Международные отношения в регионе Персидского залива и роль нефтяного фактора: Запад и страны региона тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.04, доктор политических наук Шарипов, Урал Зиятудинович

  • Шарипов, Урал Зиятудинович
  • доктор политических наукдоктор политических наук
  • 1998, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ23.00.04
  • Количество страниц 309
Шарипов, Урал Зиятудинович. Международные отношения в регионе Персидского залива и роль нефтяного фактора: Запад и страны региона: дис. доктор политических наук: 23.00.04 - Политические проблемы международных отношений и глобального развития. Москва. 1998. 309 с.

Оглавление диссертации доктор политических наук Шарипов, Урал Зиятудинович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ЗНАЧЕНИЕ НЕФТИ ДЛЯ ЗАПАДА ИН

ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА.

1. Нефть в энергетическом балансе и импорте стран Запада и борьба на мировом энергетическом рынке. 29 2. Международное значение нефти Персидского залива и нефть как фактор специфичности политической ситуации в регионе.

ГЛАВА II. ПОЛИТИКА ЗАПАДА В ЗОНЕ ПЕРСИДСКОГО

ЗАЛИВА.

1. Политика в 80-е годы,. $1. Оперативная стратегия - способствовать формированию местных политических полюсов противостояния. $2. Организация сотрудничества с государствами Залива для борьбы с Демократической Республикой Афганистан. $3. Политическая и экономическая блокада Исламской Республики Иран. $4. Провоцирование и использование ирано-иракской войны. $5. Политика США в связи с образованием Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. $6. Попытки расколоть ОПЕК, как экономический аспект политической борьбы.

2. Политика в обновленной международной обстановке первой половины 90-х годов.

3. Особенности хозяйственного сотрудничества западных держав со странами Залива. 141^

4. О позиции СССР и Российской Федерации в отношении развития политической ситуации в регионе Персидского залива.

ГЛАВА III. ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА.

1. Внешняя политика Республики Ирак и роль нефтяного фактора. $1. В 80-е годы: а) изменения в международных отношениях Ирака в рамках региона; б) попытки форсировать добычу нефти и повысить эффективность внешнехозяйственных связей; в) бомбардировка иранских нефтяных предприятий и танкерная война в Заливе; г) политика Багдада в ОПЕК и роль нефти во внешней политике Республики Ирак. $2. Первая половина 90-х годов: захват Кувейта и последствия второй войны в Заливе.

2. Внешняя политика Исламской Республики Иран и нефтяной фактор. $1. Период войны с Ираком: а) борьба в ОПЕК за сохранение высоких цен на нефть; б) принятие вызова в танкерной войне, как средство политического давления на соседние аравийские страны; в) роль нефтедолларов в закупках Ираном оружия и военного снаряжения. $2. Политика Исламской Республики Иран в восстановительный период.

3. Политика аравийских стран Персидского залива. 227 $1. Особенности политического курса в конце

70-х - 80-е годы: а) содействие в необъявленной войне США против Демократической Республики Афганистан; б) поддержка Ирака в ирано-иракской войне; в) попытки согласовать нефтяную политику ОПЕК с антииранской политикой США; г) «умеренность» во внешней политике, как путь, облегчающий получение технологии, военной и политической поддержки Запада; д) «обоснование» наращивания военного присутствия США и НАТО в регионе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Международные отношения в регионе Персидского залива и роль нефтяного фактора: Запад и страны региона»

Персидский залив5*7 в течение последней четверти XX столетия представляется одним из самых напряженных в политическом, социальном и международном отношениях районов мира. Здесь, в зоне богатейших нефтяных месторождений планеты во многом формируются потоки и условия поставок нефти на международные рынки; в течение восьми лет велась кровопролитная и весьма разрушительная ирано-иракская война, а вслед за нею - не менее тяжелая по итогам война за Кувейт; наблюдаются усиленная гонка вооружений и активизация многостороннего вмешательства в дела региона извне. Такие понятия, как «повышенная международная напряженность», «нефть» и «Персидский залив» постоянно и в непосредственной взаимосвязи фигурируют в контексте мировой политики.

По современным проблемам региона публикуется много научных и информативных исследований (это преимущественно касается 70-80-х годов) как в российской, так и в зарубежной историографии: книги, статьи, обзоры, а также очерки и анализы в периодической печати и т.д. Вместе с тем в отечественной историографии пока нет ни одного научного исследования (в том числе и диссертаций), в котором бы специально рассматривались комплексно международные и нефтяные проблемы Персидского залива. Изданные до сих пор работы освещают либо ситуацию в Заливе в обобщенном виде, либо проблемы его отдельных государств или групп стран, либо военно-политические аспекты региона. При этом авторы зачастую ограничиваются узким кругом вопросов и тем более не рассматривают в совокупности глубинные причины, определяющие развитие политических событий Персидского залива. Естественно, часть данных публикаций в той или иной мере затрагивает международные и нефтяные вопросы. Однако они касаются их лишь в пределах, необходимых для раскрытия избранных ими тем. Поэтому, давая оценку этим исследованиям, целесообразно говорить не с позиций поиска их недостатков, а с точки зрения того, какие вопросы они избрали предметом своего анализа и какие - остались вне его. Каков же, по нашему мнению, характер каждой из указанных работ и насколько они затрагивали международные проблемы интересующего нас региона в рассматриваемые нами 70-90-е годы?

Монография JI.B. Вальковой «Саудовская Аравия (нефть, ислам, политика)» /66/, обстоятельно анализируя главные стороны политической жизни указанной страны, вместе с тем только фрагментарно смогла затронуть аспект международных отношений в Персидском заливе. Книга A.M. Васильева «Персидский залив в эпицентре бури» /70/ ярко и аргументировано освещая, «главные составные нити плотного клубка проблем, связанных с положением в зоне Персидского залива», вместе с тем по стилю выдержана скорее в научно-публицистическом плане. Проблемы Залива в книге были изложены с точки зрения видения текущего развития ряда узловых проблем. Однако следует сказать, что возникающие в данном районе мира проблемы не постоянны по содержанию, меняются по значимости, либо уступают приоритет новым. Поэтому многие выводы этого и ряда других авторов носят преходящий характер. Монография Р.В. Марка-ряна «Зона Персидского залива (проблемы, перспективы)» /92/ охватывала только политическую сторону ситуации и была построена преимущественно на материалах периодики (что можно считать ее специфическим достоинством). В книге В.В. Машина и А.И. Яковлева «Персидский залив в планах и политике Запада» /93/, так же как в двух предыдущих назван - Арабские государства называют этот залив Арабским. В данной диссертации используется наименование, применяемое в мировом сообществе в соответствии с реестром географических названий, приняных изданиях, преобладало научно-популярное и публицистическое звучание. Она насыщена множеством оперативно-информативного материала, на основе которого сделано немало интересных выводов. В ином, академическом, ключе написана монография А.И. Осипова «США и арабские страны (70-е - начало 80-х годов» /104/. Он рассматривал проблемы избранной темы по ведущим макроаспектам - политическому, экономическому, идеологическому - и на основании не отдельных, конъюнктурных, а охватывающих весь анализируемый период рядов данных, - создал оптимальный фон для выводов. Однако эта монография, освещая американскую политику в арабском мире, по существу не касалась проблем Персидского залива. Весьма серьезным трудом выглядит монография С.М. Алиева «Нефть и общественно-политическое развитие Ирана в XX веке» /56/. Охватывая почти 80-ти летний период истории Ирана, эта книга лишь фрагментарно затронула ее послереволюционный период и еще меньше - внешнеполитическую сферу деятельности нового режима страны. Поэтому «поле» международных отношений, нефтяного фактора применительно к Ирану практически осталось вне научной обработки. Серьезным вкладом в освещение политической и социальной жизни, в том числе и внешней политики одного из аравийских государств - Кувейта явилась монография Е.С. Мелку-мян «Кувейт в 60-е - 80-е годы»/98/. Информационно и проблемно интересна книга Б. Маликова «Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива»/91/.

Персидскому заливу 70-х - 90-х годов был посвящен ряд диссертационных исследований. Среди них, из защищенных в течение последних пятнадцати лет, можно отметить следующие: Л.А. Дублика «Политика США в зоне Персидского залива в период президентства Р.Рейгана»/79/, Н.С. Подколзина «Ирано-иракская война .»/106/, Аль-Рафии М.А. «Проблема безопасности Персидского залива и образование Совета сотрудтым ООН и Российской Федерацией. ничества арабских государств Персидского залива»/117/,Э.А. Таирова «Политические отношения между Ираком и арабскими странами Персидского залива»/124/, Аль-Файеза М.З. «Роль ОИК в решении региональных проблем»/125/, Хасана Ахмеда A.A. «Кризис в Персидском заливе, 19901991 гг.»/126/. Как видно из заглавий указанных диссертаций, большинство которых кандидатские, все они раскрывали одну из сторон или проблем политической жизни Персидского залива. Каждая из них внесла свой вклад в научное освещение проблематики этого важного региона мира.

Конечно, все перечисленные работы в совокупности во многом дополняли друг друга, но это не значит, что они обеспечили достаточно глубокий анализ хотя бы основных проблем Залива. Вне пределов анализа остались многие важные вопросы, без освещения которых трудно составить всестороннюю объективную картину ситуации в Персидском заливе. К ним относятся нефтяной, этнический, религиозный, исторический и другие аспекты.

Данное обстоятельство еще раз подталкивает к необходимости появления комплексного исследования о международной и внутригосударственной жизни Залива. К выводу о своевременности разработки избранной нами тематики привело также и то, что именно последние два десятилетия характеризуются высоким накалом политических событий и вооруженных конфликтов, которые сотрясали регион. При этом, как и прежде, в международных отношениях, да и во всех переменах в политической и социальной жизни местных государств, была велика значимость нефтяного фактора.547 В данной связи, весьма возрос интерес Запада к региону Персидского залива в целом с военно-стратегической, политической и общественно-хозяйственной точек зрения. Залив буквально насыщен международ - Под «нефтяным фактором» в данной политологической работе понимается не столько производственная деятельность нефтяного сектора (добыча, переработка, сбыт товара), сколько совокупность всех его проявлений - политических, народнохозяйственных, международных и прочих проблем, возникновение или развитие которых определяется этим фактором, как непосредственно, так и опосредствованно. ной активностью: обширные военные поставки; постоянное присутствие иностранных вооруженных сил и их участие в военных операциях; политическая и дипломатическая активность здесь США (а временами и Советского Союза); частые челночные вояжи высших сановников из Вашингтона на БСВ, а арабских лидеров - в США; большая масштабность оборота нефтедолларов и т.д.

Цель данной диссертации - анализ международных отношений в зоне Персидского залива, их развитие на фоне использования нефтяного фактора Западом и местными режимами с конца 70-х до середины 90-х годов. Общеизвестно, что политическая борьба в зоне Залива тесно и многоканально была связана с этим фактором, во многом обусловлена его действием. И наоборот, конфликты и подвижки в нефтяной сфере по сути вызывались политическими устремлениями местных режимов, а также заинтересованных внешних сил, и в первую очередь ведущей западной державой - Соединенными Штатами Америки. Кроме того, следует обратить внимание еще на один аспект - это то, что внешнеполитическая проблематика в регионе и борьба в области нефти зачастую шли параллельными курсами. Так что, если смотреть упрощенно, они в ряде случаев двигались в разных сферах и якобы даже независимо. Однако необходимо подчеркнуть, что между ними всегда существовала прямая связь, хотя она нередко проявлялась опосредствованно. Разность акцентов же и ракурсов выполняемых задач в указанных областях вызывалась сложностью системы международных, политических, хозяйственных и военных отношений в Персидском заливе и в мире в целом.

