Миграции населения на Урале в 1914-1939 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Павлова, Ольга Валентиновна

  • Павлова, Ольга Валентиновна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, ЕкатеринбургЕкатеринбург
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 304
Павлова, Ольга Валентиновна. Миграции населения на Урале в 1914-1939 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Екатеринбург. 2004. 304 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Павлова, Ольга Валентиновна

Введение С. 3

Глава 1. Перемещение населения на Урале в 1914 - 1924 гг. С. 43

1.1. Беженцы на территории Уральского региона в 1914 - 1925 гг. С. 44

1.2. Военнопленные Первой мировой войны на Урале С. 66

1.3. Беспризорность на Урале в 1914 - 1925 гг. С. 74

1.4. Миграционные связи Урала (по материалам переписи

1926 года) С. 89

Глава 2. Плановые переселения на территорию Уральской области в 1925 - 1930 годы С. 108

2.1. Организация плановых сельскохозяйственных переселений С. 109

2.2. Роль миграции в увеличении численности городского населения Урала во второй половине 1920-х годов С. 137

2.3. Беспризорность на Урале в 1925 - 1930 гг. С. 152 -

Глава 3. Миграционные волны на Урале в 1930-е годы С. 171

3.1. Промышленная миграция на Урале в 1930-е годы С. 172

3.2. Размещение спецпереселенцев на территории Урала в 1931-1939 гг. С. 200

3.3. Беспризорность на Урале в 1930-е годы С 213 - 230 Заключение С. 232 - 235 Список источников и литературы С. 236 - 256 Приложения С.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Миграции населения на Урале в 1914-1939 гг.»

История России в 1914 - 1939 гг. изобиловала сложнейшими событиями -Первая Мировая и Гражданская войны, голод 1921 г., форсированная индустриализация, коллективизация и раскулачивание, голод 1932 - 1933 гг., массовые политические репрессии и т.д. Все эти события вызвали огромные по масштабам перемещения людей. Миграции населения стали фактором глубинных изменений в национальном и демографическом развитии населения Урала: его численности, размещении, структуре. Эти изменения имели долгосрочные последствия и определили особенности социально-демографических процессов вплоть до конца XX века.

Необходимость изучения данной проблемы в территориальных рамках Урала обусловлена тем, что именно в период с 1914 по 1939 гг., этот регион превращается из аграрного в аграрно-индустриалышй, и здесь в кратчайшие сроки происходят социальные изменения, вызванные массовым оттоком жителей села в городские местности. Очень четко прослеживается стадия миграционного перехода, перехода от низкой миграционной активности к высокой.

Полнота изучения миграционных процессов обеспечивается анализом причин и факторов миграции, направления миграционных потоков, их интенсивности и результативности. Относительно Урала эти процессы во многом оставались неизученными, что было связано с неполнотой источниковой базы (засекреченность ряда архивных фондов). В настоящее время имеется возможность на более широкой базе исторических источников проанализировать социальные процессы, сопровождающие радикальные изменения в обществе, и дать им более глубокую оценку.

Изучение миграционных процессов в Уральском регионе дает возможность выявить ценный опыт в области государственного регулирования как организованных (поощрение), так и неорганизованных (устранение) переселений. Разнообразие миграционных групп в изучаемый период (беженцы, военнопленные, беспризорные дети, плановые сельскохозяйственные переселенцы, самовольцы», рабочий персонал, спецпереселенцы), позволяет исследовать весь спектр миграционного движения (добровольные и принудительные миграции), выявить особенности, основные направления, результативность переселений в межвоенный период.

Изучение процессов, происходивших в социально-демографической структуре населения в 1914 - 1939 гг., повышенной миграционной активности, позволяет понять необходимость четкого государственного регулирования миграции и контроля. Эта проблема не теряет своей актуальности и сегодня, поскольку будущее России во многом зависит от правильного понимания роли миграции в жизни общества, а, следовательно, характер и структура миграционного процесса нуждаются в научном осмыслении и изучении.

Объект исследования: социально-демографические процессы в России (СССР) в 1914 - 1939 годы, наложившие отпечаток на структуру населения.

Предмет исследования: миграционные процессы на Урале в 1914 - 1939 гг. (причины и факторы миграции, объем (количество лиц, меняющих постоянное место жительства в течение рассматриваемого периода) и направленность (пункты выезда и въезда населения) миграционных потоков, адаптация и приживаемость переселенцев). Миграция населения - это один из важнейших демографических процессов, наряду с воспроизводством и естественным движением. Под этим термином традиционно понимается «перемещение людей (мигрантов) через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее длительное время»1.

Миграция, как один из демографических процессов, тесно связана с такими понятиями как естественное движение населения, воспроизводство, и оказывает определенное влияние на демографическую структуру определенной территории (в данном случае Урала). В результате воспроизводства численность населения меняется только вследствие рождаемости и смертности, а демографическая структура - в результате перехода из одного возраста в другой. С учетом этих трех составляющих воспроизводство населения представляет со

1 Демографический энциклопедический словарь. / Под ред. Д.И. Валентен. М., 1985. С. 251. бой не только смену поколений на основе рождаемости и смертности, но и их движение в «демографическом пространстве», т.е. переход поколений из одной возрастной группы в другую с постепенным уменьшением их исходной величины. В отличие от естественного движения миграция представляет собой пространственное движение населения, изменение его территориального распределения, т.е. географии. В этом смысле миграция не меняет численность населения той территории, в рамках которой происходит его перемещение. Меняется численность и структура населения лишь отдельных частей данной территории (страны).

Безвозвратный вид (или переселение) может быть назван миграцией в строгом значении этого слова, так как безвозвратная миграция одновременно отвечает двум условиям: во-первых, население перемещается из одних населенных пунктов в другие, и, во-вторых, перемещения сопровождаются сменой постоянного места жительства. Этот вид миграции при изучении истории миграционного движения представляет значительный интерес, т.к. оказывает наибольшее влияние на изменение демографической структуры населения.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1914 по 1939 гг. и определяются продолжительностью трех последовательных этапов миграционного движения на территории Уральского региона в межвоенное время (с начала Первой мировой войны, до начала Второй мировой войны).

Внутри данного периода было выявлено три этапа:

1 этап, 1914 - 1924 гг., с начала Первой мировой войны до начала плановых сельскохозяйственных переселений;

2 этап, 1925 - 1930 гг., плановые сельскохозяйственные переселения на территорию Уральской области;

3 этап, 1931 - 1939/40 гг., развертывание процессов индустриализации и коллективизации, перенос основных акцентов государства на промышленную миграцию2, промышленное освоение региона. 2

Впервые термин «промышленная миграция» предложен Н.И. Платуновым. Под ним автор понимал плановое межотраслевое и территориальное перемещение рабочей силы для снабжения и строительства новых предприятий.

Основой их выделения послужило внутреннее содержание этапов, преобладание определенного типа миграции, обусловленного социально-политическими и экономическими факторами.

Территориальные рамки исследования: В обозначенных хронологических рамках, то есть за четверть века, административно-территориальное деление Урала изменялось четыре раза. В начале периода исследование ограничивалось рамками Пермской губернии, а так же частично Уфимской и Тобольской. Во второй половине 1919 г. были образованы Екатеринбургская, Пермская, Тюменская, Уфимская и Челябинская губернии. В ноябре 1923 г. была образована Уральская область, в состав которой были включены указанные губернии, кроме Уфимской. В январе 1934 г. Уралобласть была разделена на Свердловскую, Челябинскую и Обь-Иртышскую области. В октябре 1938 г. из состава Свердловской была выделена Пермская область. Перманентные территориально-административные изменения на Урале представляли трудности в расчетах миграции населения.

Степень изученности проблемы.

Проблемам миграции населения, демографическому развитию, изменению социальной структуры общества, связанному с влиянием переселенческих потоков, посвящено большое количество специальной литературы. На основе анализа историографического материала было выявлено три основных этапа изучения миграционного движения (с 1920-х гг. по 1950-е гг., с 1960-х гт. по середину 1980-х гт. и с середины 1980-х гг. до настоящего времени). Исследования по теме миграций начались еще в 1920-е годы, когда особую актуальность приобрели проблемы сельскохозяйственных переселений (плановые миграции из аграрно-перенаселенных районов СССР). Однако до начала 1960-х годов фундаментального осмысления накопленного опыта не производилось, и лишь на втором этапе отечественной историографии (1960-е - середина 1980-х гг.) появились первые комплексные работы по изучению народонаселения Советского Союза. Это было связано с подъемом интереса к демографическим исследованиям в связи с проведением Всесоюзных переписей населения 1959 и

1970 годов. Обилие статистического материала повлекло за собой настоящий всплеск исследований в этой области в 1970-е годы, который частично затронул и 1980-е. На третьем этапе историографии приоритеты научных исследований были изменены. Постепенный отход от марксистско-ленинской идеологии, снятие грифа секретности со многих документов позволили историкам и демографам получить «доступ» к ранее закрытым проблемам (материалы переписи 1937 года, засекреченные материалы) и архивным источникам, что значительно обогатило тематику исследований и позволило по-новому посмотреть на ранее казалось бы полностью изученные проблемы. На третьем этапе историографии большое внимание уделено изучению демографических, в том числе и миграционных, процессов на территории СССР в 1920 - 1930-е гг.

Рассмотрим три этапа отечественной историографии миграционного движения на территории России (СССР) подробнее.

На первом этапе, который охватывает период с начала 1920-х до конца 1950-х годов, было издано большое количество публикаций, посвященных различным аспектам переселенческой политики. Уже в начале 1920-х годов появились справочники, брошюры, журнальные и газетные статьи, авторами которых являлись работники партийных и хозяйственных органов, непосредственно связанных с организацией переселенческих мероприятий. Среди них следует выделить работы Л.И. Лубны-Герцика, М.А. Большакова, М.А. Баранова, А. Ко-това3 и др. В этих работах содержится много фактического материала по переселенческому делу в СССР. Их авторы были непосредственно задействованы в проводимых миграционных мероприятиях, имели доступ к статистическому материалу и нормативным актам. Так, например, в исследовании Л.И. Лубны-Герцика была сделана попытка свести воедино статистические сведения о движении населения на территории СССР в период первой мировой войны и революции. В итоге автор пришел к выводу о прямом влиянии социальных и поли

3 Лубны-Герцик Л И Движение населения на территории СССР за время мировой войны и революции. М., 1926; Большаков М.А. Куда и как переселяться. М., 1926; Баранов М.Э. Переселение и коллективизация. М., 1929; Кулиш ер М. Механические основы передвижения масс. Б/м, б/г. Вырезки из журнала «Вестник Европы»; Котов А. Основные причины деколонизации Западной Сибири в 1922 - 1924 годы. М., 1926 и др. тических потрясений на миграционную активность масс, рассматривал мировую войну и революцию как один из основных факторов движения населения.

Большой научный интерес представляют статьи Ф. Лебедева4 (вторая половина 1920-х гг.), в которых автор сделал попытку многостороннего анализа структуры населения Уральской области на основе Всесоюзной переписи населения 1926 г. Автор провел сравнительный анализ итогов переписи со статистическими данными за предшествующие годы (1897, 1920 годы). Критически оценив репрезентативность источников, пересчитав показатели по Уральской области с учетом всех поправок на недоучет населения, изменение территориальных границ, Ф. Лебедев одним из первых отметил влияние голода 1921 года, давшего, по мнению автора «ненормальную картину движения населения»3. В то время как в большей части РСФСР восстановительный процесс «человеческой массы» начался с 1919 - 1920 годов, на территории Урала до 1923 года шел процесс убыли населения. И только, начиная с 1923 года, население начало расти. Причем отдельные районы Урала давали неодинаковые показатели роста. В последующих работах Ф. Лебедев пришел к выводу о том, механическое движение населения оказывает значительно влияние на социально-демографическую структуру (особенно на возрастной и половой состав), наибольшая часть прироста шла за счет трудоспособных возрастов. Большинство мигрантов прибывало на территорию Уральской области извне, основное место по притоку населения занимали города6.

Среди уральских авторов хотелось отметить также работы М. Воскобой-никова, Д.Г. Барова, М.Э. Баранова , Ф. Трутко-Гуля, С. Федорова, посвящен

4 Лебедев Ф. Население Уралобласги // Хозяйство Урала. 1925. № 5 - 6. С. 121 - 129; Он же. К демографической переписи 1926 года // Хозяйство Урала. 1926. № 17. С. 136 -141; Он же. Разработка переписи 1926 года // Хозяйство Урала. 1927. № 4. С. 102 - 109; Он же. Социально-экономическая структура населения Уралобласги //Хозяйство Урала. 1928. № 7. С. 117135.

5 Лебедев Ф. Население Урала // Хозяйство Урала. 1927. № 1. С. 137.

6 Лебедев Ф. Механическое движение населения городов Урала. 1928. № 8 - 9. С. 161 Воскобойников М. Колонизация Уральской области //Хозяйство Урала. 1926. № 10 - 11. С.

149 - 155; Он же. Производственные основания будущей Уральской колонизации // Хозяйство Урала. 1926. № 13 -14. С. 170 - 180; Переселение в Сибирский край в 1929 году /под ред. Д.Г. Барова. М., 1929; Баранов М.Э. Переселение и коллективизация. М., 1929; О переселении в Уральскую область в 1929 году. М., 1929. ные исследованиям колонизационно-переселенческого дела на Урале. В их публикациях присутствуют статистические сведения о направлении, мощности и результативности миграционных потоков страны, итогах планового сельскохозяйственного переселения на территорию Уральской области. Были сделаны первые попытки анализа аграрного перенаселения и его дальнейших перспектив.

М. Воскобойников, являясь научным сотрудником Государственного колонизационного института, в своих докладах и публикациях, с широким привлечением материалов отчетов Уральского областного земельного управления и статистических сводок, сделал вывод о том, что «вся история Урала есть исо тория его постепенной колонизации» . Основной идеей его исследований была необходимость планомерного, подготовленного, тщательно продуманного заселения малообжитых районов Урала. М. Воскобойников отмечал: «Выполнение этих условий требует больших затрат средств и сил, и, что еще важнее, сложной и кропотливой проработки целого ряда вопросов, совокупность которых должна дать в результате общий производственно-колонизационный план мероприятий по вовлечению громадных, ныне мертвых, земельных пространств Области с их естественными богатствами в хозяйственный оборот страны»9. В последующих работах М. Воскобойников отмечал ведущую роль в процессе колонизации обследовательской работы переселенческой партии10. Однако, уже в 1927 г. он пришел к выводу о том, что роль сельскохозяйственного планового переселения была несколько преувеличена. Отсутствие достаточно развитого плодородного земельного фонда на территории Уральского региона привело к тому, что реальные масштабы миграции существенно отличались от намеченных планами. Поэтому М. Воскобойников показал, что на первый план для Уральской области должно выйти промышленное освоение. Статистические материалы вводились автором в научный оборот впервые, в основе

Воскобойников М. Колонизация Уральской Области // Хозяйство Урала. 1926. № 10. С. 149.

9 Там же. С. 154.

10 Воскобойников М. Колонизационные фонды Урала // Хозяйство Урала. 1927. № 4. С. 101. большинства исследований лежали годовые отчеты Уральского Переселенческого управления.

Исследование Ф. Трутко-Гуля11 основано на материалах Уральской рабоче-крестьянской милиции, которые содержали интересные статистические сведения о колонизационно-переселенческом деле на Урале. Основная ценность исследования заключается в том, что автор не остановился на описании земельных фондов и подсчете переселенцев. В работе Ф. Трутко-Гуля освещены вопросы государственного содействия переселенцам, их подбору, приживаемости на местах вселения, перспективы переселенческого движения. Одним из первых автор поднял проблему самовольной миграции и обратного оттока мигрантов, указал на необходимость тщательной увязки переселенческих мероприятий и развития инфраструктуры заселяемых регионов. чу

Статья Е. Федорова , опубликованная в 1928 году, стала обобщающей работой, которая подвела итоги переселенческому движению на территории Урала второй половины 1920-х годов. Автор провел комплексное исследование переселенческих районов, процесса подготовки земельных фондов, процесса водворения мигрантов на места их нового жительства. Подробно были рассмотрены проблемы приживаемости новоселов. Значительный интерес представляют статистические материалы РКИ (рабоче-крестьянской инспекции) и ОБЛЗУ (областного земельного управления), привлеченные Е. Федоровым для анализа социального состава переселенцев. Автор сделал вывод о том, что наибольшую миграционную подвижность имели бедняцкие (до 70% переселенцев) и середняцкие (до 29 %) хозяйства13.

Разработка первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР как комплексного плана экономического и социального развития страны потребовала новых подходов к миграции. В связи с этим остро встал вопрос о функциях миграции. В большинстве публикаций 1920-х годов миграция находилась в тесной увязке с планами народнохозяйственного развития. Особенно

11 Трутко-Гуль Ф. Колонизационно-переселенческое дело на Урале // Хозяйство Урала. 1926. № 12. С. 121 - 127.

12 Федоров С. Переселение на Урале // Хозяйство Урала. 1928. № 8 - 9. С. 6 - 33. подчеркивалась роль миграции в освоении природных ресурсов слабозаселенных регионов СССР, в том числе и Урала.

Анализ публикаций 1920-х годов приводит к выводу о том, что особое внимание в данный период уделялось переселениям в многоземельные районы. Эта тема разрабатывалась достаточно полно и глубоко. В этот период появились интересные методологические подходы, определение понятия «миграция населения» (массовые по своим размерам передвижения народов или частей населения, не только выходящие за пределы страны, но и совершающиеся в пределах одной и той же страны или государства14), элементы комплексного подхода в анализе переселений, в том числе выделение отдельных стадий миграционного процесса.

Параллельно с изучением сельскохозяйственных переселений велись исследования, посвященные становлению и развитию рабочего класса СССР в целом и Уральской области в частности. Среди них можно отметить работы С.Г. Струмилина, А. Анкиста, А.Г. Рашина и др.15, в которых содержится статистический материал об изменениях численности рабочей силы и источниках ее пополнения. Косвенно прослеживается мысль о важной роли миграции. Так, например, в работе А.Г. Рашина были использованы данные заводской статистики, результаты переписи населения 1920 года. Автор попытался дать обобщенное представление о количественных и качественных изменениях в составе рабочего класса в годы гражданской войны. Большое внимание автор уделил проблеме формирования рабочих кадров, источникам их пополнения.

Беспризорность, как одна из наиболее сложных социальных проблем в 1920-е годы, вызывала значительный интерес исследователей. В работах В.

13 Там же. С . 21.

