Научно-методическое обоснование оценки профессионального риска по показателям производственного травматизма тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.02.04, кандидат биологических наук Чуранова, Анастасия Николаевна

  • Чуранова, Анастасия Николаевна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2013, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.02.04
  • Количество страниц 151
Чуранова, Анастасия Николаевна. Научно-методическое обоснование оценки профессионального риска по показателям производственного травматизма: дис. кандидат биологических наук: 14.02.04 - Медицина труда. Москва. 2013. 151 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Чуранова, Анастасия Николаевна

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В РАБОТЕ СОКРАЩЕНИЙ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА ПО ПОКАЗАТЕЛЯМ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ТРАВМАТИЗМА (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

1.1 .Актуальные проблемы условий и охраны труда на предприятиях России и зарубежных стран

1.2.Качество регистрации несчастных случаев в России и за рубежом

1.3. Современные методологические подходы к оценке профессионального риска

ГЛАВА 2 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

ГЛАВА 3 ИЗУЧЕНИЕ УСЛОВИЙ, ОХРАНЫ ТРУДА И ДИНАМИКИ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ТРАВМАТИЗМА В РОССИИ (1990-2011 гг.) И НА ОДНОМ ИЗ ПРЕДПРИЯТИЙ ОБРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

3.1. Анализ состояния условий, охраны труда и динамики показателей производственного травматизма в России за 1990- 40 2011 гг.

3.2. Анализ производственного травматизма и других показателей здоровья работников, а также условий труда и качества медико-социального обеспечения на одном из предприятий обрабатывающей промышленности

3.2.1. Характеристика условий труда и качества системы медико-социального обеспечения работников

3.2.2 Анализ состояния здоровья работников по показателям заболеваемости с ВУТ и производственного травматизма ^

ГЛАВА 4 ОЦЕНКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА ПО

ПОКАЗАТЕЛЯМ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ТРАВМАТИЗМА НА ОСНОВЕ АДАПТИРОВАННОЙ МЕТОДИКИ МОТ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ГИПОТЕЗАХ

4.1. Адаптация методики МОТ к условиям и информационной базе России и оценка вероятного общего числа пострадавших на 58 производстве и риска несчастного случая в РФ в 2007-2010 гг.

4.1.1. Оценка общего числа погибших в генеральной совокупности среднесписочной численности работников России на основе выборочных данных Росстата

4.1.2 Обоснование гипотез (отношений общего числа несчастных случаев к числу погибших на производстве) для оценки вероятного общего числа пострадавших на производстве и риска несчастного случая по методике МОТ

4.1.3 Оценка вероятного общего числа пострадавших на производстве и риска несчастного случая в РФ в 2007-2010 гг. 4.2. Анализ факторов, способствующих сохранению неудовлетворительного состояния условий и охраны труда в России и сокрытию несчастных случаев на производстве

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Медицина труда», 14.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Научно-методическое обоснование оценки профессионального риска по показателям производственного травматизма»

Устойчивое социально-экономическое развитие страны зависит от состояния ее трудовых ресурсов, качество которых, определяется, прежде всего, численностью и уровнем здоровья населения трудоспособного возраста, поскольку именно состояние здоровья работников является важнейшим фактором повышения производительности труда и экономического роста, определяет безопасность и благосостояние общества [4,16,25,26,28,34-36,38].

В настоящее время состояние здоровья лиц трудоспособного возраста в России следует оценивать как критическое. В 2009 году из числа достигших возраста 15 лет не доживали до 60-летнего возраста 37,2% мужчин и 13,9% женщин, что в 4-5 раз больше по сравнению с развитыми странами у мужчин и 3-4 раза у женщин [43,44,34,130-132,92,137,138,31,32].

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года одним из важнейших направлений демографической политики и политики народосбережения названо снижение смертности населения, прежде всего высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте [52]. При этом особо выделена задача по снижению смертности и травматизма от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, т.е. от причин связанных с работой.

Задачу по сокращению уровня смертности и травматизма от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний планируется решить за счет внедрения в сфере условий и охраны труда системы оценки и управления профессиональными рисками, которая предполагает переход от реагирования на уже произошедшие страховые случаи к их предупреждению, т.е. реализацию комплекса превентивных мер, направленных на сохранение здоровья работающего населения. В 2011 году Федеральным законом №238-Ф3 от 18.07.2011 в ст.209 Трудового кодекса

РФ были введены понятия «профессиональный риск» и «управление профессиональными рисками».

