Лирика М. Ю. Лермонтова в Германии: Проблемы восприятия и перевода тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.20, кандидат филологических наук Круглова, Людмила Васильевна

  • Круглова, Людмила Васильевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2003, ТомскТомск
  • Специальность ВАК РФ10.02.20
  • Количество страниц 202
Круглова, Людмила Васильевна. Лирика М. Ю. Лермонтова в Германии: Проблемы восприятия и перевода: дис. кандидат филологических наук: 10.02.20 - Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание. Томск. 2003. 202 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Круглова, Людмила Васильевна

Введение.

Глава I. Восприятие лирики М.Ю. Лермонтова в Германии в 40-60-е годы XIX века.

1.1. Рецепция лермонтовской поэзии в немецкой критике 40-60-х гг.

XIX века.

1.2. Фридрих Боденштедт - немецкий переводчик лирики

М.Ю. Лермонтова.

1.2.1. Фридрих Боденштедт-пропагандист русской культуры и литературы в Германии

1.2.2. Фридрих Боденштедт и мюнхенская школа художественного перевода.

1.2.3. Лингвостилистический анализ переводов Фридриха Боденштедта.>.

Глава II Лирика М.Ю. Лермонтова в Германии в конце XIX - начале XX веков

2.1. Восприятие поэтического творчества М.Ю. Лермонтова в немецкоязычной культуре конца XIX-начала XX веков.

2.2. Переводческая рецепция поэзии М.Ю. Лермонтова.

2.3. Лирика М.Ю. Лермонтова в переводах А. Ашарина и Фр. Фидлера.

Глава III. Поэзия М.Ю. Лермонтова в немецком культурном пространстве XX века.

3.1. Лирика М.Ю. Лермонтова в рецепции немецкого литературоведения

XX века.

3.2. Поэзия М.Ю.Лермонтова в немецких переводах XX века.

3.2.1. Иоганнес фон Гюнтер - интерпретатор творчества

Лермонтова в Германии середины XX века.

3.2.2. М.Ю. Лермонтов в восприятии и переводе P.M. Рильке.

3.2.3. Лирика М.Ю. Лермонтова в современных немецких переводах.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», 10.02.20 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Лирика М. Ю. Лермонтова в Германии: Проблемы восприятия и перевода»

История изучения творческого наследия М.Ю. Лермонтова связана не только с отечественной традицией. Давние культурные связи России с Германией способствовали еще прижизненному появлению имени русского поэта на страницах немецкой печати. Первые критические отзывы на переводы произведений Лермонтова стали основой для формирования немецкого лермонтоведения, которое к настоящему времени оформилось как отдельная область немецкой русистики. Данная диссертационная работа посвящена исследованию динамики восприятия и перевода лирики М.Ю. Лермонтова в Германии. Впервые представлена история переводов его лирического наследия на немецкий язык (начиная прижизненными и завершая современными опытами художественного перевода), обозначены основные тенденции развития немецкого лермонтоведения.

Актуальность работы определяется несколькими моментами: 1) потребностью современного лермонтоведения в новых подходах, позволяющих выявить рецепцию творчества Лермонтова в инонациональных культурах; 2) возросшим интересом в условиях открытости современного мира к межкультурной коммуникации, диалогу культур, одним из важнейших условий которых является перевод; 3) обострившимся вниманием зарубежного и отечественного языкознания и литературоведения к теории и методологии перевода, феномену переводческой деятельности.

Проблема восприятия «чужого» литературного опыта в рамках культурно-национального самосознания находится в сфере интересов нескольких научных дисциплин: философии, литературоведения, лингвистики, культурологии. Системный подход позволяет выявить специфику взаимодействия национальных культур, что способствует формированию более объективного представления о месте и значении того или иного автора и его литературного наследия в иноязычной среде.

Объектом исследования данной работы является рецепция лирики Лермонтова в Германии, рассматриваемая в двух взаимосвязанных аспектах: литературоведческом и переводческом. Образ Лермонтова-художника в немецком сознании формировался в единстве индивидуально-творческого освоения художественного опыта поэта переводчиками и историко-литературного осмысления его творчества в немецкоязычном литературоведении.

Проблема восприятия творчества Лермонтова в Германии впервые стала предметом научного интереса в работе Фридриха Дукмайера в 1913 г. В своей небольшой по объему книге «Лермонтов у немцев», вышедшей отдельным изданием, исследователь впервые попытался проследить историю «немецкого» Лермонтова с 1840 по 1913 г1. В его работе были учтены и обобщены практически все имеющиеся на тот момент немецкие источники, так или иначе относящиеся к творчеству и личности русского поэта. Ее ценность заключалась в привлечении огромного фактического материала и обобщении его в обширной библиографии, содержащей энциклопедические и периодические издания, работы по истории литературы, сборники русских стихотворений, антологии переводов прозы и поэзии Лермонтова, статьи о творчестве и личности поэта. Позднее, в 1925 г. труд Фр. Дукмайера был издан в Берлине на немецком языке2. Именно это исследование определило ход дальнейшего изучения процесса рецепции творчества Лермонтова в Германии3.

1 Дукмайер Фр. Лермонтов у немцев. М, 1913.

2 Dukmeyer Fr. Die Einflilirung Lermontows in Deutschland und des Dichters Personlichkeit. Berlin, 1925.

3 НеЛштадт B.Jl. Лермонтов на Западе // Интернациональная литература. 1939. № II. С. 196-204; Нейштадт Л.В. Лермонтов в суждениях Запада // Интернациональная литература. 1941. № 7-8. С. 51-53; Бот-никова А.Б. Изучение Лермонтова в Германии // М.Ю. Лермонтов. Исследования и материалы. Воронеж, 1964. С. 186-220; Ботнпкова Л.Б. Фарнхаген и русская литература // Вопросы литературы и фольклора. Воронеж, 1972. С. 96-114.

Активизация деятельности славистских центров в университетах Западной и Восточной Германии после Второй мировой войны1 способствовала появлению новых исследований о Лермонтове. 1960-е гг. в Германии можно обозначить как эпоху становления немецкого лермонтоведения. Появляется все больше работ литературоведческого характера, где мы наблюдаем интерес к проблематике и поэтике лермонтовского творчества. У истоков немецкого лермонтоведения находились ученые ГДР, поскольку развитие русско-немецких литературных связей стало приоритетным направлением восточнонемецкого славяноведения . К работам, отражающим историю восприятия Лермонтова в Германии, относятся статья X. Раппиха «Литературные связи Фр. Боденштедта с Россией»3, ряд публикаций Р. Грегора4, монография Э. Райснера «Германия и русская литература (1800-1848)»5. Своеобразным обобщением проблемы Проблемам немецкого славяноведения и основным тенденциям его развития в восточной и западной Германии посвящены статьи: Bielefeld H. Materialien unci Begriffe der Geschichte der Slawistik in Deutschland, mit besonderer Beriicksichtigung der DDR // Wiener Slavistisches Jahrbuch. Bd. 8. I960. S. 28-42; Леман У. Изучение русской литературы в ГДР в 70-е гг. // Русская классическая и советская литература за рубежом. М., 1988; Braun M. Zur Geschichte der Slavistik in der BRD // Wiener Slavistisches Jahrbuch. Bd. 8. I960. S. 112; a также ряд публикаций P. Данилевского: Данилевский Р. Изучение русской литературы в ФРГ (1958-1960 // Русская литература. 1961. № 2. С. 210-221; Изучение русской литературы XVIII—XIX вв. в ФРГ и Западном Берлине (1978-1984) // Русская литература. 1986. № 2. С. 207; Русская классика в литературоведении ФРГ (после второй мировой войны) // Восприятие русской литературы за рубежом (20 в.). М., 1990. Учеными был обобщен опыт восприятия русской классики в литературоведении ФРГ и ГДР после Второй мировой войны, обстоятельно проанализировано состояние западнонемецкой и восточнонемецкой литературной русистики, представлены основные университетские центры по изучению славянских культур, а также их периодические издания и печатные органы. Широко привлекая опубликованные за исследуемый период работы ведущих славистов (учебники по истории русской литературы, юбилейные и тематические сборники, отдельные монографии), исследователи обозначили основные тенденциии и методологические подходы в славяноведении ФРГ и ГДР. Количество работ свидетельствовало о возросшем интересе к русской культуре и литературе. С середины XX в. наблюдается повышенный интерес со стороны славистов Восточной Германии к исследованиям по проблемам восприятия русской литературы в немецкоязычном культурном пространстве, что было обусловлено прежде всего политической ситуацией внутри страны. Идеологизированность немеико-го литературоведения в ГДР сыграла не последнюю роль в пропаганде русской литературы в социалистической Германии. Rappich Н. Fr. Bodenstedt's literarische Beziehungen zu Russland // Zeitschrift fur Slawistik. 1963. Bd. 8. H. 4. S. 582- 594.

4 Gregor R. Beriihmte deutsche Lermontow-Interpreten - Friedrich Bodenstedt // Wissenschaftliche Zeitschrift des Piidagogischen Instituts Giistrow. Fachbereich D/R. 1965/1966. Nr. 4. S. 83-98; Fr. Bodenstedt's Beitrag zum deutsclien Lermontovbild im XIX. Jahrhundert // Zeitschrift fur Slawistik. 1969. Bd. 14. H. 2. S. 224232.

5 ReiBner E. Deutschland und die russische Literatur (1800-1848). Bin., 1970. В своем обширном исследовании славист останавливается на трех персоналиях: Пушкине, Лермонтове п Гоголе. Включение их в социально-исторический, политический контекст эпохи позволяет ему всесторонне осветить ранний этап рецепции творчества Лермонтова в Германии до 1914 г. стало специальное исследование Р. Грегора «Лермонтов в Германии 1840—1914»1. В 1986 г. вышла его статья, в которой сделана попытка дать общее представление о месте поэта в немецком культурном сознании первой половины XX в.2

Вопросы взаимодействия русской и немецкой литератур также входили в круг интересов западнонемецкой славистики. Обзор работ ученых Западной Германии позволяет говорить о преимущественно культурологическом характере исследований3. Проблемы восприятия лирики Лермонтова в Германии отражены в работе Карин Кюенцлен «Немецкие переводчики и немецкие переводы стихотворений Лермонтова с 1841 г. по наши дни»4. В ней она подробно останавливается на деятельности немецких переводчиков лермонтовской поэзии с привлечением текстов переводов и детальным анализом последних. Идея представить практически всех известных ей «немецких» переводчиков поэзии Лермонтова, принадлежавших разным эпохам (в поле зрения исследователя попадают 32 интерпретатора), определяется целью проводимого сопоставления - найти лучшие образцы воплощения художественного мира русского поэта в немецких переводах. Предпринятый К. Кюенцлен анализ позволил ей проследить общую отношений между Россией и Германией, объяснить закономерности и выявить внутренние противоречия сложного процесса рецепции иноязычной литературы. Gregor R. Lermontow in Deutschland 1840-1914. Masch. Dissertation. Greifsvvald, 1973. Gregor R. Gedanken zum deutschen Lermontovbild im XX. Jahrhundert // Zeitschrift fur Slawistik. 1986. Bd. 31. H. 6. s! 888-891.