Поэтому автор диссертации сосредоточил свое внимание на следующих наиболее важных политических проблемах современного Персидского залива: 1/ подходе как Запада, так и местных режимов к политической ситуации в регионе; 2/ политике США; 3/ характере взаимоотношений между ведущими государствами региона; 4/ отношении к Демократической Республике Афганистан; 5/ отношении к ирано-иракской войне и войне за Кувейт; 6/ политике сторон в нефтяном секторе (цены на нефть, танкерная война и т.д.); 7/ отношении правящих кругов местных государств к вмешательству Запада в дела региона и к его другим действиям, затрагивавшим их интересы.

Для того, чтобы дать более емкую оценку деятельности каждого из участников и заинтересованных сторон политических отношений в Персидском заливе, автор диссертации ограничил число рассматриваемых стран. Главными объектами анализа были избраны: из государств Запада - США, ведущая и самая активная сверхдержава, игравшая ключевую роль в действии внешнего фактора в Заливе; из местных стран - наиболее значимые в формировании создавшейся политической ситуации в регионе - Иран, Ирак, Саудовская Аравия и Кувейт.

Научная новизна диссертации состоит в комплексности темы: международные отношения и нефть, Запад и местные государства, - а также в новизне содержательного анализа. Такое сочетание исследуемых аспектов впервые стало предметом докторской диссертации. В первом аспекте внимание было сосредоточено в основном на актуальном и перспективном направлении политологических исследований - на закономерностях и специфике новых социально-политических условий, сложившихся в регионе Персидского залива, на том, как формировалась соответствовавшая им раскладка межгосударственных отношений здесь и как проявил себя в таких условиях нефтяной фактор. При этом мы следили за тем, как сталкивались либо сотрудничали местные политические силы и Запад во имя создания такой политической ситуации в Персидском заливе, которая удовлетворяла бы их интересы: как они манипулировали политическими и экономическими средствами; как выдвигали в качестве главных тот или иной нужный им тактический прием или серию их; какие методы применялись ими в большей мере - политические или экономические. Выявлялись наиболее общие закономерности, свойства, стороны и особенности воздействия каждого из исследуемых факторов. Для этого в диссертации применялась методология теоретического анализа, основанного на учете мирового и отечественного научно-исследовательского опыта в области международных отношений, современного и отечественного востоковедения, мировой и государственной экономике, в области разрешения межгосударственных конфликтов и региональных политических проблем.

Второй аспект характеризуется: а) авторским концептуальным исследованием объективно динамичного процесса политической, военной, экономической, социальной и религиозной трансформации в рамках весьма важного региона современного мира - Персидского залива. Трансформация, происходящая здесь, весьма существенно затрагивает (и будет затрагивать в перспективе) интересы как мира в целом, так и России, в частности; б) выявлением экономической сферы национальной безопасности в регионе Персидского залива, Среднего Востока, а также в Ближнем Зарубежье России. Это важно с точки зрения готовности Российской Федерации к подобному развитию событий в пограничных зонах России. Необходимо через научное понимание сегодняшних государственных, политических, этнических, религиозных и экономических процессов на БСВ быть готовыми к своевременному раскрытию анатомии новых внутрирегиональных и межгосударственных конфликтов; в) стремлением осветить те проблемы, которые, вероятно, будут полезными в деле проведения Россией внешней политики по нейтрализации возникающих негативных процессов как в Дальнем, так и особенно в Ближнем Зарубежье. А это имеет актуальное значение для эффективности реализации национальных интересов Российской Федерации и обеспечении ее государственной безопасности.

Хронологические рамки диссертации охватывают около двух последних десятилетий XX века - с конца 70-х до середины 90-х годов. Такой временной диапазон был взят не случайно, так как именно в эти годы в зоне Персидского залива произошли крупные стратегически значимые изменения, которые сформировали сегодняшнюю политическую межгосударственную и международную расстановку сил в регионе. Началом нового этапа развития политической ситуации в зоне Персидского залива, да и на БСВ в целом, можно назвать рубеж 70-80-х годов, когда на его восточном фланге - Среднем Востоке, - в результате последовавших двух революций*7, возникли два явно радикальных правящих режима - Демократическая Республика Афганистан и Исламская Республика Иран. В социально-политическом плане они были неоднозначными и во многом представляли противоположность друг другу. Их появление резко осложнило проблему удержания ситуации в контролируемом Западом русле не только в зоне Залива, но и на БСВ в целом.

Причем эти республики возникли в уже значительно изменившемся за последние десятилетия и окрепшем во многих отношениях регионе. Он пережил интенсивный экономический взлет, достиг сравнительно высокого жизненного уровня местного населения, диверсифицированности межгосударственных двусторонних и многосторонних международных контактов. В нем наблюдался значительный рост национального и религиозного самосознания. Кроме того, по соседству, в пределах БСВ, уже имелись такие оппозиционные Западу политические режимы, как Сирия, Ливия, НДРЙ. Зависимость же Запада от энергоресурсов и полезных ископаемых Залива, - Так называемая «Саурская революция» 1978 года в Афганистане (ее скорее можно охарактеризовать как государственный переворот) и февральская исламская революция 1979 года в Иране. хотя и имела тенденцию к сокращению, сохранилась на довольно высоком уровне.

На такой значительно обновленной основе на Среднем Востоке, а под его влиянием и в ряде стран Ближнего Востока, сформировалась идеологическая тенденция ко всемерному достижению самостоятельности региона БСВ в отношениях с внешним миром, принимавшая все более опасные, с точки зрения Запада и опекаемых им местных режимов, масштабы и формы проявления. Эта тенденция, помимо прочего, содержала в себе идеи, требовавшие радикализации социальных процессов в местных обществах, качественной перестройки их внешнеполитического курса и внешнеторговых отношений с Западом, ликвидации неоколониалистских внедрений извне в народном хозяйстве стран БСВ. В частности, с большой тревогой Запад воспринял политическое сближение и формирование в начале 80-х годов некоего неформального союза между ИРИ, Сирией и Ливией. Последний на межгосударственной взаимосогласованной основе, при всем своем непостоянстве и противоречивости в подходе его участников к тем или иным международным вопросам, стремился противостоять западному диктату на БСВ. Эта группа, вышедшая на политическую арену этого района мира во имя перехвата политической и идеологической инициативы здесь, создавала условия для подрыва устойчивости арабских монархий, а также всего процесса проамериканских действий того или иного местного правительства. Об этом, в частности, говорили такие логически связанные между собой факты, как попытка государственного переворота в Бахрейне, покушения на эмира Кувейта, убийство президента А. Садата, захват экстремистской группой Великой мечети в Мекке, усиление политической борьбы между так называемыми «радикальными» и «консервативными» странами на БСВ, и в первую очередь, между Исламской Республикой Иран и Саудовской Аравией. Эту линию выводов можно продолжить и далее, с привлечением других соответствующих событий и участников.

Политическая борьба на Ближнем и Среднем Востоке в 70-е-90-е годы проходила и проходит во всех сферах международных отношений, и в том числе через важный мирохозяйственный сектор - нефтяной. В ОПЕК, к примеру, с образованием Исламской Республики Иран значительно усилились тенденции в вопросах уровня экспортных цен на нефть и условий взаимоотношений с западными нефтяными компаниями и правительствами. Причем нередко «в стенах» этой организации звучала согласованная позиция «альянса единомышленников» в составе ИРИ, Ливии и Алжира. Учитывая то, что деятельность ОПЕК в 80-е годы осуществлялась на фоне политической конфронтации между Ираном и аравийскими странами из-за поддержки последними Багдада в его войне против ИРИ, в этой организации периодически вспыхивала острая борьба за перехват инициативы и лидерства за тот или иной вариант принципиальных решений. Причем борьба стала многократно политизированнее, чем раньше, и иногда ее главной задачей становились не совокупные экономические интересы стран-экспортеров нефти, а стремление подорвать стабильность своих политических противников, являвшихся членами той же ОПЕК.

Таким образом, сформировавшиеся в течение указанных десятилетий более сложные и опасные условия для отстаивания интересов как местных монархических кланов, так и Запада в регионе Персидского залива и на БСВ в целом, потребовали от них введения в действие новых вариантов политической тактики. Чтобы сохранить за собой инициативу в регионе, ее главными составными стали усиление взаимного сотрудничества, гонка вооружений и организация более радикальных форм борьбы с «негативными» факторами.

Несомненно, в международно-политической жизни зоны Персидского залива весьма заметным было воздействие внешней политики Советского Союза, а затем Российской Федерации, их политической позиции и соответствующих акций, предпринимавшихся как на международной арене в целом, так и в пределах региона. Тематические границы диссертации и большая емкость вопроса о действии советского и российского факторов в этом районе не позволили здесь заняться его освещением в развернутом виде. Однако данные факторы, естественно, учитывались нами при характеристике политики Запада и местных государств в регионе.

Из сказанного выше понятно, что в рамках темы такого объема автор не мог детально обрисовать все стороны насыщенной и сложной политической деятельности западных и местных правительств в зоне Персидского залива, даже, если рассматривать их только в ракурсе нефтяного фактора.

На двух указанных выше основах - круг актуальных проблем региона Залива и круг стран-участников активной политической деятельности здесь - и был построен план диссертации.

Научная литература. Для раскрытия избранной темы использовался, помимо вышеприведенных произведений, широкий спектр российских и зарубежных диссертаций, монографий и других научных исследований, а также в большом количестве аналитические и оперативно-информативные материалы специальной и общей периодической печати отечественного и иностранного происхождения.

Так, прежде всего представляется целесообразным отметить те научные труды, которые, с нашей точки зрения, имеют то или иное отношение к настоящей теме и оказали помощь автору: монографии Вахрушева В.В. «Национально-освободительное движение против неоколониализма»

71/ и Примакова Е.М. «Восток после краха колониальной системы» /108/, коллективную монографию «Национально- освободительное движение и идеологическая борьба» /101/, сборник статей «Актуальные проблемы идеологии национально-освободительного движения в странах Азии и Африки» /54/, а также диссертации: Волкова Н.В. «Сдвиги в системе неоколониальной эксплуатации развивающихся стран» /72/, Бабуркина С. А. «Армия и политика в Андских странах (Венесуэла, Колумбия, Эквадор)» /59/. Они раскрывали общие проблемы и новые тенденции во взаимоотношениях между Западом и освободившимися странами на современном этапе.

Представляют интерес: сборник статей «Империализм и развивающиеся страны. Новые тенденции в политике неоколониализма», а также монографии и диссертации Андреасяна Р.Н., Бондаревского Г.Л., Воронова Р. , Дудаева А.К., Инджикяна P.O., Исаева В.А., Каминского С.А., Медвед-ко Л.И., Мирского Г.И., Аль-Файеза М.З. /см. Библиографию №№57, 62, 65, 80, 84, 85, 87, 94, 95, 125/, в которых были раскрыты различные стороны взаимоотношений между западными державами и государствами БСВ, между странами внутри этого региона, положение в ОПЕК и действие нефтяного фактора. Они помогали уяснить, каким образом из интересов правящих кругов и каждой из стран Персидского залива складывалась общая международная обстановка в регионе и как трансформировалась нефтяная проблема в ней.

