Минералогия и условия локализации уран-благороднометально-ванадиевого оруденения: Онежский рудный район тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.05, кандидат геолого-минералогических наук Леденева, Надежда Викторовна

  • Леденева, Надежда Викторовна
  • кандидат геолого-минералогических науккандидат геолого-минералогических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ25.00.05
  • Количество страниц 138
Леденева, Надежда Викторовна. Минералогия и условия локализации уран-благороднометально-ванадиевого оруденения: Онежский рудный район: дис. кандидат геолого-минералогических наук: 25.00.05 - Минералогия, кристаллография. Москва. 2004. 138 с.

Оглавление диссертации кандидат геолого-минералогических наук Леденева, Надежда Викторовна

Введение.

Глава 1. Геологическая характеристика района и строение рудного поля.

1.1. Геологическая изученность района.

1.2. Вмещающие осадочные и магматические комплексы.

1.3. Структурные комплексы района.

1.4. Металлогеническая специализация и полезные ископаемые района.

Глава 2. Минералогия (вещественный состав) уран-благороднометальнованадиевых руд и метасоматитов.

2.1. Ванадиевая минерализация.

2.2. Урановая минерализация.

2.3. Сульфо-селенидная ассоциация с благородными металлами.

2.3.1. Особенности химизма сульфо-селенидной свинцово-висмутовой и платино-палладиевой минерализации месторождения Средняя Падма.

2.4. Сопутствующая минерализация.

Глава 3. Последовательность минералообразования уран-благо роднометальнованадиевых руд и околорудных метасоматитов.

3.1. Дорудная стадия (альбититовая).

3.2. Предрудная стадия (хром-ванадий-слюдистая).

3.3. Рудная стадия.

3.4. Кварц-карбонат-флюоритовая стадия.

3.5. Гипергенный этап.

3.6. Термобарические условия минералообразующего процесса.

Глава 4. Литолого-структурные условия локализации оруденения и особенности пространственного размещения минеральных ассоциаций на месторождении

Средняя Падма.

4.1. Основные особенности структурной обстановки на разведочном горизонте -74 месторождения Средняя Падма.

4.2. Особенности пространственного развития минеральных ассоциаций.

4.3. Рудные минеральные ассоциации и их пространственное размещение.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Минералогия, кристаллография», 25.00.05 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Минералогия и условия локализации уран-благороднометально-ванадиевого оруденения: Онежский рудный район»

В конце 70-х годов в Онежском прогибе южной части Балтийского щита силами ФГУП «Нев-скгеология» были выявлены новые урановорудные объекты, более 15-ти лег в различных аспектах изучавшиеся также специалистами ВСЕГЕИ, ВИРГа, СПбГУ, ИГЕМ РАН, ВИМСа, ВНИИХТа. Месторождения обладают целым рядом весьма специфических черт, позволивших исследователям на первом этапе изучения относить их к уникальному безаналоговому типу, а в последующем - к типу «несогласия». Разнообразие генетических концепций, среди которых рассматривались мета-морфогенная, магматогенная, инфильтрационная, полигенно-полихронная, черносланцевая, показывает, что генезис и рудно-формационная принадлежность оруденения онежского типа остаются дискуссионными. С позиций, наиболее отвечающих представлениям автора, рудно- метасомати-ческий процесс рассмотрен ЛЛ.Шмураевой (1990, 1991, 2002), относящей данный тип оруденения к приразломным карбонатно-щелочным метасоматитам. Однако, использованный нами большой фактический материал и применение собственного методического подхода к его изучению, позволили выявить весьма существенные особенности вещественного состава руд и околорудных метасоматитов, а также условий их локализации, внутреннего строения и характера пространственного размещения.

Актуальность темы. После распада Советского Союза более 80% запасов урана, в том числе сосредоточенные в крупнейших месторождениях, оказались за пределами России. В то же время Россия сохранила более 60% мощностей действующих АЭС и продолжает вводить в строй новые блоки атомных станций. Доля АЭС в производстве электроэнергии составляет 16%.

Согласно стратегии развития энергетики России, утвержденной Правительством в 2003 г., мощности атомного энергетического комплекса должны увеличится к 2020 г. почти вдвое. Однако даже современное производство уранового сырья обеспечивает лишь около 20% внутренних и экспортных потребностей. Остальная их часть покрывается за счет складских запасов урана, которые будут исчерпаны за 10-15 лет. При этом имеющаяся минерально-сырьевая база урана не может обеспечить его производство на необходимом уровне - около 20 тыс. тонн в год к 2020 г.

Межведомственной программой «Уран России», разработанной в 2004 г. совместными усилиями Федеральных Агентств «Энергоатом» и «Роснедра», одно из главных направлений отведено выявлению минерально-сырьевых баз урана, пригодных для создания новых горнодобывающих производств. Онежско-Ладожский потенциальный рудный район определен как один из наиболее приоритетных для развития геолого-разведочных работ на уран и сопутствующие полезные компоненты

Ванадий, главный компонент комплексных руд Онежского района (среднее содержание до V

2,7%), также востребован промышленностью в связи с заплпнированным значительным ростом (в 2I

3 раза) производства низколегированных трубных и рельсовых сталей. Попутное извлечение из руд золота и платиноидов также, очевидно, повышает экономические показатели освоения изученных месторождений.

Технологическими экспериментами, проведенными в ВИМСе и ВНИИХТе, доказана принципиальная возможность эффективного извлечения из руд всего комплекса полезных компонентов.

Целью работы являлось определение специфических особенностей вещественного состава, условий формирования, закономерностей пространственного размещения и формационной принадлежности уникального по составу комплексного уран-благороднометально-ванадиевого оруденения Заонежья.

Для достижения этой цели решались следующие задачи: 1) изучение состава руд и околорудных метасоматитов; 2) определение последовательности и условий образования минеральных ассоциаций; 3) исследование литолого-структурных условий, влияющих на размещение разносгадийных минеральных ассоциаций; 4) выявление и характеристика типов минералогической зональности; 5) выделение рудных минеральных ассоциаций и установление закономерностей их локализации.

Фактическая основа диссертации. Начиная с 1990 года в составе группы ВИМСа автор занималась изучением вещественного состава урановой минерализации, руд и околорудных метасоматитов в Карело-Ладожском и Онежском рудных районах Карелии. За этот период были изучены различные точки минерализации, рудопроявления ц месторождения урана различной формационной принадлежности. Наиболее значимыми объектами среди них являются месторождение Карку в Северном Приладожье и группа месторождений Заонежья - Космозеро, Царевское и Средняя Падма. Полевые работы, остановленные в 1994 г., были возобновлены с 2000 г. в обоих районах. При этом, в Онежском прогибе исследование продолжилось в северной его оконечности на Лижмозерско-Повенецкой площади, перспективной на обнаружение промышленно значимого онежского типа оруденения - комплексного уран-благороднометально- ванадиевого.

