Нарушение прооксидантной и антиоксидантной системы при ранениях груди тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.16, кандидат медицинских наук Клычникова, Елена Валерьевна

  • Клычникова, Елена Валерьевна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.00.16
  • Количество страниц 136
Клычникова, Елена Валерьевна. Нарушение прооксидантной и антиоксидантной системы при ранениях груди: дис. кандидат медицинских наук: 14.00.16 - Патологическая физиология. Москва. 2004. 136 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Клычникова, Елена Валерьевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1.1. Патофизиологические факторы активации оксида азота и перекисного окисления липидов при неотложных состояниях.

1.1.1. Роль оксида азота в организме.

1.1.2. Перекисное окисление липидов и антиоксидантная система организма.

1.1.3. Взаимосвязь системы оксида азота и перекисного окисления липидов при неотложных состояниях.

1.2. Нарушения перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы и L-аргинин-оксида азота при неотложных состояниях.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Клиническая характеристика обследованных пострадавших.

2.2. Методы определения продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови больных.

2.2.1. Метод определения содержания диеновых конъюгатов.

2.2.2. Метод определения содержания малонового диальдегида.

2.2.3. Метод определения степени окисленности липидов.

2.3. Методы определения компонентов антиоксидантной системы в сыворотке крови больных.

2.3.1. Метод определения содержания а-токоферола.

2.3.2. Метод определения содержания церулоплазмина.

2.3.3. Метод определения активности каталазы в эритроцитах.

2.3.4. Метод определения активности супероксиддисмутазы (СОД) в эритроцитах.

2.3.5. Метод определения активности глутатионпероксидазы в эритроцитах.

2.4. Метод определения генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови человека.

2.5. Метод определения содержания общих липидов в гексановом экстракте.

2.6. Метод определения коэффициента окислительного стресса (К).

2.7. Статистическая обработка полученных данных.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

ГЛАВА 3. ДИНАМИКА ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА У БОЛЬНЫХ С РАНЕНИЯМИ ГРУДИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВИДА И ХАРАКТЕРА РАНЕНИЙ.

3.1. Состояние процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди в зависимости от вида ранения.

3.2. Состояние процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в зависимости от характера ранения.

ГЛАВА 4. ДИНАМИКА ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА У ПОСТРАДАВШИХ С РАНЕНИЯМИ ГРУДИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ КРОВОПОТЕРИ И ОСЛОЖНЕНИЙ.

4.1. Состояние процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди в зависимости от объема кровопотери.

4.2. Состояние процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди в зависимости от характера осложнений.

ГЛАВА 5. ДИНАМИКА КОЭФФИЦИЕНТА ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА У БОЛЬНЫХ С РАНЕНИЯМИ ГРУДИ.

5.1. Динамика дисбаланса коэффициента окислительного стресса у больных с ранениями груди в зависимости от их вида.

5.2. Динамика дисбаланса коэффициента окислительного стресса у пострадавших с ранениями груди в зависимости от их характера.

5.3. Динамика дисбаланса коэффициента окислительного стресса у больных с ранениями груди в зависимости от объема кровопотери.

5.4. Динамика дисбаланса коэффициента окислительного стресса у больных с ранениями груди в зависимости от характера осложнений.

5.5. Прогностическое значение коэффициента окислительного стресса К (дисбаланс перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы) в развитии осложнений у больных с ранениями груди.

ГЛАВА 6. СОСТОЯНИЕ СИСТЕМЫ ОКСИДА АЗОТА У БОЛЬНЫХ

С РАНЕНИЯМИ ГРУДИ.

6.1. Относительная генерация оксида азота лейкоцитами периферической крови в норме и у больных с ранениями груди.

6.2. Абсолютная генерация оксида азота лейкоцитами периферической крови в норме и у больных с ранениями груди.

6.3. Относительная генерация оксида азота тромбоцитами в норме и у больных с ранениями груди.

6.4. Абсолютная генерация оксида азота тромбоцитами у больных с ранениями груди.

6.5. Сравнительная оценка относительной генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови в норме и у больных с ранениями груди.

6.6. Сравнительная оценка абсолютной генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови в норме и у больных с ранениями груди.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Патологическая физиология», 14.00.16 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Нарушение прооксидантной и антиоксидантной системы при ранениях груди»

Актуальность проблемы.

В настоящее время отмечается значительный рост травматизма во всех странах. Тяжелые повреждения стали одной из ведущих причин летальности у пострадавших, что является основанием для углубленного исследования патогенеза травмы. Показано, что вызываемые травмой нарушения витальных функций и параметров гомеостаза имеют специфический патогенез и определенные клинические формы [35; 43].

Особое внимание в клинике уделяется тяжелым изолированным и сочетанным ранениям груди, поскольку при этом непосредственно страдают такие жизненно важные органы, как сердце и легкие. В связи с этим в организме возникают значительные нарушения метаболизма. Среди факторов нарушений метаболизма при ранениях груди особо следует выделить патологические изменения, имеющие место на уровне клеточных и субклеточных биологических мембран, вследствие окислительного стресса, повреждение которых является одним из патогенетических звеньев многих заболеваний. Развитие окислительного стресса обусловлено нарушением сбалансированности в системе «прооксиданты — антиоксиданты», в которой важнейшую роль играет состояние процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и антиоксидантной системы (АОС) [45]. Причиной окислительного стресса является гиперпродукция активных форм кислорода, в том числе, оксида азота [191].

Как свободный радикал с одним неспаренным электроном оксид азота способен реагировать с большинством биологических молекул, но его окислительный потенциал относительно ниже, чем у других свободных радикалов. Однако, в условиях гипоксии и при воспалительных реакциях, сопровождающихся значительным увеличением продукции оксида азота, его цитотоксичность определяется способностью превращаться в новые вторичные оксиданты. Так, при взаимодействии оксида азота с супероксидным анионрадикалом образуется высокотоксичный пероксинитрит, во многом определяющий степень выраженности эндотоксикоза при окислительном стрессе [45].

В настоящее время установлено, что окислительный стресс, определяющий свободнорадикальную перекисную деструкцию липидов, является характерной особенностью нарушений метаболизма в органах и тканях организма при критических состояниях [44; 64]. Усиление ПОЛ и нарушение состояния АОС выявлено при травматическом шоке [84], острых хирургических заболеваниях [64], инфаркте миокарда [73], тяжелой сочетанной травме [21; 33] и других критических состояниях.

Основными патофизиологическими факторами активации процессов ПОЛ в организме являются стресс-реакция, гипоксическое состояние и воспалительная реакция [45; 76]. В ответ на ранения груди у пострадавших возникает выраженная стрессорная и воспалительная реакция [43], отмечаются нарушения кровообращения, дыхания и метаболизма, приводящие к гипоксии [15].

Следовательно, можно предположить, что у пострадавших с ранениями груди, сопровождающимися воспалением, выраженной стрессорной реакцией и гипоксией, процессы ПОЛ, состояние АОС будут существенно нарушены.

В клинической практике состояние системы оксида азота, процессов перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы и динамика их показателей при ранениях груди изучены недостаточно. Следовательно, исследование роли оксида азота, перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в патогенезе травмы у больных с ранениями груди с целью обоснования применения патогенетической терапии является весьма актуальной проблемой.

Цель исследования.

Изучить состояние системы оксида азота, перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди и дать патогенетическое обоснование необходимости применения антиоксидантной терапии в комплексном лечении этих пострадавших.

Задачи исследования.

1. Изучить в динамике состояние перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сыворотке крови у больных с ранениями груди, в зависимости от вида ранения, его характера и объема кровопотери.

2. Изучить в динамике состояние перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сыворотке крови у пострадавших с ранениями груди, в зависимости от характера осложнений.

3. Изучить в динамике дисбаланс перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди и оценить его прогностическое значение.

4. Изучить относительную и абсолютную генерацию оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови у пострадавших с ранениями груди.

Научная новизна работы.

Впервые у большого контингента пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди изучена динамика процессов перекисного окисления липидов, состояния антиоксидантной системы и дисбаланса перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы. Впервые исследована относительная и абсолютная генерация оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови у больных с ранениями груди. Выявлено, что у пострадавших наблюдается увеличение содержания продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови и недостаточность антиоксидантной защиты. Обнаружен высокий уровень генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови у больных с ранениями груди. Установлено, что у пострадавших с ранениями груди абсолютная генерация оксида азота тромбоцитами во много раз превышает абсолютную генерацию оксида азота лейкоцитами.

У пострадавших с ранениями груди установлена зависимость нарушений перекисного окисления липидов и антиоксидатной системы от вида, характера ранений, объема кровопотери и осложнений. Показано, что при сочетанных ранениях груди в большей мере, чем при изолированных, выявляется нарушение процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы, особенно при наличии гнойных осложнений. Увеличение объема кровопотери приводит к большей декомпенсации перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы. Выраженный дисбаланс процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы при ранениях груди имеет неблагоприятное прогностическое значение.

В работе патогенетически обоснована необходимость применения антиоксидантной терапии у пострадавших с ранениями груди.

Практическая значимость работы.

Полученные данные о нарушениях процессов перекисного окисления липидов, усилении генерации оксида азота и недостаточности эндогенной антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди являются патогенетическим обоснованием для включения антиоксидантных препаратов в комплексную терапию этих пострадавших.

Результаты исследований обосновывают необходимость определения продуктов перекисного окисления липидов (диеновые конъюгаты, малоновый диальдегид), уровня оксида азота и компонентов антиоксидантой системы (а-токоферол, церулоплазмин, каталаза, глутатионпероксидаза и СОД) в качестве дополнительных патогенетических критериев в комплексной оценке тяжести состояния и прогноза у пострадавших с ранениями груди.