Много аналитических материалов и конкретных политологических и экономических выводов по ситуации в Персидском заливе и в Юго-Западной Азии, о роли Запада там содержится в зарубежных исследованиях. В частности, можно отметить монографии, очерки и статьи западных, арабских, иранских и индийских политологов, а также эмигрировавших на Запад ученых из Ирана и других стран Залива: Брауна В., Кордсмена А.Х.,

Котгама Р.В., Куандта Вильяма В., Мак Ги Г.С., Мортимера Е., Пайпса Д., Г., Прайса Д.К., Раджа Ч.С., Салливана Д., Сика Г., Зиринга Л., Швадрана Б., Хусейна Амирзадеги, Ахмада Х.Ш., Зибейди А, Халида И., Хамеда М.А, Шахрама Чубина и др. / см. Библиографию, №№134, 138, 140, 163, 159, 161, 167, 168, 169, 170, 174, 183, 173, 147, 148 и др./.

Из этого крута работ наибольший интерес представили монографии Хамеда М.А. «Саудовская Аравия, Запад и безопасность Залива» /148/, Брауна В. «Ирано-иракская война: ее региональная и международная динамика» /134/ и Кордсмена А.Х. «Западные стратегические интересы в Саудовской Аравии» /138/. В названных исследованиях подробно, естественно с авторских позиций, рассматривались ключевые проблемы Персидского залива через анализ политических курсов главных участников ситуации в Заливе - США, С. Аравии и Ирана - через динамику ирано-иракской войны. Заслуживает внимания также монография ТТТвадрана Б. «Ближний Восток. Нефтяные кризисы после 1973 года» /173/, где прослеживались этапы развития международной нефтяной ситуации, и в том числе в Персидском заливе.

Источники, на основе которых написана диссертация, являются весьма обширными и разнообразными. Их более или менее полное вовлечение в научно-исследовательский оборот может обеспечить материалами с десяток докторских диссертаций и крупных монографий. В нашем варианте и объеме темы мы в состоянии воспользоваться лишь частью из них, которые наиболее важны для раскрытия рассматриваемых проблем, Эти источники подразделяются на несколько групп: 1) официальные документы правительств, межгосударственные соглашения, международные акты, программные выступления и труды государственных лидеров и их правительств, заявления официальных лиц по важнейшим аспектам межгосударственных отношений.

Первая группа источников, в свою очередь, подразделяется на подгруппы по принципу внерегионального и внутрирегионального происхождения; по функциональному и уровневому принципу; по непосредственному или опосредствованному воздействию на политические дела Персидского залива; по времени происхождения (последнее весьма важно в связи с тем, что внутрирегиональная и международная ситуация в течение рассматриваемого в диссертации периода весьма существенно изменялась, приобретала во многом совершенно иную качественную - политическую, этническую, религиозную, социальную в межгосударственном и внутригосударственном отношениях - характеристику).

Среди документов и материалов, относящихся к государствам и организациям, расположенных вне зоны Персидского залива, но игравших либо решающую, либо важную роли в политической судьбе региона, в первую очередь следует отметить таковые из США.

Так, ввиду общеизвестной интенсивной вовлеченностью этой державы в дела Персидского залива, политическая и иная тематика Залива довольно часто подвергалась обсуждениям в Конгрессе США (как в Палате представителей, так и в Сенате). К данной категории документов можно отнести обсуждения в Комитетах и Подкомитетах Конгресса. В первую очередь использовались материалы Комитетов по международным отношениям Палаты представителей и Сената, доклады для которых готовятся экспертами и компетентными органами для оперативного решения Соединенными Штатами Америки вопросов в отношении государств Персидского залива. Решения Комитетов по международным отношениям становятся основой для принятия законов или иных государственных постановлений

Конгрессом, а после утверждения президентом США - руководством для обязательного исполнения всеми правительственными учреждениями США.

Из всего набора законодательных и правительственных документов США, приведенных в действие в отношении региона Персидского залива, мы выбрали наиболее важные для диссертационной темы и соответствующих временных рамок материалы (естественно из числа тех, которые оказались доступными)./27/.

Такими документами оказались следующие:

- Слушания в Подкомитете по Ближнему Востоку и Южной Азии Комитета по иностранным делам Палаты представителей от 9 апреля, 7, 14, 23 мая и 27 июня 1974 года на тему «Ближний Восток, 1974 год: новые надежды, новые вызовы». Решения, разработанные и принятые в указанном Комитете по этому вопросу, отразили новую нефтедолларовую, а вслед за нею и политическую, обстановку на Ближнем и Среднем Востоке, и в первую очередь в зоне Персидского залива. Резкое повышение мировых цен на нефть и ухудшение условий функционирования мировой экономики, в связи с этим, побудили правительство США всерьез и тщательно заняться вопросом выхода из кризиса. Именно данным документом определялись параметры новой стратегии США в регионе. В частности, было принято решение об активизации всемерного политического, военного и экономического внедрения в зоне Персидского залива. При этом делалась установка опираться на союзнические режимы С. Аравии, Кувейта, шахского Ирана, Объединенных Арабских Эмиратов, создавать помехи в деятельности ОПЕК, нейтрализовать антизападные и антиамериканские движения, воспрепятствовать сокращению нефтяных потоков на традиционные нефтяные рынки мира, и в первую очередь в Западную Европу, Японию и США./27/.

- Слушания в Комитете по иностранным связям Сената США по ближневосточной политике от 20.03.1980 г. Важность решений данных заседаний в Конгрессе заключаются в следующем: 1) сенаторы указали на череду отрицательных политических явлений на БСВ - в Иране, Ливане, обоих Йеменах, а также на насильственный захват Великой мечети Мекки - и заявили, что арабский мир превратился в турбулентную арену. И если США останутся только обычными наблюдателями, то они потеряют здесь не только арабских союзников, но и свой последний бастион согласия и безопасности, каким остался для «свободного мира» Израиль. /28/.

- Диалог о политике США в Персидском заливе, проведенный 17.09.1981 г. Службой исследований Конгресса и правительством США. В связи с разгоревшейся ирано-иракской войной и чрезвычайно высокими мировыми ценами на нефть, объединенный экономический комитет и служба исследований Конгресса поставили перед администрацией президента Р. Рейгана и Министерством обороны 10 вопросов о катастрофической ситуации в Персидском заливе. Вопросы были разработаны политологами, экономистами, религиоведами, востоковедами. Решения, принятые в результате совместных обсуждений в Конгрессе, означали окончание «подготовительного» и «оборонительного» периода приспособления Запада к потрясениям, исходившим из региона Персидского залива и Среднего Востока, начиная с 1973 года, и переход к углубленному военно-политическому внедрению в зону Залива./29/.

- «Анализ шести публикаций о ядерных возможностях Индии, Ирака, Ливии и Пакистана», опубликованный Комиссией по иностранным отношениям Сената США. Эта проблематика стала вызывать беспокойство в Вашингтоне, в связи с тем, что ряд мусульманских режимов приблизились к завершающей стадии технологии для производства ядерного оружия, то есть к появлению так называемой «мусульманской бомбы». Американское руководство решило предпринять политические и экономические меры, направленные на разрушение достигнутых результатов в этом отношении у вышеназванных стран. Причем в чрезвычайных случаях не исключались военные и другие жесткие действия (правда, под постоянным контролем правительства). /31/.

- Слушания в Комитете по внешним связям Сената США от 14,16,23 и 27 января 1987 года по американской политике в отношении Ирана. В зачитанном официальном заявлении президента Р. Рейгана от 23.01.1987 г. о принципах американской политики в Персидском заливе, США заявили о недопущении какого-либо расширения театра войны, потребовали ее скорейшего прекращения и призвали ИРИ предпринять шаги к нормализации двусторонних ирано-американских отношений./34/.

- Доклад в Комитете по внешним связям Сената США в ноябре 1987 г. на тему «Война в Персидском заливе, США занимают позицию», в котором анализируются итоги танкерной войны, зависимость США, Западной Европы и Японии от нефти Персидского залива. /35/.

- Доклад Комитету по внешним связям Сената США в 1988 г. на тему «Использование химического оружия в Курдистане. Финальные действия Ирака». В нем рассматривается вопрос умерщвления химическим оружием населения города Халабджа и принято решение о международном расследовании использования этого запрещенного вида оружия./Зб/.

- Слушания в Комитете по внешним связям Сената США 15 июня 1990 г. по теме «Политика США в отношении Ирака: права человека, размножение оружия и международный закон». В этот период Вашингтон, обеспокоенный наличием у Багдада технологий по производству в той или иной степени химического, бактериологического и, возможно, ядерного оружия, занялся тщательным поиском путей для уничтожения этой нарастающей опасности для своих позиций в регионе. Одновременно с указанной темой Комиссия по иностранным делам Палаты представителей Конгресса обсуждались параллельные вопросы ситуации на Ближнем Востоке (4.04., 8.05., 26.06. и 17.07.1990 г.): по арабо-израильским отношениям, положению в Иордании, Египте, Сирии и Ираке. /38/.

- Слушания в Комитете по внешним связям Сената США 5 и 20 сентября, а также 17 октября 1990 г. о «Политике США в Персидском заливе», в связи с вооруженным захватом Ираком Кувейта. Именно принятые на этих заседаниях Сената решения послужили отправной точкой действий правительства США по развертыванию военных и других операций против режима Саддама Хусейна. /40/.

- Слушания в Комитете по иностранным отношениям Сената США от 4 и 5 декабря 1990 г. на тему «Политика США в Персидском заливе», на которых был сделан окончательный вывод о необходимости военного варианта решения кувейтского вопроса. /42/.

- Доклад Подкомитета по контролю над вооружениями, международной безопасности и науке Комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США от 1991 г. на тему «Кризис Персидского залива», посвященный итогам операции «Буря в пустыне». /48/.

- Доклад Комитета по международным отношениям Сената США от 1991 года на тему «Гражданская война в Ираке», рассмотревшего вопрос о военных действиях багдадского режима против курдского и шиитского восстаний на севере и юге Ирака. /45/.

- Доклад Комитета по внешним отношениям Сената США от 1993 года на тему «Возможные грядущие столкновения: ислам и политика на Ближнем Востоке». Анализу подверглась политическая обстановка на БСВ и потенциальное влияние различных направлений исламской идеологии на политическую ситуацию в той или иной стране, а также на арабо-израильские отношения и на положение в Персидском заливе./49/.

- Слушания в Подкомитете по Ближнему Востоку, Восточной и Южной Азии Комитета по внешним отношениям Сената США в октябре 1993 года на тему «Текущее развитие ситуации на Ближнем Востоке». Рассматривались вопросы: о заговоре Багдада против Дж. Буша, о международных инспекциях по поиску арсеналов и производств ядерного, химического и бактериологического оружия, вооруженных столкновениях режима С. Хусейна в иракском Курдистане и в излучине рек Тигра и Евфрата. На слушаниях был сделан вывод о необходимости проведения Соединенными Штатами крайне жесткого курса в отношении Багдада./50/.

Вторыми по значимости из источников внерегионального происхождения после документов Конгресса США являются материалы Совета Безопасности ООН. К ним относятся резолюции, доклады и обсуждения по проблемам Персидского залива и его государств. Из этого числа для настоящей темы наиболее важными представляются следующие документы /21-26/:

- Официальные материалы СБ ООН в связи с началом ирано-иракского вооруженного конфликта, переросшего в войну. К ним относятся (по ходу развития событий в регионе): 23.09.1980 г. консультации Председателя СБ ООН с представителями постоянных и непостоянных членов Совета; 24.09.1980 г. письма Председателя СБ президентам Ирана и Ирака; 26.09.1980 г. заседание СБ ООН, обсуждалось заявление МИД Республики Ирак; 28.09.1980 г. принята резолюция №479 СБ ООН, призвавшая Ирак и Иран немедленно прекратить какое-либо использование силы и решить свой спор мирными средствами, другие государства - воздержаться от любого акта, который способствовал бы дальнейшей эскалации и расширению конфликта; 5.11.1980 г. заявление СБ ООН о поддержке Генерального секретаря ООН в его усилиях организовать мирные ирано-иракские переговоры.