В процессе работы в Онежском рудном районе автором задокументировано более 10 000 пог. метров керна с отбором каменного материала, изучено около 3000 шлифов, аншлифов, минералогических проб, проанализировано большое число геохимических проб.

Работа в подземных выработках на месторождении Средняя Падма позволила окончательно убедиться в установленной стадийности рудообразующего процесса и разрешить некоторые вопросы, касающиеся характера пространственного размещения минеральных ассоциаций. На разведочном шахтном горизонте автором было проведено минералогическое картирование по трем квершлагам (№№ 62, 66, 76) общей протяженностью 178 пог. м, с отбором образцов, минералогических проб и малых технологических проб в количестве 10 штук по природным типам руд и рудной минерализации. Из отобранного каменного материала было изготовлено и изучено более 1000 прозрачных, комбинированных шлифов и аншлифов. На основании полученных данных была доработана схема последовательности минералооб-разования и отстроены погоризонтные планы, иллюстрирующие структурную обстановку и пространственное развитие минеральных типов руд в пределах Северной рудной залежи месторождения.

Проведен большой объем работ по изучению и систематизации фондовых и опубликованных материалов.

Методы исследований. Для диагностики минералов и изучения характера их взаимоотношений применялись оптические методы (петрографический и минераграфический). В числе детальных диагностических методов использовались: рентгеноструктурный (аналитики Н. Битулева, И. Наумова, ВИМС; М. Ветрова, ИГЕМ), электронографический (ВИМС), локальный лазерноспектральный (аналитик В.П. Харитонова, ВИМС), количественный и полуколичественный рентгенофазовый (дифрактометр ДРОН-3 Fe, аналитики Т.В. Коленкина, Ю. Шувалова, Е. Баландина, ВИМС), инфракрасной спектроскопии (аналитик JI.C. Солнцева, ВИМС), микроренттеноспекгральный (микрозонд, аналитики А.К. Дергачева, ВИМС; Н.Н. Коненкова, ГЕОХИ) виды анализов. Большое число минеральных фаз (главным образом, сульфо-селенидных Pt-Pd-Ag-Bi-Pb-Cu-содержащих) были диагностированы с применением рационального комплекса микроминералогических методов, к которым относятся: микро-рентгеноспектральный (определение состава) (аналитик Й.А. Брызгалов, МГУ), спектрально-оптический (определение коэффициентов отражения) и определение микротвердости при разных нагрузках (аналитик Д.К. Щербачев, ВИМС). Элементный состав руд и элементы-примеси в минералах определялись с применением спектрального и ренттеноспектрального анализов. Для выяснения условий минералообразования проводилось термометрическое исследование газово-жидких включений в минералах каждой стадии процесса на микротермокамере УМТК-3 (аналитик С.В. Соколов, ВИМС).

В соответствии с разработанной методикой минералогическое картирование на шахтном горизонте проводилось по северо-западным стенкам квершлагов в масштабе 1:50. Для изучения проявленности метасоматических процессов (альбитизации, ванадиевой слюдиза-ции и др.) из стенок квершлагов отбирались сколки на шлифы с каждого погонного метра с детализацией отдельных участков. Из всех разновидностей жильной и рудной минерализации отбирались минералогические пробы в количестве от 35 до 55 штук по каждому квершлагу. Для изучения состава и структуры минералов из минералогических проб отобрано более 45-ти монофракций.

Научная новизна. В ходе проведения исследований на нескольких рудных объектах Онежского прогиба автором был целенаправленно собран, изучен, систематизирован и обобщен обширный фактический материал, что позволило получить принципиально новые данные о пространственно- временных, минералого-геохимических особенностях развития рудообразующего процесса и геолого-структурных условиях локализации оруденения. 1

• Выявлены типоморфные особенности целого ряда минералов, слагающих комплексные руды, и их пространственно-временные взаимоотношения.

• Разработана принципиально новая схема последовательности минералообразования дня месторождений Онежского района, в которой показано, что в рамках единого рудно-метасоматического этапа минералообразования в соответствии с серией тектонических импульсов стадийно сформировались безванадиевые щелочные метасоматиты (альбититы) зонального строения, в пределах которых телескопировано проявлено хром-ванадиевое, урановое и благородноме-тальное оруденение.

• Впервые показано, что хром-ванадиевая, урановая и благородномегальная минералюации локализованы по единой полого-линейной системе трещин отрыва, образованных на заключительном этапе формирования зон СРД. При этом, ванадиевослюдистая минерализация, образующая основные ванадиеворудные тела, локализована как в системе трещин, так и в околожильном пространстве.

• Установлены элементы вещественной зональности в строении дорудных альбититов и рудов-мещающей жильной системы, и закономерности пространственного размещения природных типов РУД

• В сотрудничестве с коллективом исследователей открыт и детально изучен новый минеральный вид - хромселадонит (Пеков И.В. и др., 2000). При изучении сульфо-селенидной минерализации выявлены две ранее неизвестные минеральные фазы с Pt и с Pd.

Практическая значимость. Использование достоверно установленных околорудноиз-мененных пород имеет очень важное прикладное значение для прогнозирования, поисков и оценки скрытого, не выходящего на поверхность оруденения, а также для решения задач по увеличению запасов руд, что является весьма важным для Онежского рудного района.

Основной объем выполненных минералого-геохимических исследований осуществлялся по договору с производственной организацией — ныне ФГУП «Невскгеология». Работы по договору, поставленные в конце 1990 г. имели целью выявление комплекса продуктивных минеральных ассоциаций и оценки их технологических свойств путем изучения малых проб на шахтном горизонте Средне-Падминского месторождения. Основные задачи, в решении которых были заинтересованы производственные силы, сводились к следующему: 1) — выделение и вещественная характеристика продуктивных минеральных ассоциаций по ванадию, урану, молибдену и благородным металлам; 2) — минералогическое картирование на шахтном горизонте с установлением особенностей пространственного размещения различных природных типов руд.

Работы были выполнены в три этапа, а результаты отправлены, в соответствии с календарным планом, заказчику, и в дальнейшем использованы им как в производственных отчетах, так и при проведении работ по предлицензионному изучению новых площадей в Онежском рудном районе.

Выявленные особенности пространственного развития природных типов руд на месторождении Средняя Падма и более общие закономерности телескопированного и зонального строения рудных залежей, присущие и другим месторождениям прогиба, могут быть использованы при добыче комплексных руд для более успешного проведения технологического картирования и выделения технологических сортов руд.

