Маргинальность в политическом пространстве тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.02, кандидат политических наук Иванова, Наталья Владимировна

  • Иванова, Наталья Владимировна
  • кандидат политических науккандидат политических наук
  • 2005, СаратовСаратов
  • Специальность ВАК РФ23.00.02
  • Количество страниц 153
Иванова, Наталья Владимировна. Маргинальность в политическом пространстве: дис. кандидат политических наук: 23.00.02 - Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии. Саратов. 2005. 153 с.

Оглавление диссертации кандидат политических наук Иванова, Наталья Владимировна

Введение

Глава I. Политико-статусные характеристики маргинальных групп в 18 современном российском обществе

1.1. Маргиналы и маргинальность в социальном пространстве

1.2. Особенности политической маргинальности

1.3. Воздействие процессов демократизации и информатизации на 53 маргинализацию политического пространства

Глава II. Трансформация маргинальных явлений в политическом 73 пространстве в период с 1985 по 2005 год.

2.1. Маргинальность в «горбачевский» период

2.2. Маргинальность в «ельцинский» период

2.3. Маргинальность в современном российском политическом 97 пространстве

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», 23.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Маргинальность в политическом пространстве»

Актуальность темы исследования. Маргинальность, как общественное явление всегда играла определенную роль в политических процессах. Современная социально-политическая реальность заставляет по-новому взглянуть на эту проблему, что вызвано процессами глобализации, урбанизации, межкультурными взаимодействиями, которые стали способствовать образованию новых общностей. При этом нередко наряду с появлением "новых" маргинальных групп, "старые" не исчезают.

Увеличение количества маргинальных групп населения возрастает при переходе от одной политической системы к другой, когда неизбежно происходит ломка традиционных политических, экономических и социальных институтов, подрываются условия существования целых групп, классов и слоев. Масса людей лишается возможности жить и работать по-старому, вынуждена искать новые источники средств существования, переселяться на новые места, осваивать новые виды деятельности, пересматривать свои политические ценности и ориентации. Такие крупномасштабные процессы имели место в период крушения древних империй, упадка и развала средневековых государств; всплеск маргинальное™ наблюдался в период формирования капиталистических отношений, когда одни политические классы теряли свои привилегированные позиции и не смогли найти себе место в политической системе, другие перемещались на новые политические позиции, где болезненно адаптировались.

Социально-политическая трансформация, имевшая место в конце 80-х годов XX века, совпала со становлением информационного общества, тем самым, сделав проблему политической маргинальности одной из ведущих в политологии. Изменения, произошедшие во всех сферах человеческой жизнедеятельности - политической, экономической, социальной привели к маргинализации российского общества. Так, в ряды маргиналов, помимо обычных люмпенов - людей, не желающих трудиться, нетрадиционно мыслящих, имеющих ограниченные потребности, конфликтующих с общепринятыми нормами, попала значительная часть экономически активного населения, что вызывает затруднения при дефиниции маргинального и немаргинального в социально-политическом пространстве.

Специфика сложившейся ситуации придает диссертационному исследованию комплексный характер, то есть в работе используются специфические представления о маргинальное™ различных общественных наук: политологии, культурологии, социологии, психологии, юриспруденции. Необходимость многоаспектного изучения проблемы вызвана следующими предпосылками: во-первых, переход российского общества от командно-административной системы управления к рыночной повлек за собой распад традиционного уклада основных политических институтов, что обусловило исчезновение единого политического пространства, размытость политической структуры и стратификации, отсутствие единой системы ценностей и появление политической дезорганизации. В результате возникают типичные для переходного периода противоречия между старыми политическими ценностями и культурой и новой политической реальностью; во-вторых, становление демократической политической системы предъявляет особые требования к членам общества: осознанное участие в политическом процессе, индивидуальная ответственность, самореализация, конкуренция. Резкий переход от патернализма к индивидуальной ответственности привел к отдалению значительной части населения от политических процессов в обществе; в-третьих, становление и развитие информационного общества, формируемого на фоне социально-экономической и политической нестабильности, влечет за собой проблемы как на макроуровне, когда возникают препятствия на пути выхода государства на мировую арену появление маргинальных государств, регионов; так и на микроуровне - когда воздействие политико-информационных технологий оказывает непосредственное влияние на приспособление акторов к социально-политической системе, деформирует процессы политической идентификации, трансформирует целерациональное социально-политическое поведение в поведение под воздействием эмоций (доминирование эмоций над рациональным выбором).

Становление демократического и информационного обществ в России порождает множество современных теоретических и практических проблем в политологии: наследование социальной маргинальное™ политическим пространством и появление новых маргинальных политических групп, влияющих на политический хаос и формирование позитивных политических сил; взаимодействие демократических преобразований и информационных технологий видоизменяют политическое сознание и поведение. в-четвертых, маргинальность представляет собой динамичное явление, не имеющее ничего общего со статикой, ее трансформации тесно связаны с изменениями, происходящими в политических пространствах «горбачевского», «ельцинского» и современного развития общества. При этом, каждое из них выделяет свои собственные критерии и подходы к выделению маргинальных признаков у институтов и политических акторов в России.

В данном исследовании предпринимается попытка раскрыть с позиций политологии основные критерии в выделении маргинальное™ и особенности трансформации политической маргинальности в «горбачевский», «ельцинский» и современный период развития политического пространства.

Степень научной разработанности проблемы.

Проблема маргинальное™ всегда привлекала внимание политологов, социологов, правоведов, психологов, занимающихся изучением «переходного», «периферийного», «противоречивого» в поведении индивидов и групп в различных пространствах: культурном, национальном, религиозном, социальном, политическом.

Впервые на проблему маргинальное™ было обращено внимание в XIX веке Эмилем Дюркгеймом, который заявил об обязательном присутствии маргинальных групп в любом обществе1.

Первая половина XX века ознаменовалась появлением работ представителей Чикагской школы Р. Парка и П. Блау, которые в 1928 году во время исследований, направленных на изучение процессов миграции в американском обществе, впервые ввели в обиход понятие "маргинальный человек". Однако в научном мире США подобная дефиниция не получила дальнейшего осмысления, а само определение "маргинальность" осталось лишь в рамках экономической сферы, трансформировавшись в понятия "маржа", "маржинализм", включающее в себя представление о предельной полезности, разработанное Питером Блау .

В конце 60-х годов XX века французские ученые обратили внимание на взаимосвязь социального и политического, поведенческого и институционального в маргинальных явлениях3. Впервые был обозначен динамический характер данного явления, получивший название «маргинализации».

В России исследование проблем маргинальности началось в 30-х годах XX века, но вплоть до середины 80-х годов она рассматривалась как

1 Осипова Е.В. Социология Эмиля Дюркгейма. СПб. 2001.