- Резолюция №598 СБ ООН от 20.07.1987 г., призывающая в соответствии со статьями 39 и 40 Устава ООН к прекращению огня в ирано-иракской войне, выводу войск к международно признанным границам, освобождению пленных в соответствии с положениями 3-ей Женевской конвенцией от 12.08.1949 г.

- 29 резолюций, принятых СБ ООН со 2 августа 1990 г. по 16 ноября 1994 г. и касающихся непосредственно ситуации между Ираком и Кувейтом, а также большое число опубликованных заявлений Совета Безопасности в данной связи. Особенно важными среди них были резолюции: №660 от 2.08.1990 г., потребовавшая немедленного и безусловного вывода вооруженных сил Ирака из Кувейта; №678 от 29.11.1990 г., провозгласившая, что «если Ирак до 15.01.1991 г. полностью не выполнит резолюции СБ, связанные с оккупацией Кувейта, члены Совета Безопасности вместе с законным правительством

Кувейта уполномочиваются использовать «все необходимые меры», чтобы заставить Ирак выполнить требования СБ и восстановить международный мир и безопасность в регионе.

Кроме названных резолюций для мирного варианта решения ирако-кувейтской проблемы явилось заявление Генерального секретаря ООН от 15.01.1991 г., в котором Ирак призывался выполнить принятые резолюции СБ ООН, начиная с №660 и таким образом «развернуть курс событий вспять от катастрофы».

- Резолюция №686 СБ ООН от 2.03.1991 г., потребовавшая, чтобы Республика Ирак выполнила все 12 резолюций СБ и гарантировала мировое сообщество от опасности и угроз с его стороны.

- Резолюция №687 СБ ООН от 3.04.1991 г., декларировавшая, что формальное прекращение огня между Ираком, с одной стороны, и Кувейтом и странами, поддерживающими его, - с другой, будет задействовано только после официального объявления Багдадом о принятии условий всех ранее принятых резолюций Совета Безопасности.

К следующей - «смешанной» - группе*7 источников относятся следующие: документы Посольства США в Тегеране (они были обнаружены в ноябре 1979 года захватившими штурмом это посольство сторонниками Хомейни, и в дальнейшем опубликованы правительством Исламской Республики Иран). В этих материалах содержится весьма богатая информация о политической жизни и международных отношениях всех государств Персидского залива и Среднего Востока, а также о деятельности американской дипломатии и спецслужб США; документы о создании и х/ - Под понятием «смешанная» группа источников понимаются: документы из стран региона Юго-западной и Южной Азии, документы служб США, но обнаруженные в пределах государств Персидского залива, а также соглашения между местными странами и внерегиональными государствами и публикации ведомств и специализированных издательств различных стран. деятельности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ)х/; двусторонние межгосударственные соглашения и другие акты между странами региона и этих стран с США и европейскими державами; отчеты и заявления государственных учреждений стран Персидского залива о важнейших аспектах международных отношений внутри региона. Так, в составе последнего из вышеприведенных пунктов весьма интересной была подборка статей и материалов в сборниках: 1) лондонских «Безопасность в Персидском заливе» /171/,»Безопасность Персидского залива» /172/, «Советско-американские связи с Пакистаном, Ираном и Афганистаном» /176/ и 2) нью-делийском «Известия иностранных дел» /142/, которые были по сути подготовлены главными государственными внешнеполитическими ведомствами Англии и Индии.

В настоящей работе в определенной степени были использованы документы Советского Союза и Российской Федерации о внешнеполитической деятельности страны в регионе Персидского залива и Среднего Востока, а также материалы из решений Организации исламской Конференции и Лиги арабских государств, касающиеся событий и проблем Залива.

В качестве важных источников материалов, аналитической и фактологической основы для диссертации выступали периодические издания как стран Персидского залива, так и США, Англии, СССР (затем Российской Федерации) и других государств. В них были опубликованы многочисленные обзоры и статьи, которые содержат не только оперативно-фактологическую информацию, но и политические, и другие выводы разных лет. Из иностранной периодики особенно интересны в данном отношении западные: «Мидл ист», «Экономист», «Мидл ист экономик дайджест», «Монде дипломатию), «Мидл ист интернейшнл», «Файненшл тайме»; региональные: иранские - «Кейхан», «Эттелаат», «Джомхурие эс - В документах и публикациях арабских стран аббревиатуру ССАГПЗ пишут либо как Совет сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), либо как Совет сотрудничества стран Арабского залива лами», иракские - «Джомхурия», «Баболь», «Аль-Ирак», «Алефба», кувейтские -«Кувейт тайме», «Араб тайме», ОАЭ - «Аль-Баян», «Аль-Халидж», а также издания других государств Персидского залива.

СССАЗ) и т.д.

Похожие диссертационные работы по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», Шарипов, Урал Зиятудинович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Акватория Персидского залива и прилегающие к нему территории в течение двух последних десятилетий стали новым напряженным в политическом отношении районом мира, одним из сложнейших узлов международных отношений. Этот регион явился, иначе говоря, «полигоном», где наиболее жестко столкнулись геополитические и экономические интересы двух мировых политических систем, представленных преимущественно супердержавами - США и СССР; была сделана попытка местными радикальными силами перехватить политическую инициативу у прозападных аравийских режимов. В итоге здесь прошли, фактически одна за другой, две крупные войны между государствами (а если принять во внимание и так названную «необъявленную войну» против НДПА (ПОА), то три войны). В них довольно активно были вовлечены многие страны как региона, так и Запада (в третью - Советский Союз). В итоге противоречия, вспыхнувшие здесь, не были нейтрализованы, а получили дальнейшее развитие. Более того, влияние Запада так внедрилось в политическую и экономическую жизнь региона, что в настоящее время не предвидится альтернативы ему как со стороны местных режимов, так и - противостоящих Западу внешних (относительно к данному региону) факторов. Благодаря сформировавшейся в Персидском заливе ситуации межгосударственного недоверия и напряженности, поток нефтедолларов, который поступал на счета местных стран, во многом растрачивался на приобретение военных товаров и услуг, то есть изымался из хозяйственного оборота.

При рассмотрении событий в совокупности, происходивших здесь в указанных десятилетиях, их последовательности и развитии, явно проявились главные составные механизмы международных отношений в Персидском заливе. К ним относятся: 1) нефтяные богатства мирового значения; 2) наличие множества глубинных противоречий исторического и современного происхождения во взаимоотношениях местных стран; 3) большая заинтересованность Запада в стабильности нефтяного потока из Залива; 4) обостренная политическая активность правящих кругов как западных держав, так и призаливных государств во имя торжества того социально-политического устройства и мировоззрения местных обществ, которые соответствовали их интересам.

Что было главным в эскалации напряженности международной обстановки в зоне Персидского залива с конца 70-х годов?

Появление антизападных и радикальных по своему социально-политическому и религиозному настрою государственных режимов в Иране и Афганистане; 2) продолжение острой и трудно управляемой борьбы за нефть Залива между местными производителями и внешними потребителями нефти; 3) усиление вмешательства Запада во внутренние дела региона; 4) ирано-иракская война и война за Кувейт, как следствие вооруженного захвата этого государства Ираком; 5) возникновение нового варианта внутрирегионального политического противостояния в треугольнике: Исламская Республика Иран-Республика Ирак-аравийские призаливные монархии. Действие всех вышеназванных факторов в совокупности и определяло развитие международных отношений в Заливе в чрезвычайно трагическом и малопредсказуемом политическом русле.

Всемирная значимость нефтяного фактора Персидского залива общеизвестна. В данной диссертации он рассматривался в ракурсе его использования в международных отношениях и в политической борьбе внутри региона. Он служил как крупное финансовое подспорье и политическое оружие местных режимов, с одной стороны, и как область, обеспечивающая им чрезвычайно высокие государственные доходы, приобретение в больших количествах импортных вооружений, различных хозяйственных и военных технологий и т.д. - с другой. Нефть и нефтедоллары выступали важнейшими факторами во всех контактах Запада с аравийскими правящими кругами и значительными - в отношениях Запада с другими правительствами региона. Нефтедоллары, в свою очередь, сделали рынок Персидского залива в экономическом, политическом и военном отношениях весьма прибыльным для деловых и политических кругов мира. Так, данный рынок при населении менее 100 млн. человек по своим внешнеторговым показателям (включая сюда и военное сотрудничество) во многом превосходит такой обширный регион, как Южная и Юго-Восточная Азия, а также Китая с населением в 3 млрд. человек. Особенно показатели разительны в пересчете на душу населения, ВНП, а также в импорте вооружений, услуг, потребительских товаров, в строительстве зданий различного назначения и т.д. При этом, в отличие от азиатских гигантов - Китая, Индии, от быстро развивавшихся «тигров» ЮВА, регион Персидского залива в течение рассматриваемых десятилетий не становился конкурентом Западу в технологическом отношении, а оставался весьма выгодным объектом международного торгового неэквивалентного обмена. Ему соответствовали и характер международных отношений региона в целом с Западом. Такое развитие Залива вполне устраивало Запад (а если брать в масштабах «Север-Юг», то - «Север»).

Следует иметь ввиду, что все политические действия в рамках региона непосредственно увязывались с показателями конъюнктуры мирового нефтяного рынка, с деятельностью ОПЕК и с интересами западных держав. В международном розыгрыше действия нефтяного фактора Персидского залива в 70-80-е годы выступали три стороны (одна внешняя и две внутренние): Запад; призаливные аравийские государства и Республика

Ирак; Исламская Республика Иран. В 90-е годы произошла существенная перестановка - возникла еще одна самостоятельная сторона - Республика Ирак (правда, существующая пока под прессом международных санкций). Таким образом стали функционировать одна внешняя сторона и три -внутрирегиональные: Запад; аравийские страны; Республика Ирак; Исламская Республика Иран. Силы и методы указанных сторон были различны и изменчивы. Западу в экономическом плане уже в первой половине 80-х годов (через умелые тактические шаги в хозяйствах промышленно развитых стран-потребителей нефти ОПЕК, а также путем поддержания политических раздоров между государствами Залива) удалось вдвое сбить мировые цены на нефть, во многом перехватить инициативу в ее ценообразовании и оказывать сильное влияние на соотношения инвалютных доходов среди главных местных экспортеров нефти.

В политической сфере Запад, всячески лавируя и используя плюсы и минусы местных политических режимов, сумел в целом перехватить и достаточно умело развивать свою инициативу по навязыванию таких сценариев международной обстановки в Заливе, которые вписывались в интересы как военно-стратегических планов США, так и всего западного сообщества. При этом ведущую роль в реализации целей Запада в данном районе выполняли администрации США.

Что касается воздействия Советского Союза и других государств так называемого «социалистического содружества», то на рубеже 70-х-80-х годов они имели неплохие заделы в регионе Персидского залива в виде комплекса важных народнохозяйственных объектов в Иране и Ираке. Москва постепенно приближалась к соучастию (правда, на начальной стадии) в приобретении «заливной» нефти. Определенный авторитет у СССР имелся среди общественности некоторых государств БСВ и в том числе в Персидском заливе. Однако за 80-е годы вся вышеназванная «наработка» в пользу развития политического сотрудничества Советского Союза по крайней мере с некоторыми странами региона была во многом утрачена из-за стратегических ошибок советского руководства в отношении Афганистана. Они повлекли за собой и соответствующие разночтения и противоречия в его контактах с другими государствами БСВ. В 90-е годы, в дополнение к этим трудностям, появилось новое негативное обстоятельство - СССР распался на несколько государств и перестал не только быть военной угрозой, но и играть более или менее влиятельную экономическую, политическую и идеологическую роль здесь.

