Мотивация труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы: На материалах Пензенской губернии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Мирясов, Алексей Викторович

  • Мирясов, Алексей Викторович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2002, ПензаПенза
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 283
Мирясов, Алексей Викторович. Мотивация труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы: На материалах Пензенской губернии: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Пенза. 2002. 283 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Мирясов, Алексей Викторович

Введение.

Глава 1. Становление системы трудовых отношений в России в 1920-е годы.

1.1. Процесс формирования системы мотивации труда в промышленности.

1.2. Позиция партии и профсоюзов в области мотивации трудовой деятельности рабочих промышленных предприятий.

Глава 2. Материальные стимулы труда рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии в 1920-е годы.

2.1. Заработная плата.

2.2. Тарифная политика.

2.3. Жилищные условия как фактор мотивации труда рабочих.

Глава 3. Влияние нематериальных факторов мотивации труда рабочих на производстве промышленных предприятий Пензенской губернии.

3.1. Санитарно - техническое состояние на производстве.

3.2. Формирование системы принуждения.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Мотивация труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы: На материалах Пензенской губернии»

Актуальность темы. 1920-е годы являются одним из периодов в истории России, которые подвергаются наиболее активной научной разработке в современной историографии. Столь пристальное внимание к этому ключевому периоду отечественной истории объясняется, прежде всего, происходящей трансформацией тенденций развития исторического пространства, сменой научной парадигмы в отечественной историографии, которые способствовали глубокому переосмыслению уже оформившихся концептуальных конструкций, моделей постановки проблем и их решения. Серьёзные институциональные изменения в методологии научных исследований потребовали нового глубокого анализа широкого спектра как ранее практически не изучавшихся, так и не обойдённых вниманием советской историографии. Трудности переходного процесса в России конца XX столетия в значительной степени были обусловлены несоответствием между наработанной в течение десятилетий системой мотивации труда и новым типом трудовых отношений, присущих рыночной экономике. По глубине и направленности изменения трудовой мотивации можно судить о преодолении кризисных явлений в обществе. Процесс трансформации трудовых отношений складывался под влиянием как экономических, так и социокультурных преобразований в сфере экономики. И этот процесс всё ещё остаётся незавершённым.

Целью экономических преобразований, происходящих на современном этапе должно явиться создание качественно новых взаимосвязей в экономической сфере, конструирование взаимоотношений в производственной области, реально отвечающим требованиям времени. Попытки сочетать заимствованные на Западе технологии с традиционно господствующим в России подходом требуют более фундаментальной научной проработки, использования уже накопленных практических вариантов реализации тех или иных возможностей. Как известно, переход к нэпу совершался в условиях резкой смены экономической системы - от капиталистической экономики дореволюционной России, через милитаризованную экономику военного коммунизма (с принудительным характером труда), поставившую страну на грань экономического и политического краха. Задачи восстановления промышленности страны в 1920-х годы потребовали от властей не только введения новых, более либеральных принципов управления народным хозяйством, но и создания новых форм мотивации труда.

Поставленная проблема, имеет важнейшее значение для экономического прогресса любой страны, роста производительности труда и благосостояния населения, и поэтому она вызывала и вызывает постоянный интерес специалистов. Вопрос «почему человек работает?», что заставляет его работать хорошо, и даже «по-ударному», или плохо, а иногда и вообще не работать - этот вопрос вечен. При любом строе, в любой социально-экономической ситуации в основе материального производства стоит человек. И всегда будет процветать то общество, где будет найдено наиболее приемлемое общественное устройство труда. Актуальность данной темы определяется и необходимостью развития региональных исследований, охватывающих проблемы социально - экономического развития данного региона, а также апробацией уже имеющейся общероссийской практики.

Наконец, данная тема актуальна, поскольку она обуславливается не только потребностями развития исторической науки как таковой, но и практическими задачами современного развития общества. Вопросы организации производственного процесса, нахождение наиболее приемлемой, продуктивной и одновременно максимально устойчивой системы мотивации труда промышленных рабочих, несомненно, находятся в области общегосударственных социально - экономических интересов, что, в свою очередь, ведёт к активизации и углублению интереса к историческим аспектам формирования системы мотивации трудовой деятельности.

Объектом исследования является мотивация труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы на материалах Пензенской губернии. Предметом исследования стали процессы, протекавшие в промышленности, направленные на трансформацию существующей системы мотивов и стимулов трудовой деятельности рабочих в процессе труда, обусловленных динамикой социально - экономического развития страны и региональной спецификой. В частности, основные, или базовые, социальные процессы на предприятии - это те, которые лежат в основе функционирования трудового коллектива. Несомненно, что таким процессом, определяющим все остальные, является процесс труда. В какой-то мере можно говорить о социокультурных особенностях процесса труда, в том плане, что при одних и тех же видах труда, люди могут положительно или отрицательно мотивировать свой труд. Это во многом зависит от широкого социального контекста, в котором они рассматривают себя и свой труд. Однако все же основными характеристиками процесса труда являются его технико-функциональное содержание, условия и оплата, особенности коммуникаций между работниками и администрацией. Общая черта процесса труда - его технико-технологическая и организационная предопределенность и материальность1. В этой связи представляется целесообразным рассмотрение системы мотивации труда непосредственно на производстве.

Необходимость обращения в данной работе к анализу общероссийской нормативно-правовой базы, документов хозяйственных и профсоюзных органов страны определилась тем, что иначе был бы не возможен достаточно полный анализ региональных проблем, процессов, происходивших в системе мотивации труда. Общероссийские источники не отражают местную специфику, а фиксируют основные общегосударственные тенденции означенных вопросов, которые на региональном материале выявить и проследить их достаточно сложно. Выделение специального раздела в диссертации для освещения данного блока информации, позволило наиболее полно сконцентрироваться на местном материале.

Хронологические рамки. Диссертационное исследование охватывает период 20-х годов XX столетия. Этот выбор обусловлен, с одной стороны, тем, что этот временной отрезок совпал с новой экономической политикой, от введения до её свёртывания. С другой стороны, тем, что в структуре мотивации труда рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии, как впрочем,

1 См.: Трудовые отношения на новом частном предприятии (социологический анализ данных трёх исследований) / Ответ, ред. A. JI. Темницкий. М., 2000. С. 16. бочих промышленных предприятий Пензенской губернии, как впрочем, и по России, можно достаточно чётко проследить закономерные связи формирования системы стимулов и мотивов труда, представляющих некую эволюционную тенденцию развития государства и адекватно отражающих историческую действительность.

Территориальные рамки включают Пензенскую губернию. Выделение данной территории не случайно, так как, именно на региональном уровне можно представить всю совокупность особенностей формирования системы мотивации труда, которая не может быть исследована на обобщённых общероссийских материалах.

Методологической основой исследования являются принципы диалектического познания общества, предполагающего рассматривать явление в его развитии и неразрывной связи с другими явлениями окружающей действительности. При рассмотрении предмета исследования первостепенное значение придавалось принципу историзма, предполагающего диалектическое взаимодействие объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях. В составе общенаучных методов познания, используемых при написании работы можно зафиксировать анализ, синтез, индукцию, дедукцию. В работе использованы специфические методы: сравнительно-сопоставительный, сравнительно-хронологический. Сравнительно-сопоставительный анализ конкретных фактов и явлений стал основополагающим принципом выявления общего и особенного в развитии системы мотивации труда промышленных рабочих России в 1920-е годы. Данный метод применялся как по проблемному принципу, так и территориально-хронологическому.

Избранный спектр исследуемых вопросов, имеющих междисциплинарное значение, обусловил использование методов и принципов других гуманитарных наук: антропологии, социологии, экономики, культурологии и юриспруденции.

Исходя из проблематики исследования, мы считаем целесообразным оговорить вопросы терминологии. Существуют различные подходы к определению понятия «мотивация труда». Так, М. Г. Завельский в курсе лекций по экономике и социологии труда определяет мотивированную трудовую деятельность как «обусловленные внутренними побуждениями самостоятельные действия, позволяющие человеку достичь желанной цели». Сила мотивации изменятся в зависимости от того, какими побуждениями руководствуется человек. А конкретные побуждения к труду во многом определяются его общественным характером, свойствами социально-экономических отношений, в которые он «погружен», а также и культуры как почвы, на которой произрастают мотивы хозяйственной деятельности1.

Автор учебного пособия по экономической социологии, В.В. Радаев, говорит о том, что всякая экономическая активность людей осуществляется, в конечном счёте, во имя реализации потребностей, которые можно определить как необходимость и возможность приобретения, сохранения и использования различных благ - экономических и неэкономических, материальных и нематериальных. При этом предлагается различать стимул - внешний объект стремления, актуализированную потребность, если некое благо оказывается значимым для человека; и мотив - внутреннее побуждение к действию, если импульс стремления к объекту проходит через сознание человека2. Автор в своем труде использует термин «хозяйственная мотивация», а не «трудовая» или «экономическая», подчеркивая тем самым более широкую по сравнению с чисто экономическим понятием совокупность мотивов к хозяйственной деятельности. Среди них: интерес, социальная норма и принуждение . Согласно цитируемому автору, интерес формируется при возникновении стимула в виде натурального или денежного блага. Человек просчитывает возможные последствия предполагаемого действия, прежде всего: относительную полезность получаемых благ, настоятельность своей потребности в нем; и масштаб издержек, необходимых для получения блага (затрат времени и других ресурсов).

1 См.: Завельский М. Г. Экономика и социология труда. М., 1998. С. 8-9.

2 Радаев В.В. Экономическая социология: Курс лекций. М., 2000. С. 64.

3 Радаев В.В. Экономическая социология. С. 67.

Принуждение. Автор выделяет несколько форм принуждения к хозяйственной деятельности. Среди них: внеэкономическое принуждение, заключающееся в личной зависимости человека от других людей, административных, политических или военных органов и выражает отношения непосредственного господства и подчинения; экономическое принуждение, подразумевающее одностороннюю зависимость человека от материальных условий его существования. Технологическое принуждение выражает, по мнению автора, одностороннюю зависимость человека от условий труда и производства, которая порождается узкой профессиональной квалификацией, прикреплением к рабочему месту. Таким образом, заключает В. В. Радаев, наряду с идеальным (ценностным) уровнем мотивации, существует ее практический уровень, который выражается в требованиях, предъявляемых людьми в конкретной ситуации1.

Д.Маркович в своей работе Социология труда даёт следующее определение мотивации труда: «Мотив - это внутренний фактор, который подталкивает, направляет и интегрирует поведение человека. Следовательно, в основе мотива-ционного акта лежат два основных компонента: внутренний стимул и цель, на которую направлена деятельность»2.

В тоже время, нельзя не согласиться со следующим утверждением. А именно, сознание индивидами содержания ценностных установок образует мотив деятельности. Мотив — это фактор, ведущий к превращению установок в активную деятельность. Мотив позволяет социальному субъекту соотносить конкретные ситуации, в которых он действует, с системой ценностей, которыми он руководствуется в своем поведении.

Ближайший побудительный мотив человеческой деятельности, определяющий способ и характер последней, выступает в качестве цели. Цель деятельности, как идеальный прообраз будущего, формируется на основе интересов социального субъекта. Она выражает осознание, решимость переделать окружаю

1 Радаев В.В. Экономическая социология. С. 67-79.

2\

Данило Ж. Маркович. Социология труда: учебник /пер. с сербскохорватского/. М., 1997. С. 381. щий мир, приспособить его к своим потребностям1.