Апробация. Основные результаты проводившихся исследований неоднократно докладывались автором на секциях Ученого совета ВИМСа, ВСЕГЕИ, НТС производственной организации ФГУП «Невскгеология». По теме диссертации были сделаны доклады на научно-практических конференциях «Результаты исследований ВИМСа в области прогноза и комплексного изучения минерального сырья», 1996 г. и «Прикладная минералогия в решении проблем прогнозирования, поисков и оценки месторождений полезных ископаемых», 3 доклада, Москва, 2001 г.; на заседании координационного научно-технического совета по урану, С.-Петербург, 2001 г.; на годичной сессии МО РМО РАН РФ, Москва, 2001 г.; на международном симпозиуме по геоло гии урана «Уран на рубеже веков: природные ресурсы, производство, потребление», Москва, 2000 г.

Публикации. Результаты исследований по теме диссертации нашли отражение в 11 работах, опубликованных в печати.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, списка литературы из 58 наименований. Она содержит 137 машинописных страниц, иллюстрированных 14 таблицами, 59 рисунками и микрофотографиями.

Похожие диссертационные работы по специальности «Минералогия, кристаллография», 25.00.05 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Минералогия, кристаллография», Леденева, Надежда Викторовна

Выводы

1. Все наблюдения, сделанные во время работы на шахтном горизонте, касающиеся геолого-структурных условий локализации, пространственного и временного соотношения минеральных ассоциаций на месторождении Средняя Падма, позволяют уверенно отнести все метасоматические изменения к околорудным, образованным в результате единого рудно-метасоматического процесса. Он проявился на заключительном этапе формирования зон СРД, после завершения формирования структур пластических деформаций (зон бластомило-нитов и будинажа), сменившихся и унаследованных в начале гидротермально- метасоматической деятельности структурами хрупких деформаций.

2. Северная рудная залежь приурочена к узлу сочленения зоны рассланцевания и будинажа, образованной в алевросланцах и алевропесчаниках нижней подсвиты заонежской свиты вдоль контакта с доломитами верхнего туломозера, с пологими, субперпендикулярными к контакту и напластованию пород, трещинами отрыва. Возникновением последних обусловлены клиновидно-седловидная форма рудной залежи в поперечном разрезе орудене-лой толщи.

3. Почти идеальная унаследованность минерализованными трещинами всего внутреннего объема ореола альбитизации обусловлена тем, что дорудные мелкозернистые альбититы являлись хрупкой средой, единственно благоприятной для возникновения трещин отрыва.

4. Вся минерализация рудной стадии локализована в жилах и прожилках пологой системы трещин отрыва, являющихся соскладчатыми структурами, образованными на заключительных этапах формирования зоны СРД.

5. Тонко-мелкочешуйчатая метасоматическая ванадиевая слюдизация, образующая ванадиеворудные залежи, развивается в пределах контура альбитизированных пород, подчиняясь двум факторам: пологозалегающей минерализованной системе трещин и в незначительной степени - рассланцеванию пород, субсогласному с крутопадающей слоистостью. Интенсивность слюдизации зависит от степени проявления минерализованных тектонических нарушений — мощности и частоты жил и прожилков.

6. Выполнение рудно-минерализованных трещин сопровождалось интенсивным проявлением околожильного метасоматоза, с которым связана не только метасоматическая ванадиевая слюдизация, но и процессы гематитизации, сульфидизации, доломитового порфироб-ластеза, проявленные в боковых породах, и являющиеся сопряженными с трещинообразова-нием. Формирование однотипной жильной и околопрожилковой минерализации обусловлено действием одних и тех же растворов.

7. В строении рудной залежи установлена вещественная зональность, обусловленная эволюционным изменением состава растворов во время формирования первой минеральной ассоциации рудной стадии. Зональность выражается в обособленной локализации существенно хромового парагенезиса (хромфенгит, хромселадонит, хромдравит, хромовый эгирин, цинкохромит) в прикорневых частях жильной системы, в отличие от железо-ванадиевого парагенезиса (ванадийсодержащие гематит и эгирин, роскоэлит, ноланит, кульсонит), имеющего повсеместное развитие. В результате, в жильном комплексе, в направлении от контакта рудовмещающих пород с доломитами по восстанию жил к флангам залежи, наблюдается последовательная смена существенно хромового парагенезиса железо- ванадиевым и далее — ванадиево-железистым (гематит).

Для интервалов с преимущественным развитием железистой и ванадиевой минерализации характерны повышенные количества кварца по сравнению с хромовыми интервалами.

8. Распределение гипогенной урановой сульфо-селенидной благороднометалльной минерализации в жильном комплексе имеет спорадический гнездово-вкрапленный характер. Для них характерно предпочтительное размещение в крупных жилах и сопровождающих их близлежащих прожилках, в участках, обогащенных сульфидами и оксидами железа.

9. Для размещения сульфо-селенидной с благородными металлами минерализации характерны те же закономерности, что и для урановой, в результате которых обе рудные ассоциации в целом имеют общее (телескопированное) положение в пространстве.

10. Важная особенность, отмеченная при изучении сульфо-селенидной ассоциации (см. главу 2), касающаяся приуроченности платиновых и палладиевых фаз к выделениям клау-сталита, локализованного, главным образом, среди крупночешуйчатых ванадий-хромовых слюд, позволяет сделать вывод о пространственном развитии благороднометалльного оруденения преимущественно в пределах ореола распространения хромовой минерализации, а именно - в прикорневых участках жильного комплекса. При этом, среди зон преобладающего развития железо-ванадиевых парагенезисов в ассоциации с клаусталитом отмечаются, в основном, минеральные фазы с серебром и висмутом.

11. В результате картирования на горизонте основных рудных ассоциаций установлено, что:

• продуктивные по ванадию мелкочешуйчатые роскоэлитовые метасоматиты имеют площадное развитие и характеризуются переменными содержаниями слюды внутри ореола, обусловленными более интенсивным проявлением слюдизации вдоль крупных и ослаблением процесса в участках слабого и маломощного прожилкования;

• собственно ванадиевая гипогенная и гипергенная минерализация образует узкие самостоятельные ореолы, согласные с общей ориентировкой жильного комплекса и приурочены: первая - к зоне сочленения прожилковых структур близкой ориентировки, обогащенных ванадиевыми слюдами, вторая — в участках совмещения первичных ванадиевых концентраций с пострудными нарушениями, благоприятными для гипергенеза;

• гипогенные урановые руды, в которых основное значение играют оксиды урана, образуют на горизонте два самостоятельных ореола вытянутой расщепленной формы, субсогласные с зонами наиболее интенсивного прожилкования, при этом ореолы оксидных руд имеют более узкий контур, как бы вложенный в контур коффинитовой минерализации;

• для размещения сульфо-селенидной с благородными металлами минерализации характерны те же закономерности, что и для урановой, в результате которых обе рудные ассоциации в целом имеют общее (телескопированное) положение в пространстве;

• положение сульфидного медно-молибденового оруденения, состоящего из гипоген-ной и гипергенной (преимущественно медной) минерализации, характеризуется приуроченностью к прикорневым и фланговым краевым частям трещинно-жильного комплекса, где оно примыкает и частично совмещается с остальными минеральными типами оруденения;

12. Не имеющая самостоятельного промышленного значения вкрапленная урансодержащая минерализация (браннерит и давидит), имеет цельный контур распространения, протягивающийся вдоль контакта двух свит. Её ореол в общих чертах совпадает с ореолом всей залежи комплексного оруденения. Главной причиной такого совпадения является то, что ореол уранотитанатовой минерализации, прежде всего, совпадает с областью полнопрояв-ленных тонкозернистых альбититов, в пределах которой преимущественно и сформировался рудный жильный комплекс.