США, в такой сравнительно благоприятной для себя политической конъюнктуре, сложившейся в зоне Персидского залива (имеется ввиду возникновение остро противоречивых и даже конфронтационных отношений между правящими кругами местных государств) с конца 70-х годов, весьма активно разыграли свою главную в этот период «козырную карту» -советскую агрессию в Афганистане. При проведении межгосударственных переговоров, поставках вооружений, технологий, а также в материалах средств массовой информации соответствующие уполномоченные органы и представители США всемерно использовали все специфические характеристики местных стран, особенно их противоречия: этнические, религиозные, социальные, межгосударственные, - а также амбиции лидеров и авторитетов.

Благодаря вышеназванным факторам и активным действиям Вашингтона в регионе Персидского залива и Среднего Востока сформировались три стратегических полюса, противостоявших друг другу и функционировавших вплоть до 90-х годов, - это Демократическая Республика Афганистан; Исламская Республика Иран; страны Аравийского полуострова и Республика Ирак, - а в 90-е годы, то есть в уже иной политической конъюнктуре здесь, - новое поколение противостоящих полюсов: Исламская Республика Иран; Республика Ирак; аравийские страны Залива.

Соединенные Штаты Америки всячески препятствовали развитию сил взаимодействия и сотрудничества между указанными полюсами. Наоборот, они всемерно обостряли противоречия между ними, а также спекулировали на большой значимости бесперебойности нефтяных поставок из Залива на мировой рынок. В результате этих действий США было создано удобное, сначала идеологическое, а затем и международно-правовое обоснование для своего непосредственного вмешательства в решение межгосударственных проблем в зоне Персидского залива, и в определенной степени в дела местных стран.

В итоге, в течение 80-х и первой половине 90-х годов противоречия, как военные, так и политические (а в Республике Ирак - и экономические) лихорадили регион Залива более, чем когда-либо в его истории: межгосударственные конфликты, войны, усиление диктаторских методов правления. Все указанные противоречия, получив, в свою очередь, политическое и идеологическое редактирование в соответствующих органах и средствах Запада, прагматически использовались государственной машиной США в своих интересах. Местными странами в совокупности по-прежнему не была решена проблема создания самостоятельной экономической системы, которая была бы способна в форс-мажорных обстоятельствах без катастрофических последствий для местного населения и правящих кругов выдержать экономическую блокаду со стороны внешних сил. В Персидском заливе и его близлежащих районах на постоянной и «законной» основах утвердились «контрольные» контингенты сухопутных, воздушных и морских сил быстрого развертывания США и их союзников по НАТО.

По отдельным ведущим проблемам международных отношений в зоне Персидского залива и вокруг нее Запад предпринял следующие меры и добился таких результатов.

По афганскому вопросу. США и их западные союзники, обвиняя режим Народно-Демократической партии и ее правительство в марионе-точности, а Москву - в вооруженной агрессии и превращении Афганистана в свою колонию, стали оказывать широкую финансовую, военную и политическую поддержку моджахедам. Западные державы также приступили к активному вовлечению стран Аравийского полуострова и других близлежащих к Афганистану государств в так называемую «необъявленную войну» против кабульского режима НДПА. В ходе этой войны они смогли не только создать политический и военный барьеры на пути становления Демократической Республики Афганистан, но и вынудили ее власти пойти на крупные компромиссы с оппозицией, которые по сути способствовали перерождению режима и его движению вспять в социальном отношении. В итоге власть НДПА (ПОА) потерпела поражение и в конце 80-х годов пала. Таким образом развернутая «необъявленная война» против марксистского правления Кабула дала Западу искомые результаты. В эту войну на его стороне, помимо собственных средств, были вовлечены довольно крупные ресурсы стран Персидского залива: в первую очередь аравийских режимов; а в определенной степени - Исламской Республики Иран.

По проблемам Исламской Республики Иран. Накануне и в первый год после свержения шахского режима и провозглашения Исламской республики в Иране правящие круги США находились в состоянии дезориен-тированности в отношении принципов подхода к политической ломке, произошедшей в этой стране. Сначала шел процесс сбор информации и оценок соответствующих специалистов и служб о характере новой власти, ее функционерах, течениях и возможностях сотрудничества с ней, о возможностях ее перерождения и возвращения «на круги своя» прежних союзнических отношений Ирана с США и всем западным миром. Однако, когда стало ясно, что новая иранская власть - это исламско-радикальный режим, негативно настроенный против внешних влияний и сложившихся в шахский период условий неоколониалистского сотрудничества, и, более того, провозгласивший себя новым лидером мусульманского мира в борьбе с «Большим сатаной»-США и его западными «подручными», Вашингтон встал на позицию открытой враждебности к Тегерану. Соответственно стали разрабатываться программы по борьбе с Исламской Республикой Иран.

Санкции и меры, применявшиеся США и другими западными державами против ИРИ, были разнообразными и разномасштабными. Степень их жесткости или ослабления соответствовала характеру взаимоотношений Ирана с внешним миром, а также его реакции на политические и экономические устремления Запада и его союзников в регионе Залива и вне него.

В русле санкций сначала был задействован экономический пресс -отзыв западных специалистов с иранских хозяйственных объектов, отказ Ирану в поставках оборудования для нефтяной промышленности, саботирование предварительно не оговоренных закупок его нефти (на условиях обычного международного нефтяного рынка купли-продажи товаров), что способствовало существенному сокращению иранских доходов от нефти. Затем, ввиду того, что власть имама Хомейни и его сподвижников выжила и продолжила в неизменном виде свой первоначальный политический курс, последовали более обширные и жесткие санкции США и Запада в целом, вплоть до эмбарго и «резиновой» экономической блокады ИРИ.

Даже в середине 90-х годов, когда внешняя и внутренняя политика Тегерана была признана мировым сообществом, в том числе и правительствами Западной Европы, как вполне соответствующей международным нормам, Вашингтон, заняв слабо обоснованную, с точки зрения международного права, карательную в отношении Ирана позицию. Обвинив Тегеран в стремлении приобрести оборудование для атомной электростанции в Бушире, а следовательно и для работ по созданию ядерного оружия, США ввели в действие новый запрет на торгово-хозяйственные отношения американских компаний и организаций с ИРИ. Вся эта антииранская политика продолжается и ныне на фоне интенсивных контактов Запада с аравийскими государствами - политическими соперниками Исламской республики Иран. Более того, указанные страны были привлечены Соединенными

Штатами Америки к своей нынешней деятельности против Ирана.

Антииранскую направленность Имели и усилия Запада по снижению мировых цен на нефть и его соответствующее сотрудничество с аравийскими странами-экспортерами нефти. Внимательно следя за состоянием дел внутри ОПЕК и на мировом нефтяном рынке, США вели регулярные переговоры с руководителями Саудовской Аравии, Кувейта и другими политическими противниками Исламской Республики Иран, при этом спекулировали на альтернативных разработках в Северном море, Мексике, Венесуэле, Африке и т.д. Они же подчеркивали, что благодаря высоким нефтяным ценам усиливается экспансивность потенциала ИРИ, опасного для соседних аравийских монархических стран. Так что решения о повышении или снижении цен на нефть на ведущих международных рынках по существу определялись и варьировались не без соучастия Соединенных Штатов Америки и их союзников.

Спровоцированная, не без участия западных спецслужб, ирано-иракская война всячески разжигалась и затягивалась США. Она привела к крупным разрушениям в экономике двух наиболее сильных и населенных, а следовательно и наиболее опасных для Запада, государств региона -Ирана и Ирака. Наконец, в ответственные моменты войны США не останавливались перед применением в отношении ИРИ открытых военных санкций с угрозой их дальнейшей эскалации. При этом они обеспечили себе молчаливое согласие соседей Исламской Республики Иран по региону.

Таким образом, через разжигание противоречий между государствами Персидского залива и поддержку антииранской направленности Саудовской Аравии и Кувейта, а также применяя, последовательно регулировавшиеся, жесткие методы в отношении Исламской Республики Иран, Западу удалось, если не «поставить на колени» власть аятоллы Хомейни и его последователей, то заставить его заплатить за свой исламский радикализм чрезвычайно дорогую цену.

В отношении призаливных государств Аравийского полуострова . Запад демонстрировал поддержку и солидарность в соответствии со своими стратегическими принципами. А это означало: обеспечение бесперебойности нефтяных поставок на мировой рынок из Персидского залива и всего Ближнего и Среднего Востока; приоритетная политическая и военная поддержка Израиля как фактора, наряду с другими разбивающего какие-либо серьезные попытки интеграции окружающих его арабских государств; заинтересованность Запада в обеспечении сравнительно лучших хозяйственных, военных и политических позиций на БСВ и в зоне Персидского залива у государств, лояльных к США и их стратегическим союзникам, и, с другой стороны, неспособных составить достаточно опасную оппозицию Западу в рамках указанных регионов. Он всемерно помогал сохраниться аравийским режимам, так как они были его главной государственно-политической опорой в регионе.

На основе тесного сотрудничества с ними Западу удалось довольно эффективно содействовать правящим кругам аравийских стран в сохранении их политической стабильности и в укреплении их международного авторитета в зоне Залива и на БСВ в целом. Происходило это на фоне усиления американского военного присутствия и позиций западных корпораций здесь. В итоге интеграционных устремлений среди аравийских стран и их сотрудничества с США возник Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, главной функцией которого стала - военная. Для подстраховки уже «завоеванных» военных позиций Запада в зоне Залива в 80-е годы были расквартированы «дежурно-пожарные» силы НАТО. То есть Запад добился прямого присутствия своих крупных военных кон-тингентов как в водах Персидского залива, так и в стратегически важных пунктах его западного побережья. Они остались, и даже закрепились, в 90-е годы как итог «кувейтской военной кампании».

Для напоминания международному сообществу о серьезности своих намерений по сохранению военных позиций США в регионе Вашингтон регулярно и по договоренности со своими протеже-режимами проводит военные маневры в водах и на ближайших сухопутных территориях Персидского залива, а в «удачных случаях» и под «предлогами» - прибегают к вооруженным актам возмездия, устраивая бомбардировки объектов неугодных политических режимов (как это неоднократно было задействовано против Республики Ирак).

В экономической области западными компаниями, на основе активного кругооборота нефтедолларов по взаимовыгодной схеме «доллары - на западную помощь, товары и услуги» были произведены интенсивные и крупномасштабные работы по развитию народного хозяйства аравийских государств. Однако, несмотря на большие успехи в экономике, они, даже в совокупности, не представляли собой универсальные хозяйства, способные существовать на основе самообеспечения, и по-прежнему находились в большой зависимости от иностранной технологии, военной техники и потребительских товаров.

В итоге и в 80-е, и в 90-е годы позиции Запада в зоне Персидского залива представлялись довольно прочными.

Что касается точки зрения местных государств на политическую обстановку, сложившуюся в регионе, то можно сказать следующее.

Международные отношения в нем, в результате совокупного действия внутренних и внешних факторов, представлялись как глубоко противоречивые, дошедшие до грани крупных межгосударственных вооруженных конфликтов. Важную роль в поддержании такой ситуации играли колоссальные нефтедолларовые прибыли стран Персидского залива, а также активная вовлеченность в ее формирование противостоящих друг другу местных политических сил, а также мировых держав. Это, в свою очередь, вызывало необходимость привлечения в крупных масштабах внешней помощи (и политической, и военной, и экономической и т.д.), что во многом обусловило зависимость международной жизни региона от соучастия внешних факторов. Так, Республика Ирак (в годы войны с Исламской Республикой Иран), а также поддерживавшие ее аравийские страны еще более, чем прежде, пошли на всестороннее сотрудничество с Западом, и в первую очередь с США, чтобы отразить угрозу со стороны их политического врага - режима аятоллы Хомейни. То есть против Исламской Республики Иран работал международный «комплекс подавления», состоявший из: ирано-иракской войны; танкерной войны; финансовой, материальной, транспортной и политической помощи аравийских стран Багдаду; инспирированных и целенаправленных противоречий в ОПЕК; и, наконец, факта приглашения вооруженных сил США и НАТО вмешаться в конфликтную ситуацию в Персидском заливе.

