Музыкально-инструментальное творчество бурят как фактор художественной культуры тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Китов, Виктор Васильевич

  • Китов, Виктор Васильевич
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2002, Улан-УдэУлан-Удэ
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 182
Китов, Виктор Васильевич. Музыкально-инструментальное творчество бурят как фактор художественной культуры: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Улан-Удэ. 2002. 182 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Китов, Виктор Васильевич

Введение

Глава 1. ОСОБЕННОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ЕЁ ИЗУЧЕНИЮ

1.1. Художественная культура и художественное просвещение: специфика культурологического измерения

1.2. Особенности музыкально-инструментального творчества в контексте взаимодополнительности и синтеза художественного развития на Западе и Востоке.

Глава 2. МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ДУХОВНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

РАЗВИТИЯ БУРЯТСКОЙ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ МУЗЫКИ

2.1. Культурные традиции создания бурятского народного музыкального инструментария

2.2. Культурное наследие народно-инструментальной музыки

Бурятии в контексте творчества её создателей.

Глава 3. ФОРМИРОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ И КУЛЬТУРНАЯ МИССИЯ ОРКЕСТРОВ БУРЯТСКИХ НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

3.1. Аккультурационный аспект возникновения профессиональных оркестров бурятских народных инструментов

3.2. Учебные и любительские музыкально-инструментальные коллективы и их инкультурационный потенциал

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Музыкально-инструментальное творчество бурят как фактор художественной культуры»

Актуальность проблемы исследования. Музыкально-инструментальное творчество занимает особое место в духовной культуре человечества. В мире нет ни одного народа, который бы не использовал его огромный потенциал для влияния на умы и сердца людей. Закономерно, что исследование этого феномена культуры имеет непреходящее значение как для теории, так и для социокультурной практики. Особую значимость эта проблема приобретает в наши дни, когда генерация научных знаний о музыкально-инструментальном творчестве настоятельно требует целенаправленной переориентации с уровня его прикладных исследований на уровень комплексного междисциплинарного изучения.

Обозначенная проблема ещё в большей степени актуализируется в контексте исследования национальных художественных культур: литературы, театра, изобразительного искусства и музыки, ибо специфическим общественным предназначением искусства, благодаря которому оно успешно конкурирует с обществознанием, является его способность к выражению с помощью художественных образов эстетических и нравственных смыслопереживаний людей, что определяет и все функциональные возможности искусства: познавательную, гедонистическую, прагматическую, комментаторскую, нравственно-воспитательную и др.

Актуальность этой проблемы объясняется не только познавательным интересом к собственной истории, не только значимостью данного вида художественной культуры, без которого немыслима наша жизнь, но и значимостью аккультурационного, нравственно-воспитательного потенциала даже на уровне простого домашнего музицирования, тесно связанного с бытом, традициями, укладом жизни различных народов. Национальные же традиции музыкальной культуры структурируют опыт социокультурной идентификации, упорядочивают взаимодействия с представителями других этносов и социальных групп, несут в себе стандартный этнический опыт.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что актуальность исследуемой проблемы обусловлена необходимостью разработки комплекса критериев динамичного развития музыкально-инструментального творчества, которые были бы ориентированы на человека и культуру вообще и культуру художественно-музыкальную, в частности. Вместе с тем, культурологическая мысль Республики Бурятия не может пока предложить адекватные ответы на вопросы развития музыкально-инструментального творчества бурятского народа из-за отсутствия анализа его генезиса и специфичности. Особенно остро ощущается необходимость культурологической разработки проблем музыкально-инструментального искусства в процессе социализации молодёжи, живущей и работающей в условиях не только техногенной культуры, но и мощного прессинга массовой, американизированной культуры в ущерб глубоко гуманистическим традициям художественного творчества бурят.

Состояние и степень разработанности темы. При очевидной актуальности проблемы музыкально-инструментального творчества бурят в контексте художественной культуры она, по сравнению с вопросами литературы, театрального, изобразительного искусства, концептуально практически не изучена и не разработана. Культурологических исследований, специально посвященных музыкально-инструментальному творчеству бурятского народа как интегративному социокультурному феномену, тенденциям и логике его развития нет. Практика научного исследования показывает, что большая часть методологических трудностей, связанных, к примеру, с анализом культурологической специфики отдельных видов и жанров музыкально-инструментального искусства, творчества отдельных авторов есть во многом результат теоретической неразработанности, специфики инструментального творчества вообще и инструментального искусства бурят, в частности. Хотя попытки такого рода разработок в истории социогуманитарной науки всё-таки встречаются.

Первостепенное теоретико-методологическое значение для разработки темы диссертации имели работы общекультурологического характера, позволяющие выявить специфику культурологического типа исследования различных социокультурных феноменов (в том числе таких, как художественная культура, художественное образование). Исследования А.И. Арнольдова, Е.В. Васильченко, П.С. Гуревича, Б.С. Ерасова, С.Н. Иконниковой, М.С. Каган, JI.H. Когана, B.JI. Кургузова, Э.С. Маркаряна, В.М. Ме-жуева, К.Э. Разлогова и др. [6;30;53;65;70;75;89;103;117;121;151] дают обобщающую теоретическую схему культурного пространства, его структуры, закономерностей функционирования и изменения, особенно процессов аккультурации и инкультурации, происходящих в поликультурной и этнокультурной средах.

Отдельные аспекты проблемы, связанные с изучением и разработкой общих вопросов художественного творчества представлены в рамках исследований, осуществляемых в ряде социогуманитарных областей знания: философии, истории, социологии, этики, эстетики, искусствоведения. Используя методологические концепции И. Гердера (учение об органичной целостности национальной культуры, вырастающей из природных условий и духовных особенностей конкретного этноса) [39], Ф. Шиллера (идея эстетического становления человека, в результате которого преодолевается отчуждение человека от своей социокультурной сущности) [192], В. Вин-дельбанда и Г. Риккерта (учение о ценностях, классификация науки) [33;152], Э. Кассирера (системы и принципы изучения культуры) [79] и др. нам удалось выявить значимость ценностных ориентаций и норм художественной, музыкально-инструментальной культуры.

Отечественная наука располагает богатой исследовательской традицией в изучении русской художественной культуры, отдельных видов искусства. Работы таких учёных, как Б.В. Асафьева, А.А. Гозенпуда, И.Э. Грабаря, Ю.В. Келдыша, Т.Н. Ливановой, Ю.М. Лотмана, Г.Ю. Стернина [7;42;47;80;110;113;171] содержат ценную информацию об особенностях и закономерностях развития отечественной художественной культуры, его основных этапах - информацию, без использования которой было бы невозможно решение задач, поставленных в данном диссертационном исследовании.

