Маргинальные слои в социальной структуре российского общества: на примере мигрантов Хабаровского края тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, кандидат социологических наук Стремилова, Ольга Владимировна

  • Стремилова, Ольга Владимировна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2009, ХабаровскХабаровск
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 157
Стремилова, Ольга Владимировна. Маргинальные слои в социальной структуре российского общества: на примере мигрантов Хабаровского края: дис. кандидат социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Хабаровск. 2009. 157 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Стремилова, Ольга Владимировна

Введение.

Глава 1. Маргинальность как социальное явление: теоретико-методологические аспекты.

1.1. Понятие маргинальность: история возникновения.

1.2. Маргинальность в американской и европейской традиции.

1.3. Взгляд на проблему маргинальное™ в отечественной социологической литературе.

1.4. Маргинальная структура российского общества.

Глава 2. Мигранты как маргинальный слой в социальной структуре Хабаровского края.

2.1. Мигранты как фактор формирования маргинального социума на Дальнем Востоке.

2.2. Маргинальное пространство Хабаровского края.

2.3. Отношение к мигрантам со стороны местного сообщества как один из факторов сохранения состояния маргинальное™.

2.4. Маргинальная ситуация и конструктивные формы выхода из состояния маргинальное™.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Маргинальные слои в социальной структуре российского общества: на примере мигрантов Хабаровского края»

Актуальность темы исследования.

Перемены, сопровождающие изменение устоявшихся традиций и ценностей привели к резкому изменению социальных ролей и статусов огромного количества людей. Усилилась необходимость точной самоидентификации собственного бытия человека по многим позициям в рамках социума. Лишившись привычных ролей и функций, социальные группы и отдельные индивиды попали в состояние неопределенности, промежуточности. В социологической литературе это трактуется понятием маргинальности.

В центре нашего внимания - исследование поведения мигрантов как маргинального слоя.

Самой злободневной и актуальной проблемой, возникшей в связи с маргинализацией, явилась проблема адаптации в новой среде для мигрантов. Маргинальный статус мигрантов обуславливается тем, что переезд в Россию позволяет снять культурную маргинал ьность (осуществляется смена социального окружения, люди становятся «типичными» по своим этническим характеристикам и образу жизни), однако, теряя важнейшие ресурсы, они переходят в ситуацию структурной маргинальности. Значительная нисходящая мобильность, неопределенный правовой статус, недостаток ресурсов для жизнеобеспечения, невозможность применить профессиональные знания и опыт также создают маргинальность промежуточности, переходности, трансформации базового социального статуса.

Помимо объективных факторов, характеризующих современную общественную ситуацию, актуальность темы обусловлена потребностью в разработке новых теоретических моделей, которые позволили бы изучать и объяснять практические проблемы современного этапа общественного развития Хабаровского края. Это в значительной степени сориентировало наше исследование относительно его содержания и направленности. Интенсивные процессы маргинализации, характерные для Хабаровского края, наряду с общероссийскими факторами обусловлены еще и рядом региональных факторов: исторически сложившимися активным переселением, колонизацией и пенитенциарными процессами на Дальнем Востоке. В связи с этим население Хабаровского края формировалось в прошлом и пополняется в настоящее время за счет маргинальных социальных элементов - беженцев, мигрантов, сезонных рабочих, вынужденных переселенцев и т.п.

Процессы миграции в Хабаровском крае, с одной стороны, обостряют проблемы занятости, с другой стороны, актуализируют проблему безработицы. Притом, что наиболее образованные активные и твердостоящие кадры покидают Дальний Восток, переезжая на запад страны, их места заполняют малообразованные мигранты. Связано это с тем, что ситуация на рынке труда складывается так, что существующая структура экономики не нуждается в трудовых ресурсах с высокой квалификацией, вакантными остаются рабочие места с тяжелыми условиями труда и относительно невысоким заработком.

Сегодняшнюю социальную ситуацию вполне можно назвать маргинальной, поскольку в ее основе пограничное, промежуточное положение, в котором оказалось общество и все его элементы в результате разрушения одной системы и попыток формирования другой. В силу отдаленности Хабаровского края от центра маргинализация более специфична, что делает ее изучение наиболее интересным и актуальным, и обуславливает выбор данной исследовательской темы.

Степень научной разработанности проблемы

Понятие «маргинальность» был введен в социологический оборот в 20-е годы XX века одним из видных представителей Чикагской школы Р.Э. Парком. Р. Парк употреблял этот термин для обозначения проблем социокультурной адаптации мигрантов, оказавшихся в новом, непривычном для себя социальном и этнокультурном пространстве. Применяя термин «маргинальность» в своих работах1 наряду с такими понятиями как «девиантность», «аномия», считал, что он (термин) отражает такое положение индивида в социуме, при котором личность, будучи включена в производственную деятельность, оказывается полностью исключена из культурной сферы.

Последующие исследователи проблемы маргинальности и маргиналов (Э. Стоунквист, Т. Шибутани)" продолжили развитие линии Р. Парка в подходе к анализу данного феномена, акцентируя при этом свое внимание на межрасовых и этнических аспектах проблемы. Следует отметить, что они изучали маргинальность в рамках социологии и социальной психологии, где данный феномен исследовался в качестве результата различных миграционных процессов, происходящих в обществе. Этому подходу присуща известная доля психологизма, связанная с проблемой приспособления (социализации) маргиналов в обществе и к его институтам, с восстановлением утраченных социальных и культурных связей и ролей в нем. В социологическом плане такая интерпретация маргинальности близка к позиции Э. Дюркгейма3 в его понимании состояния аномии, как последствия разрыва социальных связей между людьми, человеком и обществом. Он изучал неустойчивость и противоречивость ценностно-нормативных установок индивида в контексте общественной системы норм и ценностей. Подход к проблеме маргинальности, как к явлению вторичному, сопровождающему различные, в большинстве случаев - локальные, социальные процессы, остается превалирующим в изучении данного феномена.

