Механизмы терморегуляции в норме и при гипотермии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.13, доктор биологических наук Арокина, Надежда Константиновна

  • Арокина, Надежда Константиновна
  • доктор биологических наукдоктор биологических наук
  • 2005, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ03.00.13
  • Количество страниц 311
Арокина, Надежда Константиновна. Механизмы терморегуляции в норме и при гипотермии: дис. доктор биологических наук: 03.00.13 - Физиология. Санкт-Петербург. 2005. 311 с.

Оглавление диссертации доктор биологических наук Арокина, Надежда Константиновна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

Энергетический обмен гомойотермного организма.

Основные закономерности теплообмена.

Основная концепция терморегуляции.

Нервные механизмы терморегуляции.

Кожные терморецепторы.

Охлаждение организма, гипотермия.

Роль ионов кальция в клеточном метаболизме.

Глава 2. МЕТОДИКА.

Глава 3. РОЛЬ КОЖНЫХ ХОЛОДОВЫХ ТЕРМОРЕЦЕПТОРОВ В МЕХАНИЗМАХ ТЕРМОРЕГУЛЯЦИИ.

3.1. Измерение температуры в поверхностных и глубоких слоях кожи.

3.2. Определение глубины расположения в коже холодовых терморецепторов.

3.2.1. Термостимуляция со стороны поверхностных и глубоких слоев кожи

3.2.2. Анализ ответов терморецепторов на изменение температуры поверхностного термода.

3.3. Связь поверхностных и глубоких кожных холодовых терморецепторов с нейронами гипоталамуса и таламуса.

3.3.1. Нейроны гипоталамуса.

3.3.2. Нейроны таламуса.

Глава 4. ИЗМЕНЕНИЕ ЧАСТОТЫ И ПАТТЕРНА РАЗРЯДА ХОЛОДОВЫХ ТЕРМОРЕЦЕПТОРОВ ПРИ РАЗЛИЧНОЙ ТЕМПЕРАТУРЕ КОЖИ.

4.1. Медленное охлаждение кожи.

4.2. Быстрое охлаждение кожи с помощью льда.

Глава 5. СТИМУЛЯЦИЯ ИМПУЛЬСНОЙ АКТИВНОСТИ ХОЛОДОВЫХ ТЕРМОРЕЦЕПТОРОВ И МЕХАНОХОЛОДОВЫХ РЕЦЕПТОРОВ КРОЛИКОВ С ПОМОЩЬЮ ЭДТА ПРИ НИЗКОЙ ТЕМПЕРАТУРЕ КОЖИ.

5.1. Изменение частоты разряда рецепторов.

5.2. Снижение нижнего температурного порога прекращения импульсной активности холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов.

5.3. Изменение паттерна разряда рецепторов.

Глава 6. СТИМУЛЯЦИЯ ТЕРМОРЕГУЛЯТОРНОЙ И ДЫХАТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЙ ОРГАНИЗМА ПРИ ИММЕРСИОННОЙ ГИПОТЕРМИИ.

6.1. Стимуляция холодовой дрожи у крыс с помощью локального нагревания гипоталамуса.

6.2. Стимуляция холодовой дрожи с помощью ЭДТА без отогревания тела

6.3. Стимуляция легочного дыхания у крыс с помощью ЭДТА.

Глава 7. СТИМУЛИРУЮЩЕЕ ВЛИЯНИЕ ЭДТА НА ТЕРМОРЕГУЛЯТОРНУЮ И ДЫХАТЕЛЬНУЮ ФУНКЦИИ ПРИ НЕПРЕРЫВНОМ ВОЗДУШНОМ ОХЛАЖДЕНИИ ОРГАНИЗМА.

7.1. Эксперименты на крысах с жесткой фиксацией тела

7.2. Особенности развития гипотермии у крыс при различной степени ограничения двигательной активности.

7.3. Стимуляция терморегуляторной и дыхательной функций с помощью ЭДТА и ЭГТА при глубокой гипотермии у крыс с ограниченной двигательной активностью.

7.3.1. Введение ЭДТА.

7.3.2. Введение ЭГТА.

7.3.3. Контрольные опыты.

Глава 8. ИЗМЕНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ Са2+ В ПЛАЗМЕ КРОВИ ЖИВОТНЫХ ПРИ ВНУТРИВЕННОМ ВВЕДЕНИИ ЭДТА.

8.1. Концентрация общего кальция в плазме крови кроликов до и после внутривенного введения ЭДТА.

948.2. Измерение концентрации Са в плазме крови кроликов и крыс.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Механизмы терморегуляции в норме и при гипотермии»

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

Температура играет важнейшую роль во взаимоотношении организма с окружающей средой. Освоение человеком регионов с холодным или жарким климатом с целью добычи и использования различных природных богатств, осуществления производственной и исследовательской деятельности выдвигает новые проблемы обеспечения нормальных условий жизнедеятельности для населения этих районов. Проектирование систем отопления и охлаждения воздуха в жилых и служебных помещениях, костюмов, защищающих человека от внешних температурных воздействий, требуют знания физических законов и физиологии теплообмена. Важность решения этой проблемы возрастает в связи с активным освоением космического пространства. Обнаружено, что в космическом полете снижается эффективность механизмов терморегуляции (Лакота, Ларина, 2002).

У гомойотермных организмов температура центральных областей тела («ядра») поддерживается на постоянном уровне с высокой точностью. Большее время человек и животные находятся в условиях термонейтральной зоны (для человека - зона температурного комфорта). В этих условиях коррекция теплового состояния организма осуществляется за счет изменения кожного кровотока. Происходит напряженная работа «физиологического термостата», возникающие при этом колебания температуры головного мозга не превышают нескольких сотых градуса. В норме главной задачей терморегуляции является обеспечение постоянства температуры «ядра» тела в термонейтральных условиях; при изменении температуры тела на 1-1.5°С у человека резко снижается умственная и физическая работоспособность.

Предлагаемые схемы работы температурного регулятора (Bligh, 1985; Bruck, Zeisberger, 1987; Werner, 1988; Hammel, 1990), включают в себя элементы интеграции сигналов от различных термосенсоров тела, реципрокное взаимодействие между афферентными путями от холодовых и тепловых терморецепторов. Однако вопрос о том, что же является предметом терморегуляции, и каков механизм своевременного включения терморегуляторных реакций, остается дискуссионным. Концепция регуляции температуры тела у человека и гомойотермных животных по температуре гипоталамуса (Benzinger, 1969) не может объяснить высокой точности терморегуляции. Температурная чувствительность гипоталамуса величина непостоянная и зависит от температуры кожи (Kruk, Davydov, 1977; Bligh, 1985; Simon et al., 1986). Кроме того, показано, что терморегуляторные реакции организма могут включаться в отсутствии сдвигов температуры гипоталамуса (Иванов, Слепчук, 1985; Слепчук, 1987). Согласно современной гипотезе, предметом терморегуляции является изменение средней температуры тела или теплосодержания (Snellen, 1972; Houdas et al., 1978; Adolph, 1979; Webb, 1997). Точное определение средней температуры тела невозможно из-за сложной конфигурации тела, различий в теплопродукции и теплопроводности органов и тканей. Давно высказывались предположения (Bazett, 1951; Бартон, Эдхолм, 1957; Nielsen, 1969; Иванов, 1990), что гомойотермные организмы способны регистрировать кожные температурные градиенты, величину и направление тепловых потоков через кожные покровы тела, что позволяет оценивать колебания теплосодержания тела или его средней температуры. Существование такого механизма до сих пор не доказано.

В центре терморегуляции в гипоталамусе обнаружены нейроны, обладающие собственной термочувствительностью, а также нейроны, суммирующие информацию от кожных терморецепторов и центральных термосенсоров (Wit, Wang, 1968; Martin, Manning, 1971; Дымникова и др., 1973; Hensel, 1981; Дымникова, Халилов, 1984; Bruck, Zeisberger, 1987; Li, Thornhill, 1998). Принцип интеграции информации о температуре кожи различных областей тела и температуре различных отделов головного мозга - важнейший принцип работы системы терморегуляции. Можно предположить, что в гипоталамусе происходит интеграция информации о температуре поверхностных и глубоких слоев кожи, определение величины и направления тепловых потоков через кожу, а затем выработка соответствующих эфферентных команд. Согласно данным литературы, холодовые терморецепторы расположены под эпидермисом и могут измерять температуру только поверхностных слоев кожи (Hensel, 1981; Kenshalo, 1984), однако были отмечены факты запаздывания реакции некоторых холодовых терморецепторов на изменение температуры кожи (Jarvilechto, 1973; Маловичко и др., 1974; Константинов и др., 1980). Поэтому представлялось актуальным провести определение глубины локализации в коже холодовых терморецепторов, что имеет принципиальное значение для терморегуляции гомойотермных организмов.

Точность восприятия температуры кожи в большой степени зависит от информации, поступающей в центр терморегуляции от кожных терморецепторов. Установлено, что кривая зависимости частоты импульсации кожных холодовых терморецепторов от температуры кожи имеет «колоколообразную» форму, поэтому одинаковая частота импульсации может наблюдаться при различной температуре кожи. Возникает вопрос, как же в этих случаях происходит распознавание температуры кожи? Полагают, что информация о температуре кожи может быть заключена в структуре импульсного потока (Hensel, 1983; Kenshalo, 1984), но вопрос о кодировании температурной информации еще не решен (Dykes, 1975; Kenshalo, Duclaux, 1977). Поэтому представлялось актуальным исследование изменений частоты и паттерна разряда одиночных кожных холодовых терморецепторов кроликов при различных значениях температуры кожи.

Изучение проблемы действия холода на гомойотермные организмы является одной из актуальных проблем физиологии и медицины. Реанимация жертв глубокой гипотермии является труднейшей задачей (Новиков и др., 1998; Kempainen, Brunette, 2004; Stocks et al., 2004), часто даже в клинических условиях не удается предотвратить гибель человека от замерзания. При понижении окружающей температуры для поддержания температуры тела на постоянном уровне необходимо включение специфических терморегуляторных реакций, способствующих повышению теплопродукции (терморегуляционный мышечный тонус и холодовая дрожь). В норме этого достаточно, чтобы не допустить понижения температуры тела и мозга. Однако мощность этих реакций недостаточна, чтобы обеспечить сохранение теплового баланса организма при длительном пребывании в холоде, в результате развивается гипотермия (Иванов и др., 1992). При глубокой гипотермии терморегуляционный мышечный тонус и холодовая дрожь ослабевают, развивается «холодовой паралич» центра терморегуляции; дальнейшее падение температуры тела приводит к наступлению «холодового паралича» дыхательного центра и организм погибает (Patón, 1991; Wainberg, 1993; Иванов, 1996). До настоящего времени единственным методом выведения организма из состояния глубокой гипотермии является его согревание, которое не всегда эффективно.

Согласно гипотезе Хочачка (Hochachka, 1986), при гипотермии основным фактором, дезорганизующим метаболизм клетки и вызывающим паралич ее функций, является накопление в цитозоле ионизированного кальция. Из-за высокой внеклеточной концентрации Са2+ непрерывно входит внутрь клетки; универсальные пути удаления Са2+ из цитоплазмы клеток требуют затраты энергии

2+ и осуществляются с помощью Са -насосов. Перемещение одного иона кальция против большого концентрационного градиента требует энергии одной молекулы АТФ (Carafoli, 1991), при гипотермии разрушается четвертичная структура фермента АТФазы, синтез АТФ в клетке резко нарушается, клетка испытывает недостаток энергии. При гипоксии и гипотермии происходят сходные патологические нарушения в клетках организма, в конечном итоге приводящие к

Л I росту внутриклеточной концентрации Са и к повреждению клеток (Siesjo, Bengtsson, 1989; Gukovskaya, Zinchenko, 1990; Pulsinelli, 1995; Асланиди и др., 1997; Boutilier, 2001). Учитывая эти данные, мы предположили, что понижение

Л I концентрации Са в плазме крови может оказаться эффективным для стимуляции терморегуляторной и дыхательной функций организма после их «холодового паралича», развивающегося при глубокой гипотермии.

Поскольку проверка этих гипотез не может быть выполнена на человеке, в качестве объекта исследований были выбраны кролики и крысы, так как основные закономерности теплообмена, терморегуляции сходны у разных гомойотермных организмов.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования состояла в выяснении механизма измерения кожных температурных градиентов, обеспечивающего точность терморегуляции в норме, и механизма угнетения терморегуляторной функций гомойотермного организма при гипотермии.

Эта цель предусматривала решение следующих задач:

1. Определить глубину расположения в коже холодовых терморецепторов на основе анализа латентного времени и характера их реакции на быстрые изменения температуры поверхностных и глубоких слоев кожи.

2. Исследовать латентное время ответов нейронов гипоталамуса и таламуса на быстрое изменение температуры кожи, сопоставить его с латентным временем ответов кожных холодовых терморецепторов на аналогичный температурный стимул.

3. Провести исследование изменения частоты и паттерна (анализ гистограмм межимпульсных интервалов) импульсной активности кожных холодовых терморецепторов при различной температуре кожи.

4. Определить температурные пороги прекращения импульсной активности кожных холодовых терморецепторов и холодовых механорецепторов при локальном охлаждении кожи. Разработать метод стимуляции рецепторов при температуре «холодового паралича» их активности с помощью внутривенного введения препарата, понижающего концентрацию Са2+ в плазме крови (ЭДТА).

5. Определить температурные пороги наступления «холодового паралича» терморегуляторной и дыхательной функций у крыс при гипотермии. Осуществить стимуляцию холодовой мышечной дрожи с помощью локального нагревания области заднего гипоталамуса.

6. Изучить особенности изменения терморегуляторной и дыхательной функций в процессе развития глубокой гипотермии у крыс с различной степенью ограничения двигательной активности. Оценить эффективность внутривенных инъекций ЭДТА (динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты) или ЭГТА (этиленгликоль тетраацетат) для стимуляции терморегуляторной и дыхательной функций организма при гипотермии.

7. Исследовать изменения концентрации ионизированного кальция в крови у кроликов и крыс до, и после введения ЭДТА.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. У гомойотермных организмов имеется механизм для измерения кожных температурных градиентов. Он заключается в расположении холодовых терморецепторов в различных слоях кожи, в проведении информации о температуре поверхностных и глубоких слоев кожи к разным нейронам гипоталамуса. Это имеет принципиальное значение для терморегуляции и является основой для измерения величины и направления тепловых потоков через кожную поверхность, и контроля над изменениями теплосодержания или средней температуры тела.

2. Функциональная активность кожных холодовых терморецепторов, терморегуляторная и дыхательная функции организма восстанавливаются при температуре их «холодового паралича» после введения в кровяное русло препаратов, связывающих ионы кальция (ЭДТА или ЭГТА). При глубокой гипотермии снижение концентрации Са2+ в плазме крови на 15-27% вызывает максимальную активизацию этих функций организма. При восстановлении исходной концентрации Са2+ вновь происходит угнетение активности терморецепторов, терморегуляторной и дыхательной функций организма.

3. Одним из факторов, вызывающих «холодовой паралич» терморегуляторной и дыхательной функций гомойотермного организма, является нарушение энергозависимых механизмов транспорта ионов кальция из цитоплазмы клеток. Уменьшение концентрации Са2+ в плазме крови способствует снижению температурных порогов наступления «холодового паралича» функций кожных холодовых терморецепторов, терморегуляторной и дыхательной функций организма.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА

Впервые получены доказательства расположения холодовых терморецепторов в коже на различной глубине; связи поверхностных и глубоких кожных терморецепторов с различными нейронами гипоталамуса (медиальная преоптическая область, дорсо- и вентромедиальное ядра) и таламуса (антеро- и медиодорсальное ядра ассоциативной зоны). Это является механизмом регистрации величины и направления тепловых потоков через кожу, позволяющим организму с высокой точностью определять изменение его теплосодержания или средней температуры тела.

Исследовано изменение частоты импульсации и гистограмм распределения межимпульсных интервалов у кожных холодовых терморецепторов кроликов при охлаждении кожи от верхней до нижней температурной границы функциональной активности рецепторов. Выявлены достоверные отличия паттерна разряда при температурах кожи выше и ниже статического максимума разряда при равной частоте импульсации.

Впервые показано, что понижение концентрации Са2+ в плазме крови приводит к возобновлению импульсной активности, росту частоты разряда кожных холодовых терморецепторов и холодовых механорецепторов при температуре их «холодового паралича».

Получены данные об активизации холодовой мышечной дрожи у крыс после локального нагревания области гипоталамуса на фоне общего охлаждения животного. Это свидетельствует о том, что нарушение терморегуляторной функции организма при гипотермии обусловлено охлаждением центра терморегуляции.

Впервые выявлены феномены активизации терморегуляторной и дыхательной функций у крыс при гипотермии (охлаждение в воде или в воздушной среде) без специального отогревания, а только посредством введения в кровяное русло ЭДТА или ЭГТА, препаратов связывающих Са2+ в плазме крови. Проведено сравнение эффектов от введения ЭДТА животным с различной степенью ограничения двигательной активности при непрерывном охлаждении в воздушной среде. Впервые проведены измерения концентрации Са2+ в плазме крови животных до и после внутривенного введения ЭДТА.

Впервые выдвинуто положение, что посредством уменьшения концентрации Са2+ в плазме крови гомойотермного организма можно восстановить функции кожных холодовых терморецепторов, терморегуляторного и дыхательного центров, а также понизить температурные пороги наступления «холодового паралича» этих функций.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РАБОТЫ

Проведенные исследования имеют важное теоретическое значение, поскольку решают фундаментальную проблему терморегуляции, касающуюся выявления нейрофизиологического механизма определения изменений теплосодержания или средней температуры тела. Установлено, что холодовые терморецепторы расположены в коже на разной глубине, информация от поверхностных и глубоких кожных холодовых терморецепторов поступает к разным нейронам таламуса и гипоталамуса. Такая «конструкция» афферентного звена системы терморегуляции позволяет измерять кожные температурные градиенты. Очевидно, в гипоталамусе происходит обработка этой информации, в результате чего организм осуществляет контроль над изменениями теплосодержания или средней температуры тела. Существенно дополнены сведения о механизмах кодирования температурной информации. Все эти механизмы обеспечивают высокую точность и быстроту включения и выключения терморегуляторных реакций при малейших изменениях теплового состояния организма при термонейтральной окружающей температуре и небольших отклонениях от нее. Полученные данные могут быть использованы при создании математических моделей терморегуляции гомойотермного организма, при разработке систем жизнеобеспечения организма в космической и подводной физиологии. I

Данные об активирующем влиянии ЭДТА и ЭГТА на функции кожных холодовых терморецепторов, на терморегуляторную и дыхательную функции при глубокой гипотермии гомойотермного организма имеют большое теоретическое и практическое значение для физиологии терморегуляции. Экспериментально доказано, что в основе развития «холодового паралича» функций кожных холодовых терморецепторов, механохолодовых рецепторов, терморегуляторного и дыхательного нервных центров головного мозга при глубокой гипотермии лежит нарушение процессов, регулирующих гомеостаз ионов кальция в цитоплазме клеток.

Предложенный в настоящем исследовании метод активизации терморегуляторной и дыхательной функций организма с помощью понижения концентрации Са2+ в плазме крови, не требующий нагревания организма, является принципиально новым и может быть рекомендован к использованию при реанимации жертв эксидентальной гипотермии. Работа вносит вклад в теоретические представления о механизмах гибели организма при глубокой гипотермии.

