Примечания к роману СенкевичаГ. «Потоп». Книга 1. М., 1993. 590 с. //http://ganba.narod.ru/library/Senkevich3l.html.

142. Путешествуем по Украине. События в истории. //«Наш Край». //http://nashkray.kiev.ua/podi/malorossiya.htm.

143. Путро А.И. Левобережная Украина в составе Российского государства во второй половине XVIII в. Киев: Выща шк., 1988.276 с.

144. Разлогов К., Орлова Э., КузьминЕ. Российская культурная политика в контексте глобализации //«Отечественные записки: журнал для медленного чтения» //http://www.strana-oz.ru.

145. Россия, Польша и Причерноморье в X-XVIII вв. /Под ред. Рыбакова Б.А. М.: Наука, 1979.392 с.

146. Россия и Османская империя в международных отношениях в середине XVIII в. Киев: Наук, думка, 1986.296 с.

147. Русско-шведские войны, //http://www.spsl.nsc.ru/history/descr/shwew.htm.

148. Салтыков А. Свразшщ украУнщ: К проблеми единства руськоУ нацюнальноТ культури. Изд-во "Культурнш посвет об-ва имени А. Духновича", 1930.57 с.

149. Самобытность //«Все о высшем образовании» //http://www.examen.ru.;

150. СанковичЮ. Пытка самобытностью //«NovayaGazeta.Ru» //http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/20n/n20n-sl9.shtml;

151. Семенова Л.Е. Русско-валашские отношения в к. XVII-н. XVIII в. М.: Наука, 1969.167 с.

152. Сироткин В. Верните наше сало за 700 лет: как пишется новейшая история братских славянских государств. //Литературная газета. №41 (5944) 8—14 октября 2003 г. //«Геополитика», //http ://www. Igz.ru/archives/htmlarch/lg412003/Polosy/art43.

153. Скальковський А. 1стор1я Hoboi Cini або останнього Коша Запорозького. Дншропетровськ, 1995.— 445 с.

154. Слабченко М.Е. Оргашзашя народного господарства УкраУни вщ Хмельниччини до свгговой вшни. Т. 5. Сощально-правова оргашзащя С1чи ЗапорозькоУ. Киев: АН УкраУни, 1927.438 с.

155. Слепцов П.А Светлым божествам Айыы. Традиционный якутский ритуал: классификация, функции, генезис //«ИЛ» //http://ilin-yakutsk.narod.ru/1995/44.htm.

156. Смолин М. Украинофильство в России. Идеология раскола. //«Украинские страницы», //http://www.ukrstor.com/ukrstor/smolinukrainofilstvo.htm.

157. Советский энциклопедический словарь. / Под. ред. Прохорова A.M. М.: Советская энциклопедия, 1988.1600 с.

158. Соколовский С, Кеннан С. Категория «коренные народы» в российской политике, законодательстве и науке, //http://www.kennan.yar.ru;

159. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: Мысль, 1995. Т. 15 22.;

160. Соломатин Ю. Галицкий сепаратизм: миф или реальность? //«Конгресс русских общин Крыма» //http://lao-krim.narod.ru/LITERAT/UKRAIN/galiz.htm;

161. Солоневич И. Народная монархия, //http://monarhiya.narod.ru.

162. Стома А. В путь с Мазепой? //«Конгресс русских общин Крыма» //http://kro-krim.narod.ru/PUBLIK/(JKR2/masepa.htm.

163. Сушинський Б.1. Всесвггня i стер in лицарства. Одеса: Видавничий Д1м ЯВФ, 2004. 640 с. Он же. Козацью вожд1 Укра'ши: 1стор1я Укра'ши в образах ii вожд1в та полководщв XV XIX ст. Т. 2. Одеса, 2004.

164. Теория государства и права. / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1987.

165. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

166. Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности. с.-Пб., 1991.

167. ТоркеХ.-Й. Так называемые земские соборы в России.//Вопросы истории, 1991. №11.

168. Украина в составе Великого княжества Литовско-Русского. //История Украины, //http://politeh-ap.narod.ru/subjects/guman/history/his04.htm.

169. УкраТнсько-угорськи icTopi4HH звязки .- Кшв: 1964.;

170. Ульянов Н.И. Происхождение украинского сепаратизма. М.: Индрик, 1996. 278 с.

171. Уткин Э.А., Денисов А.Ф. Государственное и муниципальное управление. М.: ЭКМОС, 2003. 304 с.

172. Философский словарь. / Под ред. Розенталя М.М., Юдина П.Ф. М.: Политиздат, 1963. 544 с.

173. Цебровский Анджей Казимир. Летопись города Ловича (1648-1659) //http://www.history.kemsu.ru/ISV/2pols.htm.

174. Черняк Е.Б. Вековые конфликты. М.: Междунар. отношения, 1988.400 с.

175. Чистов К.В. Народные традиции и фольклор. Д., 1986. 208 с.

176. Шамбаров В.Е. Государство и революции: htt:/militera.lib.ru/h/shambarov;

177. Шевченко Т.Г. Кобзарь: Стихотворения и поэмы. М., 1984.

178. ЮщенкоВ. Уроки истории //«Сервер "Заграница"» //http://world.lib.ru/c/chuzhoj'/yushenko.shtml.

179. Яворницький Д.1. 1стор1я запорозьких козамв. В 3-х томах. Кшв: Наук, думка, 1990;

180. BoguckaM., Samsonowicz Н. Dzieje miast i mieszczanstwa w Polsce przedrozbiorowej. Wroclaw: Zaklad Narodowy im. Ossolinskich, 1986. 673 c.

181. Serczyk W. KatarzynaH carowa Rosji. Wroclaw: Zakiad Narodowy im. Ossolinskich, 1989.307 c.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.