13. Образование пологих трещинных структур сопряжено с дополнительным привносом специфических рудных компонентов, обусловившим комплексность и уникальность оруденения в щелочных приразломных метасоматитах. Оба события были вызваны тектоническим импульсом, обеспечившим привнос рудных компонентов глубинного происхождения.

Заключение

В заключение работы, состоящей, главным образом, из детальных вещественных исследований на месторождениях, хотелось бы еще раз подчеркнуть значение истории геологического развития Онежского района, определившей возникновение специфического оруденения, связанного с формацией щелочных (натровых) метасоматитов в зонах глубинных разломов.

Позднеархейский (лопийский) протогеосинклинальный этап в Карельском мегаблоке Балтийского щита завершился консолидацией континентальной коры с образованием крупных гранито-гнейсовых блоков, «сцементированных» зеленокаменными поясами.

В сумийско-сариолийский (раннекарельский) этап Повенецкий блок, на котором позднее заложилась Онежская впадина, прошел орогенную стадию развития, выразившуюся в образовании ортогональных и диагональных (северо-западных, субмеридиональных) разломов глубокого заложения и протоорогенных терригенно-вулканических формаций. В результате тектонической активности этого периода архейское основание приобрело блочное (мозаичное) строение [32,3, 8]. Орогенный режим с наступлением ятулийского периода сменился депрессионным субплатформенным режимом с развитием протяженной полосы (Центрально-Карельской) внутриконтинентальных впадин, возможно, представляющую собой систему неразвившегося рифта. В депрессиях стали формироваться характерные для закладывающихся рифтов отложения — кварцевые конгломераты с золотом и уран-ториевой минерализацией (янгозерская свита), сменяющиеся вулканогенно-терригенными и хемогенными отложениями (медвежьегорская и туломозерская свиты). На рубеже смены режимов в архейском обрамлении закладывающейся впадины проявился интрузивный мафит- ультрамафито-вый магматизм с хромовой и платинометальной специализацией (Бураковский массив). Онежская впадина, занимающая с юга окраинное положение в полосе развивающихся депрессий и заложившаяся в тектонически активной зоне сочленения Балтийского щита и Русской платформы, получила наиболее полное и длительное развитие, продолжавшееся весь позднекарельский (ятулийско-вепсийский) период. Образовавшиеся глубинные разломы определили проявление синхронного с осадконакоплением базальтового вулканизма, максимум интенсивности которого приходится на людиковийский и калевийский периоды в интервале 2,1-1,9млрд.лет.

Подводный вулканизм резко изменил вещественный состав вмещающих пород и их геохимическую специализацию. С этого момента стали формироваться высокоуглеродистые (шунгитсодержащие) вулканогенно-осадочные комплексы. Породы нижней подсвиты заонежской свиты незначительно обогащались углеродом вдоль зон глубинных разломов — содержание углерода в них не превышает 1% [8]. В дальнейшем, пульсационное проявление подводного вулканизма сопровождалось интенсивной фумарольно-сольфатарной деятельностью с обильными выбросами пирокластического материала, а также эруптивной и газово-гидротермальной деятельностью. Обогащенность углеродом осадков верхней подсвиты заонежской свиты достигала 50-80%. При этом образовывались потоки базальтов, содержащие до 12% углерода, специфические обсидианоподобные углеродисто-кремнистые породы (ли-диты) и большое разнообразие шунгитовых пород — туфов, туффитов, известняков, пород кварцево-слюдистого, сульфидно-шунгит-кремнистого, альбит-хлоритового состава с переменными. количествами углерода. Именно такие высокоуглеродистые вулканогенно- осадочные породы характеризуются надкларковыми значениями Си, Ni, Со, Сг, Ti, Р, Ва, Sr, Zr, платиноидов. Содержания Pb и Zn в них в несколько раз превышают кларковые значения. Количество Мо достигает 0,022%, U - до 0,0029%, V - до 0,5%, Se - до 0,0086%. Многими исследователями, занимавшимися проблемой шунгитов в Карелии, признается абиогенная природа углерода и убедительно показывается его связь с пеплово-газовыми и газово- гидротермальными фазами вулканического процесса. Повышенные концентрации металлов в шун-гитах связаны не только и не столько со скоплениями сульфидов, сколько с металлоуглерод-ными соединениями на молекулярном уровне, которые и являлись возможной формой переноса веществ, имеющих мантийное происхождение [7-9, 39, 49]. Последовательность многофазного заонежского вулканизма подчеркивается изменением изотопного состава углерода в шунгитовых породах (813С) от -17,4°/оо в нижней подсвите заонежской свиты до -25,24 - -26,88 °/оо; -36,0 - -39,53 °/00; -37,51 - -42,0 °/оо - в шунгитах верхней подсвиты снизу вверх по разрезу [8].

Заонежский вулканизм сопровождается многократным образованием силлов габбро-долеритов.

К концу людиковия основной вулканизм сменяется ультраосновным с образованием в суйсарский период безуглеродистых пород, интрузий основного состава и пикритовых базальтов с их производными, что указывает на максимальную раскрытость тектонических структур, достигающих глубин верхней мантии.

Активизация глубинных разломов в калевийское время сопровождалась основным субщелочным вулканизмом, углеводородными флюидами с образованием шунгито- кремнистых, пеплово-глинистых отложений с содержанием углерода до 1-2%, и в целом характеризуется убыванием вулканической деятельности по сравнению с людиковием [8, 9]. В концу калевия завершился продолжительный этап (людиковий-калевий) интенсивной вулканической деятельности, сопровождавшийся обогащением пород углеродистым веществом и рудными компонентами, и, фактически, компенсировалось осадконакопление на преобладающей части Онежского прогиба.