Результирующий показатель дисбаланса перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы (коэффициент окислительного стресса К) обладает высокой информативной ценностью. Определение коэффициента окислительного стресса (К) целесообразно применять для оценки нарушений перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы, использовать в качестве прогностического показателя и критерия эффективности антиоксидантной терапии у пострадавших с ранениями груди.

Апробация диссертации.

Материалы диссертации доложены:

- на научно-практической конференции «Актуальные проблемы диагностики лечения повреждения легких и осложнений при закрытой травме груди» (Москва, 2003 г.);

- на научной конференции в рамках ППК №3 «Повреждение груди и живота», НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, 2004 г.;

- на научной конференции молодых ученых «Новое в реконструктивной хирургии», посвященной Дню основания РНЦХ РАМН (Москва, 2004 г.).

Публикации.

Материалы диссертации опубликованы в 7 научных работах и представлены в виде статей в журналах: « Вопросы мед. химии», « Российский медицинский журнал», «Вестник РАМН»; в сборнике материалов городской научно-практической конференции «Актуальные проблемы диагностики и лечения повреждения легких и осложнений при закрытой травме груди»; в сборнике материалов научной конференции молодых ученых «Новое в реконструктивной хирургии». и

Похожие диссертационные работы по специальности «Патологическая физиология», 14.00.16 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Патологическая физиология», Клычникова, Елена Валерьевна

выводы

1. У больных с изолированными и сочетанными ранениями груди выявлено усиление процессов перекисного окисления липидов в сыворотке крови, проявляющееся в большей мере при сочетанных ранениях.

2. У пострадавших с ранениями груди в ранние сроки установлена недостаточность эндогенной антиоксидантной системы, сменяющаяся в последующие сроки на фоне усиления процессов перекисного окисления липидов увеличением содержания а - токоферола и церулоплазмина в сыворотке крови.

3. Степень нарушений процессов перекисного окисления липидов у пострадавших зависит от объема кровопотери: при объеме кровопотери свыше 1 л наблюдаются наиболее выраженные нарушение в системе «прооксиданты — антиоксиданты» в сторону прооксидантного звена, а при кровопотере свыше 2 л происходит снижение уровня компонентов антиоксидантной системы (а-токоферола и церулоплазмина) в сыворотке крови.

4. Наиболее существенное повышение уровня продуктов перекисного окисления липидов и снижение активности внутриклеточных антиоксидантных ферментов (СОД, каталазы, глутатионпероксидазы) происходит при тяжелых гнойных осложнениях ранений груди.

5. Увеличение дисбаланса в системе «прооксиданты — антиоксиданты» (коэффициента окислительного стресса К) является неблагоприятным прогностическим критерием.

6. При ранениях груди выявлен высокий уровень генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами периферической крови, при этом уровень абсолютной генерации оксида азота тромбоцитами значительно выше, чем лейкоцитами периферической крови.

7. Усиление генерации оксида азота, нарушения процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди свидетельствуют об их патогенетической значимости в механизмах нарушений гомеостаза и являются основанием для проведения антиоксидантной терапии.

РЕКОМЕНДАЦИИ В ПРАКТИКУ

1. Для коррекции нарушений в системе "прооксиданты — антиоксиданты" у пострадавших с ранениями груди в комплексную терапию необходимо включать антиоксидантные препараты (а-токоферол, аскорбиновую кислоту и др.).

2. Определение продуктов перекисного окисления липидов (диеновые конъюгаты, малоновый диальдегид), компонентов антиоксидантной системы (СОД, каталаза, глутатионпероксидаза, а-токоферол, церулоплазмин) и уровня генерации оксида азота может быть использовано в качестве дополнительных патогенетических критериев в комплексной оценке тяжести состояния у пострадавших с ранениями груди.

3. Наибольшую информативную ценность для оценки нарушений перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у пострадавших с ранениями груди имеет результирующий показатель — коэффициент окислительного стресса К. Его определение необходимо использовать в качестве критерия прогноза и эффективности антиоксидантной терапии у пострадавших с ранениями груди.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прогресс в лечении пострадавших с тяжелыми сочетанными травмами невозможен без четкого представления о механизмах патобиохимических процессов [43]. Основная особенность сочетанной травмы состоит в том, что ее совокупная тяжесть определяется не только суммарной тяжестью всех повреждений, но, главным образом, синдромом их взаимного отягощения. Основу этого синдрома составляют множественность источников кровотечения. и ноцицептивной патологической импульсации, множественность очагов первичного и вторичного некроза тканей, являющихся источником эндогенной интоксикации [42]. При открытых торакальных травмах кровопотеря, шок, метаболическая несостоятельность организма служат тем неблагоприятным фоном, на котором развиваются различные осложнения, и являются наиболее частой причиной летальности [90].

Исследования, проведенные в последнее время, показали, что свободные радикалы являются ключевыми элементами регуляции многих физиологических процессов [45]. В условиях патологии высокая генерация активных форм кислорода приводит к развитию окислительного стресса, обусловленного нарушением сбалансированности в системе «прооксиданты — антиоксиданты», при этом важнейшую роль играет состояние ПОЛ и АОС. Активные формы кислорода, прежде всего супероксидный анион-радикал, являются одним из факторов образования продуктов ПОЛ, которые оказывают патологическое действие на клетку и считаются маркерами окислительного стресса. В настоящее время активно исследуется роль оксид азота при патологических состояниях. Оксид азота, как и другие свободные радикалы, индуцирует процессы ПОЛ в организме [45]. Кооперативное действие супероксидного анион-радикала и оксида азота усиливает процессы ПОЛ за счет образования пероксинитрита, который также индуцирует процессы ПОЛ и обладает высокой степенью цитотоксичности за счет образования новых вторичных оксидантов, таких как гидроксирадикала и иона нитрозония [112].

При экстремальных состояниях наблюдается гиперпродукция оксида азота [115; 143; 173] и усиление процессов перекисного окисления липидов [44; 64], что обусловливает синергизм в действии процессов ПОЛ и системы оксида азота в нарушениях метаболизма при неотложных состояниях.

В наших исследованиях выявлено повышение уровня продуктов ПОЛ и генерации оксида азота, что также указывает на их взаимосвязь в нарушениях процессов метаболизма у больных с ранениями груди.

Перекисное окисление липидов является одним из важнейших метаболических путей, принимающих участие во многих биохимических процессах, протекающих в клетке в норме и патологии. При этом в условиях патологии, интенсивно протекающие процессы перекисного окисления липидов вызывают нарушение липидного и белкового состава клеточных мембран, проницаемости клеточных мембран [19]. Нарушение структурной и функциональной целостности мембран клетки в результате значительного усиления процессов перекисного окисления липидов приводит к разобщению окислительного фосфорилирования в митохондриях и ингибированию тканевого дыхания, вызывая дефицит энергии в клетке [45]. Кроме того, одновременно происходит дезорганизация мембран лизосом, сопровождающаяся выходом лизосомальных ферментов в цитоплазму, которые вызывают усиление литических внутриклеточных процессов [7]. В физиологических условиях усиление процессов перекисного окисления липидов адекватно сбалансировано антиоксидантной системой. Однако в условиях патологии,, особенно при экстремальных состояниях, защитного потенциала антиоксидантной системы оказывается недостаточно, что проявляется в увеличении содержания в организме продуктов перекисного окисления липидов, обусловливающих функциональные и морфологические нарушения в органах и тканях [9; 37]. Уровень нарушения процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы определяется характером патологических нарушений [43].

До настоящего времени характер нарушений процессов перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы и системы оксида азота при ранениях груди не был изучен. В связи с этим в данной работе мы исследовали нарушения перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы и состояние системы оксида азота у больных с ранениями груди. При сравнении в динамике уровней продуктов перекисного окисления липидов и показателей антиоксидантной системы у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди (при различных видах ранений) выявлено существенное повышение уровней продуктов перекисного окисления липидов и показателей антиоксидантной системы в сыворотке крови, независимо от вида травмы. При этом у больных с изолированными ранениями груди уровень диеновых конъюгатов в сыворотке крови повышался, начиная с 3 суток после травмы, уровень малонового диальдегида — с 7 суток после травмы, а у больных с сочетанными ранениями груди оба эти показателя были повышены уже в 1 сутки после травмы, причем наибольшее повышение содержания диеновых конъюгатов и малонового диальдегида наблюдалось на 7 и 14 сутки после сочетанных ранений груди. Максимальное увеличение концентрации а-токоферола выявлено на 3 сутки после изолированных и сочетанных ранений груди. При изолированных ранениях груди уровень церулоплазмина достоверно превышал норму на 7 и 14 сутки. Сниженный на 1 сутки после сочетанных ранений груди уровень церулоплазмина повышался, достигая нормы на 3 и 7 сутки после травмы, и значительно превышал норму на 14 сутки обследования, хотя, значительной разницы содержания продуктов перекисного окисления липидов и показателей антиоксидантной системы в сыворотке крови между группами с изолированными и сочетанными ранениями груди не выявлено. Однако, у пострадавших с сочетанными ранениями проявлялась тенденция к более существенным нарушениям процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы, чем у пострадавших с изолированными ранениями. Уровень а-токоферола после ранений не снижался, а напротив — возрастал. Вероятно, это связано со стрессорной реакцией у пострадавших на ранней стадии после ранения. Известно, что мобилизация компонентов антиоксидантной системы в кровяное русло во многом определяется выраженностью стресс-реакции и находится с ней в прямой корреляционной связи [31]. Более позднее повышение содержания церулоплазмина в сыворотке крови у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди может быть обусловлено лаг-периодом, необходимым для его биосинтеза в печени.

При исследовании состояния процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди в зависимости от их характера выявлено, что в первые сутки после травмы у больных с колото-резаными ранениями в сыворотке крови происходило более выраженное повышение продуктов перекисного окисления липидов (диеновых конъюгатов и малонового диальдегида) по сравнению с больными с огнестрельными ранениями. Максимального значения уровень малонового диальдегида достигал у больных с колото-резаными ранениями на 14 сутки, а уровень диеновых конъюгатов — на 3 и 7 сутки, что свидетельствует о длительном последействии повреждающих факторов травмы.