В этой связи следует отметить особую значимость для нашего исследования монографии М.С. Кагана и Е.Г. Хилтухиной «Проблема «Восток - Запад» в культурологии» [76], в которой проводится сравнительное исследование различных методологических принципов изучения взаимодействия художественных культур Запада и Востока, имеющее принципиальное значение для исследования проблем становления и развития музыкально-инструментального творчества бурятского народа.

Изучение трудов этих авторов позволило сформулировать понятие «художественная культура» как совокупного способа и продукта художественной деятельности людей, дифференцировать понятия «художественная культура» и «эстетическая культура», охарактеризовать роль художественной культуры в формировании человеческой личности. Одновременно можно было проследить, как менялись представления о сущности, содержании и социальной роли «звуковых форм» художественной культуры - сочинения, исполнения и восприятия музыки.

Обращаясь к собственно музыкальному дискурсу, предшествовавшему культурологическим обобщениям, мы ориентировались на традиционные приёмы анализа инструментальной музыки, установившиеся на протяжении полутора веков и реализовавшиеся в многочисленных трудах отечественных авторов, в том числе А.И. Кандинского, JI.3. Корабельниковой, Г.В. Крауклиса, Н.С. Николаевой, М.Д. Сабининой, О.И. Соколовой, А.А. Соловцова и др. [77;90;93;134;157;165;169], в которых исследованы музыкально-выразительные средства с рельефной характеристикой семантики музыкальных образов, но в них, к сожалению, не содержится потенция к культурологическому подходу.

Особую значимость для диссертанта имели труды исследователей художественной культуры Бурятии: искусствоведов Т.А. Бороноевой и И.И. Соктоевой [26; 167], фольклориста Д.С. Дугарова [58], музыковедов О.И. Куницына, Б.В. Олзоева и JI.A. Халтаевой [99;139;186], литературоведа

В.Ц. Найдакова [128], театроведа В.Ц. Найдаковой [129], философа Ю.А. Серебряковой [160], культуролога JI.B. Санжеевой [217], в работах которых отражены пути становления и развития, национальная специфика отдельных видов искусств и прикладных аспектов в Бурятии: графики, театра, изобразительного искусства, музыки в целом, литературы, философских проблем Восточной Сибири, национального бурятского костюма и других. Однако задачу культурологического исследования музыкально-инструментального творчества бурят эти учёные перед собой не ставили.

Таким образом, даже самая общая характеристика той теоретической базы, которая послужила основой и своего рода «рамкой соотнесения» для построения диссертационного исследования, позволяет утверждать, что в ряде смежных научных направлений созданы косвенные «заделы» и предпосылки для дальнейшего продвижения в вопросах изучения музыкального творчества в контексте художественной культуры. Вместе с тем, очевидно и то, что при наличии реальной фактологической базы вопросы музыкально-инструментального искусства бурят, такие, как место и роль в культурном пространстве Бурятии, его специфика в истории отечественной художественной культуры, система его культурной детерминации, факторы и механизмы его функционирования, место инструментальной музыки в контексте национальной культурной традиции, вопросы создания бурятского народного музыкального инструментария, аккультурационные и инкультурационные вопросы, связанные с возникновением и деятельностью оркестров бурятских народных инструментов (ОБНИ), остаются пока что вне поля зрения целенаправленного теоретического осмысления.

Территориальные рамки. Исторически сложилось так, что Байкальский регион, взятый нами в качестве территориальных рамок исследования, является зоной контактирования различных по происхождению и культуре этносов, столкновения и взаимодействия двух систем цивилизации -Востока и Запада. В результате население здесь стало полиэтническим (многонациональным), со значительным численным преобладанием русских.

Но в этом многоцветном этническом конгломерате буряты сохранили свою самобытность, язык и культуру, вышли на арену мировой истории.

Цель исследования - дать культурологический анализ музыкально-инструментального творчества бурят, процессу его генезиса и развития.

Основные задачи исследования:

• проанализировать особенности музыкально-инструментального творчества в контексте взаимодополнительности и синтеза художественного развития на Западе и Востоке;

• исследовать культурные традиции создания бурятского народного музыкального инструментария;

• изучить культурное наследие народно-инструментальной музыки Бурятии в контексте творчества её создателей;

• выявить вопросы формирования, развития, аккультурационные функции профессиональных оркестров бурятских народных инструментов;

• определить проблемы создания учебных и любительских оркестровых коллективов и их инкультурационный потенциал.

Объектом исследования является музыкально-инструментальная культура бурят.

Предмет исследования - музыкально-инструментальное творчество бурят (на примере ОБНИ), изучаемое с позиций его генезиса и эволюции, роли в контексте художественной (конкретно - музыкальной) культуры бурят, с учётом сложного конгломерата влияний на неё иных культур, их взаимодействия и взаимопроникновения, сопряжённости с эстетическими, социально-культурными и иными процессами в жизни Бурятии.

Гипотеза исследования. Целый ряд содержательных характеристик и ценностных ориентиров музыкально-инструментального творчества бурятского народа способен выполнить роль своеобразного критерия интеграционного процесса взаимодействия и взаимовлияния культур Запада и Востока в целом.

Методологическая основа и методы исследования. В качестве ведущего мы выбрали культурологический метод, позволяющий исследовать музыкально-инструментальное творчество бурят как моделирующий механизм, отражающий многообразные процессы, происходящие в эволюции природы, развитии человеческого общества.

Нами было использовано сочетание историко-генетического и проблемно-логического подходов. Такой синтез является одним из оснований историко-культурологической парадигмы исследования, отличной от историко-культурного типа исследования. Исторический подход был сопряжён в исследовании с проблемно-логическим, который помог нам обобщить материал, выявить логику культурно-исторического развития, закономерности и механизмы культурной динамики, теоретически осмыслить культурные события, с позиций не столько диахроники, сколько синхроники.

Кроме того, нами были использованы общенаучные методы анализа, сравнения, системного подхода. Так, например, системный подход позволил охватить изучаемый предмет в его целостности, определить линию преемственности и развития. Сочетание вышеперечисленных методов позволило выявить общее и особенное в процессе развития музыкально-инструментального творчества бурят.

Источниковедческая база исследования. В качестве основных источников для исследования были выделены: официальные документы органов власти и культуры, касающиеся различных сторон зарождения, развития и трансляции музыкально-инструментального творчества в Бурятии; научные труды культуроведческого и культурологического характера, созданные непосредственно в изучаемый период; работы историков культуры, философов, эстетиков, искусствоведов.

