Легитимность власти как объект политической социологии: Понятие, исследовательские подходы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.05, кандидат социологических наук Борзунова, Евгения Анатольевна

  • Борзунова, Евгения Анатольевна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 1998, КемеровоКемерово
  • Специальность ВАК РФ22.00.05
  • Количество страниц 128
Борзунова, Евгения Анатольевна. Легитимность власти как объект политической социологии: Понятие, исследовательские подходы: дис. кандидат социологических наук: 22.00.05 - Политическая социология. Кемерово. 1998. 128 с.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Легитимность власти как объект политической социологии: Понятие, исследовательские подходы»

Тема диссертационного сочинения посвящена осмыслению такого важного для переходного общества феномена как легитимность власти.

Функционирование процессов легитимации власти носит сложный социально обусловленный характер. Проблема легитимации власти актуальна для всех стран, так как везде можно найти признаки падения авторитета и доверия к властным структурам. Это выражается в различных формах: в росте преступности, негативном отношении к политическим институтам, в социальных взрывах. Однако в России кризис легитимности приобрел более острый характер вследствие ряда обстоятельств, связанных с проводимыми общественными преобразованиями. Российское общество не может существовать и развиваться без легитимности политической власти, без достижения консенсуса относительно целей, к которым люди должны стремиться, и основных средств их достижения.

Обсуждение проблем легитимности власти имеет для российского общества необычайную значимость: на наших глазах власть в России в очередной раз делает свою легитимность проблематичной. Несмотря на действующую процедуру демократических выборов, власть в России далека от того, чтобы быть легитимной. В нашей стране 3/4 граждан не одобряют деятельность президента и правительства (по данным опросов ВЦИОМ в апреле и июне 1997 г.), не менее трети граждан не уверены, что демократия - наиболее подходящая для России политическая система. Необходимо также заметить, что абсолютное большинство респондентов не испытывают ностальгии по поводу прежнего политического режима и не выражают желание возвращаться к нему.

Одним из ключевых индикаторов устойчивого демократического общества является субъективный интерес к политике. В России же только 7% граждан, опрошенных отделом социальной динамики ИСПИ РАН весной 1994 г., назвали себя "политически активными людьми", т.е. посещающими собрания политических партий или движений, участвующих в организации и проведении выборных компаний, 72% охарактеризовали себя "пассивными наблюдателями за политической жизнью", а более 20% причислили себя к "абсолютно не интересующимися политикой". Общенациональный опрос, проведенный в мае-июне 1996 г. (в разгар компании по выборам Президента России), показал, что только 10% граждан причислили себя к политически активным людям, 80% заявили, что они являются лишь пассивными наблюдателями, остальные же - абсолютно не интересующиеся политикой. Таким образом, к политически активному меньшинству причислил себя примерно каждый десятый взрослый житель Российской Федерации. Абсолютное большинство россиян - пассивные наблюдатели. По данным опросов, большинство россиян не ощущают того, что рядовые граждане способны воздействовать на правительственную политику посредством членства в общественных объединениях и политических партиях, а также участия в митингах, собраниях и иных политических акциях. Политика отдана гражданами на откуп политикам, уровень доверия к которым равно как и иным государственным и общественным институтам крайне низок. Определяющая характеристика политической жизни современной России - это устойчивое отчуждение большинства населения от власти, явственным образом отличающее постсоветскую Россию от западных демократических государств.

Одной из причин, приведших к разочарованию в обществе демократическими ценностями, стало то, что сами демократические политические силы опрометчиво поставили их реализацию в функциональную зависимость от создания цивилизованного рынка. Эволюция общественного сознания характеризуется движением от мощного общественного подъема, поддержки и веры в быстрые положительные результаты реформ к состоянию отчуждения и неприятия официально проводимой политики. На данный момент, по мнению ведущих социологов страны (Т. И. Заславская, А. Г. Здравомыслов. и др.) доверие россиян к любым политическим силам исчерпано. Извечно бывшая слабой в России связь власти с управляемым ею обществом еще более истончилась. "Правящий слой обособился от остального общества, которое ответило ему тем же. Нынешнее "молчащие большинство" не готово действовать в пользу какой-либо политической силы, но на этом фоне возрастает опасность возможных авантюр со стороны различных меньшинств".1 Переходный период, который переживает Россия, требует незамедлительного проведения жестких мер, способных стабилизировать ситуацию, но это возможно лишь при доверии существующей власти со стороны большинства россиян. К сожалению, массовое сознание на фоне кризиса политической системы и резкой ломки устоявшихся социальных структур не приспособлено к восприятию всей сложной совокупности причин кризисного развития российского общества. Ценностный раскол в обществе привел к тому, что в нем сложились конкурирующие представления о его новом облике. Драма российской политической

1 Заславская Т.И. Роль социологии в процессах преобразования России// Вопросы социологии. - 1996. - № 6. - С. 102 истории 20 века состоит в том, что, утратив легитимность традиционного типа, власть так и не приобрела современной рационально-демократической легитимности. Социальный кризис в нашей стране обусловлен сложностью перехода от общества, единственной объединяющей силой которого являлась внешняя принудительная сила, система команд сверху-вниз, фактически без обратной связи, без учета интересов и потребностей подавленных и разобщенных низов, к посткапиталистической научно-информационной модернизации прогрессивных форм социальной демократии. Россия еще не преодолела архаичные стереотипы массового сознания. Одностороннее подчинение российских граждан предписаниям властей, что являлось обратной стороной произвольного использования властных полномочий, какими благими намерениями патерналистского толка оно идеологически не оправдывалось, - основная черта политической жизни нашей страны на протяжении всей ее истории.