2 См.: Park R.E. Human migration and the marginal man// American Journal of Sociology. Chicago. 1928. Vol. 33. № 6. (цитируется по Г1. Блау)

3 Klusfer. J. L'eclusion social. Etude de la marginalite dans la societe occidentale. Paris. 1995. P. 37, Alain. Politique. Paris. 1999. P. 152 социальная патология. Термин имел негативную окраску, и уже само определение маргинальности нацеливало общество на борьбу с ней. Основное внимание в научных работах уделялось люмпенам, пауперам и их месту в социальной структуре Советского Союза. К исследователям данного периода можно отнести А.В. Брушлинского, М.И. Воловникова, А.И. Донцова, В.В. Клочкова, Ш. Надирашвили, Т. Шибутани4.

В начале 90-х годов XX века в отечественной науке появляется и получает развитие новый подход к осмыслению явления маргинальности. Он складывается из отношения к феномену "маргинальное" как к безоценочному явлению - это ни "хорошо", ни "плохо"3, так как может быть и тем и другим одновременно.

Предпосылки для преодоления однозначного подхода к проблемам маргинальности были заложены еще в постсоветской науке в начале 90-х годов. Можно выделить несколько работ, посвященных влиянию маргинальных групп на развитие искусства и культуры С.П. Турина, М.И. Козьякова, И.В. Малышева, А.А. Оганова, В.А. Шанского, В.Г. Яковлева6.

Рост преступности в российском обществе породил целую плеяду исследований, в которых делалась попытка объяснить проблему маргинальности исходя из понятия права, социального контроля. В работах

4 Брушлинский А.В., Воловникова М.И. Психология индивидуального и группового субъекта. М. 2002, Донцов А.И. Психология коллектива. М. 1984, Надирашвили LIJ. Социальные ориентации личности. Социальная психология личности. М. 1979, Шибутани Т. Социальная психология. М. 1969.

5 Стариков Е. Маргиналы //В человеческом измерении. 1989. С. 81, Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества. М. 2000. С. 246, Атоян А.И. Указ. Соч. // Полис 1993. № 6. С. 19, Попова И.П. Указ. Соч. // Социс 1999. № 3. С. 21-22

6Гурин С.П. Проблемы маргинальной антропологии. // Изд-во Саратовского Государственного социально-экономического университета. Саратов. 1999, Козьякова М.И. Маргинальность в эстетике повседневности // Маргинальное искусство. Издательство Московского Университета. М. 1999, Малышев И.В. Тот, кто не в ногу. //Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999, Оганов А.А. Феномен маргинальности в культуре //Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999., Шанский В.А. К вопросу о маргинальных источниках культуры //Альтернативность общественного развития. М. 1992, Яковлев Е.Г. Проблема

З.Т. Голенковой, X. Дюамель, Е.Д. Игитханян, Е.В. Осиповой отсутствие единой ценностно-нормативной системы, смешанные, переходные формы юридических отношений, аномия являются причинами возникновения маргинальных групп7.

Значительное место в современной отечественной науке отведено политико-психологическому изучению явления маргинальности. Такими авторами как Б.Г. Капустин, И.М. Клямкин, Н.И. Лапин, А. Мигранян, Д.В. Ольшанский, В.И. Пантин, A.M. Салмин, Е.Б. Шестопал, Т. Шибутани делаются попытки объяснить маргинальность с точки зрения особенностей политической идентификации индивида с отдельными политическими движениями, партиями или политической системой в целом8.

В исследованиях современных отечественных политологов политическая маргинальность имеет многоаспектный характер, то есть рассматривается с позиций социальных групп (акторный аспект) и маргинальных политических институтов (институциональный аспект). В первом случае изучение маргинальности связано с возникновением конфликтов внутри политического класса, между политическими классами, между социальными группами и политическими движениями. Все эти проблемы нашли свое отражение в трудах Е.Аврамова, Г.Ашина, эстетического воздействия: профессионал, маргинал, аутсайдер // Маргинальное искусство. Издательство Московского университета. М. 1999. С. 20,

7 Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Маргинальный слой: феномен социальной идентификации // Социс. 1996. № 8., Дюамель X. Экономическая преступность как стимул экономических и политических реформ в России.// СПЖ 1997. №3, Осипова Е. В. Социология Эмиля Дюркгейма. Санкт-Петербург. Издательство: "Алтея". 2001. С. 239247,

8 Капустин Б.Г. Кризис ценностей и шансы российского либерализма// Полис. 1992. №5-6, Кара-Мурза А.А. Что такое российское западничество// Полис. 1992.№ 2, Клямкин И.М. Политическая психология переходного общества// Полис. 1993. № 4, Ольшанский Д.В. Трансформация человеческого сознания// Полис. 1991. № 4. Клямкин И.М., Лапкин В.В., Пантин В.И. Между авторитаризмом и демократией// Полис. 1995. № 2, Салмин A.M. Некоторые проблемы самоопределения и взаимодействия исполнительной и законодательной властей в Российской Федерации// Полис. 1996. № 4 Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность// Полис. 1995. № 4, Шибутани Т. Социальная психология. Ростов-на-Дону. 2002.

С.С.Воскаяна, О.В. Гаман-Галутвиной, В.Я. Гельмана, Б.Г.Головачева, А.И.Демидова, И.Дискин, Ю.Л.Качанова, Л.Б.Косова, А.И. Соловьева, Б.И. Славного, К.Г. Холодовского, Л.Ф.Шевцовой9.

Во втором случае политическая маргинальность рассматривается в рамках развития демократической политической системы и ее отдельных институтов. К этому направлению можно отнести работы К.С.Гаджиева, П. Мерло, А.В.Олескина, И.Шапиро, Т.В. Шмачковой, О.Г.Харитоновой, Э. Яна10.

На наш взгляд, следует отдельно назвать работы Э.С.Вершинина, А.Д. Дмитриева, И.С.Мелюхина, М.М.Назарова, Г.Г.Почепцова, посвященные становлению политико-информационного пространства, распространению политико-информационных технологий и их влиянию на появление маргинальных явлений и структур в политической системе11.

9 Авраамова Е., Дискин И. Социальные трансформации и элита // Общественные науки и современность. № 3. 1994, Ашин Г. Толерантность и элита // Власть 2002. № 5, Восканян С.С. Тенденции формирования и развития политической элиты в постсоветской России. Волгоград: Перемена, 2001, Гаман-Галутвина О.В. Российские партии на выборах: картель "хватай всех"// Полис. 2004. № 1, Гельман В.Я. Политическая оппозиция в России: вымирающий вид// Полис. 2004. № 4, Соловьев А.И. Электоральный дефолт и деинституционализация политического рынка// Полис. 2004. № 1, Холодовский К.Г. Бюрократическая Дума// Полис. 2004. № 1, Шевцовой Л.Ф. Смена режима или системы// Полис. 2004. № 1.

Головачев Б. Г., Косова Л. Б. Формирование правящей элиты в России // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1996. № 1 (21), Краснов Ю.И. Власть как явление общественной жизни //Социально-политические науки. 1991. № 11, Качанов Ю.Л., Сатаров Г.А. Социальные группы в поле политики: опыт эмпирического анализа // Российский мониторинг. Архив современной политики. Вып. № 1. М. 1992, Славный Б.И. Проблемы власти нового измерения // Политические исследования. 1991. № 5.