Важнейшими показателями, характеризующими профессиональный риск, являются профессиональная заболеваемость и производственный травматизм [41,40,121,119,139,68]. В последние два десятилетия наблюдается противоречивая ситуация - на фоне ухудшения условий и охраны труда на предприятиях России снижаются регистрируемые показатели профессиональной заболеваемости и производственного травматизма. Причем частота несчастных случаев на производстве снижается особо быстрыми темпами, что многие исследователи связывают с сокрытием значительной части травм [35, 37,152,139, 140, 156,93]. Вместе с тем, наличие полной и достоверной информации о величине показателей производственного травматизма является важнейшим условием при разработке, внедрении и последующем функционировании системы управления профессиональными рисками.

В Международной организации труда (МОТ) существует методика «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом», которая позволяет оценивать риск несчастного случая, приближенный к реальному, в условиях неполной регистрации [178]. Полноценное использование методики МОТ предполагает ее предварительную адаптацию к условиям и информационной базе России.

Целью настоящего исследования явилось научно-методическое обоснование оценки профессионального риска по показателям производственного травматизма на основе адаптированной методики МОТ

Для достижения поставленной цели в работе решались следующие задачи:

1. Проанализировать состояние условий и охраны труда и динамику производственного травматизма в России за двадцатилетний период (19902011 гг.), с учетом особенностей травматизма на малых предприятиях.

2. Выполнить анализ производственного травматизма и других показателей здоровья работников, а также условий труда и качества медико-социального обеспечения на одном из предприятий России.

3. Изучить производственный травматизм, а также историю его учета и регистрации в России в различные периоды социально-экономического развития страны (за 15 0-летний период) для обоснования гипотез при оценке профессионального риска.

4. Провести научно-обоснованную адаптацию методики МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом» к условиям и состоянию информационной базы России.

5. Оценить риск несчастного случая и вероятное общее число пострадавших на производстве в России в 2007-2010 гг. на основе адаптированной методики МОТ при различных гипотезах.

Научная новизна и теоретическая значимость,

1. Впервые в России была выполнена научно-обоснованная адаптация методики МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом» к условиям и информационной базе Российской Федерации. В процессе адаптации методики были:

• изучены функции и особенности информационных баз данных России о производственном травматизме, для обоснованного выбора источника информации.

• проведена экстраполяция коэффициентов производственного травматизма, рассчитанных на основе базы данных Росстата, в разрезе видов экономической деятельности, с выделением малых предприятий на всю генеральную совокупность среднесписочной численности работников Российской Федерации.

• выполнен анализ производственного травматизма и системы его регистрации в России за 150 лет для расчета отношений S (общее число травм, приходящихся на 1 случай гибели работника) как основного инструмента методики МОТ при оценке риска несчастного случая на производстве.

2. На основе адаптированной методики МОТ впервые оценены риск несчастного случая и вероятное общее число пострадавших на производстве в 2007-2010гг. с использованием 3-х гипотез о соотношении уровней общего производственного травматизма и травматизма со смертельным исходом, характерных для различных периодов социально-экономического развития России.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Снижение показателей производственного травматизма в РФ в последнее 20-летие противоречит изменениям, происходящим в состоянии условий и охраны труда, и обусловлено ухудшающейся регистрацией травм на производстве, прежде всего, легкой и средней тяжести, что нашло отражение в более чем 2-кратном снижении показателя Б (отношение общего числа травм к числу погибших на производстве) и вызвало искусственный рост доли погибших в общем числе пострадавших на предприятиях РФ до уровня 90-ых годов 19 века в России (3,0-6,5%).

2. Двух - трехкратное превышение частоты несчастных случаев со смертельным исходом на малых предприятиях России по сравнению с крупными и средними указывает на худшее состояние условий и охраны труда в малом бизнесе.

3. Адаптированная к условиям и информационной базе России методика МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом», позволяет получить, приближенные к реальным, риск производственной травмы и вероятное общее число пострадавших, что должно служить основой при разработке комплекса превентивных мер, направленных на сохранение здоровья работников.

Похожие диссертационные работы по специальности «Медицина труда», 14.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Медицина труда», Чуранова, Анастасия Николаевна

ВЫВОДЫ

1. Установлено, что наблюдаемое в России в течение 1990-2011 гг. снижение официально регистрируемых уровней производственного I травматизма (в 3,1 раза) происходит на фоне роста доли работников, занятых во вредных и опасных условиях труда (на 43,2%), и при одновременном увеличении средней длительности больничного листа по причине производственной травмы (в 2,1 раза), что указывает на регистрацию преимущественно тяжелых травм, больничный лист по которым значительно больше, и массовое сокрытие травм легкой и средней тяжести.