См.: Kahle П. Die russische Literatur in Deutschland in der ersten Halfte des XIX. Jh. Phil. Diss, (masch.). Wiirzburg, 1950; Wiegand G. Zum deutschen Russlandinteresse im XIX. Jh. - E.M.Arndt und Varnhagen von Ense. Stuttgart, 1967; Miiller L. Das Russlandbild der deutschen politischen Flugschriften, Reisewerke, Nachschlagewerke und einiger full render Zeitschriften und Zeitungen wahrend der Jahre 1832-1953. Phil. Diss, (masch). Mainz, 1953; Gertler J. Die deutsclie Russlandpublizistik der Jahre 1853 bis 1870 // Forschungen Osteurop. Gescliichte 7 (1959). S. 72-195; Russland und Deutschland - Aufsatze. Hg. v. U. Liszkowski. Stuttgart, 1974 (= Kieler Hist. St., Bd. 22); Rauch G. v. Wandlungen des deutschen Russlandbildes // Deutsch-russisclie Nachbarschaft, Leer/Ostfriesland, 1959 (= Das Barsinghausener Gesprach, 4). S. 17-30. Особого внимания заслуживает многотомный труд авторского коллектива под редакцией Л. Копелева: Russen und Russland aus deutscher Siclit. Miinchen, 1991. В нем частный вопрос восприятия немцами русской литературы рассматривается в качестве одного из аспектов межкультурного общения народов с широким привлечением исторического, культурологического, теологического контекстов эпохи.

4 Kiienzlen К. Deutsche Ubersetzer und deutsche Ubersetzungen Lermontowscher Gedichte von 1841 bis zur Gegenwart. Tiibingen (Philos. Diss.), 1980. рецепции творчества Лермонтова в Германии до 1914 г. стало специальное исследование Р. Грегора «Лермонтов в Германии 1840-1914»'. В 1986 г. вышла его статья, в которой сделана попытка дать общее представление о месте поэта в немецком культурном сознании первой половины XX в.2

Вопросы взаимодействия русской и немецкой литератур также входили в круг интересов западнонемецкой славистики. Обзор работ ученых Западной Германии позволяет говорить о преимущественно культурологическом характере исследований3. Проблемы восприятия лирики Лермонтова в Германии отражены в работе Карин Кюенцлен «Немецкие переводчики и немецкие переводы стихотворений Лермонтова с 1841 г. по наши дни»4. В ней она подробно останавливается на деятельности немецких переводчиков лермонтовской поэзии с привлечением текстов переводов и детальным анализом последних. Идея представить практически всех известных ей «немецких» переводчиков поэзии Лермонтова, принадлежавших разным эпохам (в поле зрения исследователя попадают 32 интерпретатора), определяется целью проводимого сопоставления - найти лучшие образцы воплощения художественного мира русского поэта в немецких переводах. Предпринятый К. Кюенцлен анализ позволил ей проследить общую отношений между Россией и Германией, объяснить закономерности и выявить внутренние противоречия сложного процесса рецепции иноязычной литературы. Gregor R. Lermontow in Deutschland 1840-1914. Masch. Dissertation. Greifswald, 1973. Gregor R. Gedanken zum deutschen Lermontovbild im XX. Jahrhundert // Zeitschrift fur Slawistik. 1986. Bd. 31. H. 6. s! 888-891.

См.: Kahle E. Die russische Literatur in Deutschland in der ersten Halfte des XIX. Jh. Phil. Diss, (masch.). Wiirzburg, 1950; Wiegand G. Zum deutschen Russlandinteresse im XIX. Jh. - E.M.Arndt und Varnhagen von Ense. Stuttgart, 1967; Miiller L. Das Russlandbild der deutschen politischen Flugschriften, Reisewerke, Nachschlagewerke und einiger fiihrender Zeitschriften und Zeitungen wahrend der Jahre 1832-1953. Phil. Diss, (masch). Mainz, 1953; Gertler J. Die deutsche Russlandpublizistik der Jahre 1853 bis 1870 // Forschungen Osteurop. Geschichte 7 (1959). S. 72-195; Russland und Deutschland - Aufsatze. Hg. v. U. Liszkowski. Stuttgart, 1974 (= Kieler Hist. St., Bd. 22); Rauch G. v. Wandlungen des deutschen Russlandbildes // Deutsch-russische Nachbarschaft, Leer/Ostfriesland, 1959 (= Das Barsinghausener Gesprach, 4). S. 17-30. Особого внимания заслуживает многотомный труд авторского коллектива под редакцией J1 Копелева: Russen und Russland aus deutsclier Sicht. Miinchen, 1991. В нем частный вопрос восприятия немцами русской литературы рассматривается в качестве одного из аспектов межкультурного общения народов с широким привлечением исторического, культурологического, теологического контекстов эпохи.

4 Kiienzlen К. Deutsche Ubersetzer und deutsche Ubersetzungen Lermontowscher Gedichte von 1841 bis zur Gegenwart. Tubingen (Philos. Diss.), 1980. тенденцию, выраженную в увеличении количества, но, к сожалению, не качества немецких переложений.

История восприятия Лермонтова в Германии представляет собой процесс постепенного постижения сложного художественного мира русского поэта. Образ Лермонтова-художника претерпевал значительные изменения в своем становлении и развитии. Динамика осмысления его творчества в немецком культурном мире соотносится с основными этапами развития историко-литературного процесса в Германии. Литературная критика середины XIX в. не только освещала современное литературное движение внутри страны, но и знакомила с ситуацией за рубежом, печатая на страницах своих журналов произведения иностранных авторов в переводах. Появление Лермонтова в немецкой печати уже в 1840 г. стало возможным благодаря тесному сотрудничеству отдельных периодических изданий обеих стран, а также личным контактам немецких и русских литераторов. В своих суждениях о Лермонтове немецкие критики часто опирались на опубликованные в России материалы, что во многом предопределило прижизненное признание «литературной» Германией его поэтического таланта, а также преимущественный переводческий интерес к пейзажно-символической лирике и сюжетным стихотворениям.

Информативный характер литературных публикаций о Лермонтове преобразуется в научно-исследовательский интерес к художественному миру поэта в конце XIX - начале XX вв. Развивается немецкое литературоведение как научная дисциплина, демонстрирующая разнообразие методов научного познания. В основе формирующихся в последние десятилетия XIX в. литературоведческих школ - культурно-исторической (Г. Гетнер), сравнительно-исторической (Т. Бенфей), психологической (В. Вундт) лежала теория философского позитивизма О. Конта. Продолжателем его идей на немецкой почве был В. Шерер, соединивший в своей концепции познавательно-теоретическое и историко-политическое начала. Для немецкого литературного позитивизма» было характерно понимание текста из знания причин, его формирующих, как продукта определенных обусловленностей -исторических, общественно-политических, национально-психологических, социальных и др. Наиболее ярким примером позитивистской методологии явилась «История русской литературы», написанная А. Брюкнером. При анализе творчества Лермонтова ученый пристальное внимание уделял не только объективным условиям, формировавшим лермонтовское сознание, но и исследованию «души» поэта как проявлению национального духа русского народа.

Философский позитивизм дал импульс развитию биографического, психологического, сравнительного методов в немецком литературоведении начала XX в. Методологические установки культурно-исторической школы явно ощутимы в работах А. Лютера, искавшего ключ к пониманию созданного Лермонтовым мира художественных образов в психологических особенностях личности поэта, формировавшихся как атмосферой николаевской эпохи, так и ближайшим окружением.

В конце XIX - начале XX вв. закладываются основы немецкого сравнительного литературоведения (компаративистики). Становление сравнительного метода в изучении национальных литератур раскрывало своеобразие культурных взаимодействий народов. Ученые искали всевозможные связи и влияния литератур разных стран мира, часто не учитывая фактов национально-исторического контекста, особенностей авторского мировоззрения. Так, в исследованиях Э. Фридрикса творчество Лермонтова воспринималось им с позиций упрощенно понимаемых влияний и заимствований. Эмпирический характер проводимых сопоставлений приводил к ощущению полной творческой зависимости поэта от западных образцов.

Получившая развитие в немецкой науке после Первой мировой войны духовно-историческая школа (Р. Унгер, Г.А. Корфф) выступала против перенесения естественнонаучных принципов познания в науку о духе.

Немецкий филолог Р. Унгер популяризировал идеи В. Дильтея, обосновавшего различие в познавательно-теоретических категориях наук о природе и духе, благодаря чему, по мысли Унгера, наука о литературе «преодолела старое, преимущественно индивидуалистически-биографическое. понимание своих задач и вырвалась к осознанию сверхиндивидуальных внутренних структур исторической жизни духа и литературного творчества»1. Интуитивное познание мира, в основе которого лежал принцип «вчувствования», противопоставлялось рациональному объяснению исторических закономерностей. Поэзия являлась представлением и выражением общего духа эпохи, а поэт был органом понимания жизни, провидцем ее смысла, выразителем жизненно-духовных устоев своего народа. Последователи этой теории особое внимание уделяли проблемам авторского мировоззрения, выявлению философских основ миросозерцания писателей и поэтов. Начало века характеризуется акцентированием демонического, религиозно-мистического начала лермонтовского художественного сознания в работах немецких ученых. Одной из разновидностей духовно-исторической школы явилось «символическое» направление Гундольфа, философским обоснованием которому были учения Ницше и Бергсона. Некоторые идеи духовно-исторической школы (культ сильной личности, превращение истории и исторической личности в миф) были восприняты литературоведением нацистской Германии, что явилось причиной ослабления ее позиций после Второй мировой войны.

Послевоенный кризис немецкого общества отразился на состоянии литературоведческой науки, перед которой остро стояла проблема создания новых методологических подходов к анализу литературного произведения. В 50-60-е гг. XX в. обозначились основные тенденции развития немецкого литературоведения. В противовес духовно-исторической школе,

1 Unger R. Literaturgeschichte als Problemgeschichte. Zur Frage geisteshistorischer Synthese, mit besonderer Beziehung auf Wilhelm Dilthey // Unger R. Gesammelte Studien. Bin., 1929. Bd. 1. S. 142. и скомпрометировавшей себя в период нацизма, большую популярность получают сциентистские направления с их научно-рациональным взглядом на произведение. В интерпретации литературных произведений превалирует формалистический метод, когда внимание исследователей было сосредоточено на художественной форме как главном созидательном начале в искусстве (О. Вальцель, Г. Вельфлин). Литературное произведение понималось как идеальное созвучие формы и содержания. Формалистический подход к анализу творчества Лермонтова обнаруживается в работах Вс. Сечкарева, В. Леттенбауера, Дм. Чижевского. Попытка осмыслить литературное явление с позиции структуралистского анализа была предпринята Н.С. Трубецким, представившим русскую поэзию как протекающее в определенной последовательности развитие поэтических систем отдельных авторов. Такой подход позволил ученому воссоздать не личность поэта, а его поэтический образ - творческую систему. Немецкое литературоведение последней четверти XX в. демонстрирует широкий диапазон исследовательских методов1. По замечанию современного исследователя Е.К. Тарасовой2, литературно-критические школы и направления в современной Германии различаются по своей приверженности одному из двух типов построения теоретических концепций: формально-аналитическому, истоки которого в культурно-исторической школе Шерера, и философско-антропологическому, продолжающему традиции немецкой философии искусства (Фр. Шиллер, Фр. Шлегель, Фр. Шеллинг, В. Дильтей). Все большую популярность приобретают структуралистские и постструктуралистские направления (интертекстуальный и интердискурсивный анализ, психопоэтика, семиотические концепции). Но и субъективистские методологии (рецептивная эстетика, экзистенциальная критика), основанные на интуитивном (эмоционально-чувственном)

См. об этом: Афасижев М.И. Западные концепции художественного творчества. М„ 1990; Нефедов H.T. История зарубежной критики и литературоведения. М., 1988; Ильин И.П. Постструктурализм. Де-конструктнвизм. Постмодернизм. М., 1996. Тарасова Е.К. Общая картина немецкоязычного литературоведения // Н.В. Гоголь в немецкоязычном литературоведении. 70-90-е годы XX века. М., 2002. С. 15-20. понимании смысла, находят своих сторонников в настоящее время. Современное немецкое литературоведение можно охарактеризовать как свободный обмен мнениями представителей различных литературных школ, направлений и течений.