10Гаджиев К.С. О перспективах демократической государственности в России // Полис. 1994. № 3, Шапиро И. Три способа быть демократом // Полис. 1992. № 1, Олескин А.В. Биополитика. М. 2001. С. 141-174, Мерло П. Электоральная практика, права человека и общественное доверие к демократической системе// Полис. 1995. № 4, Мельвиль А.Ю. Опыт теоретико-методологического синтеза структурного и процедурного подходов к демократическим транзитам // Полис. 1998. № 2, Харитонова О.Г. Генезис демократии// Полис. 1996. № 5,Шмачкова Т.В. Теории каолиций и становление российской многопартийности// Полис. 1996. № 5, Ян Э. Демократия и национализм - единство или противоречия//Полис. 1996. № 1

11 Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. Изд-во

Михайлова В. А. СПб. 2001; Дмитриев А.Д. Неформальная политическая коммуникация.

Значительную роль в постижении истоков маргинальности сыграла разработка понятия "транзит", позволившая по-новому взглянуть на проблемы переходного периода и его влияния на маргинализацию политического пространства. К числу западных ученых-транзитологов можно отнести T.JI. Карла, А. Лейпхарта, X. Линца, О'Доннела, Д. Растоу, Р.

I 0

Инглхарта, Дж. Сартори, А. Степана, Ф. Шмиттера .

В конце 90-х годов XX века теория «транзита» была заимствована у западных политологов и удачно перенесена на российскую почву М.В. Ильиным, Ю.А. Красиным, Б.И. Макаренко, А.Ю. Мельвилем, А.И. Никитиным, С.В. Рогачевым, В.М. Сергеевым, В.В. Смирновым13. На сегодняшний день данный подход к объяснению политической маргинальности является одним из наиболее распространенных.

Проблемами политической маргинальности в аспекте региональной политики занимались и занимаются следующие ученые: С.И.Барзилов, В.Я.Гельман, А.К.Магомедов, С.И.Рыженков, А.Г.Чернышов14.

М. 1997; Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. Изд-во Московского ун-та. 1999; Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире (методология синтеза и практика исследований). М. 2002; Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. М. 2001,

1 "у

О'Доннел Делегативная демократия// Пределы власти. 1994. № 1, Инглхарт Л. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества// Полис. 1997., Линц X., Степан А. Государственность, национализм и демократизация// Полис. 1997. № 5, Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий// Полис. 1995. № 2. Растоу Д. Переходы к демократии: попытка динамической модели// Полис. 1996. № 5. Сартори Дж. Вертикальная демократия// Полис. 1993. № 1, Шмиттер Ф. Размышление о гражданском обществе и консолидированной демократии// Полис. 1996. № 5, 1 Новые демократии и/или новые автократии ("Материалы круглого стола")// Полис. 2004.№ 1

14 Барзилов С.И, Чернышев А. Г. Провинция: плоды реформ // Свободная мысль - XXI. М., 2002. № 4, Гельман В. Региональные режимы: завершение трансформации? // Свободная мысль. 1996. № 9, Магомедов А.К. Мистерия регионализма. Региональные правящие элиты и региональные идеологии в современной России: модели политического воссоздания «снизу» (сравнительный анализ на примере республик и областей Поволжья). М.: МОНФ ООО «Издательский центр научных и учебных программ». 2000, Рыженков С. Филиппов А. Саратовская область // Политика и культура в российской провинции. М.-СПб.: ИГПИ. 2001.

Саратовские ученые также уделяют внимание проблемам маргинальности в рамках демократического транзита. Подобную тематику можно встретить в работах Б.В.Бобылева, А.А.Вилкова, Ю.Голуба, В.Динеса, В.М.Долгова, Г.В.Дыльнова, А.Н.Клопыжникова, А.Н.Николаева, В.В.Печенкина, О.Н.Фомина15.

Несмотря на то, что разработка проблемы маргинальности в период с 1985 по 2005 год является одним из ведущих направлений в российском политической науке, до сих пор не выработано однозначного подхода к определению маргинальности. Является ли оно "социологической фикцией"16, то есть абстрактной структурой и элементом, предложенным социологами и политологами с целью отделения маргинальных явлений от немаргинальных или же это реально существующие структуры, явления, процессы в социально-политическом пространстве17? На настоящий момент однозначного ответа на этот вопрос нет.

В связи с этим, следует отметить, что, несмотря на значительное количество исследований, посвященных анализу маргинальности в политическом пространстве, все же ощущается недостаточночная ее изученность. Это вызвано тем, что, во-первых, в советской и российской научной литературе присутствует ограниченное количество фундаментальных трудов, монографий, посвященных всестороннему анализу

15 Вилков А.А., Бобылев Б.В. Социокультурные основания политических конфликтов в России // Под ред. С. Б. Суровова. Издательство Саратовского Государственного Университета. 2002, Голуб Ю., Динес В., Коннычев Д. Формирование представительных органов местного самоуправления в Саратовской области // Власть. М., 1997. № 8, Долгов В.М. Политическая наука в Саратовском регионе // Политология в российских регионах 1991-2000. Сб. материалов. М.: РОССПЭН. 2001, Дыльнов Г.В. Информационные технологии в процессе социально-экономического развития общества. Ч. 1,2 // Под ред. А.Н. Сытника. Изд-во Саратовского Государственного Университета. «Колледж». 1998, Печенкин В. В. Информационные технологии в социальной структуре общества. Саратов. 2001. С. 31, Фомин О. Н. Политические механизмы в зонах социальной конвергенции. Издательство Саратовского государственного университета. Саратов 2002. с. 191.

16 См. Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе // Социс 1999. № 3. и осмыслению места и роли политической маргинальности в политическом пространстве. Имеющиеся работы, как правило, ограничены рамками периодических изданий. Во-вторых, на наш взгляд, в современной политологии существует острая необходимость в изучении трансформации маргинальных явлений в политическом пространстве, их влияния на становление новых политических структур и институтов. В-третьих, малоизученность теоретических и практических критериев выявления маргинальных групп, а также их возрастающее значение как барьера на пути стабилизации политической системы, препятствует всестороннему осмыслению политических процессов в современной России. И, наконец, непринятие во внимание маргинального фактора в социально-экономической, политико-психологической и политико-правовой сферах затрудняет процесс принятия взвешенных политических решений и может стать серьезным препятствием на пути демократических реформ.

Отмеченные обстоятельства определяют предмет, объект, цели и задачи исследования.

Цель и основные задачи исследования.

Целью диссертационной работы является исследование маргинализации политического пространства реформируемой России в процессе становления новых социально-политических структур и отношений.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

- проследить взаимосвязь между социальной и политической маргинализацией в политическом пространстве;

- показать влияние демократизации и информатизации на формирование новой политической маргинальности;

17 Атоян А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурно-исторического синтеза // Полис 1993. № 6.

- выявить особенности трансформации маргинальных явлений на институциональном и акторном уровнях в политическом пространстве; раскрыть особенности проявления и функционирования маргинальности в «горбачевский», «ельцинский» периоды, а также в современном политическом пространстве;

- показать влияние маргинализации на формирование новых политических структур и отношений в реформируемой России.

