Лечение возрастного андрогенного дефицита на фоне доброкачественной гиперплазии предстательной железы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.23, кандидат медицинских наук Магамадов, Эдик Лечьевич

  • Магамадов, Эдик Лечьевич
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2015, Москва
  • Специальность ВАК РФ14.01.23
  • Количество страниц 80
Магамадов, Эдик Лечьевич. Лечение возрастного андрогенного дефицита на фоне доброкачественной гиперплазии предстательной железы: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.23 - Урология. Москва. 2015. 80 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Магамадов, Эдик Лечьевич

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ВОЗРАСТНОМ АНДРОГЕНОМ ДЕФИЦИТЕ И ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ГИПЕРПЛАЗИИ

ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

ГЛАВА 2. ВОЗРАСТНОЙ АНДРОГЕННЫЙ ДЕФИЦИТ У ПАЦИЕНТОВ С

ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ГИПЕРПЛАЗИЕЙ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

ПАЦИЕНТОВ С ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ГИПЕРПЛАЗИЕЙ

ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

ГЛАВА 4. ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ГИПЕРПЛАЗИИ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ПАЦИЕНТОВ С

ВОЗРАСТНЫМ АНДРОГЕННЫМ ДЕФИЦИТОМ

ГЛАВА 5. ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Лечение возрастного андрогенного дефицита на фоне доброкачественной гиперплазии предстательной железы»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ, 2015), средняя продолжительность жизни в развитых странах неуклонно растет. К концу XX столетия средняя продолжительность жизни возросла до 80 лет, а к 2020 году, согласно прогнозам демографов, население планеты постареет в 3 раза. Это создает предпосылки к увеличению числа работающих мужчин в возрасте 60 лет и старше [12].

В конце XX—начале XXI века наблюдают заметный рост показателя урологической заболеваемости населения в России. Только за последние 10 лет он возрос почти в 2 раза [17]. Особенность урологической заболеваемости— ее прирост в группе пожилого возраста, причём выявляют запущенные формы заболеваний [16].

Наиболее распространённое урологическое заболевание в популяции мужчин старшего и пожилого возраста — доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) [69]. ДГПЖ является одной из болезней, которые непосредственно связаны с процессом старения мужчины, и хотя сама гиперплазия простаты не представляет угрозы жизни больного, ее клинические проявления значительно снижают качество жизни. В связи с этим социальная и экономическая значимость проблемы ДГПЖ усиливается [21].

Научные достижения последних лет открыли новую эру в лечении ДГПЖ. Фундаментальные исследования в области гормональной регуляции, физиологии, генетики, молекулярной биологии, медицинской физики и других наук позволяют по-новому смотреть на проблему ДГПЖ и расширить возможности лечения этой патологии [23].

Также отмечают интерес к изучению проблемы возрастных гормональных изменений в репродуктивной системе мужчины. В АД встречают у 10-35% мужчин в возрасте старше 40 лет и у 50% — старше 60 лет [20].

Очевидно, что ВАД и развитие ДГПЖ— проявления процесса старения, однако нет общего представления о процессах, которые обусловливают эти проявления [48].

Выбор тактики лечения ДГПЖ зависит от многих факторов медицинского, экономического и социального характера. В настоящее время недостаточно данных для определения «золотого стандарта» лечения ДГПЖ для каждого конкретного пациента. Решение, которое принимают в повседневной медицинской практике, часто основывается на персональном опыте и умозаключениях врача.

Симптомокомплекс, развивающийся на фоне ДГПЖ, зачастую связан как с проявлениями самой гиперплазии простаты, так и с сопутствующим патологическим состоянием и не в последнюю очередь с возрастным андрогенодефицитом, являясь при этом компенсаторной реакцией, направленной на увеличение образования 5а-дигидротестостерона на фоне сниженного уровня тестостерона [14].

Не всегда консервативное и оперативное лечение больных с ДГПЖ дает удовлетворительные результаты. Это связано с такими причинами, как сочетание ДГПЖ и воспалительно-инфекционных процессов предстательной железы, семенных пузырьков, уретры, мочевого пузыря и почек; изменение состояния мочевых путей за счет длительной инфравезикальной обструкции, гиперактивного мочевого пузыря, андрогенного дефицита.

Одним из наименее изученных факторов в этом понимании является андрогенная недостаточность. Влияние возрастного снижения андрогенов на течение ДГПЖ, в том числе на фоне проводимого консервативного и оперативного лечения, в настоящее время не изучено. Не разработаны и принципы лечения андрогенного дефицита при ДГПЖ, хотя очевидно, что низкий уровень тестостерона и связанные с этим проявления в ряде случаев оказывают негативное влияние на течение и исход лечения ДГПЖ [79], что определяет необходимость выявления андрогенной недостаточности у больных с ДГПЖ и необходимость коррекции этих патологических состояний, оценки результатов заместительной терапии тестостероном у больных с ДГПЖ, протекающей на фоне андрогенодефицита.

Степень разработанности темы.

По изученным литературным источникам, специфические методы предупреждения и профилактики ДГПЖ на сегодняшний день отсутствуют.

Не разработаны принципы лечения андрогенного дефицита при ДГПЖ, хотя очевидно, что низкий уровень тестостерона и связанные с этим проявления в ряде случаев оказывают негативное влияние на течение и исход лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы [79].

Выбор тактики лечения ДГПЖ зависит от многих факторов медицинского, экономического и социального характера. В настоящее время недостаточно данных для определения "золотого стандарта» лечения ДГПЖ для каждого конкретного пациента. Решение, которое принимается в повседневной медицинской практике, часто основывается на персональном опыте и умозаключениях врача [22].

Все вышеизложенное определило актуальность исследования

Цель исследования. Улучшить исходы лечения и повысить качество жизни больных ДГПЖ в сочетании с ВАД.

Задачи исследования:

1. Выяснить частоту возникновения ВАД у мужчин с доброкачественной гиперплазией предстательной железы.