Анализ немецких публикаций о Лермонтове, относящихся к последней четверти XX в., свидетельствует о многообразии методологических подходов и приемов к интерпретации творчества поэта, в частности его лирического наследия. Современные исследования о Лермонтове с характерным для них интересом к поэтике, особенностям творческого метода и стиля, проблеме лирического героя вносят коррективы в культивируемый долгое время эклекти-ко-байронический образ русского поэта, хотя и не избавляют его от некоторых штампов. Подробнее особенности немецкой литературоведческой рецепции будут рассмотрены в отдельных разделах диссертационного исследования.

Переводческая рецепция лирики Лермонтова в Германии органично включена в общий контекст развития переводческой мысли в немецкоязычном культурном мире, который, в свою очередь, определялся эстетическими вкусами культурно-исторической эпохи, задачами, стоящими перед национальной литературой, а также художественно-эстетическими взглядами отдельных литературных кругов.

Немецкая переводческая традиция, начало которой было положено уже в VIII—XI вв., окончательно складывается в XVIII в.1 Промежуточные этапы этого длительного процесса имели решающее значение для становления современной теории художественного перевода. Уже к началу XV в. в Германии накоплен большой практический опыт. Постепенно вырабатывается два основных переводческих метода - Verdeutschung (онемечивание) и Verfremdung (отчуждение), еще теоретически не обоснованных, но интуитивно

1 Кратким исторический обзор развития переводческой мысли в Германии см.: Kloepfer R. Die Theorie der literarischen Ubersetzung romanische-deutschen Sprachbereich. Miinchen, 1967; Kade O. Studien zur Ubersetzungswissenschaft. Leipzig, 1971; Wills W. Ubersetzungswissenschaft. Probleme und Methoden. Stuttgart, 1977; Koller W. Einftihrung in die Ubersetzungswissenschaft. Heidelberg - Wiesbaden, 1992. понятых. Деятельность М. Лютера, М. Опица, Ю.Г. Шоттеля способствовала созданию литературного немецкого языка, осознанию неограниченных возможностей своего родного как равного или даже превосходящего по своей выразительности и гибкости другие европейские языки. Немецкое просвещение рационально обосновывало принцип переводимости языков. Основные теоретические положения о художественном переводе, высказанные Готшедом1 и Брайтингером2, соотносились с задачами развития немецкого литературного языка, его обогащения и обновления путем включения инокультурного опыта в национальное сознание.

Эпоха романтизма дала новый мощный толчок развитию художественного перевода. В многочисленных работах теоретиков романтического искусства (А. Шлегеля, Фр. Шеллинга, Фр. Шлейермахера, Новалиса и др.), отражавших различные точки зрения на исследуемую проблему, тем не менее прослеживается единый концептуальный подход к переводу как средству расширения литературных горизонтов перед немецким читателем, как способу создания универсальной поэзии. Для романтической концепции перевода характерна «амбивалентность» основных критериев: с одной стороны, стремление сохранить национальный колорит подлинника, его индивидуальные стилистические особенности, как можно точнее передать содержание оригинала, с другой - готовность к соперничеству с автором в целях приблизиться к идеалу, стоящему за текстом, что и объясняло свободный характер многих переложений. Романтический перевод, таким образом, оперировал понятиями точности и вольности одновременно.

Сформулированная И. Гер дером в 1768 г. идея обусловленности поэзии и языка отдельного народа особенностями национального мировосприятия3 Gotsched J.Ch. Versuch einer critischen Dichtkunst. Darmstadt, 1962.

2 Breitinger J.J. Critische Dichtkunst. 2 Bde. Stuttgart, 1966.

3 В своей работе «Язык как орудие литературы» Гердер пишет: «Каждый народ говорит так, как он думает, и думает так, как говорит». См.: «Sprache als Werkzeug der Literatur» // J.G. Herders Werke in fiinf Banden. Bd.2. Bin., 1969. S. 74. нашла свое развитие в работах Фр. Шлейермахера1 (1813) и В. Гумбольдта (1816), уделявших первостепенное значение воссозданию в переводе духа языка как единства национального и индивидуального сознания автора. Принцип адекватности художественно-эстетического воздействия переводного и исходного текстов (Wirkungsgleichheit), выдвинутый Шлейермахером, ориентировал перевод на «язык оригинала» (метод отчуждения - Verfremdung). «Верным», по мысли Гумбольдта, являлся перевод, который, преодолев помехи «чужого», сохранял само «чужое».

Основанный на идеалистической концепции миросозерцания романтический перевод представлял собой герменевтический процесс интуитивного постижения переводчиком глубинных смыслов оригинального текста. Распространенный среди романтиков тезис о непереводимости поэзии обосновывался спецификой национально-культурной семантики языков, невозможностью преодолеть различия в стилистике обоих языков. В «переводческом пессимизме», который, однако, не следует понимать дословно, кроется идея недостижимости цели в качестве ее завершения. Перевод, по утверждению Гумбольдта, это «продолжающееся творчество»3, поскольку он дает лишь одну из возможных версий (интерпретаций) оригинала в какой-то определенный момент времени и довольно быстро устаревает. Осознание недостижимости конечной цели не умаляет значения художественного перевода. Гумбольдт видел в переводческой деятельности одно из условий образования нации, развития силы и выразительности родного языка.

Теории переводов, выдвинутые эпохой романтизма, нашли свое продолжение в современных представлениях немецкой научной мысли. Schleiermacher Fr. Uber die verschiedenen Methoden des Ubersetzens // Storig H.J. Das Problem des Ubersetzens. Darmstadt, 1973. S. 38-70.

2 Humboldt \V. Einleitung zu Agamemnon //Storig H.J. Das Problem des Obersetzens. Darmstadt, 1973. S. 71-96.

3 Цит. по кн.: Wuthenow R.R. Das fremde Kunstwerk. Gottingen, 1969. S. 50.

Сформулированная в начале XIX в. Шлейермахером идея о двух противоположных переводческих методах (Verfremden и Verdeutschen), занимает одно из центральных мест в рассуждениях исследователей XX в. (Ф. Розенцвейга1, Р. Клепфера2, В. Шаденвальдта3, J1. Вайсгербера4). Так, Клепфер исходит из существенных различий в характере переводимых текстов, разграничивая область «литературного перевода» («Ubersetzen als Kunst»), примыкающего к поэтическому искусству и герменевтике, и «нелитературного перевода» («Dolmetschen»), который, по мнению немецкого ученого, должен стать объектом структуралистских методов исследования. Принцип «верности» художественного перевода, позволяющий адекватно передать словесное произведение искусства на другой язык и обеспечивающий наиболее точное понимание «чужого», рассматривается им с позиции двойной ответственности переводчика по отношению к оригиналу и читателю. Герменевтический подход к процессу понимания обусловливал бесконечность возможных интерпретаций и определял перевод как «вид определенной прогрессии»5.

С середины XX в. наблюдается усиленный интерес к переводческой проблематике со стороны лингвистики. Появляются лингвистически ориентированные концепции художественного перевода (О. Каде6, В. Виллса7, М. Вандрушки8), опирающиеся на традиционную лингвистику, структурализм, порождающую теорию. Одной из основополагающих работ, оказавших сильное воздействие на развитие теории и практики художественного Rosenzweig F. Die Schrift und Luther // Storig H.J. Das Problem des Ubersetzens. Darmstadt, 1973. S. 194-222.

2 Kloepfer R. Die Theorie der literarischen Ubersetzung. Romanisch-deutscher Sprachbereich. Munchen.,

1967.

3 Schadenwaldt W. Aus der Werkstatt meines Ubersetzens // Sclnveizer Monatshefte. Bd. 41. S. 851- 859.

4 Weisgerber L. Die sprachliche Gestaltung der Welt. Dusseldorf, 1973. г Цитируется по книге: Koller W. Einfiihrung in die Ubersetzungswissenschaft. S. 125.

0 Kade O. Qualitatsstufen der Ubersetzung // Fremdsprachen. Bin., 1968. S. 250-260; Zum Verhaltnis von Translation und Transformation // Studien zur Ubersetzungswissenschaft. 1971. S. 7-26; Das Problem der Ubersetzbarkeit aus der Sicht der marxistischen Erkenntnistheorie // Linguistische Arbeitsberichte. Lpz., 1971.

7 Wills W. Ubersetzungswissenschaft. Probleme und Methoden. Stuttgart, 1977.

8 Wandruszka M. Sprachen - vergleichbar und unvergleichlich. Mhn., 1969; lnterlinguistik: Umrisse einer neuen Sprachwissenschaft. Mhn., 1971. перевода в Германии, был фундаментальный труд чешского ученого И. Левого1, в котором отображена реалистическая концепция художественного творчества. Дискутируемый на протяжении многих столетий вопрос о «верности» перевода Левый решает с позиции функциональности. В центре внимания исследователя не «произведение в себе», а его художественно-эстетическая ценность, значимость «в системе культурно-исторических связей читателей подлинника и перевода» . Перевод не должен был быть ни копией оригинала, ни его адаптацией, стирающей все «чужое». Возникающая в процессе перевода практическая проблема преодоления стилистического барьера, вызванного различием языковых систем, решалась с помощью приема «замещения» (субституции) - вынужденного, по мысли ученого, выхода их «тупика».

Создание функционально-подобного художественного произведения в ином языковом облике, которое бы вызывало близкое оригиналу художественно-эстетическое впечатление, является неотъемлемой составляющей успеха поэтического перевода. Речь идет не о механистическом перенесении форм и смысловых элементов исходного текста в иное ментальное пространство, а перекодировании их в соответствии с нормами воспринимающего языка. С точки зрения современной науки, перевод должен восприниматься как достойное подлинника оригинальное произведение.

Структурная природа поэтического материала явилась основополагающим принципом, на котором строится сопоставительный анализ оригинала и перевода в данном диссертационном исследовании. Поскольку под структурой подразумеваются все элементы стихотворного текста (аллитерации, ассонансы, ритм, просодика, метафорика, образность, идеи), реализующиеся через отношения к другим элементам, пристальное

1 Levy I. Die literarische Ubersetzung. Theorie einer Kunstgattung. Frankfurt a. M.-Bonn, 1969. " Левый И. Искусство перевода. М., 1974. С. 48. внимание уделяется исследованию каждого уровня (фонетического, ритмико-интонационного, лексико-грамматического) и особенностям их взаимодействий между собой. Основным критерием оценки уровня немецкого переложения является адекватность воссоздания стилистики, образности, ритмики первоисточника в соответствии с учетом их функциональной значимости в оригинале.