Данные о механизмах регуляции температурного гомеостаза гомойотермного организма в термонейтральной зоне, о механизмах угнетения и стимуляции функций кожных холодовых терморецепторов при локальном охлаждении кожи, терморегуляторной и дыхательной функций организма при гипотермии могут найти практическую реализацию в курсах лекций в медицинских и биологических высших учебных заведениях. АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ

Материалы исследований докладывались на Международных конференциях: 5-я Ежегодная конференция по терморегуляции (ГДР, Байхлинген, 1990, «Колосовские чтения» (Санкт-Петербург, 1997), «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 1999), «Фундаментальная и прикладная термофизиология» (Беларусь, Минск, 2000), «Медико-биологические проблемы термофизиологии» (Беларусь, Минск, 2002); на конференциях: «Важнейшие теоретические и практические проблемы терморегуляции» (Минск, 1986), «Система терморегуляции при адаптации организма к факторам среды» (Новосибирск, 1990), «Космическая биология и авиакосмическая медицина» (Москва, 2002); на Всесоюзных съездах физиологического общества им. И.П.Павлова (Ростов-на-Дону, 1998, Казань, 2001); на Всероссийских симпозиумах: «Механизмы терморегуляции и биоэнергетики: взаимодействие функциональных систем» (Иваново, 2002), «Механизмы боевого стресса» (Москва, 2004); на Конгрессе Ассоциации авиационно-космической, морской, экстремальной и экологической медицины России «Человек в экстремальных условиях: проблемы здоровья, адаптации и работоспособности» (Москва. 2002); на Российских конференциях: «Физиологические механизмы природных адаптаций» (Санкт-Петербург, 1995, 1998), «Физиология рецепторов» (Н.Новгород, 1999), «Организм и окружающая среда, жизнеобеспечение и защита человека в экстремальных условиях» (Москва, 2000), «Организм и окружающая среда: адаптация к экстремальным условиям» (Москва, 2003), «Механизмы регуляции висцеральных систем (Санкт-Петербург, 2001), «Актуальные проблемы терморегуляции и тепломассопереноса кровью» (Санкт-Петербург, 1996), на 6-й Пущинской школе-конференции молодых ученых «Биология - наука 21 века» (Пущино, 2002); на конференции, организованной Институтом физиологии им. И.П.Павлова, «Механизмы угнетения и восстановления физиологических функций при глубоком охлаждении организма» (Санкт-Петербург, 2000).

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания методов исследования, изложения и обсуждения результатов собственных экспериментальных исследований, заключения, выводов и списка цитированной литературы, содержащего 565 источников (325 из них иностранные). Объем диссертации составляет 311 страниц печатного текста, включая 83 рисунка, 20 таблиц.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физиология», Арокина, Надежда Константиновна

Выводы

1. С помощью быстрого изменения температуры либо поверхностных, либо глубоких слоев кожи, и регистрации ответов одиночных холодовых терморецепторов (плп1таогЬкаН5) установлено, что холодовые терморецепторы расположены в коже на различной глубине. Выявлено, что чем глубже в коже расположен рецептор, тем больше латентное время и меньше интенсивность реакции на быстрое изменение температуры поверхностного термода.

2. Сопоставление латентного времени ответов нейронов гипоталамуса (медиальная преоптическая область, дорсо- и вентромедиальные ядра) и таламуса (антеро- и медиодорсальные ядра ассоциативной зоны) на быстрое изменение температуры кожи, с латентным временем ответов поверхностных и глубоких кожных терморецепторов на аналогичный температурный стимул позволило обнаружить, что информация от поверхностных и глубоких кожных холодовых терморецепторов поступает к разным нейронам таламуса и гипоталамуса. Можно полагать, что сравнение этой информации происходит в гипоталамусе на нейронах более высокого порядка, что обеспечивает оценку колебаний теплосодержания тела (или его средней температуры).

3. При температурах кожи выше и ниже статического максимума активности кожных холодовых терморецепторов, когда частота импульсации одинакова, гистограммы распределения межимпульсных интервалов в разряде рецепторов достоверно отличаются. Это доказывает, что кроме частотного кодирования температурной информации имеет место кодирование по паттерну разряда кожных холодовых терморецепторов, что повышает надежность работы температурного анализатора гомойотермного организма.

4. Понижение концентрации Са2+ в плазме крови (внутривенное введение кролику 0.130 ммоль ЭДТА) способствует восстановлению импульсной активности холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов при температуре их «холодового паралича»: наблюдается рост частоты разряда от 0 до 15-40 имп/с, снижение порога прекращения импульсной активности от 2.8+0.4° до 1.3±0.2°С (Р„<0.01).

5. При глубокой гипотермии локальное нагревание области заднего гипоталамуса крыс от 20-21°С до 23-29°С приводит к восстановлению функций центра терморегуляции: наблюдается усиление терморегуляционного мышечного тонуса, холодовой дрожи; при одновременном нагревании заднего гипоталамуса и кожи спины происходит суммация эффектов.

6. Стимуляцию холодовой дрожи и легочного дыхания у крыс при температуре «холодового паралича» этих функций можно вызвать без согревания организма, а посредством снижения концентрации Са2+ в плазме крови с помощью внутривенных инъекций ЭДТА (динатриевая соль этилендиаминтетрауксусной кислоты, 0.016 ммоль) или ЭГТА (этиленгликоль тетраацетат, 0.013 ммоль). При этом наблюдается рост интенсивности электрической активности мышц, частоты вспышек дрожи, частоты и амплитуды легочного дыхания. Снижаются температурные пороги прекращения холодовой мышечной дрожи и легочного дыхания (на 2-3 °С).

7. С помощью ионоселективных электродов установлено, что после внутривенного введения ЭДТА максимальное усиление импульсной активности кожных холодовых терморецепторов, механохолодовых рецепторов, холодовой дрожи, частоты и амплитуды дыхания наблюдается при понижении концентрации ионов Са в плазме крови на 15-27%. Восстановление концентрации Са до исходного уровня вновь приводит к угнетению этих функций организма.

8. Одним из факторов, приводящих к развитию «холодового паралича» функций кожных холодовых терморецепторов, механохолодовых рецепторов, терморегуляторного и дыхательного центров головного мозга, является нарушение энергозависимого процесса выведения избытка Са2+ из цитоплазмы клеток организма.

Заключение

Большую часть времени как человек, так и гомойотермные животные находятся в условиях термонейтральной температуры. Средствами защиты организма от изменений температуры окружающей среды являются шерстный или перьевой покров тела у животных и птиц, одежда у человека, специальные убежища: гнезда, норы, дома (Пастухов и др., 2003). В норме поддержание температурного гомеостаза осуществляется при термонейтральной температуре среды или при небольших отклонениях от нее. Главная задача работы «физиологического термостата» - стабилизировать температуру мозга и центральных областей тела; допустимы колебания температуры головного мозга, не превышающие нескольких сотых градуса. Более значительные изменения периферической и (или) центральной температуры тела вызывают температурный дискомфорт (Иванов, 1990). Максимальный комфорт связан с минимальными терморегуляторными реакциями организма (Bligh, 1998). При этом происходит тонкая регуляция периферического кровотока, что обеспечивает своевременное выведение тепла из организма во внешнюю среду.

Очевидно, что точная терморегуляция не может осуществляться только по температуре гипоталамуса, поскольку температурная чувствительность гипоталамуса может изменяться под влиянием сигнализации от кожных терморецепторов (Kruk, Davydov, 1977; Bligh, 1985; Simon et al., 1986). Скорее всего, предметом терморегуляции является изменение средней температуры тела или его теплосодержания; при постоянной массе и средней теплоемкости тела средняя температура тела определяет величину сдвигов в теплосодержании. Для точного измерения средней температуры гомойотермного организма необходимо наличие термосенсоров в каждом минимальном объеме тела. Экспериментально доказано, что термосенсоры имеются в «оболочке» тела (кожа, поверхностные вены, верхние дыхательные пути), а также в его «ядре» (гипоталамус, таламус, средний мозг, спинной мозг, кора). Температура крови не может быть показателем средней температуры тела, поскольку скорость кровотока в разных частях тела различна (высокий кровоток наблюдается в мозгу и печени, а в коже, подкожной клетчатке кровообращение слабее). Так может определяться только температура центральных областей организма, а не «оболочки» тела с ее изменчивой температурой.

В работах Вебба (Webb, 1995, 1997) приводятся примеры экспериментов с использованием методов калориметрии, которые поддерживают гипотезу, что предметом терморегуляции является изменение теплосодержания тела. Установлено: если перед согреванием человек был охлажден, то реакция потоотделения включится с запаздыванием; а если перед охлаждением человек был разогрет, то холодовая дрожь начнется позднее. Было показано (Румянцев и др., 1973; Слепчук, Румянцев, 1976, 1978), что, тепло, введенное в брюшную полость кролика, распределялось в теле неравномерно: повышение температуры гипоталамуса происходило в 77% случаев, повышение температуры в прямой кишке - в 58%; сосудистая реакция на ушной раковине кролика наступала на определенное количество введенного тепла.

Вебб (Webb, 1997) полагает, что терморегуляторные реакции включаются только при определенных сдвигах теплосодержания организма и должен существовать контроллер тепловых потерь (измеритель температурных градиентов в коже), как механизм отрицательной обратной связи для повышения точности терморегуляции. Еще Базетт (Bazett, 1951) высказал предположение, что кожные терморецепторы могли бы регистрировать кожные тепловые потоки. Эту точку зрения поддерживали другие исследователи (Бартон, Эдхолм, 1957; Nielsen, 1969). Математические расчеты (Houdas et al., 1978) показали, что определение величины и направления тепловых потоков через кожную поверхность тела имеет важное значение для процесса терморегуляции.

Уровень теплопродукции гомойотермного организма изменяется даже в состоянии покоя в термонейтральной зоне, а изменения позы, двигательная активность приводят к повышению теплопродукции в 1.5-2 раза (Иванов, 1990). Соответственно меняется теплоотдача, и излишки тепла выводятся из организма. В результате процессов терморегуляции происходят изменения радиального распределения температуры тела, изменения кожного температурного градиента. При изменении окружающей температуры эти температурные градиенты могут возрастать и изменять свое направление. На теплофизической модели тела кролика были исследованы изменения температурных градиентов «кожи» при внутренних и внешних температурных возмущениях (Румянцев, 2002). Показано, что от центра модели до ее поверхности наблюдается практически неизменный уровень температуры, а в оболочке модели температурный градиент значительно возрастает. Сделан вывод, что величина градиента в поверхностном слое тела может служить для определения изменения теплосодержания тела.

Расчеты и измерения показывают, что кожа представляет значительное температурное сопротивление (Bazett et al., 1930; Dagan et al., 1986). Наши измерения температурных градиентов у кроликов и крыс показали, что они составляли в термонейтральной зоне 0.8-0.9°С, а при охлаждении или согревании кожи с помощью термода градиенты возрастали до 6-10°С и могли изменять свое направление. В работе Слепчук и Румянцева (1981) у кроликов были измерены градиенты в различных участках кожной поверхности (нос, спина, живот). Показано, что, когда при окружающей температуре 15-16°С градиент эпидермис-подкожная клетчатка был около 1.2°С, теплоотдача составляла 162.5±4.3 кал/мин. При 29-30°С градиент уменьшался до 0.36°С, соответственно меньше была теплоотдача- 69.8±1.7 кал/мин. Установлено (Иванов, Слепчук, 1985), что температурный градиент в коже предплечья человека после мышечной работы повышался от 0.74±0.04° до 1.12±0.13°С, соответственно повышался тепловой поток через кожу.

Для измерения величины и направления тепловых потоков через кожные покровы организм должен располагать специальным нервным аппаратом. Поскольку отдельный терморецептор не может регистрировать температурный градиент в коже (Hensel, Witt, 1959), можно предположить, что такая регистрация может быть обеспечена за счет расположения терморецепторов в коже на разной глубине. Полагают, что морфологически терморецепторы - это свободные нервные окончания, которые, как известно, представлены и в глубоких слоях кожи (Weddell, Miller, 1962). Определение глубины расположения в коже холодовых терморецепторов имеет принципиальное значение для физиологии терморегуляции, поскольку, если они расположены в коже на разной глубине, то возможно измерение разницы между температурой поверхностных и глубоких слоев кожи, а это может являться основой для регистрации колебаний теплосодержания организма. Поэтому одной из задач нашей работы было определение глубины локализации в коже холодовых терморецепторов. Объектом исследования была выбрана лицевая область кролика, где сосредоточено большое количество холодовых терморецепторов и которая играет важную роль в рефлекторной инициации терморегуляторных рефлексов.

В своем исследовании для быстрого изменения температуры либо поверхностных, либо глубоких слоев кожи мы использовали два термода: поверхностный и подкожный. Мы учитывали известные закономерности работы кожных терморецепторов: 1) чем больше скорость температурного раздражения, тем скорее наступает реакция рецептора (КепвЬаЬ, Оис1аих, 1977), тем быстрее достигается максимальная частота ответа (1аглч1еЫ;о, 1973); 2) наличие динамического компонента реакции на быстрое изменение температуры кожи (МоНпап, КепзЬаЬ, 1977). Проведенные эксперименты позволили обнаружить существование не только поверхностных холодовых терморецепторов, но и терморецепторов, расположенных в глубоких слоях кожи. У глубоких кожных холодовых терморецепторов наблюдалось запаздывание ответа на быстрое охлаждение или согревание поверхностного термода, что по времени соответствовало запаздыванию изменений глубокой температуры кожи. При изменении температуры глубокого термода латентное время ответа этих рецепторов было минимальным, проявлялся динамический компонент реакции.

Проведение подробного анализа различных характеристик реакции 50 холодовых терморецепторов на быстрое охлаждение или согревание только поверхностного термода позволило разделить их на группы. Латентное время реакции, ее интенсивность зависели от глубины локализации терморецептора в коже. Чем меньше было латентное время реакции, и чем больше был динамический компонент ответа, тем ближе к поверхности кожи был расположен холодовой терморецептор. Расположенные в глубоких слоях кожи холодовые терморецепторы реагировали с запаздыванием и без динамического компонента, изменение частоты импульсации происходило в соответствии с изменениями температуры глубоких слоев кожи.

Таким образом, с помощью электрофизиологических и термометрических методов было доказано, что холодовые терморецепторы расположены в различных слоях кожи. Возникает вопрос, где же собственно происходит измерение кожных температурных градиентов? Логично предположить, что измерение величины и направления кожных температурных градиентов может происходить в центре терморегуляции в гипоталамусе. Известно, что в гипоталамусе имеются нейроны, к которым поступает информация от кожных терморецепторов различных областей тела (Wit, Wang, 1968; Дымникова, 1979; Халилов, Дымникова, 1981; Bruck, Hinkel, 1982). Паттерн разряда нейронов переднего и заднего гипоталамуса подробно исследован в работах Дымниковой Л.П. с сотрудниками (Чернова, Дымникова, 1988; Дымникова, Чернова, 1990). У этих нейронов встречаются различные типы импульсного разряда: нерегулярные одиночные импульсы, пачечные, пачечно-одиночные, групповые.

В наших исследованиях была поставлена задача: определить латентное время ответов нейронов гипоталамуса (медиально-преоптическая область и вентро- и дорсомедиальные ядра заднего гипоталамуса) на быстрое изменение температуры кожи назолабиальной области кролика. Как было установлено, одни нейроны реагировали с малым латентным временем (2-5 с) и с динамическим компонентом, тогда как у других нейронов наблюдалось запаздывание ответа на 30-85 с, а динамический компонент реакции отсутствовал. Нейроны гипоталамуса с наиболее коротким латентным периодом реакции возбуждались сразу после начала изменения температуры поверхностных слоев кожи, когда температура в глубоких слоях кожи еще не начала изменяться. В отличие от этого, нейроны с большим латентным периодом реакции начинали реагировать только при изменении температуры глубоких слоев кожи. В литературе имеются данные о запаздывании ответов на изменение температуры кожи у нейронов коры мозга, таламуса и гипоталамуса, которое достигало 1 минуты (Nakayama et al., 1979; Schingnitz, Werner, 1980).

Было проведено сравнение полученных данных с ответами кожных холодовых терморецепторов на аналогичный температурный стимул. Оказалось, что диапазон латентных периодов реакций кожных холодовых терморецепторов на термостимуляцию кожи полностью соответствовал величине латентных периодов реакции нейронов гипоталамуса.

Полученные нами результаты позволяют сделать вывод, что поток информации о температуре поверхностных и глубоких слоев кожи идет раздельно, сигналы от поверхностных и глубоких кожных терморецепторов поступают к разным нейронам переднего и заднего гипоталамуса. А уже на нейронах гипоталамуса более высокого уровня происходит суммация этой информации и дальнейшая обработка. Доказано существование интегрирующих нейронов, получающих информацию о температуре практически всей поверхности кожи кролика (Дымникова, Халилов, 1984). Характер ветвлений дендритов различных нейронов гипоталамуса является основой для сложной обработки сенсорной информации (Леонтович, 1973).

Как было показано в наших исследованиях, ответы отдельных нейронов гипоталамуса на быстрые изменения температуры кожи повторяли ответы кожных терморецепторов и имели фазный компонент ответа. Нейроны, которые реагировали на изменение температуры кожи сходно с кожными терморецепторами, были обнаружены в спинном мозге (Hellon, Misra, 1973с; Burton, 1975), в ядре тройничного нерва в продолговатом мозге (Dostrovsky, Hellon, 1978), в ядрах таламуса (Poulos, Benjamin, 1968; Белявский, Абрамова, 1978; Schingnitz, Werner, 1980). Таким образом, информация от терморецепторов кожи может доходить до центра терморегуляции в неизменном виде.

Другой исследованной нами областью были ассоциативные ядра таламуса, куда поступает информация от всех афферентных систем организма. В работе Белявского и Абрамовой (1978) в ассоциативных ядрах таламуса кролика найдены нейроны, которые реагировали на изменение температуры кожи живота и отвечали по типу ответа кожных терморецепторов. Такие нейроны были найдены и в вентро-базальном комплексе таламуса (Schingnitz, Werner, 1980). В наших экспериментах установлено, что одни нейроны таламуса реагируют на изменение температуры кожи с небольшим латентным временем около 2-5 с, тогда как у других запаздывание ответа было около 30-50 с. Это позволяет говорить о том, что информация от поверхностных и от глубоких кожных терморецепторов поступает к разным нейронам этой области головного мозга.

Ранее нами были получены интересные данные на не наркотизированных кроликах (Иванов и др., 1976; Константинов и др., 1979). Производилось медленное изменение окружающей температуры: от 5° до 40°С. У животных регистрировали импульсную активность кожных холодовых терморецепторов, электрическую активность мышц, а по температуре кожи ушной раковины определяли включение и выключение сосудистой реакции. Было установлено, что импульсная активность рецепторов, реагировавших на охлаждение или согревание кожи без запаздывания, коррелировала с изменениями интенсивности терморегуляционного мышечного тонуса и холодовой дрожи. А «включение и выключение» сосудистой реакции на ушной раковине кролика всегда запаздывало относительно начала изменения окружающей температуры, причем по времени оно соответствовало запаздыванию реакции некоторых холодовых терморецепторов. Это подтверждает связь поверхностных и глубоких кожных холодовых терморецепторов с разными нейронами гипоталамуса.

Известно, что пороги включения терморегуляторных реакций зависят и от температуры гипоталамуса, и от температуры кожи (Jacobson, Squires, 1970; Bruck, Zeisberger, 1987). Нейроны гипоталамуса могут суммировать информацию о температуре кожи различных частей тела, разных отделов головного мозга (Дымникова, Халилов, 1984). Принцип суммации афферентных сигналов в гипоталамусе является важнейшим принципом терморегуляции. Как мы полагаем, в центре терморегуляции в гипоталамусе имеется «аппарат сравнения» импульсации от поверхностных и глубоких кожных терморецепторов. Очевидно, что регуляция температурного гомеостаза организма осуществляется сложными ансамблями нейронов, которые могут измерять такие параметры, как величина и направление тепловых потоков через кожу, и выдавать соответствующие эфферентные команды (рис.83).

По интенсивности теплового потока организм может определять изменение теплосодержания или средней температуры тела, как это имеет место в градиентном калориметре. Известно, что средняя температура тела, помещенного внутрь градиентного калориметра (или специального градиентного костюма для человека), определяется по тепловому потоку через оболочку калориметра, тепловой поток пропорционален температурам на границе градиентного слоя (Webb et al., 1978; Чередниченко, 1984; Румянцев, 2002).

ГИПОТАЛАМУС

Рис. 83. Схема регистрации кожного температурного градиента.

ХТР пов - поверхностные кожные холодовые терморецепторы, ХТР глуб - глубокие кожные холодовые терморецепторы.

Информация от поверхностных и глубоких кожных холодовых терморецепторов сначала поступает к разным нейронам гипоталамуса, а затем на интегрирующие нейроны.

Механизмы отрицательной обратной связи используются при регуляции различных функций живого организма (Вартанян, 1999). Вероятно, у гомойотермных организмов роль отрицательной обратной связи выполняет механизм контроля над изменениями тепловых потоков через кожу. Математические расчеты и эксперименты на физической модели тела кролика показали, что это действительно позволяет уменьшить ошибку регулирования, свести к минимуму колебания температуры мозга при изменении теплового состояния гомойотермного организма (Ермакова, 1980; Румянцев, 2002). Отражением работы «физиологического термостата» являются колебания температуры мозга, происходящие в термонейтральной зоне в покое, которые коррелируют с колебаниями кожного кровотока и с колебаниями частоты импульсации нейронов гипоталамуса (Дымникова и др., 1968; Дымникова, Чернова, 1990).

