Межэтническое взаимодействие и национальная политика большевиков в годы гражданской войны: 1917 - 1920 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Соловов, Евгений Магамедович

  • Соловов, Евгений Магамедович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 215
Соловов, Евгений Магамедович. Межэтническое взаимодействие и национальная политика большевиков в годы гражданской войны: 1917 - 1920 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2007. 215 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Соловов, Евгений Магамедович

Введение.3

Раздел 1. Обострение проблем межэтнического взаимодействия в условиях кризиса российской государственности 1917-1920 гг.29

Раздел 2. Основные очаги межнациональной конфронтации в годы гражданской войны.73

Раздел 3. Политика большевиков в отношении национальных меньшинств в 1917-1920 гг.126

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Межэтническое взаимодействие и национальная политика большевиков в годы гражданской войны: 1917 - 1920 гг.»

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что без сомнения сфера межнациональных отношений является одной из самых важнейших в процессе строительства нового демократического общества в современной России. От решения многочисленных национальных проблем, существующих в современной Российской Федерации, зависит ее поступательное, гармоничное развитие на путях модернизации своей общественно-политической системы в соответствии с теми глобальными изменениями, которые произошли в самой структуре мировой цивилизации.

Без всестороннего и основательного изучения национальных проблем, а затем и их практического разрешения невозможно и социально-экономическое развитие российского общества, его выход на новый этап социально-экономической организации, связанный с экономической модернизацией страны и развитием в ней рыночных отношений. Успешное преодоление данных проблем будет способствовать установлению прочных взаимоотношений между российскими этносами, а, следовательно, всемерному укреплению новой российской государственности, а также ускоренному культурному развитию российского общества, формированию единой исторической общности россиян, в состав которой будут входить все народы и этносы Российской Федерации, начиная от самых крупных и заканчивая самыми малыми нациями. В данной связи, без преувеличения можно отметить, что от состояния дел в сфере межнациональных взаимоотношений зависит будущее нашей страны и само ее существование.

В данном контексте период гражданской войны в России 1917-1920 гг. имеет непреходящее значение, так как в то время, как и сейчас, происходило строительство новой общественной и государственной модели, альтернативной существующей в историческом прошлом, формировалось этническое и национальное пространство нового государства - Советской России, пришедшей на смену бывшей Российской империи. Эта государственная и общественная система строилась в отличие от прежней на совершенно новых этнических и национальных основаниях и предполагала собой коренное изменение национальной политики и всей сферы межнациональных отношений.

Взаимоотношения в новой Советской России между отдельными народами и нациями должны были строиться на равноправной основе, декларировалась свобода выбора и самоопределения в рамках общей семьи российских народов. Данный положительный опыт, обретенный в процессе строительства советского государства в 1917-1920 гг., обладал многими положительными чертами и характеристиками, которые, на наш взгляд, необходимо тщательно изучать и использовать в процессе национального строительства, конечно с известными поправками в деле создания новой российской государственности, формирования межэтнического пространства новой демократической России.

Кроме того, период исторического времени, связанный с гражданской войной являлся кризисным этапом российской истории. Кризис 1917-1920 гг., как известно, завершился строительством нового государства, основанного на иных принципах межнационального взаимодействия. Данный исторический период во многом является сходным с современным, в котором также кризисный этап завершился восстановлением общего политического, социально-экономического, культурного и этнического пространства России. Поэтому те методы решения межнациональных проблем, которые использовались в 1917-1920 гг., вполне можно применить и в процессе основополагающих перемен в современной России. Изучение их и использование на практике, на наш взгляд, послужит делу консолидации российского общества в межнациональной сфере и формированию единого общероссийского пространства, установлению плодотворных и гармоничных отношений между народами многонациональной Российской Федерации.

Все вместе это и объясняет чрезвычайную актуальность заявленной темы.

Историография проблемы представлена многообразными монографическими исследованиями, докторскими и кандидатскими диссертациями, статьями, научно-публицистическими работами и другими видами исследований и публикаций. Изучение отдельных проблем сферы межнациональных взаимоотношений в Советской России достигло достаточно развитой стадии, о чем свидетельствует наличие всех видов вспомогательных и специальных научных исследований, а также опубликованных источников: библиографических, источниковедческих и историографических исследований, хроник, сборников документов и материалов, специальных исторических исследований.

При анализе освещения проблем межнационального взаимодействия в Советской России в отечественной исторической литературе, можно выделить следующие наиболее общие группы работ по предмету исследования: -специальная историко-исследовательская литература по общим вопросам исследования сферы межнационального взаимодействия Советской России; -специальная историко-исследовательская литература, отражающая особенности национальной политики большевистского политического режима (общие проблемы становления национальной политики Советского государства; формирование высших и центральных органов по решению национального вопроса в советском государстве; формирование местных органов Советской власти, призванных решать национальные проблемы на местах; эволюция различных национальных движений в период становления политической системы Советской России; формирование системы советских национальных республик и территорий; ликвидация антисоветских националистических государственных образований и т.д.);

-литература по Октябрьской революции и другим общественно значимым историческим событиям и явлениям, в контексте которых происходило становление национальной политики советского государства;

-научно-исследовательская литература по взаимосвязанным темам истории формирования единого советского национально-этнического пространства (экономическим, социальным и т.п. проблемам становления национальных окраин, проблемам предшествующего и последующего периодов развития национальной политики в Советской России и ряду других исторических проблем).

Степень изученности проблемы. Анализ историографии проблемы позволяет выделить два основных этапа в ее развитии. Первый из них относится к 1917-1980-м гг. XX в., второй охватывает вторую половину 80-х - 90-е гг., а также начало нынешнего столетия. В свою очередь, в зависимости от конкретно-исторической ситуации, в рамках рассматриваемых этапов мы выделяем несколько специфических периодов.

В частности, отметим наиболее раннюю по времени литературу, появившуюся в основном в период февральской и октябрьской революций, принадлежащую перу политических деятелей различных направлений, в которой затрагивался национальный вопрос, и являющуюся скорее источником, чем частью историографии.1

В дальнейшем, в период гражданской войны, да и в 20-е гг. неослабевающее внимание к национальному вопросу было приковано со стороны лидеров большевистского режима. Они рассматривали становление национальной структуры нового государства в основном в контексте политической борьбы пролетариата с классовыми противниками, в том числе и в сфере межнациональных взаимоотношений, отмечая деструктивную роль нацио

1 Бухарин Н.И. Путь к социализму. Избранные произведения. Новосибирск, 1990; Возвращенная публицистика. В 2-х кн. Кн. 1. 1900-1917. М, 1991; Катков Г. Россия 1917: Февральская революция. Лондон, 1967; Ко-кошкин Ф.Ф. Автономия и федерация. Пг., 1917; Корф С.А. Федерализм. Пг., 1917; Новоторжский Г. Национальный вопрос, автономия и федерализм. Киев, 1917; Рожков H.A. Уния, федерация и автономия. М., 1917; Сидоров А.А. Что такое федеративная республика и желательна ли она для России? М„ 1917; Плетнев Б.Д. Национальная проблема в России и методы ее разрешения. Ярославль, 1922; Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). В 2-х т. Т. 1-2. M., 1990; Набоков В.Д. Временное правительство: Воспоминания. М., 1991; Октябрьская революция: Мемуары. М., 1991; От первого лица: Сб. воспоминаний Г.Плеханова, И.Церетели, А.Ильина-Женевского, Л.Троцкого, Ф.Раскольникова, М.Спиридоновой, Г.Зиновьева, И.Смилги. М., 1992; Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М., 1991 и др. нальной буржуазии в распространении идей национализма и шовинизма. Поэтому и исследовательские задачи если и решались этими авторами, то только как попутные и второстепенные.

Публицистика этого времени, отражала реальные тенденции, реальные процессы складывания советской национальной политики данного периода. Основное внимание в партийно-пропагандистской литературе получали не исторические, а концептуальные вопросы характера возникающего государственного строя, тенденции его развития, а также проблемы отношения к различным националистическим движениям и течениям, общественно-политическим объединениям по национальному признаку.2

В частности, в среде «большевистских» авторов получили господствующее распространение взгляды на новую советскую государственность, как на высший тип государства, свободный от национального угнетения, в котором преодолеваются недостатки предшествующих государственных систем с их национализмом, шовинизмом, презрением к интересам малых народов и наций.3 Все аспекты решения национальных проблем рассматривались при этом в контексте установления диктатуры пролетариата.

Те подходы к решению национального вопроса, которые использовались другими политическими силами, выходящие за рамки большевистских партийных установок, рассматривались как непрогрессивные, подлежащие устранению и преодолению в исторически обозримых рамках переходного политического периода.4 И в теории, и на практике большевики исходили из того, что сфера межнациональных отношений в социалистическом обществе будет развиваться по линии объединения всех наций и народностей в единую

2 Ленин В.И. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата // Поли. собр. соч. Т. 39.

3 Бухарин Н.И. Путь к социализму. Избранные произведения. Новосибирск, 1990; Бухарин Н.И. Избранные произведения. М„ 1988; Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33.

4 Ленин В.И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33; Палиенко Н.И. Конфедерация, федерация и Союз Социалистических республик. М., 1923; Семковский С.К. Философии национальной проблемы// Марксизм и национальная проблема. Киев, 1923 и др. социально-политическую общность, в которой национальные различия не будут играть существенной роли.

Среди политических сил, оппозиционных большевикам в годы гражданской войны, преобладало отношение к существующему национальному вопросу как, во многом, второстепенной проблеме, которая будет решена по мере восстановления «традиционной» Российской государственности, в рамках воссоздания единой и неделимой России в ее исторических границах. При этом белыми за «нерусскими народами» признавалось право на широкую культурную и административную автономию, но без предоставления им политической самостоятельности и права выхода из состава единого Российского государства.5

В 20-е гг. изучался еще достаточно широкий круг проблем национального движения в 1917-1920 гг. в различных частях бывшей Российской империи, значительно суженный затем в 30-е гг. Выходили работы по истории борьбы народов национальных окраин за установление и упрочение советской власти в годы гражданской войны.6 Но уже в 20-х гг. наметилась тенденция квалифицировать деятельность всех партий, кроме большевистской, в национальном вопросе как эволюцию от соглашательства к националистической контрреволюции. В период 20-х гг. были заложены основы изучения проблем национальной политики в первые годы образования советской власти, включения органов по ее проведению, как в центре, так и на местах в го

5 Деникин А. И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы Юга России. Распад Российской империи. Октябрь 1918 - январь 1919. Мн., 2002; Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920г. Т. 2: Воспоминания. Мемуары. Мн., 2002 и др. Рафес М.Г. Два года революции на Украине (эволюция и раскол Бунда). М., 1920; Рафес М.Г. Очерки истории Бунда. М., 1923; Сафаров Г. Колониальная революция (опыт Туркестана). М., 1921; Урановский. Переворот в Севастополе // Революция в Крыму. Симферополь, 1923. №2; Бочагов А.К. Алаш-Орда. Краткий исторический очерк о национально-буржуазном движении в Казахстане периода 1917-1919 гг. Кзыл-Орда, 1927; Алаш-Орда. Сборник документов. Кзыл-Орда, 1929; Майский И. Демократическая контрреволюция. M.; Пг„ 1923; Колосов Е.Е. Сибирь при Колчаке. Пг., 1923; Павлович M. На высотах Красного Дагестана. Из истории контрреволюции на Кавказе. Путевые наброски. М-Л. 1931; Алексеенков П. Кокандская автономия // Революция в Средней Азии. Сб. 1. Ташкент, 1928; Семенов И. Расстрел Совнаркома и Центрального Исполнительного Комитета Республики Тавриды в 1918 году// Революция в Крыму. Симферополь, 1923. №2. и др.

7 Ворохов Б. Классовая борьба и национальный вопрос. М., 1917. сударственную систему, последовательности и хронологических границ этого процесса.8

В данных работах изучался процесс становления и укрепления органов, призванных проводить большевистскую национальную политику, как в центре, так и на местах, а также другие вопросы, рассматривавшиеся как проблемы, прежде всего борьбы за освобождение от национального гнета. В этот период, как нам представляется, были заложены и определенные основания для перехода исследователей на последовательно научные позиции.

Работы 30-х - первой половины 50-х гг. по содержанию в подавляющем большинстве обращались к теме национального вопроса в годы гражданской войны в контексте поставленных партией задач идейного обеспечения проводимой национальной политики.9 В данных работах «давался отпор» представителям всех других идеологических течений в национальном вопросе, велась борьба, с теми взглядами и идеями, которые не соответствовали советской национально политике.10 В то же время очень важным процессом стало постепенное овладение и переход в исторических работах к последовательно научным формам и требованиям их публикаций. Это был первый, но необходимый шаг на пути создания предпосылок научного изучения становления большевистской национальной политики.