Целью данной диссертационной работы является анализ особенностей немецкой рецепции лирического наследия Лермонтова в ее историко-литературном и переводческом аспектах. В соответствии с целью определился круг конкретных задач:

- исследовать процесс формирования «немецкого» образа русского поэта в инокультурном пространстве;

- раскрыть динамику переводческой рецепции лирики Лермонтова в Германии, выявить этапы ее творческого освоения в немецких переводах XIX-XX вв.;

- проследить связь переводческой рецепции поэзии Лермонтова с основными этапами развития немецкого лермонтоведения;

- определить особенности индивидуально-творческого осмысления художественного мира русского поэта немецкими переводчиками; выявить наиболее эстетически значимые «аналоги» лермонтовских текстов.

До сих пор современное лермонтоведение не располагает целостной концептуальной историей восприятия творчества Лермонтова в Германии. В существующих на сегодняшний день исследованиях либо освещаются лишь отдельные этапы формирования образа Лермонтова в немецкой культурной среде, либо содержится презентация немецких переводов и переводчиков, цель которой - поиск наиболее удачных переложений (Nachdichtungen und Ubertragungen). Анализ истории литературоведческой и переводческой рецепции лирики Лермонтова в Германии в рамках общей проблемы восприятия иноязычного литературного опыта впервые становится предметом специального научного исследования.

Научная новизна работы заключается в следующем:

- впервые в широкой историко-литературной перспективе систематизирован и концептуально осмыслен весь комплекс материалов, связанных с рецепцией лирики Лермонтова в Германии;

- проанализированы переводческие персоналии, некоторые из которых вводятся в научный оборот впервые; переводческая деятельность немецких интерпретаторов Лермонтова рассматривается в широком контексте «идей времени», энциклопедических журналов и альманахов эпохи, а также их эпистолярно-дневникового, критического и публицистического наследия;

- представлена попытка выявить взаимодействие историко-литературной рецепции лирики Лермонтова с переводческой, сочетающая культурологический, литературно-эстетический и лингвистический подходы к анализу текста перевода;

- исследована динамика переводческой рецепции лирики Лермонтова, которая характеризуется движением от романтической эстетики художественного перевода мюнхенского кружка к современным переводческим концепциям, основывающимся на функционально-коммуникативной и художественно-эстетической релевантности; сравнительный лингвостилистический анализ лермонтовских стихотворений и их переводов позволил выявить наиболее репрезентативные немецкие образцы, сохраняющие эстетическое впечатление оригинальных произведений.

Теоретической н методологической базой диссертации являются работы ведущих отечественных и зарубежных ученых в области исследования русско-немецких литературных связей (К.М. Азадовского, А.Б. Ботниковой, Р.Ю. Данилевского, Б.В. Томашевского; Э. Гексельшнайдера, Р. Грегора, Э. Райснера и др.), труды по теории и практике художественного перевода, теории и истории русского и европейского стиха (M.JI. Гаспарова, Л.Я. Гинзбург, В.М. Жирмунского, И. Левого, Ю.М. Лотмана, С.А. Матяш, Л.Л. Нелюбина, А. Поповича, Т.И. Сильман, А.В. Федорова, Е.Г. Эткинда и

ДР-).

Взаимосвязь литературоведческого аспекта с лингвистическим определила основные методы исследования: 1) сравнительно-исторический анализ, 2) метод историко-филологического описания, 3) метод сопоставительного лингвостилистического анализа оригинала и перевода.

Материалом исследования послужили немецкие переводы и свободные переложения лирики Лермонтова, в которых отразилась история его поэтической судьбы в Германии. Особый интерес представляют первые авторские издания лермонтовских переводов, хранящиеся в Государственной национальной баварской библиотеке Мюнхена, университетских библиотеках Бамберга, Нюрнберга, Регенсбурга. Для исследования истории рецепции Лермонтова мы обратились к специальным монографиям, статьям, опубликованным в Германии с 1840-х гг. (К.А. Фарнхаген, В. Шотт, В. Вольфзон) по 1990-е гг. (Э. Троянски, Фр. Шольц), немецким учебным пособиям и учебникам по русской литературе. Среди большого числа поэтов-переводчиков лирики Лермонтова на немецкий язык акцент был сделан на наиболее значительных из них: Фр. Боденштедте, Фр. Фидлере, И. Гюнтере, P.M. Рильке, К. Фербере. У большинства из них (за исключением Рильке) в разное время отдельными изданиями вышли сборники лермонтовской лирики. Деятельность переводчиков рассматривается в контексте их биографии и творческой судьбы, определивших характер отношения немецких интерпретаторов к личности и творчеству Лермонтова. В этом смысле особый интерес представляют дневниковые записи переводчиков, переписка с книжными издательствами, воспоминания современников.

Теоретическая значимость работы определяется исследованием малоизученных вопросов современного лермонтоведения и переводоведения.

Изучение диалога двух культур, взаимодействия двух менталитетов в процессе переводческой деятельности может стать основой для дальнейшего исследования проблем художественного, в частности поэтического, перевода.

Основные положения диссертации представляют интерес с точки зрения их практической ценности. Результаты исследования могут быть использованы в общих курсах по истории русского романтизма, спецкурсах и спецсеминарах по творчеству М.Ю. Лермонтова, спецкурсах по теории и практике художественного перевода.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии. В основной части работы освещаются этапы формирования немецкого портрета русского художника слова. При этом один из разделов каждой главы посвящен репрезентативному обзору истории восприятия Лермонтова в немецкой литературной критике и немецком литературоведении. В отдельных разделах исследования осмысляются индивидуально-творческие особенности восприятия лирики поэта видными немецкими интерпретаторами его творчества. Специфика освоения авторским сознанием «чужого» языкового и ментального пространства определяется в единстве биографических, художественно-эстетических, историко-культурных факторов. В каждой главе особое внимание уделяется поэтике немецких переложений, раскрывающих особенности переводческого метода каждого интерпретатора, уровень функциональной адекватности поэтического осмысления творческого наследия Лермонтова. В Заключении обобщаются результаты проведенного исследования и представляются основные выводы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», 10.02.20 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», Круглова, Людмила Васильевна

История рецепции лирики Лермонтова в Германии отражает процесс постепенного постижения многогранного мира его поэзии в немецкоязычном культурном пространстве. Переводческий опыт неотделим от научно исследовательского интереса к феномену лермонтовского художественного сознания. Вхождение Лермонтова в «новое» языковое и ментальное пространство было обусловлено взаимодействием целого ряда факторов (общественно-исторических, историко-культурных, общефилософских и др.), определивших несколько этапов в формировании немецкого образа русского поэта.На первом этапе (40-60-е гг. XIX в.) интерес к личности и творчеству Лермонтова носил случайный характер. Высказывания видных немецких литераторов, публикации литературных критиков, первые образцы переводов ознаменовали начало долгого пути постижения русского поэта немецким читателем. Неоценимое значение в приближении Лермонтова к немецкоязычной публике имела деятельность Фридриха Боденштедта, опубликовавшего книгу поэтических переводов из Лермонтова (1852) и сопроводившего ее очерком по русской литературе, определив место поэта в ее контексте. Суждения Боденштедта надолго определили отношение к Лермонтову в Германии, его переводы отдельных лермонтовских произведений продолжительное время считались непревзойденными.Общественно-политическая обстановка в Германии конца XIX - начала XX вв. стала препятствующим фактором в развитии славистики.Насаждаемые правящими кругами в сознание немецкого народа шовинистические идеи отражались на отношении немцев к славянским культурам, по расхожему мнению считавшимся неразвитыми и несамостоятельными. На этом этапе интерпретаторами лермонтовского наследия стали русские немцы и прибалты, одинаково хорошо владевшие обоими языками и выступавшие посредниками между двумя культурами.Несмотря на неблагоприятные для своего развития условия, славяноведение как научная дисциплина включалось в программу некоторых университетов.Появлялись первые после продолжительного перерыва учебники по истории русской литературы, написанные немцами. Лермонтов занял в них достойное место. Ученые-слависты писали о нем как о гениальном лирике и выдающемся прозаике. Большинством исследователей Лермонтов воспринимался как певец губительного рока, в поэзии которого сплелись воедино «сомнение и пессимизм, недовольство и протест»'. Проблемы добра и зла, созерцания и действия, смерти и бессмертия определяют переводческий интерес на рубеже веков. Акцентируется как демоническое, так и религиозно-мистическое начала лермонтовского поэтического „я".Среди переводчиков лирики Лермонтова особое внимание обращает на себя деятельность Фр. Фидлера, благодаря которому вышел сборник лермонтовских стихотворений на немецком языке (1893), насчитывавший свыше 100 произведений поэта.В центре внимания немецких славистов середины XX в. оказывались те стороны художественного мира поэта, которые легко укладывались в созданную ими дихотомическую модель Запад - Восток, где Восток рассматривался как явление вторичное по отношению к Западу и, как следствие, зависимое от него. Несмотря на все предубеждения относительно творческой несамостоятельности, тяготения к «монтажам», упрощенно понимаемого байронизма, практически все исследователи отдавали должное лермонтовскому поэтическому гению, называя его одним из величайших поэтов России. К этому времени Лермонтов находит новых интерпретаторов своего творчества, среди которых особое место занимают работы И. фон Понтера. В 1950 г. вышел его двухтомник избранных сочинений М.Ю. Лермонтова. Своеобразное истолкование произведений русского поэта Bruckner А. Geschichte der russischen Literatur. S. 209.принадлежит Э. Вайнерту - наиболее яркому выразителю марксистской концепции лермонтовского творчества. Его обращение к социально политической тематике Лермонтова было одним из средств революционной борьбы немецкого поэта в период фашистской диктатуры. В воплощении лермонтовского лирического наследия Вайнертом отразилось продолжение традиций пролетарской литературной критики, сформировавшейся в период Веймарской республики.Наиболее популярна в современном немецком лермонтоведении байроническая трактовка образа Лермонтова-поэта, испытывавшего сильное воздействие западноевропейской романтической мысли, в поэтическом «я» которого «парадоксально соединились полное смирения презрение к миру с титанической силой воли, циничное пресыщение земной долей с неуемной жаждой жизни, душевное безразличие с бушующими страстями» .Современные ученые анализируют истоки байронизма, характер реминисценций и заимствований из других авторов, причины повторяемости тем, мотивов, образов в творчестве поэта. В некоторых работах мироощущение Лермонтова-романтика предстает как своеобразный симбиоз «активного» западного и «пассивного» восточного менталитета.Более глубокое изучение творческой системы поэта, преимущественное внимание к вопросам авторского мировоззрения, к образу лирического героя и его эволюции определило переводческий контекст. Современные интерпретаторы лирики Лермонтова все чаще обращаются к раннему творчеству поэта, которому уделялось недостаточное внимание со стороны и литературоведов и переводчиков. Появление сборников русской поэзии, включающих лирическое наследие Лермонтова, антологий лирики поэта с параллельными текстами на русском языке в переводах отдельных авторов позволяет судить об объективно существующем интересе к его поэзии и в целом о возросшем уровне восприятия русской культуры как иноязычной.' Guski А. M.Ju. Lermontov's Konzeption des literarischen Helden. S. 70.Немецкая периодика систематически публикует статьи о Лермонтове, рецензии на переводы его произведений, анонсы театральных постановок и кинематографических опытов по мотивам лермонтовских произведений.Часто заметки в прессе носят юбилейный характер, иногда не представляя особой научной ценности, но свидетельствуя об интересе к творчеству русского поэта и признании его таланта немецким культурным миром.Последнюю четверть XX в. характеризует не только увеличение количества переводов, но и рост числа интерпретаторов творчества Лермонтова. Современных переводчиков привлекает глубина и философичность художественного мышления Лермонтова, антиномичность созданного им мирообраза. Поиски ответов на вечные вопросы бытия побуждают наших современников обращаться к прошлому, к классике, черпая в ней вдохновение, приобретая уроки мастерства, приобщая своих соотечественников к вершинам поэтического искусства, выступая, таким образом, в роли пропагандистов русской литературы и православной культуры в целом в немецкоязычном культурном пространстве.Не всегда авторам удается релевантно воссоздать все краски художественного целого оригиналов, но их стремление приблизиться к лермонтовскому тексту, не нарушить его художественно-эстетическое восприятие, остаться близким духу и настроению подлинника и вместе с тем соответствовать языковому вкусу своей эпохи определяет в целом общее движение в переводческой рецепции Лермонтова на рубеже веков.Опыт стихотворного перевода заключает в себе комплексную проблему взаимодействия различных аспектов. К ним следует отнести историко культурное своеобразие эпохи, влияние поэтических традиций на художественный метод перевода, отношение интерпретатора к переводимому автору и его творчеству, особенности индивидуального стиля самого переводчика и мастерство последнего в искусстве поэтического переосмысления оригинала. Эволюция переводческой рецепции поэзии М.Ю. Лермонтова в Германии характеризуется движением от романтической концепции художественного перевода, пропагандировавшей свободную интерпретацию оригинального текста, через поэтический «буквализм», к переводческому методу, основанному на адекватном воспроизведении смысловых и стилистических доминант поэтического произведения.Лингвостилистический анализ немецких переложений раскрывает особенности творческого метода каждого отдельного интерпретатора, демонстрируя опыт исканий, постижений и заблуждений переводчиков.Иногда работы середины XIX в. («Три пальмы» А. Метлеркампа, «Листок» Фр. Боденштедта) или начала XX в. («Парус» М. Шика, «Выхожу один я на дорогу...» P.M. Рильке) оказываются вернее, точнее, убедительнее и красивее, чем их современные аналоги. Именно эти переложения вызывают близкое к оригиналу художественно-эстетическое впечатление, которое достигается бережным отношением переводчиков к смысловым нюансам лермонтовского текста, а также адекватным выбором средств художественной изобразительности, функционально подобных стилистическому своеобразию подлинника.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Круглова, Людмила Васильевна, 2003 год