Исходя из выше сказанного, «мотивация труда», в контексте настоящего диссертационного исследования, определяется исследователем как набор стимулов, формируемых работодателем и ориентирующих работников на производительный, качественный труд и требуемую трудовую дисциплину. Естественно, набор таких стимулов может быть эффективным в большей или меньшей степени - это зависит от того, в какой мере работодатель учитывает «внутренние» приоритеты работника, систему его моральных и материальных ценностей. В данном аспекте наш взгляд на терминологию «мотивация труда» совпадает с определением И. И. Кулинцева в книге «Экономика и социология труда», который рассматривает мотивацию «как процесс формирования у работников стимулов к деятельности для достижения личных целей или целей предприятия»2.

Существует несколько теорий мотивации труда3, на которых мы в данной работе останавливаться не будем, но дадим соответствующие ссылки.

И. И. Кулинцев рассматривает пять относительно самостоятельных направлений управления мотивациями: материальное стимулирование, улучшение качества рабочей силы (совершенствование самой личности), совершенствование

1 Подробнее см.: Радугин А. А., Радугин К.А. Социология: курс лекций. М., 2001.

2 Кулинцев И. И. Экономика и социология труда. М., 1999. С. 177.

3 Представления о мотивации труда развивались в следующих направлениях. (Родоначальники - А. Маслоу и Ф. Герцберг) представлено теориями удовлетворения работой, концентрирующими внимание на том, что побуждает действовать и стимулирует деятельность, другое - теориями процесса управления (наиболее известны концепции ожиданий Врума и подкрепления Скиннера), предмет которых - выбор менеджером поведения, способного привести к желательным результатам; Д. Макгрегор сформулировал применительно к мотивации труда концепции противоположных стилей руководства — авторитарного и демократического. Концепцию Макгрегора развил Р. Линерти и У. Оучи. Представляющая другое направление теория исходит из предположения, что поведение работника связано с его ожиданиями; мотивация к труду формируется на ожидании, что данный труд приведет к удовлетворению потребностей. Подробнее см.: Чирков В. И. Мотивация трудовой деятельности. Критический анализ зарубежных теорий трудовой мотивации: Учебное пособие. Ярославль, 1985; Завельский М.Г. Экономика и социология труда. М., 1998; Радаев В.В. Экономическая социология. Курс лекций. М., 2000. организации труда, вовлечение персонала в процесс управления, и неденежное стимулирование1. Стимулирование труда как фактор повышения мотивации к труду оказывает положительное влияние на трудовое поведение работника, является важнейшей формой поощрения, признания личности, вознаграждение его за труд

Стимулирование может быть материальным и нематериальным. Автор пишет, что «денежное стимулирование оказывает наиболее мощное воздействие на мотивации к труду». Считается, заключает автор, что наиболее важными факторами стимулирования производительного труда являются «величина заработной платы, льготы, социальный статус, гарантии»2. Однако, постоянное повышение уровня оплаты труда не способствует ни поддержанию трудовой активности, ни росту производительности труда. Здесь наряду с заработной платой выступают на первый план и другие мотивационные стремления: возможность самостоятельного принятия решения, продвижение по службе, положительная оценка достижений, чувство удовлетворения результатами труда и т.д.

Таким образом, нетрудно видеть, что специалисты по проблемам мотивации и стимулирования труда в современных условиях придерживаются различных точек зрения о соотношении мотивации и стимулирования труда, выделяют в этой проблеме различные компоненты, во многом определяющиеся реалиями современной трудовой деятельности. В этой связи целесообразно обратиться к работам, в которых категория мотивации труда рассматривается в историческом контексте.

Известные зарубежные специалисты в области социальной истории К. и Ч. о

Тилли, Я. Лукассен и М. Ван дер Линден различают три вида мотивации труда: вознаграждение (предложение возможных поощрений, таких, как заработная

1 Кулинцев И. И. Указ соч. С. 182.

2 Там же. С. 183-184.

Лукассен Я. Мотивация труда в исторической перспективе: некоторые предварительные заметки по терминологии и принципам классификации // Социальная история: Ежегодник, 2000. М., 2000. С. 200. плата и др. выплаты), побуждение (апелляция к солидарности), принуждение (угроза причинить вред). Принято выделять следующие устойчивые формы для каждого из трех указанных видов мотивации промышленного труда1.

Согласно исследователям, вознаграждение подразделяется на три категории: 1. Прямые заработки, т е. денежная оплата труда. Они могут далее быть разделены на: а) вознаграждение за отрабатываемое время (повременная оплата); б) вознаграждение за результаты работы (сдельная оплата за каждую единицу продукции; распределение полученного прироста: групповые стимулы, которые частично связаны с приростом в производительности труда группы, уменьшением издержек, улучшением качества продукции и другими мерами успеха группы; распределение прибыли и система премий (связывают оплату труда с прибылью предпринимателя); 2. Косвенные заработки, такие как страхование, оплата праздников и отпусков, дополнительные услуги и возможность приработков. 3. «Невидимые» заработки, т.е. не оговоренное контрактом присвоение работником товаров и услуг предприятия. Эта категория включает ряд форм заработка - открытые и легальные подработки, полулегальное присвоение чего-либо и т.д.

Принуждение состоит из дисциплинарных правил и санкций за их нарушение: 1. Область дисциплинарной ответственности, т.е. нарушение правил производства. Наказание может включить выговоры, понижение в должности (перевод на работу, ниже оплачиваемую за определенный период) и увольнение; 2. Область уголовной ответственности, т.е. нарушение уголовных законов, с соответствующим наказанием; 3. Область материальной ответственности; наказание включает денежное или вещественное возмещение ущерба, понесенного предприятием в результате нарушения трудовой дисциплины.

Побуждение включает в себя стимулы, основанные на четырех главных мотивах: «1) Гордость за умение или за высокие результаты труда; 2) патриотизм по отношению к предприятию; 3) желание всеобщего признания и одобрения; 4)

1 Ван дер Линден М. Мотивация труда в российской промышленности: некоторые предварительные суждения // Социальная история: Ежегодник, 2000. М., 2000. С. 212-213. обобщенное желание служить обществу».

В течение времени соотношение мотивов труда изменяется вместе с системами производства. Там, где нет достаточного материального вознаграждения, а производительность труда нужно поддерживать на достаточном уровне, большую роль будут играть побуждение и принуждение. Роль вознаграждения (обычно материальных стимулов) возрастает в процессе либерализации экономических отношений.

М. Ван дер Линден связывает мотивацию промышленного труда прежде всего с уровнем трудовой дисциплины и заинтересованности рабочих в результатах труда. Оба фактора, - утверждает исследователь, - весьма важны для функционирования промышленного предприятия. Всеобщий контроль и управление человеческим трудом невозможны. Управление всегда нуждается в добровольном сотрудничестве работников1.

Соотношение различных видов мотивации труда в годы нэпа не было до сих пор предметом специального изучения. Противоречия в области трудовых отношений в промышленности в годы нэпа определялись, - как отмечал А.К.Соколов, - главным конфликтом - борьбой уравнительной и дифференциальной политики в области вознаграждения за труд . Различные грани этого конфликта нашли отражение в данной работе, где в центре внимания находятся процессы дифференциации заработной платы промышленных рабочих, как основного стимула труда.

Взаимоотношения на конкретном предприятии можно рассматривать как социокультурное пространство частного вида. Взаимоотношения - это не только взаимоотношения личностей, но и идей, мыслей, образа поведения и мышления. Люди работают в группах везде, но специфика, накладываемая на эту работу сложившимися традициями, культурными нормами привычками, предполагает

1 Ван дер Линден М. Мотивация труда в российской . С. 209.

2 Соколов А. К. Советская политика в области трудовых отношений и стимулирования труда (1917 - середина 1930-х годов) // Экономическая история. Обозрение. /Под ред. Л. И. Бородкина/. М., 2000. С. 43. выявление их различий у разных социальны групп. В целом социокультурные процессы можно рассматривать как процессы социокультурной эволюции путем отбора, усвоения, использования, наследования всех тех полезных навыков, обычаев, норм поведения, знаний, традиций, которые дают возможность лучше адаптироваться к изменившимся условиям среды, использовать интеллектуальный и могива-ционный потенциал. При таком подходе трудовые отношения предстают, по сути, как трудовые взаимоотношения, поскольку «это отношения между группами работников, различающихся наличием специфических интересов в сфере труда, в той или иной степени осознающих эти интересы как особые.»1. Заведомая расстановка рабочих и руководителей по разные стороны баррикад, на наш взгляд, не является конструктивной. Однако нельзя не согласиться с тем, что отношения между различными социальными группами на предприятии представляют процесс формирования принципов труда во всём его многообразии.

Исследуемый период фиксирует скорее не изменение труда как социо -экономической категории. Труд так быстро за короткое время измениться не мог. Изменились социально - статусные отношения, «правила игры» на поле трудовых отношений. Поэтому основная проблема видится не только в том, как точнее измерить мотивацию, ценностные ориентации, трудовое поведение, а в какой-то степени понять их смысловую и генетическую природу, их взаимосвязь со старыми и новыми социокультурными стереотипами поведения рабочих.

Историографический обзор. Состояние и развитие отечественной исторической и экономической мысли в рассматриваемое время определялись в значительной степени особенностями исторических этапов, пережитых Россией после Октября 1917 года. На каждом из этапов в центре внимания ученых оказывалась определенная доминирующая проблема, зачастую тесно связанная с необходимостью решения конкретной задачи, в результате чего формировались взгляды, теории и концепции, во многом объяснимые этими особенностями. Политизация всей жизни советского общества часто определяла не только хозяйст

1 Соколов А. К. Советская политика в области трудовых отношений. С. 21. венные, но и идеологические цели, преследовавшиеся властями.

Тема эволюции мотивации труда рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии в 1920-х годах в качестве самостоятельного предмета исследования в исторической литературе не ставилась. Но отдельные стороны проблемы освещались в трудах ученых-экономистов, статистиков, специалистов по вопросам труда, профсоюзных деятелей уже с первых лет нэпа. В историографии работ по теме диссертации на наш взгляд целесообразно выделить три периода: - 1920-е - начало 1930-х годов; 1950-е - первая половина 1980-х годов; конец 1980-х годов - по настоящее время.

Многочисленные работы первого периода по исследованию динамики заработной платы и её влиянии на производительность труда можно условно разделить на несколько основных групп проблем, освещавшихся в то время. Эти работы отражают степень изученности вопросов о материальном стимулировании промышленных рабочих в 1920-е гг.

В годы гражданской войны и военного коммунизма была создана система принудительного труда и казарменная организация общества. В этот период трудовая политика стала делом мобилизации рабочих и направления их туда, где в них больше всего была нужда1. Как замечает Э. Карр, «под влиянием гражданской войны были отброшены всякие сомнения и неясности, которые осложняли трудовую политику в первые месяцы нового режима»2.

В начале 1920-х годов переход к новой экономической политике с ее новыми принципами в организации труда вызвал к жизни и многообразие взглядов и концепций хозяйственного преобразования страны, первоначально носивших в большей степени теоретический характер, а затем превратившихся в стойкие идеологические установки. В начале 1920-х годов эти принципы только еще возникали, формировались и внедрялись в жизнь. Основная проблема данного

1 Об этом подробнее см.: Ильюхов А.А. Политика Советской власти в сфере труда (1917- 1922). Смоленск, 1998.

2 Карр Э. Большевистская революция. 1917 - 1923. История советской России. М., 1990. С. 559. периода состояла в необходимости ответить на вопрос, оставаться ли на позициях внеэкономических форм организации труда (иными словами, принуждения) или отказаться от принципов всеобщей трудовой повинности и перейти к свободному рынку труда.