2. Изучить влияние препаратов тестостерона на клинику ДГПЖ у пациентов, получающих стандартную консервативную терапию альфа-адреноблокаторами.

3. Оценить влияние хирургических вмешательств на предстательной железе по поводу ДГПЖ на уровень общего тестостерона.

4. Оценить влияние гормональной терапии препаратами тестостерона на течение раннего послеоперационного периода у пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы и возрастным андрогенным дефицитом.

5. Изучить зависимость уровня тестостерона от послеоперационного рецидива доброкачественной гиперплазии предстательной железы.

Научная новизна. Показано, что у 67% мужчин с ДГПЖ встречается возрастной андрогенный дефицит, у 90% пациентов с рецидивом ДГПЖ выявляется низкий уровень тестостерона.

Назначенная ЗГТ современными препаратами тестостерона в комплексе с альфа-адреноблокаторами способствует снижению выраженности симптомов ДГПЖ по шкале 1Р8Б на 44,1%, уменьшению объема предстательной железы в среднем на 17,7%, уменьшению размеров аденоматозных узлов на 12,3% и уменьшению объема остаточной мочи на 57,4%.

У больных ДГПЖ и возрастным андрогенным дефицитом на фоне ЗГТ улучшаются показатели эректильной функции (по шкале МИЭФ-5) в среднем на 38,7% и в 2 раза повышается индекс качества жизни.

Впервые выяснено, что у пациентов с ДГПЖ уровень общего тестостерона снижается в раннем послеоперационном периоде в среднем на 21,8% после ЧПАЭ и 30,6% после ТУР, причем динамика не зависит от исходного уровня тестостерона и объема удаленной ткани простаты.

Назначение ЗГТ в раннем послеоперационном периоде после аденомэктомии у пациентов с низким уровнем тестостерона сокращает сроки восстановления жизненных функций организма и улучшает качество жизни оперированных пациентов.

Практическая значимость. Показано, что у мужчин с ДГПЖ высока частота приобретенного андрогенного дефицита. После оперативных вмешательств на предстательной железе коррекция ВАД способствует благоприятному течению послеоперационного периода и улучшает качество жизни оперированных пациентов.

Обоснованы показания и эффективность ЗГТ у больных с ДГПЖ. Применение современных препаратов тестостерона в комплексной терапии с альфа-адреноблокаторами у пациентов с ДГПЖ уменьшает выраженность симптомов и объема предстательной железы.

ЗГТ у больных с сочетанием ДГПЖ и ВАД улучшает эректильную функцию и способствует повышению качества жизни.

Методология и методы исследования. В основу работы положены клинические исследования, проведенные у 193 мужчин с ДГПЖ. Работа выполнена на кафедре урологии с курсом онкоурологии ФПК МР РУДН.

Исследование проведено в период с 2008 по 2014 годы. Пациенты для исследования отобраны из общего потока пациентов урологического отделения Республиканского клинического госпиталя ветеранов войн, г. Грозный.

В исследование включили мужчин в возрасте от 45 до 90 лет с ДГПЖ и удовлетворительным общим состоянием, которым проведены инструментальные и лабораторные методы исследования, консервативное и/или оперативное лечение.

Из исследования исключены пациенты с инфекционными заболеваниями, инфекционно-воспалительными заболеваниями органов мочеполовой системы или ранее оперированные по поводу заболеваний яичек.

Также в исследование не были включены пациенты с нарушениями функции печени (при уровне АлТ, АсТ или общего билирубина выше нормальных показателей), с хроническими заболеваниями в стадии обострения и пациенты, которые принимали ингибиторы 5-альфа-редуктазы в течение последних 6 мес относительно начала исследования или препараты тестостерона в течение последних 6 мес.

Критериями исключения стали также врожденные заболевания, сопровождающиеся гипогонадизмом (анорхизм, монорхизм, синдром Клайнфельтера, синдром Каллманна, пангипопитуитаризм); приобретенный первичный гипогонадизм (травмы, облучение); лекарственно-обусловленное снижение секреции тестостерона (глюкокортикоиды, антиандрогены, эстрогены); заболевания, приводящие к снижению секреции тестостерона (гипотиреоз, опухоли гипофиза).

У всех исследуемых исключали рак предстательной железы.

В работе применены комплексные методы исследования, которые позволили объективизировать состояние пациентов до и после операции или консервативного лечения. Все использованные в нашей работе методики были

стандартными и одобренными для применения в клинической практике на территории РФ.

Объем проведенных исследований представлен в Таблице 1.

Таблица 1 .Объем проведенных исследований

Вид исследования Количество пациентов

абс. %

Осмотр пациентов и пальцевое ректальное исследование простаты 193 100

Определение ПСА крови 193 100

Госпитальный комплекс (OAK, ОАМ, биохимический анализ крови, RW, ВИЧ, HCV, HbsAg) 193 100

193 100

193 100

Бактериальный посев мочи на микрофлору и чувствительность к антибиотикам 193 100

УЗИ органов мочеполовой системы 193 100

УЗИ органов брюшной полости 193 100

ТРУЗИ простаты 193 100

Экскреторная урография 193 100

КТ брюшной полости 193 100

Гормональное исследование крови 193 100

Анкеты (IPSS, Qol, AMS, МИЭФ-5) 193 100

После сбора жалоб и анамнеза проводили объективное исследование пациента, включающее пальпацию живота; особое внимание уделяли пальпации мочевого пузыря, определению симптома поколачивания по поясничной области.

Обязательным для всех пациентов было пальцевое ректальное исследование (ПРИ) простаты, при котором определяли размеры предстательной железы, размер отдельных долей, выраженность срединной бороздки, однородность и консистенцию простаты, ее болезненность.

Всем включенным в исследование определяли уровень простатоспецифического антигена (ПСА) крови в сроки, определенные дизайном настоящего исследования.

Проводили общеклинические анализы: общий анализ крови, коагулограмму, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, включающий определение уровня глюкозы, электролитов, общего, прямого и непрямого билирубина, АлТ, АсТ, мочевины, креатинина, общего белка, холестерина, триглицеридов.