1. О многих из них Гюнтер напишет в своей книге Воспоминаний. В частности, о Вяч. Иванове, Н. Бердяеве, А. Блоке, А. Ремизове, С. Городецком, К. Сомове, Л. Баксте, Ф. Сологубе.

2. Guenther J. v. Zur russischen Literatur. S. 17.Там же. С. 20.

3. Рильке P.M. Ворпсведе. С. 169-170.

4. Rilke R.M. Briefe und Tagebiicher. S. 22; Brutzer S. Rilke und die slawische Welt. Konigsberg, 1934. S. 42; Rilke R.M. Briefe. Wiessbaden, 1950. S. 439.

5. Перевод Карла Штерна был опубликован в 1848 г. в журнале «Балтийский альбом» («Baltisches Album»). Последние переводы вышли отдельными изданиями избранной лирики поэта в 1991 г. и принадлежат Кристине Фишер и Кристофу Ферберу.

6. Lermontow M.Ju. Ausgewahlte Werke in 2 Banden. Hvsg. von R. Opitz. Ost-Berlin, Diisseldorf, 1987.

7. Lermontov M.: An**. Gedichte. Strophen. Albumverse. Ausgewahlt und iibersetzt von Christoph Ferber. Mainz, 1991.

8. Лермонтов в воспоминаниях современников. М.: Художественная литература, 1964.

9. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: В 2-х т. М.: Правда, 1988.

10. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: В 4-х т. Л.-М.: АН СССР, 1961-1962.

11. Рильке P.M. Ворпсведе. Огюст Роден. Письма. Стихи. М.: Искусство, 1971.

12. Ascharin A. Dichtungen von Puschkin und Lermontow. Dorpat., 1877.

13. Ascharin A. Lermontow M. Ausgewahlte Dichtungen. Deutsch von A. Ascharin. Engels: Deutscher Staatsverlag, 1939.

14. Ascharin A. Nordische Klange. Russische Dichtungen in deutscher Ubertragung. Riga, 1894.

15. Bodenstedt Fr. Die Lieder des Mirza-Schaffy. Berlin: R. Decker Verlag, 1851.

16. Bodenstedt Fr. Lermontoffs Poetischer Nachlass. Berlin: R. Decker Verlag, 1852.

17. Bodenstedt Fr. Die Volker des Kaukasus und ihre Freiheitskampfe gegen die Russen. Ein Beitrag zur neuesten Geschichte des Orients. Frankfurt am Main: KeBler, 1855.

18. Bodenstedt Fr. Ein Tausend und ein Tag im Orient. Berlin: R. Decker, 1859.

19. Bodenstedt Fr. Gesammelte Schriften. Gesammtausgabe. 12 Bde. Berlin: Decker, 1865-1869.

20. Bodenstedt Fr. Aus Morgenland und Abendland. Neue Gedichte und Spriiche. Leipzig: F.A. Brockhaus, 1882.

21. Engelhardt-Schnellenstein H. v. Morgenroth. Jugendlieder von HeleneBaronesse v. Engelhardt-Schnellenstein. Stuttgart: Reclam, 1870.

22. Erste Lieder. Gedichte von Roman Freiherr von Budberg-Benninghausen. Berlin, 1842.

23. Fabian E. Neun russische Dichter. Von Puschkin bis Gorki. Schwerin, 1952.

24. Fiedler Fr. Der russische Parnass. Anthologie der Lyriker. Leipzig -Dresden: Minden, 1889.

25. Fiedler Fr. Deutsche Grammatik fur russische Lehranstalten. St. Petersburg, 1890.

26. Fiedler Fr. M.Ju. Lermontow. Gedichte. Im Versmass des Originals. Leipzig: Reclam, 1893. (UB. Nr.3051).

27. Friedrich Bodenstedt. Ein Dichterleben in seinen Briefen (1850-1892). Hrsg. v. Gustav Schenk. Berlin, 1893.

28. Guenther J. v. Alexander Blok: Der Versuch einer Darstellung // Alexander Blok. Gesammelte Dichtungen. Munchen, 1948. S. 409-499.

29. Guenther J. von. Geliebtes RuBland. Russische Gedichte. Berlin: Aufbau, 1956.

30. Guenther J. von. Ein Leben im Ostwind. Zwischen Petersburg und Moskau. Erinnerungen. Munchen: Biederstein Verlag, 1969.

31. Guenther J. von. Neuer russischer ParnaB. Berlin, 1911.

32. Heine H. Werke. Bd. 1. Frankfurt a. Main: Insel Verlag, 1982.

33. Karl August Varnhagen von Ense. Tagebiicher. Aus dem Nachlass Varnhagen's von Ense. Hrsg. v. Ludmila Assing. Bd. 1-6. Leipzig, 1861-1862; Bd. 7-8. Zurich, 1865; Bd. 9-14. Hamburg, 1868-1870; Bd. 15. Berlin, 1905.

34. Lermontow Michail: Gedichte und Verserzahlungen. Ubersetzt von Guenther J. v. Potsdam: Rtitten und Loening, 1948-1950.

35. Lermontow M.Ju.: „Einsam tret ich auf den Weg, den leeren." Gedichte Russisch und Deutsch. Leipzig: Philipp Reclam Verlag, 1985.

36. Lermontow M.Ju.: Ausgewahlte Werke in 2 Banden. Hrsg. von R. Opitz. Ost-Berlin: Rtitten u. Loening, 1987; Diisseldorf: Briicken Verlag, 1987.

37. Lermontov M.: „An**. Gedichte. Strophen. Albumverse". Ausgewahlt und iibersetzt von Christoph Ferber. Mainz: Dietrichsche Verlagsbuchhandlung, 1991.

38. Lermontoff M.Ju.: „Der Novize". Aus dem Russischen iibersetzt von Roman Freiherrn Budberg-Benninghausen. Berlin: Wilh. Besser, 1842.

39. Lippert R. Alexander Puskins Dichtungen. Aus dem Russischen iibersetzt. Leipzig: Engelmann, 1840. 2 Bde.

40. Michail Lermontov: „Schenk mir doch des Tages Glanz". Ausgewahlte Gedichte. Aus dem Russischen ubertragen von Christine Fischer. Frankfurt a. Main: Fischer Verlag, 1991.

41. Rilke R.M. Briefe und Tagebiicher aus der Friihzeit. 1899 bis 1902. Leipzig, 1931.

42. Russische Lyrik von Puschkin bis Blok. Auswahl und Ubertragung von Werner von Mattey. Basel: Benno Schwabe u. Co. Verlag, 1956.

43. Russische Lyrik. Von den Anfangen bis zur Gegenwart. Russisch / Deutsch. Hrsg. von Kay Borowsky u. Ludolf Muller. Stuttgart: Philipp Reclam Verlag, 1983.

44. Russische Lyrik. Gedichte aus drei Jahrhunderten. Ausgewahlt und eingeleitet von Efim Etkind. Munchen u. Zurich, 1981.

45. Wald A. Russlands bedeutendste Dichter von Lomonossow bis auf die Gegenwart metrisch ins Deutsche iibersetzt von Alexander Wald. Riga, 1880.

46. Weinert E. Gesammelte Werke. Nachdichtungen. Berlin: Akademie-Verlag, 1959. (Lermontow: S.7-57).

47. Афасижев М.И. Западные концепции художественного творчества. М.: Высшая школа, 1990.

48. Березина А.Г. Поэзия и проза молодого Рильке. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985.

49. Бойников А. „Мы очень желаем посетить Вас." P.M. Рильке у С.Д. Дрожжина//Русская провинция. Новгород, 1998. № 4. С. 101 105.

50. Болотнова Н.С. Филологический анализ текста (Ч. I). Томск: Изд-во ТГПУ, 2001.

51. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.: Высшая школа, 1989.

52. Виноградов В.В. Проблема авторства и теория стилей. М., 1961.

53. Габитова P.M. Философия немецкого романтизма (Гельдерлин, Шлейермахер). М.: Наука, 1989.

54. Гаспаров М.Л. Избранные статьи: О стихе. О поэтах. М.: Новое литературное обозрение, 1995.

55. Гаспаров М.Л. Очерк истории европейкого стиха. М.: Наука, 1989.

56. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. М.: Фортуна лимитед, 2000.

57. Гинзбург Л.Я. О лирике. М.: Интрада, 1997.

58. Гореликова М.И., Магомедова Д.М. Лингвистический анализ художественного текста. М.: Русский язык, 1989.

59. Дмитриев В.Г. Замаскированная литература. М.: Наука, 1973.

60. Емельянова В.У. К вопросу о взаимовлиянии немецкой и русской литератур // Литература в контексте времени. Уссурийск, 1997. С. 64 68.

61. Жирмунский В.М. Новейшие течения историко-литературной мысли в Германии // Поэтика. Временник отдела словесных искусств Гос. инст-та истории искусств. Л., 1927. Т. II. С. 5 28.