Еще Хензель отметил (Hensel, 1973), что, принимая во внимание только среднюю частоту импульсации холодовых терморецепторов, нет возможности распознавать температуры ниже и выше статического максимума. Одной из задач нашего исследования было изучение закономерностей изменения частоты и паттерна импульсации кожных холодовых терморецепторов при медленном понижении температуры от верхних до нижних границ температурного диапазона их работы. Было выявлено, что при этом тип распределения гистограмм межимпульсных интервалов (МИИ) достоверно изменялся 5-6 раз. Причем каждая новая форма гистограммы МИИ соответствовала определенному диапазону температуры кожи. Показано, что при одинаковой частоте разряда на правой и левой ветвях кривой «частота разряда - температура кожи» гистограммы МИИ достоверно отличались.

Полученные в наших опытах данные о том, что при определенных значениях температуры кожи у некоторых холодовых терморецепторов наблюдается группирование импульсов в пачки, в основном совпадают с данными, имеющимися в литературе (Dykes, 1975; Hensel, 1981). По литературным данным при постоянной температуре кожи у холодовых терморецепторов число импульсов в пачках практически не изменялось, но когда температура понижалась и стабилизировалась на новом уровне, число импульсов в пачке возрастало (Iggo, 1969; Kenshalo, Duclaux, 1977). В отличие от этого, в нашем исследовании показано, что когда рецептор работал с образованием пачек импульсов, на осциллограмме обнаруживались пачки, содержащие различное количество импульсов. Тем не менее, по мере постепенного охлаждения кожи можно было проследить тенденцию к увеличению количества импульсов в пачках. В литературе имеются данные (Dykes, 1975; Bade et al., 1978,

1979), что у холодовых терморецепторов объединение импульсов в пачки наблюдается при температурах кожи, вплоть до 15°С, а в нашей работе пачки присутствовали в разряде терморецепторов практически до 5-10°С. Как полагают, образование пачек обусловлено осцилляциями рецепторного потенциала, связанными с изменениями ионных кальциевых токов; частота и амплитуда этих осцилляций зависит от температуры (Braun et al., 1980). Пачка импульсов возникает на гребне волны медленной деполяризации клеточной мембраны, в конце пачки возникает следовая гиперполяризация; периоды молчания связаны с работой Na-насоса (Ходоров, 1975).

В другой серии экспериментов мы изучали ответы холодовых терморецепторов на охлаждение кожи с помощью льда, понижение температуры кожи происходило очень быстро. Зависимость частоты импульсации от температуры кожи имела также «колоколообразную» форму. При охлаждении частота разряда рецепторов быстро возрастала до некоторого максимума и затем, а когда температура кожи достигала нижних границ активности этих рецепторов, импульсация прекращалась. При согревании кожи, наоборот, от нижних температурных границ происходил быстрый рост температуры кожи и переход через зону максимальной импульсной активности рецептора до верхних температурных пределов его активности, когда биоэлектрическая активность прекращалась. Характер изменения частоты разряда рецепторов имел такую же «колоколообразную» форму, было зарегистрировано изменение паттерна разряда, появление пачек импульсов при температурах ниже статического максимума рецептора. Наши данные свидетельствуют в пользу того, что паттерн разряда холодовых терморецепторов способен нести важную информацию о температуре кожи.

В разных сериях наших экспериментов были отмечены индивидуальные отличия в ответах разных холодовых терморецепторов. Вероятно, одним из принципов работы системы терморегуляции, обеспечивающим ее надежность и точность, является принцип функционального разнообразия «температурных датчиков». Возможность кодирования информации с использованием большого числа датчиков с индивидуальными особенностями реакции на определенный стимул, отмечается рядом авторов (Hensel, 1970; Вартанян, 1999).

При внешнем охлаждении или согревании организма, при физической работе уже недостаточно тонкой регуляции периферического кровотока, для сохранения теплового баланса организма включается мощная терморегуляция. При охлаждении происходит активизация терморегуляционного тонуса, холодовой мышечной дрожи, при согревании включается реакция потоотделения (одышка у животных). А когда мощности защитных реакций организма уже не достаточно для поддержания нормальной температуры тела, развиваются патологические состояния, такие как гипотермия или гипертермия.

Что определяет температурные границы наступления холодового угнетения функций терморегуляции, каковы механизмы развития «холодового паралича» кожных термосенсоров, нейронов центра терморегуляции? Решение этой проблемы мы начали с определения нижних температурных пределов работы кожных холодовых терморецепторов, а также механохолодовых рецепторов. В среднем минимальная температура поверхностных слоев кожи, когда активность рецепторов прекращалась, составляла 2.7±1.7°С, а температура в глубоких слоях кожи была при этом 10.3±1.0°С. Полученные в наших экспериментах значения ниже, чем было показано другими авторами для холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов. Известно, что проведение по миелинизированным волокнам кошки блокируется в среднем при 7.2°, а по немиелинизированным волокнам - при 2.7°С (Paintal, 1965 a,b; Franz, Iggo, 1968). По данным литературы при температуре кожи 5-10°С у кожных холодовых терморецепторов наблюдаются редкие импульсы, за пределами этих температурных границ активность терморецепторов прекращается (Duclaux, 1977, Hensel, 1983). Это объясняется тем, что мы измеряли температуру поверхностных слоев кожи, вводя термопару под эпидермис, тогда как в работах других авторов (Hensel, Wurster, 1970; Dykes, 1975) термопара находилась в пространстве между термодом и кожей. Очевидно, что проведенные нами измерения позволили более точно определить нижние температурные пределы импульсации кожных холодовых терморецепторов.

У кошек (нижнеглазничный нерв) были обнаружены холодовые терморецепторы, активные при охлаждении кожи от +25° до -5°С, максимум активности проявлялся у них при 15-5°С (Duclaux et al., 1980). В наших экспериментах был выделен холодовой терморецептор, у которого даже при температуре поверхностных слоев кожи 8°С сохранялся высокий уровень импульсной активности. Таким образом, в коже имеются термочувствительные структуры, которые передают в центры терморегуляции информацию о низких температурах кожи.

Ионы кальция играют важную роль в механизмах температурной чувствительности терморецепторов (Hensel, Schafer, 1974; Schafer, 1987), физиологические колебания концентрации ионов кальция даже на 0.1 ммоль/л могут влиять на чувствительность кожных терморецепторов (Козырева, 1983). Формирование «пачковой» активности кожных холодовых теоморецепторов обусловлено «мерцанием» кальциевых каналов (Костюк, 1984). При температурном воздействии возбуждение терморецепторов и термочувствительных нейронов гипоталамуса обусловлено активизацией особых неселективных ионных каналов, через которые регистрируются входящие кальциевые токи (Okazawa et al., 2002).

Согласно гипотезе Хочачка (Hochachka, 1986; Boutilier, 2001), при понижении температуры тела в клетках происходит накопление Са2+, ведущее к нарушению клеточных функций. Поскольку, как полагают, уменьшение внеклеточной концентрации ионов кальция может быть одним из факторов защиты клеток от холодовой гибели (Асланиди и др., 1997), мы выбрали этот способ для стимуляции импульсной активности кожных холодовых терморецепторов при локальном охлаждении кожи до 0-2°С. На фоне развития «холодового паралича» кожных холодовых терморецепторов производили снижение концентрации Са2+ в кровяном русле, с помощью внутривенного введения 0.8% ЭДТА. Нам удалось восстановить физиологические функции кожных холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов, причем без согревания кожи. Наблюдались рост частоты разряда рецепторов и изменение паттерна разряда.

В работах Шефера и др. (Schafer et al., 1982; Schafer, 1987) активизация импульсной активности холодовых терморецепторов языка кошки была достигнута с помощью внутривенного введения ЭДТА или понижения концентрации ионов кальция в перфузате. Однако эффекты стимуляции были получены при температуре 10-35°С, т.е. в «рабочем» диапазоне для холодовых терморецепторов слизистой языка кошки. Нам же впервые удалось с помощью инъекций ЭДТА снять «холодовой паралич» холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов кролика.

В работах Шефера с соавторами отмечалось, что внутривенное введение ЭДТА или понижение концентрации ионов кальция в перфузате ( Schafer et al., 1982; Schafer, 1987) приводит к увеличению числа импульсов в пачке; причем если в обычных условиях пачек не наблюдалось, то они появлялись после снижения концентрации кальция. В наших экспериментах также удалось показать, что после внутривенного введения ЭДТА и снятия «холодового паралича» рецепторов вместе с ростом частоты разряда происходило увеличение числа пачек за секунду, числа импульсов в пачках (от 2-3 до 4-6), возрастал процент импульсов образующих пачки. Пачковый межимпульсный интервал (МИИ) в ходе реакции на введение ЭДТА возрастал от 11+4 до 22±6 мс (Pw < 0.01) при первом введении ЭДТА и от 15+5 до 31+7 мс (Pw <0.01) при втором его введении. Следует отметить, что паттерн разряда рецепторов после введения в кровь ЭДТА был сходен с паттерном разряда в момент активации рецепторов при более высоких температурах кожи. Можно предположить, что появление пачек в разряде рецепторов после введения ЭДТА на фоне глубокого охлаждения кожи в определенной степени свидетельствовало о нормализации механизмов, ответственных за функционирование рецептора.

Наши измерения показали понижение содержания Са2+ в плазме крови после введения ЭДТА на 15-27%. Хотя мы не измеряли концентрацию Са2+ во внеклеточной среде, судя по полученным эффектам, вводимая доза ЭДТА вызывала уменьшение концентрации этого иона непосредственно в том месте, где были расположены исследуемые рецепторы. Несомненно, эти изменения требовали определенного времени, видимо, поэтому латентность реакции в разных экспериментах составляла от 0.4 до 1.5 мин, а максимальное повышение разряда происходило на 4-12-й мин от начала инъекции. Примерно на 12-15-й мин реакция

2+ значительно ослабевала. Это соответствовало данным о восстановлении уровня Ca к 10-15 мин от начала введения ЭДТА. Повторное введение ЭДТА снова вызывало рост частоты разряда, числа пачек за секунду и числа импульсов в пачке. Причем, ответ на второе введение ЭДТА проявлялся быстрее, в отдельных случаях наблюдалась суммация ответов. Очевидно после второй инъекции усиливался эффект снижения уровня кальция в тканях, окружающих рецептор.

Мы не выявили различий в реакции холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов на внутривенное введение ЭДТА. В работе по изучению влияния убаина, блокатора Na-канала, на импульсную активность холодовых терморецепторов и медленноадаптирующихся механорецепторов также не было обнаружено разницы в ответах рецепторов (Pierau et al., 1974). Вероятно, механизмы температурной чувствительности этих рецепторов аналогичны.

Можно сделать заключение, что при холодовой блокаде мембранных механизмов формирования потенциалов действия одним из способов их стимуляции является снижение внеклеточной концентрации ионов кальция. Кроме того, с помощью ЭДТА можно снизить температурный порог функционирования кожных термочувствительных рецепторов. Вероятно, таким способом мы достигали облегчения транспорта избытка Са2+ из цитоплазмы рецепторного окончания во внеклеточную среду, возможно ионы кальция могли переходить в эндоплазматический ретикулум или митохондрии. Можно предположить, что имели значение другие факторы. Так, удаление Са2+ или понижение его концентрации в окружающей жидкости вызывает деполяризацию мембраны и повышение ее проницаемости (Ходоров, 1975; Костюк, 1986).

До сих пор не выяснены механизмы выключения физиологических функций организма при глубокой гипотермии, что наблюдается при температурах намного превышающих температуру замерзания воды. Все мероприятия по восстановлению жизнедеятельности организма связаны с различными методами повышения температуры тела (Patón, 1991; Geisbrecht, Bristow, 1997; Новиков и др., 1998; Kempainen, Brunette, 2004). На основании данных о стимуляции функций кожных холодовых терморецепторов после их «холодового паралича» с помощью понижения концентрации Са2+ в крови была выдвинута гипотеза, что аналогичным способом можно стимулировать терморегуляторную функцию организма при глубокой гипотермии, не прибегая к согреванию.

При глубокой гипотермии значительно снижается температура тела, что приводит к угнетению функциональной активности холодовых терморецепторов, холодовой мышечной дрожи. Организм теряет способность эффективно сопротивляться охлаждению, что приводит к его гибели. У человека центр терморегуляции выключается при снижении температуры тела до 30-31°С, нарушение или прекращение дыхания и кровообращения происходит в диапазоне температур тела 28-24°С (Harnett et al., 1983; Patón, 1991; Wainberg, 1993). У крыс холодовой паралич центра терморегуляции происходит при температуре мозга 19-20°С или несколько ниже (Иванов, 1960; Gordon, 1990; Чуйкин, Федорова, 1995, 1997). Нижней температурной границей жизнеспособности для мозга крыс является температура 17.5-15°С или несколько ниже, когда резко ослабляется или полностью прекращается легочное дыхание (Бартон, Эдхолм, 1957; Gordon, 1990; Слепчук, 1994). А остановка сердца у крыс при иммерсионной гипотермии происходит при температуре тела 10-12°С (Алюхин, 1994; Чуйкин, Федорова, 1997).

Какова роль прямого действия низкой температуры мозга в механизмах развития «холодового паралича» терморегуляторной функции организма? Для ответа на этот вопрос была предпринята серия экспериментов с локальным нагреванием заднего гипоталамуса у крыс, которые охлаждались до состояния глубокой гипотермии в воде (8-10°С). Повышение температуры мозга от 21° до 23-28°С вызывало активизацию холодовой дрожи: повышался интегральный уровень электрической активности мышц, увеличивалась частота вспышек дрожи. Интенсивность вспышек холодовой дрожи возрастала за счет повышения частоты и амплитуды потенциалов от двигательных единиц, что может объясняться рекрутированием разнопороговых двигательных единиц (Мейгал и др., 1993). Очевидно, причиной активизации холодовой дрожи при согревании области заднего гипоталамуса, являющейся центром регуляции теплопродукции организма (Stuart et al., 1961; Hemingway, 1963; Bligh, 1998), являлось то, что снимался «холодовой паралич» нервных клеток и восстанавливались функциональные взаимосвязи между нейронами гипоталамуса.

С помощью дополнительного согревания кожи в области спины (на фоне согревания заднего гипоталамуса) удалось усилить эффект активизации холодовой мышечной дрожи у крыс при иммерсионной гипотермии. Очевидно, что даже в условиях глубокого охлаждения организма центр терморегуляции в гипоталамусе сохраняет свою способность к интеграции информации от периферических и центральных термочувствительных структур. Эти эксперименты показали, что фактически, при глубокой гипотермии торможение терморегуляторной деятельности гипоталамуса обратимо. Угнетение холодовой дрожи при глубокой гипотермии не имеет гипоксической природы, напряжение кислорода резко падает только при охлаждении коры мозга у крыс до 17°С (Вовенко, 1993; Чуйкин, Вовенко, 1993). Ясно, что одной из причин нарушения терморегуляции в этих условиях является прямое действие холода на нервные центры терморегуляции. Полагают, что аналогичная причина вызывает нарушение работы дыхательного центра организма (Клыков, 1957; Слепчук, 1995).

Полагают, что при различных патологических состояниях организма, таких как ишемия, гипоксия, гипогликемия, сердечная недостаточность и др., нарушается энергетический гомеостаз нейронов головного мозга, происходит накопление ионов кальция в цитоплазме до 1(Г6 М и выше (Мерзон, 1986; Siesjo, 1988; Хочачка, Сомеро, 1988; Carafoli, 1987,1991; Siesjo, Bengtsson, 1989). Повышается внутриклеточная концентрация ионов натрия и кальция, развивается генерализованная деполяризация мембраны, происходит образование свободных радикалов, нарушается функциональная деятельность клетки и ее структурная целостность (Schanne et al., 1979; Самойлов, 1985, 1995; Pulsinelli, 1995; Крутецкая, Лебедев, 2001).

Хочачка на основании ряда экспериментальных данных выдвинул гипотезу, что основная причина холодовой смерти организма аналогична причине гибели клеток при гипоксии - это нарушение регуляции гомеостаза ионов кальция в нервных клетках (Hochachka, 1986). Сейчас эта концепция поддерживается другими авторами (Boutilier, 2001). При недостатке энергии в первую очередь нарушается процесс транспорта Са2+ из цитозоля в межклеточную среду, т.к. он самый энергоемкий. Хочачка подчеркивает, что при гипотермии в результате разрушения четвертичной структуры фермента АТФ-азы нарушается синтез в клетке АТФ. У млекопитающих при низких температурах истечение калия превышает его приток в клетку (Kamm et al., 1979; Willis, 1979): температурный коэффициент для утечки калия меньше, чем для его активного накопления, которое является АТФзависимым. Натрий ведет себя противоположно, все это приводит к частичной деполяризации мембраны, в результате открываются потенциалзависимые кальциевые каналы. Снижение температуры приводит к повышению рН внутри клетки (White, Somero, 1982) и активации выхода кальция из саркоплазматического ретикулума. Одной из причин возникновения патологии нейронов является нарушение деятельности внутриклеточных регуляторных систем, повышение концентрации глутамата в межклеточном пространстве (Самойлов, 1999). При гипотермии все эти процессы развиваются намного медленнее, чем при гипоксии, поэтому возрастают шансы для предотвращения этих процессов с помощью реанимационных мероприятий. У толерантных к гипоксии и гипотермии животных (некоторые эктотермы, зимнеспящие эндотермы) имеются специальные механизмы защиты: метаболическая приостановка (уменьшенный или неизменяющийся гликолитический поток) и стабилизация мембран (уменьшение удельного веса ионспецифичных каналов), мембранные функции поддерживаются, несмотря на угнетение метаболизма. Возможно, имеют место различия в фосфолипидном составе мембран, в соотношении функционирующих и нефункционирующих ионных каналов, в их плотности.

Согласно нашей рабочей гипотезе при глубокой гипотермии через стимуляцию кожных холодовых терморецепторов можно стимулировать терморегуляторную функцию организма, а именно, терморегуляторную активность мышц. Был применен метод понижения уровня Са2+ в крови с помощью внутривенных инъекций ЭДТА. Предполагалось, что через стимуляцию холодовых терморецепторов можно будет активизировать холодовую мышечную дрожь, чтобы обеспечить повышение теплопродукции организма. Известно, что в воде гипотермия развивается очень быстро, а при охлаждении на воздухе - в течение нескольких часов (Акимов и др. 1977; Александров, 1983). В наших экспериментах было использовано два способа охлаждения животных до состояния глубокой гипотермии: охлаждение в воде при температуре 8-10°С и в воздухе при -5°С.

При иммерсионной гипотермии 0.4-0.6% ЭДТА вводили после извлечения крыс из воды. В процессе введения препарата крысы находились при комнатной температуре 19-20°С. Введение ЭДТА (0.130 ммоль) крысам при температуре в прямой кишке 17.1±0.2° и мозга 19.2±0.3°С вызывало усиление интенсивности холодовой дрожи до максимального уровня, который до введения препарата наблюдался при температуре тела 26-24°С. Максимальный рост интегральной электромиограммы наблюдался на 6-8-й мин, росли число вспышек дрожи и их интенсивность; на12-15-й мин от начала введения ЭДТА реакция ослабевала. Реакция на второе введение препарата была аналогичной или более интенсивной, интенсивность электрической активности мышц достигала 60-70% от максимального уровня дрожи, который наблюдался в процессе охлаждения крыс. Поскольку во время развития реакции температура тела не повышалась (даже продолжала понижаться), очевидно, что обнаруженный эффект был связан именно с инъекциями ЭДТА. Следует отметить, что усиление холодовой дрожи после внутривенного введения ЭДТА происходило при более низкой температуре мозга (19.6-19.3°С), чем в экспериментах, где холодовая дрожь стимулировалась с помощью локального обогревания заднего гипоталамуса (23-29°С). Полученные результаты позволяют утверждать, что холодовую мышечную дрожь у организма, находящегося в состоянии глубокой гипотермии, можно стимулировать без отогревания, а посредством понижения концентрации активного кальция в крови с помощью ЭДТА. Наблюдалось усиление интенсивности электрической активности мышц, рост частоты и мощности вспышек холодовой дрожи, что было связано с рекрутированием разнопороговых двигательных единиц (Лупандин и др., 1995; Мейгал и др., 1998).