С середины 50-х гг. появляются новые возможности изучения межнациональных взаимоотношений и национальной политики, проводимой советской властью в 1917-1920 гг. В этот период происходят изменения в сок Ананов И.Н. Местные органы Советской власти. М., 1925; Владимирский М.Ф. Организация Советской власти на местах. М., 1921; Владимирский М. К истории образования Советской власти на местах: Материалы к истории Октябрьской революции // Советское строительство. 1927. № 10-11; Быховский Н.Я. Всероссийский Совет крестьянских депутатов 1917 г. М., 1929 и др. Агурский С. Национал-демократические тенденции на историческом фронте в Белоруссии // Пролетарская революция. 1930. №7-8.; Янсон П.М. От угнетения и бесправия - к счастливой жизни. Л., 1936 и др. '" Шихмурадов О. Чугаев А. Против проявлений национализма в освещении вопросов истории// Большевик.

1951. № 23; Габидуллин X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. М., 1931; Касымов Пантюркист-ская контрреволюция и ее агентура - султангалиевщина. Казань, 1931; Брандт Л. Лютеранство и его политическая роль. Л., 1931; Кулиев H. Дружба народов СССР и борьба с проявлениями националистических пережитков в сознании людей в условиях Туркменистана II Известия AH ТССР. 1952. № 5. и др. ветской политической системе, что вызвало переоценку предшествующей политической практики, возможность негативной оценки некоторых ее элементов. Общественная атмосфера в то время, создала предпосылки для относительного плюрализма в освещении истории межнациональных отношений, предоставила возможность для исследования более широкого круга вопросов развития советского общества и национального социалистического строительства.

Политическое осуждение культа личности вызвало большой интерес к демократическим основам советской национальной политики и ее гуманистическому потенциалу, к деятельности органов государственной власти по ее проведению в период гражданской войны. Основное внимание исследователей стали привлекать первые годы Советской власти, как период складывания классического советского многонационального государства, когда в национальном вопросе господствовали, на их взгляд, «ленинские нормы», которые затем, были искажены в период «культа личности», а также преемственность большевистской политики в национальном вопросе и современных исследователям процессах межэтнического взаимодействия." В этот период впервые начинается изучение таких аспектов становления советской национальной политики, как ее политическое содержание, хронологические и территориальные границы ликвидации старой государственной национально-территориальной системы в годы гражданской войны.

В конце 50-х гг. в советской историографии начинается переход от партийной публицистики к научно-публицистическим работам. Наращиванию элементов научного анализа в изучении истории СССР, способствовал более широкий доступ исследователей к историческим архивам. На данной основе, обращаясь к теме национального вопроса в первые годы советской Златопольский А.П. Образование и развитие СССР как союзного государства. М., 1953;Гимпельсон Е.Г. Из истории строительства Советов (ноябрь 1917 - июнь 1918 гг.). М., 1958; История гражданской войны в СССР. 1917-1922. В 5-ти т. Т. 3-5. М„ 1958. Т. 3.; Упрочение Советской власти. 1958; Калинин Г. С. Великая Октябрьская социалистическая революция и создание Советского государства. М., 1959; Морозов Б.М. Создание и укрепление советского государственного аппарата (ноябрь 1917 - март 1918 гг.). М„ 1957 и др. власти, историки стремились показать противоположность способов его решения в период культа личности.12 В конце 50-х - 60-х гг. достаточно широкое распространение получает изучение национальных движений за установление советской власти.13 Характеризуя историографию середины 50-х - 60-х гг. в целом, можно отметить, что в этот период был сделан серьезный шаг в исследовании различных аспектов становления советской национальной политики. Произошел переход от чисто партийной публицистики к научно-публицистической литературе, стала осваиваться научная форма результатов исследовательской работы; появилась политическая возможность шире привлекать архивные материалы.

В 70-х - первой половине 80-х гг. XX в. наблюдается количественный рост работ по изучению вклада отдельных государственных органов и институтов, общественных, общественно-политических объединений в проведение большевистской национальной политики и процесса формирования национальной структуры советского государства в период гражданской войны и начала мирного социально-экономического строительства.14

Расширение источниковой базы на основе вовлечения региональных и республиканских архивов позволило в 70-х - первой половине 80-х гг.

12 Калинин Г. С. Великая Октябрьская социалистическая революция и создание Советского государства. М,

1959; Федоров К.Г. ВЦИК в первые годы Советской власти. 1917-1920 гг. М., 1957 и др. 11 Андрианов И.А. Восстановление Советской власти и укрепление ее аппарата в Татарии (1918-1920 гг.). Казань, 1962; Чистяков О.И. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966; Макарова Г.П. Осуществление ленинской национальной политики в первые годы советской власти (1917-1920 гг.) М., 1969; История коммунистических организаций Средней Азии. Ташкент, 1967; Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент, 1967; Формирование узбекской социалистической нации. Ташкент, 1961; Устинов B.M. Ленинская политика партии на Востоке. Фрунзе, 1963; Вартанова А.А. Образование Бурятской Автономной Советской Социалистической Республики. Улан-Уде, 1964; Бербеков Х.М. Советская автономия Кабарды и Балкарии. Нальчик, 1961; Очерки истории Карелии. В 2-х т. Петрозаводск, 1964. T.2; Кониев Ю.И. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе, 1969; Ланда Л.М. Создание Народного Комиссариата по национальным делам Туркестанской АССР и его деятельность в 1918-1919гг. (Из истории Советского Узбекистана). Ташкент, 1965; Бейсембаев С.Б. Ленин и Казахстан. Алма-Ата, 1968; Нуруллин Р.А. Советы Туркестанской АССР в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Ташкент, 1965 и др.

14 Макарова Г.П. Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР 1917-1923 гг. Исторический очерк. М„ 1987; Куличенко М.И. Национальные отношения в СССР и тенденции их развития. М., 1972; Хе-син С.С. Становление пролетарской диктатуры в России. М„ 1975; История национально-государственного строительства в СССР. М., 1972; История национально-государственного строительства в СССР. 1917-1978: В 2 т. 3-е изд. М., 1979; Каракеев К.К. Копылов И.Я. Саликов Р.А. Проблемы управления строительством Советского многонационального государства. М., 1982 и др. опубликовать несколько обобщающих и научно-популярных работ по истории борьбы большевистской партии с идейными платформами по национальному вопросу других политических сил альтернативных большевизму, продолжалось изучение отдельных периодов становления новой национально-территориальной организации.15

Целый ряд работ был посвящен эволюции политической линии большевиков в национальном вопросе в ходе гражданской войны, выразившейся в активном привлечении к борьбе против контрреволюционных сил национальных окраин.16 Опираясь на значительный фактический материал, в том числе региональный, эти обобщающие исследования содержали в себе примеры деятельности представителей различных народов и этнических групп, направленных на установление и укрепление советской власти на окраинах бывшей Российской империи.

Таким образом, исследования второй половины 70-х - первой половины 80-х гг. охватили значительное число аспектов межэтнического взаимодействия и национальной политики большевистского правительства в первые годы советской власти. В эти годы был сделан важный шаг по изучению не только процесса становления государственных органов, деятельность которых была направлена на решение национального вопроса, но и положено начало исследованию национальных движений на окраинах бывшей Российской империи, вклада отдельных наций в установление советской власти на местах. Тем самым были созданы идейные и эмпирические предпосылки научной поста

15 Макарова Г.П. Крах национальной политики мелкобуржуазных партий России в 1917 г. // Банкротство мелкобуржуазных партий России (1917-1922 гг.). Сб. научн. тр. М„ 1977. Ч 1.; Макарова Г.П. Из истории национально-освободительного движения в России в 1917 г. (восточные районы). М., 1979 и др. Даудов А.Х. Равные среди равных // Из истории борьбы за власть Советов и социалистических преобразований в Чечено-Ингушетии. Редкол.: К.И. Ефанов (отв. ред.) и др. Грозный, 1983; Клеандрова В.М. Организация и формы деятельности ВЦИК (1917-1924 гг.). М., 1968; Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти: Сб. статей. Л., 1973; Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. М., 1977; Хесин С.С. Становление пролетарской диктатуры в России. Вопросы установления Советской власти и складывания пролетарской государственной системы (ноябрь 1917 - март 1918 гг.). М., 1975; Хмелевский К.А. Из истории советских республик на Дону и Северном Кавказе в 1918 г. // Советы национальных районов России. 1917-1922. М., 1985 и др. новки проблемы исследования сферы межэтнического взаимодействия, как целостного конкретно-исторического явления.

В ситуации идеологического монополизма и контроля историческая наука в этот период должна была акцентировать внимание преимущественно не на научных, а на идейно-политических проблемах, и лишь постепенно, приблизительно с конца 70-х гг., она начинает получать относительную самостоятельность.

Новейшая историография (с середины 1980-х гг. по настоящее время) проблемы межэтнического взаимодействия и национальной политики большевиков в первые годы советской власти имеет целый ряд особенностей своего развития. Во-первых, она развивалась в процессе качественных социальных трансформаций советского и российского общества. Во-вторых, если до 1985 г. она развивалась преимущественно в рамках одной господствующей теоретико-концептуальной парадигмы, то после 1985 г. происходит наводнение исторической науки сразу всеми существующими концепциями исторического развития. Хотя, конечно, большинство из этих концепций появились не на пустом месте, а существовали в латентной форме как объяснительная тенденция и раньше, когда были созданы основные идейные и эмпирические предпосылки их возникновения.

По всей видимости, можно выделить два этапа развития новейшей историографии: с середины 1980-х по середину 1990-х гг., и с середины 1990-х - по настоящее время. Причем, как раз хронологическая граница между этими этапами характеризуется для исторической науки минимумом идеологического контроля со стороны государства. По мере же приближения к сегодняшнему дню снова наблюдается, на наш взгляд, возрастающее стремление со стороны государства найти новые формы контроля и идеологического использования исторической науки в целях формирования нужного власти содержания общественного сознания и управления им. Этот процесс накладывается на процесс выздоровления исторической науки от публицистики.

Таким образом, первый этап новейшей историографии характеризовался, прежде всего, расширением предмета историко-исследовательской литературы, привлечением общественного мнения к так называемым «фигурам умолчания», т.е. к ряду политических событий и деятелей национальных движений в стране в период гражданской войны. Выявленные факты противопоставлялись мифологизированной, официальной истории формирования многонационального советского общества. Качественное изменение историографии истории СССР в этот период явилось побочным результатом идеологической работы КПСС по трансформации общественного сознания советского общества. Однако, на наш взгляд, отход от традиционных подходов, применительно к нашей проблеме, давался довольно непросто.17

Как нам представляется, логика исследования, которая преобладала на страницах данных работ, повторяла логику большинства историко-партийных трудов предшествующего периода. Происходит лишь знаковая смена оценок с позитивных на преимущественно негативные. Подобная переоценка собственно доктринальных моментов большевистской национальной политики представляется не вполне продуктивной. В данной связи мы согласны с выводом историков, полагающих, что «такого рода объяснения не дают ровным счетом никакого понимания реального процесса. Для того чтобы понять этот процесс, необходимо очистить его от тех идеологических оболочек, в которых его воспринимали современники».18 Тем не менее достоинством многих работ данного периода является то, что их авторы уже не осуждают, а пытаются разобраться в мотивах проведения именно такой национальной политики большевистским руководством.19

17 Бурмистрова Т.Ю. Зерна и плевелы: Национальная политика в СССР. 1917-1984. СПб., 1993; Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждение. M, 1995 и др.

IS Бордюгов Г.А. Козлов В.А. История и конъюнктура: Субъективные заметки об истории советского общества. М„ 1992. С.229.

14 Шистер А.Г. Была ли альтернатива вооруженному восстанию? // Отечественная история. 1990. № 4; Коржихина Т.П. Первый правительственный кризис // Историки отвечают на вопросы. M., 1990 и др.