62. Жирмунский В.М. Теория стиха. Л.: Советский писатель, 1975.

63. Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М.: Интрада, 1996.

64. История немецкой литературы: в 5 томах. Под общей редакцией Н.И. Балашова. М.: Наука, 1966.

65. Квятковский А.П. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966.

66. Кулешов В.И. Литературные связи России и Западной Европы в XIX веке (пер. половина). М.: Изд-во МГУ, 1977.

67. Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. СПб.: Искусство, 1996.

68. Матяш С.А. Пособие по спецкурсу «Анализ лирического произведения». Караганда, 1982.

69. Матяш С.А. Стихотворный перенос. К проблеме взаимодействия ритма и синтаксиса // Русский стих. Сб. в честь 60-летия М.Л. Гаспарова. М.: РГГУ, 1996. С. 191 193.

70. Нефедов Н.Т. История зарубежной критики и литературоведения. М.: Высшая школа, 1988.

71. Прийма Ф.Я. Русская литература на Западе. Статьи и разыскания. Л.: Наука, 1970.

72. Пумпянский Л.В. Тургенев и Запад // И.С. Тургенев. Материалы и исследования. Орел, 1940.

73. Розанов В.В. О писательстве и писателях. М.: Республика, 1995.

74. Розанов И.Н. Литературные репутации: Работы разных лет. М.: Советский писатель, 1990.

75. Рудницкий М. Русские мотивы в «Книге Часов» // Вопросы литературы. 1968. № 7. С. 135 149.

76. Седельник В. P.M. Рильке Лу Андреас-Саломе. Из переписки // Вопросы литературы. 2001. №3. С. 104- 159.

77. Сеид-Задэ А.А. Мирза-Шафи или Боденштедт? Баку: изд-во АГУ, 1940.

78. Семевский М.И. Поэт и профессор Фридрих Боденштедт (18191887). СПб., 1887.

79. Сильман Т.П. Заметки о лирике. Л.: Советский писатель, 1977.

80. Соловьев B.C. Философия искусства и литературная критика. М.: Искусство, 1991.

81. Черносвитов Е. Ницше, Рильке и Россия. // Грани, 1998. С. 221245.

82. Albrecht J. Europaischer Strukturalismus. Ein forschungsgeschichtlicher Uberblick. Tubingen (UTB 1487), 1988.

83. Allemann B. Strukturalismus in der Literaturwissenschaft // Ansichten einer kiinftigen Germanistik. Miinchen, 1969. S. 143 152.

84. Berghahn K.L. Wortkunst ohne Geschichte. Zur werkimmanenten Methode der Germanistik nach 1945 // Monatshefte. 71 (1979). S. 387 398.

85. Best O.F. Handbuch literarischer Fachbegriffe. Frankfurt a. Main: Fischer Taschenbuchverlag, 1991.

86. Bost H. Der Weltschmerzler: Ein literarischer Typus und seine Motive. St. Ingbert: Rohrig, 1994.

87. Bockmann P. Von den Anfangen einer geisteswissenschaftlichen Literaturbetrachtung // DVjs 9 (1931). S. 448 471.

88. Brutzer S. P.M. Rillce und die slawische Welt. Philos. Diss. Konigsberg, 1934.

89. Frank H.J. Handbuch der deutschen Strophenformen. Miinchen: Hanser, 1980.

90. George K.E. Rilke und Russland. Frankfurt a. Main: P. Lang, 1984.

91. Geschichte der deutschen Lyrilc vom Mittelalter bis zur Gegenwart. Stuttgart: Reel am, 1983.

92. Grotthuss Jeannot Emil Freiherr von. Das baltische Dichterbuch. Eine Auswahl der Dichter aus baltischen Provinzen Russlands mit einer literatur-historischen Studien. Reval: Verlag von Franz Kluge, 1894.

93. Guardini R. Erscheinung und Wesen der Romantik // Romantik. EinZyklus Tubinger Vorlesungen. TObingen, 1948.

94. Gutzen D., Oellers N., Petersen J.H. Einfiihrung in die neuere deutsche Literaturwissenschaft. Ein Arbeitsbuch. Berlin: E. Schmidt Verlag, 1989.

95. Haym R. Varnhagen von Ense // PreuBische Jahrbiicher. 1863. Nr. 2. S. 445-514.

96. Kayser W. Kleine deutsche Versschule. Bern: Francke, 1980.

97. Kopelew L. Russen und RuBland aus deutscher Sicht. R. A. 3 Bde. Mtinchen: W. Fink Verlag, 1991.

98. Leppmann W. Rilke. Sein Leben, seine Welt, sein Werk. Bern u. Miinchen (Copyright 1981 u. 1993 by Scherz Verlag).

99. Lockemann F. Der Rhythmus des deutschen Verses. Spannkrafte und Bewegungsformen in der neuhochdeutschen Dichtung. Miinchen: Nueber, 1960.

100. Matl J. Slawische und deutsche Romantik. Gemeinsamkeiten -Beziehungen Verschiedenheiten. Berlin, 1956.

101. Meyers Grosses Universallexikon. Mannhein-Wien-Zurich. 1982. 6 Bde.

102. Naumann H. Russland in Rilkes Werk. Rheinfelden: Schauble, 1993.

103. Paul O. / Glier I. Die Metrik. Miinchen: Hueber, 1979.

104. Riesel E. Stilistik der deutschen Sprache. Moskau: Verlag fiir fremdsprachige Literatur, 1959.

105. Schenk H.G. Geist der europaischen Romantik. Ein kulturhistorischer Versuch. Frankfurt a. Main, 1970.

106. Scherer W. Poetik (Vorlesungen 1885). Berlin: Weidmann, 1888. Neuausg.Tubingen: Niemeyer, Miinchen: dtv, 1977.

107. Sivers, Jegor von. Friedrich Martin Bodenstedt // Deutsche Dichter in RuBland. Studien zur Literaturgeschichte. Berlin, 1855. S. 566 572.

108. Volker L. Biirgerlicher Realismus // Geschichte der deutschen Literatur vom Mittelalter bis zur Gegenwart. Hrsg. von Walter Hinderer. Stuttgart: Reclam, 1983. S. 340-370.

109. Wagenknecht Chr. Deutsche Metrik. Eine historische Einfiihrung. Miinchen: Beck, 1993.

110. Wilpert G. Deutsches Dichterlexikon. Stuttgart: Reclam, 1988.

111. Zeichen, Text, Sinn. Zur Semiotik des literarischen Verstehens. Hrsg. v. Kaspar H. Spinner. Gottingen: Vandenhoeck u. Ruprecht, 1977.ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА

112. Бороздин А. Русская поэзия в немецких переводах // Исторический Вестник. 1899. № 4. С. 244 250.

113. Вольский A.J1. К проблеме понимания у Фр. Шлейермахера // Иностранные языки: Герценовские чтения. СПб., 1999. С. 80 82.

114. Гачечиладзе Г.Р. Введение в теорию художественного перевода. Тбилиси: ТГУ, 1970.

115. Данилевский Р.Ю. Переводчик русских поэтов Фр. Фидлер // Русская литература. 1960. № 3. С. 174-177.

116. Жакова Н.К. Лексико-семантическая основа передачи художественного образа в переводе // Славянская филология. СПб., 1993. Вып. 7. С. 147 154.

117. Комиссаров В.Н. Слово о переводе (очерк лингвистического учения о переводе). М., 1973.

118. Коптилов В.Н. Этапы работы переводчика // Вопросы и теории художественного перевода. Сб-к статей. М.: Художественная литература, 1971.

119. Левин Ю.Д. Об исторической эволюции принципов перевода. (К истории переводческой мысли в России) // Международные связи русской литературы. Сб. статей под редакцией М.П. Алексеева. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1963.

120. Левин Ю.Д. Русские переводчики XIX века и развитие художественного перевода. Л.: Наука, 1985.

121. Любимов Н.М. Перевод искусство. М.: Советская Россия, 1982.

122. Озеров JI.A. Двойной портрет. М.: Знание, 1986.

123. Попович А. Проблемы художественного перевода. М.: Высшая школа, 1980.

124. Табахьян П.В. Сопоставительная стилистика русского и немецкого фольклора. Киев: Вища школа, 1980.

125. Тальский М. Русская поэзия в немецких переводах // Русская мысль. 1901. № 11. С.128-143.

126. Теории художественного перевода. Сб-к статей. М., Художественная литература, 1971.

127. Тороп П.Х. Тотальный перевод. Тарту: Изд-во Тарт. ун-та, 1995.

128. Федоров А.В. Введение в теорию перевода. М.: Изд-во литературы на ин. яз., 1958.

129. Федоров А.В. Искусство перевода и жизнь литературы. Л.: Советский писатель, 1983.

130. Чуковский К.И. Искусство перевода. М.-Л.: Академия, 1935.

131. Швейцер А.Д. Перевод и культурная традиция // Перевод и лингвистика. Всероссийский центр переводов. М., 1989.

132. Эткинд Е.Г. Мастера поэтического перевода. СПб.: Академический проект, 1997.

133. Эткинд Е.Г. Проза о стихах. СПб.: Знание, 2001.

134. Boehme Е., Luther A. Friihe deutsche Ubersetzungen aus dem Russischen // Die neue Gesellschaft. 1948. H. 3. S. 19 27; H. 4. S. 37 - 47.

135. Friedmar A. Literarische Ubersetzung. Stuttgart: Metzlersche Verlagsbuchhandlung, 1983. Sammlung Metzler. Bd. 206.

136. Giroday Veronique. Die Ubersetzertatigkeit des Munchner Dichterkreises. Wiesbaden: Akademischer Verlag Atheranion, 1978. Bd.13. 112.

137. Guski A. Ubersetzung und semantische Verschiebung // Die Welt der Slaven. 1980. Bd. 25. S. 109 134.

138. Jahnichen M. Zur Frage der Ubersetzungstheorie und -praxis zur Zeit der Romantik // Zeitschrift fur Slawistik. Berlin, 1973. Bd. 18. S. 110 119.

139. Jager G. Zum Problem der Diachronie bei der lirerarischen Ubersetzung // Zeitschrift fur Slawistik. Bd. 27. 1982. S. 652 659.

140. Kade O. u.a. Studien zur Ubersetzungswissenschaft. Leipzig, 1971.

141. Kapp Vollcer. Ubersetzer und Dolmetscher. Theoretische Grundlagen, Ausbildung, Berufspraxis. Heidelberg: Quelle u. Meyer, 1974.

142. Kloepfer R. Die Theorie der literarischen Ubersetzung. Munchen, 1967.

143. Koller W. Einfiihrung in die Ubersetzungswissenschaft. Heidelberg: Quelle u. Meyer, 1983.

144. Levi J. Die literarische Ubersetzung. Frankfurt, 1969.

145. Meyer M. Vom Ubersetzen. Zehn Essays. Miinchen-Wien: Fink Verlag, 1990.

146. Reiss K. Moglichkeiten und Grenzen der Ubersetzungslcritik. Kategorien und Kriterien fur eine sachgerechte Beurteilung der Ubersetzungen. Munchen: Hueber, 1971.

147. Schleiermacher Fr. Ober die verschiedenen Methoden des Obersetzens // Das Problem des Ubersetzens. Darmstadt, 1963.

148. Stierle K. Das Gedicht und sein Schatten // Poetica. Bd. 22. 1990. S. 160 174.

149. Storing H.J. Das Problem des Ubersetzens. Darmstadt, 1969.

150. Tschishevslcy D. Zu den Ubersetzungen Fr. Bodenstedt's // Zeitschrift fur slavische Philologie. 1947. Bd.19. S. 368 371.