С другой стороны, правящие круги Исламской Республики Иран, во имя сохранения нового исламского характера власти в стране, а также поддержания обостренного националистического настроя общества, приняли вызов США и Запада в целом. Они встали на путь проведения откровенного антиамериканского внешнеполитического курса. Это и привело к вышеперечисленным тяжелым и весьма долговременным последствиям в международной деятельности ИРИ, и в том числе в регионе персидского залива.

В сфере нефтяного фактора, который является на протяжении десятилетий одним из решающих для благополучия страны, Тегеран вел отчаянную борьбу в ОПЕК и в пределах собственной территории. В ОПЕК он отстаивал вариант максимально высоких мировых цен на нефть; в Иране предпринимались все возможные меры, чтобы минимизировать разрушения на объектах национальной нефтяной промышленности (в результате бомбардировок иракской авиации и ракетных атак, а также отказа американских и связанных с ними иностранных компаний поставлять необходимые технологии и запчасти для амортизации и развития нефтедобычи и нефтепереработки). Во имя этого, и в условиях танкерной войны в Заливе, руководство Исламской Республики Иран избрало тактику возмездия не только в отношении иракских объектов, но и против нефтетанкеров и торговых судов его аравийских союзников. Акции против последних Тегеран называл исключительно вынужденными мерами против тех, кто не способствует затиханию войны, а, наоборот, помогая Багдаду, поощряет его практически к любым военным провокациям против Ирана. При этом, по заявлениям иранского руководства, «аравийцы сами хотят остаться невредимыми в то время, когда их соседи по региону бьют друг друга».

Ведущие же аравийские режимы - Саудовская Аравия и Кувейт создавшиеся политические условия в зоне Персидского залива считали как угрожающими их стабильности, с одной стороны, и как относительно благоприятными для улучшения своих народно-хозяйственных и государственно-политических позиций на фоне затруднений своих крупных врагов в регионе - Исламской Республики Иран и Республики Ирак - с другой. Поэтому они посчитали целесообразным проводить кардинально противоположный курс международных политических отношений: они не препятствовали конфликтности, а подталкивали Багдад к агрессии против Тегерана, затем финансировали его в этой все более обострявшейся и усложнявшейся войне; создали Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива для совместной обороны; поддерживали союзнические от-ношенния с США и другими державами Запада на таком уровне, что сделало невозможным создание какого-либо общерегионального союза или рынка, способных действенно противостоять неоколониалистскому воздействию внезаливных держав или политических сил.

Оценивая в целом результативность развития международных отношений в Персидском заливе в течение 80-х годов, вполне обоснованным можно считать вывод, что острые местные межгосударственные коллизии, вызванные революционной и насильственной ломкой традиционных государственных и общественных структур в Иране и Афганистане, а также сформировавшейся националистической согласованностью политических курсов основных арабских режимов - Республики Ирак, Саудовской Аравии и Кувейта - на конфронтацию (правда в разных степенях) с Исламской Республикой Иран, и сопровождавшиеся целенаправленными экспансионистскими устремлениями США здесь, превратили данный регион в самый напряженный и кровопролитный район мира. Потеряв в политическом и военном противоборстве чуть ли не триллион нефтедолларов, регион Персидского залива не решил многих своих стратегических задач саморазвития, которые вполне могли быть решены им за указанное десятилетие. Прежде всего это касается сферы региональной экономики, которая, несмотря на долларовые богатства, достаточную населенность и наличие городов для всестороннего развития народного хозяйства, не смогла перейти к тому уровню развитости и диверсифицированносги, которого достигли многие государства Юго-Восточной и Восточной Азии - так называемые «тигры» и «драконы». А наиболее крупные страны Залива - Иран и Ирак - в итоге многолетней войны между собой получили полуразрушенные хозяйства, потеряли большие массы рабочих и других производительных сил, отстали в экономическом развитии и совокупной квалификации населения и т.д.

Ирано-иракская война способствовала тому, что не только в этих странах, но и в общем потенциале региона (здесь следует учитывать соотношение «удельных весов» народных хозяйств Ирана, Ирака и аравийских стран) произошел мощный процесс разрушения, который, если и не отбросил назад, то по крайней мере затормозил его нормальное поступательное движение. В политическом аспекте зона Залива стала еще более зависимой от США и их западных партнеров.

В 90-е годы общая политическая обстановка в Персидском заливе продолжала оставаться напряженной, хотя и в новых вариантах и ракурсах конфликтов и противоречий, чем в предыдущие десятилетия.

Когда иракские войска совершили вооруженный захват соседнего Кувейта, в региональную политику аравийских монархий внезапно ворвались срочные и кардинальные коррективы. Теперь наиболее опасным для них государством-противником стал саддамовский Ирак. Саудовская Аравия и другие страны западного побережья Персидского залива в той или иной степени включились в военные действия международных сил против Ирака, и приняли участие как вооруженными силами, так и финансовыми средствами в операции «Буря в пустыне». После военного поражения С. Хусейна, все эти государства встали на путь полной блокады своих отношений с Багдадом и поддержали соответствующие антииракские акции Совета Безопасности ООН.

Что касается политических позиций аравийских правящих кругов в отношении Исламской Республикой Иран, то в данном случае они проявляли солидарность друг с другом в проведении осторожного курса по поддержанию терпимой атмосферы мирного сосуществования с этим сильным и идеологически все еще экспансивным государством.

В текущем десятилетии продолжился процесс диверсификации военной, политической и экономической ориентации аравийских стран Персидского залива на Соединенные Штаты Америки и другие западные державы. Именно в этот период ими проводился курс на всемерное развитие политического сотрудничества с США.

Все действия аравийских стран по государственной линии предполагали, что они имеют в лице Республики Ирак и Исламской Республики Иран постоянных политических противников. Они кроме того были направлены на борьбу с проявлениями местного радикализма.

Запад же, все более закрепляясь в зоне Персидского залива на позициях, завоеванных в предыдущем десятилетии, делает все, чтобы не потерять их. Для этого он располагает такими удобными факторами: глубоко внедренным чувством взаимного недоверия между государствами региона в результате ирано-иракской и ирако-кувейтской войн, политической и идеологической конфронтации между Тегераном и Эр-Риядом, а также между Багдадом и этими странами; социально-политической, военной и экономической заинтересованностью местных режимов в поддержке со стороны Запада; сильной зависимостью государств региона от западной технологии и многих импортных готовых промышленных товаров.

В качестве общего вывода о геостратегии взаимоотношений между регионом и внешним миром следует заключить следующее:

Запад на протяжении всего XX столетия вел упорную борьбу в Персидском заливе с переменным успехом и в избираемых во имя его стратегических интересов сферах жизнедеятельности местного конгломерата государств, народов, конфессий и т.д., стремясь как выжимать наибольшие прибыли из ресурсов региона, так и подавляя местные антизападные тенденции и проникновение внезападных держав.

Начав с прямого и масштабного вмешательства в политическую жизнь региона в целом с периода борьбы с последствиями афганской и иранской революций, нарастающим радикализмом, широко внедряя свои «державные щупальцы» в стратегически важные сферы местных государств, США вкупе с другими западными державами на рубеже 90-х годов удалось выйти на качественно новый этап своего контролирования политического климата здесь.

Участие в разгроме иракских войск в войне за Кувейт, «связывание» Багдада путами решений СБ ООН, а Ирана - экономических санкций, став единственным и полноправным гарантом местной межгосударственной безопасности (через обязательства перед аравийскими странами), Запад достиг вершины своих стратегических устремлений - полного контроля над регионом Персидского залива. Причем этот процесс стал необратимым явлением, по крайней мере на ближайшее десятилетие, если не произойдут какие-либо форсмажорные события, которые превзойдут по силе и воз

288 можностям противодействие США и их стратегических партнеров по мировой геополитике.

Сегодняшняя агрессивная политика НАТО в отношении Югославии и провозглашение Вашингтоном региона Центральной Азии сферой жизненно важных стратегических интересов США еще раз наглядно показывают, что агрессивность Запада, и в первую очередь США, в установлении своего безраздельного мирового господства нарастает и приобретает все большие географические и геостратегические масштабы. Борьба же за Персидский залив была одной из предыдущих комбинаций по завоеванию одного из важнейших мировых пространств и его обществ, с одной стороны, и по подавлению своих потенциальных противников из числа супердержав - это СССР-РФ - с другой, чтобы развивать далее свою агрессивно-диктаторскую насту пате л ь но сть.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Шарипов, Урал Зиятудинович, 1998 год

1. Справочные и статистические издания.

2. Annual statistical abstract, 1986, State Kuwait.

3. Foreign trade statistics for Asia and Pacific, UN, N-Y, 1994.

4. Handbook of International trade and development statistics, 1986, UN, N-Y, 1987.

5. International Energy Statistical Yearbook, December 30, 1986, p. 94.

6. International financial statistics, UN, N-Y.

7. International trade statistics, UN, N-Y.

8. МЭМО, Экономическое положение капиталистических и развивающихся стран, Обзоры за 1980-1986 гг.

9. OPEC, Annual Statistical bulletin, Vienna (Austria).

10. Statistical Center of Iran, L.

11. Statistical yearbook, UN, N-Y.

12. Statistical Yearbook for Asia and the Pacific, Bangkok (Thailand).

13. The Middle East and North Africa, 1982, L., 1983.

14. The Middle East and North Africa, 1984, L., 1985.

15. The Middle East and North Africa, 1986, L., 1987.

16. The Middle East and North Africa, 1987, L., 1988.

17. The Middle East and North Africa, 1988, L., 1989.

18. The Middle East and North Africa, 1996, L., 1996.

19. The military balance, 1994-1995, The international Institutefor strategic studies, L., 1994, 1995.

20. Unfilled Arab Statistical ABSTRACT, 1980-1988, UN, Economic and Social Commission for Western Asia; League of Arab states, General Secretariat, April 1990, printed in Baghdad, 506 p.

21. US Department of Energy. Monthly Energy Review, January 1987, tables 10,2, p. 113.

22. Документы международных организаций и государств.

23. Документы Совета Безопасности ООН.

24. Resolutions of the United Nations Security council and statements by its president concerning the situation between1.aq and Kuwait (2 Aug. 1990- 16 Nov. 1994).- N-Y. : UN, 1994, 78 p.22. SIPRI, yearbook, L.

25. UN, Security council. Official records: 39th year. meeting, N-Y., UN, 1993.

26. UN, Security council. Official records:. 2543rd. 29.05.1984-8 p.25.« « - « - 2544th. 30.05.1984- 1 p.26.« « - « - 2545th. 30.05.1984-8 p.

27. Документы Конгресса и Правительства США.

28. US Middle East policy: Hearing before the Committee on foreign relations, US Senate, 96th Congress, 2nd session, March 20, 1980. Washington: Government printing office, 1980, 55 p.

29. The Persian Gulf, are we committed? At what cost? : A dialogue with the Reagan administration on US policy. Prepares for the use of the joint economy Committee, Congress of the US. Washington: Government printing office, 1981, 36 p.

30. Persian Gulf situation: Hearing before the Committee on foreign relations, US Senate, 97th Congress, 1st session, September 17, 1981. Washington: Government printing office, 1981, 36 p.