2. На предприятии табачной промышленности с условиями труда, соответствующими санитарно-гигиеническим нормативам, хорошо организованными системами охраны труда и медико-социального обеспечения работающих, а также полной и объективной регистрацией несчастных случаев, усредненный за 1999-2009 гг. уровень травматизма не отличался от среднего за эти же годы по России, где около 80 % предприятий относятся к опасным и неблагоприятным для здоровья работающих, однако средняя длительность одного случая нетрудоспособности в связи с производственной травмой в России была в 1,6 раза больше, что подтверждает недостоверность официальной информации об уровне производственного травматизма в стране и регистрацию преимущественно тяжелых травм.

3. На малых предприятиях России по сравнению с крупными и средними частота несчастных случаев со смертельным исходом в большинстве видов экономической деятельности регистрируется в 2-6 раз чаще, в то же время разница в уровнях общего производственного травматизма (за исключением ВЭД «Транспорт и связь») практически отсутствует, что свидетельствует о худшем состоянии условий и охраны труда, а также о более частом сокрытии травм легкой и средней тяжести в малом бизнесе, в результате чего, доля погибших в общей численности пострадавших на малых предприятиях достигает 14,8-17,7%.

4. Показано, что применение методики МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом» для оценки риска несчастного случая и вероятного числг. пострадавших на производстве в России возможно только после ее адаптации к условиям и информационной базе страны, которая включает аргументированный выбор источника данных о производственном травматизме (БД Росстата), экстраполяцию данных выборочного наблюдения Росстата, с выделением малых предприятий, на всю генеральную совокупность среднесписочной численности работников Российской Федерации и использование гипотез о величине отношения S (общее число травм, приходящихся на 1 случай гибели на производстве), основанных на анализе производственного травматизма и методов его регистрации в различные периоды социально-экономического развития России в течение 1870-2010 гг.

5. Апробация адаптированной методики МОТ позволила оценить вероятное общее число пострадавших на производстве в России при различных гипотезах: при использовании отношений S=59 или S=173, характерных для России периода 1975-1990 гг., вероятное число пострадавших в 2007-2010 гг. могло составить от 270 до 1200 тыс. человек, по сравнению с зарегистрированными Росстатом 66 - 46 тыс. человек; при применении отношения S=526, существовавшего в России в пред- и постреволюционный период (1914-1917 гг. и 1927-1932 гг.), а также рекомендованного МОТ для стран с развитой рыночной экономикой, вероятное число пострадавших на производстве может превысить 3,5 млн. человек, что указывает на необходимость принятия мер, в т.ч. законодательных, направленных на улучшение регистрации производственного травматизма в стране.

6. Установлено, что оцененный по адаптированной методике МОТ риск несчастного случая на производстве в России в 2007-2010 гг. многократно превышает регистрируемые показатели (в 3-9 или 23-28 раз в зависимости от принятой гипотезы), что необходимо учитывать при формировании комплекса превентивных мер, направленных на сохранение здоровья работающего населения, разрабатываемого в рамках системы управления профессиональными рисками, внедряемой в настоящее время в Российской Федерации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Концепция оценки профессионального риска в большинстве развитых стран мира рассматривается в качестве основополагающего механизма при обосновании, разработке и выборе очередности внедрения управленческих решений, направленных на минимизацию риска на производстве и сохранение здоровья работающего населения.

Важнейшей составляющей профессионального риска является показатель частоты несчастных случаев на производстве, уровень которого зависит от многих факторов - состояния производственного оборудования, условий труда, режимов труда и отдыха, владения персоналом безопасными методами и приемами выполнения работ, психофизиологического состояния работников и др. [6,27,49,50,69,88].

Многие исследователи отмечают, что в последние годы в России наблюдается противоречивая ситуация - на фоне ухудшающихся условий и охраны труда снижаются регистрируемые показатели производственного травматизма [44, 140, 139, 10, 59, 54]. Среди основных причин снижения уровня производственного травматизма в России авторы выделяют неполноту регистрации несчастных случаев. Например, главный специалист в области охраны труда субрегионального бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии Викинг Хусберг в своих публикациях указывает, что по оценкам МОТ в России ежегодно происходит почти 5 миллионов несчастных случаев на производстве, в то время как в РФ в 2011 г. было зарегистрировано всего 43,6 тыс.случаев [153].

Отсутствие полной и достоверной информации о производственном травматизме в стране не позволят адекватно оценивать риск несчастного случая и затрудняет разработку превентивных мер, направленных на сохранение здоровья работающего населения.