Следует подчеркнуть, что непосредственной причиной гибели организма при глубокой гипотермии является развитие «холодового паралича» дыхательного центра. Пневмотаксический комплекс моста мозга стабилизирует функцию дыхательного центра; нейроны пневмотаксического центра участвуют в формировании временной структуры дыхательного цикла, дыхательной периодики (Бреслав, Глебовский, 1981; Уэст, 1988). В наших исследованиях в процессе развития гипотермии проявлялись расстройства системы регуляции дыхания, наблюдались различные виды патологического дыхания: типа Чейн-Стокса, типа Биота; апнейстического дыхания и дыхания типа гаспинг; атаксическое дыхание (Шик, 1980; Бреслав, 1984, 1985; КПеу е1 а1., 1984). Апнейстическое дыхание, характеризовалось судорожными сокращениями дыхательных мышц в фазе вдоха, это может указывать на повреждение моста мозга; при патологических процессах в покрышке продолговатого мозга развивается атаксическое дыхание (Абросимов, 1990). Полагают, что при апнейстическом и дыхании типа гаспинг в ритмогенезе участвуют одни и те же дыхательные нейроны, прежде всего инспираторные (Лосев и др., 1980). Судорожное дыхание (гаспинг) - признак терминального состояния. По мере развития агонии продолжительность экспираторных пауз возрастала и через некоторое время наступала полной остановкой инспираторной активности дыхательного центра.

По данным литературы, введение в кровь препаратов кальция оказывает угнетающее влияние на легочное дыхание при гипотермии (Prebendowski, Lewin-Kowalik, 1978; Слепчук, Мельникова, 2001), а также при нормотермии (Саноцкая и др., 1996). А мы с помощью внутривенных инъекций ЭДТА понижали концентрацию Са2+ в крови, таким способом удалось стимулировать дыхательную функцию крыс после их охлаждения в воде. После введения ЭДТА повышалась частота и амплитуда дыхания. Максимум этой реакции достигался на 6-8-й мин, а затем вновь проявлялось угнетение дыхания. В ответ на второе введение препарата вновь наблюдалась активизация дыхательной функции. По сравнению с активизацией терморегуляторной функцией, стимуляция дыхания развивалась более медленно. Это можно объяснить запаздыванием понижения концентрации ионов кальция в дыхательном центре головного мозга, что происходило из-за наличия гематоэнцефалического барьера (Кассиль, 1963; Chung-Yui Tai et al., 1986).

Представляло интерес сравнить эффекты от введения ЭДТА после охлаждения крыс в воде и непосредственно в процессе охлаждения крыс в воздушной среде. При воздушном охлаждении были выявлены аналогичные стимулирующие эффекты ЭДТА на терморегуляторную и дыхательную функции организма: увеличивалась интенсивность холодовой дрожи и частота вспышек дрожи; повышалась частота и амплитуда дыхательных движений. У контрольных животных по мере охлаждения тела наблюдалось непрерывное снижение интенсивности исследуемых физиологических параметров.

Температурные пороги выключения центра терморегуляции в опытах с введением крысам ЭДТА и у контрольных крыс не различались (18-19°С). Однако было обнаружено, что у животных опытной группы после введения раствора ЭДТА понизились пороги остановки легочного дыхания. Дыхание у контрольных животных прекращалось при температуре в прямой кишке 17.3±0.6°, а у опытных при 15.8±0.2°С (Р<0.05). Средние температуры мозга также различались: 15.7±0.5° и 11.9±0.4°С, соответственно (Р<0.001) Длительность процесса охлаждения опытных животных была на 15-20 минут больше, чем у контрольных.

Наиболее эффективным для стимуляции физиологических функций организма было введение ЭДТА при температуре мозга 27-24°С, в терминальных стадиях гипотермии действие ЭДТА было выражено слабее. В опытах с охлаждением крыс в воздушной среде интенсивность реакции на второе введение препарата была несколько ниже, чем на первое. В отличие от этого, в серии экспериментов с введением ЭДТА крысам извлеченным из холодной воды, при повторном введении препарата усиление холодовой мышечной дрожи было больше. Очевидно, эти различия можно объяснить тем, что в условиях постоянного охлаждения усиление теплопродукции (в результате усиления холодовой мышечной дрожи) не могло компенсировать большие теплопотери. Во всех случаях не было выявлено влияния ЭДТА на изменение частоты^ сердечных сокращений, которая постепенно уменьшалась в соответствии со снижением температуры тела крыс. После прекращения легочного дыхания сердце продолжало работать еще 10-20 мин. Известна устойчивость изолированного сердца животных (Алюхин, 1992) и человека к длительному охлаждению (Семеновский и др., 1990). Возможно, тот факт, что снижение концентрации Са2+ в крови не оказало влияния на процесс понижения частоты сердцебиений при охлаждении крыс, объясняется особенностями формирования потенциалов действия в клетках сердца и распространения возбуждения по проводящей системе сердца (Удельное, Самошина, 1986; Головко, 1989; Мархасин и др., 1994; Морман, Хеллер, 2000).

Пределы температурной адаптации организма необходимо изучать на не наркотизированных животных, без жесткой фиксации тела, поскольку эти факторы угнетающе влияют на терморегуляцию организма (ВН§Ь, 1966; 1око1, 1966;

Дымникова, 1991; Gordon, 1990; Gautier, 2000). Поэтому целью следующих серий экспериментов было изучение характера изменения физиологических параметров в процессе охлаждения крыс без жесткой фиксации тела. Во время охлаждения крысы помещались в цилиндрическую клеточку, где они имели определенную свободу двигательной активности.

В экспериментах с охлаждением животных в воздушной среде фиксированные крысы охлаждались быстрее. Остановка дыхания у крыс наступала при температуре в прямой кишке 17.3±0.6° и в мозге 15.7±0.5°С. Нефиксированные животные охлаждались медленнее, максимальная интенсивность терморегуляторной активности мышц была в 2-3 раза больше, чем у фиксированных крыс. Поэтому у них наблюдалась длительная компенсаторная стадия гипотермии. Остановка дыхания наблюдалась при температуре в прямой кишке 12.3±1.1° и в мозгу 12.9±0.9° С, что достоверно ниже, чем у фиксированных крыс.

В специальных сериях опытов во время воздушного охлаждения крыс с ограниченной двигательной активностью им вводили ЭДТА. Кроме того, для понижения концентрации Са2+ в крови был использован другой препарат - ЭГТА,

•у . который, избирательно связывает Са (Досон и др., 1991). После введения этих веществ у всех крыс наблюдалась активизация холодовой дрожи и легочного дыхания. Кроме того, была выявлена вторичная активизация этих физиологических функций, которая выражалась в возобновлении вспышек холодовой дрожи при температуре в прямой кишке 17.1±0.5°, при которой обычно холодовая дрожь прекращается. Наблюдалось повышение частоты и амплитуды легочного дыхания. «Вторая волна» усиления физиологических функций наблюдалась примерно через 20-30 мин после начала второго введения ЭДТА либо ЭГТА.

Следует подчеркнуть, что введение ЭДТА или ЭГТА привело к снижению порога прекращения холодовой мышечной дрожи по сравнению с контролем: до температуры в прямой кишке 16.7-17.3° (в контроле 18.7±0.6°, р <0.05) и в мозге 17.8-18.2°С (в контроле 20.2±1.5°С, р <0.05)

Выявление у нефиксированных крыс «второй волны» активизации физиологических функций можно объяснить тем, что к моменту начала «второй волны» реакции на повторное введение препарата у крыс без жесткой фиксации сохранялся довольно высокий уровень частоты дыхания (34±8 циклов/мин) и сердечных сокращений (86±9 ударов/мин). А у жестко фиксированных животных к этому моменту дыхание и сердечная деятельность животных были в значительной степени угнетены (4±1 циклов/мин и 48±9 ударов/мин, соответственно), ниже была температура мозга.

ЭГТА избирательно связывает ионы кальция (Чурина и др., 1999), а ЭДТА может связывать и другие ионы (Досон и др., 1991). На основании обнаруженного нами сходства эффектов от введения этих препаратов животным при гипотермии, можно полагать, что стимуляция терморегуляторной и дыхательной функции у крыс была обусловлена понижением в плазме крови концентрации именно ионов кальция.

Анализируя полученные данные можно думать, что первичное повышение интегрального уровня электрической активности мышц, частоты и амплитуды дыхания вероятнее всего было связано с активизацией периферических терморецепторов, а вторичное - было обусловлено воздействием на нервные центры терморегуляции и дыхания в головном мозгу. Очевидно, что с помощью введения в кровь крысам ЭДТА или ЭГТА мы уменьшили градиент ионов кальция во внеклеточной среде в области локализации нейронов терморегуляторного и дыхательного центра, что позволило на определенное время восстановить их функциональную деятельность.

Для выявления связи изменений интенсивности холодовой дрожи и легочного дыхания с изменениями концентрации ионов кальция после инъекций ЭДТА были проведены измерения концентрации кальция в крови до и после внутривенного введения ЭДТА. Эксперименты были выполнены на кроликах и крысах при нормотермии. Установлено, что введение в циркулирующую кровь животным ЭДТА (0.140 ммоль для кроликов и 0.016 ммоль для крыс) вызывает снижение содержания Са2+ в пробах плазмы крови животных на 15—27%, которое было зарегистрировано на 5-6-й мин от начала введения препарата. Примерно в это же время наблюдалась наибольшая стимуляция терморегуляторной и дыхательной функций у охлажденных крыс. А восстановление содержания Са2+ в циркулирующей крови совпадало с вторичным угнетением функций терморегуляции.

Полученные результаты подтверждают концепцию о том, что при гипотермии причиной развития «холодовых параличей» физиологических функций организма

У+ является накопление Са в нейронах, приводящее к нарушению их функций (Hochachka, 1973, 1986; Boutilier, 2001). Разрабатывая метод стимуляции физиологических функций организма при глубокой гипотермии, мы предположили, что если из-за недостатка энергии ионы кальция не могут с достаточной скоростью откачиваться из клетки, то можно уменьшить концентрационный градиент по кальцию между внутри- и внеклеточной средой, что снизит расход энергии для перекачивания этих ионов. В экспериментах на кроликах и крысах мы достигли этого посредством уменьшения содержания Са2+ в кровяном русле, а именно, с помощью введения в кровь ЭДТА или ЭГТА.

До настоящего времени единственным способом восстановления парализованных холодом физиологических функций и жизнедеятельности рассматривалось отогревание охлажденного организма (Patón, 1991; Wainberg, 1993), что не всегда предотвращает гибель жертв эксидентальной гипотермии. Результаты наших исследований открывают принципиально другой путь к стимуляции функции кожных терморецепторов, нейронов центра терморегуляции и дыхательного центра без отогревания, что позволяет понизить температурные границы жизнеспособности организма, отодвинуть начало нарушения функций и гибели нервных клеток организма. Мы провели измерения концентрации Са2+ в плазме крови крыс до охлаждения и в конце охлаждения в воде. Показано, что перед остановкой легочного дыхания мог наблюдаться рост концентрации Са2+ на 15-20% (Р<0.05). Увеличение концентрации Са2+ в крови при гипотермии может быть связано с выбросом адреналина и норадреналина, выбросом кальция вследствие ишемического повреждения миокарда, диссоциации белковых комплексов кальция из-за понижения рН крови и др. (Pedersen, 1972а, Ь; Мурский, 1975; Романенко,1975; Монин, 1980; Андрианова, 1995). Мы использовали препарат ЭДТА, который применяется в медицине при определенных заболеваниях (Мур, 1980; Арнаудов, 1995; Машковский, 2000). В наших экспериментах убедительно показано, что снижение содержания Са2+ в крови на 15-27 % активизирует терморегуляторную и дыхательную функции организма после их «холодового паралича». Мы полагаем, что непосредственной причиной этого явилось уменьшение концентрационного гл 2+ „ градиента Ca между внутри- и внеклеточной средой, и соответственно, уменьшение расхода энергии на поддержание кальциевого гомеостаза в клетке. Быстрое отогревание организма при реанимации жертв эксидентальной гипотермии часто приводит к их гибели. ЭДТА стимулирует физиологическую систему терморегуляции, обеспечивая постепенное саморазогревание организма.

Патогенез развития глубокой гипотермии это комплексный процесс, большую роль могут играть и другие факторы. Важнейшим фактором устойчивости организма к холоду является поддержание интенсивного кровообращения в процессе охлаждения (Московская и др., 1995; Иванов, Алюхин, 1997; Иванов, Слепчук, 1999). Возможно, большую роль играют ионы калия (Willis, 1972; Алюхин, Иванов, 2002). Большое значение имеет сохранение структурной целостности мембран, вязкости, цитоскелета (Белоус, Бондаренко, 1982; Белоус и др., 1987; Кульберг, 1987; Хухо, 1990; Крутецкая и др., 1994; Асланиди и др., 1997; Геннис, 1997). В последнее время внимание ученых привлечено к изучению белков теплового шока (Sonna et al., 2002; Wada et al., 2002; Katschinski, 2004), термочувствительных рецепторов клеточных мембран (Guler et al., 2002; McKemy et al., 2002; Potapoutian et al., 2003; Brauchi et al., 2004; Abe et al., 2005), рецепторов NO (Steiner et al., 2001), роль которых в развитии холодового стресса клеток еще предстоит изучить. Как полагают, способность зимнеспящих организмов поддерживать физиологические функции при температуре тела 3-5°С обусловлена изменением плотности кальциевых каналов в клеточной мембране (Hochachka, 1986; Хочачка, Сомеро, 1988; Siesjo, Bengtsson, 1989). У зимнеспящих животных сохранение жизни при низкой температуре это результат длительной адаптации, закрепленный на генетическом уровне (Boutilier, 2001; Wang et al., 2002; Zachariassen et al., 2004). Ho вполне возможно, что и незимнеспящие гомойотермные организмы обладают возможностями переносить значительное понижение температуры тела. Известны примеры оживления крыс, хомячков, охлажденных до 0-4°С, с помощью локального обогревания сердца (Andjus, 1955, 1961; Смит, 1963; Иванов, Алюхин, 1997).

Бурное развитие биохимии, молекулярной биологии, генетики дает надежду на раскрытие в скором времени всех клеточных механизмов холодового повреждения клеток организма при глубокой гипотермии.

Список литературы диссертационного исследования доктор биологических наук Арокина, Надежда Константиновна, 2005 год

1. Агаджанян H.A., Власова И.Г., Ермакова Н.В., Торшин В.И. Основы физиологии человека. М. РУДН. 2001. 408 с.

2. Ажаев А.Н. Физиолого-гигиенические аспекты действия высоких и низких температур. В кн. Проблемы космической биологии Т.38. М. Наука. 1979.

3. Акимов Г.А., Алишев Н.В., Бернштейн В.А., Буков В.А. Общее охлаждение организма. J1. Медицина. 1977. 184 с.

4. Акимов Г.А., Зверев С.П. Нервная система при общем охлаждении. J1. 1975.

5. Акоев Г.Н., Алексеев Н.П. Функциональная организация механо-рецепторов. JL: Наука. 1985. 223 с.

6. Александров М.П. Безопасность человека на море. Л. 1983. 204 с.

7. Алимова Е.К., Максименко В.А., Шепелев А.П. Изменения обмена липидов на разных стадиях острой экспериментальной гипотермии. Физиол. журн. СССР. 59(5): 814. 1973.

8. Алюхин Ю.С. Механика и энергетика сердца при прогрессирующей гипотермии. Физиол.журн. им.И.М.Сеченова. 78(12): 132-140. 1992.

9. Алюхин Ю.С. Дыхание и кровообращение в терминальных стадиях глубокой гипотермии. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 80(5): 46-53. 1994.

10. Алюхин Ю.С., Иванов К.П. Повышение резистентности к холоду изолированного сердца крысы и восстановление его сокращений после холодовой остановки без отогревания. Докл. АН. 386(6): 832-834. 2002.

11. Андрианова М.Ю. Кальций крови и его фракций. Анестезиология и реаниматология. (1): 61-65. 1995.

12. Арокина Н.К. Возобновление функций терморегуляции у крыс при глубокой гипотермии с помощью ЭДТА без отогревания тела. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 84 (8): 806-813.1998.

13. Арокина H.K. Стимуляция кожных терморецепторов и холодовой дрожи с помощью инъекций ЭДТА при глубокой гипотермии. Сенсорные системы. 16(3): 238244.2002.

14. Арокина Н.К., Дымникова Л.П. Возникновение холодовой дрожи при локальном нагревании гипоталамуса крысы в условиях иммерсионной гипотермии. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 82(10-11): 108-114. 1996.

15. Арокина Н.К., Жарников A.M. Влияние ЭДТА на импульсную активность холодовых терморецепторов и механохолодовых рецепторов кроликов в условиях глубокого охлаждения кожи. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 81(12): 141-147. 1995.

16. Арокина Н.К., Жарников A.M., Иванов К.П., Лаврова Е.А. Восстановление и усиление импульсации кожных терморецепторов кролика с помощью ЭДТА при низкой температуре кожи. Докл. Академии наук. 343(4): 560-562. 1995.

17. Арокина Н.К., Иванов К.П., Волкова М.Ф. Холодовой паралич дыхательного центра и возобновление его функций у гомойотермных животных без отогревания тела. Докл. Академии наук. 364 (4): 560-562. 1999.

18. Арокина Н.К., Кузьмина Н.В. Влияние охлаждения с помощью льда на импульсную активность холодовых терморецепторов кожи кролика. Физиол.журн. им.И.М.Сеченова. 79(12): 44-50. 1993.

19. Арокина Н.К., Мельникова H.H., Слепчук H.A., Волкова М.Ф. Влияние ЫагНгЕОТА на жизнеспособность организма при гипотермии. Авиакосмическая и экологическаяя медицина. (4): 20-23. 2001.

20. Арокина Н.К., Потехина И.Л., Волкова М.Ф. Особенности развития глубокой гипотермии у крыс при различной степени ограничения двигательной активности. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 88 (11): 1477-1484. 2002.

21. Арокина Н.К., Потехина И.Л., Морозов Г.Б. Стимуляция терморегуляторной и дыхательной функций с помощью ЭДТА и ЭГТА при глубокой гипотермии у крыс. Рос. физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 89(9): 1147-1155. 2003.

22. Арьев Т.Я. Отморожение, замерзание. В кн. Термические поражения. Л. 513-661.

23. Арнаудов Г.Д. Лекарственная терапия. Медицина и физкультура. 61-65. София. 1995.

24. Асланиди К.Б., Асланиди Г.В., Вачадзе Д.М., Зинченко В.П., Лабас Ю.А., Потапова Т.В. О возможном участии ионного стресса в холодовой гибели клеток. Биологические мембраны. 14(1): 50-64. 1997.

25. Афанасьев Ю.И., Кузнецов С.Л., Юрина H.A. и др. Гистология, цитология и эмбриология. Учебник изд. 6-е. Серия «Учебная литература для студентов медицинских вузов». 2004. 766 с.

26. Баженов Ю.И. Влияние гипоксии на терморегуляцию Л. 1986. 195 с.

27. Бартон А., Эдхолм О. Человек в условиях холода. М.1957. 334 с.

28. Бахилина И.М. Измерение температуры с помощью термопары и фотоэлектрического усилителя . Физиол. журн. СССР. 53(1): 119-121. 1967.

29. Бедров Я.А., Гехман Б.И. Оценка с помощью математической модели кожного кровотока и теплоотдачи при терморегуляторной реакции. Физиол. журн. СССР. 61(11): 1723-1729. 1975.

30. Бекетов А.И., Громова Т.М. Кальций, антагонисты кальция и мозговое кровообращение. Журн. фармакол. итоксикол. 51(2): 103-107. 1988.

31. Белов C.B., Ильницкая A.B., Козьяков А.Ф. и др. Учебник для вузов. Москва. Высшая школа. 1999.

32. Белоус А.М, Бондаренко В.А. Структурные изменения биологических мембран при охлаждении. Киев. Наукова думка. 1982. 255 с.

33. Белоус A.M., Гордиенко Е.А., Розанов Л.Ф. Замораживание и криопротекция. М. Высшая школа. 1987. 80 с.

34. Белявский Е.М. О нейрональной организации термосенсорной области переднего гипоталамуса. Физиол. журн. СССР. 62(2): 175-182. 1976.

35. Белявский Е.М., Абрамова Е.Л. Реакция нейронов ассоциативных ядер таламуса при температурном воздействии на передний гипоталамус и кожу. Физиол. журн СССР. 64(2): 136-141. 1978.

36. Бернштейн В.А. Обмен углеводов и его регуляция при гипотермии. Успехи физиол.наук.4(4): 142-159. 1973.