Второй этап развития новейшей отечественной историографии проблемы, начавшийся с середины 90-х гг. и продолжающийся до настоящего времени, принес в изучение форм межэтнического взаимодействия и истории становления национальной политики большевиков в 1917-1920 гг. ряд новых для современной отечественной историографии концепций. Это, прежде всего, концепция «национальной модернизации» в рамках складывания новой советской общественно-политической системы. Она позволила рассмотреть проблемы исторического развития отдельных народов и этнических групп в более широком контексте мировой истории. При этом, данная концепция рассматривала совершенно иначе ход исторического процесса, чем, например, формационная теория, теория перехода отдельных наций от капиталистических и даже феодальных общественных отношений, к социалистическим. Это позволило авторам данных исследований описать ту часть исторической реальности, которая не попадала ранее в предмет исследования специалистов.20 Исследователей на данном этапе особенно волновала проблема соотношения теории и практики вообще и большевизма в частности, в национальном вопросе в различных формулировках и по-разному акцентированная на новом этапе историографии проблемы являлась традиционной, как для советской, так и для российской исторической науки.21

В конечном счете, новейший период историографии был тесно связан с либеральными изменениями, начавшимися в советской обществе с 1985 г. Под их влиянием наметился пересмотр общих концептуальных положений, определяющих фундаментальные теоретико-методологические характери

20 Гербер О.А. Национальная политика в России: историко-политологический аспект. Новосибирск, 2001; До-ронченков А.И. Межнациональные отношения и национальная политика в России: актуальные проблемы теории, истории и современной практики: Этнополитический очерк. СПб., 1995; Национальная политика России история и современность. M., 1997; Зорин В.Ю. Государственная национальная политика в России: историко-политологический анализ. Дисс.док. полит, наук. М., 2003; Батаева T.B. Национально-государственное устройство России: история и современность. M., 2001 и др. Леонов С.В. Рождение советской империи: государство и идеология. 1917-1922гг. М., 1997; Павлюченков С.А. Крестьянский бреет или Предыстория большевистского нэпа. M., 1996; Булдаков В.П. Кризис империи и революционный национализм начала XX в. в России // Вопросы истории. 2000. № 1; Шишкин В.А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917-1928гг.). СПб., 1997; Бугай Н.Ф., Мекулов Д.Х. Народы и власть: социалистический эксперимент (20-е годы). Майкоп, 1994 и др. стики исследуемого периода межэтнического взаимодействия,22 а также началась разработка принципиально нового направления исследований, связанного с изучением репрессивной политики советского государства и истории сопротивления большевистскому режиму национальных окраин.23

Исследователи новейшего периода проявили заметный интерес к вопросу компромисса большевиков в национальном вопросе и исследованию их достаточно гибкой позиции по отношению к национальным и даже националистическим движениям в годы гражданской войны. Особенное внимание они уделили вопросу привлечения национальных кадров на службу существующему политическому режиму, а также созданию национальных воинских формирований, которые участвовали в гражданской войне на стороне большевиков.24 Среди новых тем отметим изучение становления и деятельности различного рода «окраинных» белогвардейско-сепаратистских режимов, существовавших в годы гражданской войны после распада Российской империи, которые ранее практически оставались вне поля зрения исследова

- 25 телей.

В контексте проводимого исследования в отдельный блок работ выделим труды, в которых, проделав огромную работу по исследованию вновь

22 Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы: 1917-1923 гг. М., 1995; Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М., 1997; Шишкин В.А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917-1928гг.). СПб, 1997 и др.

23 Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (XX век). Казань, 1999; Дубко Ю.В. Советская Республика Тавриды: авантюра большевистского государственного строительства. Симферополь, 1999; Королев В.И. Таврическая губерния в революциях 1917 года. Симферополь, 1994; Оболенский В.А. Крым в 19171920-е годы // Крымский архив. Симферополь. 1994. №1Кульшарипов М.М. Башкирское национальное движение (1917-1921 гг.). Уфа, 2000; Исхаков Д.М. Феномен татарского джадидизма: введение к социокультурному осмыслению. Казань, 1997; Исхаков Д.М. Первая татарская Конституция // Садри Максуди: наследие и современность. Материалы международной научной конференции. Казань, 1999; Исхаков С.М. Первые шаги Совнаркома и российские мусульмане // 1917 год в судьбах России и мира: Октябрьская революция от новых источников к новому осмыслению. М., 1998; Исхаков С.М. Октябрьская революция и борьба мусульманских лидеров за власть в Поволжье и на Урале (октябрь 1917 г - лето 1918 г) // Отечественная история. 1999. № I и др.

Подпрятов Н.В. Роль национальных воинских формирований в годы гражданской войны на Восточном театре военных действий. Дисс. канд. ист. наук. Пермь, 1994; Воронов В.Н. Вооруженные формирования на территории Сибири в период гражданской войны и военной интервенции в 1917—1922 гг. Дисс. докт. ист. наук. М., 1999 и др.

25 Наумова И.В. Национальная политика Временного сибирского правительства//Вопросы историографии, истории и археологии. Омск, 1996; Наумова Н.И. Национализм в идеологии «белого дела» //Историческая наука на рубеже веков: Материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 120-летию Том. гос. ун-та, Томск, 27-28 мая 1998 г. Томск, 1999. Т. 2 и др. открывшейся базы данных, ученые по-иному взглянули на многие факты российской истории национального строительства.26 Это время характеризуется появлением новых авторов, извлечением работ, запрещенных прежней властью, из спецхранов, пересмотром известными в этой области специалистами своих взглядов с позиций вновь появившихся документов.27 Заметным вкладом в историографию 1990-х гг. стали работы В.М. Устинова, открывшего ряд перспективных направлений в исследовании темы. В целом, в исследованиях новейшего периода был сделан важный шаг в дальнейшем научном исследовании национальной политики в Советской России не только со стороны ее отдельных элементов, но и со стороны ее изучения как единого целого.

Особо следует сказать и о зарубежной литературе. К сожалению, применительно к значительной ее части следует признать, что ее характерными чертами стали: отсутствие полноценного научно-справочного аппарата, публицистичность содержания, неопределенность понятийно-категориального аппарата исследования, а, в общем - несоответствие ее требованиям академических исследований. В первую очередь это относится к работам Р. Пайпса о русской революции. На наш взгляд, основной их целью является не поиск истины, а формирование у читателя определенного взгляда на исторические события. Его анализ собранного фактического материала отличается таким высоким уровнем тенденциозности и субъективизма, что их анализ и критика выходят за рамки историографической необходимости. В этом случае возможна лишь констатация объективных и субъективных элементов в работах

29

Пайпса, которые ставят их за пределы собственно научного знания. Но это,

2(' Национальная политика СССР в 1920-е гг. М., 1996; Ананичук В.Я. Закавказье и Северный Кавказ: истоки конфликтности и политика России. М., 1997; Бауэр В.А. Иларионова Т.С. Российские немцы: право на надежду: к истории национального движения народа. М., 1995 и др.

27 Вдовин А.И. Особенности этнополитических отношений и формирование новой государственности в России: исторические и концептуальные аспекты. М., 1993; Ананичук ВЛ. Закавказье и Северный Кавказ: истоки конфликтности и политика России. М„ 1997 и др.

2S Устинов В.М. Турар Рыскулов: (очерки политической биографии). Алматы: Казахстан, 1996. С. 464. Пайпс Р. Русская революция. В 2-х ч. Ч. 1-2. M, 1994; Пайпс Р. Россия при большевиках. M., 1997. конечно, не отменяет того, что они - образцовые, трудоемкие и добротные идеологические произведения. Пайпс весьма упрощенно трактовал позицию большевиков в национальном вопросе и по существу отрицал притягательные стороны большевистской идеологии и национальной политики для национальных меньшинств России, считая их составными частями исключительно популистского подхода к завоеванию симпатий масс.

Вместе с тем, мы не отвергаем ценного вклада в науку целого ряда других зарубежных исследователей, которые в различные периоды стремились объективно и не предвзято изучать процесс межнационального взаимодействия в годы гражданской войны.30

Таким образом, изучение истории межэтнического взаимодействия и национальной политики большевиков в годы гражданской войны в отечественной историографии прошло сложный и противоречивый путь от партийной публицистики до последовательно научных монографических исследований; от изучения отдельных аспектов этой проблемы до ее осознания и постановки в качестве самостоятельной исследовательской задачи; от рассмотрения этой проблемы только в качестве составной части идеологической концепции КПСС, до формирования условий для многообразных концептуальных интерпретаций процесса складывания нового советского многонационального государства.

Анализ предметной области специальных исторических исследований позволяет сделать вывод о том, что большинство отдельных аспектов проблемы представлено в научной историографии. Это делает возможным постановку и решение проблемы изучения межэтнического взаимодействия и национальной политики большевиков в тех границах, которые определяются совокупным уровнем развития современной историографии. w Grigor R. The Baku Commune, 1917-1918: Class and Nationality in the Russian Revolution. Princeton, 1972; Zenkovsky S. Pan-Turkism and Islam in Russia. Cambridge (Mass.), 1960; Koenker Diane. Moscow Workers and the 1917 Revolution. Princeton, 1981; Raleigh D. Revolution on the Volga: 1917 in Saratov. Ithaca, 1986 и др.

Вместе с тем, в конечном итоге в результате анализа предшествующей историографии мы приходим к выводу, что в современных исследованиях недостаточно отражено качественное своеобразие переходного периода модернизации многонационального российского государства, качественная определенность переходной национальной политики Советской России. Это, в свою очередь, не позволило проследить сложный характер образования новых национальных структур как разнохарактерный процесс разрушения, диффузии и «перелицовки» элементов новой и старой систем национально-территориального устройства России как, хотя и противоречивой, но определенной социальной целостности. Таким образом, изучение проблемы межэтнического взаимодействия и национальной политики большевиков в годы гражданской войны является, на наш взгляд, научно актуальным.

С учетом этого, автор определил в качестве объекта своего исследования сферу межэтнических отношений в кризисный период 1917-1920 гг.

Целью нашего исследования является изучение особенностей межэтнического взаимодействия и характера национальной политики большевиков в годы гражданской войны.

Для достижения поставленной цели, автор определил следующие основные задачи исследования:

- рассмотреть нарастание трудностей в развитии межэтнического взаимодействия в условиях кризиса российской государственности в 1917-1920 гг.;

- охарактеризовать основные очаги межнациональной конфронтации в годы гражданской войны;

- исследовать особенности политики большевиков в отношении национальных меньшинств в условиях складывания новой советской государственности.

Определяя хронологические границы исследования мы представляем их некоторую условность и размытость (как, впрочем, и относительность любых хронологических границ социальных процессов, изучающихся исторической наукой). На наш взгляд, это определяется самим объектом нашего изучения, то есть реальным состоянием российского многонационального общества в период его качественного изменения, когда границы всех процессов весьма подвижны и накладываются друг на друга.

В нашем исследовании мы исходим из представления о том, что в целом сфера межэтнического взаимодействия и формирования национально-территориальной системы Советской России - это сложный и длительный исторический процесс разложения и распада старого национально-политического уклада и процесс формирования нового, который проходил в широких хронологических границах. Его содержанием было постепенное, асинхронное, волнообразное изменение всех элементов национальной системы межэтнического взаимодействия российского общества.

Изучаемый нами период 1917-1920 гг. мы рассматриваем только как начальный этап длительного процесса становления новой этно-национальной системы российского общества. При этом период с октября 1917 - 1920 гг. имеет самостоятельное значение. В это время широкомасштабного гражданского конфликта в общих чертах решился главный вопрос - вопрос о «политическом лице» высшей государственной власти в стране, исчезли другие территориально-политические субъекты, в том числе и националистического характера, претендовавшие на всероссийскую власть. И хотя вооруженная борьба и политическое подполье встречаются и в последующей истории Советской России, но качественный перелом произошел, как нам представляется, именно в границах изучаемого периода.

В этих хронологических границах произошло формирование основных политических и общественных институтов, деятельность которых была направлена на проведение национальной политики нового государства.

Территориальные рамки исследования определены в соответствии со складывавшимся административно-территориальным делением РСФСР.

Методологическую основу диссертации составили научные принципы объективности и историзма, основанные на признании вариативности исторического процесса, исходящие из приоритета фактов, документальных свидетельств, предусматривающие отказ от политической заданности. Теоретическая основа исследования определена комплексом исторических, политологических, философских трудов.

Представляется целесообразным избрать проблемно-хронологический метод изложения результатов исследования, поскольку это дает возможность избежать повторного освещения одних и тех же сюжетов, более емко и разносторонне представить выявленные и обобщенные материалы диссертационной работы.

В работе использовался также историко-генетический метод. Суть его состоит в последовательном раскрытии свойств, функций, основных сторон анализируемого предмета исследования. При этом изучаемый предмет отражается в наиболее конкретной форме. По своей логической природе историко-генетический метод конкретно-исторического исследования является аналитически-индуктивным, а по форме выражения исторического материала -описательным. Это позволяет показать причинно-следственные связи развития исторических событий, как со стороны их уникальности и неповторимости, так и со стороны содержания исторического процесса (как общее, повторяющееся вне зависимости от типа цивилизации и общества).

