Национальное своеобразие художественной детали в тувинской прозе тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.02, кандидат филологических наук Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна

  • Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2004, АбаканАбакан
  • Специальность ВАК РФ10.01.02
  • Количество страниц 149
Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна. Национальное своеобразие художественной детали в тувинской прозе: дис. кандидат филологических наук: 10.01.02 - Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы). Абакан. 2004. 149 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна

Введение 3-

Глава 1. Национальные и инонациональные литературные традиции детализации в тувинской прозе 17-

Глава 2. Динамика детали в современной тувинской прозе .57

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Национальное своеобразие художественной детали в тувинской прозе»

Многонациональная литература является объектом исследования с разных точек зрения: соотношения в ней общего и особенного, особенностей ее идейно-эстетического единства, взаимодействия и взаимовлияния. Проблемы типологии, национальной специфики углубляют и расширяют процесс изучения национального своеобразия каждой литературы. Возросший интерес к ним можно объяснить достижениями самих национальных литератур и литературоведческой науки в целом.

Тувинская литература, как и национальные литературы России в целом, представляет собой явление национальное и общекультурное одновременно. Ее летоисчисление начинается с 30-х годов XX века. Она зародилась после введения в Туве письменности (1930 г.) и стала развиваться как закономерное общественное явление, связанное с экономическим, политическим и культурным развитием тувинцев. Тувинская литература прошла сложный путь формирования и после вхождения Тувы в состав СССР (1944 г.), уже как часть многонациональной литературы народов России, достигла определенного уровня художественного развития.

Многие ранние произведения письменной литературы, авторами которых явились такие писатели, как С. Тока, С. Сарыг-оол, Б. Ховенмей, В. Кок-оол, О. Саган-оол, написаны в основном на фольклорной основе. Обретая в структуре литературного произведения новую функцию (помимо изначальной), этнопоэтические формы получали свою вторую жизнь.

В 40 - 50-е годы XX столетия тувинская литература была представлена в основном автобиографическими произведениями. Но шел и процесс формирования художественной прозы, преимущественно рассказа и повести, как ведущих жанров национальной литературы. Тувинские писатели стремились максимально приблизить содержание своих произведений к реальной жизни. Больше внимания уделялось духовной жизни человека, психологическим мотивам тех или иных действий и поступков. Достижениями тувинской литературы этого периода являются рассказы О. Саган-оола «Дружба», «Парень из сумона», повесть С. Токи «Слово арата», рассказы С. Сарыг-оола «Подарок», «Тот же Маскажик» и его «Повесть о светлом мальчике». Стремление писателей к жизненной правде, к глубокому постижению внутреннего мира, психологии героев привело к введению в прозу портретных характеристик, реалистических бытовых и пейзажных зарисовок, которые, в свою очередь, обусловили стремление к разработке портретных, пейзажных и других деталей. Однако эти элементы формы находились еще в стадии художественного становления и формирования, приходя в прозу в основном из фольклора.

Определенные художественные достижения тувинской прозы приходятся на 60-70-е годы. Объектом художественного изображения становится не просто тот или иной факт жизни, а непосредственный процесс жизни в ее движении. В этом развитии реалистических традиций расширялись возможности изображения национального характера. Главным для писателей становятся определение мировоззрения и культурно-исторических истоков формирования национального характера, исследование особенностей их преломления в современном национальном сознании и соотношений в нем традиционного и современного, национального и общечеловеческого.

Тувинская проза, активно используя фольклорную поэтику, продолжает поиски в типизировании лучших национальных черт и качеств в их максимальном проявлении национально-этнического и общечеловеческого. Отсюда появляется стремление к философскому осмыслению и художественному обобщению явлений действительности. Все это, в свою очередь, расширяет функциональное содержание художественных средств, повышая их роль и значение в творческом процессе. Так, наряду с традиционными приемами детализации, рождаются и новые детали. Расширяется содержание традиционных деталей, они обновляют свой характер и художественное наполнение. Детали приобретают определенную широту и философскую глубину, обогащаясь при этом жизненными и художественными ассоциациями. Таким образом, в тувинской прозе одновременно присутствуют и традиционные, и новые детали, каждая из них проявляя свое содержание по возможности многообразно -среди них можно выделить систему бытовых, пейзажных, портретных, психологических деталей.

Появление романов (60-70-е годы) свидетельствовало о более высоком уровне осмысления закономерностей развития общества. Они были посвящены историко-революционной тематике - «Стремнина большой реки», «Судьба женщины» М. Кенин - Лопсана, «Улуг - Хем неугомонный» К. Кудажи. Именно разработка исторической тематики была для тувинских писателей той необходимой школой литературного опыта, пройдя которую они могли решать сложные проблемы современности.

Ныне тувинские писатели обращаются не только к исторической тематике, но и к отражению современной жизни народа. Современная тувинская проза - заметное явление в ряду национальных литератур Сибири и России.

Усиление эпического и психологического начал тувинской прозы видится в стремлении писателей к созданию картин жизни через интерференцию различных идейных пластов произведения, что значительно обогащает изобразительные возможности тувинской литературы. В связи с этим, усилилось и внимание писателей к детали. Деталь стала весомой, насыщенной и более эмоциональной, многогранной.

Степень изученности проблемы.

Слово «деталь» как научный термин литературоведения и как изобразительное средство, заслуживающее внимание ученых, было упомянуто еще В.Белинским (Белинский В.Полн.собр.соч. - Т.ХП.-М.:Госиздат,1926.-С.382). Однако должным образом о детали заговорили только в двадцатом столетии. Определение детали как одного из средств изобразительного искусства и суждения о ее разновидностях впервые появились в книге Г.Поспелова «Теория литературы» (Поспелов, 1966.С.67), из которой выясняется, что слово «detael», будучи французского происхождения, обозначает «часть, частицу, долю, подробность, мелкую часть мелочи» и в качестве художественного средства выполняет важные функции в литературном произведении.

Исследуя особенности функционирования художественной детали, литературоведы сходятся во мнении о важности ее в художественном тексте. Так, В. Щеглов в работе «Верность деталей» говорит, что «художественная деталь» имеет идейный, психологический, эстетический вес в произведении» (Щеглов, 1985, с.86). И. Роднянская пишет, что «художественная деталь» необходима, чтобы «читатель всегда держался начеку» (Роднянская, 1989, с.21). Ю. Борев подчеркивает, что «благодаря художественной детали в тексте возникает возможность усмотрения дополнительного смысла» (Борев, 1985, с. 18). .