14 Гримм Э.Д. Основные -типы миграционно-колонизационных процессов, их происхождение и характер // Труды Государственного колонизационного научно-исследовательского института. М., 1924. Т. 1. С. 24; Ямзин И.Л., Вощинин В.П. Учение о колонизации и переселениях. М -Я, 1926. С. 6.

13 Струмилин С.Г Состав пролетариата Советской России в 1917 - 1919 гг. Два года диктатуры пролетариата. М., 1919. С. 13 - 29; Анкисг А. Организация распределения рабочей силы. М, 1920, Рашин А.Г Динамика рабочего класса в промышленности за 1913 - 1922 гт. М , 1923 и др.

Яровского, С. Кия, Потапова16 и многих других констатировалось, что масса беспризорных детей представляет значительную проблему для государства. Авторы пытались найти причины, порождавшие это явление и дать рекомендации по борьбе с ним. В этот период публикуется много работ о жизни беспризорных детей, анализируются причины, порождающие это явление, приводятся ма

17 териалы о работе колоний и детских домов . Однако такие важные вопросы ликвидации детской беспризорности как численность беспризорников, трудности содержания детей в детских домах не получили достаточного освещения.

В целом, характеризуя развитие исторической мысли в 1920-е годы, следует отметить интерес исследователей к проблемам миграции населения. Несомненная актуальность и значимость работ исследователей подчеркивалась тем, что все авторы являлись современниками происходивших событий. Поэтому центральной проблемой 1920-х годов стала актуальная для того времени проблема переселения в многоземельные районы СССР. Постепенно начало оформляться понимание роли миграции в решении ряда социально-экономических задач, в том числе сельскохозяйственного и промышленного освоения регионов.

16 Истомина М. Межокружная конференция работников социально-правовой охраны несовершеннолетних, детских домов и садов в г. Свердловске // Уральский учитель. 1924. № 2. С. 65 - 67; Дмитриев Н. Школа детских домов с профессиональными классами в Перми // Уральский учитель. 1925. № 2. С. 33-38; Смолина В. 1-я Уральская областная конференция работников социально-право вой охраны несовершеннолетних (СПОН) и детских домов // Уральский учитель. 1925. № 3. С. 79 - 81; Яровский В. Беспризорность и борьба с нею // Уральский учитель. 1926 № 11 - 12. С. 31 - 34; Бенкин А. П. Основы финансового плана борьбы с детской беспризорностью на 1927 - 1928 гг. // Вопросы руководства просвещением Урала (материалы ко Второму областному съезду по народному образованию). Свердловск. 1927. С. 56 - 59; В.Р. (сокращенные инициалы. - прим. автора) Детская беспризорность и борьба с ней в Свердловском округе // Округ. 1927. № 16. С. 35 - 38; В.С.(сокращенные инициалы. - прим. автора) Урал в борьбе с беспризорностью // Просвещение на Урале. 1927. № 2. С. 59 - 62; Кий С. С беспризорностью не справляемся // Округ. 1927. № 15. С. 66; Потапов. Школы первой ступени и детская беспризорность // Уральский рабочий. 1927. 16 марта; Аносов С. Трудовая подготовка воспитанников детских домов // Просвещение на Урале Свердловск. 1928. № 1. С. 51 - 53; О материальной помощи семьям // Уральский рабочий. 1929. 13 июля.

17

Беспризорные в трудовых коммунах. М., 1926; Деянова Н. Советская общественность в борьбе с детской беспризорностью: по материалам с мест // Народное просвещение. 1925. № 1. С. 18 - 27; Кайданова О. Беспризорные дети, практика работы опытной станции. Л., 1926; Лившиц Е. Социальные корни беспризорности. М., 1925.

В 1930-е годы тематика исследований несколько изменилась, что было напрямую связано с изменением политической и экономической ситуации в стране. Процессы коллективизации и индустриализации требовали освещения в средствах массовой информации, анализа и осмысления. В середине первой пятилетки стал остро ощущаться недостаток рабочей силы для промышленности и строительства. Для решения этой проблемы государство начинает активно стимулировать процесс отходничества крестьянства из созданных колхозов. Поток миграции из сельской местности в города в 1930-е годы существенно возрос, и, естественно, стал предметом изучения историков уже в первой половине 1930-х годов.

Миграционному движению из села в город посвящены исследования М. Соломонова, Малышева, Ф. Барчука, Фреймана, И. Резникова, Реутова, П. Боч-карева, 3. Гришина18 и др. В них на основе анализа статистического материала авторы прогнозировали результативность отходничества, его роль в укреплении рабочего класса Урала и СССР.

В статье С. Кливанского19 отходничество признавалось лишь как временная мера, призванная восполнить дефицит рабочих рук в промышленности. Автор считал, что говорить об отходничестве в СССР можно лишь условно, в смысле совмещения работы в сельском хозяйстве с временной работой вне него. Проведя анализ имеющихся статистических материалов, С. Юшванский сделал вывод о том, что отходники, как массовая категория, обладают высокой текучестью, миграционной подвижностью, что приводит к значительному межотраслевому обороту рабочей силы. В силу этого, наиболее перспективным средством пополнения кадров является закрепление рабочих на предприятии

18

Соломонов М. Планово и организованно отходничество - боевая задача НКТ // На трудовом фронте. 1931. № И. С. 13; Малышев. Колхозы обеспечивают народное хозяйство рабочей силой // Вопросы труда. 1931. № 3 - 4. С. 96 - 102; Барчук В., Фрейман. Организация отходничества из колхозов // Социалистическая реконструкция сельского хозяйства. 1931. № 8. С. 138; Резников И. Высвобождение рабочей силы в колхозах и задачи организации отходничества // На аграрном фронте. 1931. № 6. С. 35; Реутов. Где и как надо вербовать отходника // На трудовом фронте //1931. № 26 - 27. С. 4; Бочкарев П. Сталинский призыв колхозников (в промышленность). Л., 1932 и др.

Кливанский С. Отходничество в СССР в 1928/29 - 1931 гг. // Вопросы труда. 1932. № 10. С . 66 - 73 путем заключения договоров, создание постоянных кадров. Эту точку зрения чл подтвердил М. Раевский , придя к выводу о том, что большую часть отходников поглощает сельское хозяйство, поэтому отходничество нельзя считать основным средством пополнения рабочей силы Уральского региона.

Среди исследований, посвященных проблеме отходничества, отдельно хотелось бы отметить работы прикладного характера, призванные служить ориентиром для руководителей колхозов и хозорганизаций. Так, в работе С. Фрейд-мана21 содержались конкретные рекомендации по организации отходничества крестьян. А. Удалов22 привел текст трудового договора, призванный служить «образцом правильно организованной социалистической взаимопомощи между колхозом и предприятием», типовой проект договора колхоз - завод.

В работах Б. Княжанского, С. Золотарева, Н. Пресницина, А. Белова23 было детально систематизировано действующее законодательство по вопросу вербовки рабочей силы. Наряду с этим, в качестве комментариев авторы использовали не только опубликованные, но и ряд неопубликованных постановлений Народного Комиссариата Труда СССР.

В статье Н. Аристова24 было показано значение принятия нового закона об отходничестве (17 марта 1933 года), который, отменяя действия старого (от 30 июня 1931 года) был призван ликвидировать неплановый выход рабочей силы из колхозов и упорядочить оргнабор в промышленности.

В 1930-е годы подробно освещались проблемы обеспечения промышленности рабочей силой. М. Романов сделал вывод о том, что основной проблемой органов труда и промышленности стало не недостаточное количество работников, а невозможность удержать ее на месте, т.е. текучесть. Так, по данным Маг-нитстроя с 1 марта 1930 года по 1 августа 1930 года прибыло 25,5 тыс. человек,

АЛ

Раевский М. К вопросу о трудовых ресурсах У рало-Кузбасса // Вопросы труда. 1931. № 7. С. 87-94.

21 Фрейдман С. Организуем отходничество миллионов. М., 1931.

22 Удалов А. Отходничество в колхозах. М, 1931.

23

Княжанский Б., Золотарев С. Памятка вербовщика. Ростов на Дону, 1931; Пресницкий К, Белов А Вербовка рабочей силы. М - Ташкент, 1932.

24 Аристов Н. Новые задачи организации отходничества из колхозов // Вопросы труда. 1933. №6. С. 21-25.

ЛГ а выбыло - 17,2 тыс. 3. Соколов , продолжив изучение причин текучести рабочей силы, установил, что, несмотря на постоянное пополнение рабочих кадров Урала, их количество, а главное - уровень подготовки, крайне недостаточно. По мнению автора, основная задача Народного Комиссариата Труда - не массовые межрегиональные переброски рабочей силы, а подготовка местных кадров, т.е. перенос акцента с внешней миграции на внутрирегиональную, на использование местных ресурсов.

Одна из важнейших особенностей в исследовании миграции данного периода - анализ ее в комплексе проблем воспроизводства рабочей силы, особенно в связи с необходимостью повышения планомерности формирования рабочей силы, улучшения ее использования, в том числе и за счет сокращения текучести кадров, ее причин и последствий. Среди авторов можно отметить И. Ильина, 3. Мордухова (Мохова), Тимофеева, Г. Королева, А. Тарасовой, И. Аристо

27 ва и др.

В целом, проблемы индустриализации и коллективизации, и связанные с ними миграционные процессы, перераспределение рабочей силы между городом и селом в 1930-е годы нашли многостороннее отражение в работах исследователей. Общей чертой, объединяющей работы 1920-х - 1930-х годов, стало понимание возросшей роли миграции в жизни общества. Вместе с тем в 1930-е годы было обращено внимание на принципиально изменившиеся социально-экономические условия, которые не могли не оказать значительное влияние на перемещения населения. Миграция теперь начинает рассматриваться как важ

25 Романов М. Обеспечим строительство рабочими кадрами // Вопросы труда. 1930. № 10 -И. С. 69.

26 Соколов 3. Обеспечил» кадрами вновь строящиеся гиганты // Вопросы труда. 1931. № 10. С. 11-17.

27

Ильин И. Планово организовать отходничество - боевая задача НК Труда // На трудовом фронте. 1931. № 20. С. 4; Мордухович (Мохов) 3. Меры поощрения и пресечения в общей системе мероприятий по борьбе с текучестью // Вопросы труда. 1931. № 7. С. 31 - 35; Он же. От политики самотека к оргнабору рабочей силы // Вопросы труда. 1932. № 8 - 9. С. 47 - 57; Тимофеев. Вербовка массовой рабсилы // Социалистическая зерновая фабрика. 1931. № 11 -12. С.35; Королев Г. Организация рынка строительных рабочих в 1931 году // Наше строительство. 1931. № 4. С. 145; Тарасова А Рабочую силу — заводам и новостройкам // Социалистическое сельское хозяйство. 1931. № 9 - 10. С. 7; Аристов И. Итоги оргнабора рабсилы по РСФСР (за январь - май 1932 года) // Вопросы труда. 1932. №8-9. С. 102 - 107. нейший фактор перераспределения производительных сил. Такая оценка свидетельствует о том, что в начале 1930-х годов сформировались качественно новые представления о функциях миграции.

До конца 1950-х годов специальных работ по переселению не выходило. Поэтому различные аспекты миграционного движения можно проследить лишь по монографиям, посвященным анализу развития советской экономики в период социалистической реконструкции хозяйства страны.

На втором этапе отечественной историографии, охватывающем период времени с начала 1960-х до середины 1980-х годов, был создан ряд исследований, посвященных проблемам миграционной подвижности населения СССР. Эти работы были написаны социологами, демографами и экономистами. Росту интереса к миграции в конце 1950-х гг. способствовала подготовка к Всесоюзной переписи населения 1959 г. Миграционные исследования в нашей стране значительно обогатились постановками новых проблем, отражавших более высокий уровень развития науки.

В новых политических условиях конца 1950-х - начала 1960-х годов произошли значительные изменения в проблематике исследований. Началось формирование научных центров по изучению проблем населения. Так, например, в 1963 г. был организован координационный совет при Минвузе СССР по проблемам народонаселения, а в 1965 г. в МГУ им. В.М. Ломоносова создана Проблемная лаборатория народонаселения28. В 1960 - 1970 - е годы всплеск исследований был вызван накоплением информации, отражающей региональные особенности перемещения населения СССР. Основное внимание в этот период уделялось миграции в районах Сибири и Дальнего Востока, межреспубликанской миграции, движению сельского населения в города. В научном плане значение разработок в области миграции в восточных районах РСФСР определялось неблагоприятными тенденциями в миграционных процессах, выразившихся в оттоке населения из Западной Сибири в начале 1950 -х - 1960- х годах.

28 Араловец НА. Семья в России. 1897 - 1926 годы. Историко-демографический аспект. М., 2003. С. 12.

Комплексному изучению миграций посвящены работы Д.й. Валентея, М.Н. Руткевича, Б.Ц. Урланиса, Н.В. Панкратьева, О.В. Староверова, А.У. Хомры29 и др. В них анализируется материал по проблемам миграции населения (1950 - 1970-е годы), представлены фактические сведения, проанализированы материалы переписей 1959, 1970 годов. В эти годы основной задачей стала попытка выявить мотивы переселения как внутри региона, так и в масштабах всей страны.

В монографии Б.С. Хорева и В.Н. Чапека30 были рассмотрены методологические проблемы миграционной подвижности населения, методы, наблюдения за миграционным процессом, географическими аспектами передвижений. Показаны актуальные проблемы миграции населения в СССР, разработаны вопросы урегулирования и прогнозирования миграционных процессов.

В работах Л.Л. Рыбаковского и Т.И. Заславской31 получила развитие концепция трехстадийности миграционного процесса, разработаны методы изучения миграции, позволившие существенно расширить тематику исследований. Исследования Сибирского отделения АН СССР, проведенные в начале 1970-х годов в форме анкетного обследования мигрантов, стали толчком к детальному изучению половозрастного состава, уровня образования, профессионального состава, мотивов миграций. В монографии под редакцией Т. И. Заславской32 были проанализированы проблемы миграции сельского населения и сформулированы предложения по улучшению управления данным процессом. В 1973 г. вышла работа Л .Л. Рыбакова, в которой на основе статистических данных о миграции населения были проанализированы закономерности и особенности ми

29

Валентей Д.И., Хорев Б.С. Миграции в системе демографических процессов в СССР // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М., 1970. С. 5 - 12; Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974.; Население СССР. М., 1974; Панкратьева Н.В. Население и социальное воспроизводство. М., 1977, Староверов О.В. Модели движения населения. М., 1979; Куда и зачем едут люди. М., 1979; Хомра А.У. Миграция населения: вопросы теории, методы исследования. Киев, 1979; Географическое изучение миграции населения. Ульяновск, 1979 и др.

30 Хорев Б.С., Чапек В.Н. Проблемы изучения миграции населения. М., 1978.

31 Социально-экономическое развитие села и миграция населения /под ред. Т.И. Заславской. Новосибирск, 1972; Рыбаковский Л.Л. Межрегиональные миграционные связи и их моделирование // Миграции населения РСФСР. М., 1973. С. 43 - 62.

2 Миграция сельского населения / Под ред. Т.И. Заславской. М., 1970. грационных процессов, протекавших на территории РСФСР в 1950 - 1970-е годы33. Автором предложены системы показателей межрайонных миграционных связей и методы их использования в региональном анализе. Большое внимание уделено количественной оценке влияния различных факторов на миграционные процессы, исследованию воздействия межрайонного обмена на численность и структуру населения.

Значительный интерес представляют исследования В.М. Моисеенко34, в которых автор подчеркнул важность комплексного рассмотрения миграции. Большое внимание было уделено изучению потенциальной миграции, адаптации переселенцев на новом месте, механизмов управления миграцией, миграционной политике государства.

Крупнейшим исследованием по проблемам переселенческой политики на втором этапе отечественной историографии стала монография Н.И. Платуно-ва35, в которой были проанализированы основные тенденции миграционных процессов в СССР в 1917 - 1941 годы. В работе подробно освещена проблема социально-экономических предпосылок планового переселения в стране в связи с развертыванием социалистического строительства, прослеживается процесс государственного регулирования миграции. Н.И. Платунов предложил собственную классификацию миграционного движения на территории СССР. Первый этап охватывал период с октября 1917 года по 1924 год включительно, когда правительство через систему законодательно-распорядительных и разъяснительных мер пыталось сдержать интенсивность миграционных процессов, возросшую в условиях голода и разрухи. Переселенческие мероприятия Советской власти в эти годы были обусловлены чрезвычайными временными обстоятельствами. Второй этап занимал пятилетие, 1925 - 1930 годы, период, когда в деревне резко обострилось «аграрное перенаселение» в густонаселенных центрально-европейских губерниях. Соответственно этому, в стихийном порядке,

33 Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций. М., 1973.

Моисеенко В.М. Территориальное движение населения. Характеристика и проблемы управления. М.,1985.

Платунов Н.И. Переселенческая политика советского государства и ее осуществление в СССР (1917 - июнь 1941 года). Томск, 1976. неорганизованно поднялась на переселение значительная часть крестьянства центральных районов. Открыв плановое переселение, правительство ставило задачу снизить поток неорганизованной миграции и использовать переселение для хозяйственного освоения пустующих земель. Третий этап миграционного движения, выявленный Н.И. Платуновым, охватывал период развернутого социалистического строительства. Плановые переселения были свернуты. Новая обстановка обусловила резкий поворот в переселенческой политике. На первый план вышло так называемое «промышленное переселение», термин, введенный автором для обозначения миграций трудовых ресурсов, занятых в строительстве и промышленности. Это плановое межотраслевое и территориальное перемещение рабочей силы для снабжения и строительства новых предприятий. Большинство приведенных в данном исследовании законодательно-распорядительных актов СССР и статистических данных по переселению были введены в научный оборот впервые.

Особенность исследований второго этапа историографии состояла в том, что авторы прочно связывали миграционные процессы в СССР и на Урале с процессами индустриализации и коллективизации. Большое внимание было уделено динамике показателей экономики первых пятилеток. Проблемам формирования и развития рабочего класса посвящены исследования Ю.В. Аруткь няна, В.Н. Елисеевой36. Были сделаны выводы о том, что основные ресурсы для развивающейся индустрии поставляла деревня (отходничество). В исследованиях JI.C. Рогачевской, A.M. Панфилова37 широко используются статистические справочники, в научный оборот вводится новый архивный материал.

36

Я Арутюнян Ю.В. Коллективизация сельского хозяйства и высвобождение рабочей силы для промышленности //Формирование и развитие советского рабочего класса (1917 - 1961) Сборник статей. М., 1964. С. 157 - 163; Елисеева В.Н. О способах привлечения рабочей силы в промышленность и строительство в период социалистической индустриализации СССР (1926-1937). Воронеж, 1967.