Решение поставленных в данном исследовании научно-познавательных задач требует выявления и привлечения необходимого объема источников.

Источниковую базу работы составили как опубликованные, так и архивные материалы. Проведенный анализ источниковой базы позволяет отметить наличие значительного объема опубликованных источников по предмету исследования. Важнейшей группой опубликованных источников являются составленные исследователями хроники революционных событий февральской и октябрьской революций, гражданской войны и ряда других исторических процессов. Они являются как самостоятельным видом исследования, так и важнейшим видом источников для других исследований. Хроники выступают для нашей работы своеобразной временной сеткой процесса становле

X1 ния новой национальной политики Советской России."

Особенно ценный материал содержат исторические хроники времен гражданской войны, отражающие особенности политики большевиков на национальных окраинах и деятельность различного рода национальных движений в регионах, в ходе гражданского вооруженного конфликта в России."

Второй крупный блок опубликованных источников составляют документы РКП(б) и других политических партий, характеризующие основные параметры политических субъектов того времени, а также содержащие важнейшую информацию по национальной политике Советской России, ее высших, центральных и местных органов.33 Значительный и важный в контексте нашего исследования блок источников образуют сборники исторических документов по национальной проблематике, издание которых началось еще в 1920-е гг.34

Третьей значительной составляющей этой группы источников являются документы высших, центральных и региональных государственных органов, проводящих политические установки большевиков по национальному

31 Авдеев Н. Революция 1917 года. Хроника событий. В 2-х т. Т. 1. Январь - апрель. Т. 2. апрель - май. М„ 1923; Владимирова В. Революция 1917 года: Хроника событий. В 6-ти т. Т. 1-6. М„ 1924-1929; Владимирова В. Революция 1917 года. Хроника событий. В 6-ти т. Т. 3. Июнь - июль. М., 1923. Т. 4. Август - октябрь. Л., 1924; Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. В 4-х т. Т. 1-4. М., 1957-1961; Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий. В 6-ти т. М., 1957-1986 и др.

32 Возникновение и укрепление Кабардино-Балкарской областной партийной организации в 1917-1922 гг. Сб. документов и материалов. Нальчик., 1963; Образование Марийской автономной области: Сб. документов. Йошкар-Ола, 1966; Горская контрреволюция и интервенция // Красный архив. 1935. №1(68); За власть Советов! Документы и материалы по истории гражданской войны в Чечено-Ингушетии. Грозный, 1967; Национально-государственное устройство Башкортостана (1917-1925 гг.): Документы и материалы. Т.1. Уфа, 2002; Хрестоматия по истории Кубани. Документы и материалы. 4.1. Краснодар, 1975; Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье. Вып. 1. Март 1917—март 1918 г. Ростов-н/Д, 1939; Борьба за Советскую власть в Сев. Осетии. Сб. документов и материалов. Орджоникидзе, 1972 и др.

33 Коммунистическая партия в период упрочения Советской власти. (Октябрь 1917 - 1918): Документы и материалы. М., 1960; Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г.: Документы и материалы. (Март 1917 - февраль 1918 г.). Рига, 1963; Коммунистическая партия - организатор победы социалистической революции. (Март - октябрь 1917): Документы и материалы. М., 1961; Девятый съезд РКП (б). Март-апрель 1920 года: Протоколы. М., 1960 др.

34 Революция и национальный вопрос: Документы и материалы по истории национального вопроса в России и СССР в XX в. М„ 1930. Т.Зидр. вопросу в жизнь.' Труды основателей советского государства, которые непосредственно формулировали и проводили в жизнь принципы большевистской национальной политики в годы гражданской войны - В.И. Ленина,'16 И.В. Ста

17 «-» 38 лина,' представителен национальных движении," также имеют важное ис-точниковое значение применительно к рассматриваемой нами проблеме.

В качестве самостоятельной группы источников выступают опубликованные мемуары современников и политических деятелей изучаемого периода, которые позволяют дать анализ субъективной стороны процесса межэтнического взаимодействия, в том числе цели, мотивы, ценности и принципы действовавших тогда национальных движений, их основных политических фигур и направлений."19

15 Декреты Советской власти. В 12-ти т. Т. 1-12. М., 1957-1986; Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских социалистических республик: Сб. документов в 3-х т. 1917-1936 гг. Т. I. Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР, 1917-1922rr. M., 1959; Шесть лет национальной политики Советской власти и Наркомнац (1917-1923 гг.). Сборник документов и материалов. М„ 1924; Всероссийское Учредительное собрание. Стенографический отчет. Репринтное воспроизведение издания 1918 г. Киев, 1991; Сборник узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР; Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1917 и др.

1(1 Ленин В.И. Резолюция летнего 1913 года совещания ЦК РСДРП по национальному вопросу // Полн. собр. соч. Т. 24; Ленин В.И. Критические заметки по национальному вопросу // Полн. собр. соч. Т. 24; Ленин В.И. О «культурно-национальной» автономии // Полн. собр. соч. Т. 24; Ленин В.И. О национальной программе РСДРП. // Полн. собр. соч. Т. 24; Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // Полн. собр. соч. Т 25; Ленин В.И. Украина // Полн. собр. соч. Т. 32; Ленин В.И. Украина и поражение правящих партий России // Полн. собр. соч. Т. 32; Ленин В.И. Письмо финским товарищам // Полн. собр. соч. Т. 35; Ленин В.И. Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской раде//Полн. собр. соч. Т. 35; Ленин В.И. Об образовании СССР // Полн. собр. соч. Т. 45; Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономиза-ции» // Полн. собр. соч. Т. 45 и др.

17 Сталин И.В. Марксизм и национальный вопрос // Сочинения М., 1951. Т.2; Сталин И.В. Октябрьский переворот и национальный вопрос //Сочинения. М., 1951. Т.4 и др. w Султан-Галиев М. Избранные труды. Казань, 1998 и др.

1чЭтих дней не смолкнет слава. Воспоминания участников гражданской войны. М.,1958; Героическое подполье: В тылу Деникинской армии. Воспоминания. М., 1975; За власть Советов: воспоминания старых большевиков, участников установления Советской власти на Кубани. Краснодар, 1957; Революционный держите шаг.

Рассказывают участники Октябрьской революции и гражданской войны. Ставрополь, 1967; Троцкий Л.Д. Избранные доклады, речи, резолюции. М„ 1923; Троцкий Л.Д. История русской революции: в 2 т. М., 1997; Троцкий Л. Д. К истории русской революции. М.,1990; Шульгин В. Годы. Дни. 1920 г. М.,1990; Шкуро А., Краснов П., Врангель П., Донсков П. Трагедия казачества. М., 1994; Шульгин В.В. Дни. 1920. М.,1989; Шульгин В. В. Три столицы. М., 1991; Харламов В. А. Казачий депутат Государственной Думы (1906-1917). СПб., 1997; Деникин А.И. Очерки русской смуты: Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917. Мн„ 2002; Деникин А. И. Очерки русской смуты: Борьба генерала Корнилова. Август 1917 - апрель 1918. Мн., 2002; Деникин А.И. Очерки русской смуты: Белое движение и борьба добровольческой армии. Май - октябрь 1918. Мн.,2002; Деникин А.И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы юга России. Распад Российской империи. Октябрь 1918 - январь 1919. Мн., 2002; Деникин А.И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 - март 1920. Мн., 2002; Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г.-ноябрь 1920 г. Т. 1. Мн.,2002; Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г. Т.2. Мн., 2002 и др.

Особую группу опубликованных источников составляет периодическая печать. Среди источников этой группы следует выделить центральные газеты и общественно-политические журналы, а также местные периодические издания национальных республик и автономных областей. В ней более полно отражены материалы процесса ликвидации прежних этно-национальных взаимоотношений, становление новой системы национальнотерриториального устройства Советской России, особенно на национальных окраинах бывшей Российской империи.40

В целом группа опубликованных источников многочисленна и репрезентативна для решения поставленных научно-познавательных задач. Вместе с тем полнота и глубина исследования требует выявления и привлечения для решения отдельных проблем пока еще неопубликованных источников.

Подавляющее большинство документов, характеризующих организацию и деятельность органов РКП(б) и государственных учреждений Советской России в сфере национальной политики, находится в центральных государственных архивах бывшего СССР. В центральных архивах России (РГАСПИ, ГАРФ, РГВА, РГИА) хранятся материалы высших органов государственной власти, центральных органов государственной власти, центральных органов государственного управления, административно-политических органов и учреждений в области национального и социально-культурного строительства на территориях российских окраин. Значительный материал по межэтническому взаимодействию в годы гражданской войны был найден нами в ОР РГБ (Ф.135).

Особый интерес представляют документы и материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Представленные в этом архиве

40 Голос революции: Орган ВЦИК Советов солдатских и рабочих депутатов (первого созыва). Пг., 1917-1918; Гражданская война: Армейская и рабоче-крестьянская газета. Казань, 1918; «Правда», «Великая Россия», «Спутник коммуниста», «Жизнь» Беднота: Изд. ЦК РКП (б). М., 1918-1922; Безбожник: Орган Центр, совета Союза воинствующих безбожников СССР. М., 1922; Газета Рабочего и крестьянского правительства: Офиц. орган СНК. Пг., 1917-1918; Голос революции: Орган ВЦИК Советов солдатских и рабочих депутатов (первого созыва). Пг., 1917-1918 и др. фонды Совнаркома РСФСР, Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета РСФСР (ВЦИК РСФСР) и других позволяют более детально восстановить процесс формирования новой национальной политики, которую проводили большевики после 1917 г. Содержащиеся в этих и других фондах данного архива (Ф. 19, 393, 1235, 5451, Р-391, Р-4390, Р-5881,670, 1318) докладные записки, телеграммы, письма, запросы, отчеты и другие формы документации содержат сведения, раскрывающие принципы, формы и методы формирования национальной политики нового государства. В фондах ГАРФ, также отложились документы, отражающие подходы антибольшевистского движения к решению национального вопроса в годы гражданской войны (Ф. Р-446, Р-439, Р-103, Р-1255, Р-1257).

Важной группой неопубликованных источников являются документы центральных партийных и государственных органов, содержащиеся в фондах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Особое значение для исследования имели фонды РГАСПИ, содержащие разнообразные документы политических партий, существовавших в изучаемый период по национальному вопросу (Ф. 68, 271), а также, в особенности, отражающие идеологические и политические позиции большевиков в национальном вопросе, исходя из того, что именно данная партия в тот момент находилась у власти и формировала центральное правительство (Ф. 17,5, 60, 64, 65).

Материал, отражающий процесс создания национальных формирований в Красной армии, был изучен нами в Российском государственном Военном архиве (Ф.39540, 184). В Российском государственном историческом архиве нами был всестороннее рассмотрен характер социально-политического размежевания происходивших в среде российских национальных меньшинств (Ф.1278).

Значительное число документов, характеризующих состояние дел в межнациональной сфере на местном региональном уровне отложилось в местных архивах (ГАКК, ГАСК, ГАРО, ЦГА КБР, ЦХД РСО). Так, в государственном архиве Ставропольского края (ГАСК) отложились материалы относительно пропагандистского обеспечения мероприятий Советской власти в области национальной политики Ставропольской губернии, в том числе воспоминания участников гражданской войны и работников органов Советской власти (Ф.1019, Р-109, 206,163).

В государственном архиве Краснодарского края (ГАКК), содержатся сведения, характеризующие процесс зарождения и деятельности различного рода национальных движений на Северном Кавказе в годы гражданской войны (Ф. Р-102, Р-105, Р-158, Р-411). В государственном архиве Ростовской области (ГАРО) содержатся материалы относительно состояния национального вопроса на российском Юге и деятельности различных учреждений, направленных на его решение в соответствии с идеологией большевистской партии (Ф. Р-97, Р-2599,1220, 3132, 3440). Источниковые материалы, характеризующие процесс межэтнического взаимодействия в национальных окраинах России отложились в архивах республик Северного Кавказа, в частности в Центральном государственном архиве Кабардино-балкарской республики (Ф. Р-201) и Центре хранения документации республики Северная Осетия - Алания (Ф. 41).

Таким образом, несмотря на неполноту каждой из представленных групп источников, взятые в комплексе, они дают возможность выявить основные элементы процесса межэтнического взаимодействия и формирования национальной политики в Советской России в период октября 1917-1920 гг.

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые на основе обширного комплекса источников проведено конкретно-историческое исследование проблем межэтнического взаимодействия и национальной политики большевиков в годы гражданской войны как антино-мичной, противоречивой целостности.