В гемограммах оценивали общепринятые величины — абсолютное содержание эритроцитов, лейкоцитов, гематокрит, скорость оседания эритроцитов, а также относительное содержание каждой из форм лейкоцитарной формулы: эозинофилы, базофилы, нейтрофилы, моноциты, лимфоциты.

Анализы мочи также оценивали по общепринятым параметрам и нормативам.

Биохимическое исследование крови проводили по принятым в лабораториях методикам.

Значения полученных данных выражали в системе СИ (Systeme International d'Unités).

Гормональное исследование крови с целью выявления больных с сопутствующим андрогенным дефицитом включало определение уровня общего тестостерона, эстрадиола, пролактина и уровня базальной секреции гонадотропных гормонов гипофиза — лютеинизирующего гормона (JIT) для дифференциальной диагностики характера имеющегося гипогонадизма.

Исследовали бактериологический посев мочи на микрофлору и чувствительность к антибиотикам. Исследовали секрет предстательной железы, уретральный мазок, по показаниям проводили ПЦР-диагностику инфекций, передающихся половым путем.

Всем пациентам, включенным в исследование, выполнено определение функционального состояния сердечно-сосудистой системы. Объем исследования включал электрокардиографию с обязательной консультацией кардиолога. Также оценивали состояние органов дыхания (флюорография или рентгенография органов грудной клетки).

Одним из обязательных методов было УЗИ. Проводили абдоминальное и трансректальное УЗИ предстательной железы, мочевого пузыря с определением наличия и количества остаточной мочи, УЗИ почек и органов брюшной полости. Важное преимущество этого вида исследования — быстрота и относительная дешевизна, что позволило неоднократно проводить контрольные осмотры в динамике.

Всем пациентам выполняли экскреторную урографию (в качестве контрастного вещества использовали лекарственный препарат омнипак).

Всем больным была выполнена КТ брюшной полости и органов малого таза для исключения онкопроцессов. КТ проводили с обязательным внутривенным введением контрастного вещества (омнипак).

Анкетирование. Согласно рекомендациям 4-ой Международной консультации по ДГПЖ и Международному согласительному комитету по лечению доброкачественной гиперплазии ВОЗ, мы измеряли суммарный балл по международной системе суммарной оценки симптомов при заболеваниях предстательной железы по 35-балльной шкале (IPSS), оценивали качество жизни по 6-бальной шкале (Qol).

Исследование андрогенного статуса включало клиническую оценку дефицита андрогенов с использованием стандартной международной анкеты «Опросник возрастных симптомов мужчины» (AMS - Aging Males' Symptoms), состоящей из 17 вопросов с оценкой ответов по 5-балльной шкале. Выраженность симптомов андрогенной недостаточности оценивали следующим образом: 17— 26 баллов — невыраженные, 27—36 баллов — слабовыраженные, 37-49 — средней выраженности, более 50 баллов — резко выраженные симптомы.

В связи с повышением требований к качеству жизни и признанием удовлетворительной сексуальной активности одним из наиболее важных критериев ее оценки в плане обследования и оценки эффективности проведенного лечения мы включили опросник МИЭФ-5 (краткий вариант Международного индекса эректильной функции), отражающий степень нарушений эректильной

функции у больных. Степень эректильной дисфункции (ЭД) оценивали

>

следующим образом: 22-25 баллов — норма, 17-21 — легкая степень ЭД, 12-16 — умеренно - легкая степень ЭД, 8-11 — умеренная степень ЭД, 5-7 — тяжелая степень ЭД.

Методы лечения. В нашем исследовании мы применяли различные методы лечения:

1. Консервативное лечение

и

1.1. симптоматическая терапия;

1.2. патогенетическая терапия (ЗГТ тестостероном);

2. Оперативное лечение

2.1. Чрезпузырная аденомэктомия (ЧПАЭ);

2.2. Трансуретральная резекция предстательной железы (ТУР).

Симптоматическое лечение проводили препаратами группы альфа-

адреноблокаторов. В ходе исследования мы использовали тамсулозин в дозировке 0,4 мг 1 раз в день утром, учитывая удобство его применения, отсутствие необходимости титрования дозы и его хорошую переносимость. Следует отметить, что все пациенты в ходе исследования принимали лекарственные препараты группы альфа-адреноблокаторов.

Части больным после хирургического лечения и некоторым пациентам на фоне консервативного симптоматического лечения ДГПЖ с учетом уровня общего тестостерона сыворотки крови проведена ЗГТ с использованием современных препаратов тестостерона — внутримышечные инъекции тестостерона ундеканоата проводили по схеме, предложенной фирмой-производителем (1000 мг каждые 8 недель внутримышечно).

О безопасности проводимого лечения судили по данным уровня ПСА крови, биохимическим показателям крови (общий билирубин, АлТ и АсТ, холестерин, триглицериды, амилаза, мочевина, креатинин, глюкоза), по данным общего анализа крови, по результатам УЗИ предстательной железы, а так же по частоте нежелательных и побочных явлений, связанных с лечением.

Показанием к хирургическому лечению у пациентов было наличие ДГПЖ, проявляющее себя симптомом остаточной мочи 50 мл и более, симптомами странгурии, поллакиурии и ноктурии.

При объеме предстательной железы до 70 см выполняли ТУР предстательной железы, а при объеме более 70 см проводили ЧПАЭ.

ЧПАЭ выполняли следующим способом: производили нижнесрединный разрез до 7 см, послойно выделяли переднюю стенку мочевого пузыря. Мочевой пузырь вскрывали между двумя держалками. Производили ревизию мочевого

пузыря, затем пальцевое вылущивание аденоматозных узлов. Ложе аденомы ушивали двумя кетгутовыми швами. Контроль гемостаза. При удовлетворительном гемостазе устанавливали цистостомическую трубку. Стенку мочевого пузыря ушивали викриловыми швами. Подключали орошение. Резиновый выпускник в Ретциево пространство. Рану ушивали послойно. Швы на кожу. Асептическая повязка. Аденоматозные узлы отправляли на гистологическое исследование.