37. Боголепова И.Н. Строение и развитие гипоталамуса у человека. JI. 1968. 174 с. Бреслав И.С. Паттерны дыхания. JI. Наука. 1984. 206 с.

38. Бреслав И.С. Факторы, определяющие паттерн дыхания. Успехи физиол. наук. (3): 32-51. 1985.

39. Бреслав И.С., Глебовский В.Д. Регуляция дыхания. JI. Наука. 1981. 280 с. Вайль Ю.С., Гофман И.А., Еремин В.П., Самойлов В.О., Соловьев В.Н. Биоэнергетика. Медицинская биофизика. 13-99. 1986.

40. Вартанян И.А. Физиология сенсорнных систем (руководство). С-П., «Лань». 1999. 224 с.

41. Василенко В.Ю., Белявский Е.М., Гурин В.Н. Зависимость активности нейронов от температуры в срезах гипоталамуса и гиппокампа морской свинки. Нейрофизиология. 21(3): 326-335. 1989.

42. Венчиков А.И., Венчиков В.А. Основные приемы статистической обработки результатов наблюдений в области физиологии. М. Медицина. 1974.

43. Вислобоков А.И., Копылов А.Г., Бовтюшко В.Г. Кальциевые каналы клеточных мембран. Успехи физиол.наук. 26(1): 93-110. 1995.

44. Вовенко Е.П. Напряжение кислорода в мозге крысы при острой иммерсионной гипотермии. Физиол.журн. им.И.М.Сеченова. 79(1): 119-121. 1993.

45. Геннис Р. Биомембраны. Молекулярная структура и функции. Мир. М. 1997. 622с. Глебова Н.Ф. Афферентные влияния на активность нейронов гипоталамуса. Физиол.журн. СССР. 60(5): 702-708. 1974.

46. Глебова Н.Ф., Белоусова Г.П. Терморецепторная функция тригеминальной зоны. В кн. Общ. вопр. экол. физиол. 61-62. 1977.

47. Головко В.А. Влияние ионов и температуры на генерацию ритма сердца позвоночных. JI. Наука. 1989. 152 с.

48. Горбунова H.A., Копаладзе P.A. Регламентация экспериментов на животных -этика, законодательства, альтернативы. Москва. 1998. 18 с.

49. Григорьев А.И., Ларина И.М. Принципы организации обмена кальция. Успехи физиол. наук. 23(3): 24-52. 1992.

50. Гурин В.Н. Центральные механизмы терморегуляции. Минск. 1980. 130 с.

51. Данилова Н.К. Особенности реакций терморецепторов, расположенных в различных слоях кожи. Физиол. журн. СССР им. И.М.Сеченова. 71(3): 354-359. 1985.

52. Данилова Н.К. Структура импульсной активности холодовых терморецепторов при ее различных уровнях. Нейрофизиология. 24(5): 559-566. 1992.

53. Данилова Н.К., Иванов К.П., Константинов В.А., Морозов Г.Б. Частота и последовательность биопотенциалов холодовых терморецепторов при различной температуре кожи. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 76(7): 924-931. 1990.

54. Данилова Л.И., Полещук Н.К. Контрактильные реакции подкожных сосудов на перепады температуры. Физиол. журн. СССР. 63(4): 552-556. 1977.

55. Дарст Р. Ионоселективные электроды. М. Мир. 1972.

56. Джанколи Д. Физика. Мир. Т.1. с.570. 1989.

57. Дидина С.Е., Грекович A.A., Мотерова Е.А., Бычков A.C. Пленочный кальций селективный электрод на основе диоктилфенилфосфорной кислоты. Журн. аналит. химии. 39(11): 2031-2034. 1984.

58. Дольник В.Р. Биоэнергетика современных животных и происхождение гомойотермии. Журн. общей биологии. 52(1): 60-74. 1981.

59. Досон Р., Эллиот Д., Эллиот У., Джонс К. Справочник биохимика. Москва. Мир. С.339-340. 1991.

60. Дымникова Л.П. Импульсная активность нейронов заднего гипоталамуса при изменении температуры мозга и кожи у ненаркотизированных кроликов. Нейрофизиология. 5(5): 490-496. 1973.

61. Дымникова Л.П. О термочувствительных нейронах заднего гипоталамуса и их роли в терморегуляции. Физиол. журн. СССР. 65(11): 1592-1597. 1979.

62. Дымникова Л.П. Влияние наркоза на импульсную активность нейронов гипоталамуса кролика. Нейрофизиология. 23(3): 574-579. 1991.

63. Дымникова Л.П., Бахилина И.М., Иванов К.П. Температурные колебания в гипоталамусе и терморегуляция. Физиол. журн. СССР. 54(11): 1365-1370. 1968.

64. Дымникова Л.П., Данилова Н.К. Реакция нейронов таламуса кроликов на термическую стимуляцию кожи. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 80(11): 86-90. 1994.

65. Дымникова Л.П., Иванов К.П. Колебания температуры тела и температурная чувствительность гипоталамуса. Физиол. журн. СССР. 55(3): 295-300. 1969.

66. Дымникова Л.П., Захаржевская Н.П., Иванов К.П. Об афферентных связях центра терморегуляции. Физиол. журн. СССР. 59(1): 156-163. 1973.

67. Дымникова Л.П., Кушаков Д. Взаимодействие центральных и периферических температурных сигналов на термочувствительных нейронах гипоталамуса. Нейрофизиология. 8(6): 613-619. 1976.

68. Дымникова Л.П., Кушаков Д. Влияние изменения температуры среднего мозга и кожи на активность нейронов заднего гипоталамуса. Физиол. журн. СССР. 63: 10961101. 1977.

69. Дымникова Л.П., Халилов Э. Функциональные характеристики нейронов центра терморегуляции в гипоталамусе. В кн. Биологические анализаторы и поведение. Л. 125-133. 1984.

70. Дымникова Л.П., Хорева Е.В., Куликова О.В. Перенос тепла кровью в венозных сосудах кролика в различных температурных условиях. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 78(1): 72-79. 1992.

71. Дымникова Л.П., Чернова Н.Д. Импульсная активность нейронов центра терморегуляции в условиях термонейтральной зоны. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 76(6): 789-794. 1990.

72. Дьячук Г.И. Возможные пути регуляции кальциевого обмена. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 77(11): 117-125. 1991.

73. Енин Л.Д., Цирюльников Е.М., Потехина И.Л., Гаврилов Л.Р. Температурная зависимость рецепторных структур и температурная рецепция. Журн. эволюц. биохим. и физиол. 28(3): 353-358. 1992.

74. Еремягин А.И., Евлампиева М.Н. Терморегуляторная сосудистая реакция у человека в термонейтральной зоне. Гигиена и санитария. 11: 23-31. 1972.

75. Ермакова И.И. Роль температуры артериальной крови в системе терморегуляции человека. Физиол. журн. СССР. 59(11): 1729-1736. 1973.

76. Ермакова И.И. Регуляция температурного гомеостаза по центральной и периферической температуре тела. Физиол.журн. СССР. 66(3): 314-400. 1980.

77. Ермакова И.И. Математическое моделирование процессов терморегуляции у человека. Итоги науки и техники. Серия физиология человека и животных. М. Т.33.132 с. 1987.

78. Захаржевская Н.П. Нейроны медиальной преоптической области и перегородки, реагирующие на температурные раздражения мозга и кожи. Физиол. журн. СССР. 60(3): 341-347. 1974.

79. Зевеке A.B. Деформация коллагена кожи при температурном воздействии. Физиол.журн.СССР. 60(11): 1740-1746. 1974.

80. Зевеке A.B. К механизму возбуждения рецепторов кожи при температурном раздражении. Физиол.журн.СССР. 62(1): 91-96. 1976.

81. Иванов К.П. Химическая терморегуляция и электрическая активность мышц при относительном покое у различных животных. Физиол. журн. СССР. 46(5): 544. 1960.

82. Иванов К.П. Мышечная система и химическая терморегуляция. J1. 1965. 126 с.

83. Иванов К.П. Биоэнергетика и температурный гомеостазис. Наука. J1. 1972.

84. Иванов К.П. Основы энергетики организма. Общая энергетика, теплообмен и терморегуляция. Т.1. Наука. 1990. 312 с.

85. Иванов К.П. Основы энергетики организма. Биологическое окисление и его обеспечение кислородом. Т.2. Наука. 1993 а. 270 с.

86. Иванов К.П. Температура тела в норме и в патологии. Журн. Междунар. Медиц. Обзоры. (3): 167-177. 1993 б.

87. Иванов К.П. Изменения физиологических функций, механизмы их восстановления и температурные границы жизни при гипотермии. Успехи физиол. наук. 27(3): 84-105. 1996.

88. Иванов К.П. Пределы физиологической адаптации человека к последствиям современных катастроф. Физиология человека. 23(3): 109-121. 1997.

89. Иванов К.П. Основы энергетики организма. Современные проблемы, загадки и парадоксы регуляции энергетического баланса. Т.З. Наука. 2001. 278 с.

90. Иванов К.П. Проблема восстановления физиологических функций у человека при глубокой эксидентальной гипотермии (к вопросу о пределах физиологической адаптации). Физиология человека. 28(3): 123-130. 2002.

91. Иванов К.П., Алюхин Ю.С. Восстановление функций головного мозга млекопитающих животных после охлаждения его до 1-4°С. Доклады РАН. 347(3): 560563. 1997.

92. Иванов К.П., Арокина Н.К., Дидина С.Е., Волкова М.Ф. Содержание Са2+ в крови животных и их устойчивость к холоду. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 85 (12): 1550-1559. 1999.

93. Иванов К.П., Арокина Н.К., Волкова М.Ф., Морозов Г.Б., Чихман В.Н., Солнушкин С.Д. Блокада механизмов холодового паралича физиологических функций. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 86 (6): 692-702. 2000.

94. Иванов К.П., Дымникова Л.П., Данилова Н.К. Новые данные о нервных механизмах терморегуляции. Докл. АН СССР. 290(3): 762-765. 1986.

95. Иванов К.П., Дымникова Л.П., Арокина Н.К. "Термоответственные" нейроны центра терморегуляции и их функциональные особенности. Бюл. эксп. биол. и медицины. 116(7): 11-13. 1993.

96. Иванов К.П., Еремягин А.И. Об особой роли в терморегуляции кистей рук человека. Физиол. журн. СССР. 59(11): 1624-1628. 1973.

97. Иванов К.П., Константинов В.А. О роли нейронов переднего отдела гипоталамуса в регуляции термогенеза в норме и при гипоксии. Физиол. журн. СССР. 55(5): 624-629. 1969.

98. Иванов К.П., Константинов В.А., Маловичко H.A., Данилова Н.К. Количественное значение импульсации терморецепторов кожи в механизмах терморегуляции по данным на ненаркотизированных животных. Докл.АН. 229(6): 1488-1491. 1976.

99. Иванов К.П., Куликова О.В., Дымникова Л.П., Румянцев Г.В. О физиологических и физических закономерностях теплообмена крови с тканями и средой. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова СССР. 75(6): 851-854. 1989.

100. Иванов К.П., Лучаков Ю.И. Эффективность теплообмена между тканями и кровью в кровеносных сосудах различного диаметра. Физиол. журн. им. И.М.Сеченова. 80(3): 100-104. 1994.

101. Иванов К.П., Лучаков Ю.И. Эффективность теплоотдачи из кожных сосудов с различными радиусами. Физиол. журн. им. И.М.Сеченова. 81(2): 95-100. 1995.

102. Иванов К.П., Румянцев Г.В., Морозов Г.Б. Об эффективности терморегуляторных реакций при охлаждении организма. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 78(10): 120-125. 1992.

103. Иванов К.П., Слепчук H.A. О чувствительности и точности работы физиологического термостата. ДАН СССР. 281(3): 753-757. 1985.

104. Иванов К.П., Слепчук H.A. Снижение нижней температурной границы жизнедеятельности мозга крыс физиологическим методом. Рос. физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 85(5): 680-689. 1999.

105. Калабухов Н.И. Спячка млекопитающих. М. 1985. 259 с.

106. Кандрор И.С. Терморегуляция человека при мышечной работе. Физиология терморегуляции. Руководство по физиологии. Л. 139-180. 1984.

107. Карманова И.Г. Эволюционный аспект проблемы естественного сна, зимней спячки и сноподобных состояний. В сб. Механизмы зимней спячки. Пущино. 5-16. 1987.

108. Кассиль Г.М. Гемато-энцефалический барьер. М. Изд-во АН СССР. 1963.192с.

109. Клыков Н.В. Изменение дыхания и артериального давления при непосредственном температурном воздействии на бульбарные центры. В кн. К проблеме острой гипотермии. М. Медгиз. 64-69. 1957.

110. Ковалев Д.И. Регуляция обмена кальция в организме человека. Проблемы эндокринологии. 37(6): 61-66. 1991.

111. Козловский В.Л. Регуляция кальциевого гомеостаза в нервных клетках. Успехи физиол. наук. 26(3): 14-24. 1995.

112. Козырева T.B. Влияние локального изменения температуры мозга на активность нейронов сенсомоторной коры кролика. Физиол. журн. СССР. 58(10): 1484-1493. 1972.

113. Козырева Т.В. Влияние ионов кальция на температурную чувствительность человека. Физиол. человека. 9(4): 671-672. 1983.

114. Козырева Т.В., Иванов К.П. О специфических особенностях нейронов коры головного мозга, реагирующих на термостимуляцию кожи. Физиол. журн. СССР. 61(11): 1612-1618. 1975.

115. Козырева Т.В., Якименко М.А. Влияние адаптации к холоду на импульсную активность кожных рецепторов. Физиол. журн. СССР. 65(11): 1598-1602. 1979.

116. Кондрашева М.Н., Ахмеров Р.Н., Григоренко Е.В. и др. Торможение окисления янтарной кислоты как причина снижения теплопродукции при спячке. В сб.: Эволюционные аспекты гипобиоза и зимней спячки. JI. Наука. 55-60. 1986.

117. Константинов В.А. Влияние охлаждения и гипоксии на деятельность центров терморегуляции в гипоталамусе. Физиол. журн. СССР. 53(1): 35-41. 1967.

118. Константинов В.А. Импульсная активность нейронов терморегуляционного центра переднего гипоталамуса во время холодовой дрожи. Физиол. журн. СССР. 58(5): 743-749. 1972.

119. Константинов В.А. О механизмах возникновения терморегуляционного мышечного тонуса и дрожи. Физиол. журн. СССР. 61(8): 1228-1234. 1975.

120. Константинов В.А., Иванов О.В., Иванов К.П., Дымникова Л.П. Стереотаксический способ введения животным микроэлектродов в подкорковые образования головного мозга без наркоза и без фиксации головы. Физиол. журн. СССР. 55(3): 517-519. 1969.

121. Константинов В.А., Евдокимов С.А., Иванов О.В. Карданные устройства для вращения оси микроманипулятора при введении микроэлектродов. Физиол. журн СССР. 59(10): 1636-1637. 1973.

122. Константинов В.А., Маловичко H.A., Данилова Н.К. Частота импульсации холодовых терморецепторов кожи и интенсивность развития терморегуляторных реакций. Физиол. журн. СССР. 65(11): 1642-1647. 1979.

123. Константинов В.А., Данилова Н.К., Иванов К.П. Влияние температуры различных слоев кожи на импульсацию холодовых терморецепторов. Физиол. журн. СССР. 66(6): 902-907. 1980.

124. Коспок П.Г. Физиология центральной нервной системы. Киев. 1977. 319 с. Коспок П.Г. Кальциевые ионные каналы в клеточной мембране. Физиол. журн. СССР. 70(8): 1081-1091. 1984.

125. Костюк П.Г. Кальций и клеточная возбудимость. М. 1986. 255 с. Крутецкая З.И., Лебедев O.E. Механизмы Ca сигнализации в клетках. Цитология. 43(1): 5-32. 2001.

126. Крутецкая З.И., Лонский A.B. Биофизика мембран. СПб. Изд-во СПб университета. 1994. 287 с.

127. Крылова Н.В., Искренко И.А. Анатомия в схемах и рисунках Спинной, головной мозг и черепные нервы. М. Изд-во Унив. Дружбы народов. 1986. 167 с.

128. Кудрявцева H.H., Попова Н. Содержание серотонина в различных отделах головного мозга во время зимней спячки и пробуждения. Бюл. эксп. биол. и медицины. 4: 44-47. 1973.

129. Кульберг А.Я. Рецепторы клеточных мембран. М. Наука. 1987. 24 с. Курепина М.М. Мозг животных, методы физиологического исследования. М. Наука. 1986.

130. Кушаков Д. Характеристика термочувствительных нейронов заднего гипоталамуса. Физиол. журн. СССР. 63(9): 1261-1267. 1977.

131. Лакота Н.Г., Ларина И.М. Изучение температурного гомеостаза в реальной и моделируемой невесомости. Физиол. человека. 28(3): 82-92. 2002.

132. Левицкий Д.О. Кальций и биологические мембраны. М. Высшая школа. 1990.127с.

133. Леонтович Т.А. Нейронная организация подкорковых образований переднего мозга. М. Медицина. 1978. 384 с.

134. Либермейстер К. Лекции по частной патологии и терапии. Лихорадка. СПб. 1887. 305 с.

135. Лосев Н.И., Войнов В.А., Сафонов В.А. О нейрофизиологических механизмах некоторых патологических форм дыхания. Патол. физиология. (6): 16-20. 1980.

136. Лупандин Ю.В. Медиаторные механизмы терморегуляции. Физиология терморегуляции (Руководство по физиологии). Л. 1984. 348-373.

137. Лупандин Ю.В., Белоусова Г.П., Кузьмина Г.И., Пшедецкая А.Д., Сорокина Л.В. Двигательные механизмы защиты организма от холода. Л. ЛГУ. 1988. 188 с.

138. Лупандин Ю.В., Кузьмина Г.И. Взаимодействие терморецептивной и вестибулярной сигнализации в регуляции активности флексорного и экстензорного двигательных ядер во время холодового тремора. Физиол. журн. СССР. 71: 1433-1438. 1985.

139. Лупандин Ю.В., Мейгал А.Ю., Сорокина Л.В. Терморегуляционная активность двигательной системы человека. Петрозаводск. Изд-во ПетрГУ, 1995. 220 с.

140. Ляшевская Т.Н., Мерзон К.А., Коломиец В.В., Дидина С.Е., Вакс Л.Р. Сравнительная оценка методов определения концентрации ионизированного кальция в сыворотке крови. Лабораторное дело. 7. 414-417. М. 1980.

141. Майстрах Е.В. Патологическая физиология охлаждения человека. Медицина. 1975.216 с.

142. Майстрах Е.В. Тепловой баланс гомойотермного организма (Физиология терморегуляции. Руководство по физиологии). 78-112. Л. 1984 а.

143. Майстрах Е.В. Физиология острого охлаждения организма (Физиология терморегуляции. Руководство по физиологии). 181-222. Л. 1984 б.

144. Маловичко H.A. О сравнительной характеристике функций кожных термо- и механорецепторов при изменении окружающей температуры. Бюл. эксп. биол. и медицины. 10: 11. 1974.

145. Маловичко H.A., Константинов В.А., Иванов К.П. Импульсация терморецепторов кожи и пороги реакций терморегуляции. Физиол. журн. СССР. 60: 427-433. 1974.

146. Мархасин B.C., Изаков В.Л., Шумаков В.И. Физиологические основы нарушения сократительной функции миокарда. СПб. Наука. 1994. 256 с.

147. Марьянович А.Т., Цыган В.Н., Лобзин Ю.В. Терморегуляция: от физиологии к клинике. Лекции. Санкт-Петербург. 1997. 62 с.

148. Машковский М.Д. Лекарственные средства. Новая волна. М. 2000. 207 с.

149. Мейгал А.Ю., Лупандин Ю.В., Кузьмина Г.И. Электромиографические паттерны терморегуляционной активности двигательных единиц в процессе охлаждения организма. Физиология человека. 19(3): 106-114. 1993.

150. Мейгал А.Ю., Герасимова Л.И., Золотова Е.В., Лупандин Ю.В. Произвольное рерутирование двигательных единиц в условиях холодовой дрожи. Физиология человека. 23(6): 64-68. 1998.

151. Мерзон К.А. Обмен кальция и сердечная недостаточность. Кардиология. 26(10): 120-125. 1986.

152. Мерзон К.А., Коломиец В.В., Мерзон К.А., Дидина С.Е. Кальциемия: методологические и методические аспекты. Лабораторное дело. №5: 264-269. 1985.

153. Минут-Сорохтина О.П. Физиология терморецепции. М. Медицина. 228. 1972.