Процесс формирования и становления системы мотивации промышленного труда в 1920-х годах, как уже отмечалось выше, активно обсуждался в статьях и книгах специалистов-практиков и ученых (экономистов, хозяйственников, статистиков, профсоюзных деятелей). Анализ этой литературы представляется необходимым, поскольку она содержит обсуждение теоретических принципов стимулирования труда в экономике смешанного типа, механизмов их реализации, а также накопленный опыт в области мотивации труда.

Следует отметить, что работы первых лет нэпа писались в целом в благоприятной для анализа проблем мотивации труда обстановке. Того засилья партийного диктата, который возник к началу 1930-х гг., еще не наблюдалось. Переход на новые принципы хозяйствования повлек за собой ряд вопросов, которые требовали глубокого анализа ситуации на производстве и рекомендаций для дальнейшего развития промышленности.

На наш взгляд, можно выделить ряд проблем, на которых концентрировалось внимание не только специалистов в области труда и трудовых отношений, но и деятелей профсоюзного движения, руководителей ВСНХ и наркоматов, Госплана и т. д. Это соотношение натуральных и денежных выплат, коллективный договор и тарифная сетка, снятие ограничения приработка и переход к неограниченной сдельщине с целью стимулирования квалифицированного рабочего, условия труда и быта рабочего, регулирование заработной платы внутри предприятия, различия в оплате труда рабочих различных отраслей производства, а также возникновение и использование наряду с материальными стимулами и моральных поощрений. В работах специалистов 1920-х годов можно выделить два уровня обсуждения проблем стимулирования промышленного труда рабочих - отраслевой и в целом по промышленному сектору экономики.

Одним из основных вопросов социально-экономического развития страны, рассматриваемых в 1920-е гг., был вопрос восстановления промышленности, от которого зависело и материальное положение рабочего класса.

Многие авторы, оценивая хозяйственное положение страны в годы гражданской войны как критическое, отмечали такие характерные черты оплаты труда, как низкий уровень заработной платы, преимущественно натуральную форму оплаты труда, незначительную зависимость заработка от квалификации рабочего. Об этом писали нарком по труду В.В. Шмидт, экономисты и статистики Л.Б. Кафенгауз, С.Г. Струмилин, Б.Лившиц, А.Г. Рашин, профсоюзные деятели Ф. Ревзин, Ф.М. Шофман и др.1

Проблемы изучения реального значения ставок в промышленности, выявления факторов, влияющих на их динамику, рассматриваются в работах B.C. л

Овсянникова, С. Варфоломеева, В. Ильинского . Таким образом, следует отметить, что изучение состояния заработной платы в промышленности, роста цен на продукты питания и ширпотреб, зависимости производительности труда и снижения себестоимости от величины заработка и других факторов, влияющих на развитие производства, давало определенные ориентиры в проведении в стране дальнейших экономических реформ. Работы тех лет содержат характери

1 Шмидт В. Организация труда // Экономическая жизнь. 1922. № 252; Он же. Положение рабочего класса в СССР. М.-Л.Д928; Кафенгауз Л. Б. Заработная плата в связи с положением промышленности к концу 1923 года // Труды комиссии экономических исследований. М., 1923. Вып. 1; Струмилин С.Г. Заработная плата в 1913-1922 гг. // Экономическая жизнь. 1922. № 264; Он же. Заработная плата, как фактор производства // Труды комиссии экономических исследований. М., 1923. Вып. 1; Ливщиц Б. Проблема заработной платы в Советской России (опыт экономического исследования). М., 1923; Рашин А.Г. Движение заработной платы в 1922 году. Статистический очерк. М., 1923; Он же. Заработная плата в промышленности. Экономико-статистический обзор (октябрь 1922г. - март 1924г.). М., 1924; Цибульский В. Политика заработной платы в СССР за 15 лет пролетарской диктатуры. М., 1932; Ревзин Ф. Эволюция форм заработной платы в Советской России. М., 1924; и др.

2 Овсянников B.C. Нормирование заработной платы в начале 1924 года // Труд в СССР. М., 1924; Варфоломеев С. Основные системы оплаты. М.-Л., 1927; Ильинский В. Бюджет рабочих СССР в 1922 -1926 годах. М.-Л., 1928. стику и следующего шага мотивации рабочих к наиболее производительному труду, - это переход от смешанной к денежной форме оплаты труда. Так, Ф. Рев-зин утверждал, что лишь включение всех натуральных выдач в заработную плату создало возможности для разрешения проблемы увязки снабжения рабочих с задачей поднятия производительности труда1. На это указывает в своей работе и Е.О. Шатан2.

Ряд авторов в своих исследованиях отмечают, что в начале нэпа рост зарао ботной платы значительно опережал темп роста производительности труда . Так, Ф. Ревзин4 указывает, что производительность труда за первые три года нэпа выросла в 2,5 раза, в то время как зарплата увеличилась в 3,5 раза. В 1920 - 1921 годах заработная плата рабочих составила всего лишь 18% довоенной (1913 г.), в то время как производительность труда - 30 %. Но этот рост заработной платы был в то время неизбежным и законным, так как ее уровень был низок и не обеспечивал рабочим даже минимума средств к существованию.

Еще одной важной проблемой, к которой обращались исследователи, были коллективные договора. Коллективный договор являлся тем документом, который определял принципы оплаты и условия труда и быта на каждом предприятии. В подобных работах5 рассматривались виды коллективных договоров, условия их заключения, а также порядок установления заработной платы. Как отмечал Ф.М. Шофман, в условиях нэпа при наличии частных предпринимателей и преобладании коммерческого начала в организации государственного хозяйства, явился неизбежным переход от твердого государственного нормирования заработной платы к регулированию ее посредством коллективных догово

1 Ревзин Ф. Эволюция форм заработной платы в Советской России. М., 1924.

2 Шатан Е. О. Теория заработной платы. /Под ред. С. Струмилина/. Харьков, 1927. С. 197.

3 См.: Ревзин Ф. Политика заработной.; Гинзбург JI. Доклад на V пленуме ВЦСПС. М., 1929; Рашин А. Г. Заработная плата за восстановительный.; и др.

4 Ревзин Ф. Политика заработной платы. . С. 7.

5 Мурашов Д. Что даёт рабочему и к чему обязывает коллективный договор. М., 1928; Гуревич А. И. Теория и политика заработной платы. Курсы профдвижения. М., 1930. и др. ров. В то время особое внимание начинают обращать на плановое начало в развитии и организации промышленности, а в связи с этим и на планирование заработной платы и усиление централизации в руководстве договорной работой профсоюзов.

Большое внимание в 1920-е - 1930-е гг. уделялось вопросам динамики заработной платы, ее дифференциации1. Это было особенно актуально в первые годы нэпа, когда государство делало попытки определить политику в отношении регулирования заработной платы. Изучением реального уровня заработной платы занимались и сотрудники Центрального Бюро Статистики труда.

Рассмотрение материального положения рабочих в 1920-е годы нашло отражение в литературе вышедшей за рубежом2. Работы, лишенные серьезной ис-точниковой базы, носили агитационно-пропагандистский характер против мероприятий, проводимых Советской властью. В то же время в работах изложены новые подходы к советской действительности, а также сообщаются интересные факты из жизни рабочих. Вместе с тем трудно согласиться с данными авторов по безработице, росту заработной платы и другим показателям материального положения рабочих.

В целом 1920-е - начало 1930-х гг. были плодотворным периодом в обсуждении проблем трудовых отношений, формирования принципов мотивации труда. На страницах газет и журналов появлялись статьи, выходили в свет книги, являвшиеся результатом анализа многочисленных статистических обследований и

1 Лившиц Б. Проблема заработной платы в Советской России (опыт экономического исследования). М., 1923; Михайлов В. Улучшается ли положение рабочего класса. М.-Л., 1928; Рабинович А.И. Труд и быт рабочего. Вып.1. М., 1923; Попов Н. Фабзавкомы и нормирование труда. М., 1929; Гухман Б.А. Производительность труда и заработная плата в промышленности СССР. М.-Л., 1925; Ильинский В. Бюджет рабочих в СССР в 1922 - 1926 годах. М.-Л., 1928; Гинзбург А.М. К вопросу о производительности труда и заработной плате в промышленности. М., 1924; и др.

Гарви П.А. Закат большевизма. Рига, 1928; Загорский С.О. Рабочий вопрос в Советской России. Париж, 1925; Терне. А. В царстве Ленина. Очерки современной жизни в РСФСР. Берлин, 1922. изысканий целого ряда ученых. Были освещены вопросы регулирования заработной платы, как в отдельных отраслях, так и в целом по народному хозяйству, выявлялась динамика заработной платы промышленных рабочих, проводилась сравнительная характеристика уровней жизни и условий работы до революции и в 1920-е годы. Материальные стимулы, связанные с дифференциацией заработной платы через механизмы тарификации, сдельной оплаты труда и т. д., обсуждались чаще всего в теоретическом плане или с использованием укрупнённых, агрегированных данных, способных лишь в самом общем виде проиллюстрировать характер процессов дифференциации оплаты труда на практике.

Историография 1950-х - 1980-х годов о проблемах мотивации труда промышленных рабочих в годы нэпа составляет относительно небольшой список работ; эти исследования имели определенную направленность. В условиях жесткой идеологизации исторической науки, недоступности многих архивных материалов, освещение проблемы мотивации труда при социализме приобретало все более односторонний характер. Повышенное внимание партийных идеологов к истории рабочего класса с середины 1950-х гг. изменило акценты в изучении политики государства в вопросах труда. Историки обратились к широкому показу «трудового энтузиазма» рабочего класса, связывая его с чувством причастности рабочих к «великим переменам» в судьбе страны, с гордостью «за превращение СССР в мировую державу».

В 1960-е гг. некоторое внимание стало уделяться вопросу о стимулах социалистического труда (и, в частности, трудовой дисциплине) в первые годы Советской власти. Этот вопрос поднимают Л.Б. Генкин, В.Я. Доброхотов, Е.А. Гриценко, Л.М. Майоров, М.Н. Лаптин, Ф.С. Веселков1. Несмотря на различие оценок конкретной исторической ситуации, все сходятся в основном на тезисе

1 Лаптин М. Н. В.И.Ленин о материальных и моральных стимулах к труду. М., 1962; Он же. Ленин о стимулировании труда при социализме. М.,1969; Майоров Л. М. Развитие материальных стимулов в первый период нэпа (1921-1925) // Историческое значение новой экономической политики (в связи с 50-летием перехода к нэпу). Всесоюзная сессия. Материалы обсуждения. М., 1971; Веселков Ф.С. материальное стимулирование трудящихся в СССР. М., 1962. о доминировании материальных стимулов в мотивации труда в годы нэпа. Таким образом, немногочисленные работы 1950-1980-х годов по мотивации труда в годы нэпа имели в основном одну задачу - показать, как в первые годы советской власти вырабатывались принципы привлечения людей к участию в промышленном производстве и повышении производительности их труда. Один из важнейших принципов, по мнению упомянутых авторов, был основан на сочетании материальных и моральных стимулов. Слабым местом этих работ являлась известная декларативность; в большинстве из них отсутствует представительная источниковая база.