Средняя продолжительность ЧПАЭ составила 5 0± 15 минут.

Трансуретральную резекцию ДГПЖ выполняли с помощью эндоскопической стойки и инструментария фирмы «8ТСЖ2».ТУР проводили по следующей методике: под спинномозговой анестезией по уретре вводили тубус резектоскопа. Проводили осмотр задней уретры, последовательную резекцию аденомы простаты с непрерывным гемостазом. Фрагменты удаленной ткани эвакуировали из мочевого пузыря. Резектоскоп удаляли, по уретре устанавливали двух- или трехходовой катетер Фолей. Баллон раздували соответственно размеру удаленной ткани. Производили натяжение уретрального катетера на 2 часа. При удовлетворительном гемостазе налаживали постоянное орошение мочевого пузыря. Резецированные фрагменты простаты отправляли на гистологическое исследование. Средняя продолжительность ТУР ДГПЖ составляла 35±5 минут.

После оперативного лечения проводили симптоматическую терапию (обезболивании и поддержании адекватной гемодинамики, функции дыхания, гомеостаза). Также проводили профилактику осложнений и в первую очередь — обострения хронического пиелонефрита и хронического простатита.

Дизайн исследования. В соответствии с определенными нами задачами исследования, работу разделили на 4 независимых этапа:

1 этап — скрининг уровня общего тестостерона в крови у мужчин с ДГПЖ (п=94);

2 этап — изучение влияния современных препаратов тестостерона на течение ДГПЖ (п=44);

3 этап — оценка влияния хирургического вмешательства на предстательной железе при ДГПЖ на уровень общего тестостерона крови (п=33)-;

4 этап — изучение уровня общего тестостерона в крови у пациентов в позднем послеоперационном периоде (2 и более лет) (п=22).

Препараты назначали в соответствии с показаниями, зарегистрированными в инструкции.

С целью выявления больных с сопутствующим ВАД пациентам проведено определение уровня общего тестостерона, эстрадиола, пролактина и уровня базальной секреции гонадотропинов крови для дифференциальной диагностики характера имеющегося гипогонадизма.

Соответственно уровню тестостерона крови пациенты 1-ой группы были разделены на две подгруппы:

1.1. пациенты с уровнем тестостерона ниже 3,5 нг/мл (63 человека);

1.2 пациенты с уровнем тестостерона выше 3,5 нг/мл (31 человек).

Основными параметрами сравнительной характеристики пациентов с сочетанием ДГПЖ и андрогенным дефицитом (подгруппа 1.1) и пациентов с ДГПЖ нормальным уровнем тестостерона (подгруппа 1.2) были: продолжительность симптоматики ДГПЖ, объем предстательной железы, размер аденоматозных узлов, объем остаточной мочи, уровень ПСА, результаты анкетирования (по шкалам 1Р88, АМБ, С>о1 и МИЭФ-5). Также мы определяли средний возраст пациентов в каждой из этих подгрупп.

Также мы оценивали распространенность сопутствующей патологии у пациентов подгрупп 1.1 и 1.2, которая была представлена такими заболеваниями, как ишемическая болезнь сердца (ИБС), артериальная гипертензия (АГ), сахарный диабет II типа (СД II), метаболический синдром (МС) и мочекаменная болезнь (МКБ). Данные нозологии были выбраны как они наиболее часто сопутствующие ВАД.

На втором этапе исследования мы изучали влияние современных препаратов тестостерона на течение ДГПЖ. Для этого была сформирована группа

из 44 пациентов с сочетанием таких патологических состояний, как ДГПЖ и ВАД.

Эти пациенты были сопоставимы по возрасту, характеру течения ДГПЖ и общему соматическому состоянию.

Для реализации поставленной задачи пациенты этой группы были разделены на две подгруппы:

- подгруппу 2.1 (основную) составили пациенты, которым проводилась ЗГТ (22 человека). Обязательным условием включения пациентов в основную подгруппу было добровольное информативное согласие пациента на участие в исследовании;

- подгруппу 2.2 (контрольную) составили пациенты, которым ЗГТ не проводилась 22 человека.

Лечение пациентов 2-й группы было направлено, в первую очередь, на устранение ирритативной и обструктивной симптоматики. Симптоматическое лечение проводили препаратами группы альфа-адреноблокаторов. В ходе исследования мы отдавали предпочтение тамсулозину в дозировке 0,4 мкг 1 раз в день утром, учитывая удобство его применения, отсутствие необходимости титрования дозы и хорошую переносимость.

ЗГТ пациентам подгруппы 2.1 назначали после тщательного обследования и исключения рака предстательной железы, рака грудной железы и заболеваний печени.

Для коррекции уровня общего тестостерона в крови использовали современный лекарственный препарат тестостерона — Небидо (тестостерона ундекоат), который мы вводили внутримышечно один раз в 8 недель.

Продолжительность этого этапа исследования составила 9 мес.

Аналогично предыдущему этапу мы сравнивали в подгруппах объем предстательной железы, размер аденоматозных узлов, объем остаточной мочи; оценивали уровни ПСА и половых гормонов. Половые гормоны и ПСА в основной группе оценивали на сроках 3, 6 и 9 мес, а в контрольной группе только

на сроке 9 мес и сравнивали с изначальными показателями, полученными до начала исследования.

Помимо этого, мы анализировали возможные побочные эффекты у пациентов принимавших, ЗГТ.

Чтобы оценить влияние хирургического вмешательства на предстательной железе по поводу ее доброкачественной гиперплазии на уровень общего тестостерона крови, мы сформировали третью группу из 33 пациентов с уровнем тестостерона ниже 3,5 нг/мл.