37 Рогачевская JIC Рабочий класс СССР (1926 - 1929) М , 1960; Панфилова А.М. Формирование рабочего класса СССР в годы первой пятилетки (1928 -1932) М., 1964.

Материалы переписей 1959 и 1970 годов дали новый толчок развитию научной мысли38. Большой интерес представляют различные сборники статей, посвященные изучению миграции населения в 1970-е годы39. В эти же годы появились первые монографии и учебные пособия по изучению демографии

40 как самостоятельной науки .

По «уральской тематике» был издан сборник трудов Института экономики УНЦ АН СССР о формировании населения Урала41. В нем была рассмотрена динамика численности, источники формирования населения и раскрывались тенденции его развития (урбанизация, концентрация населения в крупных городах и т.д.). В сборнике проанализированы проблемы воспроизводства населения (рождаемость, смертность, брачность). Здесь же изложены методы изу

38 Стефанов И. Статистическое изучение миграции // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М., 1970; Люди в городе и на селе. М., 1978; Ковалев С.А. Миграционная подвижность населения в городах // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М., статистика. 1970. С. 17 - 21; Долгушевский Ф.Г. Актуальные вопросы исследования миграции // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М., 1970. С. 12 - 17; Руткевич М.Н., Филипов Ф.Р. Социальные перемещения. М., 1970; Миграция сельского населения /под ред. В С. Немчинова. М., 1971; Зайцев В.Д. Проблемы моделирования миграции населения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М., 1973. С. 3 - 32; Глазов В.А., Большакова Е.С., Барсукова Л.С., Родин В.Е. Особенности межрегиональной миграции населения в СССР // Миграция населения РСФСР /под ред. АЗ. Майкова. М., 1973. С. 32 - 43; Майков А.З. Эффективность сельскохозяйственного переселения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М., 1973. С. 79 - 88; Онокиенко В В., Поповкин В.Л. Комплексное исследование миграционных процессов населения УССР. М., 1973; Гаязова С.С. Некоторые вопросы миграционного и естественного движения сельскохозяйственного населения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М., 1973. С. 140 - 153; Миграционная подвижность населения в СССР /под ред. Б.С. Хорева, В.М. Моисеенко. М., 1974; Дробижев В.З. Движение населения в СССР И Социалистический прогресс. М., 1974; Староверов В И Социально-экономические проблемы деревни. Методология, методика, опыт анкетного анализа миграции сельского населения. М., 1975.; Социальные проблемы миграции. М., 1976; Бреев Б.Д Подвижность населения и трудовых ресурсов. М., 1977; Ноздрина Н.Н. Применение методов системного анализа при изучении миграции населения. Препринт. М., 1978; Социальные факторы и особенности миграции населения СССР. М., 1978; Староверов О.В. Модели движения населения. М., 1979; Куда и зачем едут люди. М., 1979; Географическое изучение миграции населения. Ульяновск, УГЛИ. 1979. и др.

39 Население и трудовые ресурсы СССР. М., 1971; Население СССР. М, 1973; Население СССР. М., 1974.

40 Козлов В.И. Этническая демография. М, 1977; Козаченко И.В. Основы демографии. Киев, 1977; Демографические модели. М., 1977.

41 Проблемы формирования и развития населения Урала. Труды института экономики УНЦ АН СССР. Свердловск,1977. чения демографических явлений. В статье П.М. Кузовлева42 был обобщен обширный материал, характеризующий заселение территории Урала со времен первоначальной колонизации (XI - XV века) и до середины XX века. Формирование и расселение населения было показано на фоне развития хозяйства района в зависимости от роли, которую играл Урал на различных этапах своей истории. Статьи Л.И. Гавриловой, В.В. Кузнецовой, Е.В. Невоструевой, А.А. Петракова43 и др. были посвящены миграциям 1970-х годов, но представляли значительный интерес в плане изучения новых методов исследования миграционного движения.

Таким образом, второй этап отечественной историографии имеегг большое значение в вовлечении в научный оборот новых фактов советской истории, ранее не публиковавшихся, в их систематизации, создании структурно-аналитического подхода к изучению исторических процессов, в частности, миграционных. Огромная аналитическая работа, выполненная на втором этапе отечественной историографии, выдвинула на передний план вопросы теории и методологии миграции. Многие из них решались в ходе обобщения данных региональных исследовании. Именно на этом этапе было окончательно определено понятие «миграция населения», как комплексной социально - экономической проблемы (Миграция населения - перемещения людей (мигрантов) через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее д лительное время; главные причины миграции - социально-экономические, заметно влияние политических и военных причин44). Были четко разграничены термины «миграция населения» (более широкое понятие) и

42 Кузовлев П.М. К истории формирования населения Урала // Проблемы формирования и развития населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1977. С. 3 - 25.

Гаврилова Л.И. Особенности движения населения городов Свердловской области // Проблемы формирования и развитая населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1977. С. 25 - 32; Кузнецова В.В. Изменение социально-демографической ситуации города Тюмень под влиянием развития крупного промышленного комплекса в области // Там же. С. 32 - 36; Невоструева Е.В. Миграция - фактор формирования населения и трудовых ресурсов // Там же. С. 93 -105; Петраков A.A. Социологическое изучение воздействия миграции на рождаемость II Там же. С. 125 -140.

44 Демографический энциклопедический словарь. М., 1985. С. 251 - 254. миграция рабочей силы» (промышленная миграция), чего не было сделано раньше.

С середины 1980-х гг. начался третий этап отечественной историографии, связанный с изменением политического климата в стране и постепенным отходом историков от марксистско-ленинской идеологии в исследованиях. Продолжалось создание научных демографических центров. В конце второго этапа, в 1980 году был организован отдел социально-демографических проблем в Институте социально-политических исследований РАН. В 1984 г. - Научный совет РАН по исторической демографии и исторической географии при Отделении истории РАН45. В специализированных демографических подразделениях ученые изучали численность, состав, размещение населения, особенности демографических процессов в СССР, проблемы миграции и др. В 1988 г. был создан Институт истории и археологии Уральского отделения РАН с целью осуществления комплексных фундаментальных научных исследований в области истории, археологии, этнологии и смежных гуманитарных дисциплин.

К середине 1980-х годов был накоплен и систематизирован значительный по объему и глубине материал по исследованию проблем миграции населения в СССР. В 1988 г. под редакцией Л. Л. Рыбаковского вышла обобщающая монография «Население СССР за 70 лет»46. В ней на основе материалов переписей, сведений статистики были показаны основные тенденции в социально-демографической структуре населения.

Со второй половины 1980-х гг. активизировались исследования историко-демографических проблем. Это было связано с тем, что стало возможным обсуждение в открытой печати запретных долгое время тем, с открытием засекреченных материалов, с неблагоприятной демографической ситуацией в стране. Большое значение имели вышедшие издания: «Демографический энциклопедический словарь» (1985), «Историческая демография: проблемы, суждения, зада

45 Араловец НА. Указ соч. С. 15.

46 Население СССР за 70 лет / Под ред. Л. Рыбаковского. М, 1988. чи» (1989) , а так же публикации материалов переписей населения 1937 и 1939 гг., осуществленные коллективом историков Института российской истории РАН (Ю.А. Поляков, В.Б. Жиромская, И.Н. Киселев, H.A. Араловец и др.).

Появились работы, посвященные изучению населения России. Среди них выделяются исследования Ю.А. Полякова48 о населении России после Гражданской войны; В.Б. Жиромской49 о городском населении в 1920 - 1930-е гг.; H.A. Араловец50 о городской семье в 1920-е гг.; О.М. Вербицкой51 о сельской семье в 1920 - 1950-е гг. и да., подготовленные на широком круге исторических источников.

В историко-демографической литературе выделилась проблема изменения численности населения и связанный с ней остро дискуссионный вопрос о людских потерях России и СССР. Потери населения в период первой мировой войны исчисляются в исследованиях Ю.А. Полякова . Людские потери 1930-х гг., связанные с голодом 1932 - 1933 гг., насильственным переселением раскулаченных, массовыми репрессиями исследовались В.П. Даниловым, И.Е. Зелениным, В.Н. Земсковым53 и др.

В 1980-е гг. наблюдался всплеск интереса к изучению судьбы спецпереселенцев и истории спецссылки54. В.Н. Земсков опубликовал данные по регионам

Демографический энциклопедический словарь /под ред. ДИ. Валентея. М., 1985; Историческая демография: проблемы, суждения, задачи / Отв. Ред. Ю.А Поляков. М., 1989.

48 Поляков Ю.А Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1986.

49 Жиромская В.Б. После революционных бурь: Население России в первой половине 20-х годов. М, 1996; Она же. Демографическая история России в 1930-е годы. Взгляд в неизвестное. М., 2001.

50 Араловец К А Городская семья в России 1897 - 1926 гт. истор ико-демографический аспект. М, 2003.

31 Вербицкая О.М. Российское крестьянство от Сталина к Хрущеву. М., 1998.

32 Поляков Ю.А Наше непредсказуемое прошлое. М., 1995.

33 Данилов В.П. Коллективизация: как это было? // Страницы истории советского общества. М., 1989; Данилов В.П., Ивницкий НА О деревне накануне и в ходе сплошной коллективизации // Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе сплошной коллективизации. 1927 - 1932 гг. М , 1989; Земсков В.Н. Спецпереселенцы // Социс. 1990. №11. С. 3 - 17; Зеленин И.Е. Осуществление полигики «ликвидации кулачества как класса» (осень 1930 - 1932 гг.) // История СССР. 1990. №6. С. 31 - 49.

34 Данилов В.П. Указ соч.; Плотников И.Е. Как ликвидировали кулачество на Урале // Отечественная история. 1993. № 4. С. 163 - 167; Он же. Крестьянские волнения и выступления на Урале в конце 20-х - начале 30-х гг. //Отечественная история. 1998. № 2; Он же. О темпах и о масштабах спецссылки, о динамике прибытия и выбытия спецпереселенцев, о социально-демографической характеристике данной категории мигрантов55.

В монографии П.М. Поляна56 предложена типология и реконструирована хронология принудительных миграций в СССР. Автором было предложено собственное определение термина «принудительные миграции», под которыми он понимал перемещения значительных масс людей, предпринятые государством по отношению к своим или чужим гражданам путем принуждения (прямого или косвенного). П.М. Полян выделил два основных этапа принудительных миграций. Первый из них охватил период с 1919 по 1939 годы, когда были проведены первые советские депортации и переселения в 1919 - 1929 годы и спецпереселение в 1930-е годы. Второй этап охватил 1939 - 1953 годы (депортации отдельных народов в годы Великой Отечественной войны и последующие годы). Отдельные главы исследования были посвящены международным принудительным миграциям. В заключении П.М. Полян пришел к выводу о том, что за 1919 - 1953 годы в СССР внутренней депортации подверглось 6015 тыс. человек, что привело к резкому нарушению естественного хода демографического развития населения, сказались на пропорциях расселения и способствовали последовательному смещению центра тяжести населения СССР сначала в северном, а затем в восточном направлении. формах коллективизации на Урале // Отечественная история. 1994. № 3. С. 78 - 87; Он же. Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы. Документы из архивов // Отечественная история. 1995. № 1. С. 169 - 179; и др.

55 Земсков В.Н. Заключенные в 1930 году (демографический аспект) //Социс. 1996. № 7. С. 3 -14; Он же. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (ста-тистико-географический аспект) //Социс. 1991. № 5. С. 151 - 165; Он же. «Кулацкая ссылка» в 1930-е годы // Социс. 1990. № 10. С. 3 - 21; Он же. «Кулацкая ссылка» накануне и годы Великой Отечественной войны // Социс. 1992. № 2. С. 3 - 26; Он же. Об учете спецконтингента НКВД во Всесоюзных переписях населения 1937 и 1938 гг. // Социс. 1991. № 2. С. 74 - 75; Он же. Спецпоселенцы (1930 — 1959 тт.) //Население России в 1920 — 1950-е годы*, численность, потери, миграции. Сб. науч. трудов. М., 1994. С. 145 - 194; Он же. Спецпоселенцы (по документам НКВД - МВД СССР) // Социс. 1990. № 11. С. 3 - 17; Он же. Судьба «кулацкой ссылки» (1930 - 1954 гг.) //Отечественная история. 1994. № 1. С. 118 - 147.

56 Полян П.М. Не по своей воле . История и география принудительных миграций в СССР. М., 2001.

Заметным явлением в историографии стало издание обобщающей работы «Население России в XX веке» . На третьем этапе историографии были продолжены исследования по проблемам демографии58, народонаселения 59, миграции60. Е.М. Андреев, А.Е. Дарский, Т.Л. Харькова61 создали комплексное исследование по проблеме населения СССР XX века. Автор изучил демографическую ситуацию в 1920-е годы, проанализировал итоги переписей 1926, 1937 и 1939 годов, динамику рождаемости и смертности за 1927 - 1938 годы.

На этом этапе историографии начато изучение истории населения в разных

АО регионах России. H.A. Федорова исследовала социально-демографическую структуру населения Среднего Поволжья, в основу были положены материалы Всесоюзной переписи населения 1926 г. Особое внимание было уделено изучению миграции. В ходе исследования H.A. Федорова пришла к выводу о том, что

57 Население России в XX веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900 - 1939. /под ред. Ю.А. Полякова, В.Б. Жиромской. М., 2000.

58 Боярский А.Я. Основы демографии. М., 1980; Кваша А.Я. Демографическая политика в СССР. М., 1981; Демографы думают, спорят, советуют. М., 1981; Региональные проблемы социально-демографического развития. М., 1982; Шелестов ДК. Демография: история и современность. М., 1983; Демографическое и экономическое развитие в регионе /под ред. Г.М. Романенковой, В.В. Бойко М., 1983; Кваша АЯ. Что такое демография. М., 1985; Демографические процессы и их закономерности. М., 1986; Демографическая политика социалистического общества. М., Наука. 1986. Дробижев В.В. У истоков советской демографии. М., 1987; Шелестов Д.К. Историческая демография. М., 1987; Демографические исследования. М., 1988; Демографическая полипаса в региональном разрезе. М., 1988; Валентен ДИ., Кваша АЯ. Основы демографии. М., 1989.

59 Кочетков АВ. Расселение в СССР. М., 1981; Киселев И.К Статистические источники по движению населения СССР в 1920 - 1926 гг. // Социально-экономическое развитие советского общества. Проблемы историографии и источниковедения. М., 1982. С 14 - 25; Основы теории народонаселения /под ред. Д.И. Валентея. М., 1986; Размещение населения СССР: региональный аспект динамики и политики народонаселения М., 1986; Дзарасова Н.В. Народонаселение СССР за 70 лег. Йошкар-Ола, 1987; Валентей Д.И., Зверева КВ. Изучение народонаселения: вопросы методологии. М., 1987; Волков АГ. Население СССР. М, 1988 и

2Р"

Догужаев В.Б. Миграция населения и ее роль в формировании трудовых ресурсов КБ АС СР. Нальчик, 1980; Брук С.И., Кабузан В.М. Динамика и этнический состав населения России в эпоху империализма (конец 19 века - 1917 г.) // История СССР. 1980. № 3. С. 77 -79; Проблемы воспроизводства и миграции населения М., 1981; Региональные особенности воспроизводства и миграции населения в СССР /под ред. Н.М. Римашевской. М, 1981; Ко-рель Л.В. Перемещение населения между городом и селом в условиях урбанизации. Новосибирск, 1982; Макарова Л.В., Морозова Г.Ф., Тарасова Н.В. Региональные особенности миграционных процессов в СССР. М., 1986.

Андреев Е.М, Дарский А Е, Харькова Т Л Население Советского Союза. 1922 - 1991. М., 1993. наибольшей миграционной подвижностью обладала молодежь 20 - 29 летнего возраста. Среди населения Среднего Поволжья удельный вес мигрантов был невелик, и в 1920-е годы наблюдался отток населения.

Анализ миграции сельского населения в этом регионе проведен О.В. Озеровым . На материалах Сибири исследовал историко-демографическое развитие В.А. Исупов64.

История населения Урала активно изучалась в работах В.В. Алексеева, Г.Е. Корнилова, А.Г. Оруджиевой, Д.В. Каракулова, Е.Ю. Баранова, М.А. Фельдмана65 и др. В.П. Мотревич издал материалы переписи населения 1939 г. по Уралу66. В 1980-е годы было издано несколько научных сборников, посвященных миграционным процессам на территории Урала. В сборнике «Региональные особенности движения населения Урала» на основе проведенных исследований и накопленного опыта в области изучения естественного и механического движения населения региона был дан анализ демографических процессов современности и влияния на них различных факторов. Были рассмотрены вопросы взаимосвязи между миграцией и рождаемостью, уровнем жизни и тер

62 Федорова К А. Сельское население Среднего Поволжья накануне коллективизации. Казань, 1990.

63 Озеров О.В. Миграция сельского населения во второй половине 1920-х - 1930-х годов (по материалам Среднего Поволжья). Авгореф. дисс. на соиск. уч. степ. к.и.н. Пенза, 2000.

64 Исупов В. А Городское население Сибири: от катастрофы к возрождению (конец 30-х -конец 50-х гг.). Новосибирск, 1991.

65 Алексеев В.В. Взаимодействие социально-экономических и демографических процессов на Урале в условиях тоталитарного режима // Историческая демография: новые подходы, методы, источники. М. 1992. С. 3 - 5; Корнилов Г.Е. Демографическая структура сельского населения Урала (по данным Всесоюзной переписи населения 1926 и 1939 гг.) // Социально-демографическое развитие уральского села. Свердловск, 1988. С. 37 - 44; Корнилов Г.Е. Этническая структура населения Урала в первой половине XX века // Каменный пояс на пороге третьего тысячелетия. Екатеринбург, 1997. С. 129 - 135;; Оруджиева А.Г. Динамика численности населения Урала в советский период // Население России и СССР: новые источники и методы исследования. Екатеринбург. 1993. С. 29 - 38; Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Свердловск, 1986; Ефременков Н.В., Иванова МА, Корнилов Г.Е., Муравьев В.Е., Плотников И.Е., Толмачва Р.П. Крестьянство Урала (1927 - 1941). Свердловск, 1990; Каракулов Д.В. Голод 1921 - 1922 гг. на Урале. Дисс. . . .к.и.н. Екатеринбург, 2000; Баранов Е.Ю. Аграрное производство и продовольственное обеспечение населения Уральской области в 1928 - 1933 гг. Дисс. . .к.и.н. Екатеринбург, 2002; Фельдман М.А. Рабочие крупной промышленности Урала в 1914 - 1941 гг. Екатеринбург, 2001.