Существенным видом источников для диссертационного исследования стали справочно-библиографические и биографические издания, материалы Министерства культуры Бурятии, хранящиеся в Национальном архиве Республики Бурятия (фонд 955) и др. Важное место среди источников заняла периодическая печать.

Для культурологических исследований видов и жанров искусств не менее важны такие источники, как мемуары (дневники, воспоминания деятелей искусства) и эпистолярная литература, которые позволяют существенно дополнить информацию, содержащуюся в официальных документах и научных трудах. Диссертант в значительной степени использовал этот источник в своей работе.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в самом выборе предмета и объекта для исследования. Бурятское музыкально-инструментальное творчество впервые исследуется в историческом и теоретическом аспектах. Впервые к исследованию бурятского музыкально-инструментального творчества применён культурологический подход.

Целостность исследования позволяет говорить о наличии общих закономерностей развития музыкально-инструментального творчества. Данный вид музыкального исполнительства бурят шёл своим путём и имеет присущие только ему специфические черты. Оркестр и ансамбль рассмотрены как равноценные, самостоятельные творческие структуры, объединённые родовыми признаками, но функционально отличающиеся друг от друга.

Проведенный сравнительный анализ с аналогичными академическими формами даёт возможность сделать вывод, что коллективное музицирование на народных инструментах в силу своих особенностей, более, чем другие виды профессионального исполнительства сохранило свои фольклорные истоки и продолжает развивать национальное своеобразие. Автором диссертации опровергается тезис о «русификации» бурятского музыкально-инструментального исполнительства.

Практическая значимость исследования. Фактический материал и выводы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих работ по художественной и музыкальной культуре бурят. Материалы диссертации могут служить основой для разработки общих и специальных курсов по истории художественной и музыкальной культуры Бурятии для студентов музыкальных образовательных учреждений и студентов факультета искусств Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств (ВСГАКИ), а также в лекционной и краеведческой работе.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации отражены в двух монографиях диссертанта «Оркестр бурятских народных инструментов» [86] и «Особенности художественной культуры: методологические подходы к изучению» [88] , а также в ряде научных статей [82;83;84;85;87].

Основные аспекты исследования апробировались в выступлениях на научных конференциях в рамках всемирных фольклорных фестивалей: V Lubelskich Spotkaniach (Польша, Люблин, 1989), XXV anniversaire Saison d'Aix (Франция, Экс-Прованс, 1992), Utah's Dixie Folkfest (США, Сент-Джордж, 1993), Festival Muzik Peribumi Antarabangsa (Малайзия, Куала-Лумпур, 1994), Festival Folclorico concello de Vigo-98 (Испания, Виго, 1998), Всероссийской научно-практической конференции: «Проблемы развития народного творчества и подготовки кадров руководителей художественных коллективов в вузах культуры и искусства» (Москва, 1988), Международном симпозиуме IOV: «Традиционный фольклор в полиэтнических странах» (Улан-Удэ, 1998), Международной конференции: «Новые направления в научной и исполнительской реконструкции древнейших памятников традиционной танцевальной и певческой культуры народов мира» (Новосибирск, 2001), III Международном научном симпозиуме «Байкальские встречи - III» «Культура народов Сибири» (Улан-Удэ, 2001).

Ряд положений диссертации использовался в лекционном курсе «Оркестровая литература» для студентов ВСГАКИ, на практических занятиях в классе оркестрового дирижирования, а также в работе с созданным диссертантом Ансамблем народной музыки «Сибирский сувенир» - лауреатом премии ВМО IV Всероссийского конкурса исполнителей на народных инструментах (Горький, 1990), лауреатом Кливлендского международного конкурса (Великобритания, 1992), обладателем Гран-При Ремирмонтского международного фольклорного конкурса (Франция, 1994). Всего опубликовано

7 работ, общим объёмом около 29,55 и.л., организованы записи и выпуск двух компакт-дисков с записями бурятских народных музыкальных инструментов [219;220], инициировано создание хроматического хура, запатентованного как авторское изобретение [198].

Положения, выносимые на защиту:

• Музыкально-инструментальное творчество - одна из важнейших составных частей целостной культуры бурятского народа, концентрируя и отражая длительный исторический процесс генезиса и развития, представляет собой специфическую совокупность относительно устойчивых во времени художественных ориентаций бурятского общества; Культурологический подход, используемый в диссертационном исследовании, позволил рассматривать музыкально-инструментальное творчество как функционально многозначный феномен, способный сам по себе выступать в качестве своеобразного «культурного кода» цивилизации, отражающего модель мира, сложившуюся в определенной культурной системе;

• Интегративный характер феномена художественной культуры, а также тенденции образования новых общезначимых ценностей в межкультурном взаимодействии «Восток - Запад» обуславливают необходимость формирования и использования особой методологии исследования музыкально-инструментального творчества как специфической области социокультурного развития;

• Феномен музыкально-инструментального творчества бурят -инструментарий - сочинение музыки - исполнение (дирижирование) представляют собой единый конгломерат вещественных и духовных артефактов культуры, в которых тесно взаимодействуют ценности западной и восточной культур.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, состоящих из двух параграфов каждая, заключения и списка библиографии. К особенностям библиографического описания следует отнести то, что в диссертации нет постраничных сносок. Все они представлены в общем списке библиографии.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Китов, Виктор Васильевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В наши дни проблеме изучения музыкально-инструментального творчества как важнейшей сферы реализации звуковых возможностей земной цивилизации поднимается с новой остротой и является одной из наиболее актуальных в мировой науке. Сегодня необходимо выведение научных знаний о музыкально-инструментальном творчестве с уровня прикладных исследований отдельных областей науки на уровень комплексного междисциплинарного изучения.

Рубеж XX и XXI столетий принёс в мир окончательно сформировавшуюся идею глобализма как подчинения всего человечества принципу существования по единой модели во всех сферах духовной и материальной деятельности людей. В принципе идея глобализма, объединение народов перед лицом экологических, экономических, националистически-террористических проблем приемлема, однако распространение одной модели, предлагаемой Западом, на духовную жизнь и духовную культуру народов, имеющих своеобразные менталитеты, не может не вызывать резкого неприятия. Не случайно великими народными творцами-художниками становились лишь те, кто в творчестве отразил духовный мир своего народа, творцами мирового значения - те, кто духовное самосознание народа сделал очевидным для всех других народов и наций.