В сроке до 10 дней до плановой госпитализации всем пациентам было проведено предоперационное обследование, которое включало: общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимическое исследование крови, анализ крови на К^, определение антител к вирусам гепатита В и С, определение уровня ПСА крови, ЭКГ, ФЛГ, УЗИ почек, предстательной железы, мочевого пузыря и брюшной полости; анкетирование по шкалам 1РБ8, С2о1 и АМЗ.

У всех 33 человек показатель тестостерона был ниже 3,5 нг/мл и в среднем составил 2,5±0,6 нг/мл.

Операцию выполняли двумя методами: методом ТУР (при объеме

3 3

предстательной железы до 70 см ) и методом ЧПАЭ (при объеме более 70 см ).

Отметим, что 20 пациентам выполнена ТУР предстательной железы, а 13 пациентам выполнена ЧПАЭ.

Чтобы оценить влияние ЗГТ на течение раннего реабилитационного периода после оперативного лечения ДГПЖ у больных с андрогенным дефицитом, мы разделили пациентов на 2 подгруппы:

- подгруппу 3.1 (основную) составили 14 человек, которым проводили ЗГТ тестостероном.

- подгруппу 3.2 (контрольную) составили 14 человек, которым ЗГТ не проводили. Пять пациентов от участия в этом этапе исследования отказались.

В качестве лекарственного препарата для ЗГТ в раннем послеоперационном периоде мы применяли гелиевую форму тестостерона. Лекарственный препарат наносили утром с 8 до 11 ч на кожу плеча. ЗГТ проводили в течение 6 нед.

Течение раннего реабилитационного периода оценивали по результатам анкетирования пациентов, которое проводили 1 раз в неделю в течение последующих 6 нед. Для оценки восстановительного периода использовали шкалу 1Р88, С)о1 и АМБ. Мы определяли уровень общего тестостерона крови у пациентов в первые трое суток после операции и через 6 нед.

Четвертый этап нашего исследования — изучение уровня общего тестостерона в крови у пациентов в позднем послеоперационном периоде (более 2 лет).

Для решения поставленной задачи мы сформировали группу из 22 мужчин. Пациенты для этой группы отбирались из диспансерной группы пациентов. Длительность послеоперационного периода — от 2 до 5 лет.

В первую подгруппу четвертого этапа включили пациентов с рецидивом, а во вторую подгруппу включили пациентов, у которых нет рецидива ДГПЖ. Далее пациентов обеих подгрупп разделили еще на 2 подгруппы: 1А (5 человек) — пациенты с рецидивом после ТУР, подгруппа 1В (5 человек) — пациенты с рецидивом после ЧПАЭ; подгруппа 2А (7 человек) — пациенты без рецидива после ТУР, подгруппа 2В (5 человек) — пациенты без рецидива после ЧПАЭ.

Мы оценивали суммарный балл по международной системе суммарной оценки симптомов при заболеваниях предстательной железы по 35-балльной шкале (1Р88), качество жизни по 6-балльной шкале (С?о1). Оценивали выраженность возрастных симптомов мужчины по АМ8-опроснику и качество эректильной функции у пациентов по шкале МИЭФ-5.

Оценивали объем предстательной железы (в см3), объем остаточной мочи (в мл), размер аденоматозных узлов (в мм), уровни ПСА (в нг/мл) и общего тестостерона (в нг/мл).

Похожие диссертационные работы по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Магамадов, Эдик Лечьевич, 2015 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нишлаг Э. Андрология. Мужское здоровье и дисфункция репродуктивной системы: пер. с англ. / Э. Нишлаг [и др.] ; под ред. Э. Нишлага, Г. М. Бере. - М. : Мед.информ. агентство, 2005. - 551 с.

2. Ханно Ф.М. Руководство по клинической урологии / Ф.М. Ханно, С.Б. Малкович, А.Дж. Вейн ; пер. с англ.; под ред. Ю. Г. Аляева. - 3-е изд. - М. : Мед.информ. агентство, 2006. - 543 с.

3. Печерский A.B. Влияние частичного возрастного андрогенного дефицита (PADAM) на импульсный режим инкреции некоторых гормонов и митотическую активность / A.B. Печерский [и др.] // Цитология. - 2006. - Т.48, №10. - С.862-866.

4. Калинченко С.Ю. Возрастной андрогенный дефицит (клиника, диагностика, лечение) : автореф. дис. На соискание ученой степени д-ра мед.наук / С.Ю. Калинченко. - М., 2006. - 47 с.

5. И. И. Дедов, С. Ю. Калинченко Возрастной андрогенный дефицит у мужчин. М. : Практ. медицина, 2006. - 239 с.

6. Каррузерс М. Революция тестостерона / М. Каррузерс : пер. с англ. / Ред. П.А. Шепнев. - М. : МЕДпресс-информ, 2007. - 224 .с.

7. Верткин А.Л., Пушкарь Д.Ю., Возрастной андрогенный дефицит и эректильная дисфункция М.: Геотар Медиа, 2009

8. Измайлов Р.И. Трансуретральная резекция после консервативной терапии финастеридом и доксазозином как альтернативный метод лечения ДГПЖ больших размеров // Уральский медицинский журнал. - 2009. — No8(62).- 60 с, 65 с

9. Печерский A.B. Влияние частичного возрастного андрогенного дефицита на развитие ДГПЖ и рака предстательной железы. Диссертация на соискание ученой степени д.м.н, 2009

10. Урология. Национальное руководство. [Под ред. Лопаткин H.A.]. М.: ГЭОТАРМедиа, 2009. 1024 с.

11. Пушкарь Д.Ю., Говоров А.В. Биопсия предстательной железы. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. 208 с.

12. Аполихин О.И., Какорина Е.П., Сивков А.В. Бешлиев Д.А., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ урологической заболеваемости в Российской Федерации в 2002-2009 годах по данным официальной статистики. URL: http://ecuro.ru/article/analiz-urologicheskoi-zabolevaemosti-v-rossiiskoi-federatsii-v-2002-2009-godakh-po-dannym-of, 2011.