Уровень а-токоферола у пострадавших с огнестрельными и колото-резаными ранениями был значительно выше по сравнению с нормой, однако достоверных различий содержания а-токоферола между этими группами не выявлено. Содержание церулоплазмина в сыворотке крови существенно повышалось в обеих группах пострадавших в более поздние сроки, хотя, существенных различий его уровней между этими группами не выявлено.

Таким образом, у пострадавших с колото-резаными ранениями установлено более выраженное нарушение процессов перекисного окисления липидов, чем у больных с огнестрельными ранениями.

Известно, что в патофизиологической основе активации процессов перекисного окисления липидов в организме лежат стресс-реакция, гипоксия и воспалительная реакция [76]. У пострадавших при травматической болезни выявлено значительное повышение гормонов стресс-индукторов [35]. В частности, у больных с сочетанными огнестрельными ранениями обнаружено продолжительное повышение уровня кортизола в сыворотке крови [9]. Следовательно, у пострадавших с сочетанными ранениями груди усиление процессов перекисного окисления липидов может быть обусловлено стрессорным компонентом. Вместе с тем, при сочетанных ранениях груди может наблюдаться значительная кровопотеря. Наличие кровопотери способствует возникновению в организме гипоксического состояния [52] — второго важного патофизиологического механизма активации перекисного окисления липидов.

Полученные данные показали, что объем кровопотери существенно влиял на уровень перекисного окисления липидов и показатели антиоксидантной системы в сыворотке крови больных с изолированными и сочетанными ранениями груди. При кровопотере до 1 л содержание диеновых конъюгатов в сыворотке крови повышалось, начиная с 3-х суток после травмы, достигало максимума на 7 сутки и к 14 суткам уже нормализовалось, а при кровопотере от 1 до 2 л концентрация диеновых конъюгатов повышалась также на 3 сутки и достигала максимума на 14 сутки. У пострадавших с кровопотерей свыше 2 л уровень диеновых конъюгатов в сыворотке крови повышался уже на 1 сутки; а на 14 сутки он достигал максимума. Следовательно, через 2 недели после травмы уровень диеновых конъюгатов в сыворотке крови пострадавших с кровопотерей свыше 1 л был значительно выше, чем при кровопотере до 1 л. Содержание малонового диальдегида в сыворотке крови во всех группах пострадавших было повышено с 1 суток после травмы и нормализовалось на 14 сутки лишь в группе пострадавших с кровопотерей до 1 л. Максимальное значение уровня малонового диальдегида в группе с кровопотерей от 1 до 2 л наблюдалось на 7 сутки, а в группе с кровопотерей свыше 2 л - на 14 сутки. При кровопотере от 1 до 2 л на 14 сутки после травмы концентрация малонового диальдегида в сыворотке крови больных была достоверно выше, чем при кровопотере до 1 л.

Содержание а-токоферола в сыворотке крови пациентов с кровопотерей до 1 л на 1 сутки снижалось, на 3 сутки повышалось, достигая максимума, а на 7 сутки нормализовалось. У больных с кровопотерей от 1 до 2 л напротив, уровень а-токоферола в сыворотке крови повышался лишь на 7 сутки, в остальные сроки не отличаясь от нормальных значений. У пострадавших с кровопотерей свыше 2 л концентрация а-токоферола в сыворотке крови была на 1 сутки повышена по сравнению со значениями у больных при кровопотере до 1 л, а на 3 сутки - достоверно снижена по сравнению с этой группой. При кровопотере свыше 2 л содержание а-токоферола в сыворотке крови снижалось на 7 и 14 сутки по сравнению с нормой.

Уровень церулоплазмина у пострадавших с кровопотерей до 1 л был снижен только на 1 сутки, а с кровопотерей от 1 до 2 л и свыше 2 л он был снижен и на 1, и на 3 сутки. В последующем происходила нормализация уровня церулоплазмина в сыворотке крови во всех группах пострадавших. Таким образом, при кровопотере от 1 до 2 л и свыше 2 л происходило более выраженное снижение уровня церулоплазмина. По-видимому, при большем объеме кровопотере происходит угнетение биосинтеза церулоплазмина в печени.

Следовательно, при увеличении объема кровопотери нарастает и выраженность нарушений процессов перекисного окисления липидов, и недостаточность антиоксидантной системы, которые компенсируются быстрее и в более полном объеме при меньшей кровопотере, что согласуется с экспериментальными данными о том, что кровопотеря является одним из важных механизмов активации процессов перекисного окисления липидов в организме [85].

При гипоксии отмечено повышение уровня оксида азота в крови [192] Чрезмерная выработка оксида азота является одним из важнейших патогенетических механизмов при травме и кровопотери [111].

В наших исследованиях было установлено, что у пострадавших с ранениями груди после травмы происходит усиление генерации оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами крови, что, в известной мере, согласуется с результатами экспериментальных исследований других авторов [111]. Повышение оксида азота, по-видимому, играет важную роль в патогенезе окислительного стресса, образовании пероксинитрита и усилении эндотоксикоза. Таким образом, полученные данные при травме свидетельствуют о наличии мощной генерации оксида азота, обладающего многофакторным повреждающим действием, что также ведет к усилению процессов перекисного окисления липидов у больных с ранениями груди.

Проведенные исследования зависимости уровней продуктов перекисного окисления липидов и показателей антиоксидантной системы от наличия и характера осложнений: негнойных (тромбоз бедренной артерии, тонкокишечная непроходимость, серозный перикардит, острая почечно-печеночная недостаточность) и гнойных (фибринозно-гнойный перитонит, абсцессы малого таза и поддиафрагмального пространства, нагноение ран, абсцедирующая пневмония, фибринозно-гнойный перикардит) у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди показали, что характер осложнений существенно влияет на степень нарушений процессов перекисного окисления липидов и параметры антиоксидантной системы сыворотки крови. Так, в группе пациентов с гнойными осложнениями на 1 и 3 сутки происходило более сильное увеличение содержания, диеновых конъюгатов в сыворотке крови, чем в группах больных без осложнений и с негнойными осложнениями. У пострадавших без осложнений динамика изменений концентрации диеновых конъюгатов в сыворотке крови существенно не отличалась от ее динамики у больных с негнойными осложнениями. Концентрация малонового диальдегида в сыворотке крови во все сроки исследования была повышена как в группе больных без осложнений, так и с негнойными осложнениями. В группе пациентов с гнойными осложнениями уровень малонового диальдегида был значительно выше по сравнению с группами пострадавших и с негнойными осложнениями, и без осложнений. При гнойных осложнениях степень окисленности липидов сыворотки крови в 1 сутки после ранения существенно повышалась по сравнению с группой с негнойными осложнениями.

Следовательно, наиболее значимые нарушения процессов перекисного окисления липидов, выражающиеся в повышении концентрации диеновых конъюгатов, малонового диальдегида и степени окисленности липидов в сыворотке крови, наблюдались в группе пациентов с гнойными осложнениями. Всё это свидетельствует о том, что у больных с гнойными осложнениями происходит более выраженная активация процессов перекисного окисления липидов, чем у пострадавших без осложнений и с негнойными осложнениями.

Согласно данным литературы, при гнойно-септических процессах свободнорадикальное окисление липидов является одним из ведущих патогенетических механизмов воспалительной реакции на мембранном уровне [38; 80].

В регуляции процессов ПОЛ главную роль играет АОС система. Характерной особенностью эндогенной АОС является ее многокомпонентность, определяющая воздействие на все стадии процессов ПОЛ [19].

При исследовании внутриклеточных антиоксидантных ферментов СОД, каталазы и глутатионпероксидазы обнаружено, что у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди усиление процессов перекисного окисления липидов сопровождается снижением активности внутриклеточных антиоксидантных ферментов. У больных с ранениями груди с гнойными осложнениями снижение активности СОД, каталазы и глутатионпероксидазы было более выражено, чем у пострадавших с ранениями груди с негнойными осложнениями и без осложнений. Полученные нами данные о снижении активности внутриклеточных антиоксидантных ферментов, в известной мере, согласуются с клиническими результатами полученными другими авторами [199]. Обнаружено, что внутривенное введение рекомбинантной человеческой СОД (3000 мг/ день) больным после множественных травм снижало уровень медиаторов воспаления (С-реактивного белка, полиморфноядерной эластазы, фосфолипазы А2), по сравнению с группой плацебо, что способствовало уменьшению развития осложнений после травмы. [199].

Таким образом, у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди наблюдается усиление процессов перекисного окисления липидов, сопровождающееся снижением активности внутриклеточных антиоксидантных ферментов. Наиболее выраженные нарушения процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы выявлены у пострадавших с ранениями груди при наличии гнойных осложнений.

При исследовании содержания внеклеточных компонентов антиоксидантной системы у пострадавших в группе без осложнений на 1, 3 и 7 сутки после травмы происходило повышение концентрации а-токоферола в сыворотке крови. В группе больных с негнойными осложнениями уровень а-токоферола в сыворотке крови имел тенденцию к повышению по сравнению с нормой. У пострадавших с гнойными осложнениями концентрация а-токоферола была выше нормы на всем протяжении исследования. При сравнении уровня а-токоферола в сыворотке крови пострадавших с гнойными осложнениями и негнойными осложнениями отмечалось достоверное повышение уровня а-токоферола у пострадавших с гнойными осложнениями.

Уровень церулоплазмина у больных без осложнений и с негнойными осложнениями существенно не изменялся. У больных с гнойными осложнениями концентрация церулоплазмина в 1, 3 и 7 сутки после травмы прогрессивно нарастала и на 14 сутки был выше значений нормы более чем в 2 раза. Следовательно, у больных с гнойными осложнениями происходило увеличение уровня внеклеточных антиоксидантов а-токоферола и церулоплазмина в большей степени, чем у больных без осложнений или с негнойными осложнениями.