Исследованием установлено, что нарастание трудностей в развитии межэтнического взаимодействия стало следствием не только ослабления центральной власти и естественной политической эволюции национальных движений, но и, в существенной степени, реакцией сообщества народов России на установление нелегитимного большевистского режима в центре страны. Связанное с этим углубление гражданской войны привело к практически повсеместной реанимации застарелых национальных противоречий, существовавших в латентных формах во многих частях империи. Причины этих конфликтов в основном имели местный, региональный характер и уходили корнями в давние национальные и межэтнические противоречия из-за ресурсов, мест проживания и национальной структуры политической власти.

Изученные документы позволили обосновать вывод о том, что следствием усиления межэтнической напряженности явилось не столько углубление противоречий между национальными меньшинствами и русским народом, сколько между самими национальными этносами в рамках тех территорий, на которых они проживали. В итоге, в условиях общественно-политического хаоса реализация национальных чаяний и интересов отдельных народов приобрела в значительной степени деструктивный характер.

Исследование различных составляющих межэтнического взаимодействия в годы гражданской войны показало, что в большинстве регионов страны для обострения ситуации радикальными националистами активно использовались всевозможные приемы разжигания межконфессиональной конфликтности. Вместе с тем, последняя не являлась определяющей, уступая по своему значению факторам материального порядка.

Автором установлено, что мощным катализатором обострения межнациональной розни стала борьба основных военно-политических лагерей, которые активно использовали не только национальные военные формирования, но и ресурсы бытового национализма. При этом в ходе реализации практических военных акций как силы контрреволюции, так и большевики нередко обращались к деструктивным идеям национальной нетерпимости и ксенофобии.

Практическая значимость данного исследования может, на наш взгляд, заключаться в использовании его как основы для продолжения конкретно-исторического изучения различных сторон сферы межэтнического взаимодействия советского общества в период его становления и развития, а также для более глубокого и многостороннего изучения национального устройства и этно-культурной организации Советской России, взятых в ее противоречивой целостности. Сам результат нашего исследования может рассматриваться также, как постановка проблемы будущих исследований, поскольку многие вопросы межнационального взаимодействия в силу целого ряда объективных и субъективных причин могли быть только поставлены, намечены или обозначены.

Анализ становления национальной политики большевиков, кроме того, может рассматриваться и как материал для решения более общих проблем обществоведения, в частности, проблем закономерностей национальных, социальных и политических революций, диалектики общего и особенного в историческом пути России.

Результаты данного исследования могут быть также использованы в учебном процессе, в практике чтения лекционных курсов и проведения семинарских занятий в вузах, в работе по распространению и популяризации знаний по отечественной истории среди населения.

Апробация исследования. Результаты диссертации изложены в публикациях автора, в сообщениях и докладах на научных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения и списка использованных источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Соловов, Евгений Магамедович

Заключение

Несмотря на то, что в течение веков система национально-государственного устройства России была, в достаточной мере, оптимальной и соответствовала тому уровню общественно-политических отношений, который существовал тогда во всем мире, в начале XX в. она уже не вполне отвечала требованиям исторического времени. К февралю 1917 г. в России существовало множество нерешенных национальных проблем. Императорская Россия была унитарным государством, не предполагавшим наличие политических условий для национального самовыражения составляющих ее наций и народностей, за исключением некоторых черт культурно-религиозной автономии, которая все же предоставлялась нерусским народам империи. Никакой возможности для создания собственного национально-территориального устройства в царской России для них не существовало, национальные окраины управлялись из центра, представители некоторых национальностей, например, евреи подвергались прямой дискриминации и испытывали на себе национальный гнет.

С началом первой мировой войны национальное самосознание народов многих воюющих стран находилось на подъеме, стали появляться различного рода национальные движения, усилилась борьба отдельных наций за право признания за ними права на создание собственной государственности, шли процессы их национально-территориального выделения из существовавших в тот период империй. В Российской империи данные процессы также имели место, кроме того, они были обострены еще и социальными и экономическими противоречиями, многочисленными нерешенными политическими проблемами. В конечном итоге с поражением на фронтах мировой войны и началом политического кризиса имперской государственности во всей свой остроте встал и национальный вопрос. В этот период политические перемены, происходящие в обществе, повлекли за собой и изменения национального самосознания народов и этнических групп, входивших в империю, рост сепаратизма и национализма, стремления выйти из общеимперского пространства.

Все эти проблемы достались новому большевистскому правительству от прежней власти, и первое время развитие событий в межнациональной сфере носило неконтролируемый большевистской властью, и плохо прогнозируемый ею характер. Повсеместно на пространстве бывшей Российской империи возникали националистические движения и течения, формировались по национальному признаку политические партии, объявляли о свой национальной и политической самостоятельности российские окраины и народы, прежде входившие в состав русских губерний. Начавшаяся гражданская война сразу же обострила национальные противоречия в российском обществе. В условиях все более слабеющего политического центра, неопределенности дальнейшего развития событий национальные окраины стали выпадать из основной территории страны, в них начался ускоренные центробежные процессы, направленные на создание собственных автономных и даже независимых государственных образований.

Формирование многих из них, не было следствием естественной политической эволюции националистических движений и стало скорее реакцией на установление нелегитимного большевистского режима в центре страны. Тем не менее, их образование, безусловно, предусматривало в этот период общественно-политического хаоса, реализацию своих национальных чаяний и интересов о чем многие эти народы мечтали в течение столетий. Наряду с этим гражданская война привела к практически повсеместной реанимации застарелых национальных противоречий, существовавших в латентных формах во многих частях империи. Причем не столько противоречий между национальными меньшинствами и русским народом, сколько между самими национальными этносами в рамках тех территорий, на которых они проживали.

Вместе с тем в ходе гражданской войны наряду с процессами этно-национального размежевания происходили и процессы этнической консолидации многих возникших национальных образований, их объединения между собой и русским населением определенной территории в общие национально-территориальные структуры, целью создания которых было противостояние волнам дестабилизации и хаоса, исходящим из центральной России. Это была своего рода попытка отгородиться от них и за рубежами этнической самоорганизации, переждать бурю социальных и общественных потрясений. Подтверждением этого служило то, что многие народы не стремились выйти из состава России, а лишь декларировали свою независимость от большевистской власти. Но объективно данные процессы приводили к хаотизации эт-но-национального пространства страны и способствовали дальнейшему углублению масштабного общественно-политического кризиса.

В ходе данного процесса различные народы и этнические группы, создавая свои политические и национально-территориальные объединения, выступали с многочисленными претензиями в адрес центральной власти и в адрес региональных властей, а также других этнических групп. Основными причинами противоречий стали застарелые противоречия из-за земельных, водных ресурсов, закоренелые территориальные конфликты, исторические счеты и обиды, нанесенные тем или иным народам и национальным группам в ходе политики русификаторства, которая проводилась в ряде регионах империи бывшем царским правительством и т.д. Следствие этого, в стране повсеместно усилился национальный и религиозный сепаратизм. Существующие на окраинах национальные движения выступали под лозунгом возвращения к собственной конфессиональной, культурной и общественно-политической идентичности и проводили по существу националистическую, сепаратистскую политику, направленную на выход из единого общероссийского пространства. В особенности это относилось иноконфессиональным этническим сообществам. Так, например, усилилось стремление к созданию собственных исламских национально-государственных образований, стремление к мононациональности и образованию собственных политических и административных органов и структур, независимых от центра.

Таким образом, национальная структура бывшей российской империи стала постепенно распадаться. Многие национальные окраины объявили о своей независимости. В свою очередь слабый в тот момент политический центр не мог воспрепятствовать развитию данных тенденций, и первое время мог лишь бессильно наблюдать за распадом единого общероссийского пространства, не силах его предотвратить. Все с тем, межнациональные проблемы, которые существовали в российском обществе веками, вышли на поверхность и обрели свое новое политическое и социальное воплощение в кризисной действительности гражданского вооруженного конфликта.

В период гражданской войны большинство российских территорий со смешанным этническим и национальным составом населения вступило в полосу острой межэтнической конфронтации. Причины этих конфликтов в основном имели местный, региональный характер и уходили корнями в давние национальные и межэтнические противоречия из-за ресурсов, земельных угодий, мест проживания и национальной структуры политической власти. Их следствием, стала бескомпромиссная межнациональная борьба, которая в условиях по существу отсутствия сильного политического центра, вылилась в ряде случаев в настоящую межнациональную резню, которая была своего рода фоном всех политических и социальных процессов, происходивших на российских окраинах. Национальными волнениями и межнациональными конфликтами были охвачены самые различные регионы бывшей империи. Так, началась этническая резня в Крыму. По всей Украине происходили еврейские погромы. Обострилась ситуация в Поволжье, многие народы которого: татары, башкиры и другие заявили о своем выходе из состава России. Настоящая конфронтация началась на Северном Кавказе, на территории которого развернулись острые межнациональные конфликты между горцами и казаками, а также между различными горскими народами, обостренные давними этническими спорами, которые своими истоками уходили в глубь веков в эпоху переселения и освоения региона.

Непоследовательная, и в ряде случаев деструктивная политика новых большевистских властей, зачастую способствовала разрастанию данных конфликтов. В ряде регионов они принимали нередко масштабы настоящих межнациональных войн. Давние противоречия и слабость центральной власти, неспособной повлиять на развитие ситуации, приводили к многочисленным эксцессам в ходе этого межэтнического противостояния. Сами эти конфликты были отмеченными многочисленными убийствами на национальной почве, уничтожением по национальному признаку целых поселений, изгнанию целых этнических групп, использованием всего арсенала средств национального унижения и этнической дискриминации. По существу, эти конфликты возвращали национальные окраины страны во времена родоплемен-ного варварства, когда представитель иной национальности мог быть подвергнут физическому насилию или предан смерти только за принадлежность к определенной этнической группе или конфессии. Происходящие межнациональные конфликты сопровождались массовыми грабежами, мародерством, хищением чужого имущества. Причем самими участниками этих антиправовых актов все это воспринималось не как совершаемые преступные деяния, караемых законами (которые в данный период практически не действовали и в ряде национальных окраин и территорий существовало полное безвластье), а как обыденные действия, в которых не было ничего предосудительного и запретного, поскольку совершались они по отношению к представителям иной, чуждой этнической группы и совершившими их считались полностью оправданными и обоснованными с моральной и нравственной точки зрения, поскольку они были направлены против этнического врага, противника собственной нации и здесь любые действия были вполне допустимыми.

Обострению этой межнациональной розни способствовала и борьба основных военно-политических лагерей, развернувшаяся на пространстве бывшей Российской империи. Нередко противостоящими друг другу сторонами в гражданской войне использовались национальные, националистические мотивы для обоснования своих действий по отношению к военно-политическим противникам. Все участники гражданской войны использовали национальные предрассудки и стереотипы в военно-политическом противостоянии, сталкивая отдельные народы и этнические группы друг с другом, используя межэтнические противоречия на фронтах для достижения собственных военно-стратегических целей. Даже большевики пусть не на официальном уровне, но в ходе реализации практических военных нужд обращались к деструктивным идеям национальной нетерпимости и ксенофобии.

В особенности последнее обстоятельство было характерно для Белого движения, которое напрямую использовало в своей деятельности националистические, шовинистические лозунги. Следствием этого стали многочисленные преступления и эксцессы, которые наблюдались в Белой армии на национальной почве, ярким выражением которых, стали многочисленные еврейские погромы и борьба с так называемым «жидовским» большевизмом. Причем чаще всего под это определение попадали и представители других народов и этнических групп, неотносящиеся к евреям. Представители национальных меньшинств в Белой армии априори считались не вполне лояльными и были на подозрении у фронтового начальства.

Все вместе вышеперечисленные факторы создавали в межнациональной сфере в период гражданской войны атмосферу националистического угара и кровавой межэтнической конфронтации. Во многих регионах борьба красных и белых имела скрытый национальный подтекст и представляла собой сведение давних исторических счетов между различными этническими группами, в которых под маской политических и социальных идей приходили в движение самые архаические пласты национального сознания и на поверхность выходили самые дремучие формы национализма и шовинизма, неприятия людей другой национальности и вероисповедания, а под прикрытием политических идеологий сводились давние межнациональные счеты.