Такое утверждение вовсе не означает признания движения к культурному коллапсу в сфере национального музыкального искусства, к замыканию в узких национальных рамках. Напротив: органичный синтез, например, бурятского национального и инонациональных культур может привести к достижению уровня, когда национальное обретёт интернациональную значимость, что и произошло с наиболее развитыми музыкальными культурами мира -итальянской, немецкой, русской.

Результатом исследования стало подтверждение выдвигавшейся гипотезы о том, что целый ряд содержательных характеристик и ценностных ориентиров музыкально-инструментального творчества бурятского народа способен выполнить роль своеобразных критериев интеграционного процесса взаимодействия и взаимовлияния культур Запада и Востока в целом. Главный смысл осуществлённой автором диссертации работы можно выразить в ряде следующих выводов и обобщений:

1. Культурологический подход к изучению художественной культуры имеет особый статус в системе научных подходов к данному явлению и подразумевает интегративный, типологически-обощенный подход. Кроме того, соотнесение предмета анализа с широким культурным пространством позволило рассматривать музыкально-инструментальное творчество как функционально многозначный феномен, способный сам по себе выступать в качестве своеобразного «культурного кода» цивилизации, отражающего модель мира, сложившуюся в определенной культурной системе.

2. Исследуя феномен бурятской художественной культуры во всех составляющих её видах (литература, живопись, архитектура, театр, хореография, музыка) и их жанровых разновидностях мы доказали, что в ней органично соединились различные этнические, географические, эстетические и общекультурные влияния.

3. Исследование бурятского музыкально-инструментального творчества с учётом принципа взаимодополняемости в контексте проблемы «Восток -Запад», аналитический подход к гипотезам о происхождении музыки и музыкальных инструментов, обзор истории возникновения принципов коллективного (оркестрового) исполнительства ведут к выводу о закономерном появлении в музыкальном творчестве ОБНИ. Тем самым мы окончательно опровергли имевший место в прошлые времена тезис, о «русификации» бурятского музыкально-инструментального исполнительства.

4. Самобытность бурятского народного музыкального инструментария генетически связана с аналогичным инструментарием других народов, в первую очередь, монгольского.

5. Анализ деятельности крупнейших бурятских музыкальных мастеров показывает, что современные бурятские музыкальные инструменты являются основой инструментального состава ОБНИ. Они прошли «огранку» в плане тембрового колорита, технических и выразительных возможностей и даже внешнего вида под воздействием менталитета музыкальных мастеров, отразивших духовную самобытность бурятского народа.

6. Согласно сформулированному в диссертации определению понятия «оркестр», необходимым условием того, чтобы исполнительский коллектив имел право на подобное определение, он должен располагать оригинальным репертуаром. Исследование репертуара ОБНИ, эволюционировавшего от сочинений русских композиторов и переложений классических произведений в 30-е годы XX столетия к творчеству композиторов-бурят, с детства освоивших народные инструменты и в своих сочинениях отразивших весь комплекс особенностей народного инструментария и приёмов исполнительства, показывает его всё более углубляющуюся специфичность.

7. Изучение деятельности дирижёров профессиональных и учебных коллективов ОБНИ и исполнителей-инструменталистов (как солистов, так и музыкантов-оркестрантов ОБНИ) в Бурятии и в Бурятских национальных округах, позволяет сделать ряд выводов: во-первых, бурятское национальное музыкально-инструментальное исполнительство, несмотря на известные трудности, переживает период подъёма, количественного роста и качественного совершенствования; во-вторых, все проблемы дальнейшего синтеза национального и интернационального в бурятском музыкально-инструментальном творчестве, усиления специфичности репертуара ОБНИ, расширение сети музыкальных учебных заведений и музыкальных отделений в учебных заведениях иного профиля, повышение качественного уровня образования в данной сфере, расширение круга любительского музицирования на народных инструментах концентрируется в проблеме массового производства инструментов необходимого качества, но доступного по стоимости.

8. Исследование всех аспектов бурятского музыкально-инструментального творчества подтверждает наличие материальных и духовных артефактов культуры, в которых тесно взаимодействуют ценности западной и восточной культур.

Генезис развития музыкально-инструментального творчества бурятского народа позволяет сделать следующие рекомендации:

• представителям культурологической науки целесообразно шире использовать в своих исследованиях изучение различных сторон музыкально-инструментального творчества этносов Российской Федерации;

• представителям образования целесообразно разработать и внедрить в учебную практику вузов, колледжей и техникумов, специализированных музыкальных школ и школ искусств дисциплины, отражающие музыкально-инструментальное народное творчество, в частности, бурятское;

• Министерству культуры РБ необходимо разработать комплексную перспективную программу развития музыкально-инструментального творчества бурятского народа, которая должна включать в себя следующие генеральные направления:

- воссоздание в республике центра по проектированию, изготовлению и ремонту народных музыкальных инструментов;

- создание на базе ОБНИ им. Ч. Павлова Бурятской ГТРК академического национального оркестра, для чего укомплектовать его всеми музыкальными инструментами, находящимися в исполнительской практике.

Приобщение к художественным ценностям своего народа способно обеспечить духовное единение людей во времени и пространстве, помочь преодолеть тенденции «манкуртизма», сформировать смысловые ориентации поведения человека в лабиринтах современного мира. Человек при помощи приобщения к ценностям художественной культуры способен не просто понять ту или иную истину, ради которой ему хотелось бы жить и умереть, как утверждает датский философ С. Кьеркегор, но что ещё важнее, глубоко прочувствовать её значимость в форме прекрасного.

173

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Китов, Виктор Васильевич, 2002 год

1. Агафонников Н. Симфоническая партитура. - Л.: Музыка, 1981. - 196 с.

2. Александрова Е. Становление и развитие системы художественного образования в России. М.: РИО МГК им. П. Чайковского, 1997. - 138 с.

3. Алиханова Ю. Индия (вступительная статья) // Музыкальная эстетика стран Востока. М., 1967. - С.35-63.

4. Ансимов Г. Народный ансамбль // Правда. 1959. - 2 декабря.

5. Арнольдов А.И. Культура: современный портрет. М.: Изд-во МГУКИ, 1997.-30 с.

6. Асафьев Б. Избранные статьи о музыкальном просвещении и образовании. -М.-Л.: Музыка, 1965. 151 с.

7. Аюшеев Д. Бурят-монгол арадай дуунуд (Бурят-монгольские народные песни). Улан-Удэ: Бурмонгиз, 1950. - 54 с.

8. Баженов А. Дополнительность и единство противоположностей // Принцип дополнительности и материалистическая диалектика. М.: Наука, 1976. -С.5-15).

9. Балдаев С. Избранное. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1961. - 256 с.