Увеличение содержания уровня а - токоферола и ЦП свидетельствует об активации защитной реакции внеклеточной антиоксидантной системы у пострадавших с гнойными осложнениями, однако возможностей этой системы недостаточно для ограничения процессов ПОЛ, о чем свидетельствует уровень продуктов ПОЛ, который к 14 суткам оставался повышенным.

Таким образом, у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди выраженная воспалительная реакция может способствовать усилению процессов ПОЛ.

Известно, что в развитии воспалительных процессов важную роль играет оксид азота [43; 170]. В результате наших исследований установлено, что у больных с ранениями груди выявлен высокий уровень абсолютной генерации оксида азота тромбоцитами и лейкоцитами. Учитывая, что уровень абсолютной генерации оксида азота тромбоцитами значительно выше, чем лейкоцитами у больных с ранениями груди, естественно полагать, что генерация оксида азота тромбоцитами вносит существенный вклад в образование пероксинитрита и сопряженных патофизиологических повреждениях тканей, что также, вероятно, способствует активации процессов ПОЛ.

О патогенетическом значении перекисного окисления липидов в исходе травматической болезни при изолированных и сочетанных ранениях груди свидетельствуют полученные данные о состоянии перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у выживших и умерших больных. Почти все летальные исходы произошли именно в группе пострадавших с гнойными осложнениями.

Выявлено, что в группе умерших больных происходило более существенное повышение уровня продуктов перекисного окисления липидов и степени окисленности липидов сыворотки крови, чем в группе выживших больных. Содержание диеновых конъюгатов, малонового диальдегида и степень окисленности липидов сыворотки крови в группе умерших больных на 14 сутки после травмы были значительно выше нормы и уровня этих показателей у выживших пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди.

Исследование динамики компонентов антиокислительной системы выявило существенные различия между группами выживших и умерших больных. Так, уровень а-токоферола в группе умерших пострадавших с изолированными и сочетанными огнестрельными ранениями груди на 1 сутки после травмы был значительно выше, чем у выживших, а в более поздние сроки (на 7 и 14 сутки после травмы) снижался и был достоверно ниже нормы и значений у выживших больных. Концентрация церулоплазмина в сыворотке крови умерших больных с изолированными и сочетанными огнестрельными ранениями груди была существенно ниже концентрации церулоплазмина у выживших больных и нормы.

Таким образом, уровни а-токоферола и церулоплазмина в сыворотке крови могут служить прогностическим признаком исхода у пострадавших с изолированными и сочетанными огнестрельными ранениями груди: в группе умерших больных снижение содержания альфа-токоферола и церулоплазмина отмечается на 7 и 14 сутки после травмы по сравнению с нормой и со значениями в группе выживших пострадавших.

Следовательно, результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что нарушения процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы являются важным звеном патогенеза у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди.

Выявленное нами патогенетическое значение нарушений перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у больных с изолированными и сочетанными ранениями груди явилось основанием для применения оценки состояния процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы для прогнозирования течения и исхода заболевания. Для такой оценки был предложен результирующий показатель окислительного стресса (коэффициент окислительного стресса К) [48; 95].

Проведенное нами исследование коэффициента окислительного стресса К у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди показало, что в группе больных с изолированными ранениями коэффициент окислительного стресса К повышался по сравнению с нормой на 7 и 14 сутки после травмы, а в группе больных с сочетанными ранениями он увеличивался на 1 и 7 сутки по сравнению с нормой. Хотя достоверных различий уровней коэффициента окислительного стресса К между этими группами не выявлено, отмечалась тенденция к его более существенному повышению в группе пострадавших с сочетанными ранениями груди на 1 и 7 сутки после травмы. Следовательно, у пострадавших с изолироваными и сочетанными ранениями груди наблюдается дисбаланс перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сыворотке крови в сторону усиления процессов перекисного окисления липидов при его большей выраженности на 1 и 7 сутки после травмы при сочетанных ранениях груди.

Исследование дисбаланса процессов перекисного окисления липидов и, антиоксидантной системы (коэффициент окислительного стресса К) в сыворотке крови пострадавших с ранениями груди в зависимости от их характера продемонстрировало, что у пострадавших с огнестрельными ранениями этот дисбаланс по сравнению с нормой обнаружен лишь на 1 сутки после травмы. У больных с колото-резаными ранениями во все сроки исследования выявлен существенный дисбаланс процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сторону усиления процессов перекисного окисления липидов по сравнению с нормой, а на 14 сутки после травмы — и по сравнению с группой пострадавших с огнестрельными ранениями. Это свидетельствует о том, что колото-резаные изолированные и сочетанные ранения груди вызывают более выраженный дисбаланс перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сторону усиления процессов перекисного окисления липидов, чем огнестрельные ранения груди.

Изучение динамики результирующего показателя — коэффициента окислительного стресса К - в сыворотке крови пострадавших с ранениями груди в зависимости от объема кровопотери показало, что в группе пострадавших при кровопотере до 1 л изменение коэффициента окислительного стресса К по сравнению с нормой происходило лишь на 3 сутки после травмы в сторону активации антиоксидантной системы. В группе пострадавших с кровопотерей от 1 до 2 л коэффициент окислительного стресса К повышался во все сроки исследования по сравнению с нормой, особенно резко - на 7 и 14 сутки после травмы, свидетельствуя об усилении процессов перекисного окисления липидов. В этой группе пострадавших коэффициент окислительного стресса К был значительно выше по сравнению с группой больных с объемом кровопотери до 1 л, на 3 и 7 сутки после травмы. В группе больных с кровопотерей свыше 2 л наблюдалось аналогичное увеличение коэффициента окислительного стресса. К во все сроки исследования по сравнению с нормой, особенно на 7 и 14 сутки после травмы. В группе больных с кровопотерей свыше 2 л коэффициент окислительного стресса К был достоверно выше, чем в группе больных с кровопотерей до 1 л, на 1 и 3 сутки после травмы.

Таким образом, кровопотеря в объеме до 1 л не вызывает у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди нарушений баланса перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы в сторону усиления процессов перекисного окисления липидов, а кровопотеря в объеме свыше 1 л резко усиливает процессы перекисного окисления липидов, что выражается в повышении коэффициента окислительного стресса К.

Проведенные исследования показали, что у пострадавших с гнойными осложнениями выявлялось наибольшее возрастание коэффициента окислительного стресса К, по сравнению с больными без осложнений и с негнойными осложнениями.

О прогностической значимости оценки дисбаланса в системе перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы свидетельствуют наши исследования течения посттравматического периода в группах больных, разделенных на группы в зависимости от коэффициента окислительного стресса К в первые сутки после травмы. Показано, что наименее благоприятное течение посттравматического периода отмечалось у больных с наиболее высоким коэффициентом окислительного стресса К в первые сутки после травмы.

Таким образом, у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди выявлено значительное усиление процессов перекисного окисления липидов, гиперпродукция оксида азота и недостаточность эндогенной антиоксидантной защиты. Эти результаты являются основанием для рекомендации проведения антиоксидантной коррекции у пострадавших с изолированными и сочетанными ранениями груди. В связи с этим возникает необходимость дальнейшего совершенствования фармакологической коррекции свободнорадикальных процессов. Многочисленные антиоксиданты, используемые в клинике, в известной мере способствуют снижению уровня перекисного окисления липидов при окислительном стрессе. Однако успешное решение проблемы окислительного стресса возможно на основе последующих углубленных исследований молекулярных механизмов генерации реактивных форм кислорода.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Клычникова, Елена Валерьевна, 2004 год

1. Абрамова Ж.И., Оксенгендлер Г.Н. Человек и противовоспалительные вещества. Л., 1985. - 230 с.

2. Активация процессов перекисного окисления липидов в постреанимационном периоде / Долгих В.Т., Кочетов A.M., Еремеев С.И. и др. // Анестезиол. и реаниматол. 1988. -№ 1. - С. 24-29.

3. Арчаков А.И. Микросомальное окисление. М., 1975. — 327 с.

4. Асимметрия липидов и распределение а-токоферола в наружном и внутреннем монослое бислойных липидных мембран / Тюрин В.А., Каган В.Е., Аврова Н.Ф. и др. // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 1988. - Т. 105,№26.-С. 667-669.

5. Афанасьев И.Б. Кислородные радикалы в биологических процессах: Обзор. // Хим. фарм. журн. 1985. - Т. 19, № 1. - С. 11-23.

6. Биленко М.В. Ишемические и реперфузионные повреждения органов (молекулярные механизмы, пути предупреждения и лечения). М., 1989. -368 с.

7. Биоантиоксиданты в лучевом поражении и злокачественном росте / Бурлакова Е.Б., Алесенко А.В., Молочкина Е.М. М., 1975. - 214 с.

8. Биохимические критерии оценки тяжести состояния раненых с огнестрельными повреждениями груди и живота / Абакумов М.М., Погодина А.Н., Голиков П.П. и др. // Вестн. хир. им. Грекова. — 1998. — Т. 157, №4.-С. 57-61.

9. Бобырев В.Н. Свободнорадикальное окисление в патогенезе заболеваний, сопряженных со старением // Патол. физиол. и эксперим. терапия. — 1989. -№5.-С. 90-94.

10. Болдырев А.А. Карнозин. М.: Изд-во МГУ, 1998. - 320 с.

11. Боровиков В.П., Боровиков И.П. STATISTIC А Статистический анализ и обработка данных в среде Windows М.: Информационно-издательский дом "Филинъ", 1998. - 608 с.

12. Бурлакова Е.Б., Аристархова С.А., Храпова Н.Г. Антиоксидантная функция токоферола и возможность его замены синтетическими ингибиторами // Витамины. Киев, 1975. - Вып. 8. - С. 30-36.