Для подтверждения неполноты существующих данных о производственном травматизме в России в диссертационной работе был выполнен анализ состояния условий, охраны труда и частоты несчастных случаев на производстве в РФ за двадцатилетний период (1990-2011 гг.). Было установлено, что в течение двух последних десятилетий в стране нарастает тенденция ухудшения условий труда, что выражается в росте доли работников, занятых во вредных и опасных условиях труда. С 1990 г. по 2003 гг. этот показатель увеличился в промышленности на 31,5 %, в строительстве на 58,0% и на транспорте более чем в 2 раза [86,123,145]. После 2003 г. рост доли работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормативам, продолжился. С 2004г. (переход с ОКОНХ на ОКВЭД) по 2011 г. она увеличилась в организациях по добыче полезных ископаемых на 32,6% у мужчин и 39,6% у женщин, на предприятиях обрабатывающих производств на 31,9% у мужчин и 41,2% у женщин, в строительстве, соответственно, на 84,3% и 70,0 %, на транспорте на 67,3% и 89,6% и др. [124,150].

Об ухудшающемся состоянии охраны труда свидетельствует рост доли работников, занятых на оборудовании, не отвечающем требованиям охраны труда. За период 2004-2011 гг. этот показатель вырос в 3,0 раза в строительстве, в 2,0 раза в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, в 1,4 раза в добыче полезных ископаемых и т.д. [124,150]. На плохое состояние охраны труда указывает также большое количество нарушений, выявляемых в результате проверок. Так, в 2011 г. сотрудниками Государственных инспекций труда было выявлено 549,0 тыс. нарушений касающихся вопросов охраны труда [24].

Несмотря плохое состояние условий и охраны труда по официальным данным показатели общего производственного травматизма за период с 1990 по 2011 гг. в России сократились в 3,1 раза (с 6,6 %о до 2,1%о). Уровень производственного травматизма со смертельным исходом за этот период снизился в 1,5 раза (с 0,129%о до 0,086%о) [123-126,150].

Наблюдаемое снижение регистрируемых показателей производственного травматизма в России, в т.ч., и со смертельным исходом, при одновременном ухудшении условий и охраны труда, указывает на недостоверность официальных данных и дает основание полагать, что значительная часть несчастных случаев на производстве скрывается от регистрации и учета. В большей степени это касается травм легкой и средней тяжести.

Косвенным подтверждением массового сокрытия несчастных случаев на производстве является быстрый рост средней длительности больничного листа по производственной травме. За период с 1990 по 2011 гг. число человеко-дней нетрудоспособности в расчете на 1 пострадавшего возросло в 2,1 раза (с 23,4 до 48,4 дней), что указывает на регистрацию преимущественно тяжелых травм, больничный лист по которым в среднем составляет около 50 дней [123126,150].

О сокрытии травм легкой и средней тяжести также свидетельствует увеличение доли травм со смертельным исходом в общей численности несчастных случаев, которая за последние 20 лет (1990-2011 гг.) выросла почти в 3 раза и достигла 4,2-4,5% [123-126].

На недостоверность официальных данных о производственном травматизме в РФ указывает и сравнение с зарубежными странами. Регистрируемая частота несчастных случаев на производстве в России в 10-15 раз ниже, чем в странах Евросоюза, но при этом травматизм со смертельным исходом выше в 3-7 раз [3,125].

Сокрытие несчастных случаев на производстве подтверждают данные проверок Государственных инспекций труда. В течение последних 6 лет (20052010 гг.) в ходе проверок госинспекторами было выявлено сокрытых от учета 433 групповых несчастных случаев, 8736 с тяжелыми последствиями и 2297 со смертельным исходом [21-23].

Результаты изучения производственного травматизма, а также других показателей здоровья работников, условий труда, движения кадрового состава и медико-социального обеспечения, выполненного на одном из предприятий табачной промышленности, также подтверждают массовое сокрытие несчастных случаев в стране. Исследование проводилось на современной табачной фабрике с иностранной формой собственности. Весь производственный процесс на предприятии, включая контроль качества, полностью автоматизирован, высоко развита культура и организация труда.

Анализ материалов АРМ свидетельствовал, что условия труда на большинстве рабочих мест соответствуют санитарно-гигиеническим нормативам и относятся ко 2 допустимому классу условий труда.

При анализе коэффициентов оборота по приему и увольнению работников на фабрике была выявлена низкая текучесть кадров по сравнению с Россией (соответственно, в 2,0 и 1,7 раза) и видом деятельности - производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака (в 3,2 и 2,6 раза).

На территории фабрики работает медсанчасть, в которой ведут прием терапевт-профпатолог, невролог, гинеколог, отоларинголог, стоматолог и др. Имеется кабинет физиотерапии с возможностью проведения процедур УВЧ, лазеротерапии, массажа и др. Заработная плата на фабрике, как и по всей табачной индустрии России, выше средней зарплаты на производстве в других ВЭД. На предприятии круглосуточно работает столовая, поэтому работники обеспечены бесплатным высококачественным питанием как в дневное, так и в ночное время.