154. Минут-Сорохтина О.П. Современное состояние изучения терморецепции. Физиол.журн.СССР. 65(11): 1562-1569. 1979.

155. Минут-Сорохтина О.П. Термическая чувствительность. Периферические терморецепторы. В кн. Физиология терморегуляции (руководство по физиологии). Л. Наука. 29-53. 1984.

156. Минут-Сорохтина О.П., Данилова Л.И. Ритмическая активность в кожных нервах млекопитающих. В сб. Дефицит возбуждения и раздражения. Петрозаводск. С. 185-196. 1967.

157. Миронова Г.Д., Маслова Г.М., Федотчева Н.И., Миронов Г.П. Участие митохондриальных систем транспорта калия в термогенезе теплокровных животных. В сб. Эволюционные аспекты гипобиоза и зимней спячки. Л. Наука. 64-68. 1986.

158. Михайлов И.Б. Клиническая фармакология и терапия. СПб. с.6-30. 1998.

159. Михайлов A.B., Дрягин Ю.М., Мишнин М.А., Архипенкова Т.Н. Установка для автоматической заточки нескольких вольфрамовых микроэлектродов. Журн. ВНД. 25(3): 631-632. 1975.

160. Молодцов В.О., Чихман В.Н., Солнушкин С.Д. Аппаратно-программное обеспечение АРМ физиолога. Приборы и системы управления. (3): 15-19. 1999.

161. Монин Ю.С. Способы уменьшения погрешностей при измерении концентрации ионизированного кальция в сыворотке крови. Лабораторное дело. 7: 412-414. М. 1980.

162. Морман Д., Хеллер Л. Физиология сердечно сосудистой системы. «Питер». СПб. 2000. 250 с.

163. Морозов Г.Б. Погружение микроэлектродов с помощью упрощенной схемы управления шаговым двигателем. Бюл. эксп. биол. и медицины. 76(7): 122-123. 1973.

164. Московская C.B., Иванов К.П., Левкович Ю.И., Мальцев Н.С. Микроциркуляция в коре головного мозга крыс при разных стадиях глубокой иммерсионной гипотермии. Физиол. журн. им И.М.Сеченова. 81(6): 95-98. 1995.

165. Мур Э. Ионоселективные электроды. М. Мир. 1972. 221 с.

166. Мур Э. Исследование биологических жидкостей с помощью ионообменных кальциевых электродов. Некоторые применения в медико-биологических исследованиях и в клинической медицине. В кн. Исследования биологических систем. Л. ЛГУ. 221-279. 1980.

167. Мурский Л.И. Кранио-церебральная гипотермия. М. Медицина. 1975. Наточин Ю.В., Немцов В.И., Эмануэль В.Л. Биохимия крови и диагностика. С-П. Наука. 1993. 149 с.

168. Новиков B.C., Горанчук В.В., Шустов Е.Б. Физиология экстремальных состояний. СПб. Наука. 1998. 247 с.

169. Ноздрачев А.Д. Физиология вегетативной нервной системы. Л. Медицина. 1983. 295 с.

170. Ноздрачев А.Д., Баженов Ю.И., Баранникова И.А., и др. Начала физиологии. Лань. 2004.

171. Пастухов Ю.Ф., Екимова И.В., Ноздрачев А.Д., Гусельников Е.А., Седунова Е.В., Зимин А.Л. Состояния сна вносят значительный вклад как в «охлаждение», так инагревание» мозга в темной фазе суток у голубей. Докл. Академии наук. 376(6): 836840.2001.

172. Пастухов Ю.Ф., Максимов A.JI., Хаскин В.В. Адаптация к холоду и условиям субарктики, проблемы термофизиологии. Магадан. 2003. 373 с.

173. Покровский В.М., Шейх-Заде Ю.Р., Воверейдт В.В. Сердце при гипотермии. JI. Наука. 1984. 140 с.

174. Полещук Н.К., Шафранский В.П. Электронная модель функции двигательных единиц во время холодового тремора. Проблемы нейрокибернетики. Ростов-на-Дону. 37-38. 1980.

175. Романенко В.Д. Физиология кальциевого обмена. Киев. Наукова думка. 1975. 172с.

176. Румянцев Г.В. Исследование характера изменения «центральной» температуры тела при холодовых воздействиях на модели терморегуляции кролика. Физиол. журн. им. И.М.Сеченова. 78(7): 97-103. 1992.

177. Румянцев Г.В. Распределение температур и температурных градиентов в теплофизической модели тела кролика при внутренних и внешних температурных возмущениях. Рос. физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 88(3): 403-414. 2002.

178. Румянцев Г.В., Морозов Г.Б. Особенности теплообмена организма со средой. Физиол. журн. СССР. 74(9): 1321-1326. 1988.

179. Румянцев Г.В., Морозов Г.Б. Теплофизическая модель терморегуляции кролика. Физиол. журн. СССР. 75(4): 595-598. 1989.

180. Румянцев Г.В., Слепчук H.A., Иванов К.П. Величина теплорассеивания и ее регуляция при терморегуляторных сосудистых реакциях. Физиол. журн. СССР. 59(8): 1279-1288. 1973.

181. Самойлов М.О. Мозг и адаптация: молекулярно-клеточные механизмы. СПб: Ин-т физиологии им.И.П.Павлова РАН. 1999. 272 с.

182. Саноцкая Н.В., Мациевский Д.Д., Курамбаев Я.К., Сафонов В.А. Влияние кальция и его антагонистов на гемодинамику и дыхание. Бюл. эксп. биол. и медицины. 122(8): 138-143. 1996.

183. Семеновский M.JI., Онищенко H.JL, Чхеидзе В.Т., Крылова А.И. Оптимизация условий консервации изолированного сердца. Бюл. эксп. биол. и медицины. 109(5-6): 465-468. 1990.

184. Скулачев В.П. Энергетика биологических мембран. М. Наука. 1989. 564 с.

185. Слепчук H.A. Температурная чувствительность гипоталамуса при повышении теплосодержания организма. Физиол. журн. СССР. 73(9): 1248-1252. 1987.

186. Слепчук H.A. Температура различных органов тела у белых крыс при охлаждении в воде и в восстановительный период. Физиол. журн. им.И.М. Сеченова. 80 (И): 82-85. 1994.

187. Слепчук H.A. Влияние повышения температуры мозга крыс на дыхание при иммерсионной гипотермию. Физиол. журн. им И.М.Сеченова. 81(9): 83-87. 1995.

188. Слепчук H.A., Иванов К.П. Температурные изменения в различных органах при иммерсионной гипотермии. Физиол. журн. им.И.М. Сеченова. 78 (12): 127-131. 1992.

189. Слепчук H.A., Мельникова H.H. Влияние концентрации ионов кальция в крови на физиологические функции крыс при иммерсионной гипотермии. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 87 (7): 933-944. 2001.

190. Слепчук H.A., Румянцев Г.В. О теплосодержании организма как основном параметре терморегуляции. Физиол. журн. СССР. 12(1): 121-126. 1976.

191. Слепчук H.A., Румянцев Г.В. Роль снижения теплосодержания организма в терморегуляторной реакции сосудов ушной раковины. Физиол. журн. СССР. 64 (6): 843-849. 1978.

192. Слепчук H.A., Румянцев Г.В. Температурные градиенты в коже и теплоотдача при различной окружающей температуре. Физиол. журн. СССР. 67(3): 442-447. 1981.

193. Смит О. Биологическое действие замораживания и переохлаждения. М. Иностр. литер. 1963. 503 с.

194. Соколов В.Е. Кожный покров млекопитающих. М. Наука. 487. 1973. Старков П.М. Изменение дыхания, артериального давления и электрической активности сердца при переохлаждении организма. В кн. К проблеме острой гипотермии. 107-114. М. 1957.

195. Стуккей A.B. Околощитовидные железы. Руководство по физиологии. Л.Наука. 191-216. 1979.

196. Тевс Г. Легочное дыхание. Физиология человека. Пер. с англ. (под ред. Р.Шмидта, Г.Тевса). М. Т.2(гл.21): 567-605. 1996.

197. Теппермен Дж., Теппермен X. Физиология обмена веществ и эндокринной системы. М. Мир. 1989. 653 с.

198. Ткаченко Е.Я., Ломакина C.B., Козырева Т.В. Роль ионов кальция в формировании холодозащитных реакций при различных температурных воздействиях. Бюл. СО РАМН. 109(3): 121-126. 2003.

199. Тлеулин С.Ж. Спинно-мозговые механизмы температурной чувствительности. Алма-Ата. 1984. 202 с.

200. Тлеулин С.Ж., Клейнбок И.Я., Цицурин В.И. Изменение рефлекторной активности спинного мозга при периферической термостимуляции. Нейрофизиология. 5(2): 181-185. 1973.

201. Тлеулин С.Ж., Доронин В.Н., Клейнбок И .Я. Реакции спонтанно-активных нейронов спинного мозга на температурное раздражение кожи. Нейрофизиология. 6(2): 168-174. 1974.

202. Удельнов М.Г., Самошина Г.Е. Учебное пособие по физиологии сердца. Московский университет. 1986. 166 с.

203. Усачева A.M. К анализу изменений терморегуляции после разрушения медиальной преоптической области гипоталамуса. Физиол. журн. СССР. 58(5): 737742. 1971.

204. Урбах В.Ю. Биометрические методы. М. Наука. 415. 1964. Уэст Дж. Физиология дыхания. М. Мир. 1988. 200 с.

205. Халилов Э., Дымникова Л.П. Конвергенция сигналов на нейронах переднего гипоталамуса при локальной термической стимуляции кожи. Нейрофизиология. 13(4): 365-370. 1981.

206. Хит Д., Маркс С.Дж. Нарушения обмена кальция. М. 102-103. 1985.

207. Ходоров Б.И. Общая физиология возбудимых мембран. Руководство по физиологии. Наука. М. 1975. 406 с.

208. Хорева Е.В., Дымникова Л.П. Температурные различия между артериальной и венозной кровью в магистральных сосудах кролика. Физиол.журн. СССР. 75(8): 11401145. 1989.

209. Хочачка П.В., Сомеро Д.Н. Биохимическая адаптация. М. Мир. 1988. 568 с.

210. Хухо Ф. Нейрохимия: основы и принципы. М. Мир. 1990. 269 с.

211. Цирульников Е.М. Физиологические и клинические подходы в изучении механорецепции. Сенсорные системы. 7(3): 62-74. 1993.

212. Цирульников Е.М., Гургенидзе А.Г., Вартанян И.А. Гаврилов Л.Р. Особенности тактильной и болевой чувствительности в точках акупунктуры. Физиология человека. 12(3): 414-419. 1986.

213. Чередниченко Л.К. Методы исследования теплообмена живого организма. (Физиология терморегуляции. Руководство по физиологии). 441-464. Л. 1984.

214. Чернова Н.Д., Дымникова Л.П. Определение реакций нейронов центра терморегуляции в заднем гипоталамусе кролика на термическое воздействие. Нейрофизиология. 20(3): 291-301. 1988.

215. Чуйкин А.Е., Вовенко Е.П. Механизмы развития гипоксии у крыс в условиях острой иммерсионной гипотермии. Физиол. журн. им.И.М.Сеченова. 79(9): 89-97. 1993.

216. Чуйкин А.Е., Федорова Т.Е. Газообмен и транспорт газов у крыс в процессе отогревания после глубокой иммерсионной гипотермии. Физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 81(9): 52-59. 1995.

217. Шик J1.J1. Регуляция дыхания и ее нарушения. Руководство по клинической физиологии дыхания. J1. 209-230. 1980.

218. Шмидт Р., Тевс Г. Физиология человека. Пер. с англ. (под. ред. Р.Шмидта, Г.Тевса). М. Мир. Т.З. 1996.

219. Шмидт-Ниельсен К. Физиология животных. Приспособление и среда. М. Мир. Т.1.1982. 416 с.

220. Шмидг-Ниельсен К. Размеры животных: почему они так важны. М. Мир. 1987. 259 с.

221. Abe J., Hosokawa H., Okazawa M., Kandachi M., Sawada Y., Yamanaka K., Matsumura K., Kobayashi S. TRPM8 protein localization in trigeminal ganglion and taste papillae. Molecular Brain Res. 136(1-2): 91-98. 2005.

222. Abrams R., Hammel H.T. Cyclic variations in hypothalamic temperature in unanesthetized rats. Am.J.Physiol. 208(4): 698-702. 1965.

223. Adair E.R., Rawson R.O. Autonomic and behavioral temperature regulation. Pflug. Arch. 352: 91-103. 1974.

224. Adolph E.F., Lawrow J.W. Acclimatization to cold air, hypothermia and heat production in the Golden Hamster. Am.J.Physiol. 166(1): 62-74. 1951.

225. Akaike N., Lee K.S., Brown A.M. The calcium current of Helix neuron. J.Gen.Physiol. 71: 509-531. 1978.

226. Andjus R. Suspended reanimation in cooled, supercooled and frozen at rat s. J.Physiol(L). 128(3): 547-556. 1955.

227. Anjus R. Internal cold: protective effects cold death and reanimation. Arch. Biol. Nauk. 13(1-2): 82-132. 1961.

228. Angee M.L., Pechowich D.J., Raison I.K., Wang L.C.H. Seasonal and temperaturerelated changes in mitochondrial membranes associated with torpor in the mammalian hibernation Spermophilus richardsonii.Biochim.Biophys.Acta.776(l): 27-36. 1984.

229. Arokina N.K., Potekhina I.L. Physiological effects of EDTA and EGTA injections on rats under hypothermia. Medico-Biological Problems of Thermophysiology. 20-22. 2002.

230. Aschoff J., Wever R. Kern und Schale in Warmehaushalt des Menschen. Naturwissenschaften. 45: 477. 1958.

231. Babes A., Zorzon D., Reid G. Two populations of cold-sensitive neurons in rat dorsal root ganglia and their modulation by nerve growth factor. Eur. J. Neurosci. 20(9): 2276-2282. 2004.

232. Bade H., Braun H.A., Hensel H., Schafer K. Discharge pattern of cold fibres related to hypothetical receptor mechanisms. J.Physiol. (L). 284: 83. 1978.

233. Bade H., Braun H.A., Hensel H. Parameters of the static burst discharge of lingual cold receptors in the cat. Pflug.Arch. 382(1): 1-5. 1979.

234. Baker M.A., Hayward J.N. Interacranial heat exchange and regulation of brain temperature. Physiol. Pharmacol. 7(3): 349-357.1968 a.

235. Baker M.A., Hayward J.N. The influence of the carotid rets upon hypothalamic temperature in sheep. J. Physiol. (L). 198(7): 561-579. 1968 b.

236. Baldino F., Geller H.M. Electrophysiological analysis of neuronal thermosensitivity in rat-preoptic and hypothalamic tissue cultures. J.Physiol.(L). 173. 1982.

237. Barker J.L., Carpenter D.O. Thermosensitivity of neurons in the sensomotory cortex of the cat. Science. (3945): 597-598. 1970.

238. Bazett H. Theory of reflex controls to explain regulation of body temperature at rest and exercise. J. Appl.physiol. 1: 245-262. 1951.

239. Bazett H., McGlone B. Temperature gradients in the tissues in man. Amer. J. Physiol. 82:415-451. 1927.

240. Bazett H., McGlone B., Brocklenhurst R.Y. The temperatures in the tissues which accompany temperature sensations. J.Physiol. (L). 69(1): 88-112. 1930.

241. Beitel R.E, Dubner R., Harris R., Sumiro R. Role of thermoreceptive afferents in behavioral reaction times to warming temperature shifts applied to the monkey's face. Brain Res. 138(2): 329-346. 1977.

242. Benzing H., Hensel H., Wurster R. Integrated static activity of lingual cold receptors. Pflug.Arch. 311(1): 50-54. 1969.

243. Benzinger T.H. Heat regulation: homeostasis of central temperature in man. Physiol. Rev. 49(4): 671-759.1969.

244. Benzinger T.H. Thermodynamics of living matter: physical foundations of biology. Amer.J.Physiol. 244(6): R743-750. 1983.

245. Benzinger T.H., Huebscher R.G., Minard D., Kitzinger Ch. Human calorimetri by means of the gradient principle. J.appl.Physiol. 12.Suppl.l. 1-24. 1958.

246. Berridge M.J. Elementary and global aspects of calcium signaling. J.Physiol. 499(2): 291-306. 1997.

247. Berridge M.J., Bootman M.D., Lipp P. Calcium a life and death signal. Nature. 395. 645-648. 1998.

248. Birzis L., Hemingway A. Efferent brain discharge during schivering J.Neurophysiol. 20: 156-166. 1957.

249. Bligh J. Possible temperature sensitive elements in or near the vena cava of sheep. J.Physiol. (L). 159(2): 85 P. 1961.

250. Bligh J. The thermosensitivity of the hypothalamus and thermoregulation in mammals. Biol .Rev. 41(3): 317-367. 1966.

251. Bligh J. Neuronal models of mammalian temperature regulation. Essays of temperature regulation. London. Amsterdam. 105-120. 1972.

252. Bligh J. Temperature regulation in mammals and others vertebrates. Amsterdam. London. 1973. 436 p.

253. Bligh J. Regulation of body temperature in man and other mammals. Heat transfer Med. and Biol. 1(2): 15-51.1985.

254. Bligh J. Cells, cell-talk and mammalian hoeothermy. Thermoreception and temperature regulation. Ed. J.Bligh, K. Voigt. Berlin; Nev York; london. 163-175.1990.

255. Bligh J. Mammalian homeothermy: an integrative thesis. Amsterdam: Pergamon Press. 1998.435 p.

256. Borke J.L., Caride A.I., Yaksh T.L. et al. Cerebrospinal fluid calcium homeostasis:ievidence for a plasma membrane Ca -pump in mammalian choroid plexus. Brain Res. 489(2): 355-360. 1989.

257. Boulant J.A., Bignall K.E. Hypotalamic neuronal responses to peripheral and deep body temperatures. Am.J.Physiol. 225(6): 1371-1374. 1973.

258. Boulant J.A., Dean J.B. Temperature receptors in the central nervous system. Ann. Rev.Physiol. 41(8): 639-654. 1986.

259. Boutilier R.G. Mechanisms of cell survival in hypoxia and hypothermia. J.exper. biol. 204 (pt 18): 3171-3181. 2001.

260. Bratincsak A., Palkovits M. Activation of brain areas in rat following warm and cold ambient exposure. Neuroscience. 127(2): 385-397. 2004.

261. Brauchi S., Orio P., Latorre R. Clues to understanding cold sensation: thermodynamics and electrophysiological analysis of the cold receptor TRPM8. Proc. Natl. Acad. SCI USA. 101(43): 15494-15499.2004.

262. Braun H.A., Bade H., Hensel H. Frequency and bursting pattern of cold fibres related to an assumed oscillating receptor mechanisms. Pflug. Arch. 368. R.47. 1977.

263. Braun H.A., Bade H., Hensel H. Static and dynamic discharge patterns of bursting cold fibres related to hypothetical receptor mechanisms. Pflug. Arch. 386(1): 1-9. 1980.

264. Brearley E.A., Kenshalo D.R. Behavioral measurements of the sensitivity of cat's upper lip to warm and cold stimuli. J. comp. physiol. psychol. 70(1): 1-4. 1970.

265. Brown A.G., Iggo A. A quantitative study of cutaneous receptors and afferent fibres in the cat and rabbit. J.Physiol. (L). 193(3): 707-733. 1967.

266. Bruck K., Zeisberger E. Adaptive changes thermoregulation and their neuropharmacological basis. Pharmac. Therap. 35(1): 163-215. 1987.

267. Bullard R.W. Cardiac output of the hypothermic rat. Am.J.Physiol. 196(2): 415419.1959.

268. Burton H. Responses of spinal cord neurons to systematic changes in hindlimb skin temperatures in cats and primates. J.Neurophysiol. 38(5): 1060-1079. 1975.

269. Burton H., Forber D.J., BeJamin R.M. Thalamic neurons responsive to temperature changes of glabrous hend and foot skin in squirrel monkey. Br.Res. 24(2): 179-190. 1970.

270. Burton H., Terashima S.I., Clark J. Response properties of slowly adapting mechanoreceptors to temperature stimulation in cat's. Brain Res. 45(2): 401-416. 1972.

271. Buze M., Werner J. Heat balance of the human body: influence of variations of locally distributed parameters. J.Therm. Biol. 11491): 35-51. 1985.