Ряд авторов - литературоведов выделяют в художественной детали две стороны.

Так, Н. Сахарный за внешнюю сторону детали принимает описание образа внешности или природы, а за внутреннюю -имплицируемое ею какое-либо душевное движение.

С. Калачева классифицирует деталь следующим образом: деталь-портрет, предметная деталь, деталь-поступок, деталь-образ, деталь-вопрос, раскрывая и само понятие детали: «Деталь помогает при названии каждого внешнего признака понять что-то в сущности изображаемого характера» (Калачева, 1993, с.89). 3. Гузар отмечает, что «деталь может быть рельефной, пластической, картинной или «необразной» (Гузар, 1970, с.21). Р. Якобсон отождествляет понятие «художественная деталь» и «синекдоха» как средство иносказания (Якобсон, 1990,с.230). Развернутое представление о художественной детали дает М. Березняк в работе «Типы и функции художественной детали в англоязычной прозе», где достаточно подробно определяет понятие «художественная деталь». Автор утверждает, что «деталь порождает чувственный образ» (Березняк, 1985,с. 194). С подобной трактовкой не соглашается Н. Колодина: «Деталь как средство текстопостроения не способна порождать чувственный образ в силу того, что зрительный образ не может быть непосредственно создан словами - он только подразумевается, он внушается читателю, и, воспринимая внушение, читатель неизбежно опирается на свой запас впечатлений» (Колодина, 1997, с.24).

Таким образом, художественная деталь рассматривается учеными как средство текстопостроения, способствующее построению различных смыслов. М. Березняк, выделяет имплицирующую деталь в отдельный тип детали , указывая на то, что «назначение этой детали - одновременная активизация более чем одного значения» (Березняк, 1985,с.194).

В статье «Роль художественной детали в создании трагического характера» М.Березняк выделяет три основных типа деталей: а) констатирующая, реализующую в контексте лишь одно, словарно закрепленное (узуальное) значение и призванную сообщить объекту чувственную осязаемость, достоверность; б) характеризующую, функцией которой является более полная, многосторонняя характеристика объекта изображения, атмосферы, в которой протекают события, и самого действия; в) репрезентирующую, благодаря которой в сознании читателя возникает и закрепляется не только предмет непосредственного изображения, но и мотив, им репрезентируемый (Березняк, 1985.С.37).

Н. Колодина выделяет несколько типов художественных деталей, которые способствуют построению разных социально адекватных смыслов:

1) изобразительная деталь (ее функция состоит в репрезентации внешности персонажа, картины природы, какого-либо помещения или предмета);

2) характерологическая деталь выделяется на основании того, что «при рецепции художественной детали этого типа направленность рефлексии активизирует прежде всего уже осмысленные элементы опыта, приобретенного в результате общения с людьми, который способствует порождению поэм в виде характеристик людей или в виде значащих переживаний»;

3) констатирующая деталь выводит к построению смысла-тональности;

4) сопоставительная деталь способствует усмотрению отнесенности репрезентируемых реальностей к определенному месту и времени;

5) лейтмотивная деталь выводит к построению смысла -значащего переживания; смысла-тональности; смысла-оценки состояния личности.

По оценке Н. Колодиной, художественная деталь «представляет собой отрезок текста как экспликационно-импликационное средство текстопостроения, имеющее смысловую завершенность, способное обращать на себя рефлексию и приводить, в результате мыследействования с ним, к усмотрению и построению социально адекватных смыслов этого отрезка текста» (Колодина, 1993, с.24).

Таким образом, художественная деталь, по мнению ученых, сама по себе имеет лишь значение своих лексических составляющих, но в процессе восприятия, она становится средством, способствующим построению различных смыслов.

Средством выражения подтекста в рассказе являются детали-намеки. Именно они обладают особой структурообразующей ролью, поскольку подтекст создается посредством рассредоточенного, дистанцированного повтора, все звенья которого вступают друг с другом в сложные взаимоотношения, из чего и рождается их новый, более глубокий смысл (Подтекст - как глубина текста. ).(Сильман Т.Д969.С.94).

Пример детали-намека встречается в рассказе Т. Толстой «Соня», в котором четыре раза повторяется деталь-брошка в виде эмалевого голубка. Вначале она предстает в тексте как одна из множества деталей (огромный бант, «дурацкий» жилет и др.), которые вырисовывают облик чудаковатой, недалекой, но доброй по натуре женщины. Именно в процессе неоднократного появления эта деталь начинает выступать как намек, подспудный смысл которого обнаруживается лишь в дальнейшем движении сюжета. С одной стороны, она воспринимается как случайная, легко упускаемая из контекста, с другой - становится своего рода ключом к осознанию глубинной идеи произведения.

Наиболее близкой, на наш взгляд, применительно к тувинской литературе, представляется концепция феномена художественной детали Е.Добина, который, рассматривая ее функциональность в текстах, считает, что «деталь, будучи своего рода точкой, имеет тенденцию расширяться вкруг. Имеет иногда малозаметное, подчас совсем незаметное, а по временам очень сильное стремление сомкнуться с основным замыслом вещи: характерами, конфликтами, судьбами, - и этим придать произведению рельефность, законченность, предельную выразительность»(Добин, 1975,с.26). При этом Е.Добин разделяет деталь и подробности:»Подробность воздействует во множестве. Деталь тяготеет к единичности. Она заменяет ряд подробностей», «разница между деталью и подробностями не абсолютна. Существуют переходные формы, промежуточные ступени. Подробность впечатляет в ряду других. Деталь стремится быть выделенной на первый план. Остановить читателя, приковать на миг всецело внимание. Даже поразить его. Но сверхлаконичной детали свойственна та же потенциальная тяга к смысловому и образному расширению, что и подробностям. Вспомним знаменитую статью Л.Толстого «Что такое искусство?». Заражение читателя чувствами и мыслями художника является главной задачей художника - подчеркивает автор статьи»(Добин, 1975, с.34).

Однако эта задача может быть достигнута лишь тогда, когда художник найдет те необходимые структурные формы, из которых складывается произведение. Они могут быть представлены в лицах, сценах, иногда не связанных друг с другом, но группируясь вокруг главного события, позволяют придти к необходимым автору формам обобщения.