Объектом исследования выступает маргинальность в социально-политическом пространстве.

Предметом исследования является процесс трансформации маргинальных явлений в «горбачевский», «ельцинский» и современный периоды развития российского социума.

Характер поставленных задач определил методологию диссертационного исследования.

Основным методом диссертационного исследования являются системный и структурно-функциональный подходы, позволившие диссертанту проанализировать сложную, неустойчивую структуру общественно-политических отношений переходного российского общества, выявить ее стабильные или находящиеся в стадии формирования элементы и возникающие связи между ними, которые служат переходу процессов маргинализации в новое качество.

Методологическую и теоретическую базу исследования составляют работы отечественных и зарубежных исследователей: В.А. Ачкасова, С.И. Барзилова, А.А.Галкина, В.Я. Гельмана, Г.Г.Дилигенского, Н.Ю.Замятина,

A.Б.Зубова, А.А.Кара-Мурзы, И.М. Клямкина, Н.И.Лапина, Г.Мерло,

B.И.Пантина, A.M. Салмина, Т.Шибутани, Е.Б.Шестопал.

В ходе изучения становления новых социально-политических структур и отношений в рамках демократических преобразований в российском обществе, автор использовал методологические подходы к исследованию процессов, этапов и механизмов становления нового качества политической системы, разработанные современными западными и российскими учеными: Д.Растоу, Ф.Шмиттером, X. Линцем, О'Доннелом, М.В. Ильиным, Ю.А. Красиным, А.Ю.Мельвилем, А.И. Никитиным, В.В. Смирновым, А.И. Соловьевым, Л.Ф.Шевцовой, О.Н.Фоминым.

Эмпирическую базу диссертационной работы составляют результаты социологических исследований, проводившихся Фондом Общественного Мнения и Всероссийским Центром изучения общественного мнения в различных регионах России в период с 1987 по 2004 года.

Своеобразие данной диссертации заключается в том, что автор не только знакомилася с соответствующей научной литературой и занималась теоретической разработкой интересующих проблем, но и являлась непосредственным участником проводимых социологических исследований по выбранной теме, на базе Центра информационно-аналитического и социологического обеспечения госслужбы Поволжской академии государственной службы им. П.А.Столыпина.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- на основе анализа научных представлений о маргинализации были выделены два аспекта ее проявления в политическом пространстве: дотрансформационный и посттрансформационный;

- разработан авторский подход к исследованию маргинальности на двух уровнях: институциональном и акторном;

- выявлены основные факторы, влияющие на возникновение политической маргинальности: демократизация и информатизация;

- определены характерные проявления маргинальности в политическом пространстве, заключающиеся в непостоянстве маргинальных признаков на уровне политических институтов и акторов;

- выявлена специфика проявления и функционирования маргинальности в «горбачевский», «ельцинский» и современный периоды развития политического пространства;

- раскрыто влияние маргинальности па формирование новых политических структур и отношений.

Положения выносимые на защиту:

1. Эволюция понятия "маргинализация" проходила в два этапа, условно обозначенных как дотрансформационный и пострансформационный. На первом этапе маргинальность рассматривалась как негативное явление, критерии оценки находились в прямой зависимости от идеологии, сам термин имел негативное значение. Второй этап, характеризующийся массовой мобильностью, процессами глобализации, выведением на первый план различных неформальных движений, организаций, вызвал появление нового, безоценочного подхода к рассмотрению сущности маргинальности.

2. Существование политической маргинальности, на наш взгляд, целесообразно изучать с позиций двух взаимосвязанных уровней политического пространства: институционального, предполагающего анализ политических институтов и структур и выявление в них маргинальных черт; и акторного, направленного на исследование элитарных и неэлитарных групп и их позиционирования в политическом пространстве.

3. Политическая маргинализация представляет собой динамичный процесс, характеризуемый совокупностью индикаторов, свидетельствующих о развитии политической системы. Политическая маргинальность также не является статичным феноменом, переходящим из одной исторической эпохи в другую. В частности трансформация маргинальности прослеживается на политико-психологическом уровне - маргинальное политическое сознание трансформируется следующим образом: «дискретное», «правое» («консервативное»), «неответственное демократическое» и «Маргинальное Я» (адаптационный индивидуализм) современной политической эпохи.

4. Изучение трансформации политической маргинальности на институциональном и акторном уровне в разные темпоральные периоды, позволяет сделать вывод о том, что в «горбачевском» политическом пространстве маргинальности принадлежало центральное место, обусловленное процессами идеологических дезинтеграций; в «ельцинскую» эпоху маргиналыюсть сохранила прежнее положение, но уже тесно связанное с демократизацией и информатизацией; в современной политической системе, в силу наметившихся тенденций к четкой структурированности политических институтов и элементов маргинальность выводится на периферию политического поля.

5. Процесс политической маргинализации российского общества в «горбачевский», «ельцинский» и современный периоды необходимо рассматривать не только как отрицательное явление, свидетельствующее о крахе советской социально-политической системы и невозможности установления демократической, но и как основу формирования позитивного потенциала для становления новых политических структур и отношений в реформируемой России.

Научно-практическая значимость исследования связана с предоставлением возможности использования теоретических и практических выводов в дальнейших исследованиях проблем маргинальности во всех сферах общественной жизни, и, прежде всего, в политической. Выводы данного исследования могут быть востребованы специалистами в области политического консультирования с целью привлечения маргинальных групп к участию в политической жизни общества, снижения возможных негативных социальных и психологических последствий становления демократического и информационного обществ.

Материалы могут представлять интерес как для общеобразовательных учреждений, вузов при формировании программ обучения в области политологии, политической социологии, политической психологии, политического маркетинга, так и для политологов, социологов, психологов при более подробном изучении проблем маргинальности в социально-политическом пространстве.

Апробация работы.

Основные положения диссертации изложены в пяти научных публикациях. Результаты исследования излагались на межвузовских научно-практических конференциях: «Социально-экономическое и политическое развитие общества» (Саратов, ПАГС, 2000); «Управление социальными институтами и социальными процессами, теоретические и практические аспекты управления» (Саратов, ПАГС, 2002). Материалы диссертации использованы также в спецкурсе «Политические и социальные аспекты бедности в России: международный контекст», опубликованные в университете штата Индиана США (2003 г.).

I. Политико-статусные характеристики маргинальных групп в современном российском обществе

Похожие диссертационные работы по специальности «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», 23.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», Иванова, Наталья Владимировна

Заключение

Подводя итоги исследования, отметим, что изменения, произошедшие в политической системе с середины 80-х XX века по настоящее время, повлияли на бурный рост маргинализации, которая обусловлена многочисленными факторами: политическими, культурными, социальными, психологическими, тем самым, став одним из ведущих процессов в политическом пространстве. Особенностью современной маргинализации выступает ее позитивная направленность по сравнению с подобными процессами в советском обществе, то есть следствием ее могут быть не только дезорганизация и разрушение политических институтов, но и появление новых социально-политических структур.

