Метилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 как панель диагностических маркеров рака предстательной железы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.23, кандидат медицинских наук Меринова, Олеся Васильевна

  • Меринова, Олеся Васильевна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2018, Москва
  • Специальность ВАК РФ14.01.23
  • Количество страниц 146
Меринова, Олеся Васильевна. Метилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 как панель диагностических маркеров рака предстательной железы: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.23 - Урология. Москва. 2018. 146 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Меринова, Олеся Васильевна

ВВЕДЕНИЕ......................................................................................................................5

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛАБОРАТОРНОЙ ДИАГНОСТИКЕ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) 14

1.1. Эпидемиология рака предстательной железы.....................................................14

1.2. PSA и его место в современной диагностике рака предстательной железы.... 16

1.3. Изоформы PSA в диагностике рака предстательной железы............................23

1.4. Циркулирующие опухолевые клетки и антитела, тропные к антигенам эпителиальной ткани.....................................................................................................26

1.5. Молекулярно-генетические маркеры рака предстательной железы.................29

1.5.1. Место PCA3 в диагностике рака предстательной железы..............................30

1.5.2. Генетические маркеры рака предстательной железы......................................32

1.5.2.1. Гены предрасположенности к РПЖ...............................................................33

1.5.2.2. Мутации генов и развитие РПЖ.....................................................................34

1.5.3. Эпигенетические маркеры рака предстательной железы...............................35

1.5.3.1. Гиперметилирование генов-супрессоров опухолевого роста.....................35

1.5.3.2. Маркеры гипометилирования ДНК................................................................40

1.5.3.3. Роль определения транскриптов мРНК в диагностике РПЖ......................41

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ......................................................................45

2.1. Клинический материал..........................................................................................45

2.2. Методы обследования больных............................................................................45

2.2.1. Клинические методы обследования больных..................................................45

2.2.2. Физикальное обследование................................................................................45

2.2.3. Ультразвуковые методы исследования.............................................................47

2.2.4. Лабораторные методы исследования................................................................47

2.2.5. Трансректальная биопсия предстательной железы.........................................48

2.2.6. Патоморфологические методы исследования..................................................49

2.2.7. Стадирование РПЖ.............................................................................................50

2.2.8. ПЦР исследуемой панели молекулярно-генетических маркеров..................50

2.3. Статистическая обработка полученных результатов исследования.................62

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.....................................................67

3.1. Клиническая характеристика обследованных больных.....................................67

3.2. Клинические характеристики статуса метилирования исследуемых ДНК-маркеров рака предстательной железы ....................................................................... 76

3.2.1. Клинические характеристики статуса метилирования промоторной области гена 08ТР1 как ДНК-маркера рака предстательной железы....................................76

3.2.2. Клинические характеристики статуса метилирования промоторной области гена ЯЛКБ как ДНК-маркера рака предстательной железы.....................................80

3.2.3. Клинические характеристики статуса метилирования промоторной области гена ЯЛ88Е1 как ДНК-маркера рака предстательной железы..................................83

3.3. Характеристики диагностической системы маркеров РПЖ, определенных по выборке образцов ДНК, выделенных из различных сред организма......................85

3.3.1. Характеристики диагностической системы маркеров РПЖ, определенных по выборке образцов ДНК, выделенных из цельной крови...........................................85

3.3.2. Характеристики диагностической системы маркеров РПЖ, определенных по выборке образцов ДНК, выделенных из мочи после процедуры массажа ПЖ......87

3.3.3. Характеристики диагностической системы маркеров РПЖ, определенных по выборке образцов ДНК, выделенных из биоптатов предстательной железы.........89

3.3.4. Сравнительный анализ характеристик диагностических систем маркеров РПЖ, определенных по выборке образцов ДНК, выделенных из цельной крови, образцов ткани ПЖ и мочи после массажа ПЖ.........................................................92

3.3.5. Корреляция метилирования исследуемых маркеров в различных................96

исследуемых средах......................................................................................................96

3.4. Характеристики исследуемых маркеров при РПЖ............................................97

3.4.1. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от уровня PSA.........................................................................................97

3.4.2. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от числа позитивных биоптатов............................................................98

3.4.3. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от процента поражения опухолью биоптатов......................................99

3.4.4. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от объема предстательной железы........................................................99

3.4.5. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от стадии заболевания..........................................................................100

3.4.6. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от суммы баллов по шкале Gleason....................................................101

3.5. Алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ, основанный на использовании оценки метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1................104

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...........................................................................................................105

ВЫВОДЫ.....................................................................................................................110

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ.....................................................................111

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.........................................................................................112

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ...................................................114

ПРИЛОЖЕНИЕ А.......................................................................................................136

С доброй памятью и выражением чувства глубокой благодарности члену-

корреспонденту РАМН, члену-

корреспонденту РАН, профессору, д.х.н.,

С. Е. Северину, за большой вклад в

настоящую работу. ВВЕДЕНИЕ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Метилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 как панель диагностических маркеров рака предстательной железы»

Актуальность темы исследования

Рак предстательной железы (РПЖ) является одним из наиболее часто встречающихся злокачественных новообразований у мужчин и характеризуется высокими темпами роста заболеваемости и показателями смертности. Последняя обусловлена поздней диагностикой и большим числом наблюдаемых пациентов с местно распространенными и диссеминированными формами рака. Распространенность РПЖ в России в 2005 году составляла 43,1 больных на 100 000 населения, а в 2015 году - 128,4 больных на 100 000 населения [8]. В структуре смертности от злокачественных новообразований мужского населения России РПЖ в 2006 г. составлял 10,08 %, в 2009 году - 11,37 % [23], а в 2016 году - 12,23 %, прирост составил 18,97 % [9]. Разработка и внедрение в клиническую практику программ ранней диагностики РПЖ является не только важной медицинской, но большой социальной и экономической задачей государственного значения.

Внедрение теста на определение простатспецифического антигена (Prostate-Specific Antigen - PSA) в клиническую практику перевернуло диагностику РПЖ, вызвав значительный подъем частоты обнаружения рака на более ранних, курабельных стадиях [110, 138, 149]. Однако к настоящему моменту накопились убедительные данные о недостаточной диагностической значимости данного маркера [83]. В ходе исследований были получены неоднозначные результаты в отношении роли PSA в снижении смертности от РПЖ [168]. В связи с низкой специфичностью теста PSA при его уровне в «серой зоне» (4-10 нг/мл), особую

проблему представляет высокая частота «ненужных» биопсий, в особенности, повторных, значительно увеличивающих общую стоимость диагностики рака [49, 181]. В поиске решения этой задачи B. T. Helfand и соавторы предположили генетически персонализированную интерпретацию уровня PSA для достижения более точных результатов [128]. По мнению авторов, такой подход может снизить частоту потенциально ненужных биопсий на 18-22 %.

Противоречивые результаты двух проспективных рандомизированных исследований ERSPC (European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer) и PLCO (Prostate, Lung, Colorectal and Ovarian Cancer sreening trial) свидетельствуют, что существует потенциальный риск гипердиагностики клинически незначимого РПЖ, а его гиперлечение приводит к развитию осложнений, требующих большего внимания и затрат [102]. Это привело к дискуссии о пользе ранней диагностики рака и появлению доводов против проведения скрининга. По указанным причинам, в некоторых странах, в частности, в Японии, в скрининге РПЖ диагностический тест на PSA не используется [158].

В 2017 году была опубликована работа, выступающая против рутинного назначения теста PSA мужчинам какого-либо возраста в США, относящая скрининг РПЖ на основе PSA к уровню рекомендаций D [99].

В то же время, отсутствие должного лечения при наличии заболевания ведет к увеличению агрессивности опухоли и, как следствие, повышению смертности от РПЖ. В последние годы активно ведут поиск новых маркеров РПЖ и разработку на их основе тест-систем, таких как p2PSA, генотип CYP3A4, Ki67 LI, Bcl-2, p53, syndecan-1, CD10, циркулирующие опухолевые клетки (CTCs), цитокератины, человеческий эпителиальный антиген, молекулы адгезии к эпителиальным клеткам (EpCAM), PSMA, PSA/RTPCR, PSCA, PCA3, ЕРСА, AMACR, APC и др. На сегодняшний день выявлено более 90 различных генов и их продуктов, потенциально вовлеченных в развитие РПЖ и способных, в той или иной степени, выступать маркерами данного заболевания [27, 87, 93, 100, 124].

Степень разработанности темы исследования

РПЖ - мультифакториальное заболевание, на возникновение и прогрессию которого влияют как эндогенные (наследственность), так и экзогенные факторы. В 42 % случаев имеет место семейный онкологический анамнез и, вероятно, у этих пациентов существует генетическая предрасположенность к развитию РПЖ [86]. Молекулярные процессы, лежащие в основе возникновения и прогрессирования РПЖ, в настоящее время изучают как на уровне белковых продуктов генной экспрессии, так и на уровне ДНК и мРНК. Изменения ткани предстательной железы (ПЖ) в процессе малигнизации затрагивают все основные клеточные функции и находят отражение на различных уровнях клеточных структур и процессов, таких как: цитоморфологические изменения, изменения в уровне экспрессии генов и их продуктов, эпигенетические изменения [35, 74, 144]. Установлено, что опухоль-специфическое гиперметилирование 5'-регуляторных областей ряда генов, приводящее к их инактивации, можно использовать для диагностики разных патологических состояний ткани ПЖ [190]. Также в последние годы активно идут исследования в направлении использования эпигенетических изменений как мишеней для терапии РПЖ [72, 160, 173].

Эффективный поиск подобных молекулярно-генетических маркеров возможен только при использовании современных высокоинформативных методов крупномасштабного скрининга генетических/геномных и эпигенетических/эпигеномных аномалий в материале злокачественной опухоли.

Одной из наиболее широко описанных эпигенетических аномалий опухолевых клеток (в том числе, ПЖ), является изменение профиля метилирования промоторной области гена 08ТР1 (ОШаШюпе-З-Тга^егаве п1), вовлеченного в регуляцию апоптоза и утилизацию ксенобиотиков [71]. В норме промоторная область гена 08ТР1 находится в неметилированной форме, а при РПЖ частота метилирования может достигать 90 % [72, 74].

Также при малигнизации ткани ПЖ значительные эпигенетические изменения наблюдают среди генов-супрессоров опухолевого роста [87]. Метилирование CрG-островков в промоторных областях таких генов приводит к

их инактивации и повышению риска возникновения злокачественных заболеваний. Из большого числа инактивируемых при РПЖ супрессоров опухолевого роста, на основании анализа литературы, нами были выбраны гены: RARB (Retinoic Acid Receptor beta), гормоночувствительный, вовлеченный в рецептор-опосредованную супрессию опухолевого роста [63], и RASSF1 (RAS association domain family protein 1A), участвующий в регуляции апоптоза и поддержании генетической стабильности клетки [73]. Потребность в сокращении числа «ненужных» биопсий ПЖ делает актуальной разработку высокоспецифичных и чувствительных методов неинвазивной диагностики РПЖ, для чего исследовали отобранные маркеры в биоматериале различных типов.

Разработка системы ДНК-маркеров заболеваний ПЖ позволит в будущем эффективно проводить скрининг заболеваний на ранних этапах их возникновения, проводить превентивную терапию и мониторинг в периоды ремиссий, предположить развитие метастазов в период лечения и определять тактику терапии в случае инактивации определенных генов.

Таким образом, налицо потребность в появлении эффективных маркёров и их комбинаций для ранней диагностики РПЖ. Изучение группы таких маркёров, потенциально интересных для применения в клинической практике, определило актуальность настоящей работы.

Цель исследования

Улучшение диагностики РПЖ путем применения комбинации молекулярных маркеров метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1.

Задачи исследования:

1. Определить закономерности метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 и их комбинации, определяемого методом метил-специфической полимеразной цепной реакции в крови, моче и ткани предстательной железы при различных её заболеваниях.

2. Определить чувствительность, специфичность, предсказательную ценность положительного и отрицательного теста, а также диагностическую

точность гиперметилирования GSTP1, RARB и RASSF1 и их комбинации в различных биологических средах при диагностике РПЖ.

3. Сравнить специфичность и чувствительность разработанной панели молекулярно-генетических маркеров с аналогичными показателями PSA в сыворотке крови при его уровне 4-10 нг/мл.

4. Сравнить метилирование исследуемых маркеров в различных биологических материалах при различных клинико-анатомических показателях у больных РПЖ.

5. Разработать алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ у пациентов со значениями PSA в «серой зоне» с применением панели молекулярно-генетических маркеров.

Научная новизна

Исследована группа из трех перспективных молекулярно-генетических маркеров РПЖ - GSTP1, RARB и RASSF1, изучено аберрантное метилирование их промоторных областей, предложены пары праймеров для амплификации метилированной и неметилированной последовательности данных генов для детекции маркеров методом метил-специфической полимеразной цепной реакции (МС-ПЦР).

Оптимизированы условия эффективной МС-ПЦР для выявления метилирования промоторных участков исследуемых генов, способы обработки биоматериала различного типа, а также условия его хранения.

Произведена оценка чувствительности, специфичности, диагностической ценности комбинации маркеров GSTP1, RARB, RASSF1 у больных с уровнем PSA крови от 4 до 10 нг/мл при их определении в различных биологических средах.

Проведен сравнительный анализ чувствительности и специфичности метилирования GSTP1, RARB, RASSF1 и PSA в дифференциальной диагностике заболеваний ПЖ.

Разработан оригинальный алгоритм дифференциальной диагностики РПЖ на основе использования исследуемой панели молекулярно-диагностических маркеров.

Теоретическая и практическая значимость работы

На основании анализа полученного клинического материала разработаны показания к проведению исследования молекулярно-генетических маркеров РПЖ у пациентов с уровнем PSA сыворотки крови от 4 до 10 нг/мл.

Предложен алгоритм диагностики РПЖ и его дифференциальной диагностики с другими заболеваниями ПЖ у пациентов с уровнем PSA в «серой зоне», который позволит сократить сроки и повысить эффективность обследования, увеличить прогностическую обоснованность выполнения биопсий ПЖ, особенно повторных, избежать ненужных биопсий.

Внедрение панели молекулярно-генетических маркеров в практику позволит улучшить результаты диагностики РПЖ, обеспечить эффективное планирование сроков, объема и характера обследования.

Методология и методы исследования

Предмет исследования - изучение диагностической значимости определения метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 в отношении диагностики РПЖ и прогнозирования агрессивности данного заболевания.