272. Cabanac M. Interaction of cold and warm temperature signals in the brain stem. In: In: Physiol, and behav. temperat. regul., ed by J.D.Hardy, A.P.Gagge, J.A.J.Stolwjik, Springfield, III, Charles. C.Thomas. 549-561. 1970.

273. Cabanac M., Chatonnet J., Philipot R. Les conditions de temperatures cerebrate et cuntanee moyennes pour 1 apparition du frission thermique chez le chien. Comp. Reud. 260: 680-683.1965.

274. Cabanac M., Hardy J.D. Effect of temperature and pyrogen on unit activity in the rabbits brain stem. Fed. Proc. 26(2): 555. 1967.

275. Cabanac M., Hardy J.D. Responses initaires et thermoregulatries lors de rechauffements et refroidissements localises de la region preoptique et du mesencephale chez le capin. J. Physiol. (Fr.) 61: 331-347. 1969.

276. Carafoli E. Intracellular calcium homeostasis. Ann. Rev. Biochem. 56: 395-433. 1987.

277. Carafoli E. The calcium pumping ATPase of the plasma membrane. Ann. Rev. Physiol. 53:531-547. 1991.

278. Carpenter D.O. Membrane potential produced directly by the Na+-pump in Aplysia neurons. Сотр. Biochem. Physiol. 35(2): 371-385. 1970.

279. Carpenter D.O. Ionic and metabolic bases of neuronal thermosensitivity. Fed.Proc. 40(14): 2808-2813. 1981.

280. Carpenter D.O., Alving B.O. A contribution of a electrogenic Na+-pump to membrane potentials in Aplysia neurons. J.gen.Physiol. 52(1): 1-21. 1968.

281. Carpenter M.B. Neuroanatomy (Editor Toni M. Tracy) Williams, Wilkins. USA. 1985. Carr R.W., Brock J.A. Electrophysiology of corneal cold receptor nerve terminals. Adv.Exp. Med. Biol. 508: 19-23. 2002.

282. Carr R.W., Pianova S., Brock J.A. The effects of polarizing current on nerve terminal impulses recorded from polymodal and cold receptors in the guinea-pig cornea. J.Gen.Physiol. 120(3): 395-405. 2002.

283. Chambers M., Iggo A. Slowly-adapting cutaneous mechanoreceptors. J.Physiol. (L). 192(2): 26-27 P. 1967.

284. Chung-Yui Tai, Smith Q.R., Rapoport S.I. Calcium influxes into brain and cerebrospinal fluid are linearly related to plasma ionized calcium concentration. Brain. Res. 385 2:227-236. 1986.

285. Clongh D.P., Jessen C. The role of spinal thermosensitive structures in the respiratory heat loss during exercise. Pfl.Arch. 347(3): 235-248. 1974.

286. Dagan Z., Weinbaum S., JiJi L.M. Parametric studies on the three layer microcirculatory model for surface tissue energy exchange. J. Biomech. Engin. 108: 89-96. 1986.

287. Darian-Smith I., Johnson K.O., LaMotte C.et al. Coding of incremental changes in skin temperature by single warm fibres in the monkey. J.Neurophysiol. 42(5): 1316-1331. 1979.

288. Dawkins M., Hall D. (Даукинс M., Халл Д.) Образование тепла в жировой ткани. Молекулы и клетки. М. Вып.2. 155-163. 1967.

289. Dostrovsky J.O., Hellon R.F. The representation of facial temperature in the caudaltrigeminal nucleus of the cat. J.Physiol. (L). 277(1): 29-47. 1978.

290. Dubner R., Sumino R., Wood W.Z. A peripheral «cold» fiber population responsive to innocious and noxious thermal stimuli applied to monkey's face. J.Neurophysiol. 38(6): 1373-1389. 1975.

291. Duclaux R. Les receptours thermiques cutanes. J. Physiol. (Paris).73(6): 849-862. 1977.

292. Duclaux R., Kenshalo D.R. Cutaneous receptive fields of primate cold fibres. Brain Res. 55(2): 437-442. 1973.

293. Duclaux R., Kenshalo D.R. Response characteristics of cutaneous warm receptors in the monkey. J.Neurophysiol. 43(1): 1-15. 1980.

294. Duclaux R., Schafer K., Hensel H. Response of cold receptors to low skin temperatures in nose of the cat. J. Neurophysiol. 43(6): 1571-1577. 1980.

295. Dykes R.W. Coding of steady and transient temperatures by cutaneous "cold" fibers serving the hand of monkeys. Brain Res.98(3): 485-500. 1975.

296. Edinger H.M., Eisenman J.S. Thermosensitive neurons in tuberal and posterior hypothalamus of cats. Am. J.Physiol. 219(4): 1098-1104. 1970.

297. Eisenman J.S. Unit activity studies of thermoresponsive neurons. Essays on temperature regulation. Amsterdam. London. 55-69. 1972.

298. Fanger P.O. Thermal comfort analysis and applications in environmental engineering. N.Y. McGraw Hill Book Co. 1972.

299. Feldberg W. The monoamines of the hypothalamus as mediators of temperature responses. In: Physiol, and behav. temperat. regul., ed by J.D.Hardy, A.P.Gagge, J.A.J.Stolwjik, Springfield, III, Charles. C.Thomas. 493-506. 1970.

300. Feldberg W., Myers R.D., Veale W.L. Perfusion from cerebral ventricle to cisterna magna in the cat. Effect of calcium on body temperature. J.Physiol. (L). 207(2): 407-416. 1970.

301. Finger S., Frommer G.P. Effects of cortical and thalamic lesions on temperature discrimination and responsiveness to foot shock in the rat. Brain. Res. 24(1): 68-89. 1970.

302. Fischer H., Tichy H. Cold-receptor cells supply both cold- and warm- responsiveprojection neurons in the antennal lobe of the cockroach. J.Comp. Physiol.A Neuroethol. Sens.Neural.Behav.Physiol. 188(8): 643-648. 2002.

303. Franz D.N., Iggo A. Conduction failure in myelinated and non-myelinated axons at low temperatures. J.Physiol. 199: 319-345. 1968.

304. Fruhstorfer H. Conduction in the afferent thermal pathways of man. In: Zotterman Y. (ed.) Sensory functions of the skin in primates. Pergamon, Oxford, New York, Toronto. 355366. 1976.

305. Gallar J., Acosta M.C., Belmonte C. Activation of scleral cold thermoreceptors by temperature and blood flow changes. Invest.Ophthalmol. Vis.Sci. 44(2): 697-705. 2003.

306. Gallego R., Eyzaguirre C., Meuti-Bloch L. Thermal and osmotic responses of arterial receptors. J.Neurophysiol. 42(3): 665-680. 1979.

307. Gautier H. Body temperature regulation in the rat. J.Therm.Physiol. 25(4): 273-279.2000.

308. Gilbert T.M., Blatteis C.M. Hypothalamic thermoregulation pathways in the rat. J. Appl. Physiol. 43: 770. 1977.

309. Geisbrecht G.G., Bristow G.K. Recent advances in hypothermia research. Ann. N.Y. Academy of Sciences 813: 663-675. 1997.

310. Geisbrecht G.G. Emergency treatment of hypothermia. Emerg. Med. 13(1): 9-16. 2001. Gordon C.J. Thermal biology of the laboratory rat. Physiology and Behavior. 47(5): 963-991. 1990.

311. Guler A.D., Lee H., Iida T., Shimuzu I., Tominaga M., Caterina M. Heat-evoked activation of the ion channel, TRPV4. J.Neurosci. 22(15): 6408-6414. 2002.

312. Halvorson I., Thornhill J. Posterior hypothalamic stimulation of anesthetized normothermic and hypothermic rats evokes shivering thermorenesis. Brain Res. 610(2): 208215.1993.

313. Hammel H.T. Regulation of internal body temperature Ann.Rev.Physiol. 30(2): 641710. 1968.

314. Hammel H.T. The set-point in temperature regulation analogy or reality. In: Essays on temperature regulation. Ed. J.Bligh, Amsterdam-London. 121-138. 1972.

315. Hammel H.T. Negative plus positive feedback. Thermoreception and temperature regulation. Ed. J.Bligh.K.Voight. Belin. Nev York, London. 175-182. 1990.

316. Hardy J.D. Physiology of the temperature regulation. Physiol. Rev. 41(3): 521-606.1961.

317. Hardy J.D. Thermoregulatory responses to temperature changes in the midbrain of the rabbit. Fed. proc. 28(3): 713. 1969a.

318. Hardy J.D. Brain sensors of temperature. Columbia. 1969b.

319. Hardy J.D. Models of temperature regulation a review. In: Essays on temperature regulation. Amsterdam. 163-186. 1972.

320. Harnett R.M., Pruit J.R., Siass F.R. A rewiew of the literature concerning resuscitation from hypothermia. Avia. Space Envir. Med. 54 (Pt.l, 2): 425-434, 487-495. 1983.

321. Hayward I.S. The physiology of immersion hypothermia. London: Groom Helm. 26-28.1993.

322. Heller H.S. Hibernation: neural aspects. Ann. Rev. Physiol. 41. 1979. Hellon R.F. Thermal stimulation of hypothalamic neurones in unanesthetized rabbits. J.Physiol. (L). 193(2): 381-395. 1967.

323. Hellon R.F. Hypothalamic neurons responding to changes in hypothalamic and ambient temperatures. In: Physiol, and behav. temperat. regul., ed by J.D.Hardy, A.P.Gagge, J.A.J.Stolwjik, Springfield, III, Charles. C.Thomas.463-471. 1970a.

324. Hellon R.F. The stimulation of hypothalamic neurones by changes in ambient temperature. Pflug. Arch. 321(1): 56-66. 1970 b.

325. Hellon R.F., Misra N.K. Neurones in the wentrobasal complex of the rat thalamus responding to scrotal skin temperature changes. J.Physiol. 232: 389-399. 1973a.

326. Hellon R.F., Misra N.K., Provins K.A. Neurones in the somatosensory cortexs of the rat responding to scrotal skin temperature changes. J.Physiol. 232: 401-411. 1973b.

327. Hellon R.F., Misra N.K. Neurones in the dorsal horn of the rat responding to scrotal skin temperature changes. J.Physiol. 232(2): 375-388. 1973 c.

328. Hellon R.P., Hensel H., Schafer K. Thermal receptors in the scrotum of the rat. J.Physiol. (L). 248(2): 349-357. 1975.

329. Hellon R.F., Townsend Y., Cranston W.I. A search for thermal receptors in central vasculature. In: New trends in thermal physiology, (ed. Houdas Y., Guieu J.D.) Masson. Paris. 101. 1978.

330. Hellstrom B., Hammel H. Some characteristics of temperature regulation in the dog. Amer.J.Physiol. 213(2): 547-559. 1967.

331. Hemingway A. Shivering. Physiol.Rev. 43. 397-422.1963.

332. Hensel H. Die intracutane Temperaturbewegung bei Einwirkung au(eres Temperaturreise. Pflug.Arch. 252(2): 146-164. 1950a.

333. Hensel H. Temperaturempfindung und intracutane Warmebewegung. Pflug.Arch. 252(2): 165-215. 1950b.

334. Hensel H. The time factor in thermoreceptor excitation. Acta physiol.scand. 29(1): 109116. 1953.

335. Hensel H. Cutaneous thermoreceptors. In: Ainsley Iggo (ed.) Somatosensory system v.II Handbook of sensory physiology, chapt.3. Berlin: Springer. 2: 79-110. 1973.

336. Hensel H. Functional and structural basis of thermoreception. In: Somatosensory and visceral.receptor.mechanisms, Progr.Brain Res. 43: 105-118. 1976.

337. Hensel H. Thermoreception and temperature regulation. Academic, New York. 1981. Hensel H. Recent advances in thermoreceptor physiology. J. Therm. Biol. 8(1-2): 3-6.1983.

338. Hensel H., Andres K.H., During M. Structure and function of cold receptors. Pflug.Arch. 352(1): 1-10. 1974.

339. Hensel H., Bruck K., Raths P. Homeothermic Organisms. In: Temperature and Life. Berlin-Heidelberg-N.Y. Springer. 503-761. 1973.

340. Hensel H., Iggo A. Analysis of cutaneous warm and cold fibres in primates. Pflug.Arch. 329(1): 1-8. 1971.

341. Hensel H., Kenshalo D.R. Warm receptors in the nasal region of the cats. J.Physiol. (London). 204(1): 99-112. 1969.

342. Hensel H., Schafer K. Effects of calcium on warm and cold receptors. Pflug.Arch 352(1): 87-90. 1974.

343. Hensel H., Schafer K. Thermoreception and temperature regulation in man. Recent Adv. Med.Thermol.Proc,3rd Int. Congr. Thermol. Bath, 29 March- 2 Apr.,1982.New York London. 51-64. 1982.

344. Hensel H., Strom L., Zotterman Y. Electrophysiological measurements of depth of thermoreceptors. J.Neurophysiol. 14(4): 423-439. 1951.

345. Hensel H., Witt J. Spatial temperature gradient and thermoreceptor stimulation. J. Physiol. (L). 148(1): 180-187. 1959.

346. Hensel H., Wurster R.D. Static behavior of cold receptors in the trigeminal area. Pflug.Arch. 313(2): 153-154. 1969.

347. Hensel H., Wurster R. D. Static properties of cold receptors in nasal area of cats. J.Neurophysiol. 33(2): 271-275. 1970.

348. Hensel H., Zotterman Y. Action potentials of cold fibres and intracutaneous temperature gradient. J.Neurophysiol. 14(5): 377-385. 1951.

349. Heppelmann B., Gallar J., Trost B., Schmidt R.F., Belmonte C. Three-dimensional reconstruction of scleral cold thermoreceptors of the cat eye. J.Comp. Neurol. 441(2): 148154.2001.

350. Hilbert A.J., Else P.L. Comparison of the "mammal machine" and the "reptile machine: energy use and thyroid activity. Amer. J. Physiol. 241(5): R 350-356. 1981.

351. Hochachka P.W. Defense strategies against hypoxia and hypothermia. Science. 231 4755 :234-241. 1986.

352. Hohtola E., Stevens E.D. The relationship of muscle electrical activity, tremor and heat production to shivering thermogenesis in japanese quail. J.Exp.Biol. 125: 119-135. 1986.

353. Houdas Y., Lecroart J.L., Ledru C., Carette G., Guieu J.-D. The thermoregulatory mechanisms considered as a follow-up system. In: New trends in thermal Physiology, ed. Y. Houdas., J.-D. Guieu. Masson. Paris. 11-19. 1978.

354. Hon A., Minato K., Kobayashi S. Warming-activated channels of warm-sensitive neurons in rat hypothalamic slices. Neurosci. Lett. 275(2): 93-96. 1999.

355. Jacobson H., Squires R.D. Thermoregulatory responses of the cat to preoptic and environmental temperature. In: Physiol, and behav. temperat. regul., ed by J.D.Hardy, A.P.Gagge, J.A.J.Stolwjik, Springfield, III, Charles. C.Thomas. 581-596. 1970.

356. Jansky L. Humoral thermogenesis and its role in maintaining energy balance. Physiol. Rev. 75(2): 237-259. 1995.

357. Jansky L., Vavra V., Jansky P., Kuns P., Knzkova I., Jandova D., Slovacek K. Skin temperature changes in humans induced by local peripheral cooling. J.of therm. Biol. 28(5): 429-437. 2003.

358. Jarvilehto T. Neural coding in the temperature sense. Ann. Acad.Sci.fenn., Scr.B. 184(1): 1-71. 1973.

359. John D. Annual lipid cycles in hibernators: integration of physiology and behavior. Annu Rev Nutr. 25: 469-497. 2005.

360. Johnson K.O., Darian-Smith I., LaMotte C. et al. Coding of incremintal changes in skin temperature by a population of warm fibers in the monkey: correlation with intensity discrimination in man. J.Neurophysiol. 42(5): 1332-1353. 1979.

361. Jokoi J. Effect of ambient temperature upon emotional hyperthermia and hypothermia in rabbit. J.Appl.Physiol. 21(6): 1966.

362. Kamm K.E., Zatzman M.L., Jones A.W., South F.E. Maintenance of ion concentration gradients in the cold in aorta from rat and ground squirrel. Amer. J. Physiol. 237(1): CI 7-C22. 1979.

363. Katschinski D.M. On heat and cells and proteins. News Physiol. Sci. 19: 11-25. 2004.

364. Kelso S., Boulant J. Thermosensitive single-unit activity of in vitro hypothalamic slices. Amer.J.Physiol. 243(1 ):480-490. 1982.

365. Kempainen R.R., Brunette D.D. The evaluation and management of accidental hypothermia. Respir. Care. 49(2): 192-205. 2004.

366. Kenshalo D.R. Cutaneous temperature sensitivity. Found, sensory sci. Berlin. 419-464.

367. Kenshalo D.R. Brearley E.A. Electrophysiological measurements of sensitivity of the cat's upper lip to warm and cold stimuli. J.Comp.Physiol.Psychol. 70(1): 5-14.1970.

368. Kenshalo D.R., Cormier D., Mellos M. Some response properties of cold fibers to cooling. Progr.Brain. Res. 43: 129-142. 1976.

369. Kenshalo D.R., Duclaux R. Response characteristics of cutaneous cold receptors in the monkey. J.Neurophysiol. 40(2): 319-332. 1977.

370. Khasabov S.G., Cain D.M., Thong D., Mantyh P.W., Simone D.A. Enhanced responses of spinal dorsal horn neurons to heat and cold stimuli following mild freeze injury to the skin. J.Neurophysiol. 86(2): 986-996. 2001.

371. Kiley J.P., Eldridge F.L., Millhorn D.E. The effect of hypothermia on central neural control of respiration. Respir. Physiol. 58(3): 295-312.1984.

372. Kluger M.J., Heath J.E. Effect of preoptic anterior hypothalamic lesion on thermoregulation in the bat. Am. J.Physiol. 221(1): 144-149. 1971.

373. Kobayashi S. Warm- and cold-sensitive neurons inactive at normal core temperature in rat hypothalamic slices. Br.Res. 362(1): 132-139.1986.

374. Kobayashi S. Temperature-sensitive neurons in the hypothalamus a new hypothesis that they act as thermostats, not as transducers. Prog. Neurobiol. 32: 103-135. 1989.

375. Kobayashi A., Osaka T. Involvement of the parabrachial nucleus in thermogenesis induced by environmental cooling in the rat. Pflug. Arch. 446(6): 760-765. 2003.

376. Kobayashi S., Takahashi T. Whole-cell properties of temperature-sensitive neurons in rats hypothalamic slices. Proc. R Soc. Lond. B. Biol. Sci. 251(1331): 89-94. 1993.

377. Konietzny F., Hensel H. Warm fiber activity in human skin nerves. Pflug.Arch. 359(3): 265-267. 1975.

378. Konietzny F., Hensel H. The dynamic response of warm units in human skin nerves. Pflug.Arch. 370(1): 111-114. 1977.

379. Konietzny F., Hensel H. The neural basis of the sensory quality of warmth. In: Kenshalo D. (ed.). Sensory functions of the skin of humans. New York. 241-260. 1979.

380. Konietzny F., Hensel H. Static and dynamic properties of cold units in human hairyskin. J.Therm.Biol. 8(1-2): 11-13. 1983.

381. Kostyuk P.G., Krishtal O.A. Effect of calcium and calcium-chelating agents on the inward and outward currents in the membrane of mollusc neurones. J.Physiol. (L). 270: 569580. 1977.

382. Kreisman N.R., Zimmermann I.D. Cortical unit responses to temperature stimulation of the skin. Br.Res. 25(1): 184-187. 1971.

383. Maclean D., Emslie-Smith D. Accidental hypothermia. Blackwell Scientific publications. Oxford ets. 1977.490 p.

384. Magoun H.W., Harrison F., Brobeck J.R., Ranson S. Activation of heat loss mechanisms by local heating of the brain. J.Neurophysiol. 1(2): 101-114. 1938.

385. Mallick B.N., Jha S.K., Islam F. Presence of alpha-1 adrenoceptors on thermosensitive neurons in the medial preoptico-anterior hypothalamic area in rats. Neuropharmacol. 42(5): 697-705. 2002.

386. Marilyn S. Leftwich, Kenshalo R. Temperature sensitivity of the tipe I slowly adapting mechanoreceptors. Fed.Proc. 29(2): 522 Abs. 1970.

387. Martin H. F., Manning J.W. Thalamic "warming" and "cooling" units responding to cutaneous stimulation. Br.Res. 27(2): 377-381. 1971.

388. Martin H. F., Manning J.W. Response of A- fibres of peripheral nerve to warming of cutaneous fields. Brain Res. 43(2): 653-656. 1972.