66 Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г.: Уральский регион. Сб. материалов / Сост. В.П. Мотревич. Екатеринбург, 2002.

61 Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. риториальным перемещением населения, проанализировано влияние миграци

6S онных потоков на его возрастную структуру. Так, например, А.А. Петраков пришел к выводу об отрицательном влиянии миграции на рождаемость; А.Г. Оруджиева69 проанализировала зависимость миграции от половозрастного, се

70 мейного и национального состава переселенцев; Г.В. Бабиков для определения степени влияния миграционных потоков на изменение численности населения предложил математические методы. В сборнике «Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале» помещены материалы, характеризующие исторические особенности формирования населения Урала, изменения внутрисемейных отношений, факторы репродуктивного и брачного поведения, был дан анализ территориальной подвижности сельского населения (И.П. Мо

71 керов, А.Г. Оруджиева, Я Б. Сотникова ).

В 1990 - 2000-е годы актуальность исследований в области демографии не ослабела. Создается ряд работ на «уральском» материале, посвященных изучению демографической истории Урала в XX веке. Среди них хотелось бы отметить работы Г.Е. Корнилова, который на обширном документальном материале (перепись 1939 года, расчеты населения сектора демографии ЦСУ СССР, годовые отчеты колхозов, данные сельсоветского учета населения) показал социально-демографические процессы в деревне в годы Великой Отечественной войны. В ходе анализа и сопоставления документов, автор пришел к выводу о глубоком деформирующем воздействии войны на демографическую структуру сельского населения Урала, выразившемся в резком сокращении жителей сельских местностей и изменении их социально-профессиональной структуры. Г.Е.

68

Петраков А. А. Воздействие миграции на рождаемость // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 57 - 70.

69 Оруджиева А.Г. Демографические факторы миграции // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 70 - 80.

70 Бабиков Г.В. Об оценках миграционных потоков и их влияние на возрастную структуру населения // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 85-91.

71

Мокеров И. П. Исторические особенности демографических процессов на Урале // Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Сб. науч. Трудов. Свердловск, 1986. С. 3 - 27; Оруджиева А.Г., Сотникова Я.Б. Особенности территориальной подвижности сельского населения на Урале // Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Сб. науч. Трудов. Свердловск, 1986. С. 62 - 79.

Корнилов отмечал, что механическое движение в годы войны приняло небывалые размеры72. В последующих работах автор сделал вывод о том, что одной из характерных черт социально-демографического развития деревни являлось быстрое сокращение численности ее населения. Этот процесс проявился с конца 1920-х годов, с первых лет индустриализации страны, когда развитие промышленности, строительства, транспорта и связи потребовало огромного количества рабочих рук. Деревня стала основным источником пополнения трудовых ресурсов73.

Обобщающим изданием по истории демографического развития населения Уральского региона стала книга «Население Урала. XX век. История демографического развития»74, опубликованная в 1996 г. Ее авторы - историки и демографы обобщили исторический опыт демографического развития Урала, проанализировали проблемы динамики численности населения и миграции, рождаемости и смертности, эволюции возрастной структуры Уральского региона. Как отмечалось в исследовании, развитие миграционных процессов в XX веке как для России в целом, так и для Урала, согласовывалось с концептуальными схемами урбанизации и миграционного перехода от малоподвижного (сидячего) образа жизни в условиях традиционной экономики к нарастанию территориальных перемещений масс населения по мере утверждения индустриального общества. Излагая концепцию миграционного перехода на территории Урала, авторы приходят к следующим выводам. Первая стадия перехода, характеризующаяся низкой миграционной подвижностью масс, охватывала первые десятилетия XX века. Вторая фаза связана с индустриализацией и массовым движением населения из села в город. Она оказалась на Урале самой продолжительной - с конца 1920-х до конца 1950-х годов. Ускоренное наращивание эконо

72

Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941 - 1945). Свердловск, 1990. С. 33.

73

Корнилов Г.Е. Уральское село и война. Екатеринбург, 1993. С. 93; Корнилов Г.Е. Трансформация аграрной сферы Урала в XX веке // Социальные трансформации в Российской истории. Доклады международной научной конференции. Екатеринбург - Москва, 2004. С. 136 - 144.

74 Население Урала. XX век. История демографического развития // А.И. Кузьмин, А.Г. Оруджиева, Г.Е. Корнилов и др. Екатеринбург, 1996. мического потенциала восточных районов страны в годы первых пятилеток вызвало массовые перемещения населения (как добровольные, так и принудительные) на Урал, в Сибирь, Дальний Восток.

Подводя итог рассмотрению отечественной историографии, следует отметить, что многие аспекты миграционных процессов на территории СССР в период с 1914 по 1939 годы были в основном изучены. Исследователи показали специфику и основные закономерности миграции на территории СССР, рассмотрели динамику численности населения отдельных территорий, влияние переселения на демографическую структуру населения. Однако следует отметить, что наибольшее внимание исследователей на каждом этапе историографии занимали современные им миграционные процессы. В большинстве случаев исследователи - демографы анализировали общероссийские и общесоюзные показатели. В связи с этим многие аспекты миграции и ее влияния на структуру населения отдельных регионов, в т.ч. Урала, остались либо совсем не изучены, либо исследованы недостаточно. К таким проблемам, несомненно, можно отнепс ста проблему размещения военнопленных на территории Урала , беженцев Первой Мировой войны, гражданской войны и голода 1921 - 1922 годов. Недостаточное внимание исследователей уделялось проблеме миграции и размещения беспризорных детей на территории Урала в 1914 - 1939 годы . В вопросах плановых переселений в 1925 - 1930-й годы на территорию Уральской области малоизученными остались проблемы приживаемости переселенцев, их влияния на социально-демографический состав населения, проблема самовольных переселений. Миграционные процессы в 1930-е годы также не получили комплексного освещения в плане их влияния на структуру местного населения

В зарубежной историографии проблема миграций на территории СССР и Урала до настоящего времени практически не изучена. Среди исследователей

75

Рукосуев А.Е., Суржикова КВ. Военнопленные Первой Мировой войны на предприятиях Богословского горного округа: условия труда и содержания П Вооруженные конфликты на рубеже XIX - XX вв. Екатеринбург, 2004. С. 90 - 94.

Сажина КС. Деятельность государства и общественных организаций по ликвидации детской беспризорности в 1921 - 1928 гг. (на материалах Урала). Авто реф. к.и.н. Екатеринбург, 2003. этой темы необходимо отметить комплексное исследование П. Гетрелла , который, опираясь на значительный по объему материал архивов, изложил собственную концепцию феномена «беженства» в России. Он одним из первых многосторонне изучил проблемы передвижения масс беженцев по территории России, их судьбу на местах вселения, осознание национальной самоидентификации, отношения к ним местного населения. Аналогов данному исследованию даже в отечественной историографии до настоящего времени не создано.

Проблемы миграции сельского населения в города в 1930-е годы и введение паспортной системы в СССР исследовал нидерландский историк Г. Кесс

7ft лер . Вопросы отходничества крестьян он изучил на материалах Среднего Урала. Процессы в социальной и политической сфере на территории Урала

79 охарактеризованы в монографии англичанина Дж. Харриса .

В целом, следует отметить, что проблема миграции населения достаточно сложна, имеет большое количество важнейших аспектов, требующих тщательного рассмотрения, изучения и анализа. Несмотря на то, что эта тема с самого начала (с 1920-х годов) привлекала к себе внимание многих историков, демографов, социологов и т.д., до настоящего времени остаются целые временные периоды, этапы миграционного движения, не получившие достаточного освещения в научной литературе. Одним из таких периодов являются 1914 - 1930-е годы. В последние годы исследования этого временного отрезка стали наиболее популярны в связи с появлением (рассекречиванием) большого количества не доступных ранее архивных материалов. Однако до настоящего времени не создано комплексного обобщающего труда по истории миграций на территории Урала в 1920 - 1930-е годы. Следует отметить недостаточность изучения всех аспектов темы. Исходя из этого, а так же учитывая важность и актуальность

77

Gatrell Peter. A whole empire walking refugees in Russia during World War I. Bloomington and Indianapolis, 1999.

78 Gijs Kessler The peasant and the Town. Rural-Urban Migration in the Soviet Union, 1929 - 40. Thesis submitted for assessment with a view to obtaining the degree of Doctor of the European University Institute. 2001; Gijs Kessler The passport system and state control over population flows in the Soviet Union, 1932 - 1940. British Association for Slavonic and East-European Studies (BASEES), Cambrige. 2000. рассматриваемых проблем, автор выбрал обозначенную тему в качестве самостоятельного исследования.

Источниковая база, составившая основу исследования темы, обширна. Для систематизации выявленных источников были использованы традиционные схемы, на основе которых было выделено несколько групп.

Первая группа объединила нормативные акты органов государственной власти и постановления и директивы местных органов по проблемам миграции населения. Важные сведения содержатся в законодательных актах, резолюциях, постановлениях, директивах и материалах партийных, государственных органов, как опубликованных в сборниках документов и хрестоматиях, так и хранящихся в местных и центральных архивах. Большой интерес представляют официальные сборники нормативных актов: «Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР» за 1924 - 1938 гг., «Собрание постановлений и распоряжений правительства СССР» за 1938 - 1940 гг., «Известия Уральского Областного Исполнительного комитета Советских, рабоче-крестьянских и красноармейских депутатов» за 1924 - 1936 гг., «Официальный сборник важнейших законов правительства, постановлений и распоряжений Уральского Облисполкома» за 1930 - 1933 гг. По проблеме борьбы с детской беспризорностью были исследованы также «Бюллетени официальных распоряжений и сообщений Екатеринбургского ГУБОНО» за 1923 г. и «Бюллетени официальных распоряжений Уральского областного ОНО» за 1924 - 1931 гг. В этих сборниках были отобраны все законодательные нормативные акты, имеющие непосредственное отношение к проблеме миграции населения в изучаемый период.

Основные законы и постановления нашли свое отражение в сборниках до

80 кументов и хрестоматиях .

79 Games R. Harris The great Urals Regionalism and the evolution of the Soviet system. Ithaca and London, 1999. gQ

Спецпереселенцы на Урале в 1920-1930 гг. Подборка документов. Екатеринбург. 1994; Советская деревня глазами ВЧК - ОПТУ - НКВД. 1918-1939. Документы и материалы: в 4-х томах /Сост. JI. Борисова и др., под ред. А. Берковича. М., 2000. Т. 1. 1918 - 1922. 863 е.; Т. 2. 1923 — 1929; Трагедия Советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927

Ко второй группе источников относятся все статистические материалы, сводки о передвижении населения. К этой группе относятся материалы переписей населения, проведенные в первые годы Советской власти. В переписи 1920 имелись ценные сведения относительно численности населения по отдельным территориям81. В Уральском статистическом ежегоднике за 1923 - 1924 год был произведен пересчет данных переписи с учетом новых границ Уральской обОЛ ласти и окружного деления . В ежегоднике были приведены сведения, позволяющие судить о количестве отсутствующего населения (мужчин и женщин). Так, например, было установлено, что по материалам переписи 1920 года на территории Уральской области (в границах 1924 года) отсутствовало 14% муж

83 чин (из них 12,2% находились в армии) и 0,3% женщин .

Материалы Всесоюзной переписи населения 1926 года84 позволяют представить достаточно полную картину миграционных связей Уральской области в предшествующие годы. В ней подробно разработаны данные о территориальной структуре неместных уроженцев, что составляет исходную базу при изучении миграционных потоков внутри страны, миграционных связей как внутри Уралобласти (между округами), так и вне ее (связь с другими регионами СССР).

Так, таблица 4 «Население по продолжительности проживания, народности, положению в отраслях народного хозяйства» дает сведения о количестве неместных уроженцев, постоянно проживающих на территории Уральской обос ласти с указанием года прихода . Вся совокупность мигрантов разделена на 11 групп, среди которых выделены временно проживающие, проживающие до 1 года (год прихода на территорию области - 1926), 1 год (1925 г.), 2 года (1924

1939: Документы и материалы. / под ред. В. Данилова и др. В 5 т. М., 1999 — 2004; Продовольственная безопасность Урала в XX веке. 1900 - 1984 гг. Документы и материалы в 2-х томах // Под ред. Г.Е. Корнилова, В.В. Маслакова. Екатеринбург, 2000.

81 Всеобщая перепись 1920 года. Демографически - профессиональная и сельскохозяйственная, с учетом промышленных предприятий. М., 1920; Итоги переписи населения 1920 года. Население по однолетним возрастам и возрастным группам. М., 1928.

82 Уральский статистический ежегодник 1923 - 1924. Сер. 1. Т. 2. Свердловск, 1925.

83 Там же. С. 212-213.

84 Всесоюзная перепись населения 1926 года. Уральская область. Отд. 3. Отдельный оттиск табличной части. Т.38. М., 1930. г.), 3 - 5 лет (1921 - 1923 гг.), 6 - 9 лет (1917-1920 гг.), 10 - 12 лет (1914 - 1916 гг.), 13 - 19 лег (1907 - 1913 гг.), 20 - 29 лег (1897 - 1906 гг.), 30 лет и более (до 1897 г.). Данная группировка позволила выявить миграционные когорты и установить, в какие годы на Урал шел наиболее активный приток населения. На основе материалов таблицы были выявлены социально-демографические типы мигрантов (с указанием пола, возраста и семейного положения) прибывавшие в разное время в городские и сельские местности региона.

Таблица 5 переписи населения 1926 года «Неместные уроженцы, проживающие в месте переписи постоянно, по месту рождения и месту проживания, подробно обозначенным» содержит сведения, необходимые для установления внутренних и внешних миграционных связей Уралобласги, изучить половой состав мигрантов. Анализ статистического материала позволяет установить мощность потоков, их количественные и качественные характеристики, влияние их на социально-демографическую структуру населения.

Й7

Всесоюзные переписи 1937, 1939 годов в плане изучения миграционного движения менее информативны, но их анализ необходим для комплексного освещения демографической истории Уральского региона.

В статистических сборниках содержится значительное количество материала по численности населения, механическому движению населения на территории Уральской области. Работая со сводными показателями, приходилось

85 Там же. С. 116 - 129.

86 Там же. С 182 - 223.

87 Всесоюзная перепись населения 1937 года. Краткие итоги М., 1991; Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. М., 1992.

88 Народное хозяйство СССР. 1922 - 1982. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1982; Сборник статистических сведений по округам Уральской области, образованной на территории Екатеринбургской губернии. Екатеринбург, 1923; Статистический сборник Челябинской губернии за 1920 - 1923 гг. Челябинск, 1923; Уральское хозяйство в цифрах. Год первый 1926. Свердловск, 1926; Уральское хозяйство в цифрах. Год второй 1927. Свердловск, 1927; Уральское хозяйство в цифрах. Год третий 1928. Свердловск, 1928; Уральское хозяйство в цифрах. Год четвертый 1929. Свердловск, 1929; Уральское хозяйство в цифрах. Год пятый 1930. Свердловск, 1930; Хозяйство Урала в 1924 - 1925 году. Конъюнктурный обзор. Свердловск, 1925; Социальная статистика Урала 1924 - 1925 гг. Труды Уралстатуправления. Сер. 6. Т. 1. Свердловск, 1926; Сборник статей по статистике Урала. 1927. Выпуск 1. Свердловск, 1927; Свердловская область в цифрах. Краткий статистический справочник. Свердловск, 1936; и др. уточнять и перепроверять данные, так как расхождения в архивных и опубликованных материалах встречались достаточно часто, что связано с различиями в методиках расчета, ошибками в расчетах и другими причинами.

Среди неопубликованных материалов особенно хотелось бы отметить: ГАСО фонд р - 1812, Государственного архива Свердловской области (ГACO) ( Уральское областное статистическое управление народно-хозяйственного учета, 1924 - 1934 годы) и фонд р - 1813, опись 1 (Статистическое управление Свердловской области Центрального статистического управления СССР, 1934 -1950 годы). В них содержатся статистические материалы о численности населения по Свердловской области, сведения о естественном и механическом движении.

В третью группу источников были объединена делопроизводственная документация: отчеты, обследования, доклады, письма. Эти документы позволили существенно расширить и дополнить имевшиеся сведения, проанализировать основные предпосылки и факторы миграционного движения, процесс переселения и адаптации мигрантов в 1914 - 1939 годы, отраженные в документах, написанных очевидцами происходящих событий.

Неопубликованные архивные источники были выявлены для исследования в 36 фондах 5 архивов: Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), Государственном архиве Свердловской области (ГАСО), Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Объединенном государственном архиве Челябинской области (ОГАЧО). Фонды указанных архивов содержат обширный документальный материал, отражающий весь спектр проблем миграции в Уральском регионе в 1914 - 1939 годы. Часть документов предоставлена руководителем Т.Е. Корниловым. Материал чрезвычайно разнообразен, однако единого фонда, объединяющего материалы по миграциям населения, не существует. По отдельным параграфам диссертации были использованы различные фонды. Рассмотрим их подробнее.

По проблеме размещения военнопленных в материалах архивов (ГАРФ, ГАСО) содержится информация, позволяющая судить о количестве, возрастном и социальном составе, движении военнопленных на территории Уральского региона, процессе их трудового использования и реэвакуации. Полных, исчерпывающих сведений по этой проблеме не сохранилось. Материалы имеют отрывочный, фрагментарный характер, что затрудняет складывание целостной картины размещения военнопленных на Урале. Однако изучение и анализ ряда фондов, хронологически относящихся к концу 1910-х - началу 1920-х годов, позволили по «крупицам» собрать документы и необходимые факты.

Для раскрытия проблемы было исследовано 9 фондов. Среди них: Г АРФ фонд 3333, Оп. 1, 2, 3, 4, (Центральная коллегия о пленных и беженцах (Центр-пленбеж), 1919 - 1920 годы; Центральное управление по эвакуации населения (Центрэвак), 1920 - 1922 годы), в котором содержатся статистические сведения о количестве и размещении военнопленных на территории России, о работе губпленбежей по регистрации и реэвакуации. Так, дело 576 описи 3 содержит сведения и ведомости о количестве гражданских лиц и военнопленных по округам, областям, губерниям России, состоящих на работах и в медицинских учреждениях за 1918 год. Дела 208, 254, 314, 602 и др. описи 4 объединяют материалы о движении военнопленных через Губэваки.