Особый вклад в изучение маргинальности и маргинализации внесли социологи, поэтому основные политологические, культурологические, психологические представления, концепции и теории, анализирующие данный феномен, органично сочетают в себе социальный элемент.

Социально-политическое пространство всегда требовало внимательного отношения к маргинальным проявлениям с точки зрения общества и государства. При этом следует констатировать, что если, начиная до середины 1980-х годов, объяснение политической маргинальности с учетом социальных детерминант вынуждало рассматривать ее как негативное явление, то уже в конце 80-х годов подобный подход оказался неактуальным. Это, в свою очередь, вызвало затруднения в определении "маргинальности" в политологии. Поэтому мы предполагаем, что политическая маргинальность представляет собой двухуровневое явление, затрагивающее деятельность политических институтов и поведение политических акторов, при этом как первые (институты), так и вторые (акторы) могут быть и причиной политической дезорганизации, и потенциалом для зарождения новых политических структур и отношений в реформированной России.

Институциональная политическая маргинальность, как правило, проявляется в политических институтах, организациях и структурах, функции которых направлены не на целостность политической системы, а на ее преобразование, воздействующее либо на дезорганизацию (дисфункциональность), либо на формирование новых структур (инновации в функциях).

Акторная политическая маргинальность, анализируемая с позиций поведения элитарных и неэлитарных групп, может быть связана у одних - с репутационными и статусными характеристиками, с участием в процессе принятия решения; у других - с ценностными ориентациями и особенностями электорального поведения (модели) в политическом пространстве российского социума.

Авторское видение проблемы позволило выделить посттранстформационный подход, который учитывает все особенности маргинальности в современном политическом пространстве: институциональные и поведенческие, весь комплекс предпосылок создающих «благоприятную» среду для ее проявления. А самое главное, данный подход помог преодолеть однозначное (негативное) восприятие маргинальности в политическом пространстве.

Систематизируя знания о политической маргинальности можно смело заявить, что она представляет собой динамичное явление, изменяющееся наряду с политическим пространством, так как каждый новый этап в его развитии выделяет специфические критерии в выделении данного феномена. Так, процессы маргинализации, приобретшие массовый характер в «горбачевский» и «ельцинский» периоды, выдвигают следующие критерии в выделении маргинальных явлений.

В «горбачевский» период переход от авторитарной к демократической политической системе высветил множество факторов, влияющих на выход маргинальности из периферийного статуса в центр политической системы: размытость политической системы, идеологический плюрализм, свобода самовыражения, свобода слова, пришедшие на место всеохватывающему контролю со стороны государства. Все это привело к исчезновению "цельной политической системы", а значит и "цельной личности", в результате институциональный и акторный уровни политического пространства оказались маргинализованными.

В «ельцинском» периоде выделяются совершенно иные критерии выделения политической маргинальности, это вызвано тем, что определение типа государственного устройства позволило в некоторой степени структурировать политическое пространство. Построение демократического государства создало условия для полноценного развития демократических отношений, структур, институтов, а также возможность подготовить общественное сознания к проведению демократических преобразований. Поскольку государство как самый консервативный институт в лице своих структурных элементов противостояло радикальным демократическим и информационным трансформациям, то это предопределило появление переходных форм политических институтов, структур, отношений, ценностных ориентаций и моделей поведения, которые и обусловили возникновение политической маргинальности. Приходится констатировать, что становление новой демократической системы, сопровождаемой процессами информатизации политического пространства, оказывает непосредственное влияние на процессы маргинализации политических акторов, вынуждает их к «двойной адаптации»: к демократическим и информационным условиям развития общества.

Не последнюю роль в маргинализации «ельцинского» политического пространства сыграл кризис демократического направления, вызвавший к жизни традиционные советские ценности и приведший к росту советских ориентаций среди политических акторов.

Анализируя процессы, протекающие в современном российском политическом пространстве, можно говорить о новом этапе в развитии политического пространства, характеризуемого усилением роли государства в политической системе, позволяющей говорить о тенденции к более четкому структурированию электорального пространства, к появлению определенных моделей политического поведения, к установлению "цельной политической системы". Однако при этом нельзя говорить о тенденциях полного исчезновения политической маргинальности, так как она наряду с политическим пространством приобретает иные качественные черты. Основной ее характеристикой в современном периоде выступает переход институциональной и акторной ее видов из центрального положения на периферию политического поля. Это объяснимо с позиций усиления роли государства в политической системе, целью которого выступает наведение порядка в нем, нормализация социально-политических отношений, тенденция четкой структуризация электорального пространства. Данный период может характеризоваться появления "искусственной" маргинальности, связанной с гражданско-правовой константой, оппозиционной по отношению к государству.

Динамику маргинальности можно также проследить на политико-психологическом уровне политических акторов. Политико-психологическая маргинальность, характеризуемая с позиций взаимодействия двух пространств - политического и "индивидуально-адаптивного", а также необходимости приспособления их к друг к другу, отдаленности первого (политического) от второго («индивидуально-адаптивного») ведет к маргинализации политического сознания акторов. Так, маргинальное сознание с переходом от «горбачевского» к «ельцинскому», а затем к современному периоду развития общества изменяется: от «дискретного», правого» (консервативного), «неответственного демократического» к «маргинальному Я» (адаптационному индивидуализму).

Политическая система не может постоянно находиться в состоянии хаоса, поэтому постепенно начинают вырабатываться «защитные механизмы», имеющие объективную и субъективную направленность. Объективность проистекает из того, что латентность политического потенциала стимулирует формирование различных идейно-политических течений и организаций, которые пытаются преодолеть переходный характер гражданского общества и решить проблему консолидации социально-политических сил в политическом пространстве.

А субъективная обусловленность вызвана тем, что государство для преодоления хаоса в политическом пространстве создает различные социально-политические структуры, целью которых выступает согласование интересов внутри гражданского общества и построение новых отношений между властью и обществом, основанных на социальном партнерстве.

Субъективная и объективная обусловленность «защитных механизмов», функционирующих в политическом пространстве обращают внимание на двустороннее проявление маргинальности. Маргинальность не может представлять собой только отрицательный потенциал, но также и положительный, предполагающий поиск новых путей стабилизации политического пространства.

И, наконец, несмотря на продолжительное присутствие маргинальности в центре политического пространства, в управленческой среде все еще недостаточно осознается необходимость анализа политико-психологического настроя и особенностей поведения маргинальных групп, а также недооценка этого феномена при проведении реформ во всех сферах общественной жизни и при принятии политических решений. Важным моментом здесь может выступать также не только необходимость преодоления маргинальности, (демаргинализация политического пространства), но и восприятие особенностей маргинальных политических акторов и специфических функций институтов как возможных вариантов решения основных проблем политической системы России.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Иванова, Наталья Владимировна, 2005 год

1. Аврутина Л.Г. Процесс реформирования и легитимация власти вначале правления В.В. Путина/Актуальные проблемы политики и политологи в России. М.: РАГС. 2001. с.240

2. Авраамова Е., Дискин И. Социальные трансформации и элита // Общественные науки и современность. 1994. № 3.