Образование Пудожгорско-Койкарского дайково-интрузивного комплекса, несмотря на частую локализацию его производных в отложениях ятулия (туломозерской свиты), связано, как считают многие исследователи, с более поздним возрастным периодом [32, 31, 46, 53] и, вполне вероятно, - с калевийским, для основных вулканитов которого также характерен субщелочной состав. Распространение дайковых образований (натровых лейкодолеритов), вероятно, этого комплекса отмечается в тектонических структурах рудоносных зон СРД Онежской впадины, где они уверенно картируются по высокой магнитности.

Вполне очевидно, что на протяжении всего нижнего протерозоя Онежская депрессия и её обрамление существовали как циклично развивающаяся рудно-магматическая система, имеющая мантийно-коровые глубинные корни. По мнению Л.Я. Шмураевой, в постлопий-ское время Онежская структура представляла собой вулкано-тектоническую депрессию, с установившемся рифтогенным режимом в суйсарии. Ювенильные флюиды - дериваты длительно существующего и эволюционирующего глубинного очага послужили источником вещества для оруденения в зонах СРД [53].

Магматические очаги, поставлявшие базитовые и ультрабазитовые расплавы, оказывали высокотемпературное воздействие на породы более высокого уровня, приводившее к возникновению эвтектоидных гранитных выплавок в коре и сложному взаимодействию газовых флюидов мафит-ультрамафитовых магм с породами и растворами корового происхождения и газово-жидкими флюидами гранитообразующих магм, эволюционирующими на пути к области разгрузки. Поэтому решающее значение в последующем развитии Онежского прогиба принадлежит процессам протоактивизации, являющихся закономерным заключительным актом вулкано-магматической деятельности. С этапом протоактивизации совпадает начало процессов ультраметаморфизма, хотя и незначительно, но проявленных в кристаллическом обрамлении впадины в виде прослеживающихся фрагментами зон кварц-олигоклаз-микроклиновых, кварц-микроклиновых метасоматитов с вкрапленной торий-урановой минерализацией, в зеленокаменных поясах в виде окварцевания и инъекций кварцевого, кварц-микроклинового состава, а также в ятулийских отложениях прогиба, главным образом, - в надразломных линейных зонах, в проницаемых пластах и в контактах пород в виде окварцевания и калишпатизации.

Механизм динамического развития зон складчато-разрывных дислокаций рассмотрен во многих работах [31,14, 5,1,23 и др.]. М.Г. Леонов (2004г.) при рассмотрении механизма формирования инфраструктуры Онежского прогиба убедительно показывает вероятность сосуществования двух режимов в его развитии — сжатия и растяжения (со сдвигом). Суть механизма формирования состоит в следующем. По мере прогибания и заполнения бассейна осадками, породы на уровне дна и выше находятся в обстановке сжатия, что приводит к уменьшению их объема и возникновению линейной складчатости, обусловленной явлениями диапиризма. Это связано с уменьшением длины сферической поверхности дна, которое продолжается до определенной критической (нейтральной) отметки, соответствующей мощности накопленных осадков и составляющей для Онежской впадины 1100 м. При дальнейшем опускании дна, выше этой отметки сохраняется режим сжатия, что приводит к наращиванию амплитуд складчатости, а ниже нейтральной поверхности сжатие сменяется растяжением с образованием зон декомпрессии. Последние становятся легкодоступными проводниками для магматической и флюидно-гидротермальной деятельности, достигающих с течением времени все более высоких горизонтов [23].

Процессы протоактивизации в Онежской структуре происходили на фоне сжатия толщи, приводившего к формированию надразломных складок, постепенно трансформировавшихся в зоны СРД с явлениями диапиризма В ядрах складок, сложенных доломитами, по мере амплитудного роста, возникали структуры бластомилонитов, наследующих глубинные разломы, в крутопадающих крыльях, сложенных алевропелитами с прослоями доломитов, — структуры будинажа, мелкоамплитудная складчатость и тектонические нарушения сбросового характера Началу формирования комплексных месторождений предшествовало развитие в зонах СРД пластических деформаций (бластомилонитовых и бластокатаклазитовых структур), являющихся высокопроницаемыми каналами для скопившихся газовых флюидов и гидротермальных потоков. Продвижение флюидов к поверхности в пластичных структурах осуществлялось до тех пор, пока они не встречали на своем пути структурных ловушек, - либо сопряженных с благоприятными зонами разгрузки, либо с отсутствием дальнейших путей продвижения растворов. В первом случае возникали зоны метасоматической альбитизации, развивающиеся от замков антиклинальных складок в крылья, локализуясь в будинированной полосе алевросланцев субсогласно напластованию, с предпочтительным использованием внутри- и межформационных срывов. Весьма благоприятными для развития метасоматитов оказывались также тектонические сбросы, причленяющиеся к ядерным структурам. Во втором случае возникали альбитовые метасоматиты в зонах объемного катаклаза, возникших, по В.А. Крупенникову, в результате гидро- и газоразрыва пород, вызванного избыточным давлением минерализующих растворов [13]. Отдельные швы зон бластомилонитов в ядерной части складок нередко отклоняются в сторону и причленяются к контакту доломитов и алевролитов. Такие участки, обычно отмеченные флексурными перегибами, являются фокусами развития зон объемного катаклаза и зонального строения альбититов, морфология тел которых в общих чертах имеет факелообразную форму. Усложнение этой формы на флангах происходило вследствие того, что альбитизирующие растворы проникали вверх и вниз по разрезу в приконтактовой будинированной полосе алевролитовой толщи, имеющей послойно нарушенную сплошность.

Дальнейшее формирование околорудных ванадий-слюдистых метасоматитов и собственно рудных жил происходило в связи с возникновением исключительно хрупких деформаций - катаклаза, —* трещин отрыва с элементами брекчирования, —► микробрекчирования. Их образование является синхронным с завершающим этапом формирования складчатых структур (зон СРД) и характеризуется указанной выше последовательностью. Локализация всех структур хрупких деформаций осуществляется телескопированно, наследуя как ранее образованные структуры, так и друг друга. В результате все рудные жилы, окруженные ореолом рудосопровождающих ванадиево-слюдистых метасоматитов локализованы во внутренних зонах дорудных натровых метасоматитов так, что общее строение гидротермалитов характеризуется симметрией «матрёшки» или «пламени». Эта особенность указывает на то, что все гидротермально-метасоматические преобразования в зонах СРД связаны с единым рудообра-зующим этапом и происходят стадийно в связи с последовательно возникающими тектоническими подвижками в процессе становления зон СРД.