13. Бурлакова Е.Б., Красиков С.А., Храпова Н.Г. Кинетические особенности токоферолов как антиоксидантов. Черноголовка, 1992. - 56 с.

14. Вагнер Е.А. Лечение пораженных в грудь на госпитальном этапе. Пермь: Изд-во Перм. Ун-та, 1994. - 200 с.

15. Ванин А.Ф. Динитрозильные комплексы железа и S-нитрозотиолы — две возможные формы стабилизации и транспорта оксида азота в биосистемах // Биохимия. 1998. - №7. - С. 924-938.

16. Ванин А.Ф. Оксид азота в биологии: история, состояние и перспективы исследований // Биохимия. 1998. — №7. — С. 867-869.

17. Васильева Л.С., Кузьменко В.В., Малышев В.В. Модификация асептического воспаления антиоксидантом ионолом // Патол. физиол. и эксперим. терапия. 1993. - № 3. - С. 41-43.

18. Владимиров Ю.А. Свободные радикалы и антиоксиданты // Вестн. РАМН. 1998.-№7.-С. 43-51.

19. Владимиров Ю.А., Арчаков А.И. Перекисное окисление липидов в биологических мембранах. М.: Наука, 1972. - 252 с.

20. Влияние вазоактивных факторов у больных с тяжелой сочетанной травмой / Голиков П.П., Картавенко В.И., Николаева Н.Ю. и др. // Пат. физиол.-1998.-№3.- С. 20-22.

21. Влияние липидов мембран на активность ферментов / Бурлакова Е.Б., Джалябова М.И., Гвахирия В.О. и др. // Биоантиокислители в регуляции метаболизма в норме и патологии. М., 1982. - С. 113-140.

22. Воскресенский О.Н., Туманов В.А. Ангиопротекторы. Киев, 1982. — 120 с.

23. Воспаление (руководство для врачей) / Под ред. В.В.Серова и В.СЛаукова. М.: Медицина, 1995. - 640 с.

24. Выбор метода гемостаза при повреждениях селезенки / Абакумов М.М., Владимирова Е.С., Ермолова И.В. и др. // Хирургия. — 1998. № 2. — С. 3134.

25. Гаврилов В.Б., Гаврилова А.Р., Мажуль А.М. Анализ методов определения продуктов перекисного окисления липидов в сыворотке крови по методу с тиобарбитуровой кислотой // Вопр. мед. химии. 1987. - № 1. - С. 118-127.

26. Генерация оксида азота лейкоцитами и тромбоцитами крови при остром отравлении метанолом / Голиков П.П., Николаева Н.Ю., Гольдфарб Ю.С. и др. // Токсикологический вестник. — 2002. № 6. - С. 9 — 13.

27. Голиков П.П. Регуляция функции глюкокортикоидных рецепторов и активности ангиотензинпревращающего фермента // Пробл. эндокринол. -1997.-№4.-С. 51-54.

28. Голиков П.П. Роль молекулярных механизмов регуляции функции рецепторов глюкокортикоидных гормонов в патогенезе и лечении сердечно-сосудистых заболеваний // Клин. мед. — 1998. № 5. - С. 8-14.

29. Голиков П.П., Голиков А.П. Роль оксида азота в патологии // ТОП-медицина. 1999. - № 5. - С. 24-27.

30. Голиков П.П., Матвеев С.Б., Давыдов Б.В. Механизмы активации перекисного окисления липидов и мобилизации эндогенного антиоксиданта а-токоферола при стрессе // Вопр. мед. химии. 1987. - № 1. - С. 47.

31. Горизонтов П.Д. Стресс и система крови. М.: Медицина. - 1983. — 250 с.

32. Грашин Р.А. Влияние р-ионола на состояние перекисного окисления липидов у пострадавших с тяжелой сочетанной травмой // Сочетанная травма: Материалы Всесоюз. науч. конф. М., 1997. - С. 116-117.

33. Грашин Р.А. Экспериментальное изучение перекисного окисления липидов при тяжелой сочетанной травме // Очерки по детской урологии. -М., 1993.-С. 14.

34. Дерябин И.И., Насонкин О.С. Травматическая болезнь. JL: Медицина, 1987.-304 с.

35. Динамика биохимических индукторов стресс-реакции при различной тактике хирургического лечения больных с сочетанной травмой черепа и нижних конечностей / Лебедев В.В., Голиков П.П., Давыдов Б.В. и др. // Вопр. мед. химии. 1999. - № 6. - С. 494-501.

36. Динамика компонентов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы у больных с тяжелой сочетанной травмой / Андреев А.А., Картавенко В.И., Голиков П.П. и др. // Вопр. мед. химии. -1998.-№5.-С. 485-493.

37. Динамика показателей пероксидного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы сыворотки крови при остром деструктивном панкреатите / Любицкий О.Б., Давыдов Б.В., Елынанский И.В. и др. // Вопр. мед. химии. 1998. -№ 6. - С. 565-570.

38. Дорфман А.Г. Интенсивная терапия у пострадавших с травмой груди и черепа: Автореф. дис. д-ра. мед. наук. М., 1998. - 46 с.

39. Дорфман А.Г., Багдатьев В.Е., Давыдов Б.Е. Респираторная функция легких при травме груди, осложненной острой кровопотерей // Актуальные вопросы неотложной хирургии. М., 1994. - С. 151-154.

40. Дубенко А.Е. Состояние свободно-радикального окисления липидов, антиоксидантной, биоэнергетической систем при острой закрытой черепно-мозговой травме: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — Харьков, 1991.-31 с.

41. Ерюхин И.А., Шашков Б.В. Эндотоксикоз в хирургической практике. — СПб.: Logos, 1995. 304 с.

42. Ерюхин И.А., Шляпников С.А. Экстремальное состояние организма. — СПб.: Эскулап, 1997. 288 с.

43. Жданов Г.Г., Нечаев В.Н., Нодель M.JI. Свободнорадикальные процессы, гипоксия и применение антиоксидантов в реаниматологии // Анест. и реаниматол. -1989. № 4. - С. 63-68.

44. Зенков Н.К., Панкин В.З., Меньшикова Е.Б. Окислительный стресс. — М.г МАИК "НАУКА/ИНТЕРПЕРИОДИКА", 2001. 343 с.

45. Значение химических свойств оксида азота для лечения онкологических заболеваний / Винк Д.А., Водовоз И., Кук Д.А. и др. // Биохимия. 1998. -№ 7. - С. 948-957.

46. Изменение антирадикальной активности аналогов и гомологов токоферола методом хемилюминесценции / Бурлакова Е.Б., Кухтина Е.Н., Ольховская И.П. и др. // Биофизика. 1979. - № 6. - С. 975-979.

47. Каган В.Е., Орлов В.Н., Прилипко JLJI. Проблемы анализа эндогенных продуктов перекисного окисления липидов. М., 1986. -136 с.

48. Клинические предпосылки к раннему остеосинтезу при черепно-мозговой травме, сочетанной с травмой конечностей / Лебедев В.В., Голиков П.П., Сувалян А.Г. и др. // Нейрохирургия — 1999. № 1, С. 19-25

49. Кочетыгов Н.И. Кровезаменители при кровопотере и шоке. — Л.: Медицина, 1984. 160 с.

50. Лескова Г.Ф. Клеточные механизмы функциональных повреждеий печени и жировой ткани при геморрагическом шоке и пути их коррекции // Тез. докл. IV Всесоюзн. съезда патофизиол. 3-4 окт. 1989 г. — Кишинев — М., 1989.-Т. И.-С. 749.

51. Малышев И.Ю., Манухина Е.Б. Стресс, адаптация и оксид азота // Биохимия. 1998. -№ 7. - С. 992-1006.

52. Маркин А.А., Журавлева О.А., Деланян Н.В. Определение активности СОД, глутатионпероксидазы и глутатионпероксидазы на биохимическом анализаторе «TECHNICON РА-1000» // Клиническая лабораторная диагностика. 1992. - № 11-12. - С. 37-41.

53. Марков Х.М. Окись азота в физиологии и патологии почек // Вест. РАМН.-1996.№7.- С.73-78.

54. Матвеев С.Б. Нарушения кислородтранспортной функции крови и перекисного окисления липидов при кровопотере и их коррекция (экспериментально-клиническое исследование): Автореф. дис. . д-ра. мед. наук. М., 1998. - 38 с.

55. Меерсон Ф.З. Патогенез и предупреждение стрессорных и ишемических повреждений сердца. М.: Медицина, 1984. - 272 с.

56. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. М., 1988. - 265 с.

57. Мембранные липиды как переносчики информации / Бурлакова Е.Б., Архипова Г.В., Голощапов А.Н. и др. // Биоантиокислители в регуляции метаболизма в норме и патологии. М., 1982. - С. 74-83.

58. Метод определения активности каталазы / Королюк М.А., Иванова Л.И., Майорова И.Г. и др. // Лаб. дело. -1988. № 1. - С. 16-19.

59. Механизмы перекисного окисления липидов и его действие на биологические мембраны / Владимиров Ю.А., Оленев В.И., Суслова Т.Б. и др. // Биофизика: Итоги науки и техники. 1975. - Т. 5. - С. 56-117.

60. Микаилов С.Г. Перекисное окисление липидов при переломах длинных трубчатых костей и его коррекция антиоксидантами: Автореф.дис. канд. мед. наук. Тбилиси. - 1989. - 27 с.

61. Нарушения процессов перекисного окисления липидов у хирургических больных на этапах лечения / Малышев В.Д., Потинов А.Ф., Трепшец В.Е. и др. // Анест. и реаниматол. 1994. - № 6. — С. 53-59.

62. Немченко Н.С. Антиоксидантная система при тяжелой сочетанной травме // Очерки по детской урологии. — М., 1993. — С. 27.