31. The situation in the Middle East: Hearing before the Committee on foreign relations, US Senate, 97th Congress, 2nd session, July 15, 1982. Washington: Government printing office, 1982, 46 p.

32. Nomination of George P. Schultz: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 97th Congress, 2nd session, July 13, August 1982. Washington: Government printing office, 1982, 224 p.

33. US policy toward Iran: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 100th Congress, 1st session, January 14, 16, 23 and 27 1987. Washington: Government printing office, 1987, 137 p.

34. War in the Persian Gulf: The US takes sides. A staff report to the Committee on foreign relations, US Senate. Washington: Government printing office, 1987, 49 p.

35. Chemical weapons use in Kurdistan: Iraq's final offensive: A staff report to the Committee on foreign relations, US Senate. Washington: Government printing office, 1988, 46 p.

36. Stalemate in Afghanistan. Democracy in Pakistan, October 1, 1989. A report to the Committee on foreign relations, US Senate by senator Claiborne Pell. Washington: Government printing office, 1990, 12 p.

37. US policy toward Iraq: Human rights, weapons proliferation and international law: Hearing before the Committee on foreign relations, US Senate, 10th Congress, 2nd session, June 15, 1990. Washington: Government printing office, 1990, 93 p.

38. US policy in the Persian Gulf: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 101st Congress, 2nd session, September 5, 20and October 17, 1990. Washington: Government printing office, 1990, 124 P

39. US policy in the Persian Gulf: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 101st Congress, 2nd session, December 4 and 5, 1990. Washington: Government printing office, 1991, 201 p.

40. US policy in the Persian Gulf: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 101st Congress, 2nd session, December 6, 12 and 13, 1990, 277 p.

41. Civil war in Iraq: A staff report to the Committee on foreign relations, US Senate. Washington: Government printing office, 1991, 21 p.

42. Persian Gulf: The Question of war crimes: Hearing before the Committee on foreign relations, US Senate, 102nd Congress, 1st session, April 9, 1991. Washington: Government printing office, 1991, 51 p.

43. Persian Gulf conflict supplemental authorization and personal benefit act of 1991: Committee on armed service, House of representatives, 102nd Congress, 1st session. Washington: Government printing office, 1991 V, 76 p.

44. The battle looms: Islam and politics in the Middle East: A report to the Committee on foreign relations, US Senate. Washington: Government printing office, 1993 X, 28 p.

45. Current developments in the Middle East: Hearing before the Subcommittee on Near Eastern and South Asia of the Committee on foreign relations US Senate, 103rd Congress, 1st session, October, 1993. Washington: Government printing office, 1993 Ш, 24 p.

46. Persian Gulf war veterans and related issues: Hearing before the Subcommittee on veterans' affairs, House of representatives, 103rd Congress, 1st session, June 9, 1993. Washington: Government printing office, 1994 -V, 482 p.

47. Монографии, коллективные исследования и статьи.

48. Советские и российские издания.

49. Агаев СЛ. Иран в прошлом и настоящем. М., 1981, 271 с.

50. Азия: Роль ключевых стран в международных отношениях в 1990 гг. М„ 1994, 289 с.

51. Актуальные проблемы идеологии национально-освободительного движения в странах Азии и Африки. М., 1982, 448 с.

52. Алексеев Ю.Н. Развивающиеся страны: военные расходы. М., 1986, 223 с.

53. Алиев С.М. Нефть и общественно-политическое развитие Ирана в XX веке. М„ 1985, 304 с.

54. Андреасян Р.Н., Казюков А.Д. ОПЕК в мире нефти. М., 1978, 232 с.

55. Арабский мир: три десятилетия независимого развития. М., 1990, 374 с.58а. Арабские страны: нефть и дифференциация. М., 1984, 264 е. 586. Арбатов Г.А. Военно-стратегический паритет и политика США. М., 1984.

56. Бабуркин С.А. Армия и политика в Андских странах (Венесуэла, Колумбия, Эквадор). Дисс. д.п.н., М., 1994.

57. Баланс сил в мировой политике: теория и практика. М., 1993.

58. Басиль Юсиф. Ирано-иракская война с точки зрения прав человека и народов (перевод с арабского). Багдад, 1981, 22 стр.

59. Бондаревский Г.Л. Английская политика и международные отношения в бассейне Персидского залива (конец XIX начало XX вв.). М., 1968, 542 с. . х

60. Бондаревский Г.Л. (ответст. редактор сборника) «Политика США в странах Дальнего Востока». М., 1964.

61. Бондаревский Г.Л. (ответст. редактор).Кувейт: государство и границы. Перевод с английского. Кувейтский Фонд содействия развитию науки.-М.: Издательство «Т-Око», 1994, 187 с.

62. Боронов Р. Нефть и политика США на Ближнем и Среднем Востоке. М., 1977, 272 с.65а. Бугров Е.В. США: нефтяные концерны и государство. М., 1978, 263 с.

63. Валькова Л.В. Саудовская Аравия. Нефть, ислам, политика. М., 1987, 255 с.

64. Васильев A.M. Факелы Персидского залива. М., 1976, 174 р.

65. Васильев A.M. Эволюция социально-политической структуры С. Аравии (1745-1973). Дисс. д.и.н., М., 1980.

66. Васильев A.M. История С.Аравии (1745-1973). М., 1982, 612 с.

67. Васильев A.M. Персидский залив в эпицентре бури. М., 1983, 288 с.

68. Вахрушев В.В. Национально-освободительное движение против неоколониализма. М., 1986, 264 с.

69. Волков Н.В. Сдвиги в системе неоколониальной эксплуатации развивающихся стран. Автореф. Дисс. к.и.н., М., 1981.

70. Всеобъемлющая международная безопасность. Международно-правовые принципы и нормы. М., 1990, 327 с.

71. Георгиев А.Г., Озолинг В.В. Нефтяные монархии Аравии (проблемы развития). М., 1983, 224 с.

72. Глобальные проблемы и «третий мир» (общемировые и региональные процессы развития). М., 1991.

73. Гомаа Хамди эль-Сауи Ахмед. Политика СССР на Ближнем Востоке в 1970-1982 гг. Дисс. к.и.н., М., 1996.

74. Гошев В.Ю. СССР и страны Персидского залива. М., 1988, 182 с.

75. Джибраев А.Ю. Политика России в отношении стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ): реальности, потенциалы и перспективы. Автореф. дисс. к.п.н., М., 1998.

76. Дублик JI.A. Политика в зоне Персидского залива в период президентства Р. Рейгана. Автореф. дисс. к.и.н., М., 1989, 16.

77. Дудаев А.К. Политика ФРГ на Арабском Востоке. 70-80-е годы. Автореф. дисс. к.и.н., 1985.

78. Звягельская И.Д. Конфликтная политика США на Ближнем Востоке (середина 70-х вторая половина 80-х годов). М., 1990, 192 с.

79. Иванов Н.Ф. Операция «Шторм» . . М., 1996, 328 с.

80. Империализм и развивающиеся страны. Новые тенденции в политике неоколониализма. Сборник статей, М., 1984, 224 с.

81. Инджикян P.O. ОПЕК в мировом капиталистическом хозяйстве. М„ 1983, 150 с.

82. Исаев В.А. Экономические отношения между арабскими освободившимися странами, 1960-1980 гг. М., 1983, 151 с.

83. История Афганистана. М., 1982, 368 с.

84. Каминский С.А. Институт монархии в странах Арабского Востока. М, 1981, 152 с.

85. Ким Г.Ф. От национального освобождения к социальному. М., 1988, 296 с.

86. Кокошин А.А. О буржуазных прогнозах развития международных отношений. М., 1978, 231 с.

87. Лукин В.П. «Центры силы»: концепции и реальность. М., 1983, 254 с.

88. Маликов Б. Совет сотрудничества арабских государств (Персидского) залива. М., Дар-аль-Кималь, 1994, 186 с.

89. Маркарян Р.В. Зона Персидского залива (проблемы, перспективы). М., 1986, 158 с.

90. Машин В.В., Яковлев А.И. Персидский залив в планах и политике Запада. М., 1985, 240 с.

91. Медведко Л.И. К востоку и западу от Суэца. М., 1980, 368 с.

92. Медведко Л.И. «Седьмая» ближневосточная война: (Геополитика и безопасность России после кризиса в Персидском заливе), М., 1993, 82 стр.

93. Межгосударственные региональные организации Азии в международных отношениях. М., 1991, 224 с.

94. Межэтнические конфликты в странах зарубежного Востока. М.,1991, 276 с.

95. Мелкумян Е.С. Кувейт в 60-80-е гг. Социально-политические процессы и внешняя политика, М., 1989, 175 с.

96. Мирский Г.И. «Третий мир»: общество, власть, армия. М., 1976, 408 с.

97. Аль-Мурхидж Бассам М.В., Организация Объединенных Наций и кризис миротворчества в Арабском заливе (90-е годы), автореф. дисс. к.и.н., М., 1998, 19 с.

98. Национально-освободительное движение и идеологическая борьба. М„ 1987, 359 с.

99. Нефтедоллары и социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. М., 1979, 213 с.

100. Ниязматов Ш.А. Ирано-иракский конфликт. М., 1989, 176 стр.

101. Осипов А.И. США и арабские страны. 70-е начало 80-х годов. М., 1983, 229 с.

102. Откуда исходит угроза миру. М., 1984.

103. Подколзин Н.В. Ирано-иракская война в Персидском заливе. Автореф. дисс. к.и.н., М., 1988.

104. Последствия войны в Персидском заливе (сборник статей). М.,1992, 104 с.

105. Примаков Е.М. Восток после краха колониальной системы. М., 1982, 208 с.

106. Примаков А.Е. Персидский залив. Нефть и монополии. М., 1983, 160 с.

107. Примаков Е.М. История одного сговора. М., 1985, 319 с.

108. Проблемы интеллектуальной собственности в развивающихся странах Азии. М., 1995, 28 с.

109. Развивающиеся страны Азии в системе международных отношений. М., 1990.

110. Роль Организации Объединенных Наций в поддержании международного мира и безопасности: на примере конфликта между Ираком и Кувейтом. Подготовлено Исследовательским центром по изучению Кувейта (перевод с английского). М., 1999, 215 с.

111. Россия: в поисках стратегии безопасности (проблемы безопасности, ограничения вооружений и миротворчества). М., 1996.

112. Руденко JI.H. Регулирование внешнеэкономической деятельности в странах Персидского залива. М., 1996.

113. Рысь Э.В. Персидский залив: горячая точка планета. М., 1988, 64 стр.

114. Аль-Рафии Мухаммед Аднан. Проблема безопасности Персидского залива и образование Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Дисс. к.и.н., М., 1986, 150 с.

115. Сажин В.И. Ирано-иракская война: (1980-1988 гг.). Автореф. дисс. к.и.н., М., МГУ, ИСАА, 1990, 28 стр.

116. Сафрончук B.C. Дипломатическая история «Бури в пустыне», ж. «Международная жизнь», М., 1996, №№10-12.

117. Сенченко И.П. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива: проблемы, внешнеполитические приоритеты. М., 1989.

118. Сиполс Я.В. Ирано-иракский конфликт и пути его урегулирования (1980-1991 гг.). М., 1991.

119. Система, структура и процесс развития современных международных отношений. М., 1984, 422 с.

120. США и региональные конфликты (80-е годы). М., 1990.

121. Таиров Э.А. Политические отношения между Ираком и арабскими•кстранами Персидского залива. М., 1993.124а. Топливно-энергетические проблемы зарубежной Азии и Северной Африки, М., 1985. 200 с.