Характерными чертами большинства исследований труда рабочих 1920-х г.г. в советской историографии являлось, во-первых, крайняя политизация, переходящая в конъюнктурщину, и, во-вторых, сведением всех сторон рассматриваемой проблемы к общим, усредненным экономическим показателям (например, рост заработной платы, увеличение численности рабочих и предприятий, рост валовой продукции и т.д.), а также к созидающей деятельности партии в этой области. Советские историки, абсолютизируя классовую борьбу, упростили исторический процесс, зачастую изображали его «спрямленным, черно-белым, отодвинув на задний план всякого рода проявления человеческой деятельности»1. Конечно, абсолютная объективность и деидеологизация недостижимы, так как в историографии всегда отражаются та или иная политическая ориентация, социальная позиция, иерархия ценностей. Однако плюрализм дополняющих друг друга исторических перспектив и интерпретаций не исключает интеллектуальной честности. ,

Новый период в историографии проблемы мотивации труда для России начинается в конце 1980-х годов. Именно в эти годы в сферу исторических исследований входят новые направления; важную роль играет историческая и социальная антропология, вызвавшая интерес к истории повседневности и,

1 Поляков Ю.А. Историческая наука: Время крутых поворотов // Россия в XX веке: Судьбы исторической нации. М., 1996. С. 32. следовательно, расширившая проблемное поле историографии. В одной из своих работ известный английский учёный Э. Дж. Хобсбоум отмечал: «.наиболее серьёзная трудность в исследовании классов возникает в связи с изучением истории общества как целого. Класс обозначает не изолированную группу людей, а систему горизонтальных и вертикальных отношений»1. В связи с этим следует указать на сложную и довольно длительную адаптацию современной российской историографии к позитивным наработкам мировой науки в области социальной истории2. На сегодняшний день отсутствует достаточное количество фактического материала, относящегося к вопросу труда в микроистории, что и отмечалось на проходившей в Москве в апреле 1995 года конференции3. Однако стоит отметить, что за последнее время появляется все больше возможностей исследовать архивные источники. Рассекречивание дел, находившихся под грифом «секретно», позволяет все более и более точно и объективно воссоздавать историческую реальность прошедших лет. Выходят в свет сборники документов4, ранее недоступных российскому исследователю.

Вопросами мотивации труда в российской промышленности в 1990-х гг. занимаются исследователи Института российской истории РАН, Московского государственного университета, Тверского, Ярославского и других госуниверситетов. Внимание российских историков к этой проблематике не случайно. Как отмечала на первой конференции по проблемам эволюции мотивации промышленного труда в России XX века. В тоже время, что современная историо

1 Эрик Дж. Хобсбоум. От социальной истории к истории общества // Философия и методология истории. БГК им. И.А. Бодуэна де Куртенэ, 2000. С. 312.

2 Зубкова. Е.Ю., Куприянов. А.И. Ментальное измерение истории: поиски метода //Вопросы истории 1995. №7. о

Соотношение политики и экономики. Завершающая стадия НЭПа. (Конференция) // Отечественная история, 1996. №2.

4 Письма во власть. 1917 - 1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям. М., 1998; Трудовые конфликты в советской России 1918 —1929г. М., 1998; Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918—1932 г. М., 1997; Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП (б) 1928-1929 гг. В 5-ти томах. М., 2000. графия по мотивации труда промышленных рабочих 1920-х годов пока невелика. В ряду первых, начавших исследование вопросов труда и быта рабочих в рамках социальной истории, стояли Ю.П. Комиссаров и Т.И. Славко1. Они поставили вопросы о возможности использования бюджетных обследований рабочих 1920 -х годов, для выяснения социальной структуры рабочего класса, уровне материального благосостояния, отношения рабочих к труду (через изучение системы штрафов и поощрений). Для анализа источников были использованы как традиционные методы, так и новые методы научного исследования (социологические).

Надо отметить также появление диссертационных исследований по различным аспектам поставленной проблемы. В настоящее время сложно говорить о каких-либо обобщающих трудах по данной теме. Имеется довольно большое количество работ, рассматривающих отдельные вопросы проблемы мотивации труда в российской промышленности 1920-х годов. Среди учённых занимающихся этой проблемой стоит отметить И.В. Михутину, Ю.М. Иванова, JI.H. Лю-това, А.И. Черных, А.А. Ильюхова, А.К. Соколова, С.В. Журавлёва, Н.Б. Лебину, Е.А. Осокину, А. Рожкова, Т.С. Окорочкову, Ю.И. Кирьянова, Е.И. Сафонову, Л.И. Бородкина2.

1 Комиссаров Ю.П., Славко Г.И. Бюджеты рабочих 20-х годов как исторический источник (Вопросы источниковедения и методики обработки) // История СССР 1987. № 2.

Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920-е г.г.: борьба идей и реальность //Отечественная история 1993.№3; Гимпельсон Е.Г. Указ. соч.; Соколов А.К. Советская политика в области мотивации и стимулирования труда (1917-сер1930-х г.г.) // Экономическая история. Обозрение. Вып.4. М.2000; Журавлёв С.В. «Маленькие люди» и «большая история»: иностранцы московского Электрозавода в советском обществе 1920 - 1930 гг. М., 2000; Лютов Л.Н. Частная промышленность в годы НЕПа (1921-1929).Саратов,1994; Лютов Л.Н. Государственная промышленность в годы НЕПа (1921-1929). Саратов,1996; Михугина И.В. СССР глазами польских дипломатов (1926-1931) // Вопросы истории, 1993.№9; Лебина Н.Б. «Папа, отдай деньги маме» // Родина, 1996. №12; Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 г.г. СПб., 1999; Иванов Ю.М. Положение рабочих в России в 20-х - начале 30-х г.г. // Вопросы истории, 1995. №5; Рожков А. Интернационал дураков // Родина, 1999. №12; Чернина Н.В. Бедность как социальный феномен Российского общества // Социальные иссле

Авторы работ приходят к выводу о том, что при условии падения заинтересованности рабочих в результатах своего труда компенсировалось широким использованием внеэкономического принуждения в виде всеобщей трудовой повинности и прикреплением рабочих к предприятиям, на которых они трудились. Созданием же реально действующей системы мотивации труда государству заниматься было некогда. Рабочие в 1920-е годы оставались на низших ступенях советского общества. Малейшие проявление ими недовольства условиями труда и уровня жизни беспощадно каралось всей мощью громадного репрессивного аппарата. В большинстве своём, делают вывод исследователи, положение рабочего класса по многим ведущим показателям на протяжении 1920-х годов заметно ухудшилось.

Одним из ведущих исследователей социальной истории советского общества 1920-х - 1930-х гг., является А.К. Соколов, уделяющий в последние годы значительное внимание изучению эволюции мотивации промышленного труда в Советской России. В работах А.К. Соколова и его коллег сочетаются подходы микроистории и институционального анализа проблем мотивации труда1. Оценивая медования,1994.№3; Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации 1927-1941 гг. М., 1999; Андреев А.Ю. Трудовые конфликты в период НЭПа // Там же; Кирьянов Ю.И. Литература о трудовых конфликтах в советской России в 1918-1929 гг. // История и компьютер М., №22, 1998; Бородкин Л.И.; Валетов Т.Я. Эволюция рынка труда в период индустриализации в России: динамика зарплаты промышленных рабочих и её дифференциация // Экономическая история. Обозрение. М.,1998; Сафонова Е. И. Московские текстильщики в годы нэпа: квалификация и диффененциация в оплате труда // Экономическая история: Ежегодник, 2000. М., 2000; Бородкин Л.И. Новые подходы к исследованиям экономического положения рабочих и динамики трудовых конфликтов в России в 20-е годы // История и компьютер М., №22, 1998; Кирьянов Ю.И. Мотивация фабрично - заводского труда в зеркале профсоюзной прессы 20-х годов. XX века // Экономическое история. Обозрение. Вып.7. М., 2001; Бородкин Л.И., Сафонова Е.И. Государственное регулирование трудовых отношений в годы нэпа: формирование системы мотивации труда в промышленности // Экономическая история. Обозрение. Вып.5. М.,2000; и др.

1 См.: Соколов А.К. Некоторые проблемы изучения трудовых отношений в России до и после революции. Экономическая история. Обозрение. /Под ред. роприятия, проведенные советской властью после периода военного коммунизма, А.К. Соколов пишет, что последовательных решений по изменению политики в области трудовых отношений у руководства страны не было. «Как правило, они проводились в жизнь спонтанно в качестве реакции на кризисные явления, порожденные эпохой военного коммунизма». «Единственный путь, который оставался - это выдвижение на первый план материальных стимулов, но и оно шло не без трудностей»1.

Нельзя обойти вниманием заметную работу 1990-х гг., касающуюся периода, «пограничного» теме нашего исследования, захватывающего начало нэпа. Она представляет интерес в контексте нашего исследования, так как в ней рассматриваются вопросы трудовой мотивации рабочих в 1917-1922гг. Это монография А.А. Ильюхова . Автор в своей работе проанализировал теоретические установки партии большевиков в сфере труда, причины перехода государства к принудительному милитаризованному труду в годы военного коммунизма, способы активизации трудовой деятельности в первые годы советской власти. В центре внимания автора монографии - показать пагубные последствия для экономики методов принудительного привлечения к труду, а также реакцию рабочих на политику партии и государства в этом вопросе. Главный вывод, который был зафиксирован А. А. Ильюховым при рассмотрении процесса перехода от военного коммунизма к нэпу, таков: «курс на жесткий централизм, свертывание производственной демократии, т.е. формирование административно-командной системы вел к отчуждению работника от собственности, а значит, подрывал основы сознательного, заинтересованного отношения к труду».

Л.И. Бородкина./. Вып.З. М., 1999; Он же. Советская политика в области трудовых отношений и стимулирования труда (1917-середина 1930-х годов). Экономическая история. Обозрение./ Под ред. Л.И. Бородкина./. Вып.4. М., 2000; Журавлев С.В. Производственные конфликты с участием иностранных рабочих на советских предприятиях. Экономическая история. Обозрение./ Под ред. Л.И. Бородкина./. Вып.З.М., 1999; Мухин М.Ю. Кнут без пряника. Трудовые стимулы в советской оборонной промышленности 30-х годов. Там же.

1 Соколов А.К. Советская политика в области трудовых отношений. С. 49-51.

2 Ильюхов А.А. Указ. соч.

Проблемы социальной истории России до недавнего времени больше привлекали не отечественных, а зарубежных специалистов1. Однако в работах представленные точки зрения по вопросам мотивации труда рабочих промышленных предприятий в 1920-е годы имеют весьма обобщённый характер. На материалах Пензенской губернии появились работы, освещающие отдельные аспекты проблемы мотивации труда2.

В целом историографию 1990-х годов характеризуют поиск новых путей изучения и осмысления истории России 1920-х г.г., о чём свидетельствует количество и качество вновь появляющихся статей и работ, диссертаций3. Вопрос труда и быта перестают быть лишь эпизодом в контексте истории России. Однако попытки создания новых теорий и моделей без привлечения нового фактического материала, особенно из местных архивов, в которых отложилась реальная картина существующего положения, неминуемо породят новую волну мифотворчества.

Таким образом, отмечая относительную малочисленность исследований по тематике эволюции трудовых отношений, мотивации труда промышленных рабочих в 1920-х гг., следует сказать, что в настоящее время усилилось внимание российских ученых различных отраслей знании к этой проблематике, что определяет необходимость дальнейшего изучения проблемы с использованием раз

1 Barker G.R. Some problems of incentives and labour productivity in Soviet industry. Oxford, 1996.; С Tilli and C. Tilli. Work under Capitalism. 1998. // Work Incentives in Russia, 1861 — 2000: Compensation, Commitment and Coercion.; Siegelbaum L. H. Soviet State and Society between revolutions, 1918 - 1929. N.Y., 1992.; William J Chase. Workers, Society and the Soviet State: Labor and life in Moscow. 1918 - 1929. Chicago, 1987.; Bergson A. The structure of soviet wages. (A study in socialist economics). Cambridge, 1954.