В общественных науках сложилось несколько тенденций в восприятии и понимании проблемы маргинальности. Это, во-первых, американская школа, продолжающая изучать маргинальность, акцентируя внимание на культурном конфликте при переходе из одной социальной общности к другой как источнике формирования маргинального типа личности. К примеру, традиции

1 Park R.E. Human Migration and the Marginal Man // American Journal of Sociology. - Chicago, 1928. - Vol. 33, №6. P. 881-803; Park R.E. Race and culture. - Glencoe: Free press, 1950.-403 p.

2 Stonequist E.V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. - New York: Russel & Russel, 1961. 228 p.; Шибутани Т. Социальная психология. — Ростов н/Доиу: Феникс, 1998. 544 с.

J Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. — M.: Наука, 1991. 574 е.; Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд / пер. с фр. Ильинского. — М.: Мысль, 1994. 339 с.

Парка и Стоунквиста продолжили А. Антоновски, М.Голдберг, Д. Головенски, Н. Дики-Кларк, А. Керкхофф, И. Краусс, Т.Уиттерманс, Р. Мертон1 и другие исследователи, сосредотачивающие внимание, прежде всего на психосоциальном влиянии на личность двусмысленности статуса и роли, которые возникают при столкновении (конфликте) культур.

В европейской литературе использование термина «маргинальность» относится к 60-70 годам XX века и получает несколько иное значение. Французские исследователи (А. Фарж, А. Турен, Ж. Леви-Стрэнже) понимают маргинальность как результат конфликта с общепринятыми нормами, как особую форму социального протеста. Немецкие и английские социологи (Я. Штумски, А. Прост, К. Рабан) рассматривают данное явление как следствие социально-экономического деклассирования. В данном случае к маргиналам относят аморфный конгломерат групп, находящихся на самой низкой ступени социальной иерархии, потерявших возможность активно участвовать в социальной жизни, контролировать общественные отношения и тем самым влиять на собственные условия жизни.

Таким образом, маргинальность в европейской социологии описывается главным образом как структурная (социальная). Как правило, главным объектом исследования маргинальное™ становятся так называемые социально-изолированые группы в структуре общества.

В отечественной науке проблема маргинальности вплоть до середины 80-х годов XX века рассматривалась как социальная патология. Термин имел негативную окраску, и уже само определение маргинальности нацеливало общество на борьбу с ней. Основное внимание в научных работах уделялось люмпенам, пауперам и их месту в социальной структуре Советского Союза. К

1 Antonovsky Л. Toward a refinement of [lie «marginal man» concept // Social forces. - Chapel Hill, 1956. — Vol. 35, № 1/2. P. 57-62; Goldberg M.M. Qualification of the marginal man theory// Amer. social, rev. - Wash. - 1941. Vol. 6, JVb 1. P. 52-58; Golovensky D.I. The marginal man concept: An analysis and critique // Social forces. - Chapel J fill, 1952. - Vol. 30, № 2. P. 333-339: Dickie-Clark H.F. The marginal situation: A social, study of a coloured group. - L.: Routledge a. Paul, 1966. 226 p.; Kerckhoff A.C., McCormick T.C. Marginal status and marginal personality // Social forces. - Chapel Mill, 1955. - Vol. 34, № 1. P. 48-55; Wittermans Т., Krauss J. Structural marginality and the social worth // Sociology a. social research. - Los Angeles, 1964. - Vol. 48, № 3. P. 348-360; Merton R. Social Theory and Social Structure. - New York: The free press, 1957. 355 p. исследователям данного периода можно отнести А.В. Брушлинского, М.И. Воловникова, А.И. Донцова, В.В. Клочкова, Ш. Надирашвили, Т. Шибутани1.

Сегодня в отечественной исследовательской литературе можно встретить разные подходы к пониманию маргинальных явлений. Предпосылки для преодоления однозначного подхода к проблемам маргинальное™ были заложены еще в постсоветской науке в начале 90-х годов. Можно выделить несколько работ, посвященных влиянию маргинальных групп на развитие искусства и культуры С.ГТ. Турина, М.И. Козьякова, И.В. Малышева, А.А. У

Оганова, В.А. Шанского, В.Г. Яковлева".

В рамках собственно социологического подхода проблема маргинальности исследовалась 3. Галимуллиной, С. Кагермазовой, З.Голенковой, л

З.А.Даниловой., Д.Е. Игитханян, Н. Фроловой, С. Краснодемской . Социологический подход выделяет в маргинальности, прежде всего те стороны, которые связаны с изменениями в социально-экономической структуре, с трансформацией субъектов общественной жизни в новые.

Существует обширный пласт этнографических, этнологических исследований, посвященный анализу этномаргинальных феноменов. В статьях

1 Нрушлинский Л.В., Воловников М.И. Психология индивидуального и группового субъекта. — М., 2002; Донцов Л.И. Психология коллектива. - М., 1984; Надирашвили Ш. Социальные ориентации личности. Социальная психология личности. — М., 1979; Шибутани 'Г. Социальная психолошя / Общ. ред. Г.В. Осипова. -М., 1969. С. 475.

2 Гурин С.П. Проблемы маргинальности в антропологии // Современная философия: возможности обоснования. - Саратов: Пресс, 2000. С. 97-106; Козьякова М.И. Маргинальность в эстетике повседневности // Маргинальное искусство. - М.: Издательство Московского Университета, 1999; Малышев И.В. Тот, кто не в ногу //Маргинальное искусство. — М.: Издательство Московского Университета, 1999; Оганов А.А. Феномен .маргинальности в культуре // Маргинальное искусство. — М.: Издательство Московского Университета, 1999; Шанский В.А. К вопросу о маргинальных источниках культуры // Альтернативность общественного развития. -М„ 1992; Яковлев Е.Г. Проблема эстетического воздействия: профессионал, маргинал, аутсайдер //Маргинальное искусство. - М.: Издательство Московского Университета, 1999.