10. Банеев Ю. Современные бурятские народные музыкальные инструменты. -Улан-Удэ: РИО ВСГИК, 1993. 72 с.

11. Барсова И. Камерный оркестр // Музыкальная энциклопедия. М., 1974. -Т.2. - С.675-676.

12. Барсова И. Оркестр // Музыкальная энциклопедия. М., 1978. -Т.4. -С.83-97.

13. Баткин Л. Тип культуры как историческая целостность // Вопросы философии. 1969. - №9. - С.99-108.

14. Бахтин М. Слово в романе // Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. М., 1975. - С.72-233.

15. Бердяев Н. Экзистенциальная диалектика Божественного и человеческого // О назначении человека. М., 1993. - С.254-357.

16. Берлинский П. Монгольский певец и музыкант Ульдзуй-Лубчан-Хурчи. -М.: ОГИЗ-Музгиз, 1933.- 128 с.

17. Берлинский П. Перспективы музыковедческой работы и музыкального строительства в Бурятии. Верхнеудинск: Бургосиздат, 1931. - 16 с.

18. Берлинский П. Против ламайщины в музыкальном строительстве // Культура Бурятии. 1932. - №2. - С.22-23.

19. Берлинский П. Строительство национальной музыкальной культуры в БМАССР // Советская Бурятия. 1933. - №1. - С.33-42.

20. Благодатов Г. История симфонического оркестра. Л.: Музыка, 1969. -312 с.

21. Блок В. Оркестр русских народных инструментов. М.: Музыка, 1986. -80 с.

22. Болдонов Ю. Бурятский ансамбль песни и танца // Искусство Бурятской АССР. Улан-Удэ, 1959. - С.103-120.

23. Боржонова Т. «О пой, струна моя степная.» // Правда Бурятии. 1995. - 4 мая.

24. Бороноева Т. Графика Бурятии. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ АН РФ, 1997. -127 с.

25. Бюхер К. Работа и ритм. М.: Новая Москва, 1923. - 339 с.

26. Василенко С. Инструментовка для симфонического оркестра. М.: Музгиз, 1952.-Т.1.-396 с.

27. Василенко С. Инструментовка для симфонического оркестра. М.: Музгиз, 1959.-Т.2.-624 е.

28. Васильченко Е. Музыкальные культуры мира: Культура звука в традиционных восточных цивилизациях (Ближний и Средний Восток, Южная Азия, Дальний Восток, Юго-Восточная Азия): Учеб. пособие. / Рос. ун-т дружбы народов. М., 2001. - 408 с.

29. Вертков К. и др. Атлас музыкальных инструментов народов СССР / К. Вертков, Г. Благодатов, Э. Язовицкая. М.: Музыка, 1975. - 399 с.

30. Вертков К. Русская роговая музыка. Л.-М.: Музгиз, 1948. - 84 е.

31. Виндельбанд В. История философии: Пер. с нем. Киев: Ника-Центр: Вист-С, 1997.-560 с.

32. Владимирцов Б. Чингис-хан. Улан-Удэ, 1995. - 106 с.

33. Вызго Т. Развитие музыкального искусства Узбекистана и его связи с русской музыкой. М.: Музыка, 1970. - 191 с.

34. Гегель Г. Эстетика М.: Искусство, 1968. - Т. 1. - 312 с.

35. Генинов Ч., Д аду ев Г. Лимбээр наадажа hypaxa заабари (Самоучитель на лимбе) / Пер. на рус. яз. С. Шойбоновой. Улан-Удэ: Буряадай номой хэблэл (Бурят, кн. изд-во), 1960. - 52 с.

36. Гераклит. О природе // Антология мировой философии: В 4-х т. М.: Мысль, 1969. - Т.1. - С.275-280.

37. Гердер И. Идеи к философии истории человечества / АН СССР; Пер. А. Михайлова. М.: Наука, 1977. - 703 с.

38. Гёте И. Об изобразительном искусстве. Об искусстве-М.: Искусство, 1975.-623 с.

39. Глинка М. Заметки об инструментовке // Литературное наследие. М.-Л., 1952.-Т.1.-С.341-354.

40. Гозенпуд А. Русский оперный театр XIX века (1873-1889). Л.: Музыка, 1973.-328 с.

41. Головнёва Н. Становление якутской профессиональной музыкальной культуры (1920-1985). Новосибирск: Изд-во НТК им. М. Глинки, 1994. -384 с.

42. Гомбоин Ч. Надежды маленький оркестр // Правда Бурятии. 1994. - 21 октября.

43. Гончикова Н., Куницын О. «Пой, пой, струна моя степная, пой так, как только ты умеешь.»// Бурятия. 1995. - 4 мая.

44. Горлов Н. Песня сердца // Известия. 1940. - 29 октября.

45. Грабарь И. История русского искусства: В 13 т. -М.: Наука, 1953-1969.

46. Григорьева Т. К диалогу культур Востока и Запада // Культура и общественное развитие. Тбилиси: Изд-во АН Груз. ССР, 1979.

47. Григорьева Т. Японская художественная традиция. М.: Наука, 1979.-368 с.

48. Гринвальд Я. Праздник народного искусства // Вечерняя Москва. 1940. -26 октября.

49. Гумилёв JI. Старобурятская живопись. — М.: Искусство, 1975. —56 с. — 54илл.

50. Гуревич П. Струны поют. // Правда Бурятии. 1959. - 23 октября.

51. Гуревич П. Философия культуры. М.: Аспект-Пресс, 1994. - 317 с.

52. Денисов Э. Ударные инструменты в современном оркестре. М.: Сов. композитор, 1982. - 256 с.

53. Дондукова М. Глазами очевидца//Правда Бурятии. 1998. - 9 июня.

54. Дондукова М. Пусть звучит морин-хур! // Бурятия. 1998. - 19 мая.

55. Достоевский Ф. О русской литературе. М.: Современник, 1987. - 399 с.

56. Дугаров Д. Бурятские народные песни, т. 1. Песни хори-бурят. Улан-Удэ: Ротапринт, цех БКНИИ СО АН СССР, 1964. - 443 с.

57. Дугаров Д. Бурятские народные песни, т. 2. Песни селенгинских бурят. -Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1969. 342 с.

58. Дугаров Д. Бурятские народные песни, т. 3. Песни западных бурят. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1980. - 280 с.

59. Дугаров Д. Дайте музыкантам хур и лимбу. // Правда Бурятии. 1963. - 2 апреля.

60. Дугаров Д. Рождение инструмента // Правда Бурятии. 1964. - 20 марта.