151. Wotjak G., Schmidt H. Modelle der Translation // FS fur A. Neubert. Frankfurt a. Main: Vervuert Verlag, 1997.ТРУДЫ ПО ОТЕЧЕСТВЕННОМУ И НЕМЕЦКОМУ ЛЕРМОНТОВЕДЕНИЮ

152. Архипов В.А. Лермонтов М.Ю. Поэзия познания и действия. М. Московский рабочий, 1965.

153. Анненский И.Ф. Об эстетическом отношении Лермонтова к природе // Русская школа. Общепедагогический журнал для школы и семьи. 1891. Т.2. Кн. VII-XII. С. 73 83.

154. Асмус В. Круг идей Лермонтова // Литературное наследство, т. 4344. Лермонтов. I. М.: Изд-во АН СССР, 1941. С. 83 128.

155. Вацуро В.Э. Ранняя лирика Лермонтова и поэтическая традиция 20-х гг. // Русская литература. 1964. № 3. С. 46 56.

156. Вацуро В.Э. „Ирландские мелодии" Томаса Мура в творчестве Лермонтова//Русская литература. 1965. № 3. С. 184- 192.

157. Висковатов П.А. М.Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество. М.: Современник, 1987.

158. Герштейн Э.Г. Судьба Лермонтова. М.: Художественная литература, 1986.

159. Григорьян К.Н. Лермонтов и романтизм. М.-Л.: Наука, 1964.

160. Дукмайер Фр. М.Ю. Лермонтов у немцев. М.: Разряд изящной словесности Императорской Академии Наук („Аадемическая Библиотека русских писателей), 1913.

161. Евчук О.П. Феномен православного миросозерцания в поэтическом освоении М.Ю. Лермонтова // Россия и Восток: филология и философия. Мат-лы IV междунар. науч. конф.: «Россия и Восток: Проблемы взаимодействия». Омск, 1997. С. 30 34.

162. Исаков С.Г. Роль прибалтийско-немецких литераторов в пропаганде творчества М.Ю. Лермонтова в немецком культурном мире // Сборник трудов по русской и славянской филологии. Тарту, 1975. Т. 26. С. 54 67.

163. Ключевский В.О. Грусть (Памяти М.Ю. Лермонтова, умер 15 июля 1841 г.) // Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М.: Правда, 1991. С. 427 444.

164. Коровин В.И. Творческий путь М.Ю. Лермонтова. М.: Просвещение, 1973,

165. Левин Ю.Д. Из реминисценций английской литературы уЛермонтова//Русская литература. 1975. № 2. С. 204-206.

166. Лермонтовская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1981.

167. Максимов Д. «Выхожу один я на дорогу». Стихотворение М.Ю.Лермонтова //Литература в школе. 1965. № 6. С. 16-21.

168. Максимов Д. Поэзия Лермонтова. Л.: Советский писатель, 1959.

169. Мережковский Д.С. М.Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества // Вопросы литературы. 1989. № 10. С. 88 122.

170. Михайлов М.Л. Заметка о Лермонтове // Современник, 1861. № 2. С. 317 336.

171. Нейштадт В.Л. Лермонтов на Западе // Интернациональная литература. 1939. № 11. С. 196 -204.

172. Никитенко А.В. Стихотворения Лермонтова // Сын отечества. 1941. Т.1. № 1. С. 12.

173. Никитин М. Идеи о Боге и судьбе в поэзии Лермонтова. Нижний Новгород, 1916.

174. Пумпянский Л.В. Стиховая речь Лермонтова // Литературное наследство, т. 43-44. Лермонтов. I. М.: Изд-во АН СССР, 1941. С. 389 424.

175. Розанов И.Н. Байронические мотивы в творчестве Лермонтова // Венок М.Ю. Лермонтову. Юбилейный сборник. М,- Пг. 1914. С. 358 -372.

176. Сакулин П.Н. Земля и небо в поэзии Лермонтова // Венок М.Ю. Лермонтову. М.-Пг.: Издание Т-ва «В.В. Думнов, Наследники Бр. Салаевых», 1914. С. 1 55.

177. Соловьев B.C. Лермонтов // Соловьев B.C. Литературная критика. М.: Современник, 1990. С. 274 291.

178. Удодов Б.Т. М.Ю. Лермонтов. Художественная индивидуальность и творческие процессы. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1973.

179. Уразаева Т.Т. Лермонтов: История души человеческой. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1995.

180. Федоров А.В. Лермонтов и Гейне // Уч. зап. 1-го Лен. пед. ин-та ин. яз., 1940. Т.1. С. 105 134.

181. Федоров А.В. Лермонтов и литература его времени. Л.: Художественная литература, 1967.

182. Фохт У.Р. Лермонтов. Логика творчества. М.: Наука, 1975.

183. Фризман Л.Г. Немецкий Лермонтов // Из истории русско-немецких литературных взаимосвязей. М.: Изд-во МГУ, 1987. С. 77 96.

184. Ходанен Л.А. Фольклорные и мифологические образы в поэзии Лермонтова. Кемерово: КемГУ, 1993.

185. Ходанен Л.А. Поэтика Лермонтова. Аспекты мифопоэтики. Кемерово: КемГУ, 1995.

186. Шевырев С.П. Стихотворения Лермонтова // Москвитянин. 1841. 4.2. № 4. С. 535 538.

187. Эйхенбаум Б.М. Опыт историко-литературной оценки. Л.: ГИЗ,1924.

188. Эйхенбаум Б.М. Статьи о Лермонтове. Л.: Изд-во АН СССР, 1961.

189. Blum К. Puschkin und Lermontow in der Schule // Baltische Monatsschrift. Riga, 1907. Bd. 63. S. 347 363.

190. Christiani W. Ein Lermontov-Plagiat // Archiv fiir slawische Philologie. Berlin, 1910. Bd. 31. S. 317.

191. Dukmeyer Fr. Die Einftihrung Lermontows in Deutschland und des Dichters Personlichkeit. Berlin: Verlag von Emil Ebering, 1925.

192. Friedrichs E. Lermontov und Byron // Germanisch-romanische Monatsschrift. Heidelberg, 1919. Bd. VII. S. 60-67.

193. Gerlinghoff P. Frauengestalten und Liebesproblematik bei M.Ju.Lermontov. Slavisch-Baltisches Seminar der Westfalischen Wilhelms-Universitat Munster (Westf.). Veroffentlichung Nr. 9. Verlag Anton Hain-Meisenheim an Glan, 1968.

194. Gogarten S. Die Verstechnik Lermontov's. Dissertation zur Erlangung des Doktorgrades der Philosophischen Fakultat der Georg-August-Universitat zu Gottingen, 1948.

195. Gregor R. Fr. Bodenstedt als Vermittler russischer Literatur inDeutschland unter besonderer Beriicksichtigung der Dichtung M.Ju. Lermontow. (Philos. Diss.) Leipzig, 1965.

196. Gregor R. Bertihmte deutsche Lermontow-Interpreten Friedrich Bodenstedt // Wissenschaftliche Zeitschrift des Padagogischen Instituts Giistrow. Fachbereich D/R. 1965/1966. Nr. 4. S. 83 - 98.

197. Gregor R. Fr. Bodenstedt's Beitrag zum deutschen Lermontovbild im XIX. Jahrhundert // Zeitschrift fur Slawistik. 1969. Bd. 14. H. 2. S. 224 232.

198. Gregor R. Lermontov in Deutschland (1840-1914). Diss. Greifswald,1973.

199. Gregor R. Zur deutschen Lermontov-Rezeption in Literaturkritik und Nachdichtung // Zeitschrift fur Slawistik. 1983. Bd. 28. H. 2. S. 179 186.

200. Gregor R. Gedanken zum deutschen Lermontovbild im XX. Jahrhundert // Zeitschrift fur Slawistik. 1986. Bd. 31. H.6. S.888-891.

201. Guslci A. M.Ju. Lermontov's Konzeption des literarischen Helden. Slavistische Beitrage. Bd.48. Munchen: Otto Sagner Verlag, 1970.

202. Jakel E. Die archaischen und volksttimlichen Elemente in der Literatursprache Lermontovs. (Autoreferat) // Wissenschaftliche Zeitung Universitat Leipzig, 1951/1952. Bd. 1. H. 1. S. 118 119.

203. Kerndl A. Studien iiber Heine in RuBland. T.I. Heine und Lermontov // Zeitschrift fur slavische Philologie. Heidelberg, 1956. Bd. 24. S. 91 155.

204. Kuenzlen K. „Deutsche Ubersetzer und deutsche Ubersetzungen Lermontovscher Gedichte von 1841 bis zur Gegenwart." Tubingen (Philos. Diss.), 1980.

205. Leitner A. Verfiihrung als geistiges Experiment und als asthetischer Gegenstand bei Kierkegaard, Lermontow und Dostojewskij // Wiener slavisches Jahrbuch. 1992. Bd. 3. H. 8. S. 75 87.

206. Luther A. Lermontows Werke. In: Meyers Klassiker-Ausgaben. Leipzig, 1922. Einleitung S. 7 24.

207. Opitz R. a) Etappen im Schaffensweg Lermontov's // Zeitschrift fur Slawistik. Berlin, 1963. Bd. 8. H. 4. S. 571 588.

208. Opitz R. b) Zur Schaffensmethode in Lermontow's Poem „Mzyri" // Wissenschaftliche Zeitschrift der Karl-Marx-Universitat zu Leipzig, 1963. 12. Jahrgang. S. 127 137.

209. Opitz R. Lermontov's Ideal // Zeitschrift fur Slawistik. 1964. Bd. 9. S. 653 672.

210. Scholz Fr. Lermontov-Gedichte in neuen deutschen Nachdichtungen // Zeitschrift fur slavische Philologie. Heidelberg, 1992. Nr. 52. S. 278 303.

211. Schott W. Uber Lermontov's Gedichte // Archiv fiir wissenschaftliche Kunde und Literatur. Jg. 1842. Bd. 2. S. 439 450.

212. Taranovski K. SiiBe und feuchte Reime bei Lermontov // Zeitschrift fur slavische Philologie. 1965. Bd. 32. H. 1. S. 251 -254.

213. Tschishevsky D. Neues iiber Puschkin, Lermontov und Gogol // Zeitschrift fur slavische Philologie. 1955. Bd. 23. S. 385 398.

214. Woelcke B. Themen -und Motivkreise in der Lyrik Lermontow's. Dissertation zur Erlangung der Doktorwiirde der Hohen Philos. F-t des Ernst-Moritz-Arndt-Universitat zu Greifswald. Rostock, 1957.ОБЩИЕ РАБОТЫ ПО СЛАВИСТИКЕ

215. Ботникова А.Б. Книга Г. Кенига „Литературные картины России". Сб-к мат-лов 2-ой научной сессии вузов Центрально-черноземной зоны. Литературоведение. Воронеж, 1967. С. 115 136.

216. Ботникова А.Б. В. Вольфзон // Вопросы литературы и философии. Воронеж, 1969. С.115 127.

217. Ботникова А.Б. Фарнхаген и русская литература // Вопросы литературы и фольклора. Воронеж, 1972. С. 96 114.