Можно обозначить следующие тенденции, препятствующие превращению общества в политически активную и влиятельную силу, обусловленные во многом его переходным, становящимся характером: усиливающийся консерватизм и сохранение фрагментации общества, его автономизация, неоформленность интересов определенных социальных групп. Имея ввиду обозначенные тенденции, на. данном этапе развития российского общества нельзя однозначно утверждать, что источник легитимации власти коренится в разделяемых всеми членами сообщества ценностях. Современное общество разнородно, ценности и, соответственно, устремления людей определяются их принадлежностью к той или иной социальной группе. Ценностный раскол в российском обществе налицо, он обусловлен объективными причинами.

Доминирующий ценностный образец, объединяющий все общество, в нашей стране сформируется еще не скоро. Источник легитимности власти в России необходимо искать в несколько иной плоскости. Данное исследование призвано стать частью той объяснительной схемы, указывающей на возможные пути преодоления политического кризиса, обусловленного в большей мере отсутствием доверия к властным структурам со стороны большинства граждан России, которая складывается на сегодняшний день в литературе. В представленной работе утверждается, что основания для достижения властью легитимности лежат за пределами ее организационных форм и носят преимущественно социально обусловленный характер. Точнее говоря, проблема легитимности рассматривается в контексте функционирования общества в целом и основных тенденций его развития.

Без сомнения, данная проблема требует междисциплинарного подхода к ее изучению. Можно выделить несколько аспектов рассмотрения легитимности власти. Науки о праве, к примеру, рассматривают легитимацию как признание или подтверждение законности каких-лцбо прав, полномочий, организаций и т.п. Одним из принципиально важных средств в изучении социальных механизмов власти является политическая социология. Социологический анализ власти позволит посмотреть на поставленную проблему более широко, в отличие, к примеру, от политологической науки, призванной изучать преимущественно механизмы функционирования государства и его органов. Такой подход позволит отделить вопрос легитимности политической власти от проблем ее организации. Изложение выбранной проблематики будет вестись в русле политической социологии, рассматривающей легитимацию как общественное отношение, которое возникает между управляющими и управляемыми и качественно характеризует отношения между ними.

Политическая социология лишь недавно начала оформляться как самостоятельная дисциплина, заявляя о специфике своего предметного поля. В работах российских авторов проблематика данной отрасли социологического знания не получила еще должного освещения, особенно это касается проблем легитимности власти. Отмечается лишь актуальность вопроса об обеспечении более высокого уровня легитимации власти на фоне непоследовательного и противоречивого хода развития России, не давая ни четкого определения данного феномена, ни рассматривая механизмы, с помощью которых обеспечивается легитимность. Появились первые учебники по социологии политики, но в них, к сожалению, вопрос легитимации власти ускользает из поля внимания.1 Несмотря на это все же хотелось бы отметить ряд публикаций, появившихся за последние несколько лет, которые касаются вопросов легитимности власти современного российского общества. Результаты прикладных социологических исследований по поводу доверия народа к власти исчерпываются на данный момент преимущественно количественными показателями, что обусловлено во многом недостаточностью теоретического осмысления проблем легитимности власти. Основания доверия, либо недоверия к

1 Амелин В.Н. Социология политики. - М.: Изд-во МГУ, 1992. - 183 е., Виноградов В.А., Головин H.A. Политическая социология: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во С.- Петер. Ун-та, 1997. - 176 е., Коротова В.А., Роша А.Н. Политическая социология. - М., 1993. - 110 е., Социология власти и авторитета. Изд-во Саратовского ун-та, 1994. - 27 с.

2 Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 125 е., Зубок В.М. Источники делегитимации советского режима// Полис. - 1992. - № 2. - С. 88-98, Легальность и легитимность власти// Вестник МГУ, серия 12. - 1994. - № 2. - С. 3-28, властным структурам со стороны граждан имеют более глубокий характер.

Недостаточность теоретического осмысления выбранной проблемы и отсутствие инструментария для ее исследования определяют ход дальнейшего исследования. На первом этапе изучения поставленной проблемы необходимо обратиться к истории социологии с целью выделить основные подходы, касающиеся вопроса легитимации власти. Это диктуется в первую очередь отсутствием концептуальных моделей исследования проблемы легитимности власти в терминах социологической науки. Анализ подходов к феномену легитимности власти в классической социологической традиции будет иметь принципиальное значение для понимания сути процессов социального структурирования в современном обществе. Выявление механизмов, с помощью которых власть добивалась признания своих действий на протяжении своего многовекового существования, мотивов послушания, оснований доверия даст ключ к разгадке ситуации, сложившейся в российском обществе сегодня.