Определение Е.Добина - «смысл и сила детали в том, что в бесконечно малое вмещено целое», емко и точно определяет назначение и суть этого художественного средства. Заключая свои теоретические суждения, он пишет: «Деталь является миниатюрной моделью искусства, выразительницей: в цепи единичных событий времени, истории, в частной коллизии - противоречий в обществе, в отдельных судьбах - закономерностей эпохи».

Точку зрения Е.Добина для рассмотрения вопросов поэтики тувинской прозы нельзя считать устаревшей, т.к. время создания произведений тувинскими прозаиками и литературоведческих исследований Е.Добина происходили практически в одно и то же время.

В рассмотренных нами работах дается определение понятия «художественная деталь», ее типология и классификация, охарактеризован каждый тип детали, описана природа синкретизма различных типов художественной детали.

На наш взгляд, деталь - это уже оформленное обобщение, более высокая ступень типизации. Это конкретность, подробность, которая несет в себе общее, подчинена замыслу автора в сюжете произведения. В отличие от детали подробность - одномоментная информация, которую она несет, это информация о данном моменте, одной стороне предмета, явления. Подробность единична по форме и содержанию, но и она может составить материал для обобщения художественной детали, особенно в условиях становления литературного процесса, каковой сегодня является и тувинская проза.

Таким образом, говоря об истории, разновидностях и сфере применения детали, ученые приходят к единому мнению о том, что как изобразительное средство и компонент творчества, деталь обнаружила свои богатые эстетические функции в становлении реалистической прозы, продолжая служить гарантией жизненной достоверности и художественной правды и сегодня. Вот почему понимание функции и структуры феномена «художественная деталь» актуальны в литературоведческих исследованиях и требуют их дальнейшей разработки.

В этой связи появляются работы литературоведов, анализирующих отдельные произведения: А. Белкина «Чудесный зонтик» (Читая Достоевского и Чехова); А. Бритикова «Мастерство Михаила Шолохова»; М. Бахтина «Проблемы поэтики Достоевского»; Ю. Климова «Деталь как историческая оценка в романе К. Федина «Костер»; Е. Кобзаря «Значение детали в романе Михаила Шолохова «Поднятая целина»; В. Ковалева «Лев Толстой о чеховских деталях» и др.

Начатый русскими учеными исследовательский процесс был поддержан литературоведами в республиках (С. Балданов «Художественная деталь в бурятской прозе»; А. Абдурахимов «Художественная деталь в романе Садриддина Айни «Рабы»; Б. Кабдулов «Деталь в художественном произведении» и др.).

Современный этап литературного развития продолжает выдвигать одну из «вечных» проблем творчества - проблему изобразительных возможностей писателя, средств его эмоционального воздействия на читателя, проблему мастерства в целом. И художественная деталь как литературоведческая категория, связанная с конкретной выразительной подробностью, выражающая идею автора в кратчайшей форме, становится специфическим средством обобщения, неким микрообразом. И функционирование художественной детали в литературном произведении мы должны воспринимать как проявление диалектики части и целого, изучение которой, на наш взгляд, одна из важнейших задач современного литературоведения. Тем более, что разные типы деталей выполняют в художественном произведении различные функции: констатирующая деталь сообщает объекту чувственную осязаемость; характеризующая деталь полно и многосторонне характеризует объект изображения; предметная или изобразительная деталь представляет читателю персонаж, предмет, пейзаж и т.д. Определить их художественную природу функционирования и структурного образования в национальной прозе - задача сложная, но необходимая.

В тувинском литературоведении проблема художественной детали изучена мало, если не изучалась вовсе. Основное внимание обращалось на изучение литературного процесса в целом (М. Хадаханэ, М. Татаринцева), на выявление основных идейно-художественных принципов творчества ведущих писателей С. Тока, С. Сарыг-оола, М. Кенин-Лопсана, К. Кудажи; на становление жанров литературы (Д. Куулар, 3. Самдан), на определение места и значения произведений в литературе и обобщения опыта реализма в ней. Хотя отдельные тувинские критики (Д. Куулар, М. Хадаханэ, 3. Самдан) о роли художественной детали в тех или иных литературных произведениях упоминают, однако, при этом не выявлены закономерности ее бытования, взаимодействие с другими элементами формы, не выработаны сами конкретные теоретические принципы ее исследования. Этим обусловливается актуальность исследования.

Поскольку процесс художественной детали и детализации в тувинском литературоведении не изучен, то наше исследование допускает рассмотрение и подробности как одной из форм детализации, а, возможно, и какой-то ее промежуточной формы, которую Е. Добин рассматривает как этап движения к детали, от множества к единичности. Роль художественной детали в тувинской прозе имеет не только научно-теоретическое значение, но и творческое. Возрастание ее роли особенно заметно в тех случаях, когда ее исследование осуществляется в контексте национального художественного процесса литератур народов Сибири и России в целом, что в значительной степени характерно для нашего времени.

Основные цели диссертации сводятся к определению и выявлению первооснов художественной детали в тувинской прозе, идущих, на наш взгляд, с одной стороны - от этнопоэтических традиций тувинского фольклора и русско-тувинских литературных связей - с другой; определению роли художественной детали в становлении тувинской прозы.

Основу содержания диссертации составляет литературоведческий анализ повестей основоположников тувинской литературы С.Токи «Слово арата» (1957 г.,авторизованный перевод с тувинского А.Тэмира, С.Пюрбю) и С.Сарыг-оола «Повесть о светлом мальчике»(1966г, перевод М.Ганиной), а также повестей «Тихий уголок» (1975 г., перевод А.Буртынского), «Анай-кыс» (1975 г.,перевод Т.Петелиной) и романа «Улуг-Хем неугомонный» (1976 г., перевод А.Китайника) одного из ведущих современных тувинских прозаиков К.Кудажи. Данные произведения отражают определенные творческие достижения тувинской прозы с позиции художественной детализации, в освоении их этнопоэтических и литературных традиций. Возросший уровень творческого мышления и мастерства писателя связан с углублением психологической разработки характера в его богатстве эмоционального и рационального.

Научная новизна настоящей работы заключается в том, что впервые углубленно изучается этнопоэтическое и литературно-традиционное своеобразие тувинской прозы в аспекте художественной детали и детализации.