3. Алексеев О. Дорога в тупик или энергия прорыва? // Литературная газета. 1992. 10 июля

4. Алексеева Т.А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. «Национальная идеология»: иллюзия или непонятая потребность? // Октябрь. 1997. № 1. С. 137-153.

5. Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования. М. 1992. № 4. С. 122 135.

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М. 1999. С. 137

7. Ануфриев Е., Лесная Л. Российский менталитет как социально-политический феномен // Социально-политический журнал. М. 1997. № 3. С. 24-32

8. Аринин А.Н. Государство для человека: новая стратегия развития России // Общественные науки и современность. 2000. № 6. С. 48-61.

9. Ахиезер А. С. Российский либерализм перед лицом кризиса // Общественные науки и современность. М. 1993. № 1. С. 12

10. Ю.Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимизация власти в постсоветском российском обществе. М. 1996. С. 123

11. Ашин Г. Толерантность и элита// Власть № 5. 2002. С. 46

12. Барзилов С.И., Чернышов А.Г. Провинция: плоды реформ // Свободная мысль XXI. М., 2002. № 4. С. 40-48.

13. П.Барзилов С.И., Чернышов А.Г. Регион как политическое пространство //

14. Свободная мысль-XXI. 1997. № 2. С. 3-13.

15. М.Барзнлов С.И., Чернышов А.Г. Тупики регионального авторитаризма // //Свободная мысль-XXI. 2000. № 2. С. 4-17.

16. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: «Медиум». 1998. С. 32316' Бергер Питер, Лукман Томас. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум. 1995. С. 123

17. Боронаев А.О., Смирнов П.И. Российский менталитет и реформы. Общество и политика/ Под ред. В.Ю. Большакова. СПб. 2000. с. 237-304

18. Бурдье П. Социология политики. М. 1993. с. 336

19. Бутенко А. После 70 лет одиночества: многопартийность реальная и декоративная // Новое время. 1990. № 8

20. Васильев Л. Кризис социализма // Через тернии. М.: Прогресс. 1990. С. 959.

21. Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации). СПб.: «Лань». 1999

22. Великая Н.М. Политико-идеологические основания и механизмы политической консолидации современного российского общества. Дис. на соиск. уч. степ. док. пол. наук. Саратов. СГСЭУ. 2005.

23. Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. Изд-во Михайлова В.А. СПб. 2001. С. 72

24. Власов Ю. Дьяволы восходят к власти // Правда. 1993. 6 августа

25. Власть и общество в постсоветской России: новые практики и институты. Серия «Новая перспектива», вып. XII. М.: МОНФ. 1999. 224 с.

26. Восканян С.С. Тенденции формирования и развития политической элиты в постсоветской России. Волгоград.: Перемена, 2001. с. 256

27. Выгоницкий В. От "дикой" многопартийности к блокам

28. Гаджиев К.С. О перспективах демократической государственности в России

29. Политические исследования. М. 1994. № 3. С. 106 118

30. Галкин А.А. На изломах социальной структуры. М. 1987. С. 28

31. Гаман-Галутвина О.В. Российские партии на выборах: картель "хватай всех"// Полис. 2004. № 1

32. Гельман В. Региональные режимы: завершение трансформации? // Свободная мысль. 1996. № 9. С.13-22.

33. Гельман В.Я. Политическая оппозиция в России: вымирающий вид// Полис. 2004. № 4,

34. Гершунский Б.С. Гражданское общество в России. М. 2001. с. 460

35. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Маргинальный слой: феномен социальной идентификации //Социс. 1996. № 8.

36. Головачев Б.Г., Косова Л.Б., Хохулина Л.А. Формирование правящей элиты в России // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. № 1 (21). 1996. С. 32-38

37. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // Полис. М., 1997. №4. С. 44-56.

38. Гончаров Д.В. Теория политического участия. М. 1997. С. 124

39. Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М.: Политиздат. 1987. 271 с

40. Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. М. 2001. СЛ32

41. Грачев Г.В. Информационные технологии политической борьбы в российских условиях //Полис. М., 2000. №3.

42. Грачев М.Н. Политика, политическая система, политическая коммуникация. М. 1999.

43. Грехнев B.C. Харизматическое сознание в политическом выборе россиян//ВМУ. 1993. Серия 12. № 2-3

44. Гринстайн М. Личность и политика // Социально-политические науки. М. 1995. № 10.

45. Гудков Л., Дубинин Б. Российские выборы: время серых // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. М., 2000. №2.

46. Гурин С.П. Проблемы маргинальной антропологии. // Изд-во Саратовского Государственного социально-экономического университета. Саратов. 1999.

47. Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 69-75.

48. Дахин В. Распад социальной ткани тоталитарного общества//Свободная мысль. 1994. №2-3

49. Дейнека О.С. Экономико-психологические последствия политики переходного периода // Общество и политика/ Под ред. В.Ю. Большакова. СПб. 2000. с. 442-476

50. Демидов А.И. Ценностные измерения власти. // Полис. 1996. № 3. С. 86

51. Дерлугян Г. Крушение советской системы и его потенциальные следствия: банкротство, сегментация, вырождение // Полис. 2000. № 3. С. 18-31

52. Дилигенский Г.Г. В поисках смысла и цели. М. 1986

53. Дилигенский Г.Г. Индивидуализм старый и новый. Личность в постсоветском социуме // Социс. 1999. № 8.

54. Дилигенский Г.Г. Реформы и общественная психология //Власть. М. 1998. №5.

55. Дилигенский Г.Г. Российский горожанин конца 90-х годов: генезис постсоветского сознания. М. 1998.

56. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., Наука, 1994. с. 304

57. Дискин И. Российская модель социальной трансформации // Pro et contra. Лето 1999. Три века отечественных реформ. М. 1999

58. Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. 1996. № 3.

59. Евсеев В.О. Механизм разрешения противоречий и политическая система общества // Социально-политические науки. 1990. № 9.

60. Ельцин Б.И. Записки президента. М. 1996

61. Ермоленко Т. Патерналистские традиции российской политической культуры // Власть. М., 2001. № 1.

62. Жириновский В.В. Политическая классика. Т. 13. Я никогда вас не обману. М., 1998.

63. Иванов В.Н., Лесная Л. Российский менталитет как социально -политический феномен // Социально политический журнал. М. 1997. № 3.

64. Иглехарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Политические исследования. М. 1997. № 4.

65. Ильин М.В. Поструктурализм. Декоструктивизм. Постмодернизм. М. 1996. С. 221

66. Илюхин В.И. Обвиняется президент. М. 1992

67. Итоги выборов в Государственную Думу и перспективы политического развития России // Общефедеральные процессы и региональная практика.1. М. 1996

68. Казаков А.А. Власть в социальном и политическом пространстве // Философия и социология власти. Саратов. Изд-во Поволжской академии государственной службы 1996.