2 Шарошкин H. А. Промышленность и рабочие Поволжья в 1920-е годы. Пенза, 1998; Камардин И.Н. Трудовые конфликты в Среднем Поволжье в 1919-1929 гт. Диссс. канд. ист. наук. Пенза, 2001. з

Ильюхов А.А. Политика Советской власти в сфере труда (1917-1929 гт.). Дисс. д. ист. наук. М., 1999; Сафонова Е.И. Материальная мотивация труда рабочих в 1920-е гг. Количественный анализ источников по текстильной промышленности Москвы. Диссс. канд. ист. наук. М.,2001. личных методов исследования и с привлечением широкого круга источников, иллюстрирующих на конкретных архивных материалах ту «историческую ткань во всем многообразии цветов и оттенков», которые поднимают исторические исследования на качественно новый уровень.

Источниковая база исследования. Корпус исторических источников представляет собой разнообразные материалы. Ядром источниковой базы диссертации явились архивные документы. Сама по себе принадлежность того или иного источника к числу архивных не является гарантией достоверности содержащейся в нём информации. Вместе с тем, в отечественной и зарубежной историографии накоплен богатый опыт работы даже со столь идеологизированными и тенденциозными источниками, как советские документы официального происхождения. Прежде всего, мы располагаем такой возможностью для проверки подлинности содержащейся в архивном источнике информации, как сопоставление её с материалами других источников иного ведомственного происхождения, с тенденциями, отмечаемыми при анализе однородных источников (особенно в случае с источниками массового характера). Также следует учитывать, что степень достоверности тех архивных источников, что предназначались для внутреннего, не выходящего за рамки правящих кругов, использования, значительно выше, чем у источников официального происхождения, подлежавших широкой огласке.

Наконец, при использовании документов официального происхождения, впрочем, как и других источников, необходимым условием является соотнесение информации, содержащейся в них, с современным уровнем исторического знания об эпохе, равно как и применение при их анализе новейших данных источниковедения. Соблюдение этих условий позволяет широко использовать архивные источники в исследованиях по советской истории.

В диссертации использованы материалы 30 фондов региональных архивов и 12 фондов центральных архивов: Государственного архива РФ (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории

РГАСПИ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Государственного архива Пензенской области (ГАПО) в том числе отдела фондов общественно - политических организаций при ГАПО (ОФОПО ГАПО).

Наиболее весомый корпус архивных источников был выявлен нами в фонде ВСНХ СССР и РСФСР (РГАЭ. Ф. 3429 On. 1, 2, 3, 5, 6, 8) и фондах НКТ СССР и РСФСР (ГАРФ.Ф.Р.-5515. On. 1, 20; Ф.Р.-382. Оп. 5; Ф.А.-390. Оп. 2, 3, 6, 18). В них сосредоточен обширнейший материал, характеризующий нормативно - правовой процесс в области труда (ведомственные инструкции, приказы, распоряжения), характеризующий позицию и направление участия этих учреждений в области мотивации труда в контексте общероссийской тенденции развития данной проблемы, трансформацию методов работы в сфере трудовых отношений, этапы создания системы мотивации труда, отчёты подведомственных органов, отчёты инспекторских проверок. Большой интерес представляют сведения о взаимоотношениях центральных и местных органов управления промышленностью.

Неотъемлемой частью исследования стали статистические данные, находящиеся в фондах (РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 5, 6, 8; ГАПО. Ф.Р.-505; Ф.Р.-506). Здесь отложились дела, отражающие сводные таблицы ЦСУ РСФСР по учету труда и заработной плати рабочих и служащих по губерниям РСФСР сводные таблицы учета заработной платы, рабочего времени по видам оплаты по губерниям РСФСР за 1921 г., отчетные карточки, бланки «А» и «Б», анкеты о профессиональном составе рабочих, переведенных на коллективное снабжение, отчетные карточки, бланки «А» и «Б» и коллективные договора промышленных предприятий, сводные таблицы губстатбюро по учету явки на работу, простоев и прогулов по предприятиям губернии, сводная таблица о Товарищеских Дисциплинарных судах, материалы о влиянии коллективного снабжения на производительность труда фабрично-заводской промышленности, сводки средних показателей по использованию рабочего времени в промышленности СССР за 1926-1929 гг., сводки ЦСУ показателей рабочего времени и состава фонда заработной платы в цензовой фабрично-заводской промышленности за 1926-1927, таблицы динамика заработной платы. Надо отметить, что документы, содержащиеся в центральных архивах обработанные автором, в большинстве своём, впервые вводятся в научный оборот.

В фонде Пензенского исполнительного комитета (Ф.Р.-2.) хранятся сведения о состоянии промышленности, системах заработной платы, условиях труда рабочих. Большой интерес представляет переписка, как с местными предприятиями, так и с центром. Ценные документы находятся в фонде губернского отдела труда (Ф.Р.-6), представленные санитарно-техническими отчетами обследований промышленных предприятий, актами обследований промышленных объектов и жилых помещений рабочих, стенографическими отчетами производственных совещаний, а также текстами коллективных договоров, что дало возможность проследить процесс в динамике, а также зафиксировать степень эффективности деятельности государства в русле поставленных задач.

Много ценных сведений содержится в фондах губернского профессионального союза (Ф.Р.-261), а так же в фондах отдельных профессиональных союзов: текстильщиков (Ф.Р.-228), пищевой промышленности (Ф.Р.-974), химической (Ф.Р.-218), деревообделочников (Ф.Р.-262), а также крупных предприятий «Маяк революции» (Ф.Р.-510), Велосипедный завод (Ф.Р.-324). В этих фондах детально рассматривается становление системы мотивации и стимулирования труда промышленных рабочих на производстве. Материалы, представляющие большой интерес для изучения проблемы мотивации труда, выявлены также в периодической печати. В 1920-е годы издавались журналы1, в которых встречаются упоминания о формировании системы мотивации труда. В изданиях ВЦСПС содержатся сведения о работе области нормирования заработной платы, тарифной политике, сведения о трудовой дисциплине на предприятиях страны.

1 Вестник труда. 1921-1928 г.г.; Вопросы труда. 1923-1929 г.г.; Статистика труда. 1923-1929 г.г.; Статистическое обозрение. 1927-1930 г.г.; Труд. 1921-1929 г.г.; Вестник трудового законодательства. 1924- 1930 г.г.; Голос текстилей. 1922-1928 г.г.

Обобщенная форма приведенных данных не позволяет рассмотреть отраслевую и региональную специфику исследуемой губернии. Кроме того, вызывает сомнение репрезентативность некоторых документов. Нередко завышались некоторые показатели (например, о состоянии трудовой дисциплины), что было отражением одной из характерных черт бюрократической системы, стремящейся на бумаге создать видимость благополучия. В документах часто отсутствуют сведения по многим важным разделам, что не всегда давало возможность рассмотреть все процессы, происходящие среди рабочих в их динамике. В целом же необходимо отметить, что выявленные и исследованные источники позволяют автору достаточно полно изучить основные проблемы диссертации и решить поставленные задачи.

Целью диссертации является всестороннее изучение проблемы мотивации труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы на материалах Пензенской губернии в контексте общего социально - экономического развития, как этого региона, так и страны в целом. В соответствии с поставленной целью определены основные задачи исследования:

- проанализировать процесс становления системы мотивации труда рабочих промышленных предприятий России в 1920-е годы;

- проанализировать эволюцию форм мотивации труда на промышленных предприятиях страны на основе нормативно - правовой базы;

- исследовать политику партии и профсоюзных организаций в области создания системы мотивации трудовой деятельности на материале Пензенской губернии;

- исследовать политику местных хозяйственных, партийных и профсоюзных органов в формировании системы мотивации труда рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии в 1920-е годы, выявить её зависимость от динамики социально - экономического развития России, проследить причины её трансформации;

- исследовать степень и механизм влияния материальных стимулов на трудовой процесс рабочих пензенских промышленных предприятий;

- проанализировать региональные особенности эволюции форм оплаты труда на промышленных предприятиях губернии;

- исследовать уровень и механизм влияния нематериальных факторов мотивации труда в производстве на трудовой процесс рабочих.

Научная новизна исследования. В диссертации впервые осуществлено комплексное изучение процесса становления и развития системы мотивации труда рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии в 1920-е годы. В работе использованы новые подходы и принципы изучения исторического прошлого, что позволило восстановить более полную картину развития данного региона в целом. В результате проведённого исследования был впервые введён в научный оборот значительный комплекс архивных материалов по важным направлениям рабочей истории 1920-х годов.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что её материалы могут быть использованы при дальнейшем изучении социально-экономических проблем истории России, при подготовке обобщающих научных трудов, при разработке лекционных и специальных курсов по отечественной истории и истории Поволжья. Результаты исследования представляют интерес для разработки современной концепции мотивации труда на производстве, а так же наиболее рациональному использованию уже имеющихся методов мотивации трудовой деятельности.

Структура работы. Диссертация подчинена исследовательской логике и состоит из введения, трех глав, представленных семью параграфами, в которых решаются поставленные задачи, заключения, подводящего итоги изучения проблемы, приложения и списка использованных источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Мирясов, Алексей Викторович

-250-ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1920-е годы поставили перед новой властью ряд проблем в сфере трудовых отношений. Одной из них являлась мотивация труда. На протяжении зафиксированного периода партийно-хозяйственные и профсоюзные органы искали пути повышения производительности труда и увеличения выработки, снижения себестоимости продукции, а, следовательно, и повышения материального уровня жизни рабочих. Поэтому вопрос - как и, главное, чем привлечь рабочих на производство в начале 1920-х годов, как создать стимулы к производительному труду являлся одним из наиболее актуальных.

Трудности решения этого вопроса определялись тем обстоятельством, что предшествующий опыт содержал не много конструктивных элементов: с одной стороны, уравнительные принципы и принудительный характер труда в годы «военного коммунизма», с другой - разница в зарплате квалифицированных и неквалифицированных рабочих, характеризующая соотношения спроса и предложения на квалифицированный труд в дореволюционной промышленности России, вряд ли могли быть использованы в качестве основы трудовых отношений в переходный период. Новые подходы к мотивации труда в годы нэпа приходилось разрабатывать и внедрять в условиях доминирования государственного сектора в промышленности, государственного регулирования оплаты труда, отсутствия налаженных механизмов во взаимоотношениях партийной власти, органов управления народным хозяйством и профсоюзов.

Короткий по масштабам исторического времени период нэпа вместил в себя целый набор подходов, методов и механизмов принятия решений в сфере трудовых отношений и их реализации в деятельности промышленных предприятий советской России, с одной стороны, нашедших отражение в Пензенской губернии, с другой, являясь специфичным по отношению к данному региону.

Правительство во главе с партией развернуло работу по формированию нового взгляда людей на труд. Было положено начало поисков путей и форм такой организации труда на производстве и такого воздействия на сознание субъекта трудового участия, которое бы обеспечило формирование нового отношения к труду. Как правило, исходя из обработанного нами материала - это инициатива «сверху». Партия и профсоюзы инициировали всевозможные варианты решения существующей проблемы - ячейки содействия организации производства, группы ударного труда, производственная пропаганда и т.п. Ставятся первые опыты научной организации труда. Всё это дало эффект, но не получило широкого распространения по всей стране. В том числе не нашло отражения в промышленности Пензенской губернии.