Методологической и теоретической основой диссертации являются труды известных литературоведов: Г. Поспелова, JI. Тимофеева, С. Балданова, В. Найдакова, М. Хадаханэ, Д. Куулара, 3. Самдан и др. В качестве источников использованы произведения тувинских писателей С. Токи, С. Сарыг-оола и К. Кудажи, чье творчество является ведущим в тувинской литературе.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в научных исследованиях литератур народов России, в создании истории тувинской литературы, в практике преподавания литератур народов Сибири и России в средних и высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования осуществлялась в публикациях ее основных положений в научных статьях, в докладах на научно-практических конференциях преподавателей Тывинского госуниверситета, на научно-методических семинарах кафедры русской и зарубежной литературы Хакасского государственного университета им.Н.Ф.Катанова. кафедры литературы Тывинского госуниверситета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав:

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна

Выводы к 2 главе

Итак, вторая глава посвящена исследованию национального своеобразия художественной детали и ее динамике в произведениях тувинского писателя К.Кудажи.

В арсенале средств, с помощью которых писатель выражает этнически характерные черты его народа, общие национальные свойства, возникающие в конкретных природных, социально-экономических, исторических условиях, свое особое место принадлежит художественной детали. Одаренность писателя определяется наличием «истинной», «добротной» детали. Для определения самых существенных черт исторической среды К.Кудажи удалось отобрать из множества фактов окружающей среды самые главные, которые отличаются правдивостью, и в то же время подчеркивают национальное своеобразие, о чем свидетельствуют приведенные в диссертации примеры. Национальное своеобразие поэтики К.Кудажи, в том числе поэтики детализации, складывается, на наш взгляд из следующего:

1. Тематика произведения, отражающая эстетические идеалы и нравственные ценности тувинского народа, историческое прошлое Тувы; борьба за новую жизнь; изменение облика деревни и психологии людей, современное время и его проблемы.

2. Особенность социально-экономической жизни народа- фактор, руководящий выбором детали.

В поэтике К.Кудажи описания природы служат фоном, нередко непосредственно направлены на показ тяжелой жизни народа в условиях эксплуатации. Как уныла, например, в «Улуг-Хеме неугомонном» жизнь аратов, так уныл в нем и окружающий мир.

3. Особенности создания национального характера диктуют и свою систему деталей и их детализацию.

Национальный характер в литературе, как известно, это тип человеческого поведения, присущий представителям данной нации, преображенный в соответствии с национальными особенностями художественного мышления писателя. Подтверждение этому - образы героев произведений К. Кудажи, в которых гармонично сочетаются народная мудрость, доброта и трудолюбие.

4. Особенности воссоздания реалий предметного мира и духовной среды.

К.Кудажи во всей полноте изображает микросреду героев, в которой исторические и этнографические детали создают нужный фон, атмосферу времени. Писатель делает видимым портрет персонажа, выделяя его глаза, нос, губы, тело, движения; подробно описывает детали интерьера, раскрывающие духовный мир героев.

Кроме того, К.Кудажи использует такие мифопоэтические элементы стиля как цвет, звук, запах, выполняющие в его художественных произведениях определенную функцию. Важную роль играют у К.Кудажи экспрессивно-стилистические детали. Они делают образ или ситуацию выразительней, рельефней, а также способствуют более широкому и глубокому раскрытию внутреннего мира того или иного персонажа. Использование пословиц и поговорок свидетельствует о закономерном процессе развития национальной письменной литературы на основе плодотворного использования опыта устного народного творчества. Пример творчества К.Кудажи показывает - освоение и творческая переработка идейно-художественных богатств фольклора и инонациональных литературных традиций имели большое значение в формировании тувинской прозы.

Таким образом, анализ повестей и романа К.Кудажи, позволяет нам придти к выводу о том, что национальное своеобразие литературы, особенности поэтики писателя могут проявляться в мельчайших элементах формы произведения - художественных деталях и приемах детализации.

Заключение.

В результате диссертационного исследования, мы пришли к выводу, что в становлении профессиональной тувинской литературы отчетливо просматривается принцип последовательности: первые произведения эпической прозы - это период зарождения с заметно выраженной диалектикой преемственности традиций устно-поэтического творчества и развитой русской литературы, их синтезации и трансформации в художественную ткань произведения. Тувинские прозаики учились мастерству приема детализации, осваивая и переосмысляя традиции устного народного поэтического творчества и опыта русской литературы. Они заимствовали фольклорные сюжеты, традиционные приемы изображения (портрет, пейзаж и т.д.). В ранних произведениях тувинской прозы портрет героя дается в общих чертах: рост, возраст, телосложение или их синонимы. Такие примеры мы встречаем в повестях «Слово арата» С. Токи, «Повести о светлом мальчике» С. Сарыг-оола и др.

Помимо общего портрета встречается портрет, в котором доминирующим является описание одежды персонажа, указывающее на его социальную принадлежность. По детали одежды реконструируется целостное представление о личности, характере. В произведениях тувинских писателей широко представлены национально-характерные детали, которые можно обозначить как детали - реалии, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа. Используя фольклорную поэтику, тувинские прозаики описывают обычаи и нравы своего народа, трудовые будни, сезонные перекочевки, жизнь в степи и в тайге, религиозные верования и т.д. Детали - реалии позволяют подчеркнуть разницу между образом жизни различных социальных слоев общества. Уже в произведениях основоположников тувинской литературы С. Токи и С. Сарыг-оола встречаются выразительные, метафорические детали. Это проявляется и в портретных характеристиках героев, в их речи, описании поступков, а также в изображении социальных и бытовых условий, в которых они живут и действуют. Метафоричен язык произведений, эпитеты, сравнения, народные легенды и песни, пословицы, поговорки создают свой национальный колорит текста. В произведениях тувинских писателей фольклорная эстетика, наряду с литературной, создает свои предметные детали, в том числе и детали пейзажа, приемы контраста и т.п.

Влияние русской литературы на поэтику тувинской прозы выразилось в создании ярких портретов, поэтизации пейзажа, в обогащении возможностей индивидуализации и типизации характера, в использовании художественной детали, как важного средства раскрытия внутреннего мира героя.

В своей работе мы провели сопоставительный анализ произведений русских и тувинских писателей. Нами выявлено, что возможность такого сопоставления обусловлена спецификой литературы как формы общественного сознания, ее общими и универсальными признаками, характерными для разных литератур, в частности, средствами изображения действительности, ее отражения системой образов и событий - в обеих литературах отражаются одинаковые темы - роль исторических перемен в жизни народа, духовные искания героев и т.д.

Одним из основных факторов стало воздействие русских писателей, которое проявляется в общем гуманистическом отношении к жизни, в понимании сущности нового человека, в умении связать жизнь отдельного человека с масштабами века, с судьбой народа.