Обращаясь к истории вопроса, отметим, что имплицитно рассматриваемая тематика содержалась в трудах Платона и Аристотеля об обществе, "Государе" Никколо Макиавелли, теории обязательств Гоббса, идее естественного права Джона Локка, доктрине социального контракта Жан-Жака Руссо. Концептуальное изложение вопроса легитимности власти было предпринято лишь в рамках классической социологии конца 19 - начала 20 веков. В специфически социологическом смысле термин "легитимность" впервые был введен М. Вебером для отличия легитимности социального порядка, связываемой с его фактической значимостью для людей и проявляющейся в их поведении, от нормативной легитимности, характеризующейся формальным соответствием порядка законам страны. Веберовская концепция легитимности была использована представителями западноевропейской социологии 20 века. В США проблематика легитимности власти разрабатывалась в рамках структурно-функциональной парадигмы Т.Парсонса. Феноменологическая социология знания П. Бергера и Т. Лукмана касалась источников легитимности институционального мира в целом. Глубокий анализ властных отношений в современном мире можно встретить в трудах таких известных социологов как П. Бурдье, Э. Гидденс, Н. Луман, Ю. Хабермас, М. Фуко.

Заслуживают внимание также и политологические концепции С. Липсета, рассматривающего связь между легитимностью и эффективностью функционирования политической системы, и Д. Истона, выделившего основные источники поддержки власти. В некоторой степени М. Доган и Д. Пеласси в исследованиях по сравнительной политической социологии касались вопроса об основаниях доверия к власти.

В русской научной жизни феномен власти был предметом глубоких исследований замечательной когорты юристов, социологов, философов: С. Муромцева, Б. Кистяковского, М. Ковалевского, Н. Коркунова, М. Острогорского, П. Покровского Л. Петражицкого, Г. Шершеневича. Власть, по - Кистяковскому, является основным признаком общества, точнее, его социальных систем, связанных с производством, распределением благ и управлением. К атрибутам власти как социокультурного явления - престижу, авторитету, традициям, правообеспечению, насилию - время добавило самое важное - "идею власти", то есть нравственно-правовое оправдание ее в глазах граждан.

Как только власть теряет эту одухотворенную идею, она неминуемо гибнет. Такой идеей, по мнению Кистяковского, в современных условиях становится "суверенитет самого права". Особое почетное место среди русских социологов принадлежит М. Острогорскому, поскольку он был первым, кто поставил проблемы политической социологии в качестве предмета научного исследования. Основной вопрос, волновавший русского социолога, - почему единое и стабильное ранее общество традиционного типа теряет в новых условиях свою устойчивость и начинает претерпевать процесс разложения и как это происходит. Результат распада традиционного общества - нивелирование общества, разрушение традиционных сословных перегородок в нем, изменения положения групп и индивидов по отношению к власти. Он показал, каким образом при наличии равного избирательного права основная масса населения вытесняется, тем не менее, из активной политической жизни, становится объектом манипулирования со стороны корпуса политиков. Особо опасным для общества в целом являются такие последствия этой практики, как отчуждение общества от политической жизни, разрыв между политикой и моралью, формирование конформистского сознания и гражданской индифферентности. Главный путь прогресса, по утверждению Острогорского, - в гражданском просвещении, развитии общественной жизни, правовой культуре населения. Несомненно, эти идеи актуальны и поныне, особенно если речь идет о российской политической практике.

В отечественной литературе по социологии и политологии отдельные аспекты проблемы легитимности власти можно найти в некоторых публикациях В. А. Ачкасова, А. С. Ахиезера, О. С. Баталова, Г. А. Белова, В. В. Желтова, С. М. Елисеева, В. М. Зубок, Ю. Качанова, А. С. Фетисова,

Р. П. Шпаковой. Рассмотрению сущности социальной власти уделяли внимание такие отечественные авторы как А. Г. Аникевич, Ф. М. Бурлацкий, А. А. Галкин, К. С. Гаджиев, Н. М. Кейзеров, А. С. Макарычев, В. В. Меньшиков, Т. П. Орлов, Т. В. Пушкарева, А. И. Соловьев, В. Ф. Халипов, Г. Г. Филиппов.

В целом нужно отметить, что углубленно вопросы легитимности власти не прорабатывались. Практическая важность проблемы и ее недостаточная теоретическая разработанность в политической социологии определили выбор темы предложенного исследования: "Легитимность власти как объект политической социологии: понятие, исследовательские подходы".

Объектом диссертационного исследования является понятие "власть" в социологической традиции.

Предмет исследования - социологический статус легитимной власти и типологизация исследовательских подходов.

Теоретико-методологические основы исследования составляют работы классиков социологической и философско-социологической мысли, современных отечественных и зарубежных исследователей проблемы легитимности власти. Важнейшими элементами методологического аппарата диссертационного исследования являются исторический и сравнительно-типологический методы.

Цель и задачи исследования

Цель диссертационного сочинения - анализ проблемы легитимности власти в социологической традиции.

Реализация цели предполагает решение следующих задач:

- охарактеризовать власть как социологическое понятие;

- раскрыть понятие "легитимность власти" применительно к предметной области исследования, определить основные признаки легитимной власти;

- дать анализ философско-социологической традиции осмысления легитимности власти;

- представить типологию подходов к исследованию легитимности власти.

Научная новизна диссертационной работы может быть сформулирована следующим образом:

1. Осуществлено уточнение социологического содержания понятия "власть".

2. Выявлены основные признаки легитимной власти.

3. На основе сравнительно-типологического анализа основных социологических концепций легитимности власти выделено три типа подходов к ее исследованию: 1) субъективистский; 2) объективистский; 3) коммуникативный.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социологический аспект рассмотрения проблемы легитимности власти дает основу для более глубокого ее понимания. Несомненно, поставленная проблема требует междисциплинарного подхода к ее изучению. Необходимость выявления специфики социологического анализа легитимности власти наряду с уже имеющимися, политологическим, правоведческим, психологическим, продиктована тем, что в литературе четко не определяются границы исследования данной проблемы указанными подходами. Недостаточно также ограничиваться при анализе легитимности власти в социологии прикладным уровнем исследования, необходимо дополнить его глубокой теоретической базой.