Обстановка тех лет не позволила широко развиться некоторым новым формам, обеспечивающим сознательное участие рабочих в производстве. Сдерживающим фактором развития и внедрения системы мотивации труда на производстве было существование (а иногда и преобладание) в арсенале административных управленцев промышленностью насильственных мер привлечения к труду. Труд подневольный, даже освещённый великими и справедливыми лозунгами, не может стать основой для становления новых форм организации производства и труда.

Таким образом, экономическая политика большевиков в области трудовых отношений, регулирования мотивации труда, его оплаты на всем протяжении 1920-х годов проводилась на базе известной согласованности партийно-государственных, хозяйственных органов и профсоюзов в реализации их решений (при наличии ряда противоречий, иногда принимавших острые формы).

В целом надо сказать, что постоянное административное вмешательство в деятельность предприятий, введение иных, чем хозрасчет и рынок, методов хозяйства в конечном итоге привели к тому, что экономика пришла в столкновение с политикой. Тем не менее, Советское государство на протяжении 1920-х годов предпринимает попытки и частично реализует стремления в области мотивации трудовой деятельности, выработав свои, отличные от других стран и своей предшествующей истории, методы стимулирования труда. На основе анализа имеющихся у нас источников можно проследить трансформацию взглядов и методов деятельности правительства и партии в области трудовых отношений.

Существенным фактором, повлиявшим на формирование системы мотивации трудовой деятельности в рабочей среде, послужила аграрная специализация экономики Пензенской губернии. Основная масса предприятий и, соответственно, рабочих была связана с переработкой продукции сельского хозяйства. В результате многие предприятия работали сезонно, а рабочие имели невысокий доход.

В целом в 1920-е годы партия и профсоюзы выработали большое число форм и методов способствующих воспитанию новых форм труда. Эти формы рождались и умирали зачастую потому, что для их распространения не было ни материальных, ни мировоззренческих условий. Уровень сознания рабочего класса, к тому же весьма не стабильного, не соответствовал поставленным задачам и целям. Негативное воздействие оказывала и заоргани-зованность, стремление перегнать всех и поскорее отрапортовать о достижении. Этим особенно страдали партийные организации.

Одной из задач политики советского правительства вообще и в сфере труда было обеспечение нового положения рабочего в экономике, на производстве. Политически вопрос был вроде бы решен и лозунг «Фабрики - рабочим!» реализован благодаря национализации промышленности.

Гражданская война служила хоть каким-либо обоснованием тяжелой, голодной жизни людей. Но в годы мирной жизни надо было добиваться действительно реального улучшения уровня жизни. Эта последняя проблема напрямую была связана с экономикой, а точнее с ростом производительности труда. Этот рост без материальных стимулов труда был в принципе невозможен. возможен.

В целом можно сделать вывод, что с утверждением нэпа главным материальным стимулом труда на промышленных предприятиях Пензенской губернии стала заработная плата, которая состояла минимум из трех частей: денежная, продовольственные выплаты или пайки и социальные выплаты (оплата квартиры, электроэнергии, отопление и пр.). В начале 1920-х годов практиковалось коллективное снабжение, натуральное премирование отдельных категорий рабочих. Архивные источники по пензенской промышленности довольно полно воссоздают процесс формирования системы мотивации труда в 1920-е годы. Шёл процесс быстрого увеличения заработной платы и борьба с инфляцией, которая съедала реальный заработок. С апреля 1924 года ВЦСПС счел необходимым «перейти . со смешанного товарно-червонного метода исчисления зарплаты на исчисление её в денежных единицах». Уже с конца 1923 года начинается борьба между хозяйственниками и профсоюзами (и, естественно, рабочими) по вопросу о системе начисления зарплаты.

С введением на производстве Пензенской губернии экономических стимулов к труду и улучшением правового положения повысилась заинтересованность рабочих в результатах своего труда. Вследствие этого произошло резкое сокращение количества прогулов и опозданий. Но наряду с этим, проблема невысокой заинтересованности в труде продолжала существовать. Сохранялись нарушения трудовой дисциплины, которые выразились не только в прогулах, но и в пьянстве, в халатном отношении к обязанностям, в оскорблении представителей администрации и инженерно-технических работников.

Итак, денежное вознаграждение за выполненную работу явилось важнейшей и, по сути, основной формой стимулирования труда. Это была заработная плата. Одним из наиболее важных критериев в распределительных отношениях служили статусные различия (квалификация и должность), поэтому у большего числа рабочих промышленных предприятий Пензенской губернии формировались мотивы продвижения в этом направлении.

Снижение реального заработка влияло на заинтересованность работающих в добросовестном труде (росло число прогулов, хищений и т.п.). В этом отношении Пензенская губерния не была исключением. Увеличение числа негативных явлений на производстве в условиях дефицита рабочих рук привело к распространению наказаний и с внедрением системы принуждения, имевшей тенденцию к «закручиванию гаек» на производстве. Это свидетельствовало о том, что Советская власть ставила общегосударственные интересы выше интересов человека труда в советском государстве.

Структурным элементом системы мотивации труда в 1920-е годы служила тарифная сетка, выполнявшая на протяжении указанного периода особую «иерархическую лестницу» квалификации рабочих. Результатом тарифной реформы в первую очередь стало значительное увеличение влияния тарификации заработной платы. Однако политика государства твёрдо следовавшего в направлении уничтожения свободно рыночных отношений, явно не желала оставлять в своём арсенале «капиталистические» методы мотивации трудовой деятельности рабочих.

В целом проблема материальных стимулов труда остаётся. Разворачивая массовую и дорогостоящую индустриализацию, государство практически не имело возможностей для значительного реального улучшения жизни рабочих. С конца 1920-х годов зарплата начинает быстро расти, но в связи с продовольственными трудностями и плохим наполнением рынка1 это не оказало существенного влияния на благосостояние трудящихся.

С 1924 года по губернии начинается жилищное строительство для рабочих. Оно было призвано решить не только проблему улучшения благосостояния рабочих, но и закрепить их на производстве. Однако это не удалось

1 Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927 - 1941. М., 1999. С. 37. сделать как в большинстве районов страны, так и на территории отдельно взятой губернии жилищная проблема в 1920-е годы решена не была в силу того, что общее экономическое положение страны не позволило уделить должного внимания столь важному вопросу, а также и потому, что темп увеличения численности рабочих гораздо превышал темп адаптации промышленности к этому потоку.

В конце 1920-х годов в связи с индустриализацией и массовым притоком новой рабочей силы трудовая дисциплина начинает падать. Это отмечал еще XIV съезд партии большевиков. Он называет следующие причины этого явления: перегруппировками в составе рабочей и сельской молодежи, наличие безработицы в городах и огромным аграрным перенаселением, ростом потребления алкоголя в индустриальных центрах.

Новую страницу в борьбе за трудовую дисциплину открывает письмо ЦК ВКП (б) от 21 февраля 1929 года «О поднятии трудовой дисциплины»1. Письмо объясняло причины ухудшения трудовой дисциплины, призывало взяться за перевоспитание молодого пополнения рабочего класса. Начался новый этап борьбы за трудовую дисциплину, началось возрождение уже забытых приемов и методов приобщение рабочих к сознательной дисциплине. Впрочем, сознательность уже не упоминается, и методы выдвигаются опять репрессивные.

Изучение формирования системы мотивации труда промышленных рабочих в 1920-е годы открывает новые важные направления в отечественной истории, особенно в области трудовых отношений, месте рабочих в новом обществе, их в отношении к производству, взаимоотношениях рабочих с государственным руководством. Существует также возможность переосмысления самой природы советского государства в области труда, более полного понимания причин, форм и методов производственного процесса и места в нём рабочего.

1 КПСС в резолюциях и решениях . Т. 4. С. 413.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Мирясов, Алексей Викторович, 2002 год

1. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ).

2. Ф.5515 Народный комиссариат труда СССР (НКТ СССР).

3. On. 1. Д. 110,111. Оп. 5. Д. 721. Оп. 12. Д. 12. Оп. 20. Д. 2, 23.

4. Ф.382 Народный комиссариат труда РСФСР (НКТ РСФСР).1. Оп. 5. Д. 100, 167, 306.

5. Ф.5451 Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов.

6. Оп.9. Д. 280. Оп.12. Д. 433,443.

7. Ф.А.374 Центральное статистическое управление РСФСР (ЦСУ РСФСР).1. Оп. 20. Д. 7.

8. Ф.А.390 Центральное статистическое управление РСФСР (ЦСУ РСФСР).

9. Оп. 2. Д. 777. Оп. 3. Д. 645, 678. Оп. 6. Д. 1533.

10. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).

11. Ф. 17 Центральный комитет ВКП (б). Оп.32. Д. 669. Оп.69. Д. 594.1. Оп.87. Д. 99.

12. Российский Государственный архив экономики (РГАЭ).

13. Ф.3429 Высшие советы народного хозяйства РСФСР и СССР (ВСНХ РСФСР и ВСНХ СССР).

14. Оп. 3. Д. 25, 271, 739. Оп. 5. Д. 1559, 1561. Оп. 6. Д. 136а, 146, 162. Оп. 8. Д. 4038, 4039.32. Ф.4372 Госплан СССР.1. Оп. 23. Д. 19.

15. Ф.1562 Центральное статистическое управление при Совете министров СССР. (ЦСУ СССР).1. Оп. 6. Д. 32.

16. Ф.2097 Главное управление военной промышленности ВСНХ РСФСР.

17. On. 1. Д. 20, 277, 522, 765,979.

18. Ф.3338 Главное управление текстильных предприятий при ВСНХ РСФСР.1. On. 1. Д. 296.

19. Ф.733 Центральное управление спиртовой промышленности.1. Оп. 4. Д. 2.

20. Государственный архив Пензенской области (ГАПО).

21. Ф.Р.- 2 Пензенский Губернский исполнительный комитет.

22. Оп.1. Д. 650, 652-655, 805, 847, 1115, 1127, 1382, 1584, 1589, 1755, 1810, 1826, 2376, 2510, 2532, 2838.

23. Ф.Р.- 6 Пензенский губотдел труда.

24. On. 1. Д. 183, 185а, 429, 474-476, 500-505, 541, 545, 546, 553, 554, 557, 562, 580, 581, 588, 592-596, 607, 610-612.-2684.3. Ф.Р.- 505 Пензенский губстатотдел. Оп.1. Д. 12, 18, 119.

25. Ф.Р.- 506 Пензенский окрстатотдел.1. On. 1. Д. 8, 32,34-37.

26. Ф.Р.- 261 Пензенский Губпрофсовет.

27. On. 1. Д. 559, 620, 622, 687, 730,

28. Ф.Р.- 440 Пензенский губотдел профсоюза работников бумажной промышленности.1. On. 1. Д. 5, И, 15, 26.

29. Ф.Р.- 262 Пензенский губотдел профсоюза деревообделочной промышленности.1. On. 1. Д. 157, 273,274.

30. Ф.Р.- 218 Пензенский губотдел профсоюза рабочих и служащих химической промышленности.

31. On. 1. Д. 111, 113, 123,132, 186, 207.

32. Ф.Р.- 228 Пензенский губотдел профсоюза рабочих и служащих текстильной промышленности.

33. On. 1. Д. 48, 84, 92-94, 132, 223, 246, 266, 509, 620.

34. Ф.Р.- 974 Пензенский окружной отдел профсоюза работников пищевкусовой промышленности.

35. On. 1. Д. 74, 100, 126, 128.

36. Ф.Р.- 345 Пензенский районный комитет профсоюза рабочих и служащих металлообрабатывающей промышленности.