В автобиографических произведениях тувинских прозаиков продолжены традиции А.М.Горького в умении сочетать собственную судьбу с конкретно историческим образом народа. Влияние Горького сказалось и на создании реалистической детали в произведениях тувинских авторов. Итак, одним из основных путей развития тувинской профессиональной литературы стало усвоение традиции русской литературы.

Другими формами межлитературного взаимодействия, которые также повлияли на зарождение художественной литературы и умения работать с деталью в тувинской прозе - это использование изобразительных средств языка, заимствования, подражания, доработки и художественный перевод.

Основные требования, которым следовала молодая тувинская проза 40-х - 50-х годов. - первостепенное внимание социальной проблематике, доступность содержания, простота композиции и стиля. 60-е - 70-е годы - время развития всех жанров прозы, появление первых романов, которые значительно расширили изобразительные возможности тувинской прозы в целом и возможности художественной детализации в частности.

Развитие современной прозы отмечено усилением в ней личностного начала, смещением центра повествования к характеру, стремлением к всестороннему осмыслению действительности, увеличением проблемно-тематического обзора, постепенным преодолением фактографичности, чрезмерной описательности, использованием художественной детализации в раскрытии национального характера.

Национальный характер, как сложнейший исторический и психологический феномен, складывающийся в определенных социо-природных условиях, в окружении других народов, проявляется во всех видах человеческой деятельности и позволяет индивидууму осознавать себя как часть этнического единства.

Развитие национальной прозы - это движение от нормированной эстетики к нравственному и философскому поиску, от гипотетичной к психологической обоснованной эволюции героя, от силуэтного изображения характера к его всестороннему усложнению. Оно свидетельствует об усилении нравственного начала при создании характера, о повышенном внимании к духовным исканиям героев, утверждении принципа исторического детерминизма, углублении философского содержания конкретных произведений. Немаловажную роль в раскрытии национального характера играет художественная деталь. Выразительные образные детали помогают писателю отразить особенности национальной жизни, показать колоритные национальные характеры.

Предприняв попытку исследовать художественную деталь в тувинской прозе, мы пришли к выводу о том, что деталь - это часть целого, входящая на правах подчиненного компонента в более сложное единство. Вполне закономерно, что по отношению к целому деталь не самостоятельна и не завершена. С другой стороны, деталь - это полномочная представительница целого, форма присутствия целого в части.

Мы пришли к выводу о том, что деталь в тексте может быть выдвинута во всех пластах его структуры и выполнять множество функций: репрезентировать внешность персонажа, картины природы, помещение или предмет, характеризовать объект изображения, атмосферу, в которой протекают события, и само действие. Деталь предназначена как для изображения реальной действительности, так и для достижения особой выразительности художественных образов, для активизации воображения читателя. Функциональные аспекты детали и детализации заключаются, в основном, в обеспечении достоверности и мотивированности образов. Деталь делает художественный образ целостным, богатым по содержанию. Кроме того, нам представляется, что деталь определяет сущностную характеристику образа, обобщая и упорядочивая мир его чувств и поступков. Таким образом, деталь способна передать суть художественного целого, соотнести то абстрактное, которое составляет основу образа, с конкретным и реальным, идущим от жизни, становясь микрообразом, сочетающим в себе психологическую содержательность, выразительность и типизирующую сущность.

Исследовав в своей работе повести и роман К. Кудажи, одного из ведущих тувинских писателей, мы пришли к выводу, что именно он уделяет художественной детализации пристальное внимание, с разными целями используя разные типы художественной детали.

В отличие от других прозаиков Тувы (например, С. Сарыг-оола, М. Кенин-Лопсана), Кудажи большую роль отводит именно детали, она у него многозначна, участвует в развитии сюжета, делая его стройным и цельным. Исторические и этнографические детали способствуют у него созданию необходимого фона, соответствующего настроения, атмосферы изображаемого времени, делают его осязаемым. Деталь у К. Кудажи служит для воспроизведения яркой картины, создает впечатление объективности, реалистичности изображаемого. Мы встречаем у него детали-реалии национального быта (юрта, идики (сапоги), тон (шуба) и др.); реалии, отражающие тувинские понятия и обычаи (бай, арат, кулугур), конкретные детали местности (Улуг-Хем, Шагонар и др.), которые становятся для героев символом родины. Детали у К. Кудажи статичны и динамичны. Это детали внешности персонажей, детали бытового уклада их жизни, а также картин природы, среди которых они живут. Роман «Улуг-Хем неугомонный» позволяет судить о том, насколько разнообразной является деталь и как велика ее роль в художественном переосмыслении действительности. Писателю удалось воссоздать художественно емкие, исторически достоверные картины исторического прошлого тувинского народа. Из приведенных в диссертации материалов нетрудно убедиться в том, как Кудажи скрупулезно исследует исторический процесс, до мельчайших деталей воспроизведя картины жизни, доводит их до глобальных художественных обобщений. Из множества деталей писатель выбирает наиболее необходимые, способные работать на решение художественной задачи. Сочетая различные детали быта и нравов, Кудажи раскрывает потаенные участки жизни, которые придают «серой действительности» яркое художественное звучание, делают страницы «Улуг-Хема неугомонного» яркими образцами художественного творчества.

Национальное своеобразие художественной детали в произведениях К.Кудажи, в частности, в романе «Улуг-Хем неугомонный» выражается также в создании портретов героев и пейзажа.

Портрет, как категория художественного текста у Кудажи состоит из множества компонентов. Писатель воспроизводит прежде всего зрительное восприятие персонажа (рассказчик «видит» своих героев). Кудажи дает эскизную характеристику, описывая одежду, подчеркивающую социальную принадлежность персонажа, характеризуя формы черт лица, цвет, жесты и манеру держаться, двигаться, а также характеризуя его голос. Писатель уделяет внимание деталям лица, глаз, взгляда, губ, носа, улыбки, телосложения (шея, рост, живот, руки и ноги). Каждая из этих деталей, рассмотренных в диссертации подробно, сыграла свою роль в портретной характеристике героя, в индивидуализации персонажей.

Таким образом, можно сделать вывод, что К. Кудажи является мастером портрета, умеющий привести в движение детали внешности как целостную модель. В описаниях различных деталей внешнего облика персонажа находят отражение, прежде всего, важнейшие социальные и нравственные законы, специфика народа, к которому принадлежит персонаж, обобщенный образ. Для создания ярких выразительных деталей портрета писатель использует специфичность выделяемого признака.