218. Данилевский Р.Ю. Русская литература в восприятии младогерманцев и их современников // Молодая Германия и русская литература. Л., 1969. С. 120- 162.

219. Данилевский Р.Ю. О мировом значении русской литературы. Историографические и методологические проблемы // Русская литература. 1983. №2. С.47-56.

220. Данилевский Р.Ю. Литературные связи 18 19 вв. Л.: Наука, 1984.

221. Данилевский Р.Ю. Восприятие русской литературы за рубежом (XX в.) // Из истории русско-немецких литературных взаимосвязей. Под ред. В.И. Кулешова и В. Фейерхерд. М.: изд-во МГУ, 1987. С. 86 111.

222. Либрович С.Ф. Фидлеровский музей русской литературы. // В.И. Немирович-Данченко. На кладбищах. Воспоминания. Ревель, 1921. С. 95 -110.

223. Мотылева Т. Л. Литература, открытая миру. Заметки о международной судьбе русской классики // Вопросы литературы. 1983. № 11. С. 3-45.

224. Bauer Е. Naturalismus Nihilismus - Idealismus in der russischen Dichtung. Berlin, 1892.

225. Bern A. Uber die Romantik in der russischen Literatur // Slavische Rundschau. 1939. Bd. XI. S. 165 180.

226. Bielfeld H. Materialen und Begriffe der Geschichte der Slawistik in Deutschland, mit besonderer Beriicksichtigung der DDR // Wiener Slavisches Jahrbuch. 1960. Bd. 8. S. 28 -42.

227. Braun M. Russische Dichtung im XIX. Jahrhundert. Hannover: Beck,1947.

228. Bruckner A. Geschichte der russischen Literatur. Leipzig: Amelangs,1909.

229. Bruckner A. Die Bedeutung der neuen russischen Literatur. // RusslandsKultur und Volkswirtschaft. Hrsg. v. M. Sering. Berlin Leipzig, 1913. S. 21 - 39.

230. Bruckner A. Zur deutschen Slawistik // Archiv fiir slawische Philologie. 1928. Bd. 42. S. 1 -7.

231. Dieckmann E. Zu deutscher Literatur -und Kulturbeziehungen von der Aufklarung bis zum Beginn des XX. Jahrhunderts // Zeitschrift fiir Slawistik. 1989. Bd. 34. H. 4. S. 550 -553.

232. Eliasberg A. Russische Literaturgeschichte in Einzelportraits. Miinchen: Beck, 1922.

233. Friedrichs E. Russische Literaturgeschichte. Gotha, 1921.

234. Geiger L. Wilhelm Wolfsohn. Sein Leben und seine Werke // Jahrbuch fiir judische Geschichte und Literatur. 1912. Bd. 15. S. 163 197.

235. Guenther J. von. Die Literatur RuBlands. Stuttgart: Union, 1964.

236. Harder Hans-Bernd. Aus dem Briefwechsel Heinrich Joseph Koenig's mit Korrespondenten in RuBland // Hanauer Geschichtsblatter. Veroffentlichungen des Hanauer Geschichtsvereins. Hanau, 1974. Bd.24. S. 203 220.

237. Hexelschneider E. Zu einigen Erscheinungen in der westdeutschen Slawistik // Zeitschrift fur Slawistk. Berlin, 1962. Bd. VII. H.4. S. 576 589.

238. Hexelschneider E. Uber die Rezeption der russischen Literatur in Deutschland im letzten Viertel des XIX. Jahrhunderts // Zeitschrift fiir Slawistk. 1973. Bd. 18. S. 50 58.

239. Jagoditsch R. N.S. Trubezkoy als Literaturhisotiker // Wiener slavisches Jahrbuch. Graz-Koln, 1955. Bd. IV. S. 28 50.

240. Kahle E. Die russische Literatur in der ersten Halfte des XIX. Jahrhunderts. Phil. Diss. Wiirzburg, 1950.

241. K.A. Varnhagen v. Ense. Neueste russische Literatur // Archiv fiir wissenschaftliche Kunde von Russland. Hrsg. v. A. Erman. Berlin, 1841. Bd. 1. S. 231 -238.

242. Kaiser B. Uber die Beziehungen der deutschen und der russischen Literatur im XIX. Jahrhundert // Die neue Gesellschaft. 1948. H. 1. S. 14-15.

243. Kasack W. Literaturgeschichten und Lexika der russischen Literatur.Die Handbiicher des XX. Jahrhunderts. Uberbhck-Einfuhrung-Wegfuhrung. Konstanz: Universitatsverlag, 1997.

244. Koenig H. „Literarische Bilder aus Russland". Tubingen und Stuttgart: Cotta, 1837.

245. Krumbacher K. Popular Aufsatze. Leipzig, 1909.

246. Lauer R. Geschichte der russischen Literatur.Von 1700 bis zur Gegenwart. Munchen: Beck Verlag, 2000.

247. Lehmann-Schulze Chr. Aus Wilhelm Wolfsohn's Leben und Wirken als Vermittler der russischen Literatur in Deutschland (1840-1865). (Philos. Diss.) Berlin, 1964.

248. Lettenbauer W. Russische Literaturgeschichte. Frankfurt/Main-Wien: Humboldt Verlag, 1955. Sammlung: Univ. Bd. 56.

249. Lettenbauer W. Die russische Romantik // Die europaische Romantik. Frankfurt a. Main: Athenaum, 1972. S. 525 563.

250. Luther A. Geschichte der russischen Literatur. Leipzig: Bibliographisches Institut, 1924.

251. Luxemburg R. Die Seele der russischen Literatur // Die weiBen Blatter. Berlin, 1919. 6.Jg. H.2. S. 58-70.

252. Mehring F. Gesammelte Schrifte. Bd. 12. Berlin, 1963.

253. Meysenburg M. v. Memorien einer Idealistin. Stuttgart, 1922.

254. Murko M. Die slawische Philologie in Deutschland // Internationale Monatsschrift fur Wissenschaft, Kunst und Technik. 1917. S. 225 252; 295 -320.

255. Otto Fr. Lehrbuch der russischen Literatur. Leipzig Riga, 1837.

256. Pohrt H. Leben und Wirken Fr. Fiedler's als Ubersetzer russischer Literatur (1878-1917). Philos. Diss. Berlin, 1965.

257. Pohrt H. Friedrich Fiedler und die russische Literatur // Zeitschrift fur Slawistik. Berlin, 1970. Bd. 15. S. 694 718.

258. Polonskij G. Geschichte der russischen Literatur. Leipzig, 1902.

259. Procher O. Wilhelm Wolfsohn (1820-1865) // Russischunterricht. 1965.Н. 11-12. S. 482 -484.

260. Raab H. Rilke und die Welt der Slawen // Neue deutsche Literatur. 1957. Nr. 9. S. 96- 106.

261. Raab H. Varnhagen von Ense und die russische Literatur // Fremdsprachenunterricht. 1958. Bd. 2. H. 11. S. 568 572.

262. Rammelmeyer A. Die russische Literatur in Deutschland // Deutsche Philologie im AufriB. Hrsg. von W. Stammler. Berlin -Bielefeld -Munchen: E. Schmidt, 1961. S. 385 576.

263. Rappich H. Fr.Bodensted's lterarische Beziehungen zu Russland // Zeitschrift fur Slawistik. 1963. Bd. 8. H. 4. S. 582 594.

264. Reinholdt A. Geschichte der russischen Literatur. Leipzig: Philipp Reel am Verlag, 1886.

265. ReiBner E. Die Rezeption der rusischen Literatur in Deutschland zwischen 1813 und 1848 im Spannungsfeld von Fortschritt und Reaktion // Zeitschrift fur Slawistik. Berlin, 1963. Bd. 8. H. 5. S. 688 696.

266. ReiBner E. Deutschland und die russische Literatur (1800-1848). Berlin: Akademie-Verlag, 1970.

267. Scherr J. Allgemeine Geschichte der Literatur. Stuttgart, 1852.

268. Schlacht R. Nachdichtung als Lebenswerk (Johannes von Guenther) // Aufbau. Berlin, 1951. H. 2. S. 80 84.

269. Scholle Chr. Das Duell in der russischen Literatur. Wandlungen und Verfall eines Ritus. Munchen: Otto Sanger Verlag, 1977.

270. Schulze Chr. Fontane und Wolfsohn. Berlin: Aufbau Verlag, 1988.

271. Setschkarev Ws. Geschichte der russischen Literatur im Uberblick. Stuttgart: Philipp Reclam Verlag, 1962.

272. Siegmann F. Die Musik im Leben und Schaffen der russischen Romantiker. Veroffentlichungen der Abteilung fiir slavische Sprachen und Literaturen des Osteuropa-Instituts an der Freien Uni Berlin, 1954.

273. Sir Galahad. Idiotenftihrer durch die russische Literatur. Mtinchen: Beck, 1925.

274. Stender-Petersen A. Die Problematik der russischen Literatur vom Byzantismus zum Europaismus // Vortrage auf der Berliner Slavistentagung. Berlin, 1953. S. 150- 159.

275. Stender-Petersen A. Geschichte der russischen Literatur. Bd. 1, 2. Munchen: Beck, 1957.

276. Thieme E. Johannes von Guenther. Zur russischen Literatur. Aus den Briefen mit einem jungen Buchhandler (1962-1973). Hrsg. von Eberhard Thieme. Mannheim, 1990.

277. Trojansky E. Pessimismus und Nihilismus der romantischen Weltanschauung, dargestellt am Beispiel Puschkin's und Lermontov's. (Heidelberger Publikationen zur Slavistik). Frankfurt a. Main: Peter Lang Verlag, 1990.

278. Trubezkoy N. Die russischen Dichter des XVIII. u. XIX. Jahrhunderts. AbriB einer Entwicklungsgeschichte. Hrsg. von R.Jagoditsch. Graz -Koln: Bohlau, 1956.

279. Tschishevsky D. Russische Literaturgeschichte des XIX. Jahrhunderts. Bd.l.: Die Romantik. Munchen: Eidos, 1964.

280. Weber G. Allgemeine Weltgeschichte. Leipzig, 1880.

281. Wegner M. Theoretische Grundfragen der Rezeption der russischen Literatur in Deutschland zu Beginn des XX. Jahrhunderts // Zeitschrift fur Slawistik. 1968. Bd.13. S. 1- 11.

282. WieBner H. Russische Dichter und Dichtungen. Berlin Bonn -Munchen.: Diesterweg, 1967.

283. Zabel E. Ivan Turgenew. Eine literarische Studie. Leipzig, 1884.

284. Zabel E. Krim und Kaukasus // Deutsche Rundschau. Berlin, 1903. Bd. 116. S.99- 119.

285. Zelinsky B. Russische Romantik. Koln-Wien: Bohlau Verlag, 1975.

286. Zelinsky B. Einheit als Vielfalt. Ein Beitrag zum Verstandnis der russischen Romantik // Canadian-American Slavic Studies. 1980. Bd.4. Nr. 2. S. 220 236.

287. Ziegengeist G. Aus Heinrich Koenig's ungedruckter Korrespondenz mit Cotta und Brockhaus liber die „Literarisehen Bilder aus RuBland" (1837-1839) // Zeitschrift fur Slawistik. 1989. Bd. 34. S. 3-28.1'0ССИ'"'-.Л'!БИБЛ mWA'ХСьЧ 1с -- ^ -ОСЬ

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.