63. Немченко Н.С. Биохимические механизмы тяжелой сочетанной травмы // Клин. мед. патофизиол. СПб., 1997. -№ 2. - С. 85-92.

64. О роли моноаминооксидазы в интенсификации перекисного окисления липидов митохондрий при экспериментальном некрозе миокарда / Джафаров А.И., Магомедов Н.М., Азимова A.M. и др. // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 1988. - № 7. - С. 45-47.

65. Ольбинская Л.И., Лазебник Л.Б. Донаторы оксида азота в кардиологии. -М.: Русский дом, 1998. -172 с.

66. Ольбинская Л.И., Литвицкий П.Ф. Коронарная и миокардиальная недостаточность. М.: Медицина, 1986. - 272 с.

67. Панченко Л.Ф., Герасимов А.М., Антоненков В.Д. Роль пероксисом в патологии клетки. М., 1981. - 208 с.

68. Пашин Е.Н. Коронарное, инотропное и метаболическое действие антиоксидантов эмоксипина и дибунола на ишемизированный миокард // Автореф. дис. канд. мед. наук. Ростов Н/Д, 1990. - 22 с.

69. Перекисное окисление липидов в митохондриальных мембранах, инициированное ферментативным дезаминированием биогенных аминов /ч

70. Каган В.Е., Смирнов А.В., Савов В.М. и др. // Вопр. мед. химии. 1984. -№1.-С. 112-118.

71. Перекисное окисление липидов при ишемической болезни сердца / Голиков А.П., Голиков П.П., Давыдов Б.В. и др. // Физиология человека. — 1997.-№6.-С. 49-57.

72. Перекисное окисление липидов у больных с ожоговой травмой, осложненной гастродуоденальным кровотечением / Смирнов С.В., Спиридонова Т.Г., Пахомова Г.В: и др. // Комбустиология. 1999. - № 1. -С. 1-4.

73. Петрович Ю.А., Гуткин Д.В. Глутатионпероксидазы в системе антиоксидантной защиты мембран // Патол. физиол. и эксперим. терапия. -1981.-№5.-С. 76-78.

74. Петрович Ю.А., Гуткин Д.В. Свободнорадикальное окисление и его роль в патогенезе воспаления, ишемии и стресса // Патол. физиол. и эксперим. терапия. 1986. - № 5. - С. 85-92.

75. Предупреждение активации перекисного окисления липидов и повреждения антиоксидантных систем миокарда при стрессе и экспериментальном инфаркте / Меерсон Ф.З., Каган В.Е., Архипенко Ю.В. и др. // Кардиология. 1981. - № 12. - С. 55-60.

76. Применение лейкинферона для профилактики гнойных осложнений у пострадавших с ранениями груди / Булава Г.В., Абакумов М.М., Друзенко О.А. и др. // Хирургия. 1999. - № 7. - С. 35-39.

77. Проницаемость бислойных фосфолипидных мембран для супероксидных радикалов кислорода / Гуськова Р.А., Иванов И.И., Хольтовер В.К. и др. // Биохимия. 1984. - № 5. - С. 758-766.

78. Регуляция липидов при гнойно-септических заболеваниях / Лынев С.Н., Туманян С.В., Александрова Н.В. и др. // Хирургия. 1990. - № 6. — С. 5559.

79. Роль эндогенного свободного железа в активации перекисного окисления липидоа при ишемии / Козлов А.В., Шинкаренко Л.И., Владимиров Ю.А. и др. // Бюл. эксперим. биологии и медицины. 1985. № 1. - С. 38-41.

80. Свободные радикалы в живых системах / Владимиров Ю.А., Азизова О.А., Деев А.И. и др. // Биофизика: Итоги науки и техники ВИНИТИ АН СССР. -М., 1991.-Т. 20.-252 с.

81. Северина И.С. Растворимая форма гуанилатциклазы в молекулярном механизме физиологических эффектов окиси азота и в регуляции процессов агрегации тромбоцитов // Бюлл. экспер. биол.- 1995.- №3.- С. 230-235.

82. Состояние перекисного окисления липидов при травматическом шоке и некоторые пути его коррекции / Брюсов Л.Г., Шарапов Г.Н., Елысин А.И. и др. // Вестн. хирургии им. Грекова. — 1992. — № 9-11. — С. 216-219.

83. Состояние процессов перекисного окисления липидов при энтеральной коррекции экспериментальной кровопотери / Матвеев С.Б., Марченко В.В., Попова Т.С., Голиков П.П. // Вопр. мед. химии. 1999. - № 2. - С. 140-145.

84. Сторожук П.Г., Сторожук А.П. Клиническое значение определения активности супероксиддисмутазы в эритроцитах при анестезиологическом обеспечении оперируемых гастроэнтерологических больных // Вестник интенсивной терапии. — 1998. № 4. — С. 15-17.

85. Тарусов Б.Н. Основы биологического действия радиоактивных излучений. -М., 1954.- 130 с.

86. Тюлина О.В., Каган В.Е., Болдырев А.А. Модулирующий эффект карнозина и родственных соединений на дыхательный взрыв лейкоцитов, активированных сульфатом бария // Бюлл. эксп. биол. мед. — 1994. — № 1 — С. 463-466.

87. Утилизация активных форм кислорода и липопероксидов в крови больных инфарктом миокарда / Ланкин В.З., Тихадзе А.К., Ракита Д.Р. и др. // Тер. архив. 1985. - № 5. - С. 58-62.

88. Филенин А.И., Жукова О.В. Прогнозирование гнойных осложнений огнестрельных ран // Вестн. хир. им. Грекова. 1991. - № 5. - С. 62-64.

89. Халмурадов А.Г., Тоцкий В.Н., Чаговец Р.В. Транспорт жирорастворимых витаминов. Киев, 1980. - 120 с.

90. Хирургическая тактика при сочетанной травме черепа и нижних конечностей / Сувалян А.Г., Голиков П.П., Давыдов Б.В. и др. // Вестн. травматол. и ортопедии им. Н.И.Приорова. 1999. - № 3. - С. 11-16.

91. Шубич М.Г., Авдеева М.Г. Медиаторные аспекты воспалительного процесса // Архив патологии. 1997. - Т. 59, № 2. - С. 3-8.

92. Является ли ксантиноксидаза универсальным источником супероксидных радикалов при ишемических и реперфузионных повреждениях / Рашба Ю.Э., Качлер Л.Г., Вартанян Л.С. и др. // Бюл. экспер. биологии и медицины. 1990. - Т. 109, № 6. - С. 548-550.

93. A method for integral estimation of lipid peroxidation and the antioxidant system in medical emergency states / Golikov P.P., Davydov B.V., Matveev S.B. et al. // Proc. XVI Intern. Congr. Clin. Chem. London, UK. - 8-12 July 1996.-P. 310.

94. Angiotensin II stimulatesthe production of NO and peroxynitrite in endothelial cells / Pueyo M.E., Arnal J.F., Rami J. et al. // Am.J.Physiol.- 1998. Vol. 274. -P. C. 214-220.

95. Angiotensin-II stimulates nitric oxide release in isolated perfused renal resistance arteries / Thorup-C; Kornfeld-M; Winaver-JM. et al. // Pflugers-Arch.- 1998.-Vol. 435.-P.432-434.

96. Anti-inflammatory glucocorticoids inhibit the induction by endotoxin of nitric oxide synthase in the lung, liver and aorta of the rat / Knowles R.G., Salter M., Brooks S.L. et al. // Biochem. Biophys. Res. Commun. 1990. - Vol. 172. - P. 1042-1048.

97. Aruoma O.I. Assessment of potential prooxidant and antioxidant actions // J. Amer. Oil Chem. Soc. 1996. - Vol. 73, № 12. - P. 1617-1625.

98. Babior B.M. Superoxide: a two-edged sword // Braz. J. Med. Biol. Res. 1997. -Vol. 30,№2.-P. 141-155.

99. Biochemical criteria for severity assessment of postoperative course in patients with thoracic and abdominal gunshot wounds / Abakumov M.M., Golikov P.P., Davydov B.V. et al. // Europ. J. Trauma Emerg. Surgery. 1999. - Vol. 22, № 3.-P. 110-115.

100. Bories P.N., Bories C. Nitrate determination in biological fluids by an enzymatic one-step assay with nitrate reductase // Clin. Chem. — 1995.- Vol. 41.- P. 904907.

101. Bories P.N., Scherman E., Dziedzig L. Analysis of nitrite and nitrate in biological fluid by capillary electrophoresis // Clin. Biochem. -1999. —Vol. 32. — P. 9-14.

102. Brett S. J., Quinlan G.J., Mitchell J. Production of nitric oxide during surgery involving cardiopulmonary bypass. // Crit. Care Med.- 1998.- Vol. 26.- P. 208209.

103. Carotenoids and antioxidant vitamines in patients after burn injury / Rock C.L., Dechert R.E., Khilnani R. et al. // J. Burn Care Rehabil. 1997. - Vol. 18. - № 3. -P. 269-278.

104. Ceruloplasmin. A scavenger of superoxide anion radicals / Goldstein J.M., Kaplan H.B., Edelson H.S., Weissmann G. // J. Biol. Chem. 1979. - Vol. 254, № 10.-P. 4040-4045.

105. Chartrain N.A., Geller D.A., Kotty H.H. Molecular cloning, structure, and chromosomal localization of the human inducible nitric oxide synthase gene // J. Biol. Chem.,-1994.- Vol. 269.- P. 6765-6772.

106. Clark R.A. Activation of the neutrophil respiratory burst // J. Infect. Dis. 1999. - Vol. 179. - Suppl. 2. - P. 309-317.

107. Cooke J. P., Dzau V.J. Derangements of the nitric oxide synthase pathway, L-arginine, and cardiovascular diseases // Circulation. 1997. - Vol. 96. — P. 379382.