3 Галимуллина 3.X. Маршналм: понятие и эмпирическая реальность: Дисс. канд. социол. наук / Казанский гос. ун-т. - Казань, 1996. 189 е.; Кагермазова С.В. Маргинальность как проблема социологии: Автореферат дисс. канд. социол. наук / Санкт-петербург. гос. ун-т. — СПб., 1994. 20 е.; Голенкова З.Т. Динамика социоструктурной трансформации // Социол. исслед. — 1998. № 10. С. 77-84; Голенкова З.Т., Данилова З.А. Отклоняющееся поведение подростка: факторы специфика /Российская социология. — СПб., 2007. С. 272-287; Игитханян Д.Е. Безработные: особенности российского бытия // Социол. исслед. — 2001. № 5. С. 67-75; Голенкова З.Т. Трансформация социальной структуры российского общества // Общество и экономика. — 1995. .N"» 9. С. 13-25; Фролова H.A. Маргинализация как социальный феномен: Дисс. канд. социол. наук / МГУ — М., 1994. 158 е.; Краснодемская С.Ф. Социально-экономический анализ маргннапьности в сфере труда: Автореферат дисс. канд. социол. наук. — М., 1995. 20 с. и монографиях Е. Рашковского, Ю. Плюснина1 и др. подробно проанализирована специфика этнотрансформационых процессов, проведена их классификация, выделены основные стадии развития и сущностные черты этих стадий.

Феномен маргинальное™ в рамках культурологического подхода анализируется как проблема адаптации личности на рубеже культур. В этом направлении работают JI. Ионин, Д. Петров, А. Прокоп, Н. Степанова, В.Чучупал"".

Значительное место в современной отечественной науке отведено политико-психологическому изучению явления маргинальное™. К числу таких работ относятся статьи И. Кравченко, Е. Старикова, И. Прибытковой, Б. Шапталова .

Таким образом, существуют различные точки зрения, различные интерпретации маргинальных явлений. Хотя разные авторы признают, что маргинальность так или иначе связана с процессами перекомпоновки элементов в социальной системе, с социальными преобразованиями, характер этой связи толкуется весьма разноречиво.

Объектом исследования являются мигранты как маргинальные слои российского общества.

Предметом исследования являются факторы, основные направления и тенденции развития мигрантов Хабаровского края как маргинальных слоев.

1 Рашковский Е. Востоковедная проблематика в культурно-исторической концепции А.Дж. Тонной: (Опыт критического анализа) -М., 1976; Плюснии Ю. М. Личность на перекрестке культур: модели социализации п

• условиях межкулыурного взаимодействия. — Новосибирск: Препринт, 1995. 26 с.

2 Ионин Л. Г. Кулыура и социальная структура // Социол. исслед. — 1996. № 3; Петров Д.В. Молодежные субкультуры / Под ред. акад. В.II. Ярской. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1996. 54 е.; Прокоп А.В. Маргинализация молодежи как социальный феномен / МГУ. — М., 1996. 36 с. - Рук. деп. В ИНИОН РАН № 52227 от 10.01.97; Степанова 11.Е. Маргинализация социокультурной ситуации постсоветского российского общества: Дисс. канд. культурологии / Кубанский гос. ун-т. — Краснодар, 2000. 163 е.; Чучупал В.В. Маргинализация общества и кулыура // Культура как фактор социализации личности. — Воронеж, 1992. — С. 3238. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 47754 от 24.02.93.

J Кравченко И.И. Маргинализм как социальное явление и идеологическое течение в современном буржуазном обществе // Панорама буржуазной социологии 20 века. — М.: Изд-во АН СССР, 1980. С. 120-150; Стариков Е. Маргиналы или размышления на старую тему: «Что с нами происходит?» //Знамя. - 1989. № 10. С. 133-162; Стариков Е. Новые элементы социальной структуры // Коммунист. — 1990. № 5. С. 30-41; Прибыткова И. Мы не маргиналы, маргиналы - не мы? // Философская и социологическая мысль. — 1988. № 11/12, С. 70-86; Шапгалов Б. Маргиналы и социализм // Рабочий класс и современный мир. - 1990. № 6.

Цель работы является исследование поведения мигрантов как маргинальных слоев в российском обществе на примере Хабаровского края.

В связи с поставленной целью в задачи исследования входит: Обосновать методологическое значение и содержание понятия «маргинал», «маргинальность», «маргинальный слой».

• Изучить опыт исследования маргинальности в истории социологии и выявить существующие традиции и подходы к этой проблеме.

• Выявление специфики формирования маргинального социума на Дальнем Востоке. о Рассмотреть маргинальное пространство Хабаровского края. о Разработать систему рекомендаций, способствующих выходу из маргинальной ситуации на региональном уровне.

Основная гипотеза исследования — состоит в предположении о том, что совокупность ряда факторов обусловливает распространение структурной маргинальности в российском обществе и способствует росту такой маргинальной группы как мигранты.

Теоретико-методологическая основа диссертации

Исследование опирается на методологию структурно-функционального анализа маргинальных явлений. В работе использован исторический метод, который предусматривает анализ истоков формирования и генезиса понятия маргинальности в сложившуюся социологическую концепцию.

В ходе исследования использовались традиционные для социологов методы анализа. Сравнительный метод, с помощью сопоставления конкретно-исторических проявлений феномена маргинальности в разных странах, выявляется общее и особенное в исследуемом явлении. Типологический метод, посредством которого выделяются различные типы маргинальности. Функциональный анализ позволяет определить положение маргинальных групп по отношению к социальной структуре (пограничное, периферийное).

Теоретическими источниками работы послужили основные идеи концепции культурной маргинальности (Р. Парк, Э. Стоунквист, Е. Хыоз, А.

Антоновски, Дж. Манчини), а также работы наших современников Е. Старикова, В. А. Шапинского, А.И. Атояна, И.П. Поповой и др.

Эмпирическую базу исследования составили результаты конкретного социологического исследования, посвященного проблеме маргинальности; официальные данные, публикуемые Госкомстатом Российской Федерации и Хабаровским краевым комитетом государственной статистики.

Научная новизна исследования:

1. На основании анализа исследования поведения мигрантов в дальневосточных условиях уточнены понятия «маргинальный слой», «маргинальное пространство».

2. Выявлены региональные особенности маргинального социума Дальнего Востока.

3. Проведенное социологическое исследование маргинального пространства Хабаровского края позволило выявить социальные особенности мигрантов как маргинального слоя.

4. Выявлены социальные условия и региональные особенности, которые влияют на адаптацию мигрантов как маргинального слоя, и обоснованы предложения направленные на повышение ее результативности.