Рудно-метасоматическая формация, проявленная на месторождениях Онежского прогиба по целому ряду геолого-структурных, минералого-геохимических и возрастных характе-" ристик относится к формации щелочных метасоматитов зон глубинных разломов. Процесс протекал в несколько стадий с последовательным образованием предрудных натровых метасоматитов зонального строения, околорудных калиевых метасоматитов с хром-ванадиевой специализацией, рудных жил с телескопированными ассоциациями: гематит-кварц-доломит-слюдистой с сульфидами, урановорудной и сульфо-селенидной с благородными металлами, а также пострудной кварц-карбонат-флюоритовой минерализации. Гидротермальная минерализация формировалась при участии концентрированных углекислотно-хлоридных растворов при начальных давлениях более 1 кбар и последовательном понижении температур от более 330° для альбититов до 150-100° для сульфо-селенидной благороднометальной ассоциации. Абсолютный возраст оксидно-уранового оруденения составляет 1770-1740 ± 30 млн. лет.

Приразломные альбитовые метасомататы с зональным строением и урано-штанатовым оруденением являются типичными для многих активизированных областей кристаллических щитов. В подавляющем большинстве случаев этими областями являются проорогены со значительно проявленными в раннем протерозое процессами ультраметаморфизма с гранитооб-разованием и кремне-щелочными метасоматитами, обогащенными торий-урановой, редкоземельной, редкометальной вкрапленной минерализацией, нередко с сопутствующим молибденитом. Следующий за этим этап активизации долгоживущих разломов приводил к образованию зон бластомилонитов, бластокатаклазитов, которые являлись рудоконтролирующими и частично рудовмещаюгцими структурами для продуктов дальнейшей гидротермально- ме-тасоматической деятельности. Рудно-метасоматические зоны альбититов не имеют пространственной связи с магматическими комплексами, а их состав мало зависит от состава вмещающей среды (гранитоиды, мигматиты, гнейсы, железистые кварциты). Отложение уранотитанатовых руд сопровождалось карбонатным метасоматозом (с хлоритом, гематитом, флогопитом), проявившимся в заключительную стадию рудообразующего процесса. Главными типоморфными компонентами альбититов в активизированных протоорогенах являются: Na, Ti, U, Fe, Zr, TR, Y, P, F, Au. Голева P.B. [10] для внутренней зоны альбититов Украины, наряду с натровой фацией (рибекит-эгириновой), выделяет калиевую фацию (флогопито-вую), что указывает на участие в рудно-метасоматическом процессе калиевой составляющей, проявленной, однако, не так интенсивно и продуктивно (за счет ванадия в слюдах), как на онежских месторождениях. Состав рудных компонентов в целом отвечает составу рудной составляющей газово-жидких флюидов гранитоидных магматических очагов, образование которых имело место в этих рудных районах в предыдущем этапе ультраметаморфической гранитизации. Этот этап безусловно следует рассматривать как рудоподготовительный для последующего рудообразующего щелочного метасоматоза в зонах глубинных разломов, в состав растворов которого вошли характерные для гранитоидов компоненты.

Состав и внутреннее строение предрудных альбититов онежских месторождений аналогичны браннеритсодержащим альбититам в протоорогенах. Основные структурные и мине-ралого-геохимические отличия, не позволившие большинству исследователей распознать в онежских месторождениях известный формационный тип, а отнести их к уникальному безаналоговому типу, усматриваются в особенностях развития последующих стадий процесса -предрудной ванадиевослюдистой и рудной с оксидами урана и благороднометальной минерализацией. Становление зон складчато-разрывных дислокаций, происходившее синхронно с развитием рудно-метасоматического процесса, сопровождалось образованием не только зон катаклаза, но и трещинообразованием в условиях растяжения, которое обеспечило жильную форму отложения рудной массы и интенсивное проявление околожильного ванадиевослюди-стого метасоматоза. Комплексная, широкого геохимического спектра специализация онежских руд, уникальная для оруденения в приразломных щелочных метасоматитах, обусловлена металлогенической специализацией вулкано-плутонических мафит-ультрамафитовых комплексов, являющихся отличительной особенностью рудоподготовительного этапа в Онежском рудном районе. Рудные компоненты — Fe, Ti, V, Сг, Ni, Со, РЪ, Zn, Си, Se, Ag, Pt, Pd, генетически связанные с глубинными очагами, всего лишь разнообразили общую геохимическую направленность щелочного метасоматического процесса и его продуктов. В общих, основных чертах эту же точку зрения высказывает Шмураева JIJL, совершенно справедливо и вполне аргументированно отстаивающая в ряде своих работ формационную принадлежность оруденения к типу приразломных щелочных метасоматитов, а также генетическую связь оруденения с очагами мафит-ультрамафитовых комплексов [53-55].

Данные, приведенные в главе 1 и касающиеся металлогенической специализации породных комплексов и полезных ископаемых Онежского рудного района, а также данные по вещественному составу комплексного оруденения (главы 2, 3), наилучшим образом подтверждают вывод С.С. Смирнова о том, что в рудных полях концентрируются все металлы, распространенные в рудоносной провинции. Проявленность в Онежском рудном районе богатого разнообразия рудных концентраций металлов, связанных с мафит-ультрамафитовыми вулкано-плутоническими комплексами, в меньшей степени - с гранитизирующими кремне-щелочными метасоматитами, а также обогащенность этими металлами вулканогенно- осадочных комплексов является весьма благоприятной особенностью рудоподготовительного этапа, и указывает на существование в раннепротерозойское время мощных рудогенери-рующих процессов, протекающих на различных глубинах, достигающих уровня верхней мантии. Естественное завершение этих процессов проявилось в мощной тектонической активизации, сопровождающейся, а возможно и вызванной, флюидно-гидротермальной деятельностью. Трансмагматические флюиды, порожденные разноуровневыми магматическими очагами последовательно достигали области разгрузки и рудоотложения в соответствии с проникновением рудоподводящих структур на всё большую глубину. Поступление новой глубинной порции рудного флюида произошло на заключительной фазе формирования альбититов, когда завершившийся процесс натрового метасоматоза сменился существенно калиевым (микроклинизацией), так и не получившим на месторождениях достаточно широкого развития. Этот момент ознаменовался интенсивным тектоническим импульсом с телескопирован-ным образованием в среде хрупких альбититов трещин отрыва, в которые поступили остаточные калиевые растворы уже пополненные новой, отчетливо глубинной порцией рудных компонентов (V, Сг, Se, платиноиды и пр.). Вдоль трещинных структур в боковых породах стали формироваться калиевые (с ванадием и хромом) слюдистые метасоматиты, сопровождающие отложение жильной минерализации в трещинах, в соответствии с выявленной последовательностью и зональностью.

Наиболее вероятно было бы предположить, что рудоподводящие структуры унаследовали неоднократно регенерированные предшествующими эндогенными событиями глубинные разломы, из которых рудное вещество в составе флюидно-гидротермальных растворов вовлекалось в рудообразующий процесс, послуживший возникновению месторождений аль-бититового типа со специфической комплексной рудной специализацией.