69. Капустин Б.Г. Кризис ценностей и шансы российского либерализма// Полис. 1992. №5-6,

70. Капустин Б.Г., Клямкин И.М. Либеральные ценности в сознании россиян // Политические исследования. 1994. № 1.

71. Кара-Мурза А.А. Что такое российское западничество// Полис. 1992.№ 2,

72. Кара-Мурза А.А., Панарин А.С., Пантин И.К. Духовно-идеологическая ситуация в современной России: перспективы развития // Политические исследования. 1995. № 4.

73. Карлсон Дж. Телевизионное развлечение и политическая социализация. М. 1996. С. 224

74. Карозерс Т. Конец парадигмы транзита // Политическая наука. 2003. № 2. с. 42-66

75. Карпухин О., Макаревич Э. Формирование масс. Природа общественных связей и технологий "паблик рилейшинз". Калинингранд. 2001. С. 512-541

76. Качанов Ю.Л., Сатаров Г.А. Социальные группы в поле политики: опыт эмпирического анализа // Российский мониторинг. Архив современной политики. М. 1992. Вып. № 1.

77. Кандель П.Е. Национализм и проблемы модернизации в посттоталитарном мире // Полис. 1994. № 6. с. 6-15

78. Кивинен Маркку. Прогресс и хаос. Социологический анализ прошлого и будущего России. СПб. 2001. С. 251

79. Кислицын С.А. История Росси в вопросах и ответах. Ростов-на-Дону. 1999

80. Климова С.Г. Стереотипы повседневности в поведении «своих» и «чужих»// Социс. 2002. № 12.

81. Клопыжников М.С., Николаев А. Н. Зеркало постсоветской демократии//Свободная мысль. 1997. № 6. 7

82. Клочков В.В. Маргинальность и проблема раннего предупреждения антиобщественного поведения. М. 1976.

83. Клямкин И.М. Политическая психология переходного общества// Полис. 1993. №4,

84. Клямкин И.М., Лапкин В.В., Пантин В.И. Между авторитаризмом и демократией// Полис. 1995. № 2,

85. Клямкин И.Н., Лапкин В.В. Дифференциация ориентаций в российском обществе: фактор влияния// Полис. 1994. № 6

86. Коваль Б.И., Ильин М.В. Власть versus политика//Полис 1991. №5.

87. Ковлер А.И., Смирнов В. В. Демократия и участие в политике. М., 1986.

88. Козьякова М.И. Маргинальность в эстетики повседневности. // Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999.

89. Комаровский В. Переходное сознание переходного периода// Общественные науки и современность. 1994. № 11

90. Коржаков А. Борис Ельцин: от заката до рассвета. М. 1997

91. Крамник В.В. Власть и мы: ментальность российской власти. Традиции и новации Общество и политика/ Под ред. В.Ю. Большакова. СПб. 2000. с. 90 144

92. Кулик А. Посттоталитарные партии в политическом процессе: методология исследования// МЭМО. 1994. № 3

93. Лапин Н.И. Как чувствуют себя, к чему стремятся граждане России // Социс. М. 2003. № 6.

94. Лапин Н.И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества // Социс. 1997. № 3.

95. Левада Ю. Варианты адаптивного поведения// Мониторинг общественного мнения. 2002. № 1.

96. Левада Ю.А. Структура российского электорального пространства // Мониторинг общественного мнения. 1996. № 3

97. Левинсон Г.А. О проблеме влияния уровня электоральной мобилизации на возможные результаты голосования. Избиратели основных российских партий /Вестник московской школы // Политические исследования. М. 1995. №2.

98. Линц X., Степан А. «Государственность», национализм и демократизация // Полис. 1997. № 5. С. 9-30.

99. Литвинович М.А. Политические стереотипы россиян // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2002. № 2.

100. Лукашев А.В., Пониделко А.В. Анатомия демократии или Черный PR как институт гражданского общества. СПб. 2001

101. Макфол Майкл. Особенности затянувшегося переходного периода // Pro et contra. Весна 1999. Преобразования в России: итоги десятилетия. М. 1999

102. Малышев И.В. Тот, кто не в ногу. //Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999

103. Малько А. Лоббизм // Общественные науки и современность 1995. № 4.

104. Маргинальность в современной России / Коллективная монография. М. 2000

105. Медведев В.А. В команде Горбачева: взгляд изнутри. М. 1994

106. Мельвиль А.Ю. Опыт теоретико-методологического синтеза структурного и процедурного подходов к демократическим транзитам // Полис. 1998. №2

107. Мерло Г. Электоральная практика, права человека и общественное доверие к демократической системе общества // Полис. М. 1995. № 4.

108. На пороге новой регионализации России. Нижний Новгород: ЦСИ ПФО. 2001. 124 с.

109. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном миреметодология синтеза и практика исследований). М. 2002.

110. Наумов С.Ю. Формирование и реализация социальной политики в условиях коренной модернизации общественно-политической системы. 8090-е. годы XX столетия. Саратов: Издат. Центр ПКИ МУПК. 1998. 194 с.

111. Несбит Д., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-х г.г.: Мегатенденции. Год 2000. М. 1992. С. 125

112. Новикова М.И. Маргиналы // Новый мир. М. 1994. № 1.

113. Новые демократии и/или новые автократии ("Материалы круглого стола")// Полис. 2004. № 1

114. О'Доннелл Г. Делегативная демократия // Пределы власти. 1994. № 2-3. С. 52-70.

115. Общая и прикладная политология // Под ред. В.И. Жукова, Б.И. Краснова. М. 1997

116. Оганов А.А. Феномен маргинальности в культуре //Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999.

117. Олескин А.В. Биополитика. М. 2001. с. 320

118. Ольшанский Д.В. Трансформация человеческого сознания// Полис. 1991. №4,

119. Осипова Е.В. Социология Эмиля Дюркгейма. Санкт-Петербург. 2001. Издательство "Алтея".

120. Панарин И.Н. Информационная война и власть. М. 2001. с. 448

121. Пантин В.И. Электоральное пространство. Теоретическое описание: проблемы и подходы // Политические исследования. М. 1995. № 2.

122. Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России (К обсуждению гипотезы) // Полис. 1998. № 2. С. 39-51.

123. Пастухов В.Б. Русское демократическое движение: путь к власти // Политические исследования. М. 1992. № 1.

124. Перегудов С., Семененко И. Лоббизм в политической системе России//

125. Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 9.

126. Поливаева Н.П. Политическое сознание россиян в 90-е г.г.: состояние и некоторые тенденции развития. Вестник Московского университета / Политические науки. 1997. № 5. Серия 12.

127. Политология (словарь-справочник)/ Под ред. проф. С.Ю. Наумова. Саратов. Поволжская академия государственной службы. 2002. С. 83

128. Поляков JI.B. Методология исследования российской модернизации // Полис. 1997. №3. С. 5-15.

129. Попов С.А. Трансформация института многопартийности в России в условиях трех избирательных циклов /Актуальные проблемы политики и политологи в России. М.: РАГС. 2001. с.240

130. Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе // Социс. 1999. №3.