Теоретическая значимость работы

Теоретико-методологический анализ проблемы, представленный в диссертационной работе, позволяет глубже познать природу маргинальности, источники и закономерности ее возникновения и развития, а поэтому может способствовать дальнейшему научному осмыслению теории маргинальности.

Эмпирические данные, полученные в результате социологического исследования и включенные в научный оборот, могут служить исходной базой для последующих этапов социологического мониторинга динамики процесса маргинализации населения Хабаровского края, а также стать основой для анализа поставленной проблемы на межрегиональном уровне.

Практическая значимость работы

Теоретические и методологические материалы диссертации могут найти применение в педагогической деятельности, в частности, при разработке и чтении как общих, так и специальных курсов лекции, а также при подготовке и проведении спецпрактикумов для студентов специальностей «Социология», «Социальная работа», «Социальная психология».

Результаты работы могут быть использованы в непосредственной работе с мигрантами, стремящимися выйти из маргинального статуса.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В истории исследований маргинальности установлены три концепции, каждой из которых присуще доминирование следующих идей: 1) культурная маргинальность трактуется с позиции социокультурных процессов в обществе и связана с явлениями межкультурной ассимиляцией индивидов и слоев; 2) структурная маргинальность рассматривается с точки зрения структурной трансформации общества вследствие разного рода социально-экономических и политических процессов; 3) маргинальность социальной роли определяется как тип маргинальности, связанный с промежуточным положением индивида между двумя групповыми ролями.

2. На основе анализа основных концептуальных подходов к проблеме маргинальности можно выделить следующие ее критерии: в первую очередь маргинальность - результат процессов мобильности; состояние, связанное с периодом перехода, представляемого как кризис; неопределенность социального положения, невключенность, или неполная включенность в социальные структуры или слои; статусная несогласованность Она отражает противоречия в статусных позициях в результате изменения социального положения.

3. Мигранты как маргинальный слой. Процессы миграции, не связанные с культурным обменом, являются предпосылкой для возникновения структурной маргинальности. Миграция населения может быть вызвана различными причинами социального, экономического, политического характера. Но во всех случаях она ведет к особому маргинальному положению мигрантов, которые объективно попадают в состояние множественной маргинальности, обусловленной как сменой социального статуса и позиции, так и необходимостью адаптации к новой среде и новым условиям жизни после смены жительства

4. В исторической перспективе формирование населения региона шло в основном за счет миграционных потоков. И потому большая часть населения Хабаровского края является миграционной, а, следовательно, с точки зрения концепции маргинальности - маргинальной.

5. Высокая степень адаптации мигрантов как маргинального слоя в условиях нового региона прямо пропорциональна предоставляемым местным сообществом возможностям и отношению к ним местного населения.

Апробация работы

Основные положения работы докладывались и обсуждались па региональных и международных научных конференциях в г. Хабаровске: на Третьей Международной научной конференции творческой молодежи (г. Хабаровск, 2003); на 43 Всероссийской научно-практической конференции (г. Хабаровск, 2003); на Пятой Международной научной конференции творческой молодежи (г. Хабаровск, 2007), на II Межвузовской научно-практической конференции «Ресурсы социальной работы Хабаровского края в XXI веке» (г. Хабаровск, 2007), на IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» (г. Хабаровск, 2008).

По материалам диссертации опубликовано 11 печатных работ. Структура работы

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, приложения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Стремилова, Ольга Владимировна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного диссертационного исследования мы пришли к выводу, что разработка социологических подходов на основе концепции маргинальности применительно к ситуации современного российского общества является перспективной, демонстрируя эвристическую плодотворность. В диссертационной работе были проанализированы основные концептуальные модели, осмысляющие феномен маргинальности, и те социокультурные процессы, в результате которых становится возможным его возникновение.

В работе рассмотрены истоки формирования и генезиса понятия маргинальности в сложившуюся социологическую концепцию, выявлены и систематизированы современные теоретические подходы в исследовании маргинальности. В ходе этого анализа установлено, что концепция маргинальности перестала существовать как унитарная, в ней сложились различные концепции.

Это концепции этнокультурной, статусно-ролевой и социальной маргинальности. Этнокультурная маргинальность в ее классическом понимании относится к процессам кросс-культурных контактов и ассимиляции. В основе этого типа маргинальности — взаимоотношения систем ценностей двух культур, в которых участвует индивид, результатом которых становится двусмысленность, неопределенность статуса и роли. Классические описания этнокультурной маргинальности дали Р. Парк и Э. Стоунквист. Статусно-ролевая маргинальность — маргинальность этого типа возникает в следующих случаях: в случае неудачи при попытке отнесения к позитивной референтной группе; нахождение в роли, которая лежит между двумя рядом расположенными ролями; членство в группах, определяемых как маргинальные. Социальная маргинальность рассматривается с точки зрения структурной трансформации общества вследствие разного рода социально-экономических и политических процессов.

В работе проведен теоретический анализ формирования маргинального социума на Дальнем Востоке. Понятие маргинальности имеет отношение к вопросу о миграции. Население Хабаровского края формировалось в прошлом и пополняется в настоящее время за счет маргинальных социальных элементов — беженцев, мигрантов, сезонных рабочих, вынужденных переселенцев и т.п.

Миграция затрагивает различные области социальной жизни и вызывает значительные и множественные потери, не ограничиваясь лишь экономической и социальной сферами. Данных индивидов традиционно включают в разряд маргинальных групп. Они исключены не только из рынка труда, но также из социального контекста, из социальных сетей, они оторваны от поддержки и помощи. Значительная нисходящая мобильность, неопределенный правовой статус, недостаток ресурсов для жизнеобеспечения, невозможность применить профессиональные знания и опыт создают также переходность социальной позиции. Переезд оказывается важным элементом социальной мобильности — не только территориальной, но и классово-профессиональной. Сам характер вынужденного переезда является фактором маргинальности как ограниченности доступа к социальным ресурсам. Любой вынужденный мигрант, даже высококвалифицированный специалист, определенное время является бездомным и безработным. Совокупность этих характеристик, являющихся важнейшими элементами структурной маргинальности, дает основание рассматривать данные социальные группы как маргинальные.

Анализ адаптации мигрантов с позиции двойственности данного процесса позволил выделить основные препятствия, стоящие на пути полноценного объединения групп местного населения и мигрантов в единое сообщество региона.