2. Обратившись к теоретическим основам анализа проблемы легитимности власти, автор предлагает концептуальную модель ее исследования, представленную типологией социологических подходов к изучению легитимности власти по основанию: онтологические и методологические основы исследования социальной реальности.

Теоретическая и практическая значимость работы

Акцентуация социологического подхода к анализу данного феномена способствует более глубокому и всестороннему пониманию процессов легитимации власти. Теоретическая значимость настоящей диссертационной работы заключается в создании концептуальной модели исследования легитимности власти. Основные выводы исследования могут найти применение при разработке программ прикладных социологических исследований, что позволит на более высоком теоретическом уровне отследить, каковы основания для принятия или неприятия деятельности властных органов, чем руководствуются индивиды при выборе того или иного политического лидера. Материалы, изложенные в диссертации, могут быть использованы в преподавании вузовского курса "Политическая социология".

Апробация результатов исследования

Диссертация обсуждалась на кафедре социологии философского факультета Томского государственного университета и кафедре социологии и политологии Кемеровского государственного университета. Основные ее положения докладывались и обсуждались на Российской научной конференции "Гуманитарные дисциплины в техническом вузе" (Рубцовск, 1996 г.), Всероссийском семинаре молодых

15 ученых "Дефиниции культуры" (Томск, 1996 г.). Результаты исследования отражены в 4 публикациях.

Похожие диссертационные работы по специальности «Политическая социология», 22.00.05 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политическая социология», Борзунова, Евгения Анатольевна

Заключение

Подводя итог сказанному, отметим следующие результаты предложенного исследования.

1. Определено социологическое содержание понятия "власть".

2. Выявлены основные признаки, характеризующие легитимную власть, и основы ее социологического изучения.

3. Показано, что идейные корни исследования вопроса о необходимости оправдания власти в обществе заложены в философско-социологической традиции.

4. Проанализированы основные подходы к проблеме легитимности власти в историко-социологической ретроспективе. Представлена их типология по основанию - онтологические и методологические посылки исследования социальной реальности, задающие различные трактовки феномена легитимности власти. Выделены следующие типы подходов:

- субъективистский: речь идет о поиске источников индивидуальной веры в легитимность существующего порядка, утверждается, что легитимация дает индивиду знание того, чем являются те или иные вещи (когнитивный элемент) и почему он должен поступать так, а не иначе (нормативный элемент). Источником легитимности может выступать харизма, традиция, связанная прежде всего с религиозной моралью, легальные установления (М. Вебер), степень же оправдания зависит от познавательного уровня, востребованного в том или ином обществе (феноменологическая социология знания), основаниями легитимности могут выступать религиозные и философские системы, а также мифы на ранних ступенях развития общества.

- объективистский: исходит из необходимости ответа на вопрос, как легитимизируется нормативный порядок общества. Утверждается, что источник легитимности нормы, которые регулируют взаимоотношения в обществе, накладывая ограничения действию отдельных индивидов, выступают ценности - продукты культуры. Таким образом, смысл, нормы и ценности должны быть выработаны вне индивидов и навязаны им сверху социальными институтами.

- коммуникативный: конструирует нормативную модель логики аргументирования, которая выводится из анализа процесса коммуникации. Вера в легитимность переводится на язык, позволяющий путем переговоров проверить эту веру. Легитимная власть понимается как власть ориентированной на согласие коммуникации создавать консенсус. Процедурный тип легитимности власти, свойственный современному обществу, понимается при таком рассмотрении в смысле рационального согласия, то есть выражения всеобщих интересов: нормы господства должны быть приняты основной массой населения, причем норма легитимна, если она удовлетворяет принципу дискурса.

С учетом выделенных моделей легитимности власти, можно сказать, что Россия, утратив традиционный тип легитимности, находится на пути формирования нового процедурного типа легитимности, характерного для развитых демократических государств.

Проанализируем российскую политическую действительность в терминах социологических интерпретаций власти и ее легитимации. Отметим, что власть в обществе не стабильный и не фиксированный феномен. Если следовать рассуждениям представителя объективистского подхода Т. Парсонса, значимость власти, во всей совокупности, может возрастать или снижаться, подобно курсу денег. Можно использовать власть "в кредит". Например, лидер, умеющий покорять сердца, употребляет власть "в кредит", опираясь на доверие масс. Применительно к политической системе допустимо говорить об инфляции и дефляции. Бесспорно, на сегодняшний день можно говорить о состоянии инфляции политической системы в России, что выражается хотя бы в том, что сложившаяся партийная система вряд ли способна выразить весь спектр интересов различных социальных групп.