Объект исследования - 135 мужчин с уровнем PSA от 4 до 10 нг/мл, подвергшихся трансректальной биопсии ПЖ, а также 22 здоровых добровольца без клинически и лабораторно диагностированных заболеваний ПЖ. Обязательные методы обследования пациентов: определение уровня сывороточного PSA, гистологическое исследование образцов ткани ПЖ (за исключением контрольной группы) и определение метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 методом МС-ПЦР в трех биологических средах - крови, моче после массажа ПЖ, биоптатах ПЖ.

Методологическая база исследования: последовательное применение методов научного познания. В ходе исследования были применены общенаучные и общелогические методы. Также применяли специальные методы (ретроспективный анализ, клинические, лабораторные, инструментальные и молекулярно-генетические методы, статистический метод). Для обоснования актуальности изучаемой проблемы и цели исследования первым этапом был

проведен теоретический анализ и обобщение данных отечественной и зарубежной научной литературы. Статистическая обработка данных была проведена в программе MedCalc и Statistica. Для описательной статистики использованы медиана, 95 % доверительный интервал (ДИ) для медианы, минимум, максимум, 25 и 75 процентили, а для оценки достоверности различий - непараметрический критерий Манна-Уитни. Для определения корреляционных зависимостей применен непараметрический критерий Спирмена. Чувствительность, специфичность, предсказательную ценность положительного и отрицательного теста, а также диагностическую точность маркеров рассчитывали по стандартным формулам. Для дополнительной оценки диагностической значимости маркеров были рассчитаны показатели площади под ROC-кривой (AUC).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Метилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 и их комбинация относится к перспективным молекулярно-генетическим маркерам РПЖ. Частота метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 при РПЖ достоверно выше, чем при гиперплазии ПЖ и хроническом простатите. Метилирование этих генов является частым, специфическим для РПЖ событием, что может быть использовано при диагностике РПЖ.

2. Наиболее эффективное выделение геномной ДНК доступно из образцов ткани ПЖ, цельной крови и лимфоцитов. Чувствительность, специфичность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результатов определения статуса метилирования промоторных областей генов GSTP1, RARB2, RASSF1 (в комбинации), составляет, соответственно: 88,9 %, 84,3 %, 58,5 % и 96,8 % - при определении в ткани ПЖ; 77,8 %, 58,3 %, 31,8 % и 91,3 % - при определении в крови; 85,2 %, 55,6 %, 32,4 % и 93,8 % - при определении в образцах мочи после массажа ПЖ. Наилучшими диагностическими характеристиками для клинического применения обладает определение исследуемой панели в крови.

3. Специфичность метилирования GSTP1, RARB и RASSF1, определяемого в крови пациентов с уровнем PSA 4-10 нг/мл, достоверно

превосходит таковые для собственно PSA, при сопоставимой чувствительности.

4. Метилирование маркеров и их комбинации во всех исследованных биологических средах не взаимосвязано со стадией РПЖ и степенью дифференцировки опухоли по шкале Gleason.

5. Применение алгоритма дифференциальной диагностики на основе оценки метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1 у пациентов с уровнем PSA 4-10 нг/мл позволит оптимизировать выявление РПЖ, при сокращении числа ненужных биопсий.

Степень достоверности и апробация результатов

Достоверность результатов настоящей работы определяется: достаточным объемом выборки; достоверностью первичных данных; современными и соответствующими целям и задачам методами исследования; корректными методами статистической обработки данных. Научные положения, выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, аргументированы и подкреплены убедительными данными. Основные положения диссертации были доложены в виде докладов на международных и всероссийских научно-практических конференциях, и конгрессах, а также подробно освещены в рецензируемых журналах.

Материалы диссертации доложены на: 1082 заседании Московского общества урологов в 2010 году (Москва); VI конгрессе Российского общества онкоурологов в 2011 году (Москва); школе с международным участием "Малоинвазивные технологии лечения РПЖ и почки" в 2012 году (Москва); XIII Конгрессе Российского общества урологов в 2013 году (Москва); 29 ежегодном конгрессе Европейского общества урологов в 2014 году (Стокгольм). Апробация диссертации состоялась на заседании координационного Совета НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А Лопаткина - филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России 1 августа 2017 года.

Публикации

Материалы диссертации изложены в 8 опубликованных научных работах, из которых 3 - в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 146 страницах машинописного текста, иллюстрирована 41 рисунком, 21 таблицей, 7 формулами, состоит из введения, обзора литературы, двух глав, посвященных материалам и методам, результатам и их обсуждению, заключения, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы и приложений. Библиографический указатель включает 191 источников: 25 отечественных и 166 иностранных.

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛАБОРАТОРНОЙ

ДИАГНОСТИКЕ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ОБЗОР

ЛИТЕРАТУРЫ)

1.1. Эпидемиология рака предстательной железы

РПЖ является самым часто диагностируемым онкологическим заболеванием у мужчин и третьей ведущей причиной смерти от новообразований во всем мире [169]. РПЖ - серьезная социальная и экономическая проблема. Заболеваемость РПЖ широко варьируется: наибольшая наблюдается в Австралии, Новой Зеландии, Северной Америке, Европе (111.6, 97.2, 94.9 и 85 на 100 000 населения), а в странах Азии - низкая, и составляет около 10.5 на 100 000 населения [57]. При аутопсиях умерших от других заболеваний мужчин старше 70 лет в 30-35 % случаев выявляют латентный РПЖ [13], частота которого в некоторых исследованиях достигает 40 % [16].

РПЖ является заболеванием преимущественно пожилых мужчин, что стало значимой проблемой для развитых стран с достаточно высокой ожидаемой продолжительностью жизни. Так как к 2050 году ожидается увеличение числа людей старше 60 лет, заболеваемость РПЖ будет неуклонно расти [180].

Злокачественные новообразования ПЖ в 2012 году составили 5,5 % всех злокачественных новообразований населения РФ, занимая 6 ранговое место в структуре онкологической заболеваемости среди обоих полов [4]. Среди мужского населения они составили 12,1 % всех злокачественных новообразований и заняли 2 ранговое место в структуре онкологической заболеваемости в 2012 году, количественно уступая лишь опухолям трахеи, бронхов и легкого [3, 4], а в 2015 году - 14,4% [8]. В России в 2000 г. состояло на учете у онкологов 37442 больных РПЖ, в 2010 году - 107942 пациента. Прирост за 10 лет составил 155 % [7, 23]. На конец 2012 года на учете в онкологических учреждениях состояло 134005 пациентов с диагнозом злокачественного новообразования ПЖ [4]. В 2012 г. вновь было выявлено 29082 случаев РПЖ, по сравнению с 2002 г. прирост составил +119,6 %. В 2015 году впервые выявлено

было 38812 случаев РПЖ [8]. По величине прироста РПЖ занимает второе место (темп прироста 31,4 %), уступив первое место меланоме кожи (35,0 %). Данная скорость прироста позволяет прогнозировать удвоение числа регистрируемых случаев к 2030 году.

РПЖ широко распространен в России и характеризуется высокими темпами роста заболеваемости и показателями смертности [14]. Заболеваемость РПЖ в РФ в 2016 г. выросла по сравнению с 2006 г. с 27,4 до 56,6 на 100000 мужского населения, прирост стандартизированного показателя заболеваемости составил +116,9% [9]. Распространенность РПЖ в России в 2005 году составляла 43,1 больного на 100 000 населения, а в 2015 году - 128,4 больных на 100 000 населения [8]. Также возросла смертность от этого заболевания: стандартизированный показатель смертности в РФ от РПЖ в период с 2006 по 2016 год ежегодно рос, увеличившись от 10,08 до 12,23 на 100000 населения (прирост + 18,97%) [9].

В 2015 г. среди всех впервые выявленных случаев РПЖ в РФ доля локализованных форм составила 55,1 %, местно-распространенных - 27,4 %, а диссеминированных - 15,9 %, что, несмотря на небольшое снижение в доле диссеминированных форм за последние 10 лет (с 21,7 %), говорит о сохранении тенденции к поздней диагностике РПЖ [8].

В США с 1980 по 2014 год отмечено 1077030 смертей от РПЖ, ставя данную нозологию на 5 место среди причин смерти от онкологических заболеваний. За 24 года отмечено снижение смертности на 21,7 % - с 13,0 до 10,2 смертей на 100 000 населения [182]. Такие показатели, вероятнее всего, связаны с высоким уровнем выявления и оперативного лечения РПЖ на ранних стадиях. Широко известен тот факт, что афроамериканцы страдают РПЖ в три раза чаще, чем европеоиды, а также, что у них чаще наблюдают более агрессивные формы заболевания [163].

Известно, что более 70 % мужчин старше 60 лет имеют доброкачественную гиперплазию предстательной железы (ДГПЖ) [2], а 58 % - проявления хронического воспаления в ПЖ [6], что затрудняет диагностику РПЖ. О низком

уровне раннего выявления рака и необходимости поиска новых маркеров РПЖ говорит в своих работах Б. П. Матвеев [13]. Отсутствие специфических симптомов РПЖ, на фоне высокой распространенности симптомов нарушения функции нижних мочевых путей (СНМП), приводит к тому, что и сегодня РПЖ, нередко, выявляют на поздних стадиях, что является причиной высокого уровня смертности [19, 23].

За последние годы в России произошли значительные улучшения в ранней диагностике РПЖ, однако эта тема сохраняет свою актуальность. Поэтому разработка и внедрение в клиническую практику программ ранней диагностики РПЖ является не только важной медицинской, но большой социальной и экономической задачей государственного значения.

1.2. PSA и его место в современной диагностике рака предстательной

железы

Наиболее ценным опухолевым маркером, исследование которого в сыворотке крови рекомендовано для диагностики РПЖ, является PSA. Он был независимо открыт несколькими авторами и выделен из семенной жидкости и ткани ПЖ в 1970-х годах [156]. Начиная с 1987 года, PSA широко используется для ранней диагностики РПЖ, при стадировании патологического процесса и оценке эффективности лечения [110]. Достоинства этого метода заключаются в его простоте, малой инвазивности, объективности и низкой стоимости.

PSA - член генного семейства калликреина. Несомненно, он является наиболее клинически используемым маркером РПЖ. Он имеется как в клетках РПЖ, так и в нормальных клетках ПЖ, поэтому о нем говорят как о «простатспецифическом». Однако, он также экспрессируется клетками поджелудочной железы, молочной железы, эндометрия, слюнных желез, железами Скина [156]. Некоторые исследователи использовали PSA для оценки прогноза этих опухолей [107].

Большинство мужчин с РПЖ умирают от других болезней, до развития манифестных симптомов заболевания. Было установлено, что до эры PSA, только

25 % РПЖ проявлялось клинически [33]. Использование чувствительных скрининг - тестов для выявления РПЖ приводит к гипердиагностике и гиперлечению заболевания, которое могло бы быть никогда не диагностированным в течение всей жизни пациента.

Проблемы гипердиагностики и гиперлечения РПЖ, которые в прошлом были, по большей части, теоретическими, наглядно проявились в ходе двух крупных исследований, оценивавших эффективность PSA-скрининга: ERSPC (European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer) и PLCO (Prostate, Lung, Colorectal and Ovarian Cancer sreening trial).

Исследование ERSPC стартовало в 1991 году и включило 162387 мужчин в возрасте от 55 до 69 лет. Мужчины из 7 европейских стран были рандомизированы в группы скрининга и контроля, которые насчитывали 72952 и 89435 мужчин, соответственно. Данная популяция включала людей с относительно низким процентом прескринингового обследования. Большинство центров обследовали пациентов с четырехлетним интервалом с использованием отправной точки PSA в 3 нг/мл и данных пальцевого ректального исследования (ПРИ) для определения показаний к биопсии ПЖ [168].

Средний возраст мужчин на момент рандомизации составил 60,8 лет. Каждому мужчине в группе скрининга выполнили, в среднем, по 2,1 анализа PSA. Общая частота выявления РПЖ составила 8,2 % в группе скрининга и 4,8 % в контрольной группе. Таким образом, скрининг привел к значимому увеличению частоты обнаружения РПЖ.

В течение среднего периода наблюдения (около 9 лет), смерть от РПЖ наблюдали у 214 мужчин в группе скрининга и у 326 - в контрольной группе [76]. Сравнительный анализ показал снижение смертности от РПЖ на 27 % в группе скрининга. Помимо снижения смертности, в группе скрининга наблюдали уменьшение частоты метастазирования на 41 % на момент диагностики РПЖ, по сравнению с группой контроля. Через 11 лет наблюдения, относительный риск снижения смертности от РПЖ составил 21 %, а после исключения некомплаентых исследуемых - 29 % [147]. Через 13 лет наблюдения данные показатели были

равны 21 % и 27 %, соответственно [168]. F. H. Schröder и соавторы также отметили потенциальную роль PSA-скрининга в гипердиагностике РПЖ.

Подводя итог, авторы установили, что 1410 мужчин нуждалось в скрининге и ещё 48 мужчин должны быть подвергнуты лечению для того, чтобы предупредить одну смерть от РПЖ в течение 9 лет. При этом число нуждающихся в лечении для профилактики одного случая метастатического РПЖ составило около 25 [103].

Основываясь на результатах исследования ERSPC можно сделать предварительное заключение о том, что скрининг приводит к снижению смертности от РПЖ. Потенциальные негативные последствия тотального скрининга могут быть устранены более тщательной селекцией кандидатов для участия в скрининге, отбором на биопсию ПЖ и лечение. Разработка и дальнейшее внедрение в практику более специфичных биомаркеров клинически значимого РПЖ способно решить эту проблему.

Исследование PLCO было разработано Национальным Институтом Рака США для определения того, влияет ли скрининг на основе PSA, ПРИ, фибросигмоскопии, рентгенографии грудной клетки, трансвагинального ультразвукового исследования и определения СА-125 в крови, на снижение смертности от РПЖ, колоректального рака, рака легкого и яичников, соответственно [178].

С 1993 года в часть данного исследования, посвященную РПЖ, рандомизировали 76693 мужчин в возрасте от 55 до 74 лет в группу скрининга и обычного наблюдения, которые насчитывали 38343 и 38350 лиц, соответственно. Протокол скрининга включал в себя ежегодное ПРИ в течение 4 лет и ежегодное исследование уровня PSA в течение 6 лет [155]. Хотя участников исследования извещали о ненормальных результатах теста, определяемых как подозрение на РПЖ по данным ПРИ или уровень PSA более 4 нг/мл, последующий план диагностики или лечения не был определен протоколом. Это максимально приближало исследование к реальным условиям.