108. Cut and liver: the organs responsible for increased nitric oxide production after trauma-hemorrhage and resuscitation / Smail N., Catania R.A., Wang P. et al. // Arch. Surg. -1998. Vol. 133. - P 399-405.

109. Dalloz F., Maupoil V., Lecour S. In vitro studies of interactions of NO' donor drugs with superoxide and hydroxyl radicals // Cell. Biochem.- 1997.- Vol. 177.-P. 193-200.

110. Del Maestro R.F. An approach to free radicals in medicine and biology // Acta Physiol. Scand. 1980. - Suppl. 492. - P. 153-168.

111. De-Matteo R., May C.N. Glucocorticoid-induced renal vasodilatation is mediated by a direct renal action involving nitric oxide // Am. J. Physiol.- 1997.-Vol. 273.- P. 1972-1979.

112. Devies M.G., Fulton G.J., Hagen P.O. Clinical biology of nitric oxide // Br. J. Surg. 1995. - Vol. 82. - P. 1598-1610.

113. Diplock A.T. Selenium and the membrane-associated drug-metabolizing enzyme system of rat liver // Vitamins and Hormones. 1974. - Vol. 32. - P. 445-460.

114. Diplock A.T. Vitamin E, selenium and free radicals // Med. Biol. 1984. - Vol. 62,№2.-P. 78-80.

115. Does superoxide underlie the pathogenesis of hypertension? / Nakazono K., Watanabe N., Matsuno K. et al. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1991. - Vol. 88. -P. 10045-10048.

116. Doughty L., Carcillo J.A. Plasma nitrite and nitrate concentrations and multiple organin pediatric sepsis // Crit. Care Med.- 1998.- Vol.26.- P. 157-162.

117. Drapier J. L-arginine-derived nitric oxide and the cell-mediated immune response // Res. Immunol. 1991. - Vol.142. - P.553-555.

118. Duggan D.E. Spectrofluorometric determination of tocopherols // Arch. Biochem. Biophys. 1959. - Vol. 84, №1.-P.l 16-122.

119. Dukat A., Lietava J., Masaros S. NO release after different doses of nitrate therapy among patients with chronic coronary artery disease // Pathophysiology.- 1998.- Vol. 5(Suppl.). P. 46.

120. EDRF: Nitrosylated compound of authentic nitric oxide / Bates J.N., Harrison D.G., Myers P. et al. // Basic Res. Cardiol. 1991. - Vol. 86 (suppl. 2) - P. 1726.

121. Effect of exogenous and endogenous nitric oxide on mitochondrial respiration of rat hepatocytes / Stadler J., Billiar T.R., Curran R.D. et al. // Am. J. Physiol. -1991. Vol. 260. - P. C910-C916.

122. Enhancement of chemotactic factor stimulated neutrophil oxidative metabolism by leukotriene В / Gay V.C., Beckman V.K., Brash A.R. et al. // Blood. 1984. -Vol. 64, № 4. - P. 780-785.

123. Everett S.A., Dennis M.F., Tozer G.M. Nitric oxide in biological fluids: analysis of nitrite and nitrate by high-performance ion chromatography // J. Chromatog. A.- 1995. Vol. 706. P. 437-442.

124. Ferrante A., Thong Y.H. Separation of mononuclear and polymorphonuclear leukocytes from human blood by the one-step hypaque-flcoll method is dependent on blood column height // J. Immunol. Methods. 1982. — Vol. 48. — P. 81-85.

125. Flohe L. Glutathione peroxidase brought into focus // Free Radicals in Biology/ Ed. by W.Pryor. N.Y. etc.: Academic Press, 1982. - Vol.5. - P. 223-257.

126. Forman H.J., Ficher A.B. Antioxidant defences // Oxygen and living processes: An interdisciplinary approach / Ed. by D.L.Gibbert. N.-Y. etc.: Springer-Verlag. - 1981. - P. 235-249.

127. Forstermann U., Schmidt H.H.H.W. Isoforms of nitric oxide synthase. Characterization and purification from different cell types // Biochem. Pharmacol. -1991. Vol. 42. - P. 1849-1857.

128. Freeman B.A., Crapo J.B. Biology of disease: Free radicals and tissue injury // Lab. Invest. 1982. - Vol. 47. - P. 412-426.

129. Fridovich J. The biology of oxygen radicals // Science. 1978. - Vol. 201, № 4359.-P. 857-880.

130. Fu X.B. Effects of shock and reperfusion on multiple organ function after gunshot wounds // Chung Hua Wai Ко Tsa Chih. 1992. - Vol. 30, № 9. - P. 563-566, 573.

131. Furchgott R.F., Zawadski J.V. The obligatory role of endothelial cells in the relaxation of arterial smooth muscle by acetylcholine // Nature. — 1980. — Vol. 288.-P. 373-376.

132. Gomtz-Jimenez J., Salgado A., Moncada S. L-arginine: nitric oxide pathway in endotoxemia and human septic shock // Crit. Care Med. -1995. — Vol. 23. — P. 253-258.

133. Guarnieri C., Ferrari R., Visioli O. Effect of alpha-tocopherol on hypoxic-perfused and reoxygenated rabbit heart muscle // J. Mol. Cell Cardiol. 1978. -Vol. 10,№ 10.-P. 893-906.

134. Gudbjarnason S. Polyene fatty acids and peroxidation in heart muscle // J. Molec. Cell Cardiol. 1981. - Vol. 13, Suppl. 1. - P. 35.

135. Halliwell В., Chirico S. Lipid peroxidation: its mechanism, measurement, and significance // Am. J. Clin. Nutr. 1993. - Vol. 57 (Suppl.) - P. 715S-725S.

136. Halliwell В., Gutteridge J.M.S., Cross C.E. Free radicals, antioxidants, and human disease: Where are we now // J. Lab. Clin. Med. 1992. - Vol. 119, № 6. - P. 598-620.

137. Hampton M.B., Kettle A.J., Winterbourn C. Inside the neutrophil phagosome: oxidants, myeloperoxidase and bacterial killing // Blood. 1998. - Vol. 92, № 9. -P. 3007-3017.

138. Harman D. Free radical theory of aging. Dietary implications // Am. J. Clin. Nutr. 1972. - Vol. 25, No 8. - P. 839-843.

139. Hennington B.S., Zhang-H., Miller M.T. Angiotensin II stimulates synthesis of endothelial nitric oxide synthase // Hypertension.- 1998. Vol. 31. - P. 283-288.

140. Hierholzer C., Herbrecht B. Essential role of induced nitric oxide in the initiation of the inflammatory response after hemorrhagic shock // J. Exp. Med.-1998.- Vol.187.- P. 917-928.

141. Higuchi Y. Change of lipid peroxides and alpha-tocopherol in rats with experimentally induced myocardial necrosis // Acta Med. Okayama. 1982. -Vol. 36, №2.-P. 113-124.

142. Hishikawa K., Nakaki N.,Tsuda M. Effect of systemic i-arginin administration on hemodynamics and nitric oxide release in man // Jpn. Heart J. — 1992. — Vol.33.-P. 41-48.

143. Hughson M.D., Balentine J.B., Daniell H.B. The ultrastructural pathology of hyperbaric oxygen exposure. Observation on heart // Lab. Invest. 1977. - Vol. 37.-№5.-P. 516-525.

144. In vivo induction and reversal of nitroglycerin tolerance in human coronary arteries / May D.C., Popma J.J., Black W.H. et al. // N. Engl. J. Med. 1987. -Vol. 317.-P. 805-809.

145. Inhibition of NO synthesis in septic shock / Hotchkiss R.S., Karl I.E., Parker J.L. et al. // Lancet. 1992. - Vol. 339. - P. 434-435.

146. Involvement of superoxide radicals on adrenochrome formation stimulated by arachidonic acid in bovine heart sarcolemmal vesicles / Guarnieri C., , Ventura C., Georgountzos A. et al. // Biochem. Biophys. Acta (G) 1984; - Vol. 838, № 3.-P. 355-360.

147. Kiechle F., Huk I., Malinski T. In situ measurement of nitric oxide superoxide and peroxinitrite during endotoxemia // J. Physiol. Pharmacol. 1997. - Vol. 48. -P. 633-644.

148. Kolb H., Kolb-Bachofen V. Nitric oxide: A pathogenic factor inautoimmunity // Immunol. Today. -1992.- Vol. 13.- P.157-160.

149. Kuga Т., Mohri M. Bradykinin-induced vasodilatation of human coronary arteries in vivo: role of nitric oxide and angiotensin-converting enzyme // J. Am. Coll. Cardiol. 1997. - Vol. 30. - P. 108-112.

150. Lancaster J.R. Nitric oxide in cells // American Scientist. 1992. - Vol. 80. - P. 248-259.

151. Lao S.K., Lai L., Cooper J.A Trombin-induced generation of neutrophil activating factor in blood // Am.J.Pathol. -1988. Vol.130. - P. 22-32.

152. Levine J.J, Fettei M.J., Valderrama E. Nitric oxide and inflammatory bowel disease evidence for local intestinal production in children with active colonic disease // J. Pediatr. Gastroenterol, and Nutr.- 1998. Vol. 26. P. 34-38.

153. Maintenance and down-regulation of primed neutrophil chemiluminescence activity in human whole blood / Brown G.E., Reiff J., Allen R.C. et al. // J. Leucoc. Biol. 1997. - Vol. 62. - P. 837-844.

154. McCord J.M. Human disease, free radicals, and the oxidant/antioxidant balance // Clin. Biochem. 1993. - Vol. 26. - P. 351-357.

155. McCord J.M. Oxygen-derived free radicals in postischemic tissue injury // New Engl. J. Med. 1985. - Vol. 312. - № 3. - p. 159-163.

156. McCord J.M. The superoxide free radical: its biochemistry and pathophysiology // Surgery. 1983. - Vol. 94. - № 3. - P. 412-414.

157. McCord J.M., Fridovich I. The biology and pathology of oxygen radicals // Ann. Intern. Med. 1978. - Vol. 89. - P. 122-127.