13. Глазнева С.Ю. Возрастной дефицит андрогенов у мужчин с расстройствами мочеиспускания Дисс. кандидат медицинских наук 2011 СПБ

14. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А. Заболевания предстательной железы и метаболический синдром: новая патогенетическая концепция (литературный обзор) // Медицинский алфавит. Больница. 2011. № 4. С. 38-43.

15. Попков В.М. Вероятность развития и своевременная диагностика возрастного андрогенного дефицита у мужчин молодого и среднего возраста | / Попков В.М. [и др.] Медицинский вестник Башкортостана.- 2011г. -№2.-С.133-136.

16. Севрюков Ф.А., Камаев И.А., Малинина О.Ю., Елина Ю.А., Гриб М.Н., Перевезенцев Е.А. Возрастные особенности заболеваемости мужчин болезнями мочеполовой системы// Медицинский альманах. - 2011. - № 4(17). - С. 29-32.

17. Аполихин О.И., Сивков А.В, Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ урологической заболеваемости в Российской Федерации в 2005-2010 годах// Эксперементальная и клиническая урология. — 2012. - № 2. - С. 3-7.

18. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Греков Е.А. и др. Комбинированная терапия андрогенами и ингибиторами 5-а-редуктазы в лечении пациентов ДГПЖ с возрастным гипогонадизмом: целесообразность, эффективность и безопасность // Consilium Medicum. 2012. № 7. Р. С. 10-18.

19. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Ворслов O.JI. и др. Бессимптомная доброкачественная гиперплазия предстательной железы: лечить или не лечить? // Эффективная фармакотерапия. Урология. 2012. № 4. С. 20-22.

20. Тюзиков И.А., Мартов А.Г., Греков Е.А. Взаимосвязь компонентов метаболического синдрома и гормональных нарушений в патогенезе заболеваний предстательной железы (обзор литературы) // Экспериментальная и клиническая урология. 2012. № 3. С. 39-46.

21. Аполихин О.И., Сивков А.В., Катибов М.И., Щукин А.В., Золотухин О.В., Шадеркин И.А., Мадыкин Ю.Ю., Кочеров А.А., Кочерова Е.В., Шадеркина В.А., Просянников М.Ю., Войтко Д.А. Программа «Урология» - комплексный подход к модернизации здравоохранения на примере Воронежской области. // Экспериментальная и клиническая урология. 2013. N 2. С.4-8.

22. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Ворслов JI.O. Бессимптомная ДГПЖ как маркер системных гормонально-метаболических нарушений у мужчин (новая концепция для урологов) // ARS Medica (Беларусь). 2013. № 5 (75). С. 63-67.

23. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Греков Е.А, Апетов С.С., Ворслов Л.О., Тишова Ю.А. Андрогены и симптомы нарушения функций нижних мочевых путей: исключительномужская гендерность или нерешенная проблема обоих полов? Экспериментальная и клиническая урология №4 2013 с.40-46

24. Шукри Мохаммед Ахмед Абдулджалил Медикаментозное лечение больных аденомой предстательной железы на фоне возрастного андрогенодефицита. Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. Курск - 2013

25. Григорьева М.Э., Шадеркин И.А., Цой А.А., Войтко Д.А., Сивков А.В., Золотухин О.В., Просянников М.Ю., Галиев Н.А., Катибов М.И., Аполихин О.И. Предварительные результаты комплексной этапной стандартизированной программы диагностики и лечения ДГПЖ // Экспериментальная и клиническая урология. 2014. N 1. С.4-8.

26. Calof ОМ, Singh АВ, Lee ML, et al. Adverse events associated with testosterone replacement in middle-aged and older men: a meta-analysis of randomized, placebo-controlled trials. J Gerontol A BiolSci Med Sci 2005 Nov;60(l 1): 1451-7. (http ://www.ncbi .nlm .nih. gov/pubmed/1633933322)

27. Nieschlag E, Swerdloff R, Behre HM, et al.; International Society of Andrology (ISA); International Society for the Study of the Aging Male (ISSAM); European Association of Urology (EAU). Investigation, treatment and monitoring of late-onset hypogonadism in males. ISA, ISSAM, and EAU recommendations. Eur Urol 2005 Jul;48(l):l-4. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/15951102).

28. Tracz MJ, Sidéras K, Bolona ER, et al. Testosterone use in men and its effects on bone health. A systematic review and meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. J Clin Endocrinol Metab 2006 Jun;91(6):2011-6. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16720668)

29. Zitzmann M, Faber S, Nieschlag E. Association of specific symptoms and metabolic risks with serum testosterone in older men. J Clin Endocrinol Metab 2006 Nov;91(ll):4335-43. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16926258)

30. Tracz MJ, Sidéras K, Bolona ER, et al. Testosterone use in men and its effects on bone health. A systematic review and meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. J Clin Endocrinol Metab 2006 Jun;91(6):2011-6. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16720668)

31. Novara G. Critical review of guidelines for BPH diagnosis and treatment strategy / G. Novara [et al.] // Europ. Urology. - 2006. - Vol. 5, suppl. - P. 418-429.

32. Nieschlag E. Investigación, treatment, and monitoring of late-onset hypogonadism in males / E. Nieschlag [et al.] // J. of Andrology. - 2006. - № 2. - P. 135-137.

33. Araujo AB, Esche GR, Kupelian V, et al. Prevalence of symptomatic androgen deficiency in men. J Clin Endocrinol Metab 2007 Nov;92(l l):4241-7. (http://www.ncbi.nlm.nih.gOv/pubmed/l 7698901 )

34. Haddad RM, Kennedy CC, Capíes SM, et al. Testosterone and cardiovascular risk in men: a systematic review and meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. Mayo Clin Proc 2007 Jan;82(l):29-39. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17285783)

35. Rajender S, Singh L, Thangaraj K. Phenotypic heterogeneity of mutations in androgen receptor gene. Asian J Androl 2007 Mar;9(2): 147-79. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17334586).