Через 7 лет наблюдения исследователи не выявили разницы между смертностью от РПЖ в группе скрининга и контрольной группе [117]. Интересно, что частота РПЖ в группах скрининга и контроля через 10 лет отличалась на 17 %. Возможное объяснение этому можно найти в том, что 44 % участников подверглись, как минимум, одному исследованию PSA в течение 3 лет после вхождения в программу, а 52 % группы контроля - подверглись скринингу (контаминация) во время периода исследования. С учетом того, что приведенные данные основаны на опросе респондентов, возможна их переоценка в свете широкого интереса к так называемому оппортунистическому тестированию PSA в США [62]. Показатели кумулятивной смертности от РПЖ через 10 лет в группах статистически значимо не различались. Через 13 лет наблюдения, частота обнаружения РПЖ оставляла 108 случаев на 10000 человеко-лет в группе скрининга и 97 на 10000 человеко-лет в контрольной группе. Статистически значимой разницы в кумулятивной смертности от РПЖ между группами также отмечено не было: 3,7 против 3,4 смертей на 10000 человеко-лет в группах скрининга и контроля, соответственно [143].

Похожие диссертационные работы по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Меринова, Олеся Васильевна, 2018 год

материале

При анализе характеристик диагностической системы маркеров РПЖ, вычисленных на выборке образцов ДНК, выделенных из крови и мочи, чувствительность составила 92,6 %, специфичность 56,5 %. Показатель АиС

о н о о х

_о Ц

ш н

S ш н

о

ш

>

0 20 40 60 80 100 Специфичность

Рисунок 3.31. ROC-кривая панели маркеров, определенных в крови и моче

Сравнение диагностических параметров данной панели с PSA демонстрирует преобладание ее специфичности в крови при уровне PSA от 4 до 10 нг/мл (58,3 % против 30,08 %, р < 0,05) [79], при сопоставимой чувствительности. С клинической точки зрения определенный интерес представляет возможность совместного применения теста PSA и исследуемых маркеров в крови, для увеличения диагностической эффективности за счет повышения чувствительности и специфичности комбинации. Проведенные расчеты показали увеличение AUC при таком подходе до 0,746 95% ДИ (0,6640,817), что соответствует диагностической модели хорошего качества.

Таким образом, наиболее диагностически значимым является определение уровня метилирования исследуемой панели маркеров в образцах ткани ПЖ, цельной крови, в то время, как выделение ДНК из клеток, обнаруживаемых в образцах мочи после массажа ПЖ, является значительно менее информативным. Для сравнения результаты отображены на сводном рисунке (Рис. 3.32).

Панель_в_крови_и_моче

100

Панель маркеров в крови Панель маркеров в ПЖ

■ ■■ Панель маркеров в моче

0 20 40 60 80 100

Специфичность

Рисунок 3.32. ЯОС-кривые панели маркеров, определенных в крови, моче или

биопсийном материале

3.3.5. Корреляция метилирования исследуемых маркеров в различных

При корреляционном анализе между уровнем метилирования ОБТР1 в крови и ткани ПЖ была обнаружена слабая прямая статистически значимая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,205, Р = 0,01). Выявлена выраженная связь между метилированием ОБТР1 в крови и в моче, а также незначительная связь между уровнем в ткани и моче (коэффициент корреляции г = 0,595, Р < 0,0001 и г = 0,192, Р = 0,026, соответственно).

При оценке корреляции между уровнем метилирования ЯЛЯБ в крови и ткани ПЖ, а также ткани и моче, статистически значимой корреляции обнаружено не было. Выявлена выраженная прямая связь между уровнем ЯЛЯБ в крови и в моче (коэффициент корреляции г = 0,905, Р < 0,0001).

При оценке корреляции между метилированием ЯЛ88Р1 в крови в ткани ПЖ была обнаружена слабая прямая статистически значимая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,172, Р = 0,01). Выявлена выраженная связь между уровнем ЯЛ8БР1 в крови и в моче, (коэффициент корреляции г = 0,993, Р < 0,0001). Корреляции между уровнем маркера в ткани и моче выявлено не было.

исследуемых средах

Таким образом, можно отметить выраженную прямую корреляцию уровней метилирования маркеров в крови и в моче, слабую прямую статистически значимую корреляцию маркеров GSTP1 и RASSF1 в крови и ткани ПЖ, а также наличие незначимой, либо отсутствие корреляции между метилированием в ткани и моче, что говорит о большей диагностической значимости определения маркеров в крови, и о минимальной информативности определения маркеров в моче в отношении диагностики РПЖ.

3.4. Характеристики исследуемых маркеров при РПЖ

3.4.1. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от уровня PSA

При анализе ассоциации между уровнем PSA и метилированием GSTP1 в крови ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,359, P = 0,066). При оценке взаимосвязи между уровнем PSA и метилированием GSTP1 в моче корреляции обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,152, P = 0,450). При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием GSTP1 в ткани ПЖ ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,225, P = 0,259). Полученные данные соответствуют результатам, полученным в других отечественных исследованиях [24].

Выявлена умеренная статистически значимая прямая корреляция между уровнем PSA и метилированием RARB в крови (коэффициент корреляции г = 0,395, P = 0,041). При оценке взаимосвязи между уровнем PSA и метилированием RARB в моче была обнаружена прямая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,401, P = 0,038). При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием RARB в ткани ПЖ ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,175, P = 0,382).

При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием RASSF1 в крови была выявлена статистически значимая прямая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,514, P = 0,006). При оценке взаимосвязи между уровнем PSA и

данным маркером в моче была выявлена незначительная прямая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,428, P = 0,025). При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием RASSF1 в ткани ПЖ ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,297, P = 0,131).

При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием панели маркеров в крови была выявлена статистически значимая прямая корреляция (коэффициент корреляции г = 0,410, P = 0,034). При анализе корреляции между уровнем PSA и метилированием панели маркеров в моче и ткани ПЖ ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,184, P = 0,358 и г = 0,281, P = 0,154, соответственно).

3.4.2. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от числа позитивных биоптатов

При анализе ассоциации между числом позитивных биоптатов и метилированием GSTP1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции обнаружено не было (коэффициент корреляции г = -0,216, P = 0,279; г = 0,03, P = 0,848 и г = 0,02, P = 0,913, соответственно).

Также не было выявлено статистически значимой корреляция между числом пораженных опухолью биоптатов и метилированием RARB в крови, моче и ткани ПЖ (коэффициент корреляции г = -0,3, P = 0,123; г = -0,27, P = 0,164 и г = -0,027, P = 0,893, соответственно).

При анализе корреляции между числом пораженных столбиков и метилированием RASSF1 в крови и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = -0,27, P = 0,166 и г = 0,035, P = 0,864, соответственно). Однако, была выявлена статистически значимая обратная корреляция числа позитивных биоптатов с метилированием данного гена в моче (г = -0,406, P = 0,035).

При анализе ассоциации между числом позитивных биоптатов и метилированием панели маркеров в крови, моче и ткани ПЖ, статистически

3.4.3. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от процента поражения опухолью биоптатов

Также производилась оценка процента пораженных опухолью биопсийных столбиков. При анализе ассоциации между процентом поражения опухолью биоптата и метилированием ОБТР1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции не обнаружено (коэффициент корреляции г = 0,006, Р = 0,974; г = -0,037, Р = 0,854 и г = -0,087, Р = 0,666, соответственно).

Также не было выявлено статистически значимой корреляция между процентом поражения опухолью биоптата и метилированием ЯЛЯБ в крови, моче и ткани ПЖ (коэффициент корреляции г = 0,01, Р = 0,958; г = 0,122, Р = 0,542 и г = -0,124, Р = 0,537, соответственно).

При анализе корреляции между процентом пораженных столбиков и метилированием ЯЛ88Е1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = 0,01, Р = 0,958; г = -0,109, Р = 0,586 и г = 0,061, Р = 0,759, соответственно).

При анализе корреляции между процентом пораженных столбиков и метилированием панели маркеров в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = 0,186, Р = 0,353; г = 0,113, Р = 0,573 и г = 0,063, Р = 0,755, соответственно).

3.4.4. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от объема предстательной железы

В нашем исследовании объем ПЖ с метилированием исследуемой панели маркеров коррелировал выборочно. При анализе ассоциации между объемом ПЖ и метилированием 08ТР1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции обнаружено не было (коэффициент корреляции г = -0,259, Р = 0,191; г= -0,195, Р = 0,329 и г = -0,256, Р = 0,198, соответственно).

Также не было выявлено статистически значимой корреляция между объемом ПЖ и метилированием RARB в крови, моче и ткани ПЖ (коэффициент корреляции г = -0,120, Р = 0,549; г = -0,049, Р = 0,805 и г = -0,134, Р = 0,504, соответственно).

При анализе корреляции между объемом ПЖ и метилированием RASSF1 в крови и моче, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = -0,019, Р = 0,921; г = -0,139, Р = 0,488, соответственно). Однако была установлена статистически значимая обратная корреляция объема ПЖ с метилированием данного маркера в ткани ПЖ (г = -0,451, Р = 0,018), что можно объяснить различием в объеме ПЖ между группами.

Не было выявлено статистически значимой корреляция между объемом ПЖ и метилированием панели маркеров в крови, моче (коэффициент корреляции г = 0,277, Р = 0,162; г = -0,236, Р = 0,235, соответственно). Однако была показана статистически значимая обратная корреляция объема ПЖ с метилированием панелей маркеров в ткани ПЖ (г = -0,393, Р = 0,043).

3.4.5. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от стадии заболевания

При анализе ассоциации между стадией заболевания и метилированием GSTP1 в крови ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,22, Р = 0,279). При оценке взаимосвязи между стадией заболевания и данным маркером в моче корреляции обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,26, Р = 0,199). При анализе корреляции между стадией заболевания и метилированием GSTP1 в ткани ПЖ ее обнаружено не было (коэффициент корреляции г = 0,19, Р = 0,324). Полученные данные соответствуют результатам, полученным в других отечественных исследованиях [24].

Также не было выявлено статистически значимой корреляция между стадией заболевания и метилированием RARB в крови, моче и ткани ПЖ

(коэффициент корреляции г = 0,15, Р = 0,460; г = 0,07, Р = 0,739 и г = 0,19, Р = 0,325, соответственно).

При анализе связи между стадией заболевания и метилированием ЯЛ88Е1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = 0,15, Р = 0,462; г = 0,05, Р = 0,814 и г = 0,32, Р = 0,105, соответственно).

При анализе связи между стадией заболевания и метилированием панели маркеров в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = 0,191, Р = 0,472; г = 0,081, Р = 0,799 и г = 0,293, Р = 0,258, соответственно).

3.4.6. Анализ и оценка достоверности различий исследуемых маркеров при РПЖ в зависимости от суммы баллов по шкале Скаэоп

При анализе ассоциации между суммой баллов по Gleason и метилированием 08ТР1 в крови, моче и ткани, ее не обнаружено (коэффициент корреляции г = - 0,240, Р = 0,228; г = 0,028, Р = 0,888; г = 0,005, Р = 0,979, соответсвенно). Полученные данные также соответствуют результатам, полученным в другом отечественном исследовании [24, стр. 120].

Также не было выявлено статистически значимой корреляция между суммой баллов по Gleason и метилированием ЯЛЯБ в крови, моче и ткани ПЖ (коэффициент корреляции г = -0,08, Р = 0,687; г = 0,05, Р = 0,798 и г = -0,02, Р = 0,916, соответственно).

При анализе связи между суммой баллов по Gleason и метилированием ЯЛ88Е1 в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = -0,07, Р = 0,719; г = -0,12, Р = 0,536 и г = -0,05, Р = 0,799, соответственно).

При анализе связи между суммой баллов по Gleason и метилированием панели маркеров в крови, моче и ткани ПЖ, статистически значимой корреляции выявлено не было (коэффициент корреляции г = 0,015, Р = 0,938; г = -0,165, Р = 0,412 и г = 0,027, Р = 0,894, соответственно).

Более наглядно результаты анализа корреляции с различными клинико-патологическими параметрами для метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 представлены в Табл. 3.8.

Таблица 3.8. Результаты корреляционного анализа зависимости маркеров GSTP1, RARB и RASSF1 в исследуемых биологических средах от различных клинико-морфологических факторов в группе больных РПЖ (подчеркиванием отмечены статистически значимые результаты (р < 0,05), в ячейках - значение коэффициента корреляции Спирмена)

Метилирование гена Объем ПЖ РБЛ Стадия РПЖ Сумма баллов по 01еаБоп Число позитивных биоптатов % пораженного столбика

GSTP1 кровь -0,260 0,359 0,216 -0,240 -0,216 0,007

биоптат -0,255 0,225 0,197 0,005 0,022 -0,087

моча -0,195 0,152 0,255 0,028 0,039 -0,037

МШ кровь -0.120 0,395 0,148 -0,081 -0,304 0,011

биоптат -0,134 0,175 0,197 -0,021 -0,027 -0,124

моча -0,050 0,401 0,067 -0,052 -0,275 0,123

RASSF1 кровь -0,020 0,514 0,148 -0,073 -0,274 -0,049

биоптат -0,451 0,298 0,319 -0,051 0,035 0,062

моча -0,139 0,429 0,047 -0,125 -0,406 -0,11

Панель маркеров кровь 0,277 0,410 0,191 0,015 0,067 0,186

биоптат -0,393 0,281 0,293 0,027 0,084 0,063

моча -0,236 0,184 0,081 -0,165 0,115 0,113

В ранее упомянутом исследовании, опубликованном в 2009 году, [120], была отмечена статистически значимая корреляция метилирования маркеров

ОБТР1, ЯЛЯБ и ЯЛ88Е1 в крови с показателем по шкале Gleason (Р = 0,017, 0,042, и 0,016, соответственно).

Отсутствие значимой корреляции таких параметров, как процент пораженного опухолью столбика, стадия заболевания, сумма баллов по шкале Gleason, с метилированием генов в различных биологических средах можно объяснить небольшим объемом выборки больных с диагностированным РПЖ.

3.5. Алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ, основанный на использовании оценки метилирования генов GSTP1, RARB и

RASSF1

Основываясь на результатах проведённой работы был предложен алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ при уровне PSA от 4 до 10 нг/мл с использованием оценки метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 (Рис. 3.33). Данный алгоритм применим при отрицательных результатах ПРИ в совокупности с результатами ТРУЗИ.

• для принятия решения о выполнении биопсии - определение метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1 методом МС-ПЦР в цельной крови. Гиперметилирование маркеров является показанием к проведению биопсии ПЖ. При отсутствии такового рекомендуется проведение динамического наблюдения с повторным анализом на PSA через 3-6 месяцев и решением вопроса о проведении биопсии.