158. McCord J.M., Roy R.S. The pathophysiology of superoxide: role in inflammation and ischemia // Can. J. Physiol. Pharmacol. 1982. - Vol. 60. - № 11.-P. 1346-1352.

159. Michelson A.U., McCord I.M., Fridovich I. Superoxide and superoxide dismutases. London, NY - San Francisco, 1977. - 371 p.

160. Mombouli J.V. ACE inhibition, endothelial function and coronary artery lesions. Role of kinins and nitric oxide // Drugs.- 1997.- Vol. 54(Suppl. 5).- P. 12-22.

161. Moncada S., Palmer R.M.J., Higgs E.A. Nitric oxide: Physiology, pathophysiology, and pharmacology // Pharmacol. Rev. 1991. — Vol. 43. — P. 109-142.

162. Morris S.M., Billiar T.R. New insights into regulation of inducible nitric oxide synthesis // Am. J. Physiol.- 1994.- Vol. 266.- P. E829-839 .

163. Mugge A., Forestermann U., Lichtlen P.R. Platelets, endothelium-dependent responses and atherosclerosis // Ann. Med. — 1991. — Vol. 23. — P. 545-550.

164. Multiple organ injuries after abdominal high energy wounding in animals and the protective effect of antioxidants / Fu X., Tian H., Sheng Z. et al. // Chin. Med. Sci. J. 1992. - Vol. 7, № 2. - P. 86-91.

165. Neutrophil function and lipid peroxidation in a rat model of multiple organ failure / Van Bebber I.P.T., Boekholtz W.K.F., Goris R.G.A. et al. // J. Surg. Res. 1989. - Vol. 47. - P. 471-475.

166. Nitric oxide circulates in mammalian plasma primarily as an S-nitroso adduct of serum albumin / Stamler J.S., Jaraki O., Osborne J. et al. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1992. - Vol. 89. - P. 7674-7677.

167. Nitric oxide production is increased in patients with inflammatory myositis / Wanchu A., Khullar M., Sud A. et al. // Nitric-Oxide. 1999. - Vol. - 3. - P. 454-458.

168. Nitric oxide synthase in macula densa regulates glomerular capillary pressure / Wilcox C.S., Welch W.J., Murad F. et al. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1992. -Vol. 89.-P. 11993-11997.

169. Node K., Kitakaze M., Sato H. Effect of acute dynamiic exercise on circulating plasma nitric oxide level and correlation to norepinephrine release in normal subjects // Am. J. Cardiol. 1997. - Vol.79. - P. 526-528.

170. Nussler A.K., Biliar T.R. Inflammation, immunoregulation, and inducible nitric oxide synthase // J. Leukoc. Biol. 1993. - Vol. 54. - P. 171-178.

171. Opie L.H. Prevention of ischaemic injury in the heart // IX World Congress of Cardiology. Abstracts. Moscow, 1982. - Vol. 1. - № 0070.

172. Osaki S., Johnson D.A., Frieden E. The possible significance of the ferrous oxidase activity of ceruloplasmin in normal human serum // J. Biol. Chem. -1966. Vol. 241. - P. 2746-2751.

173. Palmer R.M., Moncada S. Nitric oxside release accounts for the biological activity of endotelium-derived relaxing factor // Nature. -1987. -Vol.327.- P. .524-526.

174. Petros A., Bernett D., Vallance P. Effect of nitric oxide synthase inhibitors on hypotension in patients with septic shock // Lancet. — 1991. — Vol. 338. — P. 1557-1558.

175. Preiser J.C.,Reper P. Nitric oxide production is patients after burn injury // J. Trauma. 1996. - Vol. 40. - P. 368-371.

176. Pulmonary oxidative stress response in young children with cystic fibrosis / Hull J., Vervaart P., Grimwood K. et al. // Thorax. 1997. - Vol. 52. - № 6. - P. 557560.

177. Radomski M.W., Palmer R.M.J., Moncada S. Glucocorticoids inhibit the expression of an inducible, but not the constitutive, nitric oxide synthase in vascular endothelial cells // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1990. - Vol. 87. - P. 10043-10047.

178. Rao P.S., Cohen M.V., Mueller H.J. Production of free radicals and lipid peroxides in early experimental myocardial ischemia // J. Molec. Cell. Cardiol. -1983. Vol. 15. - № 10. - P. 713-716.

179. Ravin H.A. An improved colorimetric enzymatic assay of ceruloplasmin // J. Lab. Clin. Med. 1961. - Vol. 58. - № 1. - P. 161-168.

180. Recknagel R.O., Glende E.A. Spectrophotometric detection of lipid conjugated dienes // Methods in Enzymology (Oxygen Radicals in Biological Systems). -1984.-Vol. 105.-P. 331-337.

181. Rotilio G. Biochemical mechanisms of oxy-radical production and the role of the antioxidant enzymes in relation to hypoxic and ischemic tissue damage // Oxygen Free Radicals in Shock. / Ed. by G.P.Nokelli, F.Vrsini Basel etc.: Karger, 1986. - P. 1-8.

182. Rukhadze R.R., Pavliashvili N., Kipiani V.A. Lipid peroxidation processes in organism during crush syndrome // Pathophysiology. 1998. - Vol. 5 (Suppl. 1). -P. 72.

183. Satoh M., Nakamura M., Tamura G. Inducible nitric oxide synthase and tumor necrosis factor-alpha in myocardium in human dilated cardiomyophathy // J. Am. Coll. Cardiol.-1997.- Vol. 29.- P. 716-724.

184. Schulz S., Yuen P.S.T., Garbers D.L. The expanding family of guanylyl cyclases // Trends in Pharmacological Sciences. — 1991. — Vol. 12. — P. 116-120.

185. S-Nitrosylation of proteins with nitric oxide. Synthesis and characterization of biologically active compounds / Stamler J.S., Simon D.I., Osborne J.A. et al. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1992. - Vol. 89. - P. 444-448.

186. Snyder S.H., Bredt D.S. Biological roles of nitric oxide // Sci. Am. 1992. -Vol. 266.-P. 68-77.

187. Star R.A. Southwestern internal medicine conference: Nitric Oxide. Am. J. Med. Sci.-1993.- Vol. 306.- P. 348 358.

188. Stark M.E., Szurszewski J.H. Role of nitric oxide in gastrointestinal and hepatic function and disease // Gastroenterology. 1992. - Vol. 103. - P. 1928-1949.

189. Stuehr D.J., Nathan C.F. Nitric oxide: A macrophage product responsible for cytostasis and respiratory inhibition in tumor target cells // J. Exp. Med. — 1989. -Vol. 169.-P. 1543-1555.

190. Swaroop A., Ramasarma T. Inhibition of Н2Ог generation in rat liver mitochondria by radical quenchers and phenolic compounds // Biochem. Int. -1981.-Vol. 2.-P. 85-94.

191. Tappel A.L. Lipid peroxidation damage to cell components // Fed. Proc. 1973. - Vol. 32, № 8. - P. 1870-1874.

192. The involvement of oxygen radicals during the autoxidation of adrenalin / Bors W., Michel C., Saran M. et al. // Biochim. Biophys. Acta. 1978. - Vol. 540, № l.-P. 162-171.

193. The role of nitric oxide in endothelial cell damage and its inhibition by glucocorticoids / Palmer R.M.J., Bridge L., Foxwell N.A. et al. // Brit. J. Pharmacol.-1992.-Vol. 105.-P. 11-12.

194. Ueki Y., Miyake S.,Tominaga Y. Increased nitric oxide levels inpatients with rheumatoid arthritis // Rheumatol. 1998. - Vol. - 23. - P. 230-236.

195. Value of superoxide dismutase for prevention of multiple organ failure after multiple trauma / Marzi I., Buhren V., Schuttler A. et al. // J. Trauma. — 1993. — Vol.35,No l.-P. 110-119.

196. Van de Voorde J. Mechanisms involved in the development of tolerance to nitrovasodilators // J. Cardiovasc. Pharmacol. — 1991. — Vol. 17 (suppl. 3). — P. S304-S308.

197. Wanstall J.C., Kay C.S. Evaluation of bosentan, pinacidil and nitroprusside on human pulmonary arteries: comparison with rat pulmonary arteries // Fundam. Clin.JPharmacol.- 1997.-Vol.11.-P. 584-591.

198. Weennmalm A., Benthin G., Petersson A.S. Dependence of the metabolism of nitric oxide (NO) in healthy human whole blood on the oxygenation of its red cell hemoglobin // Dr. J. Pharmacol.- 1992.- Vol. 106.- P. 506-508.

199. Wilson R., Machines I., Leung B. Altered interleukin-12 and nitric oxide levels in recurrent miscarriage // Eur. Obstet. Gynecol. Repord Biol. -1997. —Vol. 75. -P. 211-214.

200. Wong H.R., Carcillo J.A., Burckart G. Increased serum nitrite and nitrate concentratios in children with sepsis syndrome // Crit.Care Med. 1995. - Vol. 23.-P. 835-842.

201. Yamashita Т., Ando Y., Obayashi K. Changes in nitrite and nitrate (N02/N03) levels in cerebrospinal fluid of patients with multiple sclerosis // J. Neurol. Sci.-1997.-Vol. 153.- P. 32-34.

202. Yuen P.S.T., Garbers D.L. Guanylyl cyclase-linked receptors // Annu. Rev. Neurosci. 1992. - Vol. 15. - P. 193-225.

203. Yuen P.S.T., Potter L.R., Garbers D.L. A new form of guanylyl cyclase is preferentially expressed in rat kidney // Biochemistry. 1990. - Vol. 29. — P. 10872-10878.

204. Zhang X., Hintze Т.Н. Amlodipine releases nitric oxide from canine coronary microvessels: an unexpected mechanism of action of a calcium channel-blocking agent // Circulation.-1998.- Vol.97. P.576-580.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.