Стабильная работа предприятия, удовлетворенность работников условиями труда, уровнем заработной платы, и предоставленным социальным пакетом обеспечивают низкую текучесть кадров на фабрике и высокую долю стажированных работников в общей численности занятых.

Изучение заболеваемости с ВУТ работников предприятия за 2005-2007гг. свидетельствовало, что частота случаев нетрудоспособности была выше, чем в России, в 2005 и 2006 гг., соответственно, на 16,6% и на 26,6%. В то же время показатель числа дней нетрудоспособности на 100 работников в анализируемые годы практически не отличался от российского и, соответственно, средняя длительность одного случая нетрудоспособности на предприятии была ниже по сравнению с Россией. В 2005 году на 21,0% и в 2006г. на 22,7%.

Более высокие показатели числа случаев заболеваемости с ВУТ у работников предприятия по сравнению с Россией можно объяснить высокой доступностью и качеством медицинской помощи. Своевременное обращение сотрудников фабрики в медицинское учреждение позволяет начать лечение заболевания на ранней стадии, что обеспечивает более быстрое выздоровление и более низкую длительность 1 случая нетрудоспособности у работников.

Анализ производственного травматизма свидетельствовал, что на предприятии за период 1999-2009 гг. было зарегистрировано 48 травм (45 легких и 3 - тяжелых). Изучение характера повреждений, полученных работниками в результате несчастных случаев на производстве, показало, что были зарегистрированы даже самые легкие травмы - ушибы пальцев рук, стоп, тазобедренного сустава и др. Это указывает на полную и объективную регистрацию всех несчастных случаев на фабрике. При расчете показателей травматизма использовался метод человеко-лет наблюдения. За 11 лет общее число человеко-лет наблюдения на фабрике составило - 14642. Показатель общего травматизма на предприятии составил 3,3 на 1000 работников. Полученный коэффициент травматизма оказался ниже, аналогичного показателя по России (3,6%о) лишь на 8,3 % и ниже, чем по ВЭД - производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака (4,5%о) на 26,7%.

Показатель средней длительности больничного листа по причине производственной травмы в расчете на 1 пострадавшего на предприятии в исследуемый период (1999-2009 гг.) колебался. Средняя длительность 1 случая нетрудоспособности за 11-летний период составила на табачной фабрике 21,6 дней и в России за этот же период - 34,1 дня.

Таким образом, выполненное исследование производственного травматизма на предприятии табачной промышленности позволило установить, что усредненный за 11 - летний период (1999 - 2009 гг.) коэффициент частоты несчастных случаев практически не отличался от среднего по России за этот же период, но при этом средняя длительность одного случая нетрудоспособности в связи с производственной травмой была в 1,6 раза ниже. Учитывая разницу в условиях труда и технике безопасности на изучаемой фабрике по сравнению с предприятиями России, из числа которых около 80 % относятся к опасным и неблагоприятным для здоровья работающих, полученные данные подтверждают недостоверность регистрируемых показателей производственного травматизма в России и массовое сокрытие травм легкой и средней тяжести.

В отсутствие полной и достоверной информации о производственном травматизме в России для оценки вероятного общего числа пострадавших и риска несчастного случая, приближенных к реальным, была применена методика МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом». Для полноценного использования методики МОТ была выполнена ее предварительная адаптация к условиям и информационной базе России.

Процесс адаптации методики МОТ включал несколько этапов. На первом этапе с целью обоснованного выбора источника информации были изучены функции и особенности баз данных ведомств, осуществляющих учет и регистрацию производственного травматизма в России - Росстата, Роструда и ФСС. Несмотря на то, что Росстат осуществляет сбор данных о производственном травматизме по выборочному кругу предприятий и охватывает наблюдением не все ВЭД, его база данных была выбрана для осуществления расчетов по методике МОТ. Это объясняется тем, что в базе Росстата содержится информация о всех видах зарегистрированных травм, в т.ч. легких, в отличие от базы данных Роструда, а также выделяются малые предприятия, имеющие ряд особенностей.

Следует отметить, что оценка вероятного общего числа пострадавших на производстве осуществлялась по данным Росстата за 2007-2010 гг. Однако, в диссертации приведены расчеты на примере данных за 2007 г., когда впервые была опубликована развернутая информация о несчастных случаях на производстве в разрезе ВЭД.

Исходным показателем для расчетов по методике МОТ является общее количество погибших на производстве в течение года, поэтому данные выборочного наблюдения Росстата необходимо было распространить на всю генеральную совокупность среднесписочной численности работников РФ.

Поэтому сначала надо было оценить общее число погибших на производстве. Для этого были рассчитаны коэффициенты производственного травматизма со смертельным исходом и общего травматизма в каждом ВЭД, из числа находящихся под наблюдением Росстата, для двух групп предприятий: первая - крупные и средние; вторая - малые.