• для принятия решения о выполнении повторной биопсии рекомендовано определение метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1 в ткани ПЖ при отрицательных гистологических результатах. Гиперметилирование маркеров на уровне три является показанием к проведению повторной биопсии ПЖ.

Рисунок 3.33. Диагностический алгоритм с использованием оценки метилирования

генов 08ТР1, ЯАЯБ и ЕЛ88Р1

Около 30 лет назад тест PSA перевернул диагностику РПЖ, вызвав при этом значительный подъем частоты обнаружения заболевания на более ранних, курабельных стадиях [110]. Однако результаты исследований свидетельствуют о недостаточной диагностической значимости данного маркера [122]. Кроме того, опубликованные наблюдения предоставили неоднозначные результаты о роли PSA в снижении смертности от РПЖ [168]. Также в связи с низкой специфичностью теста PSA, особую сложность представляет вопрос проведения биопсий, в особенности повторных, при уровне PSA в «серой зоне» (4-10 нг/мл). Актуальным является поиск новых маркеров РПЖ и разработка на их основе тест-систем. Этой теме в последние годы посвящено множество работ отечественных и зарубежных авторов.

Изменения ткани ПЖ в процессе малигнизации затрагивают все основные клеточные функции и находят отражение на различных уровнях клеточных структур и процессов, таких как цитоморфологические изменения, изменения в уровне экспрессии генов и их продуктов, эпигенетические изменения. Установлено, что опухоль-специфическое гиперметилирование 5'-регуляторных областей ряда генов, приводящее к их инактивации, можно использовать для диагностики различных заболеваний ПЖ. Нами были отобраны наиболее перспективные молекулярные маркеры, специфичные для РПЖ, а улучшение диагностики РПЖ путем применения комбинации молекулярных маркеров метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 стало целью работы.

Одной из наиболее широко описанных эпигенетических аномалий опухолевых клеток (в том числе, ПЖ), является изменение профиля метилирования промоторной области гена GSTP1, вовлеченного в регуляцию апоптоза и утилизацию ксенобиотиков. Также при малигнизации ткани ПЖ значительные эпигенетические изменения наблюдают среди генов-супрессоров опухолевого роста. Метилирование CрG-островков в промоторных областях таких генов приводит к их инактивации и повышению риска возникновения

злокачественных заболеваний. Из большого числа инактивируемых при РПЖ супрессоров опухолевого роста, на основании анализа литературы, нами были выбраны гены: RARB, гормоночувствительный, вовлеченный в рецептор-опосредованную супрессию опухолевого роста, и RASSF1, участвующий в регуляции апоптоза и поддержании генетической стабильности клетки. Потребность в сокращении числа «ненужных» биопсий ПЖ делает актуальной разработку высокоспецифичных и чувствительных методов неинвазивной диагностики РПЖ, для чего исследовали отобранные маркеры в биоматериале различных типов.

Материал работы представлен результатами клинических, лабораторных и морфологических исследований 135 пациентов европеоидной расы с подозрением на РПЖ и 22 здоровых добровольцев. Критерием включения в основную группу пациентов было значение PSA крови от 4 до 10 нг/мл.

Методы обследования включали в себя ультразвуковое исследование мочеполовых органов, ТРУЗИ, урофлоуметрию, анализ крови на PSA, мультфокальную трансректальную пункционную биопсию ПЖ с последующим гистологическим исследованием. Стадирование РПЖ осуществляли по данным МРТ, остеосцинтиграфии и гистологического исследования. Определение метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 выполнили в различных биологических средах (кровь, моча после массажа ПЖ, ткань ПЖ) методом МС-ПЦР.

На основе гистологически верифицированных диагнозов были сформированы следующие экспериментальные группы: I - хронический простатит вне обострения (n = 46); II - ДГПЖ с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН) разной степени (n = 62); III - РПЖ (аденокарцинома) на разных стадиях и разной степени дифференцировки (n = 27); IV - группа условно-здоровых доноров без выявленных патологических изменений в ПЖ (n = 22).

Проведено сравнение нескольких типов биологического материала для изучения статуса метилирования промоторных участков генов GSTP1, RARB и RASSF1. Уровень аномального метилирования промоторных районов генов

GSTP1, RARB и RASSF1 достоверно повышен при РПЖ по сравнению с доброкачественными и предраковыми заболеваниями. Наиболее репрезентативным типом биологического материала является ткань ПЖ. Количества ДНК, выделяемой из крови и из ткани железы, сопоставимы (1001000 нг/мкл), а выделение ДНК из мочи является на порядок менее эффективным (10-100 нг/мкл).

Хранение образцов ткани железы при -70 °С и крови при -20 °С в течение 2 недель не приводило к уменьшению выхода ДНК, тогда как хранение образцов мочи при -20 °С в течение 2 недель вело к значительной деградации ДНК.

Одновременное использование нескольких перспективных и активно изучаемых молекулярно-генетических маркеров, таких как GSTP1, RARB и RASSF1, оправдано с учетом крайней гетерогенности и «мультифакторной» природы РПЖ. Специфичность панели превышает специфичность PSA при его уровне от 4 до 10 нг/мл. Чувствительность, специфичность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результатов определения статуса метилирования промоторных областей генов GSTP1, RARB, RASSF1 (в комбинации), при определении в ткани ПЖ, составляет 88,9 %, 84,3 %, 58,5 % и 96,8 %, соответственно; при определении в крови - 77,8 %, 58,3 %, 31,8 % и 91,3 %, соответственно; при определении в образцах мочи после массажа ПЖ -85,2 %, 55,6 %, 32,4 % и 93,8 %, соответственно.

Таким образом, наиболее диагностически значимым является определение уровня метилирования исследуемой панели маркеров в образцах ткани ПЖ, цельной крови, в то время как выделение ДНК из клеток, обнаруживаемых в образцах мочи после массажа ПЖ, является менее информативным. В виду инвазивности забора биологического материала, подразумевающего проведение биопсии, перспективу представляют дальнейшие исследования влияния результатов определения данной панели молекулярных маркеров при решении вопроса о необходимости повторной биопсии. Наибольшая прогностическая ценность отрицательного теста отмечена при определении исследуемой панели маркеров в моче, что может говорить о том, что метилирование данной панели

Произведена оценка качества диагностической модели определения исследуемых маркеров в различных диагностических средах посредством ROC-анализа, для каждого маркера в отдельности, а также для их совокупности. Показатель AUC для исследуемой панели маркеров в совокупности, при определении их в моче, составил 0,695 (95 % ДИ 0,610 - 0,780). Это соответствует диагностической модели среднего качества. Показатель AUC для панели маркеров, при определении их в крови, составил 0,737 (95 % ДИ 0,650 - 0,823). Согласно экспертной шкале значений AUC, это соответствует диагностической модели хорошего качества. Значение AUC для панели маркеров, при определении их в биоптатах ПЖ, составило 0,891 (95 % ДИ 0,826 - 0,938), что соответствует диагностической модели высокого качества.

Наиболее репрезентативным типом биологического материала является ткань ПЖ, однако кровь, с точки зрения неинвазивной диагностики и скрининга -наиболее выигрышна, так как не требует участия специалиста для получения постмассажной мочи, а также позволяет произвести забор необходимых общеклинических анализов и маркеров «единым пакетом». Диагностические параметры системы GSTP1, RARB и RASSF1, рассчитанные для определения в крови, клинически приемлемы. С клинической точки зрения представляет интерес возможность совместного применения теста PSA и исследуемой панели маркеров в крови, для увеличения диагностической эффективности, за счет повышения чувствительности и специфичности комбинации. Проведенные расчеты показали увеличение AUC при таком подходе до 0,746 (95% ДИ 0,664-0,817), что соответствует диагностической модели хорошего качества

По данным настоящей работы, экспрессия исследуемой панели маркеров в биологических средах не связана со степенью дифференцировки РПЖ по Gleason и стадией заболевания, в связи с чем ее использование для оценки агрессивности и стадирования РПЖ представляется нецелесообразным.

Сравнение диагностических параметров данной панели с PSA демонстрирует преобладание специфичности определения исследуемой панели в крови относительно PSA при его уровне от 4 до 10 нг/мл (58,3% против 30,08 % [79], р < 0,05), при сопоставимой чувствительности.

Различия диагностических показателей по отдельным генам и системе маркеров в целом, отмеченные в настоящем исследовании, по сравнению с литературными данными, вероятно, связаны с особенностями изученной группы пациентов с уровнем PSA в «серой зоне» 4-10 нг/мл или носят технологический характер, обусловленный примененной методикой детекции.

На основании полученных результатов предложен алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ с использованием оценки метилирования исследованных генов: гиперметилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 в цельной крови является показанием к проведению биопсии ПЖ, при отсутствии такового рекомендуется динамическое наблюдение с повторным анализом PSA через 3-6 месяцев и решением вопроса о проведении биопсии; гиперметилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 в ткани ПЖ на уровне три при отрицательных гистологических результатах является показанием к повторной биопсии ПЖ. Данный алгоритм применим при отрицательных результатах ПРИ в совокупности с результатами ТРУЗИ.

Предложенный алгоритм дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ с использованием оценки метилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1 у пациентов с уровнем PSA от 4 до 10 нг/мл позволяет оптимизировать диагностический процесс путем сокращения числа ненужных биопсий. Клиническая и медико-экономическая целесообразность такой комбинации требует дополнительных исследований.

1. Комбинация маркеров метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 характеризует генетические изменения при РПЖ с учетом их гетерогенности и является перспективной для изучения ее роли в диагностике РПЖ. Уровень аномального метилирования промоторных районов генов GSTP1, RARB и RASSF1 достоверно повышен при РПЖ, по сравнению с доброкачественными заболеваниями. Наиболее репрезентативными типами биологического материала являются ткань предстательной железы и кровь.

2. Чувствительность, специфичность, прогностическая ценность положительного и отрицательного результатов определения статуса метилирования промоторных областей генов GSTP1, RARB, RASSF1 (в комбинации), составляет: в ткани ПЖ - 88,9 %, 84,3 %, 58,5 % и 96,8 %; в крови -77,8 %, 58,3 %, 31,8 % и 91,3 %; в образцах мочи после массажа ПЖ - 85,2 %, 55,6 %, 32,4 % и 93,8 %, соответственно.

3. Специфичность панели маркеров (GSTP1, RARB, RASSF1) в крови достоверно превосходит специфичность теста PSA при его уровне 4-10 нг/мл.

4. Метилирование GSTP1, RARB, RASSF1 в биологических средах не взаимосвязано со степенью дифференцировки РПЖ по Gleason и стадией заболевания, в связи с чем использование панели маркеров для оценки агрессивности и стадирования РПЖ нецелесообразно.

5. Применение алгоритма дифференциальной диагностики заболеваний ПЖ у пациентов с уровнем PSA от 4 до 10 нг/мл позволит оптимизировать диагностический процесс путем сокращения числа ненужных биопсий.

1. Для решения вопроса о проведении биопсии ПЖ у пациентов с уровнем PSA 4-10 нг/мл, отрицательными результатами ПРИ в совокупности с ТРУЗИ, рекомендуем оценку уровня метилирования GSTP1, RARB и RASSF1 в цельной крови методом МС-ПЦР.

2. Гиперметилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 в цельной крови является показанием к биопсии ПЖ при повышенном уровне PSA.

3. Отсутствие гиперметилирования генов GSTP1, RARB и RASSF1 в цельной крови у пациентов с уровнем PSA 4-10 нг/мл, является основанием для взятия пациента на динамическое наблюдение с последующим контролем PSA через 3-6 месяцев.

4. При отрицательных гистологических результатах первичной биопсии рекомендуем проведение МС-ПЦР на метилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 в ткани ПЖ.

5. Гиперметилирование генов GSTP1, RARB и RASSF1 в биоптатах ПЖ является показанием к проведению повторной биопсии ПЖ.

6. Допустимо хранение образцов ткани ПЖ для последующего выполнения МС-ПЦР при -70 °С и образцов крови - при -20 °С в течение 2 недель без риска уменьшения выхода и деградации ДНК, в то время как хранение образцов мочи при -20 °С в течение 2 недель способствует значительной деградации ДНК.

ДГПЖ - доброкачественная гиперплазия предстательной железы

ДИ - доверительный интервал

ДНК - дезоксирибонуклеиновая кислота

ИФА - иммуноферментный анализ

КТ - компьютерная томография

МРТ - магнитно-резонансная томография

МС-ПЦР - метил-специфическая полимеразная цепная реакция

ПЖ - предстательная железа

ПИН - простатическая интраэпителиальная неоплазия

ПРИ - пальцевое ректальное исследование

ПЭТ - позитронная эмиссионная томография

РПЖ - рак предстательной железы

СНМП - симптомы нижних мочевыводящих путей

СО - стандартное отклонение

ТРУЗИ - трансректальное ультразвуковое исследование УЗИ - ультразвуковое исследование ФСБ - фосфатно-солевой буфер

AMACR - альфа-метилацил КоА рацемаза (alpha-methylacyl-CoA racemase)

AUC - площадь под ROC-кривой (area under the curve)

BPHA - доброкачественный PSA

bPSA - PSA, ассоциированный с ДГПЖ

cPSA - комплексный PSA

CTCs - циркулирующие опухолевые клетки

ERSPC - европейское рандомизированное исследование скрининга рака предстательной железы (european randomized study of screening for prostate cancer) f/t PSA - соотношение свободного PSA к общему

FDA - управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration)

fPSA - свободный PSA

GSTP1 - глутатион^-трансфераза n1 (glutathione s-transferase nl) PCPT - исследование, посвященное предотвращению рака предстательной железы (prostate cancer prevention trial)

phi - индекс здоровья простаты (prostate health index)

PSA - простатспецифический антиген (prostate specific antigen)

PSAD - плотность PSA (PSA density)

PSA-DT - время удвоения PSA (PSA doubling time)

PSAV - скорость нарастания PSA (PSA velocity)

PSMA - простатспецифический мембранный антиген (prostate-specific membrane antigen)

RARB - рецептор ретиноевой кислоты р2 (Retinoic Acid Receptor в) RASSF1A - белок, содержащий домен, гомологичный онкогену RAS семейства 1 (Ras association domain-containing protein 1)

TMPRSS2 - трансмембранные протеазы серин 2 (transmembrane protease serine 2)

РСА3 - ген антигена рака предстательной железы 3 (prostate cancer antigen 3,

DD3)

1. Агеенко, А. И. Новая диагностика рака / А. И. Агеенко. - М. : Медицина XXI, 2004. - 329 с.