37. On. 1. Д. 1,6, 63,64, 66, 96, 99.

38. Ф.Р.- 1162 Заводской комитет Лесозавода №2 «Товарищ Вперёд» Государственного Верхне-Сурского Лесопромышленного треста.1. On. 1. Д. 6.

39. Ф.Р.- 1058 Фабричный комитет мебельной фабрики «Красный Пролетарий».1. On. 1. Д. 29, 32.

40. Ф.Р.- 1027 Фабрично-заводской комитет профсоюза рабочих швейной промышленности Пензенской государственной швейной фабрики №4.1. On. 1. Д.4.

41. Ф.Р.- 453 Исполнительный комитет Пензенского городского Совета депутатов трудящихся.

42. On. 1. Д. 66, 107, 133, 202,242, 249, 340, 350, 547, 552, 554, 643.

43. Ф.Р.- 424 Пензенский исполнительный комитет городских советов (Окрисполком).1. On. 1. Д. 5416, 541в.

44. Ф.Р.- 294 Пензенский губотдел Рабоче-Крестьянской инспекции (РКИ).

45. On. 1. Д. 65, 113, 148, 152, 165.

46. Ф.Р.- 440 Пензенский Губернский совет народного хозяйства (Губсовнархоз).

47. On. 1. Д. 390, 457-459, 477, 504, 518-521, 584, 618, 635, 662, 734, 982, 1021, 1070, 1161, 1173, 1232, 1323, 1337.

48. Ф.Р.- 446 Пензенская окружная контрольная комиссия рабоче-крестьянской инспекция (Окр. РКИ).1. Оп. 1.Д. 11.

49. Ф.Р.- 1451 Кузнецкая окружная рабоче-крестьянская инспекция. Оп.1. Д. 2, 11,33,34.

50. Ф.Р.- 510 Пензенская бумажная фабрика «Маяк Революции». On. 1. Д. 13, 14. 19, 31, 23, 27, 34, 66.

51. Ф.Р.- 324 Пензенский велосипедный завод.

52. On. 1. Д. 635, 706, 758, 768, 776, 897, 904, 960, 964, 1069, 1080, 1184, 1256, 1296, 1312, 1374, 1469, 1483.

53. Ф.Р.- 2503 Завод «Красный гигант».1. Оп. 1. Д. 13, 14, 29.

54. Ф.Р.- 239 Пензенская Государственная спичечная фабрика «Искра».1. On. 1. Д. 45,46, 53.

55. Ф.Р.- 60 Пензенский Суконный трест. On. 1. Д. 195,251.

56. Ф.Р.- 1324 Пензенский спиртотрест. On. 1. Д. 3-5, 11, 13, 33, 65, 138а, 176. Оп. 2. Д. 6,10,17, 26.

57. Ф.Р.- 222 Пензенский спичечный трест. On. 1. Д. 30. 32,43,46.

58. Отдел фондов общественно-политических организаций Государственного архива Пензенской области (ОФОПО ГАПО). 5.1. Ф. 36 Пензенский губком ВКП (б). Д. 293.1.. ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ.

59. Вестник труда. 1921-1928 гг.

60. Вестник трудового законодательства. 1924-1930 гг.

61. Вопросы труда. (НКТ). 1923-1929 гг.

62. Голос текстилей (ЦК Всероссийского профсоюза текстильщиков). 1923-1927 гг.

63. Красное Знамя (Пенза). Март 1920-Июнь 1921гг.6. Правда. 1921, 19 июня.

64. Статистика труда (Известия НКТ СССР). 1923-1929 гг.

65. Статистическое обозрение (Центральный орган ЦСУ). 1927-1930 гг.

66. Трудовая правда (Пенза). 1922, 1923,1927 гг.

67. I. СБОРНИКИ ДОКУМЕНТОВ, НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ.

68. Большевистское руководство. Переписка. 1912 1927. Сборник документов. М.: РОССПЭН, 1996. - 423 с.

69. Борьба с трудовым дезертирством. (Сборник официальных положений). М.: Издательство главы комитета по трудовой повинности, 1920. 16 с.

70. Бюджет и хозяйство Пензенской губернии. Пенза, 1926. 154 с.

71. Бюджеты рабочих и служащих. Вып.З. М.: Стат. издательство, 1929.- 143 с.

72. Вопросы труда в цифрах. Статистический справочник. 1927 1930 гг. М.: Статистика, 1930.-423 с.

73. Вопросы труда в цифрах и диаграммах 1922 1926. М.: Политиздат, 1927. - 58 диаграмм.

74. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. М.: РОССПЭН, 1997. 328 с.

75. Гриффин П., Могилевский М. Оплата труда по действующему законодательству (практический справочник и комментарий). Изд. 2-е. JL: Губпрофсовет, 1927. 157 с.

76. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т.1. М., 1957. 343 с.

77. История индустриализации СССР. (Документы и материалы). JL: Профиздат, 1964. 341 с.

78. Итоги десятилетия Советской власти в цифрах 1917-1927 гг. М.: Статистика, 1928. 286 с.

79. Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП (б) 1928 1929 гг. В 5-ти томах. Т. 1. Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП (б) 611 апреля 1928 г. М.: МФД, 2000. - 495 с.

80. Как ломали нэп. Стенограммы пленумов ЦК ВКП (б) 1928 1929 гг. В 5-ти томах. Т. 3. Пленум ЦК ВКПБ (б) 16-24 ноября 1928 г. М.: МФД, 2000. - 663 с.

81. КЗОТ / с постатейными разъяснениями, опубликованными до 1 октября 1929 года/. Практическое руководство для работников суда, прокуратуры, РКК и пр. М., 1929.

82. Кодекс законов о труде. (С новейшими дополнениями по 1 ноября 1926 года). Изд. 6. Л.-М., 1927.

83. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. М.: Политиздат, 1982. 606 с.

84. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 3. М.: Политиздат, 1984. 494 с.

85. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 4. М.: Политиздат, 1984. 575 с.

86. Ленин В.И. X съезд РКП (б). 8-16 марта 1921 г. // Ленин В.И. ПСС. Т. 43. М.: Политиздат, 1963. С. 1-127.

87. Ленин В.И. Доклад на II Всероссийском съезде профессиональных союзов 20.01.1919. // Ленин В.И. ПСС. Т. 43. М.: Политиздат, 1963. С. 345-453.

88. Ленин В.И. Как организовать соревнование? // Ленин и Сталин о труде. М.: Профиздат, 1941. С. 283-291.

89. Ленин В.И. О заработной плате (проект постановления СНК) // Ленин В .И. ПСС. Т. 35. М.: Политиздат, 1963. 315 с.

90. Ленин В. И. Очередные задачи Советской власти // Ленин и Сталин о труде. М.: Профиздат, 1941. С. 305-335.

91. Ленин В.И. Проект тезисов о роли и задачах профсоюзов в условиях новый экономической политике // Ленин В.И. ПСС. Т. 44. М.: Политиздат, 1964. С. 341-353.

92. Ленин В.И. Телеграмма Пензенскому губисполкому // Ленин В.И. ПСС. Т. 50. М.: Политиздат, 1965. С. 143-144.

93. Ленин В.И. IV Всемирному конгрессу Коминтерна, Петроградскому совету рабочих и красноармейских депутатов // Ленин В.И.

94. ПСС. Т. 45. М.: Политиздат, 1964. С. 282.

95. Народное хозяйство СССР 1922-1972 гг. М.: «Статистика», 1973. -657 с.

96. Отчет Пензенского губкома РКП (б) и губернской контрольной комиссии за время с мая по ноябрь 1924 г. Пенза, 1924.

97. Пензенская область за 40 лет Советской власти. Пенза, 1957.

98. Письма во власть. 1917-1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям. М.: РОС-СПЭН, 1998.-664 с.

99. Профсоюзы СССР: Документы и материалы. Т. 2: Профсоюзы в период построения социализма в СССР. 1917 1937. М., 1963.

100. Регулирование труда в промышленности. Приказы и циркуляры ВСНХ (сентябрь 1922 май 1923 гг.). М.: Отдел экономики ВСНХ, 1923.-71 с.

101. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 12. М., 1967.

102. Сборник важнейших узаконений и распоряжений по труду РСФСР и СССР по 1 июля 1924 года. М.: Вопросы труда, 1924. 890 с.

103. Сборник действующего законодательства по административному праву РСФСР. (Справочник для административных и судебных работников). Вып. 1-2. Ростов-на-Д., 1926.

104. Сборник постановлений и распоряжений центральной комиссии по борьбе с трудовым дезертирством при Наркомтруде. Вып. 1. М.: НКТ, 1921.- 16 с.

105. Сборник статистических сведений по Пензенской губернии 19201926 гг. Пенза, 1927. - 913 с.

106. Собрание узаконений РСФСР. 1920. № 8.; 1921. № 67.

107. Советское народное хозяйство в 1921 1925 годах. М., 1960. - 541 с.

108. Статистический ежегодник 1918-1920 гг. М., 1921. С.141-158.

109. Товарищеские дисциплинарные суды. Сборник документов. М.: НКТ, 1921.-68 с.

110. Труд в СССР. Справочник. М.: НКТ СССР, 1930. 127 с.

111. Труд в СССР. Статистико-экономический обзор (октябрь 1922 г. -март 1924 г.). М.: ВЦСПС, 1924. 138 с.

112. Труд в СССР. Статистический справочник за 1924 год. М.: ВЦСПС, 1926.-222 с.

113. Трудовые конфликты в советской России 1918 -1929 гг. М.: «Эди-ториал УРСС», 1998. 360 с.

114. Уголовный кодекс РСФСР. (В ред. 1926 года с изменениями до 1 августа 1929 года). М.: Юридическое издание НКЮ РСФСР, 1929. -112с.

115. Алуф А. Профсоюзы и положение рабочего класса в СССР. 1921 -1925. М.: ВЦСПС, 1925. 87 с.

116. Андреев А. Профессиональные союзы России в 1921- 1922 гг. М.: ВЦСПС, 1922.-37 с.

117. Андреев А.Ю. Трудовые конфликты в период НЭПа по материалам сводок информотдела ЦК ВКП (б) // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». № 22. М., 1998.

118. Архипов В.А., Морозов Л.Ф. Борьба капиталистических элементов в промышленности и торговле 1920-30 гг. М.: Мысль, 1978. 263 с.

119. Борисова Л.В. Военный коммунизм: насилие как элемент хозяйственного механизма. М.: Московский общественный научный фонд, 2001. 236 с.

120. Бородкин Л.И. Новые подходы к исследованиям экономического положения рабочих и динамики трудовых конфликтов в России в 20-е годы // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». № 22. М., 1998. С. 178-182.

121. Бородкин Л.И., Валетов Т.Я. Эволюция рынка труда в период индустриализации в России: динамика зарплаты промышленных рабочих и её дифференциация // Экономическая история. Обозрение. Вып. 2. М., 1998. С. 48-50.

122. Ю.Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920-е гг.: борьба идей и реальность // Отечественная история. 1993. № 3. С. 19-35.

123. П.Варфоломеев С. Основные системы оплаты. M.-JL: Молодая Гвардия, 1927.-54 с.

124. Варшавский К.М. Трудовой договор по кодексу законов о труде. СПб.: Academia, 1923.-112 с.

125. Гимпельсон Е. Г. НЭП и советская политическая система 20-е годы. М.: ИРИ РАН, 2000. 437 с.

126. ГимпельсонЕ.Г. Советский рабочий класс. 1918-1920. М., 1974.