В современном информационном обществе, в котором очень высок культурно-образовательный уровень широких слоев населения, существует тенденция к усилению рационализации социальной жизни, наиболее остро стоит вопрос о легитимации власти: власть должна постоянно подтверждать свое право и возможность управлять и влиять на людей. Если следовать Ю. Хабермасу, степень ойравдания, характерная для современных государств, становится рефлексивной, в нем уже нет места для господства идеологий. Нормы легитимны тогда, когда они удовлетворяют критериям коммуникативной рациональности, т.е. заслуживают свободного признания со стороны каждого члена сообщества. Модель современной демократии близка изначальному значению веберовской категории "легитимности": массам принадлежит решающая роль в выборе власти. С другой стороны, существует тенденция к автономизации поля политики в связи с общественно необходимой высокой и неопределенной сложностью политической системы современных обществ. Политика легитимизирует себя не тем, что определяет процесс политического волеобразования, она не может уже опираться на что-либо в своих решениях и должна сама создавать себе такую опору. Необходимо также заметить, что автономность поля политики относительна хотя бы в силу того, что политическая игра всегда обусловлена ансамблем различий между социальными группами и общей логикой социального пространства, противопоставляющей господствующим подчиненных. Процесс автономизации российского поля политики связан с появлением социально дифференцированной категорией профессиональных политиков, производящих средства восприятия и выражения социального мира. Российское политическое пространство представляет самостоятельную и обособленную сферу общественной жизни - ансамбля отношений, которые складываются между агентами системы политического производства, конкурирующими за политическую легитимность. Одним из источников легитимности власти должна быть налаженная коммуникация внутри политической системы. Осуществление власти возможно лишь в режиме диалога. В России же на сегодняшний день - ситуация отчуждения корпуса политиков и борьба внутри него сил различных политических пристрастий на фоне резкого ухудшения положения основной части населения, обусловленного социально-экономическим кризисом, причина которого опять же коренится в постоянном перераспределении власти, что очень сильно ослабило государственность. Отметим в связи с этим еще одну сторону вопроса об обеспечении легитимности власти, связанную с ролью государства. Государство призвано сохранять эффекты дисфункциональной стороны социальной системы в рамках принятых ограничений: прежде всего оно должно обеспечивать легитимную поддержку социальным задачам. В России же государство не способно разрешить весь комплекс назревших социально-экономических проблем. Налицо кризис государственности.

На данном этапе развития политических отношений в России важное значение для ситуации признания и одобрения власти имеет обладание определенным капиталом: символическим, социальным, культурным, экономическим. Так, на уровне статистического анализа становится ясно, что российская политическая элита, например Федеральное Собрание и Правительство РФ, состоит из людей, занимающих в социальном пространстве высшие позиции по общему объему капиталов, в основном экономических и социальных. Силовые отношения власти, таким образом, зависят от возможного сочетания специфических интересов и капиталов господствующих групп.

Социально-политическая ситуация в России связана не только с кризисом ценностно-нормативной системы, обусловленным становлением новой социальной структуры, неоформленностью интересов определенных социальных групп. Необходимо также учитывать, что корпус "новых" политиков находится в процессе оформления, в нем еще не так явно выражено стремление к диалогу друг с другом ради достижения консенсуса, что могло бы быть залогом его легитимности. Названные процессы происходят параллельно с кризисом государственности и неразрешимости многих социально-экономических проблем. Если в высокоиндустриальном обществе существует тенденция бюрократизации политики, усиления административной власти государства, то в России на сегодняшний день - неспособность власти к организационным мероприятиям, так необходимым в условиях экономического спада, протекающего на фоне кризиса политического.

В заключении отмечается, что предложенное диссертационное исследование не ставило своей целью разрешить весь комплекс легитимных проблем, назревших в нашей стране. Скорее это только первый шаг к их осмыслению, подразумевающий анализ накопленных знаний о легитимности власти в социологической литературе.

117

Поставленная, очень сложная по мнению автора, проблема несомненно имеет перспективы для дальнейшего изучения. Прежде всего необходимо вскрыть весь комплекс противоречий политических реалий России, которые привели к ситуации нелегитимности власти и возможные пути ее преодоления. Возможно также проведение широкомасштабного исследования, которое касалось бы выяснения мотивов подчинения или неприятия власти народонаселением России, учитывающего специфику русской ментальности, а также особенности развития политических отношений в нашей стране.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Борзунова, Евгения Анатольевна, 1998 год

1. Амелин В.Н. Социология политики. М.: Изд-во МГУ, 1992. - 183 с.

2. Аникевич А.Г. Политическая власть: вопросы методологии исследования. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. - 180 с. Аристотель. Политика// Соч.: в 4-х т., т.4. - М.: Мысль, 1983. - 830 с.

3. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. - 303 с.

4. Арон Р. Этапы развития социологической мысли// Общ. ред. и предисл. П.С. Гуревича. М.: Изд. группа "Прогресс", 1992. - 608 с.

5. Ахиезер A.C. Критика исторического опыта: В 3 т/ Филос о-во СССР. -М.: ФО СССР, 1991. Т. 3. - 465 с.

6. Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. М.: Аспект Пресс, 1996. - 125 с.

7. Баталов О.С. Легитимация политической власти. Автореферат дис. на соискание ученой степени канд. полит, наук. -Екатеринбург, 1993. 18 с.

8. Белов Г.А. Политология. Учебное пособие. М.: Че-Ро, 1996. - 304 с.

9. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: МЕДИУМ, 1995. - 323 с.

10. Бергер П. Общество в человеке// Социологический журнал. 1995. - № 2.-С. 162-181

11. Бойков В.Э. Социально-политические факторы развития российского общества// Социологические исследования. 1995. - № 1. - С. 43-52

12. Бурмистрова Т.Ю. Политическая социология// Социологические исследования. 1994. - № 11. - С. 49-59

13. Бурдье П. Оппозиции современной социологии// Социологические исследования. 1996. - № 5. - С. 36-50

14. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть// THESIS. Весна, 1993. - Том 1. - Вып.2. - С. 137-151

15. Бурдье П. Социология политики: пер. с фр. M.: Socio-Logos, 1993. -336 с.