Со стороны мигранта можно выделить: потерю родственных связей; отсутствие информации о существующих условиях проживания, учреждениях помощи мигрантам, беженцам и вынужденным переселенцам; правовую безграмотность; неумение отстаивать свои права и интересы; культурные, этнические, социальные, расовые различия с местным населением; незнание норм, обычаев, прав и обязанностей принимающего общества; низкую квалификацию труда в сравнении с местным населением; разницу в уровне образования и воспитания мигрантов и местного сообщества; социальную изоляцию мигрантов; асоциальное и аморальное поведение переселенцев; негативное отношение к новому месту проживания - стране, обществу, нормам, ценностям, канонам; неадекватность установок на достижение нового социального положения и т. д.

Со стороны местного сообщества, в качестве барьеров адаптации можно выделить: неприятие мигрантов, представителей определенных этнических групп; архаичность и консервативность суждений; культурные, социальные, этнические и расовые различия; конкуренцию за рабочие места, социальные роли и гарантии; разные уровни воспитания и образования и отношения к ним; незаинтересованность местных властей в приёме мигрантов; неинформированность о проблемах мигрантов; дискриминация, мигрантофобия, бюрократизм местной власти; социальную изоляцию и пресечение любых контактов с переселенцами; негативное освещение проблем мигрантов в средствах массовой информации; отрицательный опыт взаимоотношений и присвоение «социальных ярлыков» определённым категориям мигрантов; национальную вражду, недоверие; языковой барьер и нежелание мигрантов изучать язык и культуру местного населения и т. д.

Исследование показало, что отношение местного населения к мигрантам имеет большое значение в процессе адаптации. Было установлено, что в основном мнение сообщества о мигрантах формируется за счет:

- поведения мигранта в новом обществе;

- национальной принадлежности;

- изменения социально-демографической обстановки в регионе;

- мнения мигрантов о новом месте проживания, обществе, стране.

Процесс адаптации мигрантов включает: правовую идентификацию мигранта — получение гражданства, регистрация, прописка; создание благоприятных социально-экономических условий для проживания —■ жилье, работа, финансовая помощь, компенсационные выплаты за утраченное имущество, другие социальные гарантии экономического плана (льготы, пенсии, пособия), предоставление возможностей для адаптации; социальную идентификацию - установление и развитие социальных контактов, благоприятное развитие отношений с местным населением, достижение адекватного социального статуса, выполнение социальных ролей; взаимозависимость социального поведения, идентификация себя с социальной группой, взаимодействие в рамках общественных структур, владение языком, культурное разнообразие. Выпадение из процесса адаптации одной из составляющих делает степень адаптации общество низкой, а иногда невозможной.

По результатам анализа материалов статистики и данных социологических исследований выделены основные показатели социальной адаптации мигрантов, представлена их классификация.

Доминирующими факторами повышения эффективности социальной адаптации являются: трудоустройство, обеспечение жильем, сохранение социальных гарантий, компактное поселение земляков. Среди факторов, препятствующих социальной адаптации, наибольшее влияние оказывают: безработица, жилищная проблема, относительно низкий уровень денежных доходов. При этом большинство респондентов рассчитывали на свои собственные силы, и лишь каждый пятый - на помощь органов государственной власти или местного самоуправления.

Мигранты, как и другие категории населения трансформирующейся России, включены в перманентный процесс социальной адаптации к меняющимся условиям. Однако данная категория социально незащищенного населения испытывает больше трудностей при формировании стратегий адаптации, обусловленных наличием дополнительного фактора маргинализации - вынужденной смены места жительства. Следовательно, результативность адаптационных стратегий мигрантов детерминируют условия принимающего их региона.

Большинство вынужденных мигрантов считают, что процесс их адаптации если уже не завершился, то близок к успешному завершению. При этом 9 из 10 мигрантов твердо намерены остаться в Хабаровском крае и свыше 70 % с оптимизмом смотрят в "новую" жизнь.

В целом, по результатам исследования мы рекомендуем: реализовывать процесс адаптации мигрантов в условиях региона с привлечением всех субъектов данного процесса (мигрант - родственники, знакомые, проживающие на территории региона — местные власти, службы и учреждения, занимающиеся сферой миграции населения - общественные организации и переселенческие общины - местное население); внести в местное законодательство правовую основу адаптации мигрантов в условиях области; разрабатывать и реализовывать эффективные инновационные программы и проект, способные решать проблемы адаптации мигрантов в регионе; осуществлять комплексные совместные действия с учреждениями различных ведомств, местными жителями на всех этапах работы с мигрантами; выделять кураторов из числа местного населения для ознакомления переселенцев с особенностями культуры, социальной сферы региона пребывания; систематически проводить семинары, направленные на формирование высокого уровня информационной защищенности мигрантов; изучать отечественный и зарубежный опыт по решению проблем адаптации мигрантов и внедрять эффективные варианты решений в науке и практике Хабаровского края; проводить политику формирования положительного отношения, как к мигрантам, так и к местному населению; повышать социально-экономический уровень мигрантов и местного населения; внедрить систему мероприятий, направленную на межкультурное толерантное взаимодействие приезжих и местного населения, носящую систематический характер.

В результате исследования установлено, что успешная социальная адаптация в региональном социуме для большинства мигрантов - вопрос вполне определенного периода времени, не превышающего 5-7 лет.

Учет и реализация данных рекомендаций в миграционной политике края, позволит эффективно организовать процесс адаптации мигрантов в местное сообщество и решить многие демографические проблемы, а также проблемы нехватки кадров для учреждений и организаций Хабаровского края. Улучшение социально-экономического положения мигрантов, способствует демаргинализации.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Стремилова, Ольга Владимировна, 2009 год

1. Аверина М.В. Маргинальная составляющая пространства города. / http://tsu.tmb.ru/culturology/conference/ipk2005/averinal.htm

2. Алексеенок А.А. Социальная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в условиях преобразований современного российского общества: Дисс. . канд. социол. наук. Орел, 2006. 202 с.

3. Артановский С.Н. Проблема «личности на рубеже культур» //Вопросы философии. 1967. № 7. С. 171-177.