Несмотря на первоначальную слабость политического центра, после свершения Октябрьской революции, его неспособность контролировать происходящие в стране этно-национальные процессы и прекратить волну межэтнического насилия, большевистские руководители с самого начала отводили национальному вопросу первостепенное значение в строительстве новой социалистической государственности, а национальной политике важнейшую роль в достижении победы на фронтах гражданской войны. О важности национального вопроса в политике большевиков говорили те мероприятия большевистского правительства, которые осуществлялись с его приходом к власти в национальной сфере. Они основывались на идеологическом фундаменте нового политического режима, важным аспектом которого был интернационализм - равенство трудящихся всех национальностей в борьбе со своими угнетателями. Лучше всего концепцию большевиков в национальном вопросе характеризовал лозунг, написанный на советском гербе - «пролетарии всех стран соединяйтесь». С момента захвата власти в октябре 1917 г. лидеры большевиков провозгласили право наций на самоопределение, вплоть до отделения, декларировали полную свободу от национальной эксплуатации и национального угнетения, равноправие все наций и народностей в новом пролетарском государстве.

Такой поход большевистской партии к решению национального вопроса сразу же вызвал одобрение со стороны многочисленных этнических групп и народностей России. Даже те из них, кто не разделял другие политические установки большевиков, с одобрением восприняли принципы их национальной политики, которые признавали за нациями и народностями бывшей Российской империи, все права и предоставляли им, по крайней мере на бумаге, полную самостоятельность в решении национально-государственных вопросов и организации собственного этнического бытия. Их политические противники в гражданском вооруженного конфликте также уделяли национальным проблемам значительное внимание, но их национальная политика строилась на принципах совершенно противоположных чаяниям многочисленных национальных меньшинств бывшей империи.

Идеологический постулат возвращения к Единой и Неделимой России, прежнего исторического образца, не вызвал ни малейшего энтузиазма ни самопровозглашенных этнических государств, для которых собственный национализм был сложившейся политической практикой и основой государственной идеи, ни тех наций и народностей, которые продолжали оставаться в составе Советской России. Таким образом, он сразу же оттолкнул от Белой идеи представителей большинства российских этнических групп и сообществ. Напротив, практические мероприятия большевиков, отражающие их идеологические принципы, были в достаточной мере эффективны в завоевании симпатий национальных окраин. Это привлекло на сторону большевиков в ходе гражданской войны представителей многочисленных национальных меньшинств и народностей, которые именно с ними связывали надежду на лучшее политическое будущее и справедливое национально-территориальное устройство новой России.

Еще в ходе гражданской войны большевики, несмотря на то, что военные действия на фронтах все еще продолжались и были далеки от своего завершения, стремились перестроить российское государство на новых этно-национальных началах и дать ему новое национально-территориальное деление с учетом интересов различных этносов и народов, по возможности осуществляя их вековые чаяния. Вместе с тем данная политика чаще всего приводила к ущемлению прав и интересов русского народа. В большинстве случаев, большевики, в ходе осуществления своей национальной политики, отдавали предпочтения политически лояльным к ним народам и этническим группам, предоставляя им максимально возможные преференции, нередко за счет других этносов. Особенно ярко этот аспект большевистской национальной политики нашел свое воплощение на Северном Кавказе, где большевики продолжали спекулировать на многочисленных этнических противоречиях между казачьим и горским населением, противопоставляя горцев и казаков друг другу и поддерживая в целом лояльные горские этносы в ущерб казачеству, которое считалось силой оппозиционной советской власти.

Но, наряду с этим, в целом, национальная политика большевиков была в достаточной мере сбалансированной и взвешенной. На протяжении всей гражданской войны они стремились привлечь симпатии малых народов на свою сторону с помощью тех мероприятий, которые они осуществляли в рамках проведения своей национальной политики. Среди них было создание или признание уже сложившихся явочным порядком национально-территориальных областей и республик, предоставление их народам самых широких прав в вопросах самоуправления и развития национальной культуры, обеспечение им политических свобод и экономических гарантий. Им также поощрялось развитие образование в национальных окраинах, проводилась политика просвещения в них, подготавливались национальные кадры, которые выдвигали на различные должности в партийном, советском аппарате, в том числе и на командные посты в Красной армии. Использование этого колоссально резерва в виде национальных меньшинств в ходе гражданского вооруженного конфликта, в значительной мере, позволило им в достаточно короткие сроки не только одержать победу в гражданской войне, но и наладить мирную жизнь после ее окончания.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Соловов, Евгений Магамедович, 2007 год

1. Авдеев Н. Революция 1917 года. Хроника событий. В 2-х т. Т. 1. Январьапрель. Т. 2. апрель май. М., 1923.

2. Алаш-Орда. Сборник документов. Кзыл-Орда, 1929.

3. Архив русской революции. В 22 т. М.: «Терра»: Политиздат, 1991.

4. Белое дело: изб. произведения. В 16 кн./Редкол.: Алешкин П. Ф. и др. М.:1. Сполохи, 1996. 364 с.

5. Борьба за Советскую власть в Сев. Осетии: Сб. документов и материалов. Орджоникидзе: Ир, 1972. 542 с.

6. Борьба за Советскую власть в Крыму. Документы и материалы. Т. 1. Симферополь, 1957.

7. Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на Юге России. Ростов-н/Д.: Ростовское кн. изд., 1962. 412 с.

8. Борьба трудящихся Юго-Осетии за советскую власть. 1917-1921 гг. Документы и материалы. Сталинир, 1960.

9. В огне гражданской войны. Сб. докум. и матер. Одесса.: Одесское кн. изд., 1962. 503 с.

10. Борьба трудящихся масс за установление и упрочение Советской власти на Ставрополье (1917 апрель 1921 гг.). Сб. докум. и матер.2 изд. Ставрополь: Ставропол. кн. изд., 1968. 248 с.

11. Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917 1920 гг.: Сб. док. и матер. Краснодар.: Краснодарское кн. изд., 1957. 435 с.

12. Борьба за власть Советов на Дону.(1917 -1920 гг.): Сб. документов. Ростов-н/Д.: Ростовское кн. изд., 1957. 528 с.

13. Борьба за Советскую власть в Сев. Осетии. Сб. документов и материалов. Орджоникидзе, 1972.

14. Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. В 4-х т. Т. 1-4. М., 1957-1961.

15. Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий. В 6-тит. М., 1957-1986.

16. Владимирова В. Революция 1917 года: Хроника событий. В 6-ти т. Т. 1-6. М., 1924-1929.

17. Вопросы экономического районирования СССР. 1917-1929гг. Сборник материалов и статей. М., 1957.

18. Воспоминания участников Октябрьской революции и гражданской войны в Кабардино-Балкарии: сборник статей. Нальчик: Эльбрус, 1981. 314 с. Всероссийское Учредительное собрание. Стенографический отчет. Репринтное воспроизведение издания 1918 г. Киев, 1991.

19. Горское ЦСУ. Итоги сельскохозяйственной переписи 1920 года по округам. Владикавказ, 1 июня 1922 года.

20. Горская контрреволюция и интервенция // Красный архив. 1935. №1(68). Государственный аппарат России в годы революции и гражданской войны. Материалы Всероссийской конференции 22 декабря 1997 г. М.: РГГУ, 1998. 233 с.

21. Гражданская война в России: перекресток мнений. М.: Наука, 1994. 834 с. Гражданская война в СССР. Т. 1—3. М.: Госиздат, 1928 -1930. Девятый съезд РКП (б). Март-апрель 1920 года: Протоколы. М., 1960.

22. Декреты Советской власти. В 12-ти т. Т. 1-12. М., 1957-1986. Документы героических лет. Сб. документов и матер. Ростов-н/Д.: Ростовское кн. изд., 1996.

23. Документы по истории гражданской войны в СССР. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1940. 544 с.

24. Из истории гражданской войны в СССР. Сб. документов. Т.1, 3. М.: Советская Россия, 1960.

25. История народов Северного Кавказа. Конец XVIII в. 1917 г. М., 1988. 456 с. История национально-государственного строительства в СССР. 1917-1978: В 2 т. 3-е изд. М., 1979.

26. Героическое подполье: В тылу Деникинской армии. Воспоминания. М., 1975. Горская контрреволюция и интервенция // Красный архив. 1935. №1(68). Документы героических лет. Сб. документов и матер. Ростов-н/Д.: Ростовское кн. изд., 1996.

27. История гражданской войны в СССР. 1917-1922. В 5-ти т. Т. 3-5. М., 1958. Т. 3.

28. История политических партий России. Под ред. А.И.Зевелева М.: Высшая школа, 1994.446 с.

29. Коммунистическая партия в период упрочения Советской власти. (Октябрь 1917 1918): Документы и материалы. М., 1960.

30. Ленин В. И. Полное собрание соч. Т. 24, 25, 32, 33, 35, 37, 38, 39, 42, 45, 50. М.: Политиздат. 1974.

31. Октябрь 1917: величайшее событие века или социальная катастрофа?/Под. Ред. П. В. Волобуева. М.: Политиздат, 1991. с.240.

32. Октябрь на Дону и Северном Кавказе. Партийный архив Ростовского обкома КПСС. Ростов-н/Д.: Ростов, кн. изд., 1977. 303 с. Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. T.l. М., 1956.

33. Осуществление ленинской национальной политики на Северном Кавказе. Пятигорск, 1971.

34. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. 2. Грозный, 1972.

35. Очерки истории Карелии. В 2-х т. Петрозаводск, 1964. Т.2.

36. Письма во власть. 1917-1927. М.: «РОССПЭН», 1998. 664 с.

37. Политика Советской власти по национальным делам за три года. (1917-1920).1. М, 1920.

38. Проблемы социально экономического развития Сев. Кавказа в XIX - начале XX века./ Сборник науч. трудов. Краснодар: Изд. КГУ, 1985. 165 с. Пролетарская революция на Дону. Сборник документов и воспоминаний. Росиздат, 1922.

39. Проблемы государственного строительства в первые годы Советской власти: Сб. статей. Л., 1973.

40. Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. М., 1977.

41. Революционный держите шаг. Рассказывают участники Октябрьской революции и гражданской войны. Ставрополь, 1967.

42. Сборник «Из истории гражданской войны в СССР». М., 1960.

43. Сборник узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства1. РСФСР.

44. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1917.

45. Сталин И.В. Соч. Т.2,4. М., 1946.

46. Сталин И.В. Политика советской власти по национальному вопросу в Рос-сии//Правда. 1920. 10 октября.

47. Революционные комитеты Терской области в борьбе за восстановление и упрочение Советской власти (октябрь 1919 август 1920 года). Сб. документов и материалов. Сухуми, 1971. СУ РСФСР 1919. №46.

48. Трагедия казачества. Сборник. М.: Молодая гвардия, 1994. 605с. Хрестоматия по истории СССР. 1917-1925 гг. М.: Изд. соц.-эконом. литературы, 1963. 695 с.

49. Хрестоматия по истории Донского казачества (с древнейших времен до 1920 г.). Ростов-н/Д.: РГУ, 1994. 317 с.

50. Хрестоматия по истории Кубани. Документы и материалы. 4.1. Краснодар: Краснодарское кн. изд., 1975. 408 с.

51. Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье. Вып. 1. Март 1917—март 1918 г. Ростов-н/Д.: Ростовское кн. изд., 1939. 155 с. Хронология событий на Кубани с 17 марта по 31 декабря 1920 года. Краснодар: Краснодарское кн. изд., 1921. 20 с.

52. Шесть лет национальной политики Советской власти и Наркомнац. М., 1924. Этих дней не смолкнет слава. Воспоминания участников гражданской войны. М.: Госполитиздат, 1958. 375 с.1. Мемуары

53. Бухарин Н. И. Проблемы теории и практики социализма. М.: Политиздат, 1989. 512 с.

54. Бухарин Н.И. Путь к социализму. Избранные произведения. Новосибирск, 1990.

55. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М., 1988.

56. Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. ноябрь 1920 г. Т. 1. Мн.: Харвест, 2002. 480 с.

57. Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. ноябрь 1920 г. Т. 2. Мн.: Харвест, 2002. 384 с.

58. Врангель П.Н. Воспоминания. Южный фронт (ноябрь 1916 г. ноябрь 1920 г.). Ч. 1.М., 1992.

59. Врангель П. Записки. Ноябрь 1916 г. ноябрь 1920 г. Т. 1,2. Мн.,2002; Деникин А.И. Вооруженные силы Юга России// Белое дело. Дон и Добровольческая армия. М.: Голос, 1992.

60. Деникин А. И. Очерки русской смуты: Крушение власти и армии. Февраль -сентябрь 1917. Мн.: Харвест, 2002. 464 с.

61. Деникин А. И. Очерки русской смуты: Борьба генерала Корнилова. Август 1917-апрель 1918. Мн.: Харвест, 2002. 400 с.

62. Деникин А. И. Очерки русской смуты: Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 март 1920. Мн.: Харвест, 2002. 464с.

63. Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). В 2-х т. Т. 1-2. М., 1990. Набоков В.Д. Временное правительство: Воспоминания. М., 1991. Октябрьская революция: Мемуары. М., 1991. Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. М., 1956. Т. 1.

64. От первого лица: Сб. воспоминаний Г.Плеханова, И.Церетели, А. Ильина-Женевского, Л.Троцкого, Ф.Раскольникова, М.Спиридоновой, Г.Зиновьева, И.Смилги. М., 1992.

65. Павлович М. На высотах Красного Дагестана. Из истории контрреволюции на Кавказе. Путевые наброски. М., Л. 1931.

66. Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М., 1991.

67. Харламов В. А. Казачий депутат Государственной Думы (1906-1917). СПб., 1997.

68. Шкуро А. Г. Записки белого партизана//Белое дело. Избранные произведения в 16 книгах. Т. 7. Добровольцы и партизаны. М., 1996.

69. Шкуро А., Краснов П., Врангель П., Донсков П. Трагедия казачества. М., 1994.

70. Архивные материалы Российский государственный архив социально-политических истории (РГАСПИ)

71. Центральный комитет КПСС. (ЦК КПСС) Ф.17

72. Секретариат В. И. Ленина (1917 1923) Ф.5.

73. Кавказское бюро ЦК РКП (б) Кавбюро (1920 1922). Ф. 64.

74. Юговосточное бюро ЦК РКП (б) (1921 1924). Ф. 65.

75. Государственный архив Российской Федерации ( ГАРФ)

76. Совет управляющих отделами Всевеликого войска Донского. 1917-1920. Ф.Р-103.

77. Особое совещание при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России. 1918-1919. Ф. Р-439.

78. Политическая канцелярия Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России. 1917—1919. Ф.Р-446.

79. Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов (ВЦИК). 1917-1938. Ф. Р-1235.

80. Канцелярия войскового правительства Всевеликого войска Донского. 19171934.1. Ф.Р-1255.

81. Временное Донское правительство Всевеликого войска Донского. 1918. Ф. Р-1257. Ф. Р-5974. Ф. 667, 670, Р-1318.

82. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК) Канцелярия Совета Кубанского краевого комитета 1917-1920 гг. Ф.Р-6.

83. Канцелярия управления временными делами Кубанского краевого правительства. 1917-1920 гг. Ф. Р—10.

84. Отдел управления Кубано-Черноморского облисполкома. 1920 -1923 гг. Ф. Р -102.

85. Кубано-Черноморский областной революционный комитет. 1920 -1921 гг. Ф. Р -158.

86. Коллекция документов по истории революционного движения и гражданской войны на Кубани и Черноморье.

87. Ф. Р — 411. Кубанская законодательная Рада. Ф. 1542.

88. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК)

89. Помощник начальника Терского областного жандармского управления в г. Ставрополе. Ф. 1008.

90. Управление Пятигорского отдела Терской области г. Пятигорск. Ф. 1019.

91. Войсковой атаман Терского казачьего войска. Ф. 2061.

92. Исполнительный комитет Ставропольского губернского совета, рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Ф.Р-163.

93. Коллекция документальных материалов: «Установление, упрочение Сов. власти и гражданская война на Ставрополье». Ф. Р —1919. Ф.Р-40. Ф. Р-82.

94. Государственный архив Ростовской области (ГАРО)

95. Воспоминания и документы участников гражданской войны и социалистического строительства на Дону. Ф. Р 2599.

96. Отдел Юстиции Донского областного исполнительного комитета. Ф.1220.

97. Богородицкий волостной революционный комитет. Ф.3132.

98. Донской областной военно-революционный комитет. 1918 г. Ф. 3440.

99. Российская государственная библиотека (ОР РГБ)1. Ф. 135.

100. Российский государственный исторический архив (РГИА)1. Ф. 1278.

101. Российский государственный военный архив (РГВА) Ф. 39693, 39540, 184 Российский государственный архив социально-политической истории1. РГАСПИ)1. Ф.17, 65.

102. Центральный государственный архив Кабардино-Балкарской республики (ЦГА КБР)1. Ф.Р-8, 201.1. Периодическая печать1. Безбожник. М., 1922.

103. Вестник агитации и пропаганды. 1920.

104. Военно-исторический журнал. М. 1990, 1991, 1994, 1996, 1998.

105. Вопросы истории. 1980, 1981,1993,1994, 1995, 1997, 1998, 2002, 2003.1. Вперед. 1919.

106. Газета Рабочего и крестьянского правительства. Пг., 1917-1918.

107. Голос революции. Пг., 1917-1918.

108. Городская беднота. 1919, 1920.

109. Гражданская война. Казань, 1918.1. Донской край. 1918.1. Донские известия. 1918.

110. Жизнь Национальностей. 1918,1919.

111. Знамя революции. 1918. Известия ВЦИК РКП (б). 1918,1919. Коммунист. 1920. Кубанская мысль. 1919. Литературная Россия. 1990. Наша газета. 1918. Научная мысль Кавказа. 1996. Правда. 1918.

112. Правительственный вестник. 1918.

113. Родина: Ежемесячный журнал. 1990, 1993, 1994, 1998.1. Родина. 1994.1. Русский вестник. 1996.

114. Свободная мысль. 1993, 1994.1. Сибирская речь. 1918.

115. Советский Туркестан. 1918.1. Современное слово. 1919.1. Спутник коммуниста. 1920.

116. Исследовательская литература Андрианов И.А. Восстановление Советской власти и укрепление ее аппарата в Татарии (1918-1920 гг.). Казань, 1962. Алаш-Орда: Сб. документов. Кзыл-Орда, 1929.

117. Алексеенков П. Кокандская автономия // Революция в Средней Азии. Сб. 1. Ташкент, 1928.

118. Ананичук В.Я. Закавказье и Северный Кавказ: истоки конфликтности и политика России. М., 1997.

119. Ананов И.Н. Местные органы Советской власти. М., 1925.

120. Агурский С. Национал-демократические тенденции на историческом фронтев Белоруссии // Пролетарская революция. 1930. №7-8.

121. Аликберов Г. Революция и гражданская война в Дагестане. Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1962. 216 с.

122. Алиева С.У. Так это было: Национальные репрессии в СССР 1919-1952 годы: Худож.-док. сб. / В 3 т. М., 1993. Т. 1.

123. Антонов-Овсиенко В.А. Записки о гражданской войне. М., 1924 -1933. Т.1. Арбатов 3. Ю. Екатеринослав 1917-22 г. г.//Архив русской революции. Т. 12. М., 1991.

124. Аршаруни А. Габидуллин X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. М., 1931.

125. Ахметов Я. 3. Очерки политической истории народов Сев. Кавказа в XVI -XVII вв. Грозный: Чечено-ингушское изд., 1988. 174 с. Бауэр В.А. Иларионова Т.С. Российские немцы: право на надежду: к истории национального движения народа. М., 1995.

126. Батаева Т.В. Историко-партийные документы: рабочий класс в первые годы Сов. власти. М.: Высшая школа, 1990. 160 с.

127. Батаева Т.В. Национально-государственное устройство России: история и современность. М., 2001.

128. Бердяев Н.А. Размышление о русской революции. М.: Новое Средневековье, 1990. 136 с.

129. Бордюгов Г.А. Козлов В.А. История и конъюнктура: Субъективные заметки об истории советского общества. М., 1992.

130. Бровкин В.Н. Россия в гражданской войне: власть и общественные силы // Вопросы истории. М., 1994.

131. Борисенко Н. Советские республики на Северном Кавказе в 1918 году. Ростов-н/Д.: Северный Кавказ, 1930. 271 с.

132. Бортневский В. Г. Проекты создания директории на юге России осенью 1918 весной 1919 г. //Вести. С.-Петербург. Ун-та. Сер. 6, Философия, политология, социология, психология, право. СПб., 1992.

133. Бугай Н.Ф. Революционные комитеты Дона и Северного Кавказа (1919 -1921гг.). М.: Наука, 1979. 235 с.

134. Бугай Н.Ф., Гонов A.M. Кавказ: народы в эшелонах (20-60-е годы). М., 1998. Булдаков В. П. Кризис империи и революционный национализм начала XX в. в России//Вопросы истории. 2000. № 1.

135. Бурмистрова Т.Ю. Зерна и плевелы: Национальная политика в СССР. 19171984. СПб., 1993.

136. Бутаков Я. А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 начало 1920 г.) М.: Издательство Рос. ун-та дружбы народов, 2000. 190с.

137. Быховский Н.Я. Всероссийский Совет крестьянских депутатов 1917 г. М., 1929.

138. Вартанова А.А. Образование Бурятской Автономной Советской Социалистической Республики. Улан-Уде, 1964.

139. Василевский В. И. Забайкальская белая государственность. Крат. Очерки истории. Чита: Поиск, 2000. 180 с.

140. Вдовин А.И. Особенности этнополитических отношений и формирование новой государственности в России: исторические и концептуальные аспекты. М., 1993.

141. Вернандский В. И. Дневники 1917-1921. Киев: «Наукова думка», 1994. 270 с.

142. Вилюнис В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990. 283 с.

143. Волин В. Дон и Добровольческая армия: Очерки недавнего прошлого. Рос-тов-н/Д.: Изд. Б.А. Суворина, 1919. 143 с.

144. Волобуев П. В. Исторические корни Октябрьской революции/Анатомия революции. СПб., 1994.

145. В освобожденном Киеве//Народное слово. Харьков. 20 августа 1919. Габидуллин X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. М., 1931. Гатагова Л. С. Межэтнические отношения//Россия в начале XX века. М., 2002.

146. Генерал Шкуро о моменте/Юдесский листок. 23 ноября 1919.

147. Гербер О.А. Национальная политика в России: историко-политологическийаспект. Новосибирск, 2001.

148. Доронченков А.И. Межнациональные отношения и национальная политика в России: актуальные проблемы теории, истории и современной практики: Эт-нополитический очерк. СПб., 1995.

149. Гимпельсон Е.Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М.: Мысль, 1973.296 с.

150. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы 1917 -1923 гг. М.: Наука, 1995.230 с.

151. Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы: политический и нравственный облик // Отечественная история. 1997. №5.

152. Гимпельсон Е.Г. Из истории строительства Советов (ноябрь 1917 июнь 1918 гг.). М., 1958.

153. Гиоев М.И. Ленинская аграрная политика в горском ауле. Орджоникидзе, 1969.

154. Гол инков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М.: Политиздат, 1980.

155. Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие притеречных районов в

156. XVIII первой половине XIX в. Труды ЧИНИИЯЛ. Т. 4.

157. Гугов Р.Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. Нальчик,1975.

158. Данилов Г.Д. Строительство социализма в Дагестане (1918-1937). М.: Наука, 1988. 220 с.

159. Даудов А.Х. Равные среди равных // Из истории борьбы за власть Советов и социалистических преобразований в Чечено-Ингушетии. Редкол.: К.И. Ефа-нов (отв. ред.) и др. Грозный, 1983.

160. Диптан И.И. Дети и голод на Украине, 1921—1922 гг. // Философская и социологическая мысль. М., 1991.

161. Добрынин В. Борьба с большевизмом на Юге России, участие в борьбе донского казачества (февраль 1917 март 1920 г.). Прага: Славянское издание, 1921. 117с.

162. Дубко Ю.В. Советская Республика Тавриды: авантюра большевистского государственного строительства. Симферополь, 1999. Ермолин А.П. Казачество и революция. М.: Мысль, 1982. 224 с.

163. Жадан П. В. Русская судьба. М.: ТЕРРА, 1991. 240с.

164. Жеребцов И.Л. Отношения населения Коми края к власти в 1919 — начале 1920-х годов // Отечественная история. М., 1994. № 6. Зайцев А. 1918 год. Очерки по истории русской гражданской войны. Париж, 1934. 279 с.

165. Закрытие «Кубанского слова»// Кубанская мысль. 14 мая. 1919. Залесский П. И. Возмездие. (Причины русской катастрофы). Берлин, 1925. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь, 1997.

166. Зарубин В.Г. К вопросу о восстании крымских татар в горном Крыму (1918 г.) // Проблемы истории и археологии Крыма. Симферополь, 1994. Златопольский А.П. Образование и развитие СССР как союзного государства. М., 1953.

167. Иоффе Г. 3. Выселение евреев из прифронтовой полосы в 1915 году// Вопросы истории. 2001. №9.

168. Исрапилов А.К.-М. Революционные комитеты в борьбе за установление и упрочение Советской власти в национальных районах Северного Кавказа. Махачкала, 1976.

169. История коммунистических организаций Средней Азии. Ташкент, 1967. Исхаков Д.М. Феномен татарского джадидизма: введение к социокультурному осмыслению. Казань, 1997.