16. Бурлацкий М.Ф., Галкин А.А. Современный Левиафан. Очерки политической социологии капитализма. М.: Мысль, 1985. - 384 с.

17. Вебер М. Основные социологические понятия// Избранные произведения, М.: Прогресс, 1990. С. 602-644

18. Вебер М. Политика как призвание и профессия// Избранные произведения, М.: Прогресс, 1990. С. 644-707

19. Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий// Избранное. Образ общества. Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. - С. 43-78

20. Веллмер А. Модели свободы в современном мире// Социо-Логос: Пер. с англ., нем., франц./ Сост., общ. Ред. и предисл. В.В. Винокурова, А.Ф. Филиппова. М.: Прогресс, 1991. - С. 11-39

21. Виноградов В.Д., Иванов Д.В. Другой Макиавелли// Вестн. Санкт-Петерб. Ун-та, сер. 6. Вып. 3 (№ 20). - сентябрь 1994. - С. 38-47

22. Виноградов В.Д., Головин Н.А. Политическая социология: Учебное пособие. СПб. Изд-во С.-Петер. Ун-та, 1997. - 176 с.

23. Власть: Очерки современной политической философии Запада. М.: Наука, 1989. - 328 с.

24. Вятр Е. Социология политических отношений: Пер. с польского/ Под ред. и с предисл. Ф.М.Бурлацкого. М.: Прогресс, 1979. - 463 с.

25. Гаджиев К.С. Политическая наука. М.: Межд. Отношения, 1996. - 397 с.

26. Гайда A.B., Вершинин С.Е., Шульц B.JI. Коммуникация и эмансипация: критика методологических основ социальной концепции Ю.Хабермаса. Свердловск: Изд-во Урал. Ун-та, 1998. - 155 с.

27. Гидденс Э. Последствия модерна// Современная теоретическая социология: Энтони Гидденс, PC. М.: ИНИОН РАН, 1995. - С. 81-95

28. Гидденс Э. Элементы теории структурации// Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас: Учебное пособие. Новосибирск: Изд-во Новосиб. Ун-та, 1995. - С. 40-73

29. Гидденс Э. Десять тезисов о будущем социологии// THESIS. Зима, 1993. - Т.1. - Вып.1. - С. 83-106

30. Гоббс Т. О гражданине// Сочинения: в 2-х т.- М.: Мысль, 1989. Т. 1. -623 с.

31. Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Предисл. и ред. А.Ческиса. М.: Соцэкгиз, 1936. -503 с.

32. Голосенко И.А. Козловский В.В. История русской социологии XIX-XX вв. М.: Онега, 1995. - 288 с.

33. Грунт Э.А., Кертман Г.Л., Павлова Т.В., Патрушев C.B., Хлопин А.Д. Российская повседневность и политическая культура: проблемы обновления// Полис. 1996. - № 4. - С. 56-73

34. Давыдов Ю.Н. Легитимность// Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990. - С. 156-157

35. Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования. М.: РАН, Ин-т социологического образования, 1996. - 172 с.

36. Дегтярев A.A. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения// Полис. 1996. - № 3. - С. 108-121

37. Джонсон Терри, Дандекер Кристофер, Эшуорт К л айв. Теоретическая социология: условия фрагментации и единства// THESIS. Зима, 1993. -Т.1. - Вып.1. - С. 83-106

38. Дмитров A.B., Степанов Е.И., Чумиков А.Н. Российский социум: конфликтологическая экспертиза// Социологические исследования. -1996.-№ 1.-С. 6-24

39. Доган М. Легитимность режимов и кризис доверия// Социологические исследования. 1994. - № 6. - С. 147-157

40. Доган М. Пеласси Д. Сравнительная политическая социология/ Пер. с англ. М.: Социально-политический журнал, 1994. - 272 с.

41. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии -М.: Наука, 1991.- 572 с.

42. Желтов В.В. Власть: теории и интерпретации. Кемерово: Кемеровский гос. Ун-т, 1998. - 162 с.

43. Желтов В.В., Клещевский Ю.Н. Социология политики: политическое господство. Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1996. 179 с.

44. Желтов В.В., Шпак Л.Л. Социально-политическое взаимодействие: прошлое и современность. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. 340 с.

45. Заславская Т.Н. Роль социологии в процессах преобразования России// Вопросы социологии. 1996. - выпуск 6. - С. 97-111

46. Заславская Т.П. Российское общество на социальном изломе: взгляд изнутри/ сост. Т.П. Заславской. М., 1997. - 299 с.

47. Здравомыслов А.Г. Власть и общество// Социологический журнал. -1994.-№2.- С. 198-218

48. Здравомыслов А.Г. Рациональность и властные отношения// Вопросы социологии. 1996. - Выпуск 6. - С. 7-71

49. Зубок В.М. Источники делегитимизации советского режима// Полис. -1994.-№ 2.-С. 88-98

50. История теоретической социологии в 5-т. М.: Наука, 1995. - Т. 1. -270 с.

51. Качанов Ю. Политическая топология: структурирование политической действительности. М.: Ас1 Ма^тет, 1995. - 224 с.

52. Кейзеров Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий. М.: Юридическая литература, 1973. - 264 с.