Детали природы у К. Кудажи также активны. В пейзажных зарисовках писатель использует метафорическую деталь (отчаянный дождь, состарившаяся луна, тайга дышала), которая включает в свое содержание скрытое сравнение. Детали природы у К. Кудажи раскрывают душевное состояние героя. Также мы встречаем у него метонимическую деталь (непослушные слезы, дымящаяся трубка, контора гудела), цветовые (белый, красный, черный, синий) и звуковые детали (шум реки, ветра, звон сосулек и т.д.), символические детали (в «Улуг-Хеме неугомонном» - это эпитет «неугомонный», повторяющийся неоднократно). Повтор уже говорит о символизирующей роли детали. Символом - деталью также является сам образ Улуг-Хема.

Результаты нашего исследования сделали реальной мысль о том, что в национальной литературе национально-специфическими являются как ее содержательные, так и изобразительные средства и приемы. Мы пришли к выводу, что национальное своеобразие поэтики художественной детали в тувинской прозе складывается из тематики произведения, отражающей эстетические идеалы и нравственные ценности тувинского народа, из особенностей социально-экономической жизни народа, национального характера, в особенностях воссоздания предметного мира и духовной среды, в поисках и творческих находках путей детализации изображения, как на устоявшихся, знакомых читателю из фольклора и литературы деталях, так и на создаваемых вновь, приходящих от новой жизни, которая пришла и приходит на тувинскую землю.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Бады-Монге, Елена Тадар-ооловна, 2004 год

1. Абдурахимов А. Художественная деталь в романе Садриддина Айни «Рабы». Автореферат диссертации кандидата филологических наук. Душанбе, 1997.

2. Абрамович А. Художественная деталь и образ // Новая Сибирь. 1955. Кн.32.

3. Абрамович Г. Введение в литературоведение. М.: Просвещение, 1979.

4. Антонов С. Деталь // Литература и жизнь. 1961-6 янв.

5. Антонов С. Письма о рассказе. М.: Советский писатель, 1964.

6. Антонов С. Я читаю рассказ. М.: Молодая гвардия, 1973.

7. Арутюнов Л. Социалистический реализм и развитие советской многонациональной литературы / Общее и особенное в литературах социалистических стран Европы. / Под ред. Н.Балашова и др. М., 1977.

8. Арутюнов Л. Интернационализм и взаимообогащение литератур /Взаимодействие литератур и художественная культура развитого социализма. / Под ред. Г. Ломидзе и др. М., 1981.

9. Антошин К. Время добрых надежд. М., 1975.

10. Ю.Белинский В. Русская литература 1942. // Собр. Соч. в 3-х т. — М.,1948. Т.-2.

11. П.Белинский В. Полное собр. Соч. т. 12 М.: Госиздат, 1926.

12. Берков П. Проблемы исторического развития литератур. Л., 1981.

13. Бикмухаметов Р. Орбиты взаимодействия. М., 1983.

14. Богданов Ю. Опыт теоретической систематизации сравнительного изучения литературы // Диришина Д. Теория сравнительного изучения литературы. М., 1979.

15. Богданова М. Первые успехи. Литературная газета, 1955, 22 марта.

16. Борбугулов М. Единство национального и интернационального. -М., 1979.

17. Бушмин А. Преемственность в развитии литературы 2-е изд. доп. - Л., 1978.

18. Бирюков Ф. Художественные открытия Михаила Шолохова. — М.: Современник, 1976.

19. Бритиков А. Мастерство Михаила Шолохова. М.: Наука, 1964.

20. Балданов С. Художественная деталь в бурятской прозе. Улан-Удэ, 1987.

21. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Советская Россия, 1979.

22. Березняк С. Типы и функции художественной детали в англоязычной прозе. Одесса: ГУ, 1985.

23. Бугельский Ю. Мелочи? (О роли точно найденной художественной выразительной детали в выражении идейное сути произведения) // Литературная газета, 1984, 8 авг.

24. Веселовский А. Историческая поэтика. М., 1940.

25. Взаимосвязи и взаимодействия художественных культур народов СССР и киргизская литература / Под ред. Озмитель Е. и др. -Фрунзе, 1987.

26. Власенко А. Расцвет (о современной литературе народов СССР) М, 1973.

27. Воробьева Н., Хитрова С. На правах новых рубежей. М.,1974. 28.Волков И. Теории литературы. М.: Просвещение, 1995.

28. Вопросы литературы. 1962-№5; 1965-№1.

29. Вопросы философии. 1964-№1.

30. Выготский JI. Психология искусства. // Знамя. 1966-№6.

31. Галанов Б. Искусство портрета. // Знамя. 1966-№6.

32. Галанов Б. Живопись словом. Портрет. Пейзаж. Вещь. М., 1974.

33. Гадамер X. Истина и метод. М.: Прогресс, 1988.

34. Гармаева С.И. Типология художественных традиций в прозе Бурятии XX века. Улан-Удэ, 1996.

35. Горанов К. Художественный образ и его историческая жизнь. -М.: Искусство, 1970.

36. Горький М. И литература народов Советского Союза. / Под ред.А.Петросяна и др. Ереван, 1970.

37. Горький и Сибирь. / Под ред. С.Кожевникова и др. Иркутск, 1949.

38. Горький М. О литературе. М., 1980.

39. Горький М. О прозе. / О молодежи. М., 1974.

40. Горький М. О пролетарском писателе // Собр. соч. М., 1953. -Т.24.

41. Горький М. Пролетарский гуманизм И Собр.соч. М., 1953. Т.27.

42. Горький М. С кем вы «мастера культуры»? // Собр.соч. М., 1953. Т. 27.

43. Горький М. О том, как я учился писать. Литературное наследство. Т. 68. М., 1960.

44. Головченко Ф. Введение в литературоведение. М., 1964.

45. Гейдеко В. А. Чехов и И. Бунин. М.: Советский писатель, 1976.

46. Гинзбург Л. О лирике. Л.: Советский писатель, 1974.

47. Григорян А. Анализ структуры литературного произведения. Ереван: Изд-во АН Армении, 1984.

48. Гудзий Н. Сравнительное изучение литератур в русской дореволюционной и советской науке // Взаимосвязи и взаимодействия национальных литератур. Материалы дискуссий И- 15 января 1960г. / Под ред. И.Анисимова и др. М., 1961.