2. Аляев, Ю. Г. Допплерографическая оценка кровообращения предстательной железы при ее гиперплазии / Ю. Г. Аляев, К. Л. Локшин // Урология. - 2001. - № 1. - С. 10-13.

3. Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за период 2002-2014 гг. по данным официальной статистики / А. Д. Каприн, О. И. Аполихин, А. В. Сивков, Т. В. Солнцева, В. А. Комарова // Экспериментальная и клиническая урология. - 2016. - № 3. - С. 4-13.

4. Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за десятилетний период (2002-2012 гг.) по данным официальной статистики / О. И. Аполихин, А. В. Сивков, Н. Г. Москалева, Т. В. Солнцева, В. А. Комарова // Экспериментальная и клиническая урология. - 2014. - № 2. - С. 4-12.

5. Бухаркин, Б. В. Рак предстательной железы / Б. В. Бухаркин // Клиническая онкология. — 2003. - №2. - С. 20-25.

6. Голубчиков, В. А. Хронический простатит. Современные подходы к диагностике и лечению / В. А. Голубчиков, А. Г. Кочетов, Н. В. Ситников, А. О. Иванов. - М. : Полиграфикс РПК, 2005. - 9 с.

7. Злокачественные новообразования в России в 2008 г. (заболеваемость и смертность) / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. - М. : ФГУ МНИОИ им. П. А. Герцена Росмедтехнологий, 2010. - 256 с.

8. Злокачественные новообразования в России в 2015 году (заболеваемость и смертность) / Под ред. А. Д. Каприна, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. - М. : МНИОИ им. П. А. Герцена филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, 2017. - 250 с.

9. Злокачественные новообразования в России в 2016 году (заболеваемость и смертность) / Под ред. А. Д. Каприна, В. В. Старинского, Г. В.

Петровой. - М. : МНИОИ им. П. А. Герцена - филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, 2018. - 250 с.

10. Кекеева, Т. В. Молекулярно-генетические изменения при раке предстательной железы: дис. ... канд. мед. наук: 14.00.14, 03.00.15 / Кекеева Татьяна Владимировна. - Москва, 2008. - С. 72-73.

11. Кекеева, Т. В. Способ ранней ДНК-диагностики рака предстательной железы: патент 2405837: МПК С^1/68 / Кекеева Т. В., Немцова М. В., Шегай П. В., Залетаев Д. В.; заявитель и патентообладатель ГОУВПО ММА им. И.М. Сеченова Росздрава. - 2009125590/14; заявл. 06.07.2009; опубл. 10.12.2010, Бюл. № 34.

12. Клинические рекомендации по диагностике и лечению больных раком предстательной железы / Б. Я. Алексеев, А. Д. Каприн, В. Б. Матвеев, Д. А. Носов, К. М. Нюшко, А. В. Петровский, П. В. Свиридов ; Общероссийский союз общественных объединений Ассоциация онкологов России. - М. : МНИОИ им. П. А. Герцена, 2013. - 42 с.

13. Матвеев, Б. П. Клиническая онкоурология / Под ред. Б. П. Матвеева. -М. : Вердана, 2003. - С. 437-482.

14. Оптимизация ранней диагностики заболеваний предстательной железы в условиях мегаполиса / Н. А. Лопаткин, В. А. Максимов, Л. А. Ходырева, Е. Н. Давыдова // Урология. - 2009. - № 5. - С. 50-54.

15. Организационные проблемы раннего выявления рака предстательной железы при диспансеризации мужского населения России / А. Д. Каприн, А. А. Костин, В. В. Старинский, Ю. В. Самсонов // Исследования и практика в медицине. - 2017. - № Б2. - С. 57.

16. Пушкарь, Д. Ю. Диагностические возможности биопсии простаты / Д. Ю. Пушкарь, А. В. Говоров // Урология. - 2002. - №6. - С. 46-50.

17. Пушкарь, Д. Ю. Дифференциальная диагностика рака и доброкачественной гиперплазии предстательной железы / Д. Ю. Пушкарь, П. И. Раснер // РМЖ. - 2014. - № 17. - С. 1298-1303.

18. Российская тест-система РСА3: первые результаты /

A. В. Сидоренков, А. В. Говоров, Д. Ю. Пушкарь, К. А. Павлов [и др.] // Экспериментальная и клиническая урология. - 2014. - № 2. - С. 44-49.

19. Русаков, И. Г. Избранные лекции по клинической онкологии / Под ред. В. И. Чиссова, С. Л. Дарьяловой. - М. : Типография Новости, 2000. - С. 597616.

20. Статус метилирования генов GSTP1, APC и RASSF1 в образцах рака предстательной железы человека: сравнительный анализ диагностической информативности методов MS-HRM и гибридизации на ДНК-чипах illumina Infinium Human Methylation 450 BeadChip / Л. О. Скородумова, К. А. Бабалян, Р. Султанов, А. О. Васильев, А. В. Говоров, Д. Ю. Пушкарь, Е. А. Прилепская, С. А. Даниленко, Э. В. Генерозов, А. К. Ларин, Е. С. Кострюкова, Е. И. Шарова // Биомедицинская химия. - 2016. - № 6. - С. 708-714.

21. Структурно-функциональный анализ опухолевых геномов и разработка тест-систем для ранней диагностики, прогноза течения и оптимизации терапии злокачественных новообразований / Д. В. Залетаев,

B. В. Стрельников, М. В. Немцова, О. В. Бабенко, Е. Б. Кузнецова,

B. В. Землякова, Т. В. Кекеева, Д. С. Михайленко, А. С. Танас, В. В. Руденко, А. Ю. Бабаян, Е. А. Алексеева, О. А. Симонова // Вестник РАМН. - 2013. - № 9. -

C. 7-14.

22. Флетчер, Р. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины / Р. Флетчер, С. Флетчер, Э. Вагнер // - Пер. с англ. - М. : Медиасфера, 3-е изд., 2004. - 347 с.

23. Чиссов, В. И. Заболеваемость раком предстательной железы в Российской Федерации / В. И. Чиссов, И. Г. Русаков // Экспериментальная и клиническая урология. - 2011. - №2-3. - С. 6-7.

24. Шегай, В. П. Диагностика и прогноз рака предстательной железы с использованием факторов роста и молекулярно-генетических маркеров: дис. ... канд. мед. наук : 14.00.14, 14.00.40 / Шегай Петр Викторович. - Москва, 2008. - С. 118-120.

25. 10-Year Outcomes after Monitoring, Surgery, or Radiotherapy for Localized Prostate Cancer / F. C. Hamdy, J. L. Donovan, J. A. Lane, M. Mason [et al.] // N Engl J Med. - 2016. - Vol. 375, Iss. 15. - P. 1415-1424.

26. 177Lu-labeled prostate-specific membrane antigen radioligand therapy of metastatic castration-resistant prostate cancer: Safety and Efficacy / R. P. Baum, H. R. Kulkarni, C. Schuchardt, A. Singh [et al.] // J. Nucl. Med. - 2016. - Vol. 57. - P. 10061013.

27. A panel of five circulating microRNAs as potential biomarkers for prostate cance / Z. H. Chen, G. L. Zhang, H. R. Li, J. D. Luo, [et al.] // J. Prostate. - 2012. - Vol. 72. - P. 1443-1452.

28. A urine-based methylation signature for risk stratification within low-risk prostate cancer / T. A. Jatkoe, R. J. Karnes, S. J. Freedland, Y. Wang, A. Le, J. Baden // British Journal of Cancer. - 2015. - Vol. 112, Iss. 5. - P. 802-808.

29. Abnormal DNA methylation, epigenetics, and prostate cancer / W. G. Nelson, S. Yegnasubramanian, A. T. Agoston, P. J. Bastian, B. H. Lee, [et al.] // Front. Biosci. - 2007. - Vol. 12. - P. 4254-4266.

30. Ahmed, H. Promoter Methylation in Prostate Cancer and its Application for the Early Detection of Prostate Cancer Using Serum and Urine Samples / H. Ahmed // Biomarkers in Cancer. - 2010. - Vol. 2. - P. 17-33.

31. Association between insulin-like growth factor-binding protein-3 polymorphism-202 A/C and the risk of prostate cancer: a meta-analysis / Z. Qin, X. Li, J. Tang, X. Jiang, Y. Yu, [et al.] // Onco Targets Ther. - 2016. - Vol. 6, Iss. 9. - P. 5451-5459.

32. Association between RASSF1A promoter methylation and prostate cancer: a systematic review and meta-analysis / J. Pan , J. Chen, B. Zhang, X. Chen, B. Huang, [et al.] // PLOS One. - 2013. - Vol. 8, Iss. 9. - P. 75283.

33. Asymptomatic incidence and duration of prostate cancer / R. Etzioni, R. Cha, E. J. Feuer, O. Davidov // Am. J. Epidemiol. - 1998. - Vol. 148. - P. 775-785.

34. Baumgart, S. J. Exploiting Epigenetic Alterations in Prostate Cancer / S. J. Baumgart, B. Haendler // Int. J. Mol. Sci. - 2017. - Vol. 9, Iss. 18. - P. 1017.

35. Boyd, L. K. The complexity of prostate cancer: genomic alterations and heterogeneity / L. K. Boyd, X. Mao, Y-J. Lu // Nat. Rev. Urol. - 2012. - Vol. 9, Iss. 11.

- P. 652-664.

36. Can Prostate-Specific Antigen Kinetics before Prostate Biopsy Predict the Malignant Potential of Prostate Cancer? / S. J. Kim, T. Y. Jeong, D. S. Yoo, J. Park [et al.] // Yonsei Med J. - 2015. - Vol. 56, Iss. 6. - P. 1492-1496.

37. Can the Free/Total PSA Ratio Predict the Gleason Score Before Prostate Biopsy? / C. Ceylan, E. Gazel, i Kele§, O. Doluoglu, M. Yigman // Curr. Urol. - 2016.

- Vol. 9, Iss. 1. - P. 24-27.

38. Cancer-associated changes in the expression of TMPRSS2-ERG, PCA3, and SPINK 1 in histologically benign tissue from cancerous vs noncancerous prostatectomy specimens / R. M. Vaananen, H. Lilja, L. Kauko, P. Helo, H. Kekki, A. M. Cronin [et al.] // Urology. - 2014. - Vol. 83, Iss. 2. - P. 511.e1-511e7.

39. CD44 and PTGS2 methylation are independent prognostic markers for biochemical recurrence among prostate cancer patients with clinically localized disease / K. Woodson, K. J. O'Reilly, D. E. Ward, J. Walter, J. Hanson, [et al.] // Epigenetics. - 2006. - Vol. 1. - P. 183-186.

40. Circulating tumor cells in peripheral blood samples from patients with increased serum prostate specific antigen: initial results in early prostate cancer / J. W. Davis, H. Nakanishi, V. S. Kumar, V. A. Bhadkamkar, [et al.] // J. Urol. - 2008. - Vol. 179, Iss. 6. - P. 2187-2191.

41. Circulating tumor cells predict survival benefit from treatment in metastatic castration-resistant prostate cancer / J. S. de Bono, H. Scher, R. B. Montgomery, C. Parker, [et al.] // Clin. Cancer Res. - 2008. - Vol. 1, Iss. 14. - P. 6302-6309. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-08-0872.

42. Circulating Tumor Cells: From Theory to Nanotechnology-Based Detection / Y. Ming, Y. Li, H. Xing, M. Luo, Z. Li, J. Chen, J. Mo, S. Shi // Frontiers in Pharmacology. - 2017. - Vol. 8. - P. 35.

43. Clarifying the PSA grey zone: The management of patients with a borderline PSA / T. Ross, K. Ahmed, N. Raison, B. Challacombe, P. Dasgupta // Int. J. Clin. Pract. - 2016. - Vol. 70, Iss. 11. - P. 950-959.

44. Clinical and biological significance of circulating tumor cells in cancer / T. Masuda, N. Hayashi, T. Iguchi, S. Ito, H. Eguchi, K. Mimori // Mol. Oncol. - 2016. -Vol. 10, Iss. 3. - P. 408-417.

45. Clinical evaluation of an epigenetic assay to predict missed cancer in prostate biopsy specimens / A. W. Partin, W. Criekinge, B. J. Trock, J. I. Epstein, L. Van Neste // Trans. Am. Clin. Climatol. Assoc. - 2016. - Vol. 127. - P. 313-327.

46. Clinical utility of an epigenetic assay to detect occult prostate cancer in histopathologically negative biopsies: Results of the MATLOC study / G. D. Stewart, L. Van Neste, P. Delvenne, P. Delree, A. Delga, [et al.] // J. Urol. - 2013. - Vol. 189. -P. 1110-1116.

47. Clinical validation of an epigenetic assay to predict negative histopathological results in repeat prostate biopsies / A. W. Partin, L. Van Neste, E. A. Klein, L. S. Marks, J. R. Gee, [et al.] // J. Urol. - 2014. - Vol. 192. - P. 1081-1087.

48. Comparison of Digital Rectal Examination and Serum Prostate Specific Antigen in the Early Detection of Prostate Cancer: Results of a Multicenter Clinical Trial of 6,630 Men / W.J. Catalona, J. P. Richie, F. R. Ahmann, M. A. Hudson [et al.] // J. Urol. - 2017. - Vol. 197, Iss. 2. - P. 200-207.

49. Comprehensive report on prostate cancer misclassification by 16 currently used low-risk and active surveillance criteria / J. R. Palisaar, J. Noldus, B. Löppenberg, C. von Bodman, F. Sommerer, T. Eggert, [et al.] // BJU Int. - 2012. - Vol. 110. - P. E172-E181

50. Confirmation study of prostate cancer risk variants at 8q24 in African Americans identifies a novel risk locus / C. Robbins, J. B. Torres, S. Hooker, C. Bonilla, W. Hernandez // Genome Res. - 2007. - Vol. 17, Iss. 12. - P. 1717-1722.

51. Correlation and diagnostic performance of the prostate-specific antigen level with the diagnosis, aggressiveness, and bone metastasis of prostate cancer in

clinical practice / B. Lojanapiwat, W. Anutrakulchai, W. Chongruksut, C. Udomphot // Prostate International. - 2014. - Vol. 2, Iss. 3. - P. 133-139.

52. CpG island hypermethylation at multiple gene sites in diagnosis and prognosis of prostate cancer / J. Ellinger, P. J. Bastian, T. Jurgan, K. Biermann, P. Kahl, [et al.] // Urology. - 2008. - Vol. 71. - P. 161-167.