53. Ковалевский М.М. Социология// Сочинения в 2-х т., т. 1, Спб: "Але-тейя", 1997.-288 с.

54. Коротова В.П., Роша А.Н. Политическая социология. М., 1993. - 110 с.

55. Куркин Б.А. Политическая философия в ФРГ: критика буржуазных и реформистских концепций/ отв. ред. Капустин Б.Г. Ростов Н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1987. - 121 с.

56. Легальность и легитимность власти// Вестник МГУ, серия 12. 1994. -№ 2.- С. 3-28

57. Легитимация// Политология: Энцеклопедический словарь. Общ. Ред. И сост. Ю.И. Аверьянов М.: Изд-во Моск. Коммерч. Ун-та, 1993. - 431 с.

58. Липсет С. Политическая социология// Американская социология. М: Прогресс, 1972. - 392 с.

59. Локк Д. Два трактата о правлении// Сочинения в 3-х т. М.: Мысль, 1985.-Т. 3.-668 с.

60. Луман Н. Метаморфозы государства. Эссе// Проблемы теоретической социологии. Вып.2: Сб. статей/ Под ред. А.О. Бороноева СПб. Изд-во Санкт.-П. ун-та, 1996. - С. 112-128

61. Луман Н. Социальные системы: Очерк общей теории// Зап. Теор. Социология 80-х гг. PC. М.: ИНИОН РАН, 1989. - С. 41-64

62. Луман Н. Тавтология и парадокс в самоописаниях современного общества// Социо-Логос: Социология. Антропология. Метафизика. Вып. 1 -М.: Прогресс, 1991. С. 194-219

63. Луман Н. Что такое коммуникация? // Социологический журнал. -1995.-№2.- С. 114-125

64. Макаренко В.П. Вера, власть и бюрократия: критика социологии М.Вебера. Ростов Н/Д: Изд-во Рост. Ун-та, 1988. - 300 с.

65. Макаренко В.П. Политическая социологи: нормативный подход// Государство и право. 1992. - № 7. - С. 105-114

66. Макарычев A.C., Сергунин A.A. Постмодернизм и западная политическая наука// Социально-политический журнал. 1996. - №3. - С. 151-169

67. Макиавелли. Государь// Избранные произведения. М.: Худож. лит., 1983.- 504 с.

68. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Политиздат, 1964. - Т. 33. - С. 309

69. Медушевский А.Н. История русской социологии: Учеб. Пособие для вузов. М.: Высш. шк., 1993. - 317 с.

70. Меньшиков В.В. Властные отношения и основные формы их выражения в социалистическом обществе// Вопросы философии и социологии. -Вып.З. Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1971. - С. 8-12

71. Мертон Р. Референтная группа и социальная структура. М., 1992. -230 с.

72. Мид Дж. Аз и Я// Американская социологическая мысль: Тексты. М.: Международный университет Бизнеса и Управления, 1996. - 556 с.

73. Монсон П. Лодка на аллеях парка: Введение в социологию: Пер. со швед. М.: Весь мир, 1994. - 96 с.

74. Ожиганов Э.Н. Политическая теория М.Вебера: критич. анализ/ Латв. Гос. ун-т. им. П.Стучки. Рига: Зинатне, 1986. - 156 с.

75. Озирченко Д. Некоторые понятия системной теории Н.Лумана// Социологический журнал. 1995. - №3. - С. 110-114

76. Омеличкин О. В. Гражданская культура (теоретико-методологические проблемы). Кемерово: Кузбассвузиздат, 1996. - 228 с.

77. Орлов Т.П. Политические категории исторического материализма (проблемы систематизации)// Типология социальных явлений. Межвуз. Сб. Научных трудов. Свердловск, 1982. - С. 3-20

78. Острогорский М.Л. Демократия и политические партии. М., 1927. -281 с.

79. Очерки по истории теоретической социологии 20 столетия. От М.Вебера к Ю.Хабермасу, от Г.Зиммеля к постмодернизму: Пособие для гуманит. Вузов. М.: Наука, 1994. - 380 с.

80. Парсонс Т. Общий обзор// Американская социология. М.: Прогресс, 1972. - 392 с.

81. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты их взаимоотношений// THESIS. Весна, 1993. - Том 1. - Вып. 2. - С. 94-123

82. Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1997. -270 с.

83. Пименов Р.И. Происхождение современной власти. М.: Перспектива, 1996.- 351 с.

84. Платон. Государство// Сочинения в 3-х т. М.: Мысль, 1971. - Т. 3, ч. 1.-687 с.

85. Платон. Законы// Сочинения в 4-х т., т.4, М.: Мысль, 1994. 750 с.

86. Политология: Курс лекций/ Под ред. М.Н. Марченко, 2-е изд., перераб. и доп. М.: Зерцало, 1997. - 384 с.

87. Посконин В.В. Социально-политическая теория Т. Парсонса: методологический аспект/ Удмурт. Ун-т. Ижевск: Изд-во Удмурт. Ун-та, 1994. -156 с.

88. Посконина О.В. Общественно-политическая теория Н.Лумана: методологический аспект. Монография. Ижевск: Изд-во Удмурт, ун-та, 1997. -221 с.

89. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Международный фонд "Культурная инициатива", 1992. - Т. 1. - 448 с.

90. Проблема рационализации общества и критическая теория// История социологии в Западной Европе и США. М.: Наука, 1993. 423 с.