4. Атоян А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурно- исторического синтеза // Полис. — 1993. № 6. С. 29-38.

5. Барсукова С.Ю. Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев в зеркале идеологий // Полис. — 1999. № 5.

6. Барсукова С.Ю. Солидарность участников неформальной экономики. На примере стратегий мигрантов и предпринимателей // Социол. исслед. 2002. № 4.

7. Банникова Л.М. Маргинальность как социально-патологическая форма адаптации населения к меняющимся условиям жизни (К постановке проблемы) // Ползуновский альманах. — 2000. № 2.

8. Баньковская С.П. Парк Роберт Эзра // Современная западная социология: Словарь. М., 1990.

9. Беляева Л.А. Российское общество в преддверии рынка: тревоги, ожидания, надежды//Мир России. — 1992. № 1.

10. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. 483 с.

11. Брушлинский А.В., Воловников М.И. Психология индивидуального и группового субъекта. — М., 2002.

12. Васильченко О.А. Формирование и развитие семьи на Дальнем Востоке (1860-1917 гг.). Моногр. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.

13. Васильченко Э.А. Женский социум на Дальнем Востоке (1860-1940). Иваново: Издат. центр «Юнона», 2000. 215 е.

14. Галимуллина З.Х. Маргиналы: понятие и эмпирическая реальность: Дисс. канд. социол. наук / Казанский гос. ун-т. — Казань, 1996. 189с.

15. Глуздовский В.Е. Дальневосточный край. Хабаровск; Владивосток, 1927.

16. Голенкова З.Т. Динамика социоструктурной трансформации// Социол. исслед. 1998. № 10. С. 77-84.

17. Голенкова З.Т. Трансформация социальной структуры российского общества//Общество и экономика. — 1995. № 9. С. 13-25.

18. Голенкова З.Т., Игитханян Д.Е. Безработные: особенности российского бытия // Социол. исслед. 2001. № 5. С. 67-75.

19. Государственный архив Хабаровского края. Ф. И-13. On. 1. Д. 1. Л. 31.

20. Турин С.П. Проблемы маргинальности в антропологии //Современная философия: возможности обоснования. Саратов: Пресс, 2000. С. 97-106.

21. Демографическая ситуация — реальность и перспективы: Аналитическая записка / Территориальный орган Федеральнойслужбы государственной статистики по Хабаровскому краю. — Хабаровск. 2005.

22. Донцов А.И. Психология коллектива. М., 1984.

23. Дроздов А.Г. Праксиологические аспекты маргинальной культуры бывших военнослужащих. — Курск, 2002. 160 с.

24. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. — М.: Наука, 1991. 574 с.

25. Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд / пер. с фр. Ильинского. М.: Мысль, 1994. 339 с.

26. Ермилова А.В. Лица без определенного места жительства как маргинальная группа современного российского общества: Дисс. . канд. социол. наук. Н. Новгород, 2003. 162 с.

27. Живенок Н.В. Региональное социальное пространство: проблемы конструирования и трансформации: Автореферат дисс. канд. социол. наук / Санкт-Петербург, гос. ун-т. — СПб., 2005.

28. Забродин Ю.М. Проблемы управления человеческими ресурсами //Управление человеческими ресурсами: психологические проблемы. М.: Магистр, 1997. С. 7-37.

29. Зиммель Г. Социология. — М., 1992.

30. Ионин Л. Г. Культура и социальная структура // Социол. исслед. — 1996. №3.

31. История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в февраль 1917 г.). М., 1991.

32. Кабузан В.М. Дальневосточный край в XVII начале XX века. М., 1985. С. 157.

33. Кагермазова С.Б. Маргинальность как проблема социологии: Автореферат дисс. канд. социол. наук / Санкт-Петербург, гос. ун-т. — СПб., 1994. 20 с.

34. Кагермазова С.Б. Маргинальность как проблема социологии: Дисс. . канд. социол. наук. Санкт-Петербург, 1994. 159 с.

35. Качкин А. Этническая мобилизация и процесс регионализации: формы и механизмы // Мир России. 2000. № 4.

36. Козьякова М.И. Маргинальность в эстетике повседневности //Маргинальное искусство. М.: Издательство Московского Университета, 1999.

37. Кравченко И.И. Маргинализм как социальное явление и идеологическое течение в современном буржуазном обществе //Панорама буржуазной социологии 20 века. М.: Изд-во АН СССР, 1980. С. 120-150.

38. Краснодемская С.Ф. Социально-экономический анализ маргинальное™ в сфере труда: Автореферат дисс. канд. социол. наук. М., 1995.20 с.

39. Лапин Н.И. Тяжкие годины России // Мир России. — 1992. № 1. С. 17-28.

40. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1993.

41. Маликова М.Н. Динамика перемен // Социол. исследования. 1997. № 10.

42. Малышев И.В. Тот, кто не в ногу //Маргинальное искусство. — М.: Издательство Московского Университета, 1999.

43. Маргинальность в современной России: Коллективная монография / Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г. и др.; М.: МОНФ, 2000. 208 с.

44. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений в 50 т. Т. 23. — М.: Политиздат, 1956. С. 626-724.

45. Махмутов Т.А. Маргинальность в общественных трансформациях. — М.: Издательство «Гуманитарий» Академия гуманитарных исследований, 2003.

46. Медведева С.В., Хиприкс В. Маргинальные социальные группы на восточноевропейском рынке труда //Общественные науки за рубежом. Серия 11. Социология. -М., 1992. С.77-79.

47. Мельник С.Н. Социологический анализ маргинальности в социальной структуре современного российского общества (на примере Приморского края): Дисс. канд. социол. наук / Дальневосточный гос. ун-т. Владивосток, 2003. 220 с.

48. Миграционная ситуация на Дальнем Востоке: история и современность/Ин-т соц. — полит, исслед. РАН, 1999.

49. Миграция населения Хабаровского края в 2006 году. Статистический сборник: Стат. сб. /Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Хабаровскому краю г. Хабаровск, 2007. 72 с.

50. Мотрич Е.Л. Демографическое развитие Дальнего Востока: прошлое, настоящее, будущее // Исторический опыт освоения ДВ. Экономические и социально — демографические проблемы. Вып. 1. Сер. 3. — Благовещенск, 2000.