В Государственном архиве Свердловской области по проблеме размещения военнопленных на территории Урала наибольший интерес представляет фонд р-511, опись 1 (Екатеринбургский исполком, Екатеринбургский отдел управления губернией, 1920 - 1927 гг.), в котором находятся материалы о количестве военнопленных, динамике их передвижения, их регистрации и репатриации, работе Губэвака Екатеринбургской губернии. Так, в деле 35 содержится протокол заседания губернской комиссии Пленбежа от 2 октября 1919 года, в котором отражена динамика численности военнопленных на территории губернии. Статистические сводки о количестве военнопленных в 1919 - 1921 годы отложились в делах 92,186,199.

Не менее интересен фонд ГАСО р-8 (Екатеринбургское губернское управление местами заключения, 1919 - 1923 годы), в котором находятся материалы о численности военнопленных в концентрационных лагерях (дело 345, 347). Фонд р-1568 - Екатеринбургский концентрационный лагерь № 1 (1920 - 1923 годы). Содержит циркуляры и распоряжения центральных органов, правительства относительно размещения военнопленных, материалы о состоянии лагерей на территории Екатеринбургской губернии, в т.ч. Нижнетагильского (дело 26), акты обследования, переписку о движении военнопленных (дело 4,18 и др.).

Фонды ГАСО р-1646 и р-1159 - Екатеринбургская и Камышловская комиссии по эвакуации населения за 1919 - 1922 годы объединили материалы нормативного (Ф. р-1159. Оп. 1. Д. 1. Копии приказов Центральной коллегии о пленных и беженцах Екатеринбургского губернского управления по эвакуации населения за 1919 - 1920-е годы; Ф. р-1646. Оп. 1. Д. 7. Приказы НКВД, Цен-трэвака о пленных за 1921 - 1922 годы) и статистического (сводки о движении военнопленных) характера.

В фонде ГАСО р-9 (НКВД, Екатеринбургский губернский исполнительный комитет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Отдел Управления Екатеринбургской губернией, Управление советской рабоче-крестьянской милиции за 1916 - 1920 годы) сохранились списки военнопленных, работавших на заводах, рудниках, лесничествах Богословского горного округа за 1916 -1917 годы. В этих документах содержатся следующие сведения: фамилия, имя военнопленного, возраст, место рождения, национальность, состояние здоровья, место службы, место взятия в плен с указанием года. Эти материалы позволили существенно расширить представления о демографическом составе военнопленных на территории Урала.

По проблеме размещения беженцев на Урале наибольший интерес представляют материалы фонда 3333 Г АРФ, в котором сконцентрировано наибольшее количество нормативных актов по проблеме перемещения беженцев. Материалы фонда позволяют воссоздать процесс формирования по всей России сети пленбежей, проследить их деятельность, ознакомиться с отчетами данных организаций. Недостатком фонда, несомненно, является некоторая фрагментарность материалов, которая не позволяет собрать систематические сведения о работе эвакуационных органов на Урале, однако данные местных архивов существенно их дополняют. В фонде ОГАЧО 380 отложились материалы Челябинской губернской Комиссии помощи голодающим. В фонде ГАСО р-511 (Екатеринбургский отдел управления губернией) отложились материалы Губ-пленбежа, позволяющие судить о количестве беженцев на территории Екатеринбургской губернии (статистические сводки и отчеты местных пленбежей), процессе их реэвакуации. В фондах ГАСО р-1646 (Екатеринбургское губернское управление по эвакуации населения) и р-1159 (Камышловская уездная комиссия о пленных и беженцах) большой интерес представляют статистические сводки железнодорожных станций (Екатеринбург, Челябинск), где учет контингентов переселенцев велся особенно тщательно.

В фонде ГАСО р-7 (Исполком Екатеринбургского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, за 1919 - 1923 годы) сохранились копии протоколов губернской коллегии о пленных и беженцах за 1919 год и переписка по делам беженцев. В фонде ГАСО р-17 (Отдел народного образования исполнительного комитета Екатеринбургского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, за 1919 - 1923 годы) было найдено несколько документов о голодбеженцах (опись 1, дело 79,279, 341, 347 и др.). Частично материалы о перемещении населения содержатся в фонде ГАСО р-432, опись 1 (Екатеринбургская губернская комиссия по оказанию помощи голодающим).

По проблеме беспризорности в 1920-е - 1930-е годы были исследованы материалы ГАСО. Фонд р-17 (Отдел народного образования исполнительного комитета Екатеринбургского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, ГубОНО за 1919 - 1923 годы) сконцентрировал материалы о борьбе с детской беспризорностью в начале 1920-х годов: сведения об открытии приемников для беспризорных детей, отчеты обследований состояния детских домов на территории Екатеринбургской губернии. Особый интерес представляет переписка «о предоставлении сведений о детях, утративших связь с родственниками» за 1921 - 1923 годы (дело 361). Фонд ГАСО р. -233 (Отдел народного образования исполнительного комитета Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, УралО-НО за 1920 - 1932 годы) содержит документы о состоянии детских домов, о мерах, принимаемых для борьбы с детской беспризорностью, обследованиях детей на улице и в детских домах. В циркулярах ЦИК об изъятии беспризорных детей с улицы содержатся ориентировочные оценки численности беспризорников.

В фонде ГАСО р-245 (Рабоче-крестьянская инспекция) были найдены сведения о деятельности общества «Друг детей» за 1933 - 1934 годы, материалы о борьбе с детской беспризорностью в 1930-е годы. Сведения по беспризорности в 1930-е годы отложились также в фонде ГАСО р-163 и фонде р-321(оба фонда укомплектованы под одним названием «Комиссия по улучшению жизни детей»). В них содержатся материалы о патронате, организации массовой работы по борьбе с детской беспризорностью, различная переписка. В фондах ГАСО р

- 854 (Управление рабоче-крестьянской милиции по Свердловской области), р

- 364 (Уполномоченная комиссия советского контроля при СНК СССР по Свердловской области) выявлены документы, статистические материалы (например, Ф. р-854. Оп. 1. Д. 116. содержит комплекс цифровых данных и доклады с мест о работе по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности).

Основными фондами для изучения колонизации Урала стали: фонд РГАЭ 4372 (Государственный плановый комитет СССР (Госплан) Совета Министров СССР), фонд РГАЭ 1562 (Центральное статистическое управление (ЦСУ) при совете министров), фонд ГАРФ 5675 (Главное переселенческое управление), фонд ГАСО р-239 (Уральское Областное Земельное управление). В фонде ГАСО р-239 полностью сохранились материалы отчетов о работе переселенческих партий, что позволяет сложить целостную картину проведения плановых сельскохозяйственных переселений на территорию Уральской области. Также в нем содержатся планы и проекты освоения новых земель, их характеристика в плане пригодности для ведения хозяйства. Месячные статистические ведомости движения переселенцев через переселенческие пункты позволяют судить о реальных размерах миграционных потоков. А в фонде ГАСО р-241, опись 2 (Плановая комиссия исполнительного комитета Свердловской области) был выявлен «Перспективный план переселенческих мероприятий на десятилетие (1926 — 1936 годы)» (дело 2442) и сопутствующие ему вспомогательные материалы.

В архиве Центра документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО) фонд 4 (Обком ВКП(б), оп. 1, 4, 5), фонд 6 и некоторые другие фонды содержат ряд документов, представляющих несомненный интерес для исследователей, занимающихся проблемой плановых переселений на территорию Уральской области в середине 1920-х гг. Среди них находятся отчеты, доклады, сводки, содержащие статистические и фактические материалы, которые отражают процесс складывания системы управления переселенческими мероприятиями на Урале.

Проблема промышленного переселения нашла отражение в материалах фонда ОГАЧО Р-485 (Управление народно-хозяйственного учета Челябинской области), фонда ГАСО р-277, опись 2 (Отдел труда исполнительного комитета Уральского областного Совета). Здесь находятся постановления, сведения, переписка с предприятиями о вербовке рабочей силы, сведения о текучести рабочей силы, планы и реальные сводки о потребности в рабочей силе на строительстве и промышленных предприятиях Уральского региона в 1930-е годы. В фонде ГАСО р-241, опись 2 выявлены «таблицы и планы по потребности рабочей силы, 1928 - 1931 годы» (дело 3117). Интерес представляют материалы дела по обеспечению рабочими Урало-Кузнецкого комбината в 1931 - 1937 гг. (дело 3168). В этом фонде содержится большое количество статистической информации о недостатке рабочей силы, ее текучести (в т.ч. на строительстве магнитогорского комбината), контрольные цифры по кадрам отдельных отраслей промышленности. Материалы фонда ГАСО р-245 (Рабоче-крестьянская инспекция) существенно дополняют полученные сведения. Например, в деле 781 собраны отчеты о проверке обеспечения рабочей силой строительных объектов на Урале в 1929/30 - 1930/31 годы.

Для изучения проблемы спецпереселения на территорию Уральской области изучены материалы фондов ГАСО: р - 88 (Исполнительного комитета Свердловского совета депутатов), в котором содержится большое количество документов по спецпереселению (постановления центральных органов власти, переписка местных органов, сводки, разнообразные справки и отчеты). Отдельное место занимают материалы описи 21 - по рассмотрению жалоб раскулаченных. В фонде ГАСО р-322 (Наркомат тяжелой промышленности СССР. Уралмедьруда) выявлены следующие дела: «Общие директивы, приказы и постановления по спецпереселенцам за 1934 год», «Месячные сведения о трудис-пользовании спецпереселенцев на предприятиях, 1936 год». В фонде ГАСО р -245 (РКИ) были изучены материалы обследования спецпереселенцев, работавших на предприятии Уралцветметзолото (1931 год), Ураллеспрома (1931 год), сведения о снабжении раскулаченных продуктами питания и предметами первой необходимости (1932 год). Даже в фонде Областного Земельного управления (ОБЛЗУ, ГАСО. Ф. р-239. Оп. 3.) были выявлены дела, имеющие прямое отношение к проблеме размещения и устройства спецпереселенцев на территории Уральской области за 1931 - 1933 годы.

Большую роль при подготовке диссертационной работы сыграло изучение материалов периодической печати того времени. Среди них хотелось бы отметить газетные и журнальные статьи, написанные в 1920 - 1930-е годы непосредственными участниками происходящих событий (газеты «Уральский рабочий», журналы «Вопросы труда», «Хозяйство Урала», «Просвещение на Урале» и др.).

В целом комплекс выявленных опубликованных и неопубликованных источников позволил решить поставленные задачи исследования.

Основой методологии исследования стала теория модернизации, позволяющая наиболее адекватно изучить миграционные процессы на территории Урала в период перехода от аграрного общества к индустриальному, от мало

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ вмыгйбтьУА 41 подвижного образа жизни в условиях традиционной экономики к нарастанию перемещения масс населения по мере утверждения индустриального общества. Период 1914 - 1939 гг. представляет один из этапов миграционного перехода на Урале.

Концепция «трехстадийности», предложенная Л.Л. Рываковским, позволяет комплексно исследовать миграции населения. В миграционном процессе он выделил три основных стадии, взаимосвязанных друг с другом: потенциальная миграция (подготовка мигрантов к переселению, накопление информации, влияние различных факторов и непосредственно причин), собственно миграция (сам процесс переезда) и адаптация населения (мигрантов) к условиям жизни на новом месте. В соответствии с этой концепцией, для отдельно взятого человека процесс миграции составляет единичный акт, однако как массовый процесс, миграция населения состоит из крупных потоков, относящихся к определенному времени и территории. Поэтому концепция «трехстадийности» позволяет исследовать миграционные процессы во всей их полноте.

Принцип историзма, понимаемый как постижение объективной закономерности исторического процесса и основанный на анализе максимально возможного круга источников, позволил изучить явление миграции в развитии, как оно возникло, какие стадии прошло, какие результаты обнаружило. Исходя из принципа объективности, в исследовании особое внимание уделялось конкретным историческим фактам при соблюдении деидесшогизированного подхода к выработке выводов по изучаемой проблеме. Использовались также такие методы познания как проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, метод системного анализа, статистические методы.

Цель исследования: анализ миграционных процессов, протекавших на Урале в 1914 - 1939 гг.

В соответствии с целью диссертации решаются следующие задачи: - изучить основные направления внутренней и внешней миграции (приток, отток населения), формы и объемы перемещения населения в регионе,

- исследовать основные факторы и причины переселения, осветить процесс перемещения и адаптации мигрантов на новом месте,

- проанализировать роль государства в регулировании миграционного движения,

- выявить основные этапы миграционного движения на территории Урала в изучаемый период,

- охарактеризовать роль миграции в формировании населения Уральского региона.

Исследование представляет собой практически первый опыт изучения миграционного движения на Урале в 1914 - 1939 гг. Представлена динамика основных миграционных показателей на протяжении длительного периода, исследованы факторы миграционной подвижности населения, показаны основные направления и мощность миграционных потоков в регионе. Выявлена взаимосвязь миграционных процессов на Урале с политической и социально-экономической обстановкой, формы и способы реализации миграции населения. Предложено исследовать беспризорных детей как отдельную категорию мигрантов. Показано, что формирование населения региона в исследуемый период шло в основном за счет переселенцев. В научный оборот вводится большой массив ранее не изучавшихся исторических источников.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Павлова, Ольга Валентиновна

Заключение

Миграционное движение населения в 1914 - 1939 гг. в Уральском регионе явилось мощным фактором социально-экономического развития. В ходе исследования выявлены три основных этапа миграции населения Урала. Основой их выделения послужили внутреннее содержание этапов, преобладание определенного типа миграции, обусловленные социально-политическими и экономическими факторами.

На первом этапе миграционного движения, охватывающем 1914 - 1925 гг., на территории Уральского региона выявлены три четко выраженные волны беженцев (беженцы Первой мировой войны, Гражданской войны, голода 1921 -1922 гг.), численность которых достигла максимума к 1921 - 1922 г., когда все три волны объединились в одну. В то же время на территории Урала были размещены иностранные военнопленные (до 60 тыс. человек). Роль государства в регулировании миграции состояла в попытке противостоять неконтролируемому потоку самовольных переселенцев и в организации процесса реэвакуации для массы беженцев с территории уральских губерний. Для этого были созданы эвакопункты, занимавшиеся регистрацией вынужденных переселенцев, их временным снабжением и обустройством до момента отправки на родину. В 1914 -1925 гг. перед государством также встала проблема размещения беспризорных детей, процесс реэвакуации которых был затруднителен вследствие отсутствия живых родственников. Поэтому большинство детей, прибывающих на Урал, оседало здесь в детских домах и патронатах. Их численность к 1925 г. достигла 39 тыс. человек.

Основным источником мигрантов для Уральского региона выступали территории, расположенные на западе от его границ. Беженцы поступали на Урал волнообразно, по мере ухудшения условий их жизни сначала с западных границ России (Первая мировая война), затем и из центральных губерний, где развернулись военные действия (Гражданская война, голод 1921 - 1922 годов). Общее количество переселенцев, осевших на территории Урала за 1914 - 1924 гг. составило около 415 тыс. человек. В целом, сопоставляя выявленные в архивах сведения и материалы Всесоюзной переписи населения 1926 г., мы сделали вывод о том, что формирование населения Урала в первой четверти XX века происходило в значительной степени за счет переселенцев. Каждый третий житель Уральской области прибыл на эту территорию, из них две трети были переселенцами после 1917 года.

На втором этапе миграции населения в регионе (1925 - 1930 годы) начались плановые сельскохозяйственные переселения. В связи с нарастанием аграрного перенаселения западных и центральных территорий Советского Союза, Уральская область была признана одним из трех наиболее перспективных для заселения («колонизации») регионов страны. В соответствии с 10-летним перспективным планом на территорию Уральской области предполагалось заселить более 500 тыс. человек, т.е. за 1925 - 1930 гг. ожидалось вселение более 200 тыс. человек. На Урале был создан специальный переселенческий аппарат, включавший в себя Уральское районное переселенческое управление (УРГТУ), входившее в подчинение Областному земельному управлению (ОБЛЗУ), и аппараты водворения в отдельных округах. Переселение (зачисление и водворение) производилось строго по нарядам НКЗ (Народного комиссариата земледелия РСФСР), выдаваемым в соответствии с перспективным планом. В итоге за период плановых сельскохозяйственных переселений (1925 - 1930 гг.) на территорию Уральской области было заселено около 60 тыс. мигрантов. Основная часть переселенцев осела в Троицком округе, как наиболее благоприятном для ведения сельского хозяйства. Значительную долю совокупного миграционного прироста составляли самовольные переселенцы. По материалам отчетов УРПУ самовольные мигранты составляли до 80% от общего количества переселившихся на территорию Уральской области.

Основным источником мигрантов на этом этапе были жители Украины и Белоруссии, как испытывавшие наибольший земельный дефицит. Плановое сельскохозяйственное переселение продолжалось на территории Уральской области с 1925/26 по 1928/29 год, после чего оно было свернуто в связи с исчерпанием легко осваиваемых земель, пригодных для сельского хозяйства, и началом политики коллективизации.

Общая численность мигрантов, осевших на территории Уральского региона, составила за 1924 - 1926 гг. 365 тыс. человек, в последующие годы активность миграционного процесса не ослабевала, постепенно акцент переселения смещался в сторону промышленной миграции. Основной приток переселенцев шел из сельской местности (57,9%). За 1926 - 1929 гг. на предприятия и стройки окружных центров Уральской области прибыло 416,8 тыс. рабочих, из которых 36,8% прибыли из-за пределов региона. Сальдо миграции городских местностей за этот период составило +206,8 тыс. человек.

Третий этап миграционного движения населения (1930 - 1939 гг.) связан с осуществлением в СССР «социалистического наступления», поставившего пол государственный контроль и планирование все сферы жизни общества. Наступление социализма проходило в трех основных направлениях - социалистическая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция. Одной из глобальных проблем индустриализации был вопрос о размещении производительных сил и ресурсов. Промышленное освоение Урала как нового района требовало значительных капиталовложение и упиралось в проблему обеспечения трудовыми ресурсами многочисленных строек и промышленных объектов. Руководство страны пыталось разрешить эту проблему различными способами, которые в 1930-е гг. сложились в своеобразные традиции освоения новых регионов: возбуждение общественного энтузиазма, молодежные призывы, введение надбавок к заработной плате (добровольные переселения); использование принудительного труда спецпереселенцев (принудительная, насильственная миграция).

На строительство предприятий привлекались как местные (из округов и районов Уральской области), так и неместные (из других регионов СССР) работники. Распространение получили «вербовка» персонала, отходничество крестьянства, оргнабор рабочей силы.