Показатели общего производственного травматизма и травматизма со смертельным исходом в целом по всем ВЭД составили на крупных и средних предприятиях - 2,7%о и 0,112%о, а на малых - 3,2%о и 0,357%о. Проведенный анализ полученных коэффициентов не выявил существенных различий в уровнях общего производственного травматизма на малых предприятиях различных ВЭД по сравнению с крупными и средними предприятиями, за исключением транспорта и связи, где показатель был выше почти в 2 раза.

Иная ситуация наблюдалась при анализе частоты несчастных случаев со смертельным исходом. На малых предприятиях России работники погибали в 3,2 раза чаще, чем на крупных и средних объектах (0,357%о и 0,112%о). Превышение было выявлено практически во всех видах экономической деятельности: на транспорте и связи - в 5,7 раз, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды - в 3,7 раза, в оптовой и розничной торговле - в 3,6 раза, в сельском хозяйстве - в 2,6 раза, в обрабатывающих производствах - в 2,3 раза и т.д. В последующие годы (2008-2009гг.) сохранялись более высокие уровни производственного травматизма со смертельным исходом на малых предприятиях.

Результаты многих исследований, выполненных отечественными гигиенистами труда указывают, что состояние условий и охраны труда на малых предприятиях существенно хуже, чем на крупных и средних [64,136,148,149]. Более высокие показатели производственного травматизма со смертельным исходом на предприятиях малого бизнеса подтверждают это.

Как указывалось ранее, базовым показателем для расчетов по методике МОТ является общее количество погибших на производстве, поэтому коэффициенты производственного травматизма, полученные по выборочной совокупности предприятий, были распространены на всю генеральную совокупность среднесписочной численности работников РФ.

При проведении экстраполяции учитывался объем выборки Росстата в каждом ВЭД, отдельно на крупных и средних предприятиях и, отдельно, на малых. Для видов деятельности, не охваченных наблюдением, было принято условие, что уровень травматизма в них такой же, как в целом по стране

В результате экстраполяции было получено, что общее пострадавших нг. производстве в России в 2007 г. могло составить 125148 человек, из них 6950 человек погибших. Таким образом, за «базу» для оценки вероятного общего числа пострадавших по методике МОТ было принято число погибших работников - 6950 человек.

Для оценки вероятного общего числа пострадавших на производстве и риска несчастного случая в соответствие с методикой МОТ, наряду с общим числом погибших работников, необходимо определить отношение Б (общее число несчастных случаев, приходящихся на 1 случай гибели на производстве), характерное для России. В настоящее время в странах Европы отношение 8 составляет от 500:1 до 2000:1, в РФ в 2007 г. оно составляло 22,0:1, а на малых предприятиях достигало 5,6:1 [3,125]. Поэтому необходимо найти отношение 8, характерное для России в те годы, когда регистрация несчастных случаев была удовлетворительной.

Анализ данных о производственном травматизме в России за 150-летний свидетельствовал, что в течение 70-80-х годов XIX века по данным Центрального статистического комитета в горнозаводской промышленности на 1 травму со смертельным исходом регистрировалось всего 2-5 не смертельных травм, что объясняется учетом только самых тяжелых случаев [95-98]. После создания в 1882 г. фабрично-заводской инспекции, в функции которой входил сбор и анализ статистических данных, осуществление надзора за выполнением законов по труду, привлечение к суду виновных в нарушении законодательства и др., статистика производственного травматизма начала улучшаться. В 1890г. в горнозаводской промышленности на 1 травму со смертельным исходом приходилось уже 14 случаев менее тяжелых травм, в 1895 г. - 34 случая, а к 1900г. это отношение выросло до 46:1 [99-107]. Коренные изменения в сторону улучшения учета травм на производстве произошли после принятия 2 июня 1903 г. Закона «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» [29]. Этим Законом впервые было установлено право российских работников на получение компенсации в связи с травмой на производстве, что привело к росту числа заявленных несчастных случаев и, соответственно, значительному увеличению показателя 8. В 1904-1914 гг. на предприятиях России на 1 травму со смертельным исходом приходилось уже от 100 до 200 менее тяжелых несчастных случаев [113-118].

В 1912 г. был принят новый страховой закон, по которому рабочие в обязательном порядке должны были страховаться в создаваемых для этой цели страховых товариществах [30]. В 1914-1917 гг. усредненное отношение 8, рассчитанное по данным страховых товариществ - Петроградского, Поволжского, Киевского, Одесского и других, составляло в России 215:1, в некоторых производствах оно достигало 500:1 [134].