51. Мотрич E.JI. Население Дальнего Востока России /E.JI. Мотрич; отв. ред. П.А. Минакир; Рос. акад. наук, Дальневосточное отделение, Инт экономических исследований. — Владивосток Хабаровск: ДВО РАН, 2006.

52. Навджавонов Н.О. Проблема маргинальной личности: постановка задачи и определение подходов //Социальная философия в конце XX века.-М.: МГУ, 1991. С. 157-158.

53. Надирашвили Ш. Социальные ориентации личности. Социальная психология личности. — М., 1979.

54. Назарова Е.А. Особенности современных процессов миграции // Социол. исслед. — 2000. № 7.

55. На изломах социальной структуры /рук. авт. коллектива А.А. Галкин. М.: Мысль, 1987. 315 с.

56. Новак О. Почему переселенцы не спешат в объятая новой родины. /Тихоокеанская Звезда. — 2008. № 13. С. 1-2.

57. Новая философская энциклопедия: В 4 т. — М.: Мысль, 2000. — Т. 1.

58. Оганов А.А. Феномен маргинальности в культуре // Маргинальное искусство. — М.: Издательство Московского Университета, 1999.

59. О переселенческом движении на Амур в навигацию 1895 г. // Приамурские ведомости. 1896. 7 января.

60. Основы прикладной социологии / Под ред. Ф.Э. Шереги и М.К. Горшкова. М.:Интерпракс, 1996. 184с.

61. Петров Д.В. Молодежные субкультуры / Под ред. акад. В.Н. Ярской. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1996. 54 с.

62. Платон. Государство. Собр. соч. в 4-х т. М.: Мысль, 1994. — Т. 3.

63. Плюснин Ю. М. Личность на перекрестке культур: модели социализации в условиях межкультурного взаимодействия. — Новосибирск: Препринт, 1995. 26 с.

64. Плюснин Ю.М. Проблемы социализации маргинальной личности //Туманит, науки Сибири. Сер.: Философия и социология. — Новосибирск, 1994. №1. С. 46-53.

65. Поляков В.И. Проблема маргинализации в контексте безработицы. Социально-психологический аспект /Безработица в России. — М.:РАУ, 1993. С. 45-49.

66. Понкратова JI.A., Понкратов Р.А. Международная миграция на Дальний Восток России: тенденции и воздействие на основные социально-экономические показатели /Власть и управление на востоке России. Хабаровск, 2007. № 4 (41). С. 109-116.

67. Попова И.П. Маргинальность и социально-профессиональные перемещения в обществе «переходного периода» //Вторая научная сессия «Социальный механизм госуд-го управления». М^.: Изд-во Рос. акад. упр., 1995. С. 118-124.

68. Попова И.П. Маргинальность. Социологический анализ. М.: Союз, 1996. 77 с.

69. Попова И.П. Маргинальность: Феномен, понимание // Социол. исслед. 1994. № 3. С. 158-159.

70. Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе //Социол. исслед. 1999. № 7. С. 62-71.

71. Приамурье. Факты. Цифры. Наблюдения. М., 1909.

72. Прибыткова И. Мы не маргиналы, маргиналы не мы? //Философская и социологическая мысль. — 1988. № 11/12, С. 70-86.

73. Прокоп А.В. Маргинализация молодежи как социальный феномен /МГУ. М., 1996. 36 с. - Рук. деп. В ИНИОН РАН № 52227 от 10.01.97.

74. Процессы социального расслоения в современном обществе (научный доклад) / Отв. ред. З.Т. Голенкова /Институт социологии РАН. М., 1993. С. 23.

75. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культур, кризис идентичности / Под ред. Г.У. Солдатовой. М.: Смысл, 2002.

76. Пылкова А.А. Приграничье как феномен культуры: Дисс. канд. культурологи / Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет. Комсомольск-на-Амуре, 2005.

77. Радаев В.В. Стратификационный анализ постсоветской России: неовеберианский подход // Способы адаптации населения к новой социально-экономической ситуации в России / Под ред. И. Бутенко. — М.: Московский общественный научный фонд, 1999.

78. Рашковский Е. Востоковедная проблематика в культурно-исторической концепции А.Дж. Тойнби: (Опыт критического анализа) —М., 1976.

79. Рашковский Е. Маргиналы // 50/50. Опыт словаря нового мышления / Под общ. ред. Ю. Афанасьева и М. Ферро. М.: Политиздат, 1989. С. 146-149.

80. Регент Т.М. Миграция в России: Проблемы государственного управления. М., 1999. 304 с.

81. Римашевская Н. Социальные последствия экономических трансформаций в России //Социол. исслед. 1997. № 6. С. 55-66.

82. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии / Перевод с англ. В.В. Румынского. — М.: Аспект Пресс,1999.

83. Российский статистический ежегодник: Стат. сб. М.: Госкомстат,2000. 642 с.

84. Рыбаковский Л.Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М., 1990. 138 с.

85. Садков Е.В. Маргинальность и преступность //Социол. исслед. 2000. № 7. С. 43-52.

86. Состояние социальной сферы и уровень жизни населения Хабаровского края: Аналитическая записка /Хабаровскстат — г. Хабаровск, 2007.

87. Социология: словарь-справочник / Отв. ред. Г.В. Осипов. — М., 1991. -т. 3.323 с.

88. Стариков Е.Н. Маргиналы // В человеческом измерении. — М.: Прогресс, 1989. 203 с.

89. Стариков Е.Н. Маргиналы и маргинальность в советском обществе // Рабочий класс и современный мир. — 1989. № 2. С. 142-155.

90. Стариков Е. Маргиналы или размышления на старую тему: «Что с нами происходит?» // Знамя. — 1989. № 10. С. 133-162.

91. Стариков Е. Новые элементы социальной структуры // Коммунист. — 1990. № 5. С. 30-41.

92. Стариков Е.Н. Социальная структура переходного общества (опыт инвентаризации) // Полис. 1994. № 4. С. 87-96.

93. Стариков Е.Н. Социальная структура переходного общества: горизонтальный срез // Полис. 1995. № 5.

94. Старков М.И. Амурское крестьянство накануне Октября. Благовещенск, 1962. С. 31.