Усиление масштабов промышленной миграции вело к урбанизации региона, увеличению доли городского населения по сравнению с сельским. Так, доля городского населения Свердловской области (в административных границах 1939 г.) в 1926 г. составляла 33,7%, в 1939 г. - 59,9%. В целом население области за это время выросло в 1,5 раза (на 53,4%). Однако наиболее высокими темпами увеличивалось городское население - в 2,7 раза (или на 172,5%). Накануне второй мировой войны в Свердловской области городское население преобладало над сельским. Еще более высокими темпами росло население самого крупного города Урала - Свердловска: с 1926 по 1939 гг. оно увеличилось с 140,3 тыс. до 425,5 тыс. человек, т.е. в 3 раза. Города притягивали к себе большое количество людей (в основном за счет добровольных мигрантов).

В этот же период Урал стал местом сосредоточения огромных масс спецпереселенцев (насильственная миграция). Они заполняли рабочие места на строительстве промышленных гигантов и на лесозаготовках. По неполным данным эта категория мигрантов составляла на Урале 550 - 570 тыс. человек.

В условиях 1930-х гг. вновь выросла численность беспризорных детей (до 30 тыс. человек).

Таким образом, за достаточно короткий отрезок времени - двадцать пять лет - Урал пережил три мощных волны миграционного движения населения. Материалы исследования подтверждают мнение о том, что в миграции населения России как в дореволюционное, так и в советское время преобладали три наиболее важных в социально-экономическом и демографическом отношении процесса: 1) движение населения из обжитых частей страны в слабозаселенные восточные и северные районы; 2) непрерывный (слабый в царской империи и бурный в Советском Союзе) отток сельских жителей в города; 3) интенсивная урбанизация, существенная черта которой - рост крупнейших городов.

Только с 1926 по 1938 г. на Урал, в Сибирь, на Дальний Восток, в Казахстан и Среднюю Азию переселилось примерно 5 млн. человек, около 2 млн. человек осело на Урале. На втором и третьем этапе миграционного движения произошел наибольший количественный рост населения Урала. В целом за период 1914 - 1939 гг. численность населения возросла приблизительно на 2,5 млн. человек, большую часть составил миграционный прирост.

Источники

I. Опубликованные

1. Бюллетень официальных распоряжений и сообщений Екатеринбургского ГУБОНО. Свердловск, 1923.

2. Бюллетень официальных распоряжений Уральского областного ОНО. Свердловск, 1924 -1931.

3. Всеобщая перепись 1920 года. Демографически - профессиональная и сельскохозяйственная, с учетом промышленных предприятий. М., 1920.

4. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Уральская область. Отд. III. Отдельный оттиск табличной части Т. 38.

5. Всесоюзная перепись населения 1937 года. Краткие итоги. М.: Институт истории СССР, 1991.

6. Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. М.: Наука, 1992.

7. Известия Уральского Областного Исполнительного комитета Совета рабоче-крестьянских и красноармейских депутатов. Свердловск, 1924 -1936.

8. Итоги динамических сельскохозяйственных переписей на Урале за 2 года (1925, 1926) Выпуск 1. Свердловск: Уральское областное статистическое Управление, 1927.

9. Итоги переписи населения 1920 года. Население по однолетним возрастам и возрастным группам. М., 1928.

Ю.Народное хозяйство СССР. 1922 - 1982. Юбилейный ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1982.

11.Население и жилищные условия городов Урала. Свердловск: Статсектор, 1930.

12.Официальный сборник важнейших законов правительства, постановлений и распоряжений Уральского Облисполкома. Свердловск, 1930 - 1933.

13.Продовольственная безопасность Урала в XX веке. 1900 - 1984 гг. Документы и материалы в 2-х томах // Под ред. Г.Е. Корнилова, В.В. Маслако-ва. Екатеринбург, 2000.

14.Раскулаченные спецпереселенцы на Урале (1930 - 1936 гг.) Сб. документов. Екатеринбург: Наука, 1993.

15.РСФСР ЦИК Комиссия по улучшению жизни детей. Сборник действующих узаконений и распоряжений Партии и Правительства, постановлений Деткомиссии ВЦИК и ведомственных распоряжений по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности /под ред. Г. Аграновича, Г. Гаси-лова. М.: Власть Советов, 1937.

16.Сборник руководящих материалов для работы детских домов и Комонес. Свердловск: Свердловское ОБЛОНО, 1941.

17.Сборник статей по статистике Урала. 1927. Вып. 1. Свердловск: издательство Уральского Областного Статуправления, 1927.

18.Сборник статистических сведений по округам Уральской области, образованных на территории Екатеринбургской губернии. Екатеринбург, 1923.

19.Свердловская область в цифрах. Краткий статистический справочник. Свердловск, 1936.

20.Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР. М., 1924-1938.

21. Собрание постановлений и распоряжений правительства СССР. М., 1938 - 1940.

22.Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы: в 4-х томах./Сост. Л. Борисова и др., под ред. А. Берко-вича. М.: РОСПЭН, 2000. Т. 1. 1918 - 1922. 863 е.; Т. 2. 1923 - 1929. 1167 с.

23.Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы: в 4-х томах./ Сост. Л. Борисова и др., под ред. А. Берко-вича. М., 2000. Т. 1. 1918 - 1922. 863 е.; Т. 2. 1923 - 1929.

24.Социальная статистика Урала 1924 - 1925 гг. Труды Уралстагуправления. Серия 6. Т. 1. Свердловск: издательство Уральского Областного Стат-управления, 1926.

25.Спецпереселенцы на Урале в 1920-1930 гг. Подборка документов. Екатеринбург. 1994; Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД. 1918 -1939. Документы и материалы: в 4-х томах./ Сост. Л. Борисова и др., под ред. А. Берковича. М., 2000.

26. Список населенных пунктов Екатеринбургской губернии с важнейшими статистическими данными и алфавитным указателем. Екатеринбург, 1923.

27.Статистический сборник Челябинской губернии за 1920 - 1923 гг. Челябинск: Челябинское губернское статистическое бюро, 1923.

28.Трагедия Советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 -1939: Документы и материалы. / под ред. В. Данилова и др. В 5 т. М., 1999-2004.

29.Уральское хозяйство в цифрах. Год второй 1927. Свердловск: изд-во статистического сектора Урал план а, 1927.

30.Уральское хозяйство в цифрах. Год первый 1926. Свердловск: изд-во статистического сектора Урал план а, 1926.

31. Уральское хозяйство в цифрах. Год пятый 1930. Свердловск: изд-во статистического сектора Урал плана, 1930.

32.Уральское хозяйство в цифрах. Год третий 1928. Свердловск: изд-во статистического сектора Урал плана, 1928.

33.Уральское хозяйство в цифрах. Год четвертый 1929. Свердловск: изд-во статистического сектора Урал плана, 1929.

34.Хозяйство Урала в 1924 - 1925 году. Конъюнктурный обзор. Свердловск, 1925.

35.Черноусов А. Законодательство об отходничестве. Систематический сборник законодательных и ведомственных постановлений. М.: Советское законодательство, 1932. 61 с.

И. Неопубликованные: JL Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

Ф. 3333. Центральная коллегия о пленных и беженцах (Центрпленбеж),

1919 - 1920. Центральное Управление по эвакуации населения (Центрэвак),

1920 -1922.

2. Российский государственный архив экономики ГРГАЭ)

Ф. 4372. Государственный плановый комитет СССР (Госплан) Совета Министров СССР.

Ф. 1562. Центральное статистическое управление (ЦСУ) при Совете министров СССР. Отдел переписи населения сектора социальной статистики.

3. Государственный архив Свердловской области (ГACO)

Ф. р-7. Исполнительный комитет Екатеринбургского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Губик). 1919 - 1923.

Ф. р-8. Екатеринбургское губернское управление местами заключения (Гу-бумзак). 1919-1923.

Ф. р-9. НКВД. Екатеринбургский губернский ИК. Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Отдел управления Губернией. Екатеринбургское губернское Управление Советской рабоче-крестьянской милиции.

Ф. р-17. Отдел народного образования ИК Екатеринбургского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГУБОНО). 1919 - 1923.

Ф. р-88. Исполнительный комитет Свердловского областного Совета депутатов трудящихся(Облисполком).

Ф. р-163. Комиссия по улучшению жизни детей при ИК Свердловского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, 1924 -1930 гг.

Ф. р-233. УралОБЛОНО. Отдел народного образования ИК Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. 1920 -1932.

Ф. р-239. Уральское Областное Земельное Управление (Облзу) Уральского Областного исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, 1923 - 1930.

Ф. р-241.Уральская Областная Плановая комиссия при областном исполнительном комитете Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Уралплан), 1920 - 1971 гг.

Ф. р-245. Уральская Областная контрольная комиссия ВКП(б) Рабоче-крестьянская инспекция (РКИ)

Ф. р-277. Отдел труда исполкома Уральского Областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Уралоблтруд).

Ф. р-321. Комиссия по улучшению жизни детей при ИК Свердловского областного Совета депутатов трудящихся, 1928 - 1938 гг.

Ф. р-322. Наркомат тяжелой промышленности СССР. Главное управление медной промышленности. Уралмедьруда.

Ф. р-364. Уполномоченный комиссии советского контроля при СНК СССР по Свердловской области, 1934 - 1940.

Ф. р-432. Екатеринбургская губернская комиссия по оказанию помощи голодающим. 1920-е гг.

Ф. р-511. Екатеринбургский исполнительный комитет Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Екатеринбургский отдел управления губернией, 1920 - 1927 гг.

Ф. р-512. Екатеринбургская губернская комиссия помощи голодающим (Губкомпомгол). 1920-е гг.

Ф. р-854. Управление рабоче-крестьянской милиции по Свердловской области.

Ф. р-890. Тугулымский волостной исполнительный комитет.

Ф. р-1159. Камышловская уездная комиссия о пленных и беженцах. Екатеринбургское губернское управление по эвакуации населения, 1919 - 1922.

Ф. р-1568. Екатеринбургский губернский концентрационный лагерь № 1. 1920- 1923.

Ф. р-1572. Подотдел принудительных работ Екатеринбургского отдела управления губернией. 1920 - 1923.

Ф. р-1646. Екатеринбургское губернское Управление по эвакуации населения, 1919 - 1922.

Ф. р-1812. Уральское Областное статистическое управление. Уральское областное управление народно-хозяйственного учета, 1924 - 1934.

Ф. р-1813. Статистическое управление Свердловского Областного ЦСУ СССР.

Ф. р-2508. Исполнительный комитет Свердловского Областного Совета депутатов трудящихся. Переселенческий отдел. 1939 - 1950 гг.

4. Центр документации общественных организаций Свердловской области (ИДООСОУ

Ф. 4. Уральский (Свердловский) областной комитет Всесоюзной коммунистической партии (Уралобком ВКП(б)).

5. Объединенный архив Челябинской области (ОГАЧОУ

Ф. П-75. Челябинских окружной комитет ВКП(б).

Ф. П-77. Челябинский губернский комитет РКП(б).

Ф. П-180. Троицкий окружной и районный комитеты ВКП(б).

Ф. П-317. Здатоустовский окружной комитет ВКП(б).

Ф. 380. Челябинская губернская Комиссия помощи голодающим.

Ф. Р-485. Управление народно-хозяйственного учета Челябинской области (Челябинское областное УНХУ).

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Павлова, Ольга Валентиновна, 2004 год

1. 1933-й: Голод на Урале / Вступ., публ. документов С. Постникова // Депутатский вестник. 1991. - № 9 (16). - С.6.

2. Автунов И.Г. Детский дом. M.-JI.: Госиздат. 1923. 137 с.

3. Адамов В.В. Численность и состав горнозаводских рабочих Урала в 1900 -1917 гг. // Вопросы истории Урала. 1969. № 8.

4. Алексеев В.В. Россия в контексте теории модернизации // Российская модернизация XVIII XX веков. Уфа, 1997.

5. Алексеев В.В., Побережников И.В. Волны российских модернизаций // Опыт российских модернизаций XVIII XX века. М., 2000.

6. Алматинская A.B., Авдеева А.И. Свет наших очей. Ташкент: Узбекистан. 1971.

7. Андреев Е.М. Население Советского Союза. 1922 1991. М.: Наука, 1993. 139 с.

8. Андреев. Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Л. Демографическая история России: 1927 1959. М., 1998.

9. Анкист А. Организация распределения рабочей силы. М, 1920

10. Аносов С. Трудовая подготовка воспитанников детских домов //Просвещение на Урале. Свердловск. 1928. № 1. С. 51 53.

11. Араловец H.A. Городская семья в России 1897 1926 гг. историко-демографический аспект. М, 2003.

12. Араловец H.A. Потери населения Советского Союза в 1930-е гг.: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии // Отечественная история. 1995. № 1. С. 137 140.

13. Аристов И. Итоги оргнабора рабсилы по РСФСР (за январь май 1932 года) // Вопросы труда. 1932. № 8 - 9. С. 102 - 107.

14. Аристов Н. Новые задачи организации отходничества из колхозов // Вопросы труда. 1933. № 6. С. 21 25.

15. Арутюнян Ю.В. Коллективизация сельского хозяйства и высвобождение рабочей силы для промышленности // Формирование и развитие советского рабочего класса (1917 1961 гг.). М., 1964. С. 157 - 163.

16. Бабиков Г.В. Об оценках миграционных потоков и их влияние на возрастную структуру населения // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 85-91.

17. Бакин B.C. Детдомовские сороковые: документальная повесть. М.: Молодая гвардия. 1991.

18. Бакунин А. В. Индустриализация и проблема принудительного труда // Урал индустриальный: Вторая регион, науч. конф., 17 дек. 1997 г. Екатеринбург, 1998. С. 3-9.

19. Бакунин А. В. Сталинская модернизация Урала И Урал в прошлом и настоящем: Материалы науч. конф. Екатеринбург, 1998. С. 387-392.

20. Бакунин A.B. Индустриализация и динамика численности населения Урала // Историческая демография: новые подходы, методы, источники: Тез. VIII Всерос. конф. по исторической демографии. М., 1992. С.79-81.

21. Бакунин A.B. История советского тоталитаризма. Кн. II: Апогей /Отв. ред. С.П. Постников; РАН. Урал, отд-ние. Ин-т истории и археологии. Екатеринбург: БКИ, 1997. 224 с.

22. Бакунин A.B. История советского тоталитаризма. Кн.1: Генезис /Отв. ред. К.И. Зубков. Екатеринбург, 1996. 255 с.

23. Бакунин A.B. Основные этапы политических репрессий в СССР // История репрессий на Урале: идеология, политика, практика (1917-1980-е гг.). Нижний Тагил, 1997. С. 57-81.

24. Бакунин A.B., Цибульникова В.А. Индустриализация и социально-демографические процессы на Урале // Страницы истории советского общества: опыт, проблемы: Тез. Докл. науч. конф. 4.1. Челябинск, 1991. С.28-31.

25. Баранов Е.Ю. Аграрное производство и продовольственное обеспечение населения Уральской области в 1928 1933 гг. Дисс.к.и.н. Екатеринбург, 2002.

26. Баранов М.Э. Переселение и коллективизация. М., 1929.

27. Барчук В., Фрейман. Организация отходничества из колхозов // Социалистическая реконструкция сельского хозяйства. 1931. № 8. С. 138

28. Бахметова Г.Ш. Переписи и текущий учет населения. М.: МГУ, 1988. 51 с.

29. Бедель А. Э. У истоков советской промышленной политики: идеология и реальность // Урал индустриальный: Вторая регион, науч. конф., 17 дек. 1997 г. Екатеринбург, 1998. С. 88-90.

30. Бедель А., Славко Т. Спецпереселенцы // Наука Урала. 1991. № 2. С 18 -34.

31. Бенкин А.П. Основы финансового плана борьбы с детской беспризорностью на 1927 1928 гг. // Вопросы руководства просвещением Урала (материалы ко Второму областному съезду по народному образованию). Свердловск. 1927. С. 56 - 59.

32. Беспризорные в трудовых коммунах. М., 1926

33. Борисов В.А. Демография. M.: Nota Вепе, 2001. 269 с.

34. Борисов И. Памятка крестьянина отхожника. М.: Вопросы труда, 1926. 32 с.

35. Бородкин Л.И., Максимов C.B. Крестьянские миграции в России / СССР в первой четверти XX века (макроанализ структуры миграционных потоков) // Отечественная история. 1993. № 5. С. 124- 143.

36. Бочкарев П. Сталинский призыв колхозников (в промышленность). Л., 1932

37. Боярский А.Я. Основы демографии. М.: Статистика, 1980. 295 с.

38. Бреев Б.Д. Подвижность населения и трудовых ресурсов. М., 1977. 130 с.

39. Бронштейн Э. Для чего нужно отходничество и как его организовать. Саратов М., ОГИЗ, Нижне-Волжское краевое отделение, 1931. 52 с.

40. Брук С.И., Кабузан В.М. Динамика и этнический состав населения России в эпоху империализма (конец 19 века -1917 г.)// История СССР. 1980. № 3. С. 77-79.

41. Брыков А.П. О новостройках. М.-Самара. 1932. 148 с.

42. В.Р. (сокращенные инициалы. прим. автора) Детская беспризорность и борьба с ней в Свердловском округе // Округ. 1927. № 16. С. 35 - 38.

43. В.С.(сокращенные инициалы. прим. автора) Урал в борьбе с беспризорностью // Просвещение на Урале. 1927. № 2. С. 59 - 62.

44. Валентей Д.И., Зверева Н.В. Изучение народонаселения: вопросы методологии. М.: МГУ, 1987. 154 с.

45. Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии. М.: Мысль, 1989. 284 с.

46. Валентей Д.И., Хорев Б.С. Миграции в системе демографических процессов в СССР // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М.: Статистика, 1970. С. 5 12.

47. Васильев Н. Свободные рабочие руки колхозов в индустрию // На трудовом фронте. 1931. № 11. С. 8.

48. Вдовин А.И., Дробижев В.З. Рост рабочего класса СССР. 1917 1940 гг. М., 1976. 250 с.

49. Велиневич И.Д. Как организовать хозяйство и переезд переселенцев. М., 1930. 54 с.

50. Вербицкая О.М. Российское крестьянство от Сталина к Хрущеву. М., 1998.

51. Волков А.Г. Население СССР. М.: Знание, 1988. 79 с.

52. Вопросы воспитания в детских домах /Сост. Л.И. Герасюк. М.: Учпедгиз. 1956. 81 с.

53. Воскобойников М. Колонизационные фонды Урала // Хозяйство Урала. 1927. № 4. С. 95-102.