49. Гузар 3. Художественная деталь в произведениях Ивана Франко Борисловского цикла // Автореферат кандидата филологических наук. -Львов, ГУ, 1970.

50. Гусейнов Ч. Современный литературный процесс и критика. — М., 1975.

51. Гусейнов Ч. Формы общности советской многонациональной литературы. М., 1978.

52. Григорьев В. Поэтика слова. — М.: Наука, 1979.

53. Дмитриева Н. Литература и другие виды искусства. // Краткая литературная энциклопедия. Т.4. М., 1967.

54. Добин Е. Деталь и подробности // Литературная газета — 195915 янв.

55. Добин Е. Искусство детали. Наблюдения и анализ. — Л.: Советский писатель, 1975.

56. Добин Е. Сюжет и действительность // Искусство детали. Л.: Советский писатель, 1981.

57. Добин Е. Герой. Сюжет. Деталь. М.-Л.: Советский писатель, 1962.

58. История советской многонациональной литературы. В 6-ти т. т./ Под ред. Ломидзе Г. и др.: АН СССР МЛИ им. М.Горького. - М., 1970-1974.-6т. т.

59. История Тувы. Под ред. Вайнштейна С.; Маннай-оола. М. -Новосибирск, Наука, 2001. - 1-2т.т.

60. Кабдулов Б. Деталь в художественном произведении // Простор.- 1977-№4.

61. Карпова В. В стране голубых рек. В кн.: Выдающиеся произведения советской литературы. 1950г.; М., 1952.

62. Каххар А. От жизненного факта к художественному вымыслу. // Вопросы литературы. 1965-№1.

63. Кедрина 3. Главное-человек. М.: Советский писатель, 1972.

64. Климов Ю. Деталь как эстетическая оценка в романе К.Федина

65. Костер» // Труды Иркутского университета. Т.ЗЗ. Серия литературоведения и критики. Иркутск, 1964, вып.4.

66. Кобзарь Е. Значение детали в романе Михаила Шолохова «Поднятая целина» // Принципы анализа литературного произведения. М., 1984.

67. Козлов И. О сжатости в прозе // Новый мир, 1955-№6.

68. Кожинов В. Сюжет, фабула, композиция // Теория литературыкн.2) -М.: Наука, 1964.

69. Коваль В. Лев Толстой о чеховских деталях // Чехов и Лев1. Толстой. М: Наука, 1980.

70. Ковалев В. Поэтика Льва Толстого. М.: Изд-во МГУ, 1983.

71. Колодина Н. Художественная деталь как средство текстопостроения, вовлекающее читателя в рефлективный акт. — Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 2000.

72. Котов М. О поэтической детали // Новая Волга. 1955-№23.

73. Кара-оол Е., Ооржак С. Писатели Тувы. Кызыл, 1982.

74. Карамашева В.А. Творчество хакасских писателей в школе. -Абакан, 1995.

75. Карамашева В.А. Становление хакасской прозы: жанр, проблематика, характер. Абакан, 1996.

76. Каташ С., Чигинов В. Пути молодой литературы. — Горно-Алтайск, 1973.

77. Кедрина 3. Метод социалистического реализма как результат многонационального художественного творчества // Актуальные проблемы эстетики и поэтики социалистического реализма влитературах советского Востока / Под ред. Хасанова М. и др. Казань, 1979.

78. Киселев Д. Развитие литератур младописьменных народностей Севера // Социально-культурный процесс в Советской Сибири / Под ред. Томилова Н. и др. Омск, 1985.

79. Климович Ю. Залог взаимопонимания и взаимообогащения // Литературная учеба. —1979-№2.

80. Комина Р. Современная советская литература 2-е изд., перераб. и доп.-М., 1984.

81. Калзан А. На пути к зрелости. «Октябрь», 1971.-№8.

82. Калзан А. Тувинская проза начала 70-х годов. УЗ ТНИИЯЛИ, вып. 17, Кызыл, 1975.

83. Коллектив авторов. О писательском труде // Сборник статей. -М.:1. Советский писатель, 1955.

84. Кубасов А. Условное и безусловное в портретах героев Чехова. Даугавпилс, 1993.

85. Куров К. Деталь и замысел // Советский Казахстан. 1958-№3.

86. Калачева С. Деталь художественная // Краткий словарь литературоведческих терминов. М.: Советская энциклопедия, 1978.

87. Кишкин Л. Литературные связи. —М., 1995.

88. Кухаренко В. Интерпретация художественного текста. М.: Просвещение, 1979.

89. Конрад Н. Запад и Восток. 2-е изд. - М., 1972.

90. Конрад Н. Избранные труды. Литература и театр. М., 1978.

91. Конрад Н. Литература народов Востока и вопросы общего литературоведения. В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. М., 1961.

92. Кулешов В. Взаимодействие литератур и литературный процесс // Вопросы литературы. 1963-№8.

93. Краткая история тувинской советской литературы. Кызыл, 1975.

94. ЮО.Кирюнина Т. Сюжет, деталь и способы символизации влирическом цикле М. Цветаевой «Лебединый стан». Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 2000.

95. Леонов Л. Слово к молодым. М., 1975.

96. Ломидзе Г. Интернациональный пафос советской литературы. —М., 1970.

97. ЮЗ.Ломидзе Г. Чувство великой общности. Статьи о советской многонациональной литературе. М., 1978.

98. Ломидзе Г. Единство и иногообразие. М.: Советский писатель, 1960.

99. Ломидзе Г. Расширение эстетического диапазона // Вопросы литературы. 1971-№9.

100. Юб.Лизунова Е. Роман и взаимообогащение литератур. // Дружба народов. - 1963-№4.

101. Лебедева Л. Характер и роль художественной детали в рассказах XIX века (П пол.)-М., 1980, вып.61.

102. Метченко А., Бугров Б., Геросименко А., Зайцев В. Современная советская литература 70-е годы. М., 1983.

103. Максимова Н. Художественная деталь в очерках и рассказах А.С. Серафимовича послеоктябрьского периода. // Вопросы русской литературы. Львов, 1966, вып.З.

104. Ю.Молчанова А. На вкус и цвет. Теоретических очерк об эстетическом вкусе. М.: Искусство, 1966.

105. Ш.Надьярных Н. Роман и духовная сила жизни общества // Советский роман. Новаторство. Поэтика. Типология. М., 1978.

106. Надьярных Н. У истоков формирования новой литературной системы / Взаимодействие литератур народов Сибири и Дальнего Востока / Под ред. Г.Ломидзе и др. Новосибирск, 1983.