По результатам проделанной работы наиболее важными выводами в научном и практическом аспектах являются:

1. Руды месторождений Онежского прогиба имеют сложный многокомпонентный состав. Для каждого полезного компонента (V, U, Мо, Си, благородных металлов) характерны различные минеральные формы нахождения, среди которых, наряду с несколькими собственными формами, существуют различные минералы, содержащие полезный компонент в качестве примеси. Многокомпонентный состав и особенности пространственного распределения минеральных ассоциаций определяют большое разнообразие природных типов руд в залежах.

2. Рудообразующий гидротермально-метасоматический процесс начался с образования зональных натровых метасоматитов (альбититов), являющихся единственной ру-довмещающей средой для комплексного оруденения, и определяющих его рудно-формационную принадлежность как формацию щелочных метасоматитов зон глубинных разломов, не имеющих пространственной связи с магматическими комплексами.

3. Процесс протекал в четыре стадии, с последовательным образованием доруд-ных натровых метасоматитов, предрудных калиевых метасоматитов с хром-ванадиевой специализацией, рудных жил с телескопированными ассоциациями: гематит-кварц-доломит-слюдистой с сульфидами, урановорудной и сульфо-селенидной с благородными металлами, и пострудной кварц-карбонат-флюоритовой ассоциации. Гидротермальная минерализация формировалась при участии высококонцентрированных (более 35-40 мас.%) углекислотно-хлоридных растворов при начальных давлениях более 1 кбар и последовательном понижении температур от более 330° для альбититов до 150-100° для благороднометальной ассоциации. Абсолютный возраст оксидно-уранового оруденения составляет 1770-1740 ± 30 млн.лет.

4. Единственным фактором, определяющим локализацию и морфологию рудно-метасоматических образований на онежских месторождениях, является структурно- деформационная обстановка, сложившаяся на заключительном этапе становления зон СРД в период нижнепротерозойской протоактивизации. Оруденение формировалось в структурах хрупких деформаций, определяющих стадийность минералообразования (зонах катаклаза, брек-чирования, трещинах отрыва), унаследованно пришедших на смену структурам пластических деформаций (зонам бластомилонитизации, рассланцевания и будинажа).

5. Рудовмещающей для оксидно-урановой и благороднометальной минерализации является линейная система пологих трещин отрыва с элементами брекчирования, ориентированных вкрест напластованию пород, тектоническому рассланцеванию и метасоматической зональности альбититов. Прожилково-трещинная система контролирует проявление метасоматической ванадиевой слюдизации, развивающейся в околожильном пространстве.

6. Для формирования минерализации жильного комплекса характерно интенсивное взаимодействие с боковыми породами, которое выразилось в переотложении всех составляющих альбититов в жильное пространство, а также в метасоматическом развитии всех составляющих первой рудной ассоциации в околожильном пространстве.

7. Наряду с метасоматической зональностью альбититов, зональным строением характеризуется минеральное выполнение жильного комплекса, которое обусловлено сменой по восстанию жил хромовой минерализации на ванадиевую и на флангах — на существенно железистую (гематитовую). Установлена также предпочтительная приуроченность Pt-Pd-минерализации к интервалам существенно хромовой минерализации. Минералогической зональностью во многом контролируется размещение природных типов руд в пределах залежи.

8. Установленное в результате минералогического картирования и показанное на погоризонтных планах распространение рудных минеральных ассоциаций может бьггь использовано для выделения технологических сортов руд при дальнейшем изучении и отработке месторождений*

Список литературы диссертационного исследования кандидат геолого-минералогических наук Леденева, Надежда Викторовна, 2004 год

1. Афанасьева Е.Н. Парагенезис гребневидной складчатости: стадии развития и рудонос-ность (на примере Онежского прогиба). Структурные парагенезы и их ансамбли. Материалы совещания. М.: ГЕОС, 1997?

2. Билибина Т.В., Булавин А.В. и др. Тектоника и золото-урановое оруденение Онежского прогиба. Сб. КНТС, вып.115, 1988.

3. Билибина Т.В., Мельников Е.К. и др. О новом типе месторождений комплексных руд в Южной Карелии. ГРМ, №6, 1991.

4. Брызгалов И.А., Щербачев Д.К., Леденева Н.В. Роль минералогии в развитии минерально-сырьевой базы благородных металлов и алмазов. XXI века. Тезисы докладов годичной сессии МО РМО РАН РФ, М., 1998.

5. Булавин А.В. Закономерности размещения комплексного уран-ванадиевого оруденения в структурах Онежского прогиба. Автореферат диссертации. 1986.

6. Василевский М.М. Пропилитизация и оруденение. Автореферат докторской дисс. Л., 1968.

7. Галдобина Л.П., Голубев А.И. «Некоторые данные по геохимии шунгитовых пород за-онежской свиты». Шунгитовые породы Карелии. Петрозаводск, 1971.

8. Галдобина Л.П. «Металлогения шунгитсодержащих и шунгитовых пород Онежской мульды». Матер, по металлогении Карелии. Петр-ск, ИГ Карел, фил. АН СССР, 1987, с. 100-113.

9. Галдобина Л.П. «Глубинный углерод нижнего протерозоя Карелии, как временной уровень формирования планеты». Материалы Первого Всероссийского палеовулканологиче-скогой симпозиума, Петрозаводск, 2001.

10. Голева Р.В. Особенности минерального состава зональных натровых метасоматитов. ЗВМО, ч. СП, вып. 2, 1973.

11. Голубев А.И. и др. «Перспективные рудно-формационные типы платиноносных объектов Карелии». Материалы симпозиума, М., 2002.

12. Каухов В.М. и др. Лабораторные исследования переработки руды месторождения Средняя Падма (проба Т-4). Фонды ВИМСа, 1990.

13. Крупенников В.А. и др. Геологические структуры эндогенных урановых рудных полей и месторождений. М., Недра, 1986.

14. Крупенников В.К. и др. Отчет о предварительных итогах структурно-минералого-петрографических работах группы редкометального отделения ИГЕМ АН СССР за 1991г. Фонды НПГО, 1991.

15. Купряков С.В., Леденева Н.В. Отчет о результатах предварительной разведки Зажо-гинского месторождения шунгитовых пород, проведенной в 1974-1976гг. Петр-ск, фонды КГЭ, 1976.

16. Лазаренко Е.К. Курс минералогии. М., 1971.

17. Леденева Н.В., Андреева И.П. Парагенетические и рудные минеральные ассоциации уран-ванадиевых месторождений Онежской впадины и особенности их пространственного размещения. Фонды ВИМСа, 1993.