54. Воскобойников М. Колонизация Уральской области // Хозяйство Урала. 1926. №10 -11. С. 149-155.

55. Воскобойников М. Производственные основания будущей Уральской колонизации // Хозяйство Урала. 1926. № 13 -14. С. 170 180.

56. Гаязова С.С. Некоторые вопросы миграционного и естественного движения сельскохозяйственного населения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М.: Статистка, 1973. С. 140 153.

57. Географическое изучение миграции населения. Ульяновск: УГПИ, 1979. 101 с.

58. Гинцберг Л.И. Массовые депортации крестьян в 1930 1931 гг. и условия их существования в северных краях // Отечественная история. 1989. № 3. С. 190-196.

59. Глазов В.А., Большакова Е.С., Барсукова Л.С., Родин В.Е. Особенности межрегиональной миграции населения в СССР // Миграция населения РСФСР/под ред. А.З. Майкова. М.: Статистка, 1973. С. 32 43.

60. Глезер О.Б., Полян П.М. Карта депортаций народов СССР 30 50-х годов // Московские новости. 1991. № 26. 30 июня. С. 6.

61. Гозулов А.И. Народонаселение СССР. М.: Статистика, 1969. 171 с.

62. Гримм Э.Д. Основные типы миграционно-колонизационных процессов, их происхождение и характер // Труды Государственного колонизационного научно-исследовательского института. М., 1924. Т. 1. С. 24.

63. Гришин 3. Вопросы организации отходничества из колхозов // Советское государство и революция права. 1931. № 10-12. С. 92-117.

64. Гущин Н.Я. Классовая борьба и ликвидация кулачества как класса в Сибирской деревне (1926 1933). Новосибирск, 1972.

65. Дамэн С. Текучесть рабочей силы на Урале // Вопросы труда. 1930. № 6. С. 76-83.

66. Данилов В.П., Ивницкий Н.А. О деревне накануне и в ходе коллективизации. 1927 1932 гг. // Документы свидетельствуют. М., 1989. С. 9 - 50.

67. Данюшевский И.И. Учебно-воспитательная работа в детских домах и спецшколах. М.: изд-во Академии пед. Наук РСФСР. 1954. 118 с.

68. Дацук Г. О работе по переселению // Вопросы труда. 1932. № 11 12. С. 86 -92.

69. Демографическая политика в региональном разрезе. М.: Наука, 1988. 163 с.

70. Демографическая политика социалистического общества. М.: Наука, 1986. 190 с.

71. Демографические исследования. М.: МГУ, 1988.149 с.

72. Демографические модели. М.: Статистика, 1977. 182 с.

73. Демографические процессы в СССР. М.: Наука, 1990. 211 с.

74. Демографические процессы и их закономерности. М.: Мысль, 1986. 191 с.

75. Демографический энциклопедический словарь /под ред. Д.И. Валентея. М. Советская энциклопедия, 1985. 607 с.

76. Демографическое и экономическое развитие в регионе /под ред. Г.М. Ро-маненковой, В.В. Бойко. М.: Финансы и статистика, 1983. 255 с.

77. Демография: современное состояние и перспективы развития. М.: Высшая школа, 1997. 271 с.

78. Демографы думают, спорят, советуют. М.: Финансы и статистика, 1981. 232 с.

79. Денисенко М.Б., Ионцев В.А., Хорев Б.С. Миграциология. М.: МГУ, 1989. 96 с.

80. Детский городок в Нижнем Тагиле. М.: Учпедгиз, 1963. 139 с.

81. Детский дом: уроки прошлого. Сб. ст. /Сост. Г.Л. Мыльникова. М.: Московский рабочий. 1990. 189с.

82. Деянова Н. Советская общественность в борьбе с детской беспризорностью: по материалам с мест // Народное просвещение. 1925. № 1. С. 18 27

83. Дзарасова Н.В. Народонаселение СССР за 70 лет. Йошкар-Ола: Марийский НИИ, 1987. 13 с.

84. Дмитриев И. Надо исправить недочеты в наборе рабочих для промышленности // На трудовом фронте. 1932. № 11. С. 8.

85. Дмитриев Н. Школа детских домов с профессиональными классами в Перми //Уральский учитель. 1925. № 2. С. 33 38.

86. Догужаев В.Б. Миграция населения и ее роль в формировании трудовых ресурсов КБАССР. Нальчик: Эльбрус, 1980. 116 с.

87. Долгушевский Ф.Г. Актуальные вопросы исследования миграции // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М.: Статистика, 1970. С. 12-17.

88. Дробижев В.В. У истоков советской демографии. М/. Мысль, 1987. 221 с.

89. Дробижев В.З. Движение населения в СССР И Социалистический прогресс. М.: Знание, 1974. 63 с.

90. Дубовский C.B. На борьбу с текучестью рабочей силы // Бюллетень Урал-мета. Свердловск, 1930. № 14. С. 7 11.

91. Евдокимов А. Об отходничестве из колхозов. M. JL: ОГИЗ, Государственное издательство сельскохозяйственной и колхозно-кооперативной литературы, 1931. 32 с.

92. Евреинов Д. Обеспечение рабочей силой строительства путей сообщения, обслуживающих Урало-Кузнецкий комбинат // Вопросы труда. 1931. № 2. С. 67-71.

93. Ежов А.И. Организация государственной статистики в СССР. М.: Госиздат, 1957. 132 с.

94. Елисеева В.Н. О способах привлечения рабочей силы в промышленность и строительство в период социалистической индустриализации СССР (1926 1937 гг.). Воронеж, 1967. 181 с.

95. Ефременков Н.В., Иванова М.А., Корнилов Г.Е., Муравьев В.Е., Плотников И.Е., Толмачева Р.П. Крестьянство Урала (1927 1941). Свердловск, 1990. 277 с.

96. Жиромская В.Б. Демографическая история России в 1930-е годы. Взгляд в неизвестное. М.: РОССПЭН. 2001. 277 с.

97. Жиромская В.Б. После революционных бурь: Население России в первой половине 20-х годов. М., 1996

98. Загробская А.Ф. Миграция, воспроизводство и уровень образования населения. Киев: Наукова думка, 1982. 187 с.

99. Зайцев В.Д. Проблемы моделирования миграции населения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М.: Статистка. 1973. С. 3 32.

100. Заславский Н. Не сумели еще наладить организованного привлечения рабочих // На трудовом фронте. 1931. № 34. С. 9.

101. Захарова J1.H. Дитя в очереди за лаской. М.: Политиздат. 1991. 219 с.

102. Захарове кий JT.B. Политика «ликвидации кулачества как класса» и ее проведение в Уральской области. 1919 1933 гг. Автореферат. - к.и.н. Екатеринбург, 2000.

103. Здзярский А. О мероприятиях по борьбе с текучестью рабочей силы // Вопросы труда. 1929. № 8. С. 50 56.

104. Зеленин И.Е. О некоторых «белых пятнах» завершающего этапа коллективизации // История СССР. 1989. № 2. С. 3 19.

105. Зеленин И.Е. Осуществление политики «ликвидации кулачества как класса» (1930 1932) // История СССР. 1990. № 6. С. 31 - 49.

106. Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» в 1930-е годы // Социс. 1990. № 10. С. 3 -21.

107. Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» накануне и годы Великой Отечественной войны // Социс. 1992. № 2. С. 3 26.

108. Земсков В.Н. Заключенные в 1930 году (демографический аспект) //Социс. 1996. № 7. С. 3 14.

109. Земсков В.Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (статистико-географический аспект) // Социс. 1991. № 5. С. 151-165.

110. Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во Всесоюзных переписях населения 1937 и 1938 гг. // Социс. 1991. № 2. С. 74 75.

111. Земсков В.Н. Спецпоселенцы (1930 1959 гг.) // Население России в 1920 - 1950-е годы: численность, потери, миграции. Сб. науч. трудов. М., 1994. С. 145 - 194.

112. Земсков В.Н. Спецпоселенцы (по документам НКВД МВД СССР) // Социс. 1990. №11. С. 3-17.

113. Земсков В.Н. Судьба «кулацкой ссылки» (1930 1954 гг.) // Отечественная история. 1994. № 1. С. 118 - 147.

114. Иванов Е.П. Отходничество и трудовые ресурсы села (1927 1937) // Население и трудовые ресурсы советской деревни: Материалы XX сессии Всесоюзного симпозиума по изучению проблем аграрной истории. Вы. 2. Таллинн, 1987. С. 76-83.

115. Иванов С.И. Одинокие дети: записки детского врача. М.: Молодая гвардия. 1991.318 с.

116. Ивницкий H.A. Голод 1932 1933 годов: Кто виноват // Голод 1932 - 1933 гг. М., 1995. С. 43-65.

117. Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание в начале 30-х годов // Судьбы российского крестьянства. М., 1996. С. 249 297.

118. Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание. М., 1994. 286 с.

119. Ильин И. Планово организовать отходничество боевая задача НК Труда // На трудовом фронте. 1931. № 20. С. 4.

120. Истомина М. Межокружная конференция работников социально-правовой охраны несовершеннолетних, детских домов и садов в г. Свердловске // Уральский учитель. 1924. № 2. С. 65 67.

121. Историческая демография: проблемы, суждения, задачи / Отв. Ред. Ю.А. Поляков. М., 1989.

122. Исупов В.А. Городское население Сибири: от катастрофы к возрождению (конец 30-х конец 50-х гг.). Новосибирск, 1991.

123. Исупов В.А. Демографические последствия голода 1932 1933 гг. в Западной Сибири // Демографическое развитие Сибири. 30 - 80-е гг. (исторический опыт и современные проблемы). Новосибирск, 1991. С. 4 - 19.

124. Исупов В.А. Советская демографическая политика 1920-е начало 1940-хгг. (на материалах Сибири) // Крестьянская семья и двор в Сибири в XX веке: Проблемы изучения. Новосибирск, 1999. С. 76 106.

125. Казанский Ф. Сроковый прием на Урале (деревенская рабочая сила). Статистические данные // На аграрном фронте. 1929. № 9. С. 85 99.

126. Кайданова О. Беспризорные дети, практика работы опытной станции. JL, 1926

127. Камынин В.Д. Советская историография рабочих Урала в 1917 1930 гг. Автореферат. - д.и.н. Свердловск, 1990.

128. Каракулов Д.В. Голод 1921 1922 гг. на Урале. Дисс.к.и.н. Екатеринбург, 2000.

129. Кваша А .Я. Демографическая политика в СССР. М.: Финансы и статистика. 1981. 200 с.

130. Кваша А.Я. Что такое демография. М., Мысль, 1985. 127 с.

131. Кий С. С беспризорностью не справляемся // Округ. 1927. № 15. С. 66.

132. Киселев И.Н. Статистические источники по движению населения СССР в 1920 1926 гг. // Социально-экономическое развитие советского общества. Проблемы историографии и источниковедения. М., 1982. С. 14 -25.

133. Киселева Г.П., Кваша А.Я. О чем рассказывают переписи населения. М.: Финансы и статистика, 1983. 103 с.

134. Кливанский С. Отходничество в СССР в 1928 1931 годы // Вопросы труда. 1932. №10. С. 18-35.

135. Княжанский Б., Золотарев С. Памятка вербовщика. Ростов на Дону, 1931

136. Ковалев С.А. Миграционная подвижность населения в городах // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М.: Статистика, 1970. С. 17 -21.

137. Козаченко И.В. Основы демографии. Киев: КГУ, 1977. 60 с.

138. Козлов В.И. Этническая демография. М.: Статистика, 1977. 240 с.

139. Кондрашин В.В. Голод 1932 1933 гг. в деревнях Поволжья // Вопросы истории. 1991. №6. С. 176-181.

140. Конквест Р. Жатва скорби // Вопросы истории. 1990. № 4. С. 83 100.

141. Конквест Р. Статистика принудительного труда // Демографические процессы в СССР. 20 80-е годы. (Современная зарубежная историография). М., 1991. С. 71-76.

142. Корель Л.В. Перемещение населения между городом и селом в условиях урбанизации. Новосибирск: Наука, 1982. 192 с.

143. Корнилов Г.Е. Демографическая структура сельского населения Урала (по данным Всесоюзной переписи населения 1926 и 1939 гг.) // Социально-демографическое развитие уральского села. Свердловск, 1988, С. 37-44

144. Корнилов Г.Е. Демографическое развитие уральского села в 1920 80-е годы // Сельское хозяйство и крестьянство Урала: исторический опыт и современность. Свердловск. 1990. С. 92-94.

145. Корнилов Г.Е. Этническая структура населения Урала в первой половине XX века // Каменный пояс на пороге III тысячелетия: Материалы регион, науч.-практ. конф. Екатеринбург, 1997. С. 129-135.

146. Королев Г. Организация рынка строительных рабочих в 1931 году // Наше173.175.

147. Лебедев Ф. Население Урала // Хозяйство Урала. 1927. № 1. С. 136 142.

148. Лебедев Ф. К демографической переписи 1926 года // Хозяйство Урала. 1926. № 17. С. 136-141.

149. Лебедев Ф. Механическое движение населения городов Урала. 1928. № 150- 162.

150. Лебедев Ф. Население Уралобласти // Хозяйство Урала. 1925. № 5 6. С. 121-129.

151. Лебедев Ф. Разработка переписи 1926 года // Хозяйство Урала. 1927. № 4. С. 102 109.

152. Лебедев Ф. Социально-экономическая структура населения Уралобласти // Хозяйство Урала. 1928. № 7. С. 117 135.

153. Либкинд A.C. Аграрное перенаселение и коллективизация деревни. Б/м., 1931. 54 с.

154. Лившиц Е. Социальные корни беспризорности. М., 1925.

155. Л-н. Кого заводы посылают на Магнитогрск // На трудовом фронте. 1931. № 19. С. 18.

156. Лубны-Герцик Л.И. Движение населения на территории СССР за время мировой войны и революции. М.: Плановое хозяйство, 1926. 124 с.

157. Люди в городе и на селе. М.: Статистика, 1978. 103 с.

158. М.М. До конца вытравить «систему самотека» в организации отходничества // На трудовом фронте. 1931. № 23 24. С. 20.

159. Майков А.З. Эффективность сельскохозяйственного переселения // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М.: Статистка, 1973. С. 79 -88.

160. Макарова Л.В., Морозова Г.Ф., Тарасова Н.В. Региональные особенности миграционных процессов в СССР. М.: Наука, 1986. 118 с.

161. Маламуд Г.Я. Генезис системы принудительного труда в СССР и Уральском регионе (1920 1930 гг.)/ в кн.: История репрессий на Урале: идеология, политика, практика. Н. Тагил, 1997. С. 56-73.

162. Малышев. Колхозы обеспечивают народное хозяйство рабочей силой // Вопросы труда. 1931. № 3 4. С. 96 - 102.

163. Марьяновский Г.И. Книга судеб: документальное повествование. Ташкент: Изд-во Литературы и искусства, 1988. 248 с.

164. Матвеев Ю.А. Оргнабор как одна из основных форм планового перераспределения рабочей силы // Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М.: Статистика, 1973. С. 62-79.

165. Матлин И.С. Моделирование размещения населения. М., 1975. 245 с.

166. Миграционная подвижность населения в СССР /под ред. Б.С. Хорева, В.М. Моисеенко. М.: Статистика, 1974. 160 с.

167. Миграция населения РСФСР /под ред. А.З. Майкова. М.: Статистика, 1973. 167 с.

168. Миграция сельского населения /под ред. B.C. Немчинова. М.: изд-во Московского университета, 1971. 123 с.

169. Миграция сельского населения /под ред. Т.И. Заславской. М.: Мысль, 1970.348 с.

170. Минц JI.E. Отход крестьянского населения на заработки в СССР. М.: Вопросы труда, 1925. 201 с.

171. Моисеенко В.М. Миграция населения по данным Всесоюзной переписи 1926 года. // Куда и зачем едут люди. М., Статистика, 1979, С. 48-59.

172. Моисеенко В.М. Миграция населения России в переписях России и СССР. // Вопросы статистики. Т. 3. М., 1997. С. 30 37.

173. Моисеенко В.М. Территориальное движение населения: характеристика и проблемы управления. М.: Мысль, 1985. 120 с.

174. Мокеров И.П. Исторические особенности демографических процессов на Урале // Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Сб. науч. Трудов. Свердловск, 1986. С. 3 27.

175. Мордков. Организованный набор залог устойчивости рабочих кадров // На трудовом фронте. 1932. № 3. С. 6.

176. Мордухович (Мохов) 3. Меры поощрения и пресечения в общей системе мероприятий по борьбе с текучестью // Вопросы труда. 1931. № 7. С. 31 -35

177. Мордухович (Мохов) 3. Органы труда и текучесть // Вопросы труда. 1931. № 5. С. 29.

178. Мордухович (Мохов) 3. От политики самотека к оргнабору рабочей силы // Вопросы труда. 1932. № 8 9. С. 47 - 57.

179. Москвин Д.Д. Население СССР: вопросы миграции. М.: Наука, 1991. 157 с.

180. Мохов 3. Переселенчество, избытки труда и безработица // Вопросы труда.1929. №6. С. 32-41.

181. Мохов 3. Рост текучести рабочей силы в 1929 / 30 г. // Вопросы труда.1930. № 6. С. 22 28.

182. На новом месте. М.: Финансы и статистика, 1984. 79 с.

183. Население и трудовые ресурсы СССР. М.: Мысль, 1971. 234 с.

184. Население России в XX веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900 1939. /под ред. Ю.А. Полякова, В.Б. Жиромской. М., РОССПЭН. 2000.

185. Население СССР. М.: Политиздат, 1974. 192 с.

186. Население СССР. М.: Статистика, 1973. 208 с.

187. Население Урала. XX век. История демографического развития. /А.И. Кузьмин, А.Г. Оруджиева, Г.Е. Корнилов и др. Екатеринбург, 1996. 212 с.

188. Не толкучка, а плановое распределение рабочей силы // На трудовом фронте. 1931. № 19. С. 7.

189. Низ-ий. Организовать отходничество // На фронте индустриализации. 1932. №13-14. С. 50-52

190. Никитин В. Добровольные мамы беспризорников // АиФ. 1999. Апрель. № 15. С. 20.

191. Ноздрина H.H. Применение методов системного анализа при изучении миграции населения. Препринт. М., 1978. 74 с.

192. О материальной помощи семьям // Уральский рабочий. 1929. 13 июля.

193. О переселении в Уральскую область в 1929 году. М., Новая деревня. 1929. 36 с.

194. Озеров О.В. Миграция сельского населения во второй половине 1920-х -середине 1930-х годов (по материалам Среднего Поволжья). Автореферат дисс. -к.и.н. Пенза, 2000. 25 с.