127. Гинзбург A.M. К вопросу о производительности труда и заработной плате в промышленности. М.: ВСНХ, 1924. 84 с.

128. Гинзбург Л. Доклад на V пленуме ВЦСПС. М.: ВЦСПС, 1929.

129. Голанд Ю. М. Кризисы, разрушившие нэп. М., 1991.

130. Горелов О.И. Цугцванг Михаила Томского. М.: РОССПЭН, 2000. -288 с.

131. Готман А. О системах заработной платы. М.: ВЦСПС, 1926. 53 с.

132. Гуревич А. Регулирование заработной платы // Вестник труда. М., 1923. №4. С. 11-21.

133. Гухман Б.А. Производительность труда и заработная плата в промышленности СССР. М.-Л.: Экономическая жизнь, 1925. 238

134. Ерманский О.А. Научная организация труда и производства и система Тейлора. М.: Госиздат, 1922. 74 с.

135. Журавлев С.В. Производственные конфликты с участием иностранных рабочих на советских предприятиях. Экономическая история. Обозрение. / Под ред. Л.И. Бородкина/. Вып. 3. М., 1999.

136. Иванов Ю.М. Положение рабочих в России в 20-х начале 30-х гг. // Вопросы истории. 1995. № 5. С. 28-43.

137. Изаков Н. Как и почему получаются конфликты // Вестник труда. 1926. № 10.

138. Ильинский В. Бюджет рабочих в СССР в 1922 1926 годах. M.-JL: Госиздат, 1928. - 123 с.

139. Ильюхов А.А. Политика Советской власти в сфере труда (1917 -1922). Смоленск, 1998. 269 с.

140. Кафенгауз Л.Б. Заработная плата в связи с положением промышленности к концу 1923 года // Труды комиссии экономических исследований. М.: ВСНХ, 1923. Вып. 1. Вопросы зарплаты. С. 5-14.

141. Кирьянов Ю.И. Мотивация фабрично-заводского труда в зеркале профсоюзной прессы 20-х годов XX века // Экономическая история. Обозрение. Вып. 7. М., 2001. С. 13-26.

142. Киселев А.Ф. Профсоюзы и советское государство 1917-1920 гг. М., 1991.-146 с.

143. Козлова Н.Н. Горизонты повседневности советской эпохи. Голоса из хора. М.: Институт философии РАН, 1996.

144. Комиссаров Ю.П., Славко Г.И. Бюджеты рабочих 20-х годов как исторический источник (Вопросы источниковедения и методики обработки) // История СССР. 1987. № 2.

145. Кулинцев И. И. Экономика и социология труда. М.: Центр экономики и маркетинга, 1999. 288 с.

146. Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 гг. СПб.: «Нева» издательский дом «Летний сад», 1999.-320 с.

147. Лившиц Б. Проблема заработной платы в Советской России (опыт экономического исследования). М.: ВЦСПС, 1923. 63 с.

148. Лютов Л.Н. Государственная промышленность в годы НЭПа (19211929). Саратов: Издательство Саратовского университета, 1996. -331 с.

149. Лютов Л.Н. Частная промышленность в годы НЭПа (1921-1929). Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. 145 с.

150. Маркус Б.Л. Положение рабочего класса в СССР (Критика оппозиционной установки в рабочем вопросе). М.: Московский рабочий, 1927.-49 с.

151. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII начало XX вв.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т. 2. СПб., 1999.

152. Миронов Б.Н. «Послал Бог работу, да отнял чёрт охоту»: трудовая этика российских рабочих в пореформенное время // Социальная история. Ежегодник. 1998/1999. М.: РОССПЭН, 1999. С. 243-285.

153. Михайлов В. Улучшается ли положение рабочего класса. М.-Л.: Госиздат, 1928. 21 с.45 .Мурашов Д. Что даёт рабочему и к чему обязывает коллективный договор. М.: Госиздат, 1928. 33 с.

154. Мухин М.Ю. Кнут без пряника. Трудовые стимулы в советской оборонной промышленности 30-х годов // Экономическая история. Обозрение. / Под ред. Л.И. Бородкина/. Вып. 3. М., 1999. С. 77-79.

155. Нахимсон Ф. и др. Суд и прокуратура на охране производства и труда. Ч. 1.М., 1932.-519 с.

156. Нэп: взгляд со стороны: сборник. М.: Московский рабочий, 1991. -303 с.

157. Орлов И.Б. Современная отечественная историография нэпа: достижения, проблематика, перспективы // Отечественная история. 1999. № 1.С. 102-116.

158. Поляков Ю.А. Историческая наука: Время крутых поворотов // Россия в XX веке: Судьбы исторической нации. М., 1996.

159. Попов Н. Фабзавкомы и нормирование труда. М.: ВЦСПС, 1929. -43 с.

160. Рабинович А. Проблема производительности труда. М., 1925. 198 с.

161. Рабинович А.И. Труд и быт рабочего. Вып. 1. М.: ВСНХ, 1923. -100 с.

162. Рабинович А. Экономика труда (теория, политика и практика заработной платы). М.-Л.: ВСНХ, 1926. 192 с.

163. Рабинович Захарин С.Л. Внутренний распорядок и дисциплина в предприятиях и учреждениях. /3-е изд./. М.: Госиздат, 1930. - 74 с.

164. Рабинович Захарин С.Л. Заработная плата по советскому праву. /Под ред. В .В. Шмидта /. М.: Госиздат, 1927. - 134 с.

165. Радаев В.В. Экономическая социология: Курс лекций: Учебное пособие. М.: Аспект Пресс, 2000. 368 с.

166. Рашин А.Г. Движение заработной платы в 1922 году. Статистический очерк. М.: Экономическая жизнь, 1923. 33 с.

167. Рашин А.Г. Заработная плата за восстановительный период хозяйства СССР. М.: ВЦСПС, 1928. 325 с.

168. Рашин А.Г. Заработная плата в промышленности. Экономико-статистический обзор (октябрь 1922 г. март 1924 г.). М.: Экономическая жизнь, 1924.

169. Ревзин Ф. Производительность труда и заработная плата. М.: Вопросы труда, 1924. 74 с.

170. Ревзин Ф. Эволюция форм заработной платы в Советской России. М.: Вопросы труда, 1924. 51 с.

171. Сафонова Е.И. Московские текстильщики в годы нэпа: квалификация и дифференциация в оплате труда // Экономическая история. Ежегодник. 2000. М.: РОССПЭН, 2000. С. 389-420.

172. Соколов А.К. Некоторые проблемы изучения трудовых отношений в России до и после революции. Экономическая история. Обозрение. / Под ред. Л.И. Бородкина/. Вып. 3. М., 1999.

173. Соколов А.К. Советская политика в области мотивации и стимулирования труда (1917 середина 1930-х годов) // Экономическая история. Обозрение. (Под ред. Л. И. Бородкина). Вып. 4. М., 2000. С. 39-80.

174. Соколов А.К. Социальная история России новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения // Социальная история. Ежегодник. 1998/99. М., 1999. С. 40-78.

175. Соотношение политики и экономики. Завершающая стадия НЭПа. (Конференция) // Отечественная история. 1996. № 2.

176. Струмилин С.Г. Бюджет рабочих и служащих. В. 1. М.: Вопросы труда, 1929. 67 с.

177. Струмилин С.Г. Домашний быт. Проблемы экономики труда. М., 1981.

178. Струмилин С.Г. Заработная плата в 1913-1922 гг. // Экономическая жизнь. 1922. № 264.

179. Струмилин С.Г. Заработная плата в русской промышленности за 1913 1922 г. // На новых путях. Итоги новой экономической политики. M.-JL, Госиздат, 1925.

180. Струмилин С.Г. Заработная плата, как фактор производства // Труды комиссии экономических исследований. Вып. 1. М., 1923.

181. Струмилин С.Г. Наемный труд в России и на Западе. Кн. 1. М.,1927.

182. Трифонов И .Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале нэпа. Ч. 1. Л., 1969.

183. Трифонов И.Я. Ликвидация эксплуататорских классов в СССР. М., 1975.

184. Трудовые отношения на новом частном предприятии (социологический анализ данных трёх исследований). /Ответств. ред. А.Л. Темницкий/. М.: Институт социологии РАН, 2000. 118 с.

185. Шатан Е.О. Теория заработной платы. /Под ред. С. Струмилина/. Харьков, 1927. 197 с.

186. Шишкин В.А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917-1928 гг.). СПб.: «Дмитрий Буланин», 1997. 399 с.

187. Шмидт В. Организация труда // Экономическая жизнь. 1922. № 252.

188. Шмидт В. Положение рабочего класса в СССР. М.-Л.: Госиздат,1928.-71 с.

189. Шмидт В. Профсоюзы и советская власть. М., 1927.

190. Шофман Ф. Коллективные договоры в 1923 году // Труд в СССР. Статистико-экономический обзор (октябрь 1922 март 1924). /Под ред. А.Г.Рашина/. М.: НКТ СССР, 1924. С. 77-107.

191. Халатов Арт. К вопросу о производительности труда. М., Вопросы труда, 1925.- 104 с.

192. Чернина Н.В. Бедность как социальный феномен Российского общества // Социальные исследования. 1994. № 3.

193. Чирков В.И. Мотивация трудовой деятельности. Критический анализ зарубежных теорий трудовой мотивации: Учебное пособие. Ярославль, 1985. 90 с.

194. Яров С.В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб.: «Дмитрий Буланин», 1999.-320 с.б) Монографии и статьи зарубежных авторов.

195. Barker G.R. Some problems of incentives and labour productivity in Soviet industry. Oxford, 1996. 129 p.

196. Bergson A. The structure of soviet wages. (A study in socialist economics). Cambridge, 1954. 211 p.

197. Burawoy M., Krotov P. The soviet transition from socialism to capitalism: worker control and economic bargaining in the wood industry // American logical Review. 1992. Vol.57. P. 16-37.

198. Chase William J. Workers, Society and the Soviet State: Labor and life in Moscow. 1918 1929. Chicago, 1987. - 343 p.

199. Siegelbaum L.H. Soviet State and Society between revolutions, 1918 — 1929. N.Y., 1992.

200. Tilly C., Tilly C. Work under Capitalism // Work Incentives in Russia, 1861-2000: Compensation, Commitment and Coercion. 2000. P. 73-84.

201. Ван дер Линден M. Мотивация труда в российской промышленности: некоторые предварительные суждения // Социальная история. Ежегодник. 2000. М.: РОССПЭН, 2000. С. 206-216.-283

202. Ван дер Линден М., Лукассен Я. Пролегомены к глобальной рабочей истории // Социальная история. Ежегодник. 1997. М.: РОС-СПЭН, 1998. С. 53-69.

203. Загорский С. Рабочий вопрос в советской России. Париж, 1925. -116 с.

204. Ю.Легран Ф. 16 лет в СССР. Рассказал иностранный рабочий. / Пер. с франц. Кадишевой Н./. М., 1933.-42 с.

205. Лукассен Я. Мотивация труда в исторической перспективе: некоторые предварительные заметки по технологии и принципам классификации // Социальная история. Ежегодник. 2000. М.: РОС-СПЭН, 2000. С. 194-205.

206. Маркович Д. Социология труда: учебник /пер. с сербскохорватского/. М., 1997. 581 с.

207. Нексе М.А. Навстречу молодому дню (путешествие в советскую Россию). М.-Л., 1925. 134 с.

208. Терне А. В царстве Ленина. Очерки современной жизни в РСФСР. Изд. 2-е. Берлин, 1922. 415 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.