389. Martin S., Cooper K.E. The relationship of deep and surface skin temperatures to the ventilatory responses elicited during cold water immersion. Can.J.Physiol. and Pharmacol. 56(6): 999-1004. 1978.

390. Matsumura K.J., Tsai C.L., Nakayama T. Thermal responses of ventromedial hypothalamic neurons in vivo and in vitro. Br.Res. 445(1): 193-197. 1988.

391. McKemy D.D., Neuhausser W.M., Julius D. Identification of a cold receptor reveals a general role for TRP channels in thermosensation. Nature. 416(6876): 52-58. 2002.

392. Meigal A.Y., Oksa J., Hohtola E., Lupandin Y.V., Rintamaki H. Influence of cold shivering on fine motor control in the upper limb. Scandinavian Physiological Society. 41-47. 1998.

393. Meuse S. Effect of temperature on the discharges of muscle spindels and tendon organs. Pflug. Arch.374(3) 159-166. 1978.

394. Molinary H.H., Kenshalo D.R. Effect of cooling rate on the dynamic response of cat cold units. Exp.Neurol. 55(3): 546-555. 1977.

395. Moseley P.L. Heat shock proteins and heat adaptation of the whole organism. J. Appl. Physiol. 83(5): 1413-1417. 1997.

396. Murakami N., Stolwijk J.A., Hardy J.D. Responses of preoptic neurons to anaesthetic and peripheral stimulation. Am.J.Phyiol. 213: 1015-1024. 1967.

397. Myers R.D. Ionic concept of set point for body temperature: resent studies of hypothalamic function. Intern. Symp. Calgary. Basel. 371-390. 1974.

398. Myers R.D. Hypothalamic control of thermoregulation neurochemical mechanisms. Handbook of the hypothalamus. 3A: 83-181. 1980 a.

399. Myers R.D. Catecholamines and the regulation of body temperature. Adrenerg. Activ. And inhib. P. 1. Berlin e.a. 549-567. 1980 b.

400. Myers R.D., Brophy P.D. Temperature changes in the rat produced by altering the sodium calcium ratio in the cerebralventricles. Neuropharmacology. 11: 351. 1972.

401. Nakayama T., Ishikawa J., Tsurutani T. Projection of scrotal thermal afferents to the preoptic and hypothalamic neurons in rat. Pflug.Arch. 380: 59-64. 1979.

402. Nakayama T., Hardy J.D. Unit responses in the rabbit s brain stem to changes in brain and cutaneous temperature. J.Appl.Physiol. 27(6): 848-857. 1969.

403. Nakayama T., Kanosue K., Ishikawa J., Matsumura K., Imai K. Dynamic response of preoptic and hypothalamic neurons to scrotal thermal stimulation in rats. Pflug. Arch. 396(1): 23-26. 1983.

404. Necker R. Thermoreception and temperature regulation in homeothermic vertebrates. In: Progress in sensory physiology, Berlin. 2(1): 1-47. 1981.

405. Nicholls D., Locke R.M. Mechanisms of thermogenesis in brown adipose. Physiol. Rev. 64(1): 1-64. 1984.

406. Nielsen B. Thermoregulation in rest and exercise. Acta Physiol.Scand. Suppl. 323: 1-74. 1969.

407. Nutik S.L. Effect of temperature change of the preoptic region and skin on posterior hypothalamic neurons. J. Physiol. (Fr.).63(3): 368-370. 1971.

408. Nutik S.L. Posterior hypothalamic neurons responsive to preoptic region thermal stimulation. J.Neurophysiol. 36(2): 238-249. 1973 a.

409. Nutik S.L. Convergence of cutaneous and preoptic region thermal afferents on posterior hypothalamic neurons. J.Neurophysiol. 36(2): 250-257. 1973 b.

410. Ogata K. Central nervous and metabolic aspects of body temperature regulation. Bull.Inst. Constitution. Medicine 16, suppl. Kumamoto Univ. 1966.

411. Okazawa M., Takao K., Hori A., Shiraki T., Matsumura K., Kobayashi S. Ionic basis of cold receptors acting as thermostats. J.Neurosience. 22(10): 3994-4001. 2002.• Okazawa M., Terauchi T., Shiraki T., Matsumura K., Kobayashi S. 1-Menthol-induced

412. Ca2+)i increase and impulses in cultured sensory neurons. Neuroreport. 11(10): 2151-2155. 2000.

413. Osaka T. Thermogenesis elicited by skin cooling in anaesthetized rats: lack of contribution of the cerebral cortex. J.Physiol. 555(2): 503-513. 2003.

414. Paintal A.S. Block of conduction in mammalian myelinated nerve fibres by low temperatures. J.Physiol. 180: 1-19. 1965 a.

415. Paintal A.S. Effects of temperature on conduction in single vagal and saphenous myelinated nerve fibres of the cat. J. Physiol. 180: 20-49. 1965 b.

416. Patapoutian A., Peier A.M., Story G.M., Viswanath V. Thermo TRP channels and beyond: mechanisms of temperature sensation. Nat. Rev. Neurosci. 4(7): 529-539. 2003.

417. Paton B.C. Accidental hypothermia. In: Thermoregulation: pathology, pharmacology and therapy.(Ed. E.Schonbaum., P.Lomax.New York: Pergamon Press. Inc. Ch.ll: 397-454. 1991.

418. Paul M.J., Freeman D.A., Park J.H., Dark J. Neuropeptide Y induces torpor-like hypothermia in Siberian hamster. Brain Res. Aug. 10. 2005.

419. Pedersen K.O. Binding of calcium to serum albumin. Effect of pH via competitive hydrogen and calcium ion binding to the Imidazole Groups of albumin. Scand. J.Clin.Lab. Invest. 29(1): 75-83. 1972 a.

420. Pedersen K.O. Binding of calcium to serum albumin. Effect of temperature and thermodynamics of calcium-albumin interaction. Scand. J.Clin.Lab. Invest. 30(1): 89-94. 1972 b.

421. Pellegrino L.J., Pellegrino A.S., Cushman A.J. A stereotaxic atlas of the rat brain. N.Y.1979.

422. Perl E.R., Whitlock D.G., Gentry J.R. Cutaneous projection to second-order neurons of the dorsal column system. J.Neurophysiol. 25(3): 337-358. 1962.

423. Phillips P.K., Heath J.E. Denendency of surface temperature regulation on body size interstrial mammals. J.Therm. biol. 20(3): 281-289. 1995.

424. Pierau F.-K., Carpenter D.,0. Metabolic control of peripheral temperature receptors in the scrotal skin of the rat. Isr.J.Med.Sci. 12(9): 1044-1046. 1976.

425. Pierau F.-K., Klee M.R., Klussman F. Effects of local hypo- and hyperthermia on mammalian spinal motoneurones. Fed.Proc. 28(3): 1006-1010. 1969.

426. Pierau F.-K., Klussman F.W. Spinal exitation and inhibition during local spinal cooling and warming. J.Physiol.(Fr.) 63(3): 380-382. 1971.

427. Pierau F.-K., Torrey P., Carpenter D.O. Mammalian cold receptor afferents: role of an electrogenic sodium pump in sensory transduction. Brain.Res. 73(1): 156-160. 1974.

428. Pierau F.-K., Torray P., Carpenter D.O. Afferent nerve fiber activity responding to temperature changes of scrotal skin of the rat. J.Neurophysiol. 38(3): 601-612. 1975 a.

429. Pierau F.-K., Torrey P., Carpenter D.O. Effect of ouabain and potassium-free solution on mammalian thermosensitive afferents in vitro. Pflug.Arch. 359(4): 343-356.1975 b.

430. Pierau F.-K., Wurster R.D. Primary afferent input from cutaneous thermoreceptors. Fed.Proc. 40(14): 2819-2824. 1981.

431. Poulos D.A., Benjamine R.M. Response of thalamic neurones to thermal stimulation of the tongue. J.Neurophysiol. 7(1): 28-43. 1968.

432. Pozzan T., Rizzuto R., Volpe P., Meldolesi J. Molecular and cellular physiology of intracellular calcium stores. Physiol.Rev. 74(3): 595-636. 1994.

433. Prebendowski J., Lewin-Kowalik J. Influence of intraperitoneal administration of calcium on body temperature and resistance to thermal stress in rats. Acta Physiol. Pol. 29(5): 459-464. 1978.

434. Priestland R.N., Whittam R. The dependence on temperature and phosphatidylserine of adenosine triphosphatase activity of the sodium pump. J.Physiol. (L). 211(2): 22-24P. 1970.

435. Proud D. Nitric oxide and the common cold. Curr. Opin. Allergy. Clin. Immunol. 5(1): 37-42. 2005.

436. Pulsinelli W. The inschemic penumbra in stroke. Science. Amer. (Sc. Med.) 2(1): 1625. 1995.

437. Rahn H. Pco2, pH and body temperature. In: Carbon dioxide and metabolism regulation. N.Y. Springer-Velgrad. 152-162. 1974.

438. Reaves T.A., Hayward J.N. Hypothalamic and extrahypothalamic thermoregulatory centers. In: Body temperature. N.Y. 39-70. 1979.

439. J) Refinetti R., Carlisle H.J. Effects of anterior and posterior hypothalamic temperaturechanges on thermoregulation in the rat. Physiol. Behav. 36(6): 1099-1103. 1986.

440. Reid G., Babes A., Pluteanu F. A cold- and menthol-activated current in rat dorsal root ganglion neurones: properties and role in cold transduction. Physiol. 545(Pt 2): 595-614. 2002.

441. Riedel W. Warm receptors in the dorsal abdominal wall of the rabbit. Pflug. Arch. 361(3): 205-206. 1976.

442. Riedel W., Siaplauras G., Simon E. Intraabdominal thermosensitivity in the rabbit as compared with spinal cord thermosensitivity. Pflug. Arch. 340: 559-570. 1973.

443. Rohacs T., Lopes C.M., Michailidis I., Logothetis D.E. PI(4,5)P2 regulates the activation and desensitization of TRPM8 channels through the TRP domain. Nat. Neurosci. 8(5): 626-634. 2005.

444. Rowe W.D., Sessle B.J. Response of trigeminal ganglion and brain stem neurones in the cat to mechanical and thermal stimulation of the face. Brain Res. 42(2): 367-384. 1972.

445. Rowell L.B. Reflex control of the cutaneous vasculature. J.invest. Dermatol. 69(1): 154166. 1977.

446. Sarti A., Recanati D., Furlan S. Thermal regulation and intraoperative hypothermia. Minerva Anestesiol. 71(56): 379-383. 2005.

447. Sato H., Hasegawa Y. Reflex changes in discharge activities of gamma efferents to varying skin temperatures in cats. Pflug. Arch, ges Physiol. 372(2): 195-201. 1977.

448. Sawyer C.H., Everett J.W., Green J.D. The rabbit diencephalon in stereotaxis coordinates. J.of comp. Neurology. 101(3): 801-824. 1954.

449. Saxena P.N. Sodium and calcium ions in the control of temperature set-point in the pigeon. Br. J.Pharmacol. 56(2): 187-192. 1976.

450. Schafer K. A quantitative study of the dependence of feline cold receptor activity on the calcium concentration. Pflug. Arch. 409(1-2): 208-213. 1987.

451. Schafer K., Braun H.A., Hensel H. Static and dynamic activity of cold receptors at various caicium levels. J. Neurophysiol. 47(6): 1017-1028. 1982.

452. Schafer K., Braun H.A. Modulation of cutaneous cold receptor function by electrolytes, hormones and thermal adaptation. Physiol. Res. 41(1): 71-75. 1992.

453. Schafer K., Braun H.A., Hensel H. Adaptive changes of thermoreceptor dischargeretated to hypothetical receptor mechanisms. J.Therm.Biol. 8(4): 396-397. 1983.

454. Schafer K., Braun H.A., Hensel H. Cold fiber discharge pattern under in vitro conditions: ouabain and K+ -effects. Recent Adv.Med.Thermol.ProcJ1^. Int.Congr.Thermol. Bath. 29 March.- 2 Apr.New York. London. 65-71. 1984.

455. Schanne F.A.X., Kane A.B., Young E.E., Farber J.L. Calcium dependence of toxic cell deach. Science. 206: 700-702. 1979.

456. Schingnitz G., Werner J. Response of thalamic neurons to thermal stimulation of the limbs, scrotum and tongue in the rat. J. Therm. Biol. 5(1). 53-61. 1980.

457. Siesjo B.K. Historical overview: calcium, ischemia, and death of the brain cells. Ann. N.Y. Acad. Sei. 522: 638-661. 1988.

458. Siesjo B.K., Bengtsson F. Calcium fluxes, calcium antagonist, and calcium-related pathology in brain ischemia, hypoglycemia, and spreading depression: a unifying hypothesis. J.of Cerebral Blood Flow and Metabolism. 9(2): 127-140. 1989.

459. Simon E. Temperature regolation the spinal cord as a site of extrahypothalamic thermoregulatory functions. Rev. Physiol. Biochem. A pharmacol. 71: 1-76. 1974.

460. Simon E., Pierau F., Taylor D.C. Central and periferal thermal control of effectors in homeothermic temperature regulation. Physiol. Rev. 66(2): 235-300. 1986.

461. Simon E., Iriki M. Sensory transmission of spinal heat and cold sensitivity in ascending spinal neurons. Pflug. Arch. Ges Physiol. 328(2): 103-120. 1971.

462. Snellen J.W. Set point and exercise. In: Essays on temperature Regulation. Ed. J.Bligh, R.E.Moore. Amsterdam: North Holland. 138-148. 1972.

463. Snellen J.W., Mitchell D., Busansky M. Calorimetric analysis of the effect of drinking salin solution of whole-body sweating. An attempt to measure average body. Pflug. Arch. 331(1): 124-133. 1972.

464. Sonna L.A., Fujita J., Gaffin S.L., Lilly C.M. Invited review: effects of heat and cold stress on mammalian gene expression. J.Appl. Physiol. 92(4): 1725-1742. 2002.

465. Spray D.C. Cutaneous temperature receptors. Ann. Rev. Physiol. 48(7): 625-630. 1986.

466. Stainer M.W., Mount L.E., Bligh J. Energe balance and temperature regulation. Cambridge. 1984. 152 p.

467. Steiner A. A., Branco L.G.S. Nitric oxide in the regulation of body temperature and fever. J.Therm.Biol. 26(3): 325-330. 2001.

468. Stolwijk J. Mathematical model of thermoregulation. In: Physiol, and behav. temperat. regul., ed by J.D.Hardy, A.P.Gagge, J.A.J.Stolwjik, Springfield, III, Charles. C.Thomas. 703721. 1970.

469. Stocks J.M., Taylor N.A., Tipton M.J., Greenleaf J.E. Human physiological responses to cold exposure. Aviat. Space Environ. Med. 75(5): 444-457. 2004.

470. Storey K.B. Mammalian hibernation. Transcriptional and translational controls. Adv. Exp. Med.Biol. 543: 21-38. 2003.

471. Swan H. Thermoregulation and bioenergetics: patterns for vertebrate survival. Elsevier. New York. 1974. 430 p.

472. Szekely M., Szelenyi Z. Regulation of energy balance by peptides: a rewiew. Curr. Protein Pept. Sci. 6(4): 327-353. 2005.

473. Takatani O., Uechi M., Nakamura Y. Electroencephalograms from neocortex and limbic sistem during temperature regulating responses of the rabbit. Neurol. 18(4): 392-403. 1967.

474. Tanaka M., Tonouchi M., Hosono T., Nagashima K., Yanase-Fujiwara M., Kanosue K. Hypothalamic region facilitating shivering in rats. Jpn. J. Physiol. 51(5): 625-629. 2001.

475. Thauer R., Simon E. Spinal cord and temperature regulation. In: Advances in Climatic Physiology (S.Itho, K.Ogata, H.Yoshimura, eds) Tokyo. Berlin-Heidelberg. N.Y.Springer. 22-49. 1972.

476. Thut P.D., Wrigley D., Gold M.S. Cold transduction in rat trigeminal ganglia neurons in vitro. Neuroscience. 119(4): 1071-1083.2003.

477. Tsien R.W., Tsien R.Y. Calcium channels, stores and oscillations. Am.Rev.Cell.Biol. 6(4): 715-760. 1990.

478. Viana F, de la Pena E., Belmonte C. Specificity of cold thermotransduction is determined by differential ionic channel expression. Nat. Neurosci. 5(3): 254-260. 2002.

479. Villanova N., Azpiroz F., Malagelada J.R. Perception and gut reflexes induced by stimulation of gastrointestinal thermoreceptors in humans. J.Physiol. (Lond.). 502(Pt 1):215-222. 1997.

480. Wada Y., Kayo T., Koizumi A. Characterization of gene expression profile accociated with energy restriction-induced cold tolerance of heart. Microsc. Res. Tech. 54(9): 313-316. 2002.

481. Wainberg E.D. Hypothermia. Ann. Emerg. Med. 22(2): 370-377. 1993. Walter S.I., Bledsoe T.A., Tenney S. Characterisation by stimulation of medullary mechanisms underlaying gasping neurogenesis. J.Appl.Physiol. 58: 121-128. 1985.

482. Wang L.C.H., Pechowich D.J. Physiological and biochemical aspects of mammalian hibernation. In: Circulation, respiration and metabolism. Ed: R.Gilles, Berlin, Heidelberg, Spriger-Vertag, 531-542. 1985.

483. Wang S.Q., Lakatta E.G., Cheng H., Zhou Z.Q. Adaptive mechanisms of intracellular calcium homeostasis in mammalian hibernators. J.Exp. Biol. 205(Pt 19): 2957-2962. 2002.

484. Webb P. Thermoregulation into water. The physiology and medicine of diving. Ch.7(Ed. P.Bennet, D.Elliot. London). 300-338.1982.

485. Webb P. Afterdrop of body temperature during rewarming. J.Appl.Physiol. 60: 385-390.1986.

486. Webb P., Annis J.F., Troutman S.J. Jr. Human calorimetry with a water-cooled garment. J.Appl.Physiol. 32: 412-418. 1978.

487. Weddell G., Palmer E., Pallie W. The morphology of peripheral nerve terminations in the skin. Biol.Rev. 30: 159-195. 1955.

488. Werner J. The concept of regulation for human body temperature. J. Therm.Biol. 5(1): 75-82.1980.

489. Werner J. Functional mechanisms of temperature regulation, adaptation and fever: complementary by stem theoretical and experimental evidence. Pharmac. Ther. 37: 1-23. 1988.

490. Werner J., Webb P. A six-cilinder model of human thermoregulation. Ann.Physiol.Anthrop. 12(3): 123-134. 1993.

491. Willis J.S. The possible roles of cellular K+ for survival of cells at low temperature. Cryobiology. 9(5): 351-366. 1972.

492. Willis J.S. Hibernation: cellular aspects. Annu.Rev.Physiol. 41(p.l): 275-286. 1979.

493. Wissler E.H. Mathematical simulation of human thermal behavior using whole body models. J.Appl.Physiol. 325-373. 1985.

494. Wit A., Wang S.C. Temperature sensitive neurons in preoptic anterior hypothalamic region: effects of increasing ambient temperature. Amer. J.Physiol. 215(5): 1151-1159. 1968.

495. White M.D., Cabanac M. Respiratory heat loss and core temperatures during submaximal exercise. J.Therm.biol. 20(6): 489-496. 1995.

496. White F.N., Somero G.N. Acid-base regulation and phospholipid adaptation to temperature: time courses and physiological significance of modifying the milieu for protein function. Physiol.Rev. 62(1): 40.1982.

497. Wolege R.C., Curtin N.A., Hompsher E. Energetic aspects of muscle contraction. New York. London. 1983.290 p.

498. Wünnenberg W., Bruck K. Studies on the ascending pathway from the thermosensitive region of the spinal cord. Pflug. Arch.Physiol. 321(3): 233-241. 1970.

499. Wünnenberg W., Hardy J.D. Response of single unit of the posterior hypothalamus to termal stimulation. J. Appl. Physiol. 33(4): 547-552. 1972.

500. Yoshida K., Konishi M., Nagashima K., Saper C.B., Kanosue K. Fos activation in hypothalamic neurons during cold or warm exposure: projections to periaqueductal gray matter. Neuroscience. 133(4): 1039-1046. 2005.

501. Zieger M.A., Glofcheski D.R., Lepock J.R., Kruuv J. Factors influencing survival of mammalian cells exposed to hypothermia. IV. Effects of iron chelation. Cryobiology. 27(4): 452-464. 1990.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.