После революции и гражданской войны для улучшения регистрации производственного травматизма Наркомтрудом СССР было принято Постановление N 44/321 "О регистрации несчастных случаев" от 25.02.1925 г., по которому все предприятия были обязаны посылать в местные инспекции труда извещения установленной формы обо всех произошедших несчастных случаях, а также заполнять специальные книги регистрации несчастных случаев, что позволило упорядочить работу по сбору и обработке статистических данных по травматизму. По данным органов социального страхования ВЦСПС в 1927 г. в промышленности отношение 8 составляло 709:1, при этом в различных отраслях оно колебалось в пределах от 306 до 2240 несчастных случаев на 1 травму со смертельным исходом, т.е. не отличалось от современных показателей в развитых странах мира [135]. Такие же показатели отношения 8 сохранялись до 1932-33 гг.

За достаточно длительный период времени в доступной литературе и статистических сборниках не удалось найти данных о производственном травматизме. В 1965-66 гг., т.е. уже спустя много лет после Великой отечественной войны, в России отношение 8 составляло 110-112 травм на 1 случай со смертельным исходом [33]. В 1970-80 гг. данное отношение существенно снизилось и колебалось в пределах от 46:1 до 59:1. С 1990г., когда на 1 случай гибели приходилась 51 травма, начало происходить последовательное снижение этого показателя [142,143,123-127]. Так, в 1995 г. он составлял уже 40:1, в 2000г. - 33:1, в 2005 г. - 25:1, в 2008 г. - 23:1, в 2010 г.-24:1[123-126].

Следует отметить, что при более высоком уровне производственного травматизма у мужчин величина данного отношения, существенно ниже, чем у женщин. Это может быть связано с более полным учетом даже незначительных травм среди женщин, что объясняется их психосоциальными особенностями. Женшины более тоебовательно относятся к соблюдению формальностей, в т.ч. при регистрации производственной травмы, которая в будущем может негативно отразиться на здоровье. В 1990 г. в РФ отношение у мужчин составляло 43:1, а у женщин 173:1, в 2008 г., соответственно, 18:1 и 89:1, а в 2010-18:1 и 124:1[123-126].

На основе проведенного анализа были выбраны следующие отношения 8, характерные для России в разные периоды социально-экономического развития, которые использовались как гипотезы для оценки вероятного общего числа пострадавших на производстве и риска несчастного случая по методике МОТ:

• 59:1 (1975 г. все работники),

• 173:1 (1990 г. работницы - женщины),

• 526:1 (отношение, существовавшее в России в пред- и послереволюционный период и рекомендуемое МОТ для стран с развитой рыночной экономикой).

В результате применения выбранных отношений было получено, что вероятное общее число пострадавших на производстве в России в 2007 г. при использовании отношений 59:1 и 173:1 могло колебаться в пределах от 400 тыс. человек до 1 млн. 200 тыс., по сравнению со 125,1 тыс., полученными при экстраполяции зарегистрированных показателей на всю среднесписочную численность работников. Если принять за основу гипотезу, что отношение 8 в 2007 г. было таким же, как в 1914-1917 гг. и 1927-1933 гг. и в то же время характерное для стран с развитой рыночной экономикой, общее количество травмированных на предприятиях России могло составить свыше 3,5 млн. человек.

Особо отметим, что вероятное общее число пострадавших на производстве на малых предприятиях лишь в 1,5 раза ниже, чем на крупных и средних, при том, что среднесписочная численность работников в малом бизнесе в 4,3 раза меньше.

Риск несчастного случая на производстве в России в 2007 г. мог находиться в пределах от 8,4 до 24,6 на 1000 работников (при гипотезе, что отношение 8 составляет 59 или 173), что в 3,1-9,1 раз выше по сравнению с официальными данными (2,7 на 1000 работников). При использовании отношения 8, характерного для России в пред- и послереволюционный период и рекомендуемого МОТ для стран с развитой рыночной экономикой, частота несчастного случая могла составлять 74,7 на 1000 работников, что в 28 раз выше регистрируемой. При данной гипотезе уровень общего производственного травматизма в России в 2-10 раз выше по сравнению со странами Евросоюза, что соответствует более высокому регистрируемому риску гибели работников на предприятиях РФ, чем в странах ЕС.

Уровень производственного травматизма со смертельным исходом в 2008-2010гг. продолжал снижаться, поэтому оцененные на основе адаптированной методики МОТ вероятное общее число пострадавших на производстве и риск несчастного случая в эти годы существенно ниже по сравнению с 2007 г.

Так, при использовании гипотезы S=59 или 173 вероятное общее число пострадавших на производстве в России в 2008-2010 гг. могло составлять от 268,0 тыс. до 1 049,7 тыс. человек, а риск несчастного случая находился бы в пределах от 5,7 %о до 21,3%о. При использовании отношения S=526 общее количество травмированных на предприятиях России могло составлять от 2 389,3 тыс. до 3 191,6 тыс. человек, а риск несчастного случая от 50,4%о до 64,7%о.