36. Saad F, Gooren L, Haider A, et al. An exploratory study of the effect of 12 months administration of the novel long-acting testosterone undecanoate on measures of sexual function and the metabolic syndrome. Arch Androl 2007 Nov-Dec;53(6):353-7. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18357966)

37. Seftel A. Testosterone replacement therapy for male hypogonadism: Pt 3. Pharmacologic and clinical profiles, monitoring, safety issues, and potential future agents / A. Seftel // Intern. J. of Impotence Research. - 2007. - Vol. 19, № 1. - P. 2-24.

38. Svartberg J. Measuring gonadotropins is of limited value in detecting hypogonadism in ageing men: the Tromso study / J. Svartberg, R. Jorde // Intern. J. of Andrology. - 2007. - Vol. 30, № 5. - P. 445-451.

39. Zitzmann M. Mechanisms of disease: pharmacogenetics of testosterone therapy in hypogonadal men. Nat Clin Pract Urol 2007 Mar;4(3):161-6. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17347661).

40. Hall SA, Esche GR, Araujo AB, et al. Correlates of low testosterone and symptomatic androgen deficiency in a population-based sample. J Clin Endocrinol Metab 2008 Oct;93(10):3870-7. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18664536)

41. Bassil N, Alkaade S, Morley JE. The benefits and risks of testosterone replacement therapy: a review. Ther Clin Risk Manag 2009 Jun;5(3):427-48. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19707253)

42. Caminiti G, Volterrani M, Iellano F, et al. Effect of long-acting testosterone treatment on functional exercise capacity, skeletal muscle performance, insulin resistance and baroflex sensitivity in elderly patients with chronic heart failure: a double-blind, placebo-controlled, randomized study. J Am Coll Cardiol 2009 Sep l;54(10):919-27. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19712802)

43. Lakshaman KM, Bassaria S. Safety and efficacy of testosterone gel in the treatment of male hypogonadism. Clin Interv Aging 2009;4:397-412. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19966909)

44. Morgentaler A. Testosterone therapy in men with prostate cancer: scientific and ethical considerations. J Urol 2009 March; 181(3):972-9. (http://www.ncbi.nlm.nih.gOv/pubmed/l 9150547)

45. Raynaud JP. Testosterone deficiency syndrome: Treatment and cancer risk. J Steroid Biochem Mol Biol 2009 Jan;l 14(1-2):96-105. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19429438)

46. Shabsigh R, Crawford ED, Nehra A, et al. Testosterone therapy in hypogonadal men and potentialprostate cancer risk: a systematic review. Int J Impot 2009 Jan;21(l):9-23. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18633357)

47. Vesper HW, Bhasin S, Wang C, et al. Interlaboratory comparison study of serum total testosterone [corrected] measurements performed by mass spectrometry methods. Steroids 2009 Jun;74(6): 498-503. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19428438)

48. Wang C, Nieschlag E, Swerdloff R, et al; International Society of Andrology; International Society for the Study of Aging Male; European Association of Urology; European Academy of Andrology; American Society of Andrology. Investigation, treatment, and monitoring of late-onset hypogonadism in males: ISA, ISSAM, EAU, EAA, and ASA recommendations. Eur Urol 2009 Jan;55(l):121-30. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18762364)

49. Yoon H, Park YY, Hong JY, Lee YS, Cho ST, Han DH. Effects of tamsulosin on adult metabolic syndrome with LUTS patients. Proceedings of 2010 ICS IUGA: Toronto, Canada. 2010

50. Wu FC, Tajar A, Beynon JM, et al. Identification of late-onset hypogonadism in middle-aged and elderly men. N Engl J Med 2010 Jul 8;363(2): 12335. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20554979)

51. Wang C, Harnett M, Dobs A, et al. Pharmacokinetics and safety of long acting testosterone undecanoate injections in hypogonadal men: An 84-week phase III clinical trial. J Androl 2010 SepOct;31(5):457-65. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20133964)

52. Tiittelmann F, Gromoll J. Novel genetic aspects of Klinefelter's syndrome. Mol Hum Reprod 2010 Jun;16(6):3 86-95. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20228051)

53. Sykiotis GP, Hoang XH, Avbelj M, et al. Congenital idiopathic Hypogonadotrophic hypogonadism: evidence of defects in the hypothalamus, pituitary, and testes. J Clin Endocrinol Metab 2010 Jun;95(6):3019-27. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20382682)

54. Rosner W, Vesper H. Toward excellence in testosterone testing: a consensus statement. J Clin Endocrinol Metab 2010 0ct;95(10):4542~8. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20926540)

55. Roehrborn CG, Siami P, Barkin J, Damiao R, Major-Walker K, Nandy I, et al. The effects of combination therapy with dutasteride and tamsulosin on clinical outcomes in men with symptomatic benign prostatic hyperplasia: 4-year results from the CombAT study. Eur Urol. 2010; 57:123-31.

56. Roehrborn CG. Benign prostatic hyperplasia: etiology, pathophysiology, epidemiology, and natural history. Kavoussi R, Novick AC, Partin AW, Peters CA, editors. Campbell-Walsh urology. 10th ed. Philadelphia: Elsevier; 2010. p. 2570-610.

57. Pitteloud N, Durrani S, Raivio T, et al. Complex genetics in idiopathic hypogonadotrophic hypogonadism. Front Horm Res 2010;39:142-53. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20389092)

58. Nieschlag E, Behre HM, Wieacker P, et al. Disorders at the testicular level. In: Nieschlag E, Behre HM, Nieschlag S (eds). Andrology - male reproductive health and dysfunction. 3rd edn. Berlin: Springer, 2010:193-238.