131. Попцов О. Хроника царя Бориса: Россия, Кремль 1991-1995. М. 1995

132. Представительная демократия и электорально-правовая культура / под общ. ред. Ю.А. Веденеева и В.В. Смирнова. М., Издательство «Весь Мир», 1997. С. 224

133. Проблема преодоления «цифрового неравенства» в России и странах СНГ (материалы международного семинара). М. 2000. С. 60

134. Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. М.: «Российская политическая энциклопедия». 2000.

135. Радзимевский А.В. Некоторые особенности политических партий, связанные с формированием новой общественной системы в России // МГУ. 1995. Серия 12. № 1

136. Разумихина С. Айда на выборы // Саратовский Арбат. № 27. 2 июля 2003 года.

137. Располов Н.П. Власть и социально-политическая устойчивость региона/

138. Регион, региональность, регионализм. Н. Новгород. 1995.

139. Римашевекая И.М. Базисные сценарии социального развития // Вести Российской Академии: 1996. Т. 66. № 8.

140. Российское электоральное пространство: структура и динамика («круглый стол») // Вестник Московского Университета. Сер. 12. Политические науки. М., 2000. №4.

141. Россия: партии, выборы, власть. М. 1996

142. Растоу Д.А. Переходы к демократии: попытка динамической модели// Полис. 1996. № 5;

143. Салмин A.M. Некоторые проблемы самоопределения и взаимодействия исполнительной и законодательной властей в Российской Федерации// Полис. 1996. № 4

144. Седов Л.В. В лабиринте электоратов // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1998. № 4.

145. Сергеева Е.Я. Политическое участие и политическая ориентация российского населения: методология исследования и прогнозирования / Автореферат диссертации. М. 1995.

146. Сидорова Г. Демократы в оппозиции к себе // Новое время. 1991. № 51

147. Славный Б.И. Проблемы власти нового измерения// Полис. 1991. № 5.

148. Слиска Л.К., Динес В.А. Парламентская оппозиция как фактор политической стабильности демократических режимов // Власть. 2001. № 10. С. 8-15.

149. Соловьев А.И. Интегративная идеология: панацея? ловушка? мистификация? // Власть. 1997. № 2. С. 22-26.

150. Соловьев А.И. Электоральный дефолт и деинституционализация политического рынка// Полис. 2004. № 1

151. Стариков Е. Держатели хартленда или обитатели острова// Новый мир. 1995. №8. С. 235-241

152. Стариков Е. Маргиналы или размышления на старую тему: Что с нами происходит? // Знамя 1989. № 5

153. Стариков Е.Н. Маргиналы // В человеческом измерении. М. 1989

154. Тоффлер Э. Третья волна. М. 1999

155. Трошина Н.В. Роль имиджа в политике // Проблемы политологии и политической истории: Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, Издательство Саратовского университета, 1998. Вып. 8.

156. Тулузакова М.В. Тендерные особенности электорального поведения // Социс 1999. №3

157. Умакин С.А. Интеллигентность сквозь призму интересов // Политические исследования. 1998. № 7. С.

158. Фарж А., Рашковский Е. Маргиналы // 50/50: Опыт словаря нового мышления. М. 1989.

159. Фомин О.Н. Возможно ли согласие среди несогласных? // Саратовские вести. 1998. 22 сентября.

160. Фомин О.Н. Политические механизмы в зонах социальной конвергенции / Под ред. В.М. Долгова. Изд-во Саратовского государственного университета. 2002. с. 191

161. Фомин О.Н. Трудный путь к согласию: региональный аспект. Саратов.: ПАГС. С. 162

162. Фомин О.Н., Калямин А.К. Региональное согласие // Власть. 1998. № 7. С. 48-53.

163. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М.: Наука. 1992. 176 с.

164. Харитонова О.Г. Генезис демократии// Полис. 1996. № 5

165. Хенкин С.М. «Три консенсуса» на пути к демократии // Полис. 1993. № З.С. 188-192.

166. Холодовский К.Г. Бюрократическая дума // Полис. 2004. № 1. с. 9-12

167. Холодовский К.Г. Парламентские выборы 1999 года и партийное структурирование российского общества // Политические исследования. 2000. № 2.

168. Хореев Б.С. Итоги двух лет "курса реформ" демографическая трагедия России. М. 1994

169. Хунагов Р.Д. Корпоративные интересы и власть / Вестник Адыгейского универститета. 1998. № 3.

170. Ципко А. Ослепление и наказание/ Десять лет, которые потрясли. 19912001. М. 2003

171. Шакина М. Призрак многопартийности // Новое время. 1990. № 32

172. Шанский В.А. К вопросу о маргинальных источниках культуры //Альтернативность общественного развития. М. 1992.

173. Шапиро И. Демократия и гражданское общество // Политические исследования. М. 1992. № 4.

174. Шапиро И. Три способа быть демократом // Полис. М. 1992. № 1.

175. Шевцова JL Режим Бориса Ельцина. М. 1999

176. Шевцова Л.Ф. Дплемы посткоммунпстического общества//Полис. 1996. №5.

177. Шевцовой Л.Ф. Смена режима пли системы// Полис. 2004. № 1.

178. Шейнис В. Уходит ли демократическая Россия // Московские новости. 1992. 23 августа.

179. Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 1990-х годов. М. 2000. С. 98

180. Шибутани Т. Социальная психология. М. 1969. С. 475

181. Шмачкова Т.В. Теории каолиций и становление российской многопартийности// Полис. 1996. № 5

182. Шмиттер Ф. Размышление о гражданском обществе и консолидированной демократии// Полис. 1996. № 5

183. Шмиттер Ф. Угрозы и дилеммы демократии // Пределы власти. 1994. № 1.С. 27-49.

184. Шпакова Р. П. Макс Вебер о становлении демократии в России // Социс. М. 2003. № 9.

185. Юрьев А.И. Может ли общество одновременно думать и чувствовать? Общество и политика/ Под ред. В.Ю. Большакова. СПб. 2000. с. 420-442

186. Яковлев Е.Г. Проблема эстетического взаимодействия: профессионал, маргинал, аутсайдер. // Маргинальное искусство. Изд-во Московского университета. М. 1999.

187. Ян Э. Демократия и национализм единство или противоречия// Полис. 1996. №1

188. Alain. Politique. Paris. 1999. P. 152

189. Bourdieu P. La distinction. Critique sociale du jugement. P. 1979

190. Flanigan W.H., Zingale N.H. Political behavior of the American electorate. Washington. 1998. P. 5-51

191. Klusfer. J. L'eclusion social. Etude de la marginalite dans la societe occidentale. Paris. 1995. P. 37.

192. Liquet W. Black Hundred. The Rise of the Extrem Right in Russia. New York. 1993. 178-210

193. Moore J.L. Election A to Z. Washington. 1999.

194. Park R. E. Human migration and the marginal man// American Journal of Sociology. Chicago. 1928. Vol. 33. № 6. P. 893

195. Tocqueville. A. De la democratic en Amerique. P. 1951. T. 2. C. 112.

196. Tourain A. La parole et le sang. Politique et societ6 en Amerique Latine. P. 1988.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.