53. DD3(JPC^3)-based molecular urine analysis for the diagnosis of prostate cancer / D. Hessels, G. Klein, I. van Oort, H. F. Karthaus, G. J. van Leenders, [et al.] // Eur. Urol. - 2003. - Vol. 44. - P. 8-15.

54. DD3: a new prostate-specific gene, highly overexpressed in prostate cancer / M. J. Bussemakers, A. van Bokhoven, G. W. Verhaegh, F. P. Smit [et al.] //Cancer Res. - 1999. - Vol. 59. - P. 5975-5979.

55. Detection of High-grade Prostate Cancer Using a Urinary Molecular Biomarker-Based Risk Score / L. Van Neste, R. J. Hendriks, S. Dijkstra, G. Trooskens, E. B. Cornel // Eur Urol. - 2016. - Vol. 70, Iss. 5. - P. 740-748.

56. Detection of prostate stem cell antigen expression in human prostate cancer using quantum-dot-based technology / Y. Ruan, W. Yu, F. Cheng, X. Zhang, S. Larre // Sensors (Basel). - 2012. - Vol. 12, Iss. 5. - P. 5461-5470.

57. Diet, Lifestyles, Family History, and Prostate Cancer Incidence in an East Algerian Patient Group / S. Lassed, M. C. Deus, N. Lourenfo, A. Dahdouh, A. A. Rizvanov, [et al.] // BioMed Research International. - 2016. - Vol. 2016. - P.987-996.

58. Dijkstra, S. Clinical use of novel urine and blood based prostate cancer biomarkers: a review / S. Dijkstra, P. F. Mulders, J. A. Schalken // Clinical Biochemistry. - 2014. - Vol. 47, Iss. 10-11. - P. 889-896.

59. DNA hypermethylation as a predictor of PSA recurrence in patients with low- and intermediate-grade prostate cancer / R. Moritz, J. Ellinger, P. Nuhn, A. Haese, S. C. Muller, [et al.] // Anticancer Res. - 2013. - Vol. 33. - P. 5249-5254.

60. DNA methylation signatures for prediction of biochemical recurrence after radical prostatectomy of clinically localized prostate cancer / C. Haldrup., K.

Mundbjerg, E. M. Vestergaard, P. Lamy, P. Wild, [et al.] // J. Clin. Oncol. - 2013. -Vol. 31. - P. 3250-3258.

61. DNA Methylation-Guided Prediction of Clinical Failure in High-Risk Prostate Cancer / K. Litovkin, A. Van Eynde, S. Joniau, E. Lerut, A. Laenen, [et al.] // PLoS One. - 2015. - Vol. 18, Iss. 10. - P. e0130651.

62. Do men know that they have had a prostate-specific antigen test? Accuracy of self-reports of testing at 2 sites / E. C. Chan, S. W. Vernon, C. Ahn, A. Greisinger // Am. J. Public Health. - 2004. - Vol. 94. - P. 1336-1338.

63. Dumitrescu, R. G. Epigenetic markers of early tumor development / R. G. Dumitrescu // Methods Mol. Biol. - 2012. - Vol. 863. - P. 3-14.

64. Dynamic interplay between locus-specific DNA methylation and hydroxymethylation regulates distinct biological pathways in prostate carcinogenesis / S. N. Kamdar, L. T. Ho, K. J. Kron, Isserlin R, T. van der Kwast, [et al.] // Clin. Epigenetics. - 2016. - Vol. 15, Iss. 8. - P. 32. doi: 10.1186/s13148-016-0195-4.

65. Early detection of prostate cancer: AUA Guideline / H. B. Carter, P. C. Albertsen, M. J. Barry, R. Etzioni [et al.] // J. Urol. - 2013. - Vol. 190, Iss. 2. - P. 419426.

66. Early detection of prostate cancer: European Association of Urology recommendation / A. Heidenreich, P. A. Abrahamsson, W. Artibani, J. Catto, F. Montorsi, [et al.] // Eur. Urol. - 2013. - Vol. 64, Iss. 3. - P. 347-354.

67. EAU guidelines on prostate cancer. Part II: Treatment of advanced, relapsing, and castration-resistant prostate cancer / A. Heidenreich, P. J. Bastian, J. Bellmunt, M. Bolla, S. Joniau, [et al.] // Eur. Urol. - 2014. - Vol. 65. - P. 467-479.

68. Effect of DNA methylation on identification of aggressive prostate cancer / J. Alumkal, Z. Zhang, E. Humphreys, C. Bennett [et al.] // Urology. - 2008. - Vol. 72. -P. 1234-1239.

69. Efficacy of Prostate-Specific Antigen Screening: Use of Regression Discontinuity in the PLCO Cancer Screening Trial / J. Shoag, J. Halpern J, B. Eisner, R. Lee, S. Mittal, [et al.] // JAMA Oncol. - 2015. - Vol. 1, Iss. 7. - P. 984-986. DOI: 10.1001/jamaoncol.2015.2993.

70. Environmental and heritable factors in the causation of cancer: analysis of cohorts of twins from Sweden, Denmark, and Finland / P. Lichtenstein, N. V. Holm, P. K. Verkasalo, A. Iliadou, J. Kaprio et al. // N. Engl. J. Med. - 2000. - Vol. 343. - P. 7885

71. Epigenetic CpG Methylation of the Promoter and Reactivation of the Expression of GSTP1 by Astaxanthin in Human Prostate LNCaP Cells / Y. Yang, F. Fuentes, L. Shu, C. Wang, D. Pung, [et al.] // The AAPS J. - 2016. - Vol. 19, Iss. 2. - P. 421-430.

72. Epigenetic modulators as therapeutic targets in prostate cancer / I. Graça, E. Pereira-Silva, R. Henrique, G. Packham, S. J. Crabb, C. Jerónimo // Clin. Epigenetics. - 2016. - Vol. 15, Iss. 8. - P. 98.

73. Epigenetic susceptibility factors for prostate cancer with aging / N. A. Damaschke, B. Yang, S. Bhusari, J. P. Svaren, D. F. Jarrard // Prostate. - 2013. - Vol. 73, Iss. 16. P. 1721-1730.

74. Epigenetics in prostate cancer: biologic and clinical relevance / C. Jeronimo, P. J. Bastian, A. Bjartell, G. M. Carbone, J. W. Catto, [et al.] // Eur. Urol. -2011. - Vol. 60, Iss. 4. - P. 753-766.

75. ERG rearrangement as a novel marker for predicting the extra-prostatic extension of clinically localized prostate cancer / L. Lu, H. Zhang, J. Pang, G. Hou, M. Lu, X. Gao // Oncology letters. - 2016. - Vol. 11. - P. 2532-2538.

76. ERSPC Investigators.Screening and prostate-cancer mortality in a randomized European study / F. H. Schröder, J. Hugosson, M. J. Roobol, T. L. Tammela, S. Ciatto, [et al.] // New England Journal of Medicine. - 2009. - Vol. 360. - P. 1320-1328.

77. Evaluation of Hybrid 68Ga-PSMA Ligand PET/CT in 248 Patients with Biochemical Recurrence After Radical Prostatectomy / M. Eiber, T. Maurer, M. Souvatzoglou, A. J. Beer, A. Ruffani, [et al.] // J. Nucl. Med. - 2015. - Vol. 56. - P. 668-674.

78. Evaluation of prostate cancer antigen 3 for detecting prostate cancer: a systematic review and meta-analysis / Y. Cui, W. Cao, Q. Li, H. Shen, C. Liu, [et al.] // Sci Rep. - 2016. - Vol. 10, Iss. 6. - P. 25776.

79. Evidence suggesting PSA cutpoint of 2.5 ng/mL for prompting prostate biopsy: review of 36,316 biopsies / S. M. Gilbert, C. B. Cavallo, H. Kahane, F. C. Lowe // Urology. - 2005. - Vol. 65, Iss. 3. - P. 549-553.

80. Exosomal microRNA-141 is upregulated in the serum of prostate cancer patients / Z. Li, Y.-Y. Ma, J. Wang, X.-F. Zeng, R. Li, [et al.] // Onco Targets Ther. -2016. - Vol. 9. - P. 139-148.

81. Expression of the prostatespecific membrane antigen / R. S. Israeli, C. T. Powell, J. G. Corr, W. R. Fair, W. D. Heston // Cancer Res. - 1994. - Vol. 54. - P. 1807-1811.

82. Filella, X. Evaluation of [-2] proPSA and Prostate Health Index (phi) for the detection of prostate cancer: a systematic review and meta-analysis / X. Filella, N. Giménez // Clinical Chemistry and Laboratory Medicine. - 2013. - Vol. 51, Iss. 4. - P. 729-739.

83. Filella, X. Prostate Cancer Detection and Prognosis: From Prostate Specific Antigen (PSA) to Exosomal Biomarkers / X. Filella, L. Foj // Int. J. Mol. Sci. - 2016. -Vol. 26, Iss. 17. - P. 1784.

84. Frequent DNA Hypermethylation at the RASSF1A and APC Gene Loci in Prostate Cancer Patients of Pakistani Origin / A. Yaqinuddin, S. A. Qureshi, S. Pervez, M. U. Bashir, R. Nazir, [et al.] // ISRN Urol. - 2013. - P. 627249.

85. Genetic analysis of the principal genes related to prostate cancer: a review / M. J. Alvarez-Cubero, M. Saiz, L. J. Martinez-Gonzalez, J. C. Alvarez [et al.] // Urol. Oncol. - 2013. - Vol. 31, Iss. 8. - P. 1419-29.

86. Genetic predisposition to prostate cancer / S. Benafif, R. Eeles // Br. Med. Bull. - 2016. Vol. 120, Iss. 1. - P. 75-89.

87. Genomic Predictors of Outcome in Prostate Cancer / P. J. Bostrom, A. S. Bjartell, J. W. Catto, S. E. Eggener [et al.] // Eur Urol. - 2015. - Vol. 68, Iss. 6. - P. 1033-1044.

88. GSTP1 promoter methylation is associated with recurrence in early stage prostate cancer / L. Maldonado, M. Brait, M. Loyo, L. Sullenberger, K. Wang, [et al.] // J. Urol. - 2014. - Vol. 192, Iss. 5. - P. 1542-1548. doi: 10.1016/j.juro.2014.04.082.

89. Hepsin promotes prostate cancer progression and metastasis / O. Klezovitch, J. Chevillet, J. Mirosevich, R. L. Roberts, R. J. Matusik, [et al.] // Cancer Cell. - 2004. - Vol. 6, Iss. 2. - P. 185-95.

90. HES5 silencing is an early and recurrent change in prostate tumourigenesis / C. E. Massie, I. Spiteri, H. Ross-Adams, H. Luxton [et al.] // Endocr. -Relat. Cancer. -

2015. - Vol. 22. - P. 131-144.

91. Hessvik, N. P. Exosomal miRNAs as biomarkers for prostate cancer / N. P. Hessvik, K. Sandvig, A. Llorente // Frontiers in Genetics. - 2013. - Vol. 4. -P. 36. DOI: 10.3389/fgene.2013.00036.

92. Heterogeneous patterns of DNA methylation-based field effects in histologically normal prostate tissue from cancer patients / M. Moller, S. H. Strand, K. Mundbjerg, G. Liang, I. Gill, [et al.] // Sci. Rep. - 2017. - Vol. 13, Iss. 7. - P. 40636.

93. High alpha-methylacyl-CoA racemase (AMACR) is associated with ERG expression and with adverse clinical outcome in patients with localized prostate cancer / A. Box, M. Alshalalfa, S. A. Hegazy, B. Donnelly, T. A. Bismar // Tumour Biol. -

2016. - Vol. 37, Iss. 9. - P. 12287-12299.

94. High promoter methylation levels of apc predict poor prognosis in sextant biopsies from prostate cancer patients / R. Henrique, F. R. Ribeiro, D. Fonseca, M. O. Hoque, A. L. Carvalho, [et al.] // Clin. Cancer Res. - 2007. Vol. 13. - P. 6122-6129.

95. Hypermethylation of CpG islands in primary and metastatic human prostate cancer / S. Yegnasubramanian, J. Kowalski, M. L. Gonzalgo, M. Zahurak, S. Piantadosi, [et al.] // Cancer Res. - 2004. - Vol. 64. - P. 1975-1986.

96. Hypermethylation of the gabre~mir-452~mir-224 promoter in prostate cancer predicts biochemical recurrence after radical prostatectomy / H. Kristensen, C. Haldrup, S. Strand, K. Mundbjerg, M. M. Mortensen, [et al.] // Clin. Cancer Res. -2014. - Vol. 20. - P. 2169-2181.

97. Identification of Differentially Methylated Genes in Normal Prostate Tissues from African American and Caucasian Men / B. Kwabi-Addo, S. Wang, W. Chung, J. Jelinek, S. Patierno, [et al.] // Clin. Cancer Res. - 2010. - Vol. 16, Iss. 14. - P. 3539-3547.

98. Impact of glutathione-S-transferases (GST) polymorphisms and hypermethylation of relevant genes on risk of prostate cancer biochemical recurrence: a meta-analysis / R. Chen, S. Ren, T. Meng, J. Aguilar, Y. Sun // PLoS One. - 2013. -Vol. 23, Iss. 8. - P. e74775.

99. Impact of the United States Preventive Services Task Force 'D' recommendation on prostate cancer screening and staging / R. S. Eapen, A. Herlemann, S. L. Washington 3rd, M. R. Cooperberg // Curr. Opin. Urol. - 2017. - Vol. 27, Iss. 3. -P. 205-209.

100. Improving the specificity of screening for lethal prostate cancer using Prostate-specific Antigen and a panel of kallikrein markers: A nested case-control study / P. Stattin, A. J. Vickers, D. D. Sjoberg, R. Johansson, T. Granfors, [et al.] // Eur. Urol. - 2015. - Vol. 68. - P. 207-213.

101. Kopper, L. Genomics of prostate cancer: is there anything to "translate"? / L. Kopper, J. Timar // Pathol Oncol Res. - 2005. - Vol. 11, Iss. 4. - P. 197-203.

102. Labrie, F. PSA screening for prostate cancer: why so much controversy? / F. Labrie // Asian J. Androl. - 2013. - Vol. 15, Iss. 5. - P. 603-607. doi: 10.1038/aja.2013.70.

103. Lewis, R. The current state of prostate-specific antigen testing / R. Lewis, B. Hornberger // Journal of the American Academy of Physician Assistants. - 2016. -Vol. 29, Iss. 9. - P. 51-53.

104. LINE-1 methylation status in prostate cancer and non-neoplastic tissue adjacent to tumor in association with mortality / V. Fiano, D. Zugna, C. Grasso, M. Trevisan, L. Delsedime, [et al.] // Epigenetics. - 2017. - Vol. 2, Iss. 12. - P. 11-18.