61. Дугарова В. Бурятские народные музыкальные инструменты // Клубная работа в Бурятии. Улан-Удэ, 1989. - Вып.2. - С. 11-21.

62. Егунов Н. Национально-культурное строительство Бурятии к XV-й годовщине Октябрьской революции // Культура Бурятии. 1932. - №3. -С.3-14.

63. Ерасов Б. Социальная культурология. М.: Аспект Пресс, 1997. - 591 с.

64. Жизнь Бурятии. 1929. - №5.

65. Завадская Е. Культура востока в современном западном мире. М.: Наука, 1977.- 168 с.

66. Заключительный концерт декады // Театральная неделя. М., 1940. - №13.

67. Игнатьев В. Концерты ансамбля песни и танца Бурят-Монгольской АССР // Приморская правда. 1953. - 26 декабря.

68. Иконникова С. Диалог о культуре. JL: Лениздат, 1987. - 205 с.

69. Искусство Бурят-Монголии и очередные задачи. Тезисы, принятые облпартсовещанием от 10-14 ноября 1930 года по культурному строительству // Культура Бурятии. 1932. - №1. - С.38-41.

70. История Бурят-Монгольской АССР. Улан-Удэ: Бурмонгосиздат, 1951. -574 с.

71. История и культура бурятского народа. Учебное пособие / Под ред. Т. Михайлова. Улан-Удэ: Бэлиг, 1999. - 248 с.

72. Каган М. Дополнительность и интервальность // Диалектика и современный стиль мышления. Севастополь, 1983.

73. Каган М. Философия культуры. Спб.: Петрополис, 1996. - 416 с.

74. Каган М., Хилтухина Е. Проблема «Запад Восток» в культурологии: Взаимодействие художественных культур. - М.: Наука, 1994. - 158 с.

75. Кандинский А. Симфонические произведения М. Балакирева. M.-JL: Музыка, 1950. - 86 с.

76. Каре А. История оркестровки. М.: Музыка, 1990. - 303 с.

77. Кассирер Э. Эссе о человеке. М.: Олма-Пресс, 1997. - 194 с.

78. Келдыш Ю. Сто лет Московской консерватории. Краткий исторический очерк. М.: Музыка, 1966. - 208 с.

79. Келле В., Ковальзон М. Теория и история: (Проблемы теории исторического процесса). М.: Политиздат, 1981. - 288 с.

80. Китов В. Биографические очерки о деятелях оркестра бурятских народных инструментов // Байкальские встречи III: культура народов Сибири. Материалы III Междунар. науч. симп. / Вост.-Сиб. гос. акад. культуры и искусств. - Улан-Удэ, 2001. - С.43-52.

81. Китов В. Бурятскому народному оркестру 60 лет // Оркестр бурятских народных инструментов имени Чингиса Павлова - Улан-Удэ, 2000. - С.XII-XIII.

82. Китов В. Некоторые аспекты генезиса и онтологии бурятских народных инструментов // Музыкальное искусство и культура: наблюдения, анализ, рекомендации. Сб. ст. Новосибирск, 1997. - Вып. 3. - С.82-93.

83. Китов В. Оркестр бурятских народных инструментов. История оркестрового исполнительства на бурятских народных инструментах: Учеб. пособие / Вост.-Сиб. гос. акад. культуры и искусств. Улан-Удэ, 2001. - 312 с.

84. Китов В. Оркестр бурятских народных инструментов: прошлое, настоящее, перспективы // Образование и культура XXI века: Материалы межрегион, науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2000. - Т.2. - С.68-77.

85. Китов В. Особенности художественной культуры: методологические подходы к её изучению. -Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2002. 86 с.

86. Коган JI. Теория культуры: Учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во УГУ, 1993.- 160 с.

87. Корабельникова Л. Инструментальное творчество С.И. Танеева. М.: Музыка, 1981.-86 с.

88. Корев С. Заключительный концерт // Московский большевик. 1940. - 29 октября.

89. Кочетов А. Ламаизм. М.: Наука, 1973. - 199 с.

90. Крауклис Г. Симфонические поэмы Рихарда Штрауса. М.: Музыка, 1970. 106 с.

91. Культурология. XX век. Словарь. СПб.: Университетская книга, 1997.

92. Куницын О. Бау Ямпилов. М.: Сов. композитор, 1986. - 112 с.

93. Куницын О. Возрождение оркестра // Молодёжь Бурятии. 1967. - 24 мая.

94. Куницын О. Второе рождение оркестра // Правда Бурятии. 1968. - 28 мая.

95. Куницын О. Выразительные средства бурятской профессиональной музыки.- Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 1999. 144 с.

96. Куницын О. Музыка Советской Бурятии. М.: Сов. композитор, 1990.-216 с.

97. Куницын О. Музыкальный театр Бурятии. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1988.-254 с.

98. Курганов О. Отчёт о заключительном концерте // Правда. 1940. - 28 октября.

99. ЮЗ.Кургузов В. Гуманитарная культура / Вост.-Сиб. гос. технол. ун-т. Улан-Удэ, 2000. - 556 с.

100. Лазарева В. На труд помноженный талант // Правда Бурятии. 1996. - 23 февраля.

101. Ю5.Ларош Г. «Франческа да Римини», симфоническая фантазия для большого оркестра, ор. 32. // Избранные статьи. Л., 1975. - Вып. 2. - С.94-97.

102. Ленин В. К вопросу о диалектике // Полн. собр. соч. Т.29. - С.316-322.

103. Ленин В. Конспект книги Лассаля о философии Гераклита // Полн. соб. соч.- Т.29. С.303-315.

104. Ю8.Лецзы. Конфуций // Атеисты, материалисты, диалектики древнего Китая.

105. Янчжу, Лецзы, Чжуанцзы (VI-IV вв. до н.э.). М., 1967. - С.74-83. Ю9.Лецзы. О предвидении // Атеисты, материалисты, диалектики древнего

106. ПЗ.Лотман Ю. Внутри мыслящих миров. Человек текст - семиосфера -история. - М.: Языки рус. культуры, 1996. - 464 с.

107. Мадуев Н. Ансамбль «Байкал». Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1980. - 112 с.

108. Мазель Л. Проблемы классической гармонии. М.: Музыка, 1972. - 616 с.

109. Манжигеев И. Бурятский ёхор. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1985. - 35 с.

110. Маркарян Э. Теория культуры и современная наука. М.: Мысль, 1983. -284 с.

111. Мартынов В. Мировая художественная культура. Минск: Тетра Системе, 2000.-284 с.