59. Nickel JC, Me ndez-Probst CE, Whelan TF, Paterson RF, Razvi H (2010) 2010 Update: guidelines for the management of benign prostatic hyperplasia. Can Urol Assoc J4(5):310-316

60. Moul S, McVary KT. Lower urinary tract symptoms, obesity and the metabolic syndrome. Curr Opin Urol 2010; 20: 7-12.

61. Morgentaler A, Morales A. Should hypogonadal men with prostate cancer receive testosterone? J Urol 2010 Oct; 184(4): 1257-60. [no abstract available] (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20723918)

62. Moon du G, Park MG, Lee SW, et al. The efficacy and safety of testosterone undecanoate (Nebido®) in testosterone deficiency syndrome in Korean: a multicenter prospective study. J Sex Med 2010 Jun;7(6):2253-60. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20345732)

63. McVary KT, Roehrborn CG, Avins A, Barry MJ, Bruskewitz RC, Donnell RF, editors. American Urological Association Guideline: management of benign prostatic hyperplasia (BPH). Revised 2010. Linthicum: American Urological Association; 2010.

64. Hong GS, Shim BS, Chung WS, Yoon H. Correlation between metabolic syndrome and lower urinary tract symptoms of males and females in the aspect of gender-specific medicine: a single institutional study. Korean J Urol 2010; 51: 631-5.

65. Haider A, Gooren LJ, Padungton P, et al. Improvement of the metabolic syndrome and of nonalcoholic liver steatosis upon treatment of hypogonadal elderly men with parenteral testosterone undecanoate. Clin Endocrinol Diabetes 2010 Mar; 118(3): 167-71 .(http://www.ncbi.nlm.nih.gOv/pubmed/l 9472103)

66. Gorbachinsky I, Akpinar H, Assimos DG. Metabolic Syndrome and Urological Diseases. // Rev Urol. 2010. Vol. 12, N 4. P. 157-180.

67. Gorbachinsky I, Akpinar H, Assimos DG. Metabolic Syndrome and Urological Diseases. // Rev Urol. 2010. Vol. 12, N 4. P. 157-180.

68. Fernändez-Balsells MM, Murad MH, Lane M, et al. Adverse effects of testosterone therapy in adultmen: a systematic review and meta-analysis. J Clin Endocrinol Metab Jun 2010;95(6):2560-75. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20525906)

69. European Association of Urology, Pocket Guidelines, 2010 edition.

70. Cornu JN, Cussenot O, Haab F, Lukacs B. A widespread population study of actual medical management of lower urinary tract symptoms related to benign

prostatic hyperplasia across Europe and beyond official clinical guidelines. Eur Urol 2010;58:450-6.

71. Castineiras Fernandez J, Cozar Olmo JM, Fernandez-Pro A, Martin JA, Brenes Bermudez FJ, Naval Pulido E, et al. Referral criteria for benign prostatic hyperplasia in primary care. Sociedad Española de Medicos de Atención Primaria, Sociedad Española de Medicina General, Sociedad Española de Medicina de Familia y Comunitaria, Asociación Española de Urología. Actas Urol Esp. 2010; 34:24-34.

72. Bhasin S, Cunningham GR, Hayes FJ, et al. Testosterone therapy in men with androgen deficiency syndromes: an Endocrine Society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab 2010 Jun;95(6):2536-59. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20525905)

73. Behre HM, Nieschlag E, Partsch CJ, et al. Diseases of the hypothalamus and the pituitary gland. In: Nieschlag E, Behre HM, Nieschlag S (eds). Andrology -male reproductive health and dysfunction. 3rd edn. Berlin: Springer, 2010:169-92.

74. Basaría S, Coviello AD, Travison TG, et al. Adverse event associated with testosterone administration. New Engl J Med 2010 Jul;363(2): 109-22. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20592293)

75. Brinkmann AO. Molecular mechanisms of androgen action - a historical perspective. Methods Mol Biol.,2011;776:3-24. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21796517).

76. Carballido J, Fourcade R, Pagliarulo A, Brenes F, Boye A, Sessa A, et al. Can benign prostatic hyperplasia be identified in the primary care setting using only simple tests? Results of the Diagnosis IMprovement in PrimAry Care Trial. Int J Clin Pract. 2011;65:989-96.

77. Kim SJ, Lee J, Nam CM, Lee SY. Impact of obesity on metabolic syndrome among adolescents as compared with adults in Korea. Yonsei Med J 2011; 52: 746-52.

78. Oelke M., Bachmann A., Descazeaud A. et al. Guideline Male LUTS. EAU, 2011. 68 p.

79. Parsons JK. Lifestyle factors, Benign prostatic hyperplasia, and lower urinary tract symptoms. Curr Opin Urol 2011; 21:

80. Rey RA, Grinspon RP. Normal male sexual differentiation and aetiology of disorders of sex development. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab 2011 Apr;25(2):221-38. (http://www.ncbi.nlm.nih.gOv/pubmed/21397195).

81. de Ronde W, de Jong FH. Aromatase inhibitors in men: effects and therapeutic options. Reprod Biol. Endocrinol 2011 Jun 21;9:93. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21693046).

82. Saad F, Aversa A, Isidori AM, et al. Onset of effects of testosterone treatment and time span untilmaximum effects are achieved. Eur J Endocrinol 2011 Nov;165(5):675-85. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21753068)

83. Yim SJ, Cho YS, Joo KJ. Relationship between metabolic syndrome and prostate volume in Korean men under 50 years of age. Korean J Urol 2011; 52: 390-5.

84. Fourcade RO, Lacoin F, Roupret M, Slama A, Le Fur C, Michel E, et al. Outcomes and general health-related quality of life among patients medically treated in general daily practice for lower urinary tract symptoms due to benign prostatic hyperplasia. World J Urol. 2012; 30:419-26.

85. Montorsi F, Mercadante D. Diagnosis of BPH and treatment of LUTS among GPs: a European survey. Int J Clin Pract. 2013; 67:114-9.

86. Oelke M., Bachmann A., Descazeaud A, Emberton M, Gravas S, Michel MC, N'dow J, Nordling J, de la Rosette JJ. Guidelines on the Management of Male Lower Urinary Tract Symptoms (LUTS), incl. Benign Prostatic Obstruction (BPO). EAU, 2013. 75 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.