105. Longitudinal evaluation of prostate-specific antigen levels in men with and without prostate disease / H. B. Carter, J. D. Pearson, E. J. Metter [et al.] // JAMA. -1992. - Vol. 267. - P. 2215-2220.

106. Long-term prostate-specific antigen velocity in improved classification of prostate cancer risk and mortality / D. D. Orsted, S. E. Bojesen, P. R. Kamstrup, B. G. Nordestgaard // European Urology. - 2013. - Vol. 64, Iss. 3. - P. 384-393

107. Mashkoor, F. C. Serum level of prostate-specific antigen (PSA) in women with breast cancer. F. C. Mashkoor, J. N. Al-Asadi, L. M. Al-Naama // Cancer Epidemiol. - 2013. - Vol. 37, Iss. 5. - P. 613-618.

108. Massie, C. E. The importance of DNA methylation in prostate cancer development / C. E. Massie, I. G. Mills, A. G. Lynch // J. Steroid Biochem Mol. Biol. -2017. - Vol. 166. - P. 1-15.

109. Maurer, T. Current use of PSMA -PET in prostate cancer management / T. Maurer, M. Eiber, M. Schwaiger, J. E. Gschwend // Nat. Rev. Urol. - 2016. - Vol. 13. -P. 226-235.

110. Measurement of prostate-specific antigen in serum as a screening test for prostate cancer / W. J. Catalona, D. S. Smith, T. L. Ratliff, K. M. Dodds, D. E. Coplen [et al.] // N. Engl. J. Med. - 1991. - Vol. 324. - P. 1156-1161.

111. Methylation markers for prostate cancer prognosis: a systematic review / C. Chao, M. Chi, M. Preciado, M. H. Black // Cancer Causes Control. - 2013. - Vol. 24, Iss. 9. - P. 1615-1641.

112. Methylation of APC and GSTP1 in non-neoplastic tissue adjacent to prostate tumour and mortality from prostate cancer / L. Richiardi, V. Fiano, C. Grasso, D. Zugna, L. Delsedime, [et al.] // PLoSOne. - 2013. - Vol. 8, Iss. 7. - P. e68162.

113. Methylation pattern analysis in prostate cancer tissue: identification of biomarkers using an MS-MLPA approach / G. Gurioli, S. Salvi, F. Martignano, F. Foca, R. Gunelli, [et al.] // J. Transl. Med. - 2016. - Vol. 30, Iss. 14. - P. 249. doi: 10.1186/s 12967-016-1014-6.

114. Molecular biomarker in prostate cancer: the role of CpG island hypermethylation / P. J. Bastian, S. Yegnasubramanian, C. S. Palapattu, C. G. Rogers, [et al.] // European Urology. - 2004. - Vol. 46, Iss. 6. - P. 698-708.

115. Molecular Diagnostic of Prostate Cancer From Body Fluids Using Methylation-Specific PCR (MS-PCR) Method / R. Minciu, R. Dumache, P. Gheorghe, L. Daminescu, [et al.] // Clin. Lab. - 2016. - Vol. 62, Iss. 6. - P. 1183-1186.

116. Molecular profiling of prostatic acinar morphogenesis identifies PDCD4 and KLF6 as tissue architecture-specific prognostic markers in prostate cancer / C. R. Li, J. J. Su, W. Y. Wang, M. T. Lee, T. Y. Wang, [et al.] // Am. J. Pathol. - 2013. - Vol. 182, Iss. 2. - P. 363-374.

117. Mortality Results From a Randomized Prostate-Cancer Screening Trial / G. L. Andriole, E. D. Crawford, R. L. Grubb, S. Buys [et al.] // N. Engl. J. Med. - 2009. -Vol. 360, Iss. 13. - P. 1310 -1319.

118. Moyer, V. A. U.S. Preventive Services Task Force.Screening for prostate cancer: U.S. Preventive Services Task Force recommendation statement / V. A. Moyer // Ann. Intern. Med. - 2012. - Vol. 17, Iss. 157. - P. 120-134.

119. Mukherjee, N. DNA Methylation and Flavonoids in Genitourinary Cancers / N. Mukherjee, A. P. Kumar, R. Ghosh // Curr. Pharmacol Rep. - 2015. - Vol. 1, Iss. 1. - P. 112-120.

120. Multimarker circulating DNA assay for assessing blood of prostate cancer patients / E. Sunami, M. Shinozaki, C. S. Higano, R. Wollman, T. B. Dorff, [et al.] // Clin. Chem. - 2009. - Vol. 55, Iss. 3. - P. 559-567.

121. New targets for therapy in prostate cancer: differential display code 3 (DD3(PCA3)), a highly prostate cancer-specific gene / J. A. Schalken, D. Hessels, G. Verhaegh // Urology. - 2003. - Vol. 62. - P. 34-43.

122. Overdiagnosis and overtreatment of prostate cancer / S. Loeb, M. A. Bjurlin, J. Nicholson, T. L. Tammela, D. F. Penson, [et al.] // European Urology. -2014. - Vol. 65, Iss. 6. - P. 1046-1055.

123. Pavese, J. M. Circulating tumor cells exhibit a biologically aggressive cancer phenotype accompanied by selective resistance to chemotherapy / J. M. Pavese, R. C. Bergan // Cancer Lett. - 2014. - Vol. 1, Iss. 352. - P. 179-186.

125. PCA3 molecular urine test as a predictor of repeat prostate biopsy outcome in men with previous negative biopsies: a prospective multicenter clinical study / M. C. Gittelman, B. Hertzman, J. Bailen, T. Williams, I. Koziol, [et al.] // J. Urol. - 2013. -Vol. 190, Iss. 1. - P. 64-69.

126. PCA3 и TMPRSS2-ERG в диагностике рака предстательной железы: первый опыт применения комбинации маркеров в России / О. И. Аполихин, А. В. Сивков, Г. Д. Ефремов, Д. С. Михайленко, И. А. Шадеркин, Д. А. Войтко, М. Ю. Просянников, М. В. Григорьева // Экспериментальная и клиническая урология. - 2015. - № 2. - С. 30-36.

127. Peehl, D. M. Keratin 19 in the adult human prostate: tissue and cell culture studies / D. M. Peehl, R. G. Sellers, J. E. McNeal // Cell Tissue Res. - 1996. - Vol. 285, Iss. 1. - P. 171-176.

128. Personalized prostate specific antigen testing using genetic variants may reduce unnecessary prostate biopsies / B. T. Helfand, S. Loeb, Q. Hu, P. R. Cooper, K. A. Roehl, [et al.] // J. Urol. - 2013. - Vol. 189. - P. 1697-1701

129. Predictive value of [-2]propsa (p2psa) and its derivatives for the prostate cancer detection in the 2.0 to 10.0ng/mL PSA range / I. Vukovic, D. Djordjevic, N. Bojanic, U. Babic, I. Soldatovic // Int. Braz. J. Urol. - 2017. - Vol. 43, Iss. 1. - P. 4856.

130. Profiling of circulating microRNAs for prostate cancer biomarker discovery / C. Haldrup, N. Kosaka, T. Ochiya, M. Borre, S. H0yer, T. F. Orntoft, K. D. Sorensen // Drug Delivery and Translational Research. - 2014. - Vol. 4, Iss. 1. -P. 19-30.

131. Prognostic Significance of TMPRSS2-ERG Fusion Gene in Prostate Cancer / V. Kulda, O. Topolcan, R. Kucera, M. Kripnerova, K. Srbecka, M. Hora, [et al.] // Anticancer Research. - 2016. - Vol. 36, Iss. 9. - P. 4787-4793.

132. Prognostic value of RASSF1 promoter methylation in prostate cancer / K. Daniunaite, S. Jarmalaite, N. Kalinauskaite, D. Petroska, [et al.] // J. Urol. - 2014. -Vol. 192, Iss. 6. - P. 1849-1855.

133. Promoter DNA methylation analysis reveals a combined diagnosis of CpG-based biomarker for prostate cancer / Y. Tang, S. Jiang, Y. Gu, W. Li, Z. Mo, [et al.] // Oncotarget. - 2017. - Vol. 8. - P. 58199-58209.

134. Promoter hypermethylation as an independent prognostic factor for relapse in patients with prostate cancer following radical prostatectomy / E. Rosenbaum, M. O. Hoque, Y. Cohen, M. Zahurak, M. A. Eisenberger, [et al.] // Clin. Cancer Res. - 2005. -Vol. 1, Iss. 11. - P. 8321-8325.

135. Promoter methylation in APC, RUNX3, and GSTP1 and mortality in prostate cancer patients / L. Richiardi, V. Fiano, L. Vizzini, L. de Marco, L. Delsedime, [et al.] // Clin. Oncol. - 2009. - Vol. 27. - P. 3161-3168.

136. ProPSA and the Prostate Health Index as predictive markers for aggressiveness in low-risk prostate cancer-results from an international multicenter study / I. Heidegger, H. Klocker, R. Pichler, A. Pircher, W. Prokop, [et al.] // Prostate Cancer Prostatic Dis. - 2017. - Vol. 21. - P. 327-331.

137. Prospective multicentre evaluation of PCA3 and TMPRSS2-ERG gene fusions as diagnostic and prognostic urinary biomarkers for prostate cancer / G. H. Leyten, D. Hessels, S. A. Jannink, F. P. Smit, H. de Jong, [et al.] // Eur. Urol. - 2014. -Vol. 65, Iss. 3. - P. 534-542.

138. Prostate cancer detection in a clinical urological practice by ultrasonography, digital rectal examination and prostate specific antigen / W. H. Cooner, B. R. Mosley, C.L. Rutherford Jr, [et al.] // J. Urol. - 1990. - Vol. 143. - P. 1146-1152.

139. Prostate cancer early detection, version 1.2014. Featured updates to the NCCN Guidelines / P. R. Carroll, J. K. Parsons, G. Andriole, R. R. Bahnson [et al.] // J Natl. Compr. Canc. Netw. - 2014. - Vol. 12, Iss. 9. - P. 1211-1219.

140. Prostate Cancer in a Patient with a Family History of BRCA Mutation: a Case Report and Literature Review / W. H. Song, S. H. Kim, J. Y. Joung, W. S. Park, H. K. Seo, [et al.] // J. Korean Med. Sci. - 2017. - Vol. 32, Iss. 2. - P. 377-381.

141. Prostate cancer molecular detection in plasma samples by glutathione S-transferase P1 (GSTP1) methylation analysis / R. Dumache, M. Puiu, M. Motoc, C. Vernic, V. Dumitrascu // Clin. Lab. - 2014. - Vol. 60, Iss. 5. - P. 847-852.

142. Prostate cancer research. Biomarkers as promising options for optimized diagnosis and treatment / J. Ellinger, A. von Rücker, N. Wernert, R. Büttner, P. J. Bastian, S. C. Müller. // Urologe A. - 2008. - Vol. 47, Iss. 9. - P. 1190-1192.

143. Prostate cancer screening in the randomized Prostate, Lung, Colorectal, and Ovarian Cancer Screening Trial: mortality results after 13 years of follow-up / G. L. Andriole, E. D. Crawford, R. L. Grubb, S. Buys [et al.] // J. Natl. Cancer Inst. - 2012. -Vol. 104, Iss. 2. - P. 125-132.

144. Prostate Cancer: Epigenetic Alterations, Risk Factors, and Therapy / M. M. Kgatle, A. A. Kalla, M. M. Islam, M. Sathekge, R. Moorad // Prostate Cancer. - 2016. -P. 1-11.

145. Prostate Stem Cell Antigen Expression in Radical Prostatectomy Specimens Predicts Early Biochemical Recurrence in Patients with High Risk Prostate Cancer Receiving Neoadjuvant Hormonal Therapy / S. H. Kim, W. S. Park, S. H. Kim, B. Park, J. Joo, [et al.] // PLoS One. - 2016. - Vol. 16, Iss. 11. - P. e0151646. doi: 10.1371.

146. Prostate stem cell antigen expression is associated with gleason score, seminal vesicle invasion and capsular invasion in prostate cancer / K. R. Han, D. B. Seligson, X. Liu, S. Horvath, P. I. Shintaku, [et al.] // J. Urol. - 2004. - Vol. 171, Iss. 3. - P. 1117-1121.

147. Prostate-cancer mortality at 11 years of follow-up / F. H. Schröder, J. Hugosson, M. J. Roobol, T. L. Tammela, S. Ciatto, [et al.] // New England Journal of Medicine. - 2012. - Vol. 366. - P. 981-990.

148. Prostate-Specific Antigen (PSA) Isoform p2PSA in Combination with Total PSA and Free PSA Improves Diagnostic Accuracy in Prostate Cancer Detection /

F. H. Jansen, R. H. van Schaik, J. Kurstjens, W. Horninger, H. Klocker, [et al.] // Eur. Urol. - 2010. - Vol. 57, Iss. 6. - P. 921-927.

149. Prostate-specific antigen as a serum marker for adenocarcinoma of the prostate / T. A. Stamey, N. Yang, A.R. Hay, J. E. McNeal, F. S. Freiha, E. N. Redwine // Engl J Med. - 1987. - Vol. 317. - P. 909-916.

150. Prostate-specific antigen-based prostate cancer screening: reduction of prostate cancer mortality after correction for nonattendance and contamination in the Rotterdam section of the European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer. L. P. Bokhorst, C. H. Bangma, G. J. van Leenders, J. J. Lous [et al.] // Eur Urol. - 2014. - Vol. 65, Iss. 2. - P. 329-336.

151. Prostate-specific membrane antigen expression is greatest in prostate adenocarcinoma and lymph node metastases / S. D. Sweat, A. Pacelli, G. P. Murphy, D. G. Bostwick // Urology. - 1998. - Vol. 52. - P. 637-640.

152. PSMA ligands in prostate cancer - Probe optimization and theranostic applications / S. Lutje, R. Slavik, W. Fendler, K. Herrmann, M. Eiber // Methods. -2017. pii: S1046-2023(16)30344-9. doi: 10.1016/j.ymeth.2017.06.026. [Epub ahead of print].

153. PSMA-targeted radionuclide therapy of metastatic castration-resistant prostate cancer with 177Lu-Labeled PSMA-617 / C. Kratochwil, F. L. Giesel, M. Stefanova, M. Benesova, M. Bronzel, [et al.] // J. Nucl. Med. - 2016. - Vol. 57. - P. 1170-1176.