112. Материалы и документы по истории музыки. М.: Огиз-Музгиз, 1934. - Т.2 (XVIII век). - 601 с.

113. Медетов С. О перспективах использования ухэр-бурэ в современной музыкальной практике // Фольклор и традиционная музыка. Улан-Удэ, 1990. - С.22-24.

114. Межу ев В. Как возможна философия культуры? // Постижение культуры: Ежегодник / Рос. ин-т культурологии. М., 2000. - Вып. 10. - С. 11-26.

115. Минерт JI. Памятники архитектуры Бурятии. Новосибирск: Наука, 1983. -191 с.

116. Михайлов В. Ваше слово, гусляры и хурчины! // Правда Бурятии, 1967. 29 марта.

117. Модр А. Музыкальные инструменты. М.: Музгиз, 1959. - 268 с. - 64 с. илл.

118. Морохоева 3. Личность в культурах Востока и Запада: К постановке проблемы. Новосибирск: Наука, 1994. - 200 с.

119. Моруа А. Три Дюма. М.: Молодая гвардия, 1962. - 544 с.

120. Музыкальные инструменты народов мира. (Путеводитель по экспозиции Гос. центр, музея музыкальной культуры им. М. Глинки) М.: Внешторгизд., № 11932/1 (без даты).

121. Найдаков В. Заметки о современной бурятской литературе. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1962. - 106 с.

122. Найдакова В. Бурятский советский драматический театр. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1974. - 278 с.

123. Национально-народная музыка Бурятии / Беседа с руководителем экспедиции по изучению музыки Бурятии т. Сальмонт // Бурят-Монгольская правда. 1926. - 25 сентября.

124. Небесная дева лебедь: бурятские сказки, предания и легенды. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1992. - 368 с.

125. Некрасов Н. Сеятелям // Избранное. М., 1975. - С.251.

126. Некрасова М. Народное искусство как часть культуры. М.: Изобр. искусство, 1983. - 344 с.

127. Николаева Н. Симфонии П.И. Чайковского. М.: Музыка, 1958. - 298 с.

128. Ницше Ф. Весёлая наука (la gaya scienza) II Соч.: В 2 т.- М., 1990. Т.1. -С.491-719.

129. Нюрнберг М. Симфонический оркестр и его инструменты. М.-Л.: Музгиз, 1950. - 152 с.

130. Овчинников В. Сакура и дуб: Впечатления и размышления о японцах и англичанах. Киев: Днипро, 1986. - 479 с.

131. Окладников А. История и культура Бурятии Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1976.-458 с.139.0лзоев Б. Опера Д. Аюшеева «Побратимы» // Вопросы современного искусства Бурятии. Улан-Удэ: изд. БКНИИ СО АН СССР, 1961. - С.61-74.

132. Очерки истории культуры Бурятии / АН СССР. Сиб. отд-ние. Бурят, ин-т обществ, наук: Отв. ред. Г.Л. Санжиев. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1972. -Т.1.-490 с.

133. Очерки истории культуры Бурятии / АН СССР. Сиб. отд-ние. Бурят, ин-т обществ, наук: Отв. ред. Г.Л. Санжиев. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1974. -Т.2.-646 с.

134. Петухов М. Народные музыкальные инструменты музея Санкт-Петербургской консерватории. СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1884.-56 с.

135. Писатели Бурятии. Биографический справочник / Сост. А. Содномов. -Улан-Удэ: Наран, 1994. 141 с.

136. Платон. Законы. Кн. вторая // Соч.: В 3 т. -М., 1972. Т.З., 4.2. - С. 116-143.

137. Платон. Пир // Федон, Пир, Федр, Парменид. М., 1999. - С.81-134.

138. Позднеев А. Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношениями сего последнего к народу. -Изд. репринтное. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1993. - 512 с.

139. Поздняков Э. Философия культуры. М.: Интурреклама, 1999. - 576 с.

140. Поппе Н. Халха-Монгольский героический эпос. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1937.- 125 с.

141. Привалов Н. Гудок, древне-русский музыкальный инструмент, в связи с смычковыми инструментами других стран. СПб.: Тип. И. Скороходова, 1904.-34 с.

142. Привалов Н. Музыкальные духовые инструменты русского народа, в связи с соответствующими инструментами других стран. СПб.: Тип. И. Скороходова, 1906. - 109 с.

143. Разлогов К. Проблема типологии культур // Ориентиры культ, политики: Информ. вып. -2000. №6. - С. 10-16.

144. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М.: Республика, 1998. -413 с.

145. Римский-Корсаков Н. Летопись моей музыкальной жизни. М. Музыка, 1980.-454 с.

146. Рогаль-Левицкий Д. Беседы об оркестре. -М.: Музгиз, 1961. 288 с.

147. Руссо Ж.-Ж. Рассуждения о науках и искусствах // Избр. Произведения: В 2 т. -М., 1965. -Т.2.

148. Рык И. Народные музыкальные инструменты Бурят-Монголии // Искусство Бурят-Монгольской АССР. М.-Л., 1940. - С. 81-96.

149. Сабинина М. Шостакович-симфонист М.: Музыка, 1976. - 477 с.

150. Сальмонт Б. О бурят-монгольской музыке // Бурят-Монгольская правда. -1926. 23 сентября.

151. Семёнов А. Мелодия линий // Сов. культура. 1981.-22 октября.

152. Серебрякова Ю. Сохранение и развитие традиционных культур народов Восточной Сибири // Время культуры и культурное пространство: Сб. тез. междунар. науч.-практ. конф., 11-13 дек. 2000. / Моск. гос. ун-т культуры и искусств. М., 2000. - С.61-62.

153. Серебрякова Ю. Философские проблемы национального самосознания и национальной культуры. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1996. - 184 с.

154. Серов А. «Русалка». Опера А.С. Даргомыжского // Статьи о музыке. М., 1986. - Т.2Б. - С.42-136.

155. Смирнов Б. Монгольская народная музыка. М.: Сов. композитор, 1971. -365 с.

156. Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1980. - 1600 с.

157. Соколова О. Симфонические произведения С.В. Рахманинова. М.: Музгиз, 1957.- 134 с.

158. Сокровенное сказание монголов / Пер. на рус. яз. С. Козина. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1990. - 318 с.

159. Соктоева И. Живопись советской Бурятии. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1965.- 187 с.

160. Солист Линховоин // Неделя. 1975. - №20. - С.13.

161. Соловцов А. Симфонические произведения Римского-Корсакова М.: Музыка, 1960. - 194 с.

162. Спенсер Г. Происхождение и деятельность музыки // Опыты научные, политические и философские. Минск: Современный литератор, 1998. -С.749-797.