95. Степанова Н.Е. Маргинализация социокультурной ситуации постсоветского российского общества: Дисс. канд. культурологии / Кубанский гос. ун-т — Краснодар, 2000. 163 с.

96. Стоунквист Э. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнография. Реферативный сборник-М.: ИС РАН, 1979. С. 90-112.

97. Строева Г.Н. Стратегии адаптации трудовых мигрантов из Китая /Власть и управление на востоке России. — Хабаровск, 2007. № 4 (41). С. 101-108.

98. Таранова J1.B. Социальная мобильность в современной России //Лосевские чтения. — Ростов н/Д: Перемена, 1998. С. 40-42.

99. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества /отв. ред. Голенкова З.Т. — 3-е изд. М.: Изд-во ин-та социол., 2000. 480.

100. Труд и занятость в Хабаровском крае: Стат. сборник. — Владивосток, 2006.

101. Тумаркин Д. Вторжение колонизаторов в край «вечной весны». Гавайский народ против чужеземных захватчиков в конце XVIII — начале XIX в. М.: Наука, 1964.

102. Уксуменко А.А., Симоненко Н.Н. Мобильность ресурсов и ее роль в функционировании регионального рынка труда / Власть и управление на востоке России. — Хабаровск, 2007. № 4 (41). С. 117122.

103. Унтербергер П.Ф. Приамурский край в 1906 1910 гг. СПб., 1912.

104. Урманцев 10.А. Природа адаптации (системная экспликация) //Вопросы философии. 1998. № 12.

105. Фарж А. Маргиналы // 50/50. Опыт словаря нового мышления /Под. общ. ред. Ю. Афанасьева и М. Ферро. М.: Политиздат, 1989. С. 144146.

106. Феофанов К.А. Социальная аномия: обзор подходов в американской социологии // Социол. исслед. — 1992. №5.

107. Феофанов К.А. Социальная маргинальность: характеристика основных концепций и подходов в современной социологии //Общественные науки за рубежом (РЖ). Серия 11. Социология. — 1992. №2. С. 70-83.

108. Филлипов 10, Гассий В. // Муниципальная власть. — 2004. № 1112.

109. Филиппова Е.И. Компактные поселения мигрантов в России: «за» и «против» // Способы адаптации населения к новой социально-экономической ситуации в России / Под ред. И. Бутенко. — М.: Московский общественный научный фонд, 1999.

110. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М.: Республика, 2001.

111. Фролова Н.А. Маргинализация как социальный феномен: Дисс. канд. социол. наук / МГУ М., 1994. 158 с.

112. Хабаровский край в 2005 году. Статистический ежегодник: Стат. сб. / Хабаровскстат- г. Хабаровск, 2006 г.

113. Чучупал В.В. Маргинализация общества и культура // Культура как фактор социализации личности. Воронеж, 1992. - С. 32-38. Рукопись деп. в ИНИОН РАН№ 47754 от 24.02.93.

114. Шанский В.А. К вопросу о маргинальных источниках культуры //Альтернативность общественного развития. — М., 1992.

115. Шапинский В.А. Проблема маргинальности в культуре // Ценности культуры и современная эпоха. — М., 1990. С. 6-14.

116. Шапталов Б. Маргиналы и социализм // Рабочий класс и современный мир. — 1990. № 6. С. 168-171.

117. Шибутани Т. Социальная психология / Общ. ред. Г.В. Осипова. — М., 1969. 535 с.

118. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Дону: Феникс, 1998. 544 с.

119. Шкуркин A.M. Иммиграционный потенциал труда российского Дальнего Востока (китайцы на рынке труда дальневосточного региона): моногр. /А.М.Шкуркин. Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2007. 168 с.

120. Шлезингер A.M. Циклы американской истории. М., 1992.

121. Шрейдер Д.Н. Наш Дальний Восток. СПб., 1897.

122. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. М., 2001. 596 с.

123. Яковлев Е.Г. Проблема эстетического воздействия: профессионал, маргинал, аутсайдер //Маргинальное искусство. — М.: Издательство Московского Университета, 1999.

124. Antonovsky A. Toward a refinement of the «marginal man» concept //Social forces. Chapel Hill, 1956. - Vol. 35, № 1/2. P. 57-62.

125. Berry I.W. Ecology, cultural adaptation and psychological differentiation; traditional patterning and acculturative stress // Cross-Cultural Perspectives on Learning / N.J., 1975.

126. Dickie-Clark H.F. The marginal situation: A social, study of a coloured group. L.: Routledge a. Paul, 1966. 226 p.

127. Goldberg M.M. Qualification of the marginal man theory // Amer. social, rev. Wash. - 1941. Vol. 6, № 1. P. 52-58.

128. Golovensky D.l. The marginal man concept: An analysis and critique // Social forces. Chapel Hill, 1952. - Vol. 30, № 2. P. 333-339.

129. Giddens A. Social Theory and Modern Sociology. — Cambridge: Polity Press, 1987.-P. 22-51.

130. Hughes E.C. Social change and status protest: An essay on the marginal man // PhyIon-Atlanta, 1945. Vol. 10. № 1. P. 59-65; 366-376.

131. Kerckhoff A.C., McCormick T.C. Marginal status and marginal personality // Social forces. Chapel Hill, 1955. - Vol. 34, № 1. P. 48-55.

132. Killian L.M. & Grigg Ch.M. Urbanism, Race and Anomie. American Journal of Sociology. Chicago, 1962. - Vol. 67, №6. P. 661-665.

133. Mancini B.J. No owner of soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday // Intern. Rev. of mod. Sociology. New Delhi, 1988. -Vol. 18. №2. P. 182-204.

134. Merton R. Social Theory and Social Structure. New York: The free press, 1957. 355 p.

135. Park R.E. Human Migration and the Marginal Man // American Journal of Sociology. Chicago, 1928. - Vol. 33, № 6. P. 881-893.

136. Park R.E. Race and culture. Glencoe: Free press, 1950. - 403 p.

137. Stonequist E.V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. New York: Russel & Russel, 1961. 228 p.

138. Wittermans Т., Krauss J. Structural marginality and the social worth //Sociology a. social research. Los Angeles, 1964. - Vol. 48, № 3. P. 348-360.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.