154. Quantitative and Qualitative Analysis of Circulating Cell-Free DNA Can Be Used as an Adjuvant Tool for Prostate Cancer Screening: A Meta-Analysis / C. Yin, C. Luo, W. Hu, X. Ding, C. Yuan, F. Wang // Dis. Markers. - 2016. - P. 1-12.

155. Randomization to Screening for Prostate, Lung, Colorectal and Ovarian Cancers and Thyroid Cancer Incidence in Two Large Cancer Screening Trials / T. J. O'Grady, C. M. Kitahara, A. G. DiRienzo, F. P. Boscoe, M. A. Gates // PLoS One. -2014. - Vol. 9, Iss. 9. - P. e106880.

156. Rao, A. R. The discovery of prostate-specific antigen / A. R. Rao, H. G. Motiwala, O. M. Karim // BJU International. - 2008. - Vol. 101, Iss. 1. - P. 5-10.

157. RASSF1 promoter methylation is frequently detected in both pre-malignant and non-malignant microdissected prostatic epithelial tissues / A. Aitchison, A. Warren, D. Neal [et al.] // Prostate. - 2007. - Vol. 67, Iss. 6. - P. 638-644.

158. Recent trends in the initial therapy for newly diagnosed prostate cancer in Japan / M. Onozawa, S. Hinotsu, T. Tsukamoto, M. Oya, O. Ogawa, [et al.] // Japan Journal of Clinical Oncology. - 2014. - Vol. 44, Iss. 10. - P. 969-981.

159. Recurrent fusion of TMPRSS2 and ETS transcription factor genes in prostate cancer / S. A. Tomlins, D. R. Rhodes, S. Perner, S. M. Dhanasekaran, R. Mehra, [et al.] // Science. - 2005. - Vol. 310. - P. 644-648.

160. Regulation of histone H2A.Z expression is mediated by sirtuin 1 in prostate cancer / T. Baptista, I. Graca, E. J. Sousa, A. I. Oliveira [et al.] // Oncotarget. - 2013. -Vol. 4, Iss. 10. - P. 1673-1685.

161. Reinhardt, D. Prostate cancer: the growing evidence supporting mid-life PSA testing / D. Reinhardt, W. J. Catalona // Nat. Rev. Urol. - 2013. - Vol. 10, Iss. 8. -P. 436-438.

162. Relationship between gene polymorphisms and prostate cancer risk / Q. H. Han, Z. J. Shan, J. T. Hu, N. Zhang, X. P. Zhang // Asian Pac. J. Trop. Med. - 2015. -Vol. 8, Iss. 7. - P. 569-573.

163. Research engagement among black men with prostate cancer / C. Toms, F. Cahill, G. George, M. Van Hemelrijck // Ecancermedicalscience. - 2016. - Vol. 10. -P. 695.

164. Retinoic acid receptor p2 (RAR02): nonivasive biomarker for distinguishing malignant versus benign prostate lesions from bodily fluids / R. Dumache, M Puiu, R. Minciu, R. Bardan, D. David, [et al.] // Chirurgia (Bucur). - 2012. - Vol. 107, Iss. 6. - P. 780-784.

165. Ristau, B. T. The prostate-specific membrane antigen: lessons and current clinical implications from 20 years of research / B. T. Ristau, D. S. O'Keefe, D. J. Bacich // Urol Oncol. - 2014. - Vol. 32, Iss. 3. - P. 272-279.

166. Schaid, D. J. Description of the International Consortium For Prostate Cancer Genetics, and failure to replicate linkage of hereditary prostate cancer to 20q13 /

D. J. Schaid, B. L. Chang // Prostate. - 2005. -Vol. 63, Iss. 3. - P. 276-290.

167. Screening for familial and hereditary prostate cancer / H. T. Lynch, O. Kosoko-Lasaki, S. W. Leslie, M. Rendell, T. Shaw, [et al.] // Int. J. Cancer. - 2016. -Vol. 1, Iss. 138. - P. 2579-2591.

168. Screening and prostate cancer mortality: results of the European Randomised Study of Screening for Prostate Cancer (ERSPC) at 13 years of follow-up / F. H. Schröder, J. Hugosson, M. J. Roobol, T. L. Tammela, M. Zappa, [et al.] // Lancet. - 2014. Vol. 384. - P. 2027-2035.

169. Siegel, R. L. Cancer Statistics, 2017 / R. L. Siegel, K. D. Miller, A. Jemal // CA Cancer J Clin. - 2017. - Vol. 67, Iss. 1. - P. 7-30.

170. Significance of PSMA imaging in prostate cancer / C. Gasch, C. Düwel, K. Kopka, C. Kratochwil, M. Vinsensia, [et al.] // Urologe A. - 2017. - Vol. 56. - Iss. 1. -P. 3-12.

171. Singh, P. K. The Interactions of microRNA and Epigenetic Modifications in Prostate Cancer / P. K. Singh, M. J. Campbell // Cancers (Basel). - 2013. - Vol. 5, Iss. 3. - P. 998-1019.

172. Single and multivariate associations of MSR1, ELAC2, and RNASEL with prostate cancer in an ethnic diverse cohort of men / J. Beuten, J. A. Gelfond, J. L. Franke, S. Shook [et al.] // Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. - 2010. - Vol. 19. - P. 588-599.

173. SMYD3 contributes to a more aggressive phenotype of prostate cancer and targets cyclin D2 through H4K20me3 / F. Q. Vieira, P. Costa-Pinheiro, D. Almeida-Rios, I. Graça, S. Monteiro-Reis, [et al.] // Oncotarget. - 2015. - Vol. 6, Iss. 15. -P. 13644.

174. Study of genetic and epigenetic alterations in urine samples as diagnostic markers for prostate cancer / E. Dimitriadis, T. Kalogeropoulos, S. Velaeti, S. Sotiriou,

E. Vassiliou [et al.] // Anticancer Res. - 2013. - Vol. 33, Iss. 1. - P.191-197.

175. Systematic review of pretreatment prostate-specific antigen velocity and doubling time as predictors for prostate cancer / A. J. Vickers, C. Savage, M. F. O'Brien, H. Lilja // J. Clin. Oncol. - 2009. - Vol. 27. - P. 398-403.

176. The Association of Retinoic Acid Receptor Beta2 (RARB) Methylation Status and Prostate Cancer Risk: A Systematic Review and Meta-Analysis / T. Gao, B. He, Y. Pan, R. Li, Y. Xu, [et al.] // PLOS One. - 2013. - Vol. 8, Iss. 5. - P. 62950.

177. The Melbourne Consensus Statement on the early detection of prostate cancer / D. G. Murphy, T. Ahlering, W. J. Catalona, H. Crowe, J. Crowe, [et al.] // BJU. - 2014. - Vol. 113, Iss. 2. - P. 186-188.

178. The prostate, lung, colorectal, and ovarian cancer screening trial and its associated research resource / C. S. Zhu, P. F. Pinsky, B. S. Kramer, P. C. Prorok, M. P. Purdue, [et al.] // J. Natl. Cancer Inst. - 2013. - Vol. 105, Iss. 22. - P. 1684-1693.

179. The role of germline mutations in the BRCA1/2 and mismatch repair genes in men ascertained for early-onset and/or familial prostate cancer / S. Maia, M. Cardoso, P. Paulo, M. Pinheiro, P. Pinto, [et al.] // Fam. Cancer. - 2016. - Vol. 1. - P. 111-121.

180. The Surveillance, Epidemiology, and End Results Cancer Survival Calculator SEER*CSC: validation in a managed care setting / E. J. Feuer, B. A. Rabin, Z. Zou, Z. Wang, X. Xiong, [et al.] // J. Natl. Cancer Inst. Monogr. - 2014. - Vol. 49. -P. 265-274.

181. Tokudome, S. Discoveries and application of prostate-specific antigen, and some proposals to optimize prostate cancer screening / S. Tokudome, R. Ando, Y. Koda // Cancer Manag. Res. - 2016. - Vol. 8. - P. 45-47.

182. Trends and Patterns of Disparities in Cancer Mortality Among US Counties, 1980-2014 / A. H. Mokdad, L. Dwyer-Lindgren, C. Fitzmaurice, R. W. Stubbs, A. Bertozzi-Villa, [et al.] // JAMA. - 2017. - Vol. 24, Iss. 317. - P. 388-406.

183. Urinary DNA Methylation Biomarkers for Noninvasive Prediction of Aggressive Disease in Patients with Prostate Cancer on Active Surveillance / F. Zhao, E. Olkhov-Mitsel, T. van der Kwast, J. Sykes, D. Zdravic, [et al.] // J. Urol. - 2017. -Vol. 197, Iss. 2. - P. 335-341. DOI: 10.1016/j.juro.2016.08.081.

184. Urine TMPRSS2:ERG Plus PCA3 for Individualized Prostate Cancer Risk Assessment / S. A. Tomlins, J. R. Day, R. J. Lonigro, D. H. Hovelson, J. Siddiqui, [et al.] // Eur Urol. - 2016. - Vol. 70, Iss. 1. - P. 45-53.

185. Use of PCA3 in detecting prostate cancer in initial and repeat prostate biopsy patients / R. R. Goode, S. J. Marshall, M. Duff, E. Chevli, K. K. Chevli // Prostate. - 2013. - Vol. 73, Iss. 1. - P. 48-53.

186. Use of prostate-specific antigen testing / T. O. Mukai, F. Bro, K. V. Pedersen, P. Vedsted // Ugeskr. Laeger. - 2010. - Vol. 1, Iss. 172. - P. 696-700.

187. Usefulness of the ratio free/total prostate-specific antigen in addition tototal PSA levels in prostate cancer screening / A. Reissigl, H. Klocker, J. Pointner, K. Fink, W. Horninger, [et al.] // Urology. - 1996. -Vol. 48. - P. 62-66.

188. Using circulating tumor cells to inform on prostate cancer biology and clinical utility / J. Li, S. G. Gregory, M. A. Garcia-Blanco, A. J. Armstrong // Crit. Rev. Clin. Lab. Sci. - 2015. - Vol. 52, Iss. 4. - P. 191-210.

189. Variability in prostate cancer gene 3 (PCA3) score on repeated measures over time A first report / S. De Luca, R. Passera, S. Cappia, E. Bollito, D. F. Randone, A. Milillo [et al.] // European Urology. - 2014. - Suppl. 13. - P. e340.

190. Wu, P. New Progress of Epigenetic Biomarkers in Urological Cancer / P. Wu, Z. Cao, S. Wu // Dis. Markers. - 2016. - P. 9864047.

191. Zweig, M. H. Receiver-operating characteristic (ROC) plots: a fundamental evaluation tool in clinical medicine / M. H. Zweig, G. Campbell // Clinical Chemistry. -1993. - Vol. 39, Iss. 4. - P. 561-577.

№ пп Прибор/материал Назначение

1 ПЦР-бокс с УФ-лампой Смешивание реактивов для проведения реакции ПЦР

2 Программируемый прецизионный термостат (амплификатор) Проведение ПЦР

3 Микроцентрифуга-вортекс Обработка биоматериала

4 Пипетка-дозатор переменного объема 5 -50 мкл Обработка биоматериала, проведение реакции амплификации

5 Одноразовые наконечники с фильтром (аэрозольным барьером) до 200 мкл Обработка биоматериала

6 Штатив для пробирок 0,5 мл (или 0,2 мл) «рабочее место» Хранение образцов биоматериала до и после обработки

7 Штативы для наконечников 200 мкл Хранение наконечников для пипетки переменного объема

8 Одноразовые перчатки Обработка биоматериала

9 Емкость для сброса использованных наконечников Обработка биоматериала

10 Холодильник с морозильной камерой Для хранения исходных реагентов и образцов биоматериала

11 Комплект реагентов для проведения ПЦР (индивидуален для каждого маркера) Проведение реакции амплификации

12 Камера для горизонтального электрофореза Электрофоретическое разделение полученных ПЦР-фрагментов

13 Источник постоянного тока с напряжением не менее 150 В Электрофоретическое разделение полученных ПЦР-фрагментов

14 УФ-трансиллюминатор Визуализация полученных результатов электрофоретического разделения

15 СВЧ-печь Для плавления агарозы

16 Технические весы Для взвешивания агарозы

17 Аквадистиллятор Для получения воды очищенной

18 Видеосистема для документирования гель-электрофореграмм со светозащитным кабинетом или тубусом, подключенная к персональному компьютеру Визуализация полученных результатов электрофоретического разделения

19 Пипетка-дозатор переменного объема 1001000 мкл Обработка биоматериала

20 Одноразовые наконечники до 1000 мкл Обработка биоматериала

21 Агароза Электрофоретическое разделение полученных ПЦР-фрагментов

22 Раствор бромистого этидия Визуализация полученных результатов электрофоретического разделения

23 50хТАЕ буфер для приготовления геля и проведения электрофореза Электрофоретическое разделение полученных ПЦР-фрагментов

24 Пластиковая емкость большого объема Для дезактивации буфера и гелей

25 Центрифуга лабораторная с бакет-ротором Обработка биоматериала

26 Пробирки пластиковые центрифужные объемом 50 мл Обработка биоматериала

27 Пробирки пластиковые центрифужные объемом 15 мл Обработка биоматериала

28 Пробирки пластиковые с цитратом натрия для забора венозной крови Обработка биоматериала

Праймер Начало Размер Tra GC Количество 'C' Последовательность

FwdGSTP M primer 149 21 58,4 71,4 5 GTCGTGATTTAGT ATTGGGGC

RevGSTP M primer 252 24 59,3 75,0 8 CTAATAACGAAAA CTACGACGACG

Размер продукта 104 76,2

RevGSTP U primer 150 22 58,7 72,7 5 TTGTGATTTAGTA TTGGGGTGG

FwdGSTP U primer 251 25 53,2 68,0 8 TAATAACAAAAAC TACAACAACAAA

Размер продукта 102 71,3

Праймер Начало Размер Тпл GC Количество 'C' Последовательность

FwdRARB M primer 61 23 59,1 65,2 7 GGGGGATTAGAAT TTTTTTATGC

RevRARB M primer 273 25 57,1 52,0 5 ATTACATTTTCCAA ACTTACTCGAC

Размер продукта 213 63,8

FwdRARB U primer 61 24 59,1 66,6 7 GGGGGATTAGAAT TTTTTTATGTG

RevRARB U primer 275 27 58,6 51,8 5 CAATTACATTTTCC AAACTTACTCAAC

Размер продукта 215 61,8

Праймер Start Размер Tra GC Количество 'C' Последовательность

FwdRASSF1 M primer 435 25 56,8 56,0 6 GTAAAGTTGGTTT TTAGAAATACGG

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.