163. Стернин Г. Художественная жизнь России второй половины XIX в. 70-80-е годы. М.: Наука, 1997. - 223 с.

164. Стравинский И. Диалоги-Л.: Музыка, 1971. -414 с.

165. Тарасов Б. О предпосылках формирования состава русского народного оркестра // Русские народные инструменты (история, теория, методика). -Красноярск, 1993. С.26-47.

166. Творческая победа театра // Правда Бурятии. 1973. - 3 января.

167. Толстой Л. Крейцерова соната // Собр. соч.: В 22 т. М., 1982. - Т.12. -С.123-196.

168. Тугутов И. Из глубин души народной // Знамя труда. 1979. - 24 апреля.

169. Тулохонов М. Бурятский героический эпос Аламжи Мэргэн Новосибирск: Наука, 1996.-312 с.

170. Турунов А. Прошлое бурят-монгольской народности. Иркутск, 1922. -48 с.

171. Уланов А. Бурятские улигеры. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1968. - 74 с.

172. Фадеева А. Мои дети всё равно будут другими! // Бурятия. 1996. - 20 апреля.

173. Фаминцын А. Древняя индо-китайская гамма в Азии и Европе, с особенным указанием на её проявление в русских народных напевах, с многочисленными нотными примерами. СПб.: Тип. Ю. Штрауфа, 1889. -175 с.

174. Финдейзен Н. Очерки по истории музыки в России. М.-Л.: Музсектор, 1928.-Т.1.-103 с.

175. Хабаева И. Артисты бурятского балета. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1959. — 60 с.

176. Хайдеггер М. Феноменология. Герменевтика. Философия. М.: Гнозис, 1993.

177. Халбаева Г. Музыкальных дел мастер // Бурятия. 2000. - 31 марта.

178. Халтаева JI. Песни хори-бурят. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 1999. - 92 с.

179. Хохловкина А. Берлиоз. -М.: Музгиз, 1960. 546 с.

180. Цыбиков Г. Шаманизм у бурят-монголов // Избранные труды. -Новосибирск: Наука, 1991. -Т.2. С.164-170.

181. Чайковский П.И. О композиторском мастерстве. -М.: Музыка, 1952. 154 с.

182. Шарнгадева. Сангитаратнакара // Музыкальная эстетика стран Востока. М., 1967. - СЛ17-119.

183. Шеллинг Ф. Об отношении изобразительных искусств к природе // Соч.: В 2 т.-М., 1989.-Т.2.-636 с.

184. Шиллер Ф. О наивной и сентиментальной поэзии. Письма об эстетическом воспитании человека // Собр. соч.: В 6 т. М., 1959. - Т.6.

185. Шицзин (Книга песен) // Музыкальная эстетика стран Востока. М., 1967. -С.167-171.

186. Шнеерсон Г. Музыкальная культура Китая. М.: Музгиз, 1952. - 250 с.

187. Шпенглер О. Человек и техника // Культурология. XX век: Антология. М., 1995. - С.454-497.

188. Штейнпресс Б. Популярный очерк истории музыки до XIX века. М.: Музгиз, 1963.-448 с.

189. Юба А. Нигерийская музыка // Очерки музыкальной культуры народов Тропической Африки. М.: Музыка, 1973. - С.62-69.1. Авторские изобретения

190. Авторское свидетельство № 1341677 на изобретение: «Хроматический сур». Авторы: Деминчук Д.Ф., Арсаланов А.А., Китов В.В., Бату-Мункуев Б.З., Жамбалов О.Д. М.: Госкомитет СССР по делам изобретений и открытий, 1987.1. Архивные материалы

191. Дёмин А. Монгольские смычковые инструменты, их роль и место в культуре народов Центральной и Восточной Азии: Дис. . канд. истор. наук: 07.00.07 / Вост.-Сиб. гос. акад. культуры и искусств. Улан-Удэ, 2000. -181с.

192. Из письма зам. председателя КРТ СССР JI. Максакова зам. председателю Совмина Бурятской АССР В. Сахьянову. 1967. - 22 июля.

193. Интервью с Баентуровой Б.И. 2001. - 14 января.

194. Интервью с Балдаевым СЛ. 1981. - 16 декабря.

195. Интервью с Дондоковым Б.Б.-Д. 2000. - 19 сентября.

196. Интервью с Дондуковой М.М. 2000. - 26 сентября.

197. Интервью с Куницыным О.И. 2002. - 15 января.

198. Интервью с Санжиевой JI.H. 2000. - 25 июля.

199. Интервью с Тогочеевой З.Б. 2000. - 14 апреля.

200. Интервью с Халбаевым Н.В. 1981. - 20 октября.

201. Китов В., Китова Е. Становление оркестрового и ансамблевого исполнительства на русских народных инструментах в Бурятской АССР. -Деп. в НИО Информкультура ГБЛ. 19.06.1985. №985.182

202. Постановление Правления Бурятского отделения Всероссийского театрального общества. 1976. - 5 ноября.

203. Прейскурант № 58-03-0IA-1978 г. // Приложение к распоряжению Совета министров Бурятской АССР от 13.04.78. № 35б-р.

204. Приказ министра культуры Бурятской АССР от 12.06.80. № 122а. НАРБ.Ф.955.0.1.Д.1951.Л.18-19.

205. Приказ по Бурят-Монгольской филармонии от 28.08.1941 на основании постановления СНК БМАССР №552 от 26.08.1941. НАРБ.Ф.955.0.1.Д.9.Л.39.

206. Санжеева Л. Бурятский костюм. Дис. . канд. культурологии: 24.00.01 / Рос. гос. пед. университет им. А.И. Герцена. - СПб., 2000. - 175 с.

207. Шанюшкина Ч. 1940 г. Декада бурят-монгольского искусства в Москве // Текст передачи Бурятского радио. -1991.-3 сентября.1. Аудиозаписи

208. Звенящая нежность. Музыка народов Северо-Восточной и Центральной Азии из репертуара АНМ «Сибирский сувенир». Худ. руководитель и дирижёр В. Китов. Компакт-диск. - изд. ВСГАКИ: Екатеринбург, 1999. Продолжительность звучания - 67'38".

209. Инструментальная и вокальная музыка композиторов Бурятии. 4-й компакт-диск из фонотеки АНМ «Сибирский сувенир». Худ. руководитель и дирижёр -В. Китов. Компакт-диск. изд. АНМ «Сибирский сувенир»: Улан-Удэ, 2000. Продолжительность звучания- 52'59".

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.