195. Онокиенко В В., Поповкин B.JI. Комплексное исследование миграционных процессов населения УССР. М.: Статистика, 1973. 150 с.

196. Организованному набору рабочих и борьбе с текучестью максимальное внимание // На трудовом фронте. 1931. № 34. С. 4.

197. Оруджиева А.Г. Влияние миграции на формирование национального состава районов нового освоения // Историческая демография: новые подходы, методы, источники. М. 1992. С. 98 100.

198. Оруджиева А.Г. Демографические факторы миграции // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 70 80.

199. Оруджиева А.Г. Динамика численности населения Урала в советский период // Население России и СССР: новые источники и методы исследования. Екатеринбург, 1993. С. 29 38.

200. Оруджиева А.Г. Особенности миграционного перехода на Урале // Наро-донаселенческие процессы в региональной структуре России в XVIII-XIX вв.: Тез. междунар. науч. конф. Новосибирск, 1996. - С.136-139.

201. Оруджиева А.Г. Урал в миграционной динамике России XX века // Региональная структура России в геополитической и цивилизационной динамике. Екатеринбург, 1995. С. 114 119.

202. Оруджиева А.Г., Сотникова Я.Б. Особенности территориальной подвижности сельского населения на Урале // Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Сб. науч. Трудов. Свердловск, 1986. С. 62-79.

203. Основы теории народонаселения /под ред. Д.И. Валентея. М.: Высшая школа, 1986. 367 с.

204. Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Свердловск, 1986. 157 с.

205. Особенности демографического поведения городского населения Урала. Свердловск: УНЦ АН СССР, 1987.102 с.

206. Осокина Е.А. Жертвы голода 1933 года: сколько их? (анализ демографической статистики ЦГАНХ СССР) // История СССР. 1991. № 5. С. 18 26.

207. Отход сельского населения на заработки в СССР в 1926 1927 гг. М.: Вопросы труда, 1929. 167 с.

208. Павлов В. Сталинский призыв (колхозников в промышленность). Саратов: Нижне-Волжское краевое изд-во, 1932. 61 с.

209. Панкратьева Н.В. Население и социальное воспроизводство. М.: Статистика, 1977. 223 с.

210. Панфилова A.M. Формирование рабочего класса СССР в годы первой пятилетки (1928 1932 гг.) М., 1964. 237 с.

211. Парамонов М. За организованный набор рабочей силы // На трудовомфронте. 1932. №20. С. 16.

212. Парфутин Н. Стройка зовет. За организованное отходничество. М. Колхоз центр СССР, 1932. 31 с.

213. Пасс С. О вербовке рабочей силы в деревне. M.-JI., 1933. 56 с.

214. Педагогическое руководство воспитательным процессом в детском доме /Сост. A.A. Виноградова. М.: ЦС ПО РСФСР, 1979. 204 с.

215. Переведенцев В.И. Методы изучения миграции населения. М.: Наука, 1975.231 с.

216. Переведенцев В.И. Миграции и некоторые социальные процессы в СССР // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М.: Статистика, 1970. С. 34-41.

217. Переведенцев В.И. Об управлении миграцией населения // Миграция населения РСФСР. М.: Статистика, 1973. С. 153 166

218. Переведенцев В.И., Зайончковкая Ж.А. Современная миграция населения Красноярского края. Новосибирск, 1964. 257 с.

219. Переселение в Сибирский край в 1929 году /под ред. Д.Г. Барова. М., 1929. 32 с.

220. Переселение за Урал в 1912 году. СПб, 1912. 16 с.

221. Переселение и землеустройство за Уралом в 1911 году. СПб, 1912. 15 с.

222. Переселение и землеустройство за Уралом в 1912 году. СПб, 1913. 16 с.

223. Петраков A.A. Воздействие миграции на рождаемость // Региональные особенности движения населения Урала. Свердловск, 1980. С. 57 70.

224. Петраков A.A. Воздействие миграции на рождаемость // Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. С. 57 -70.

225. Петренко С.А. Притяжение добра. М.: Педагогика, 1988. 253 с.

226. Платунов Н.И. Переселенческая политика Советского государства и ее осуществление в СССР (1917 0 июнь 1941 гг.) Томск, 1976. 257 с.

227. Плотников И.Е. Как ликвидировали кулачество на Урале // Отечественная история. 1993. № 4. С. 163 167.

228. Плотников И.Е. О темпах и формах коллективизации на Урале // Отечественная история. 1994. № 3. С. 78 -90.

229. Плотников И.Е. Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы. Документы из архивов // Отечественная история. 1995. № 1. С. 169-179.

230. Плотников И.Ф. Средний Урал в годы Гражданской войны (1918 1920 гт) Свердловск: УрГУ, 1990. 92 с.

231. Подьячих П.Г. Население СССР. М., 1961. 200 с.

232. Покшишевский В.В. Заселение Сибири. Иркутск, 1951. 257 с.

233. Поляков Ю.А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1986.

234. Поляков Ю.А. Наше непредсказуемое прошлое. М., 1995.

235. Полян П.М. Не по своей воле . История и география принудительных миграций в СССР. М.: ОГИ-Мемориал, 2001. 328 с.

236. Попова С.М. Некоторые данные о положении ссыльных на Урале в начал«. 30-х гг. // Проблемы истории регионального развития: население, экономика, культура Урала и сопредельных территорий в советский период. Екатеринбург, 1992. С.38-43.

237. Попова С.М. Репрессированные на Урале (проблема формирования базы данных) // Методология современных гуманитарных исследований, человек и компьютер: Материалы междунар. науч. конф. Донецк, 1991. С. 8688.

238. Постников С. Спецпереселенцы на Урале // Депутатский вестник. 1991. № 3. С.10.

239. Потапов. Школы первой ступени и детская беспризорность // Уральский рабочий. 1927. 16 марта. С. 3.

240. Похлебаев В. Самотек в наборе порождает текучесть (Письмо из Магнитогорска) // На трудовом фрноте. 1932. № 22. С. 9

241. Пресницкий Н., Белов А. Вербовка рабочей силы. М.- Ташкент, 1932.

242. Проблемы воспроизводства и миграции населения М.: ИСИ, 1981. 145 с.

243. Проблемы демографической статистики. М., Статистика, 1966. 237 с.

244. Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М., Статистика, 1970. 224 с.

245. Проблемы формирования и развития населения Урала. Свердловск: Труды института экономики УНЦ АН СССР, 1977. 154 с.

246. Радько Н.Е. Уроки доброты. М.: Политиздат, 1989. 127 с.

247. Раевский М. К вопросу о трудовых ресурсах Урало-Кузбасса // Вопросы труда. 1931. №7. С. 87-94.

248. Размещение населения СССР: региональный аспект динамики и политики народонаселения. М.: Мысль, 1986. 220 с.

249. Раскулаченные и спецпереселенцы, (1930-1936 гг.): Сб. документов /Рос.АН. Урал, отд-ние. Ин-т истории и археологии. Сост. Т.И.Славко, А.Э.Бедель. Екатеринбург: Урал. изд. фирма «Наука», 1993. 213 с.

250. Рафиков И.К. Рабочие Урала в первые годы Советской власти: численность, состав, положение. Автореферат. к.и.н. Свердловск. 1988. 23 с.

251. Рашин А.Г. Динамика рабочего класса в промышленности за 1913 1922 гг. М„ 1923.

252. Региональные особенности воспроизводства и миграции населения в СССР /под ред. Н.М. Римашевской. М.: Наука, 1981. 267 с.

253. Региональные особенности движения населения Урала. Сб. ст. Свердловск, 1980. 113 с.

254. Региональные проблемы социально-демографического развития. М.: ИСИ. 1982. 208 с.

255. Резников И. Высвобождение рабочей силы в колхозах и задачи организации отходничества // На аграрном фронте. 1931. № 6. С. 35

256. Реутов В. текучесть рабочей силы злейший враг социалистического строительства // Вопросы труда. 1933. № 4. С. 64 — 66.

257. Реутов. Где и как надо вербовать отходника // На трудовом фронте. 1931. № 26 27. С. 4

258. Рогачевская JI.C. Из истории рабочего класса СССР в первые годы индустриализации. 1926-1927. М, 1953. 213 с.

259. Рогачевская Л.С. Рабочий класс СССР (1926 1929 гг.). М, 1960. 257 с.

260. Романов М. Обеспечим строительство рабочими кадрами // Вопросы труда. 1930. № 10- 11. С. 69.

261. Романов М. Организация отходничества на новом этапе. М. Д.: ОГИЗ, Государственное социально-экономическое изд., 1931. 29 с.

262. Рукосуев А.Е., Суржикова Н.В. Военнопленные Первой Мировой войны на предприятиях Богословского горного округа: условия труда и содержания И Вооруженные конфликты на рубеже XIX XX вв. Екатеринбург, 2004. С. 90-94.

263. Руткевич М.Н., Филипов Ф.Р. Социальные перемещения. М.: Мысль. 1970. 253 с.

264. Рыбаковский Л.Л. Межрегиональные миграционные связи и их моделирование // Миграции населения РСФСР. М., Статистика, 1973. С. 43-62.

265. Рыбаковский Л.Л. Методологические вопросы прогнозирования населения. М.: Наука, 1978. 256 с.

266. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика /под ред. Т.И. Заславской. М.: Наука, 1987. 199с.

267. Рыбаковский Л.Л. Население дальнего Востока за 150 лет. М.: Статистика, 1990. 256 с.

268. Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций. М., Статистика, 1973. 147 с.

269. Сажина Н.С. Деятельность государства и общественных организаций по ликвидации детской беспризорности в 1921 1928 гг. (на материалах Урала). Автореферат. - к.и.н. Екатеринбург. 2003. 25 с.

270. Сборник статей по статистике Урала. 1927. Вып. 1. Свердловск: Уральское Областное статистическое Управление, 1927. 322 с.

271. Сердюков A.A. К вопросу о пополнении состава рабочих Урала выходцами из кустарей и ремесленников (1926 1932) // Уральские парторганизации в борьбе за развитие промышленности. Свердловск, 1978.С.55-61.

272. Сидоров П.А., Максимов Г.Т. Роль миграции в изменении численности городского населения БССР. Минск, 1966. 38 с.

273. Смолина В. 1-я Уральская областная конференция работников социально-правовой охраны несовершеннолетних (СПОН) и детских домов // Уральский учитель. 1925. № 3. С. 79 -81.

274. С-ов 3. Против бесплановости и самотека в вербовке рабочих // На трудовом фронте. 1932. № 22. С. 11 12.

275. Современные проблемы миграции. М.: Мысль, 1985. 111 с.

276. Соколов 3. Обеспечить кадрами вновь строящиеся гиганты // Вопросы труда. 1931. №10. С. 11-17.

277. Солнцева С.А. Военный плен в годы Первой мировой войны (новые факты) // Вопросы истории. 2000. № 4 5. С. 98 - 105.

278. Соломонов М. Планово и организованно отходничество боевая задача НКТ // На трудовом фронте. 1931. № 11. С. 13

279. Социально-экономическое развитие села и миграция населения /под ред. Т.Н. Заславской. Новосибирск, 1972. 317 с.

280. Социальные проблемы миграции. М.: Институт социологических исследований, 1976. 203 с.

281. Социальные факторы и особенности миграции населения СССР. М.: Наука, 1978. 144 с.

282. Справочная книжка для ходоков и переселенцев на 1927 год. М., 1927. 56 с.

283. Справочная книжка для ходоков и переселенцев на 1928 год. М., 1928. 56 с.

284. Справочная книжка для ходоков и переселенцев. 1913. СПб, 1913. 18 с.

285. Староверов В.И. Социально-экономические проблемы деревни. Методология, методика, опыт анкетного анализа миграции сельского населения. М.: Наука, 1975. 287 с.

286. Староверов О.В. Модели движения населения. М.: Наука, 1979. 342 с.

287. Статистика миграции населения /под ред. А.Г. Волкова. М.: Статистика, 1973. 356 с.

288. Стефанов И. Статистическое изучение миграции // Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М.: Статистика, 1970. С. 200 204.

289. Струм илин С.Г. Состав пролетариата Советской России в1917-1919гг. Два года диктатуры пролетариата. М., 1919.

290. Тарасова А. Рабочую силу заводам и новостройкам // Социалистическое сельское хозяйство. 1931. № 9 - 10. С. 7.

291. Тимонина Н.Е. Государственное регулирование сельскохозяйственного переселения в Западную Сибирь в 1920 1929 гг. Автореферат к.и.н. Томск, 1989. 28 с.

292. Тимофеев. Вербовка массовой рабсилы // Социалистическая зерновая фабрика. 1931. № 11 12. С.35

293. Трутко-Гуль Ф. Колонизационно-переселенческое дело на Урале // Хозяйство Урала. 1926. № 12. С. 121 127.

294. Удалов А. Отходничество в колхозах. М.: ОГИЗ, Сельхозгиз, 1931. 40 с.

295. Уиткрофт С.Г. Голод и другие факторы, влияющие на уровень смертности в СССР. Демографические кризисы 1918 1922 и 1930 - 1933 гг. // Демографические процессы в СССР в 20 - 80 гг. (Современная зарубежная историография) М., 1991. С. 49 - 60.

296. Уиткрофт С.Г. Голод и эпидемии в России в 1918 1922 гг. // Демографические процессы в СССР в 20 - 80 гг. (Современная зарубежная историография) М., 1991. С. 65 - 71.

297. Уиткрофт С.Г. Движение народонаселения. 1908 1926. // Демографические процессы в СССР в 20 - 80 гг. (Современная зарубежная историография) М, 1991. С. 18-33.

298. Управление развитием народонаселения в СССР. М., 1977.

299. Урал в годы гражданской войны (1918 1920) Сб. научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1986.125 с.

300. Урал в гражданской войне /под ред. A.B. Бакунина. Свердловск: УрГУ, 1989. 333 с.

301. Урбанизация и демографические процессы. М., 1982. С. 98.

302. Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М.: Наука, 1974. 335 с.

303. Ушакова Н.Л., Шеврин И.Л. Место и роль кулачества на Урале в 20-е года // Проблемы истории регионального развития: население, экономика, культура Урала и сопредельных территорий в советский период. Екатеринбург, 1992. С.31-38.

304. Федоров С. Переселение на Урале // Хозяйство Урала. 1928. № 8 9. С. 633.

305. Федорова H.A. Сельское население Среднего Поволжья накануне коллективизации. Казань: изд-во Казанского университета, 1990. 135 с.

306. Фельдман М.А. Рабочие крупной промышленности Урала в 1914 1941 гт. Екатеринбург: УрГУ. 2001. 430 с.

307. Фельдман М.А. Рабочие крупной промышленности Урала в 1914 1941 гг. (численность, состав, социальный облик). Автореферат, д.и.н. Свердловск, 2001.42 с.

308. Фельдман М.А. Рабочие промышленности Урала между переписями 1897 и 1926 гг.: вопросы численности и состава // Уральский исторический вестник. № 7. Екатеринбург, 2001.

309. Филатова И. Архипелаг «Детский дом» // АиФ. 1996. Июль. № 26. С. 6.

310. Фоминых И. О социальном подборе сезонных рабочих П Вопросы труда. 1929. №9. С. 24-25.

311. Фоминых И. Памятка вербовщика. Архангельск: Северное краевое изд-во, 1932. 40 с.

312. Фрейдман С. Организуем отходничество миллионов. М., 1931

313. Хомра А.У. Миграция населения: Вопросы теории, методики исследования. Киев: Наукова думка, 1979. 146 с.

314. Хорев Б.С., Чапек В.Н. Проблемы изучения миграции населения. М.: Мысль, 1978. 254 с.

315. Хоцянов Л.К. Опыт изучения демографических сдвигов в сельском населении Московской и Рязанской областей за истекшее столетие (1851 -1960 гг.). М.: Медгиз, 1963. 157 с.

316. Христолюбова И.П. Дом, который нельзя забыть (к 80-летию Оханского детского дома). Пермь: Книжное издательство, 1988. 141 с.

317. Цибульников В.А. Формирование и закрепление кадров строителей социалистических городов на Урале в период индустриализации // В кн.: Октябрь на Урале. Свердловск, 1988. С. 52-55.

318. Червакова И.М. Кров (о судьбах детей из детских домов). М.: Молодая гвардия, 1988.160 с.

319. Червакова И.М. Трудные судьбы: бегуны. М.: Знание, 1988. 190 с.

320. Чернокрылова E.H. Количественные и качественные изменения в составе рабочих Урала в период индустриализации. 1926 1932. Авторефератк.и.н. Свердловск. 1988. 24 с.

321. Черноусое А. Законодательство об отходничестве. Систематический сборник законодательных и ведомственных постановлений. М.: Советское законодательство, 1932. 61 с.

322. Чечет В. Альтернатива социальному сиротству И Народное образование. 2001. №9. С. 105- 108.

323. Шелестов Д.К. Демография: история и современность. М.: Наука, 1983. 254 с.

324. Шелестов Д.К. Историческая демография. М.: Высшая школа, 1987. 285 с.

325. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Наука, 1969. 141 с.

326. Юрень И.М. Национальный вопрос на Урале. М.- Свердловск, 1930. 36 с.

327. Якименко Н.А. Переселение крестьян Украины на окраины России в период капитализма (1861 1917 гг.) Автореферат д.и.н. Киев, 1989. 18 с.

328. Якименко Н.А. Советская историография переселения крестьян в Сибирь и на Дальний Восток (1861-1917 гг.) // История СССР. 1980. № 5. С. 91 -104.

329. Якубовский Э. Вовлечение колхозников в промышленность. М., Профиз-дат, 1931. 24 с.

330. Ямзин И.Л., Вощинин В.П. Учение о колонизации и переселениях. М. Л., 1926.

331. Яровский В. Беспризорность и борьба с нею // Уральский учитель. 1926. № 11-12. С. 31-34.

332. Games R. Harris The great Urals Regionalism and the evolution of the Soviet system. Cornell University Press/ Ithaca and London. 1999. 235 p.

333. Gatrell Peter. A whole empire walking refugees in Russia during World War 1. Indiana University press. Bloomington and Indianapolis. 1999. 317 p.

334. Gijs Kessler The passport system and state control over population flows in the Soviet Union, 1932 1940. British Association for Slavonic and East-European Studies (BASEES), Cambrige. 2000. 26 p.

335. Gijs Kessler The peasant and the Town. Rural-Urban Migration in the Soviet Union, 1929 40. Thesis submitted for assissment with a view to obtaining the degree of Doctor of the European University Institute. 2001. 307 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.