107. ПЗ.Надьярных Н. Ритмы единения: Интернационализм и патриотизм советской литературы. Киев, 1986.

108. Неупокоева И. Проблемы взаимодействия современных литератур. -М., 1963.

109. Неупокоева И. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа. М., 1976.

110. Новиков В. Движение истории — движение литературы. М., 1982.

111. Очерки истории кабардинской литературы. Нальчик, 1968.122,Очиров Г. Мы кочевников племя. Заметки об алтайской литературе. // Москва. 1982.123.0совцев С. Волшебный ключ (о художественной детали). — Нева.-1962-№4.

112. Палкина Р. Зарождение прозы в литературах Южной Сибири -43 ХНИИЯЛИ, вып.ХХ, Абакан, 1976.

113. Паперный 3. Деталь и образ // Чехов и Толстой. — М.: Наука, 1980.

114. Пархоменко М. Художественный опыт Горького и развитие литератур народов СССР // Вопросы литературы. 1980-№1.

115. Пархоменко М. Многонациональное единство советской литературы. М., 1978.

116. Пархоменко М. Рождение нового эпоса. М., 1979.

117. Петров С. Реализм. М.: Просвещение, 1964.

118. Платонов Б. Психологическая глубина и замаскированная мелочь //Нева. 1955-№5.

119. По дольский Б. Рождение художественной детали // Знамя. 1954-№5.

120. Поспелов Г. Эстетическое и художественное. М.: Изд-во МГУ, 1965.

121. Поспелов Г. Проблемы литературного стиля. М.: Изд-во МГУ, 1970.

122. Поспелов Г. Идея художественная. Краткая литературная энциклопедия. Т.З. - М., 1966.

123. Принципы анализа литературного произведения. / Под ред. П.Николаева. М.: Изд-во МГУ, 1984.

124. Путнин Ф. Деталь художественная. Краткая литературная энциклопедия. -Т.9. М., 1978.

125. Романенко Д. Салчак Тока Литературная жизнь. 1958, 1авг.

126. Романенко Д. На пути к зрелости (заметки о тувинской прозе) -Тувинская правда. 1957, Юдек.

127. Романенко Д. Рождение романа. Становление и развитие романа в младописьменных литературах Российской Федерации. М., 1970.

128. Русские писатели о литературном труде. Т-7 -4, 1954-1956.

129. Русская советская литература / Под ред. А.Журавлевой и др. Л., 1988.

130. Самдан 3. Возрождение эпоса // Сибирские огни. 1981 -№9.

131. Самдан 3. От фольклора к литературе. Кызыл, 1987.

132. Сидельников В. Поэтика русского народной лирики. М., 1959.

133. Системный метод и современная наука / Под ред. А.Кочергина и др. — Новосибирск, 1981.

134. Системные исследования. Методологические проблемы / Ежегодник, 1979. М, 1980.

135. Скороспелова Е. Русская советская проза 20-30-х годов: судьба романа. М., 1985.

136. Смольников И. Современные легенды. М., 1975.

137. Сахарный Н. Реализм детали // Илиада. Разыскания в области смысла и стиля гомеровской поэмы. М., 1976.

138. Светов Ф. Подробности жизни. // Знамя. 1961-№7.

139. Сквозников В. Метод художественный // Краткая литературная энциклопедия. Т.4. - М., 1967.

140. Сулковский И. Роль художественной детали в романе Л.Леонова «Соть» // Филологический сборник. Алма-Ата, 1967, вып.6-7.

141. Сизова К. Типология портрета героя. Автореферат диссертации кандидата филологических наук. Воронеж, 1995.

142. Савостьянов Е. Изобразительность и выразительность в искусстве. — М.: Изобразительное искусство, 1970.

143. Теунов X. Литература и писатели Кабарды. — Нальчик, 1955.

144. Томашевский Б. Теории литературы // Поэтика. М.: Госиздат, 1928.

145. Татаринцева М. Развитие литературно-критической мысли в Туве. -Кызыл, 1983.

146. Толстой Л. Собр. соч. В 22 т. Т.-13.

147. Утехин Н. Современность классики. — М., 1986.

148. Тувинская тематика в творчестве современных русских писателей// Социально-культурные процессы в советской Сибири. / Под ред. Н.Томилова и др. Омск, 1985.

149. Чечерин А. Идеи и стиль. М: Изд.2, 1968.

150. Чистов К. Художественный замысел и поэтическая деталь // На рубеже. 1956-№4.

151. Чудаков А. Поэтика Чехова. М., 1971.

152. Шамота П. О художественности. М.: Советский писатель, 1958.

153. Шкловский В. Повести в прозе. Т-1 -2. М., 1966.

154. Шмелев Д. Слово и образ. М.: Наука, 1964.167.1Деглов М. Литературно-критические статьи. М., 1958.

155. Щирова И. Лингвостилистические средства художественной детали в рассказе Д.- Джойса «С1аи» Актуальные проблемы семасиологии. М., 1998.

156. Фортунатов Н. Творческая лаборатория Л. Толстого. М.: Советский писатель, 1983.

157. Хадаханэ М. Литературная Тува. —Кызыл, 1986.

158. Хадаханэ М. Тувинская проза. Кызыл, 1968.

159. Хадаханэ М. Становление тувинской прозы. Рукописный фонд ТНИИЯЛИ, 1968.

160. Хадаханэ М. Тувинские рассказы. Сибирские огни. 1965. - №11.

161. Хитрова С. Стилевые поиски и взаимодействие литературы: Опыт советской многонациональной литературы. М., 1976.

162. Храпченко М. Творческая индивидуальность писателя и развитие литература. 3-е изд. - М., 1975.

163. Храпченко М. Пути взаимообогащения социалистических культур // Новый мир. 1979-№2.

164. Храпченко М. Художественное творчество, действительность, человек. — 3-е изд. М., 1982.

165. Цивин Р. Художественная деталь и ее идейно-эстетические функции в литературном произведении (Современный русский рассказ А. Антонов, Ю. Нагибин, Ю. Казанов): Автореферат диссертации кандидата филологических наук. —Киев: ГГУ, 1970.

166. Энштейн М. О значении детали в структуре художественного образа//Вопросы литературы. 1984-№12.

167. Якимов JI. Многонациональная Сибирь в русской советской литературе. — Новосибирск, 1982.

168. Якобсон Р. Теория литературы. М.: Прогресс, 1990.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.