122. Аль-Файез Мохаммад Зияб. Роль Организации Исламская Конференция в решении региональных проблем. Дисс. к.и.н., М., 1986, 180 стр.

123. Хасан Ахмед Али Ахмед. Кризис в Персидском заливе 1990-1991 гг. (причины, ход и последствия). Дисс. к.и.н., М., 1995.

124. Цаголов К.М. Национально-освободительные революции в странах Азии и Африки. Проблемы защиты. М., 1980, 270 с.

125. Шаирян Г.П. Этноконфессиональный фактор, политическая борьба и армия. Политические отношения на Востоке: общее и особенное. М., 1990.

126. Шахназаров Г.Х. Грядущий миропорядок. М., 1981, 447 с. 129а.Швейцер П. Победа (перевод польского языка). Минск, 1995, 463 с.

127. Яковлев А.И. Саудовская Аравия и Запад. М., 1982, 208 с.

128. Публикации зарубежных авторов и учреждений.

129. Amirsadeghi Hossein, The security of the Persian Gulf (ed. By Amir-sadeghi H.), N.Y.: St. Martin's press, 1981, 294 p.

130. Ahmad H. Sh. Arabian society and political activity. P., 1982, 28 p.

131. Ali Sheikh R., Oil and power: politic dynamics in the Middle East. L.: printer, 1987, 173 p.

132. Braun U., The Iran-Iraq war: Its regional and international Dynamics, Orient Hamburg, 1986, 168 p.

133. Brzezinski Z. Game Plane: A Geostrategic Framework for the Conduct of the U.S. Soviet Contest. Boston, N.Y., 1986, 288 p.

134. Chevalier Jean-Marie, Le novel engjenpetrolier, Paris, 1973.

135. Cordesman, Anthony H., The Gulf and the West: strategic relations and military realities. Boulder; L., 1988, 526 p.

136. Cordesman A.H., Western strategic interests in Saudi Arabia, L., 1987, 308 p.

137. Cordesman A.H., The Iran Iraq war and Western security, 19841987: Strategic implications and policy options, L., N.Y., 1987, 185 p.

138. Cottam R.W., The United States and revolutionary Iran. In: Soviet and American relations with Pakistan, Iran and Afghanistan- L., 1987, pp. 217-243.

139. Cottam R.W., Iran and the United States: A cold war case study, Pittsburgh press, 1988, 298 p.

140. The Gulf crisis. «Politics today», №1. L., 1991, lip.

141. The Gulf and international security: The 1980s and beyond (Ed. By Ahrary M.F. Basingstoke, L., Macmillan, 1989, 200 p.

142. Gulf security and Iran-Iraq war ( Ed. By Naff T. Wash.). Philadelphia, 1985, 192 p.

143. Gulf security into the 1980s. (Ed. By Darius R.G.). Stanford, California, 1984, 134 p.

144. Halid I. The Middle East in peace and struggle, in «Khalij times», UAE, 16.02. 1983.

145. Hameed M.A., Saudi Arabia. The West and security of the Gulf, L., 1986.148a. Hiro D., The longest war. The IRAN-IRAQ military conflict, L.: Paladin and Grafton books, 1990, 323 p.

146. If war comes how to defeat Saddam Hussein (by Dupui T.N., Johnson C. ., Hero books, 1991, 165 p.

147. Iran and the Arab world (Ed. By Amirahmadi S., Entessar), N.-L.; Bassingstoke: Macmillan, 1993, 264 p.

148. Iran today (by Sepehr Zabin, assistance professor ofpolitical Science, St. Mary's College), «Current History» (world affair monthly), February 1974, pp.66-69.

149. Issavi Chares, Oil, The Middle East and the World, N-Y., 1972, 86 p.

150. Kats, Mark H., Russia and Arabia: Soviet foreign policy toward the Arabian Peninsula. Baltimore, L.: John Hopkins Univers. Press, 1980, 279 p.

151. Keddie N.R., Roots of revolution. An interpretive history of modern Iran, L., 1986, 321 p.

152. Kelly J.B., Arabia, the Gulf and the West. L., 1980, 530 p.

153. Laurent E., Tempete du desert. Les secrets de la Maison Blanche, P. 1991, 350 p.

154. Licklider R. Political power and the Arab oil weapon: The experience of Five industrial nations. Berkeley etc.: Univers. of California press, 1988, 343 p.

155. Matthews Ken., The Gulf Conflict and International Relations, L. and N.Y. 1993, 339 p.

156. Mc Chee C.C., The strategic importance of Iran,

157. Afghanistan and Pakistan to the United States. In: Soviet and American relations with Pakistan, Iran and Afghanistan Basingstoke, pp. 27-38.

158. The Middle East, 1990 (By) Hunter R.M. Fuller G .B.,

159. Satloff, Philadelphia, 1990 49-96 p.m., («Current history»: vol. 89, N544).

160. Mortimer E., Faith and Power. The Politics of Islam, N-Y., 1982, 432 p.

161. Nonneman Ferd., Iraq, the Gulf status and the war: changing relationship 1980-1986 and beyond. L.: Atlantic Highland (N.S.), Ithaca press, 1986, 216 p.

162. Quandt W.B., Saudi Arabia in the 1980s: foreign policy, security, Washington, 1981.

163. Pant G., Political economy of cooperation: A study of Gulf cooperation council. In: Foreign affairs report, New-Delhi, 1985, vol. 34, №7/8, pp. 79-91.

164. Philip Hans-Surgeon, Saudi Arabia Saudi Arabian:

165. Bibliography on social, politics, economics Lit. Seit 18th in lestenrop. Sprachenmit Standertnahweisen. N-Y. Etc.: Saur, 1984 XCI, 405 p.

166. Pipes Daniel, In the path of God: Islam and political power, N.Y.: Basic book, 1983, 373 p.

167. Pipes Daniel, Sandstorm: Middle East conflicts and America (Ed. by Pipes D.), Univ. Press of America, 1993, -IX, 411 p.

168. Price D.K., Soviet advances in the Middle East. In: Soviet analyst, L., 1986, vol. 15, N24, pp. 5-7.

169. Rej Ch. S, The Iraq-Iran war and Arab response, LDSA j., New-Delhi, 1984, vol. 16, pp. 232-259.

170. Sallivan D. The interests of the States and policy, in «Financial times», 21.12. 1990.

171. Security in the Persian Gulf: Domestic Political Factors, edited by Shahram Chubin. Cower (I Westmead, Farn borough, Hampshire) for the International Institute for strategic Studies, 1981.

172. The security of the Persian Gulf, edited by Hossein Amirzadegi, Groom Helm, L., 1981.

173. Shwadran B., Middle East. Oil crises since 1973, USA, Westview press, 1986.

174. Sick G., Iran's quest for superpower status foreign affairs, N-Y., 1987, vol. 65, N 4.

175. Sick G., All fall down America's fateful encounter with Iran, L.: Taurus, 1985, 366 p.

176. Soviet and American relations with Pakistan, Iran and Afghanistan, Basingstoke, L., 1981.

177. Strack Harry, Sanctions, N-Y., Syracuse University Press, 1978,p.ll.177a. Strategic Geography and the Chancing Middle East, Wash., 1997, 494 p.177b. The TOWER Commission report. The full Text of the President's special Review board, N-Y., 1987, 550 p.

178. Tugendhat Christopher, Hamilton Adrian, Oil the Biggest business, L., 1975, 404 p.

179. Stainbah U., Life and aggression ., in «Khalij times», UAE, 02.05. 1991.

180. Urquart B., Childers E., Urqhart B., Renewing the United Nations system, Uppsala: Dag Hammarsold Foundation, 1994, 215 p.

181. US strategic interests in the Gulf region (edited by Olson W.J. Boulder), L., 1987, pp. 229-234.181a. Yegrin D. The Prize. The Epic Quest for Oil, Money and Power. NY., 1991, 877 p.

182. Zarif M. Javad, Multilater of Sanctions in International Relations. (Masters Thesis, 1982).

183. Ziring L., Buffer states on the . of Asia: Pakistan, Afghanistan, Iran and superpower. In: Soviet-Americanrelations with Pakistan, Iran and Afghanistan, Basingstoke, L., 1987, pp. 90-126.

184. Аль-Абад ас-стратиджийа лиль-харб аль-иракия аль-ирания. Багдад, 1988, 126 стр. Стратегические перспективы ирако-иранской войны (Материалы симпозиума 12-14.04. 1988 г. в Багдаде, на арабском языке).

185. Маджлис ат-таавун иль-халиджи (KUNA), Совет сотрудничества стран Залива (издание Агентства новостей Кувейта), Кувейт, февраль 1983 г., на арабском языке.

186. Исследовательский Центр по изучению Кувейта, аль-Мансурия (Кувейт), декабрь 1995 (издание на русском языке в 1997 г.).

187. Обращение к народу президента Республики Ирак Саддама Хусейна по случаю 29-ой годовщины Революции 17 июля 1968 года Национального дня страны (на арабском языке), Багдад, 1997 г.

188. Пресс-конференция президента Республики Ирак по поводу войны с Ираном, ноябрь 1980 (на арабском языке), Багдад: Дар аль-Ма'мун, 1982.1. Периодические издания.189. Азия и Африка сегодня, М.

189. Бюллетень иностранной коммерческой информации (БИКИ), М.

190. Внешнеэкономическая деятельность, М.192. За рубежом, М.193. Известия, М.194. Коммерсант Daily, М.195. Коммунист, М.196. Красная звезда, М.197. Международная жизнь, М.

191. Мировая экономика и международные отношения, М.199. Московские новости, М.200. Moscow times, М.201. Пароды Азии и Африки, М.202. Независимая газета, М.203. Новое время, М.204. Правда, М.

192. Проблемы мира и социализма, Прага. 206. Финансовые известия, М.207. Africa-Asia, Paris.208. Arab times, Kuwait.

193. BP statistical Review of World Energy, June 1995.210. Chicago tribune, USA.

194. Christian Science monitor, Boston (USA).

195. Голос Америки, радиостанция Правительства США.213. Eco of Iran, Tehran.214. Economist, L.215. Figaro, Paris.216. Financial times, L.

196. Far Eastern economic review, Gonkong.218. Indonesia times, J.

197. International Herald Tribune, Paris.

198. Iran business monitor, Tehran.

199. Keyhan international, Tehran.222. Kuwait times, Al-Kuwait.223. Kwick, Munhen.224. Middle East, L.

200. Middle East economic digest, L.

201. Middle East International.227. Le monde, Paris.

202. Le monde Diplomatic, Paris.229. New African.230. Newsweek, N-Y.231. The New York Times, USA.232. Hindustan times, Dehli.233. Oil and Gas journal.

203. OPEC bulletin, Vienna (Austria).235. Panorama, Milan.236. Petroleum economist, L.237. Spigel, Bonn.238. Stern,239. Tehran times, Tehran.240. Time, N-Y.

204. US news and world Report, Washington

205. The Wall Street journal, N-Y.

206. Ат-такрир аль-эстратиджи лильшарк аль-васат, 1998, военное приложение к газете «Апь-Халидж»(ОАЭ).256. Апь-Эттехад, ОАЭ.

207. Аш-Шарк аль-Аусат, Бейрут.258. Аяндеган, Тегеран.259. Бамдад, Тегеран.260. Бурс, Тегеран.

208. Джомхурие ислами, Тегеран.

209. ИРНА (Информационное агентство правительства ИРИ).263. Кейхан, Тегеран.264. Кейхане хавай, Тегеран.265. Кешм пресс, ИРИ.

210. Третий взгляд (Негахе севвум), издание Посольства ИРИ в РФ267. Этгелаат, Тегеран.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.