170. Исхаков Д.М. Первая татарская Конституция //Садри Максуди: наследие и современность. Материалы международной научной конференции. Казань, 1999.

171. Исхаков С.М. Первые шаги Совнаркома и российские мусульмане //1917 год в судьбах России и мира: Октябрьская революция от новых источников к новому осмыслению. М., 1998.

172. Исхаков С.М. Октябрьская революция и борьба мусульманских лидеров за власть в Поволжье и на Урале (октябрь 1917 г лето 1918 г у/Отечественная история. 1999. №1.

173. Короленко В. Г. Земли! Земли!: Мысли, воспоминания, картины. М.: Советский писатель, 1991. 224с.

174. Калинин Г. С. Великая Октябрьская социалистическая революция и создание Советского государства. М., 1959. Канетти Э. Масса и власть. М., 1997. 527 с.

175. Катков Г. Россия 1917: Февральская революция. Лондон, 1967. Кенез П. Идеология белого движения // Гражданская война в России: перекресток мнений. М.: Наука, 1994.

176. Клеандрова В.М. Организация и формы деятельности ВЦИК (1917-1924 гг.). М., 1968.

177. Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества (XVI XVIII вв.) СПб.: «Кольна», 1996. 264 с.

178. Кокошкин Ф.Ф. Автономия и федерация. Пг., 1917.

179. Кониев Ю.И. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе, 1969.

180. Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждение. М, 1995. Коржихина Т.П. Первый правительственный кризис// Историки отвечают на вопросы. М., 1990.

181. Королев В.И. Таврическая губерния в революциях 1917 года. Симферополь, 1994.

182. Корф С.А. Федерализм. Пг., 1917. Колосов Е.Е. Сибирь при Колчаке. Пг., 1923.

183. Кулиев Н. Дружба народов СССР и борьба с проявлениями националистических пережитков в сознании людей в условиях Туркменистана // Известия АНТССР. 1952. №5.

184. Куличенко М.И. Национальные отношения в СССР и тенденции их развития. М., 1972.

185. Кульшарипов М.М. З.Валидов и образование Башкирской Автономной Советской Республики (1917-1920 гг.). Уфа, 1992.

186. Куценко И.Я, Кубанское казачество. Краснодар.: Краснодарское кн. изд., 1993.583 с.

187. Ланда Л.М. Создание Народного Комиссариата по национальным делам Туркестанской АССР и его деятельность в 1918-1919гг. (Из истории Советского Узбекистана). Ташкент, 1965.

188. Лампе А.А. Причины неудачного выступления белых. М., 1991. Лампе А. А. Причины неудачи вооруженного выступления белых//Пути верных. Сб.ст. Париж, 1961.

189. Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. М.; Л., 1929. Леонов С.В. Рождение советской империи: государство и идеология. 19171922гг. М, 1997.

190. Летифов А.Л. Исторический опыт национально-государственного строительства на Северном Кавказе. Махачкала, 1972.

191. Чистяков О.И. Становление Российской Федерации. М., 1966. Литовский. Нашей боевой задачей является вырезать всех жидов// Известия ВЦИК. М, 1919.

192. Макарова Г.П. Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР 1917-1923 гг. Исторический очерк. М., 1987.

193. Макарова Г.П. Крах национальной политики мелкобуржуазных партий России в 1917 г.//Банкротство мелкобуржуазных партий России (1917-1922 гг.). Сб. научн.тр. М., 1977.41.

194. Макарова Г.П. Из истории национально-освободительного движения в России в 1917 г. (восточные районы). М., 1979.

195. Маклаков В. А. Власть и общественность на закате старой России. Париж, 2003.

196. Матасов В.Д. Белое движение на Юге России.// Грани. №169. 1993. Мамонтов С. Походы и кони// Поход на Москву. М., 2004. С. 396. Мельгунов С. П. Антисемитизм и погромы//Голос минувшего на чужой стороне. Т. 5(18). Париж, 1927.

197. Меллер-Закомельский А. Страшный вопрос. О России и еврействе. Париж, 1923.

198. Милюков П. Н. Национальный вопрос. (Происхождение национальности и национального вопроса в России). Берлин, 1925.

199. Минц И.И. История Великого Октября. Т.З. Триумфальное шествие Советской власти. М.: Наука, 1979. 903 с.

200. Морозов Б.М. Создание и укрепление советского государственного аппарата (ноябрь 1917 март 1918 гг.). М., 1957.

201. Муртазин M.JI. Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну. М., 1927.

202. Национально-государственное устройство Башкортостана/ Автор-составитель Б.Х. Юлдашбаев. Уфа, 2002. Т.2. 4.1.

203. Нуруллин Р.А. Советы Туркестанской АССР в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Ташкент, 1965.

204. Новоторжский Г. Национальный вопрос, автономия и федерализм. Киев, 1917.

205. Оболенский В.А. Крым в 1917-1920-е годы // Крымский архив. Симферополь. 1994. №1.

206. Овсянников-Куликовский Д. Затмение//Современное слово. 18 октября 1919. Овчинникова М.И. Советское крестьянство Северного Кавказа. Ростов-на-Дону, 1972.

207. Организация Красной Армии. /Сб. документов. М., 1943.

208. Осипова Т. В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне. М.: Изд. «Стрелец», 2001. 400 с.

209. Османов Г.Г. Социально-экономическое развитие дагестанского доколхозно-го села. Махачкала, 1965.

210. Отмена вероисповедных и национальных ограничений//Русские ведомости. Москва. 22 марта 1917.

211. Пайпс Р. Русская революция. В 3 т. Т.2. М.: РОСПЭН, 1994. 583 с. Пайпс Р. Россия при большевиках. М., 1997.

212. Павлюченков С. А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М.: История, 1997. 270с.

213. Павлюченков С.А. Крестьянский бреет или Предыстория большевистского нэпа. М., 1996.

214. Палиенко Н.И. Конфедерация, федерация и Союз Социалистических республик. М., 1923.

215. Пасманик Д. С. Революционные годы в Крыму. Париж, 1926.

216. Пасманик Д. С. Еврейский вопрос в России//Общее дело. Париж. 14 сентября1919.

217. Плетнев Б.Д. Национальная проблема в России и методы ее разрешения. Ярославль, 1922.

218. Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент, 1967. Поликарпов В.Д. Начальный этап гражданской войны: история изучения. М.: Наука, 1980.371 с.

219. Поликарпов В.Д. Военная контрреволюция в России. 1905 1917. М.: Наука, 1990.389 с.

220. Почешков Н. А. Гражданская война в Адыгее: психологический аспект.//

221. Вопросы теории и методологии истории. Майкоп, 1995.

222. Рафес М.Г. Два года революции на Украине (эволюция и раскол Бунда). М.,1920.

223. Рафес М.Г. Очерки истории Бунда. М., 1923.

224. Рожков Н.А. Уния, федерация и автономия. М., 1917. Россия и евреи. Сб. статей. Париж, 1978.

225. Сафаров Г. Колониальная революция (опыт Туркестана). М., 1921. Сенников Б.В. Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933гг. М., 2004.

226. Свечников М. Борьба Красной армии на Северном Кавказе (сентябрь 1918 -апрель 1919 гг.). М. JL: Госвоениздат, 1926. 232 с.

227. Семенов И. Расстрел Совнаркома и Центрального Исполнительного Комитета Республики Тавриды в 1918 году// Революция в Крыму. Симферополь, 1923.

228. Семковский С.К. Философии национальной проблемы// Марксизм и национальная проблема. Киев, 1923.

229. Сидоров А.А. Что такое федеративная республика и желательна ли она для России? М., 1917.

230. Сикорский Е.А. Большевики в борьбе за власть: теория и практика (19171920 гг.). Смоленск: Смолен. Гос. пед. Университет, 2001. 160с. Слиозберг Г. Б. Дела минувших дней. Записки русского еврея. Париж, 1934. Т. 3.

231. Спирин JI.M. Классы и партии в гражданской войне в России. М.: Наука, 1968.438 с.

232. Султан-Галиев М. Избранные труды. Казань, 1998. Сухомлинов В. А. Воспоминания. Берлин, 1924.

233. Тархан И. Татары и борьба за советский Крым // Советов В., Атлас М. (составители). Расстрел советского правительства крымской республики Тавриды. Сборник к 15-летию со дня расстрела 24/1V 1918 г. 24/IV1933 г. Симферополь, 1933.

234. Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (XX век). Казань, 1999.

235. Трагедия казачества. М., 1994.

236. Урановский. Переворот в Севастополе // Революция в Крыму. Симферополь, 1923. №2.

237. Устинов В.М. Ленинская политика партии на Востоке. Фрунзе, 1963. Устинов В.М. Турар Рыскулов: (очерки политической биографии). Алматы: Казахстан, 1996.

238. Федоров К.Г. ВЦИК в первые годы Советской власти. 1917-1920 гг. М., 1957.

239. Формирование узбекской социалистической нации. Ташкент, 1961.

240. Хазбулатов А.И. Аграрный вопрос на съездах народов Терека в 1918 году.

241. Научная мысль Кавказа. 1996. №2.

242. Харламов В.А. Казачий депутат Гос. Думы. СПб., 1995.

243. Хесин С.С. Становление пролетарской диктатуры в России. М., 1975.

244. Хмелевский К.А. Из истории советских республик на Дону и Северном

245. Кавказе в 1918 г. // Советы национальных районов России. 1917-1922. М.,1985.

246. Чистяков О.И. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966. Шагал М. Моя жизнь. СПб., 2004.

247. Шихмурадов О. Чугаев А. Против проявлений национализма в освещении вопросов истории//Большевик. 1951. № 23.

248. Шишкин В.А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917-1928гг.). СПб, 1997.

249. Шистер А.Г. Была ли альтернатива вооруженному восстанию? // Отечественная история. 1990. № 4.

250. Шубин А. В. Махно и махновское движение. М, 1998.

251. Цуциев А.А. Осетино-ингушский конфликт (1992-.): его предыстория ифакторы развития / Историко-социологический очерк. М, 1998.

252. Энкер Б. Начало становления культа Ленина // Отечественная история М,1992. №5.

253. Эренбург И. Г. Собр. соч. в 9 тт. Т. 8. Люди, годы, жизнь. Книги первая, вторая, третья. М, 1966.

254. Этенко JI.A. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. Ростов-н/Д.: Кн. изд., 1972. 223 с. Этих дней не смолкнет слава. Воспоминания участников гражданской войны. М., 1958.

255. Южанин Л. Путешествие в белую и красную Сибирь. // Слово. М., 1999. №4. Юрьев А. Северный Кавказ после революции 1917 г.// Русский вестник. 1996. №35-37.

256. Grigor R. The Baku Commune, 1917-1918: Class and Nationality in the Russian Revolution. Princeton, 1972.1. Диссертации

257. Аликберов Г.А. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. Дисс. канд. ист. наук. Баку, 1962.

258. Ананченко А.Б. Становление политической системы Советской России (октябрь 1917 1920 гг.). Дисс. канд. ист. наук. М., 2000. Аншакова Ю.Ю. Крестьянсике восстания в Среднем Поволжье в 1918 -1920 гг. Дисс. канд. ист. наук. Самара, 1998.

259. Апанасенко А.Т. Деятельность Кавбюро ЦК РКП(б) по руководству ревкомами Северного Кавказа в 1920 -21 гг. Дисс.канд. ист. наук. Краснодар, 1973.

260. Воронов В.Н. Вооруженные формирования на территории Сибири в период гражданской войны и военной интервенции в 1917—1922 гг. Дисс. докт. ист. наук. М., 1999.

261. Забугина B.C. Казачество Дона и Терека в Февральской и Октябрьской революциях. Дисс. канд. ист. наук. Владикавказ, 1996.

262. Надгериева А.И. Отечественная историография культурного строительства внациональных республиках Северного Кавказа 1918 40 гг. (на материалахнациональных республик). Дисс. канд. ист. наук. 1994.

263. Омельченко И.Л. Терское казачество. Дисс.канд. ист. наук. Владикавказ,1997.

264. Подпрятов Н.В. Роль национальных воинских формирований в годы гражданской войны на Восточном театре военных действий. Дисс. канд. ист. наук. Пермь, 1994.

265. Почешков Н.А. Гражданская в Адыгее: причины экспансии. Дисс. канд. ист. наук. Ростов-н/Д.: РГУ, 1996.

266. Слободин В.П. Белое движение в годы гражданской войны в России (Сущность, эволюция, итоги, 1917 1922 гг.). Дисс. канд. ист. наук. М., 1994.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.