18. Леденева Н.В., Андреева И.П. Парагенетические минеральные ассоциации комплексных уран-ванадиевых месторождений Онежской впадины. Сб. КНТС, вып. 135, 1993.

19. Леденева Н.В., Андреева И.П. Пространственное размещение рудных минеральных ассоциаций на шахтном горизонте -74 Средне-Падминского уран-ванадиевого месторождения. Фонды ВИМСа, 1994.

20. Леденева Н.В. Пространственное размещение рудных минеральных ассоциаций Средне-Падминского уран-благороднометалльно-ванадиевого месторождения по данным минералогического картирования шахтного горизонта. Сб. КНТС, вып. 137, 1995.

21. Леденева Н.В., Пакульнис Г.В. Минералогия и условия образования уран-ванадиевых месторождений Онежской впадины. Геология рудных месторождений, М., том 39, №3, 1997.

22. Леденева Н.В., Овсянников Н.В. Отчет о результатах работ на Лижмозерско-Повенецкой площади (участок Теплюкса) в 2000г. Фонды 1111 «Невскгеология», 2000.

23. Леонов М.Г. Онежская мульда и Мичиганский бассейн: сравнительная геодинамика и образование внутриплитных отрицательных морфоструктур. Геотектоника, №3,2004.

24. Мельников Е.К., Петров Ю.В. и др. Онежский рудный район с урано-золото-платинометалльно-ванадиевыми месторождениями, Разв. и охр. недр, №8, 1993.

25. МигутаА.К. и др. Парагенетические и рудные минеральные ассоциации Средне-Падминского месторождения и особенности их пространственного распространения. Фонды ВИМСа, 1991.

26. Мигута А.К. и др. Оценка перспектив выявления промышленного уранового и комплексного оруденения в активизированных протерозойских прогибах Балтийского, Украинского щитов и Енисейского Кряжа. Фонды ВИМСа, 1992.

27. Мигута А.К. и др. Основные предпосылки формирования крупных эндогенных концентраций урана и оценка возможностей выявления высокорентабельного уранового оруденения в ряде регионов России. Фонды ВИМСа, 1996.

28. Негруца В.З. Раннепротерозойские этапы развития восточной части Балтийского щита. Л., Недра, 1984.

29. Пеков И.В. и др. Хромселадонит KCrMg ЗцОюКОН^ - новый минерал из группы слюд». ЗВМО, №1,2000.

30. Петров Ю.В., Тихонов В.Б., Булавин А.В. и др. Геологическое строение и рудонос-носгь северной и центральной частей Онежского прогиба и его обрамления. Фонды Невского ПГО, 1990.

31. Петров Ю.В. и др. Геологическое строение и рудоносность Заонежского полуострова и прилегающих территорий. Отчет Центрально-Карельской эксп.№32, п.Чебино, 1991. Фонды ВИМСа.

32. Петров Ю.В., Пичугин В.А. и др. Проект работ на Лижмозерско-Повенецкой площади. С.-П., 1999. Фонды Г111 «Невскгеология».

33. Пичугин В.А. и др. «Отчет о результатах прогнозно-поисковых работ на Лижмозерско-Повенецкой площади.». С.-П., 2003.

34. Плющев Е.В. и др. Методика изучения гидротермально-метасоматических образований. Л., Недра, 1981.

35. Полеховский Ю.С. и др. Новый тип палладийсодержащей минерализации в метасо-матитах Карелии. Изв. АН СССР, серия геология., №7,1991.

36. Полеховский Ю.С. и др. Падмаит PdBiSe новый селенид палладия и висмута из метасоматитов южной Карелии. ЗВМО, №3,1991.

37. Полеховский Ю.С., Тарасова И.П. и др. Судовиковит PtSe2 новый селенид платины из метасоматитов Южной Карелии. Доклады АН, 1997, том 354, №1.

38. Полеховский Ю.С., Резников В.А. Фуллерены — новое природное сырье (обзор, исследование и перспективы). В кн.: Образование и локализация руд в земной коре. СПб., Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999.

39. Румянцева Е.В. Хромдравит новый минерал из Карелии. ЗВМО, вып.2,1983.

40. Румянцева Е.В. и др. Тайниолит и хромованадиевые слюды в метасоматитах Карелии. ЗВМО, вып.1, 1984.

41. Румянцева Е.В. Автореферат дисс. Л., 1984.

42. Румянцева Е.В. Цинкохромит ZnCr204 новый минерал из Карелии. ЗВМО, 1987.

43. Румянцева Е.В. Новые данные о наталиите Na(V,CrJFe)Si206. ЗВМО, №4,1994.

44. Савицкий А.В. и др. Отчет о результатах прогнозно-геологических работ м-ба 1:200 ООО в Онежском рудном районе. Л., ВСЕГЕИ, фонды Невского ПГО.

45. Светов А.П. Платформенный базальтовый вулканизм карелид Карелии. Л., Наука, 1979.

46. Сидоренко Г.А. Кристаллохимия минералов урана. М., Атомиздат, 1978.

47. Сидоренко Г.А., Жильцова И.Г. и др. Новые данные об условиях образования ванада-тов уранила. В кн.: Новые данные о минералах. Вып. 32. М., 1985, с. 197-203.

48. Сидоров Л.Н., Болталин О.В. Свойства фуллеренов. Соросовский образов, журн., № 11, 1997.

49. Технико-экономические соображения о целесообразности предварительной разведки месторождения Средняя Падма. ВНИИПРОМТЕХНОЛОГИИ. Фонды НПГО, 1991.

50. Шарков Е.В. и др. «Геология и условия формирования крупнейших рудоносных расслоенных интрузивов Балтийского щита». Материалы симпозиума, М., 2002.

51. Шмураева Л.Я. Новая разновидность докембрййских приразломных карбонатно-щелочных метасоматитов. Препринт. Благов-ск, 1990.

52. Шмураева Л.Я. Геолого-генетическая модель формирования приразломных карбо-натно-щелочных метасоматитов докембрия. Препринт. ДВО АН СССР, Благов-ск, 1991.

53. Шмураева Л.Я. Проблемы генезиса и формационных классификаций комплексных платиносодержащих месторождений, ассоциированных с углеродистыми толщами. Материалы симпозиума, М., 2002.

54. Щербачев Д.К., Брызгалов И.А., Леденева Н.В., Рябева Е.Г. Применение рационального комплекса микроминералогических методов при исследовании типоморфных свойств ряда PbS PbSe. Тезисы докладов. Годичная сессия ВМО, декабрь 2001.

55. Ruhlmann F., Raynal М., Lavoie S. Un exemple de metasomatisme alcalin albite-uranium dans le bassin des Monts Otish, Quebec // Canad. J. Earth Sci; 1986. V. 23. P. 1742-1752.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.