91. Пушкарева Т.В. Власть как социальный институт// Социально-политический журнал. 1995. - №2. - С. 84-97

92. Пушкарева Т.В. Проблема власти во французской политической науке// Социально-политический журнал. 1994. - № 11. - С. 157-170

93. Рассел Б. История западной философии: в 2-х т., т.2. Изд-во Новосиб. ун-та, 1994. 445 с.

94. Рац М. Власть в России и понятие власти// Власть. 1998. - № 4. С. 3745

95. Руткевич Е.Д. Феноменологичская социология знания/ Рос. АН Ин-т социологии; отв. ред. Л.Г. Ионин. М.: Наука, 1993. - 272 с.

96. Руссо Ж.Ж. Трактаты. М.: Наука, 1969. - 703 с.

97. Рябов A.B. Легальность и легитимность власти// Полис. 1994. - № 2. -С. 187-191

98. Сафонов В.Н. Политические взгляды Платона// Социально-политический журнал. 1998. - № 3. - С. 194-207

99. Смелзер. Социология. Учебное пособие для вузов. М.: Феникс, 1994. - 688 с.

100. Современная западная теоретическая социология: Т. Парсонс, PC. -М.: ИНИОН РАН, 1994

101. Соловьев А.И. Власть в политическом измерении// Вестн. Моск. Унта. Сер. 12, политические науки. 1997. - № 6. - С. 57-70

102. Соловьев А.И. Противоречия согласительных процессов в России// Полис. 1996.-№5.-С. 91-95

103. Социология власти и авторитета. Изд-во Саратовского ун-та, 1994. -27 с.

104. Фактичность и значимость Ю. Хабермаса: новые исследования по теории права и демократического правового государства, А.Денежкин// Демократия, Разум. Нравственность. М.: АО KAMI, С. 81-209

105. Фетисов A.C. Политическая власть: проблема легитимности// Социально-политический журнал. 1995. - № 3. - С. 101-112

106. Философия власти/ Гаджиев A.B., Ильин В.В., Панарин A.C., Рябов A.B.; Под ред. Ильина В.В. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1993. - 271 с.

107. Филиппов Г.Г. Социальная организация и политическая власть. М.: Мысль, 1985. - 173 с.

108. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания власти и сексуальности. Работы разных лет/ Пер. с франц. М., Касталь, 1996. - 448 с.

109. Хабермас Ю. Наследие Французской революции// Демократия. Разум. Нравственность. М.: АО KAMI, 1995. - С. 57-79

110. Хабермас Ю. Отношение между системой и жизненным миром в условиях позднего капитализма// THESIS. Весна, 1993. - Том 1. - Вып. 2. -С. 123-137

111. Хабермас Ю. Современная западная теоретическая социология, PC. -Выпуск 1.-М.: ИНИОН РАН, 1994. 120 с.

112. Хайдеггер М. Время и бытие.: Статьи и выступления: Пер. с нем. Сост., пер., вступ., коммент В.В. Бибихина. М.: Республика, 1993. - 447 с.

113. Халипов В.Ф. Власть. Основы кратологии. М.: Луч, 1995. - 304 с.

114. Шевцова Л.Ф. Дилеммы посткоммунистического общества// Полис. -1996.-№ 5.-С. 80-90

115. Шестопал Е. Б. Личность и политика: Критич. очерк современ. зап. концепций полит, социализации. М.: Мысль, 1988. - 203 с.

116. Шпакова Р.П. Легитимность и демократия// Полис. 1994. - № 2. С. 169-175

117. Щербинин А.И., Щербинина Н.Г. Политический мир России. -Томск: Водолей, 1996. 251 с.

118. Arendt Н. What is authority?// Eight exercises in political thought. Har-mondsworth a.o.: Between past and future. Penguin Books, 1977. - P. 91-141

119. Arendt H. What was Authority? In Carl S. Friedrich, ed. Authority/ Cambridge Mass.: Harvard University Press, 1958. P. 83

120. Habermus J. Legitimation problem in the modern state// Communication and evolution of society. Beacon Press, 1979. P. 178-205

121. Habermas J. Zu Theorem der Legitimationskrise// Jürgen Habermas. Legitimations problems im Spatkapitalismus. Frankfurt ami Main: Suhrkamp Verlag, 1973. - P. 178-205

122. Kersting W. Die politische Philosophie des Gesellschftsvert rags. Darmstadt: Wiss. Buchges. 1995. - 389 S. - Реф.: РЖ Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: социология. -1998.-№ 1.-С. 3-14128

123. King Roger. The state in modern society: New directions in political sciology/ R. King, G.Gibbs. Chatham: Chatham House Publ., 1986. - 271 p.

124. Lipset S. The social basis of politics// Political man, Garden City, N. Y.: Doubleday, 1960. P. 64-75

125. Lukes. Power and authority// Bottomore T., Nisbett R. A History of sociological analysis. L., 1978. - P. 633-668

126. Merquior S.C. Rousseau and Weber: two studies in the theory of legitimacy. London, 1980. P. 1-103

127. Power and choice. An introduction of political science. By McCraw Hill, 1991.-P. 109-124

128. Stryker Robin. Rules, resources, legitimacy// American journal of sociology. Vol. 99,4. - Jan. 1994. - P. 847-910

129. Shaar S.H. Legitimacy in the modern state. Oxford. 1989. - P. 15-44

130. Weber M. Economy and Society. New York: Bedminster, 1968. - P 5354