Выше, было показано, что скрываются от учета не только легкие и средней тяжести травмы, но и тяжелые, а также - со смертельным исходом. Быстрый рост хозяйствующих субъектов при одновременном сокращении числа государственных инспекторов могут быть причиной снижения числа выявленных сокрытых несчастных случаев. Так, за период с 2003 по 2010 гг. количество выявляемых тяжелых несчастных случаев снизилось в 3 раза. В 2009 г. инспекторами труда было обследовано менее 3% хозяйствующих субъектов [14,21-23].

Среди причин неудовлетворительной регистрации травматизма на производстве в России важное место принадлежит экономической составляющей и состоянию законодательной базы в стране. В настоящее время штраф за сокрытие производственной травмы составляет всего от 500 до 1000 рублей для должностного лица и от 5000 до 10000 рублей для юридического1.

Зачастую в сокрытии несчастных случаев на производстве заинтересованы и сами работники. Сохраняется большое количество предприятий и организаций, в которых значительная часть заработной платы не облагается налогом и выдается работникам в «конвертах». В случае производственной травмы работнику больничный лист по временной нетрудоспособности оплачивается исходя из официальной зарплаты, которая существенно ниже фактического заработка, а работодатель может предложить оплатить затраты и дать время на лечение без оформления временной нетрудоспособности. В итоге существующая практика ухода от налогообложения создает дополнительные предпосылки для сокрытия

1 Ст. 15.34, которая дополнила гл. 15 КоАП РФ от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2009 г. № 213-ФЭ и вступила в силу с 1 января 2010 г. несчастных случаев [140,152].

Способствовало сокрытию производственных травм также изменение законодательства об оплате больничных листов по бытовой травме. Раньше больничный лист по бытовой травме оплачивался, начиная с 6 дня нетрудоспособности, что приводило к существенным материальным потерям. С

1 января 2005 г. он оплачивается с первого дня . Поскольку разница в оплате временной нетрудоспособности отсутствует, то сокрытие от учета производственной травмы не влечет за собой материальных потерь для работника [140].

Имеют место случаи, когда работодатель оказывает прямое давление на работника, вынуждая его отказаться от оформления производственной травмы. Это связано с тем, что наличие производственных травм на предприятии может привести к увеличению надбавок к тарифам по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний[ 140].

Таким образом, в настоящее время трудовое законодательство России не способствует объективной и полной регистрации производственного травматизма. Вследствие массового сокрытия несчастных случаев значительная часть работников, получивших увечье на производстве, становятся инвалидами по общей травме и, в этом случае работодатель не несет ответственности за нанесенный ущерб здоровью. Изложенное указывает на необходимость совершенствования законодательства в отношении учета и регистрации травм на производстве [45].

Наряду с этим, отсутствие достоверной информации о риске несчастного случая на производстве не позволяет принимать аргументированные управленческие решения по улучшению условий и охраны труда на предприятиях. Для формирования адекватной системы превентивных мер, направленных на сохранение здоровья работников, могут использоваться данные об уровнях производственного травматизма, полученные на основе методики МОТ «По оценке достоверности статистики несчастных случаев на производстве в странах с несовершенным учетом», адаптированной к специфике России.

2 Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. N 202-ФЗ «О бюджете фонда социального страхования Российской Федерации на 2005 год»

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Чуранова, Анастасия Николаевна, 2013 год

1. Афанасьев Д.А. Краткий анализ трендов трудовой миграции в России и Индии / Материалы Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2012 года / Под.ред. JI.J1. Рыбаковского М.: Экон-информ, 2012.- С.206-208 (выпуск 2, тезисы).

2. Ашмарина C.B., Бородкин Л.И. Травматизм и страхование горнозаводских рабочих в России в начале XX в.: количественный анализ // Экономическая история. Обозрение. Вып. 9 / Под ред. Л.И.Бородкина. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 44-59

3. База данных Международной организации труда электронный ресурс.: URL: http://laborsta.ilo.ore/ Слата обращения 11 февраля 2012 г.).1. w V ' 1 1 Т Г /

4. Бакиров А.Б. Здоровье работающего населения как приоритетная социально-гигиеническая проблема // Медицинский вестник Башкортостана. 2006.-T. l.№ 1.-С. 18-21.

5. Бастрыкин А.И. Противодействие преступности мигрантов один из основных факторов укрепления безопасности России // Право и безопасность. 2009.- №2 (31).- С.30-34

6. Бобровников В.Н., Булдакова Е.Г. Анализ учета опасных факторов и причин производственного травматизма на шахтах ОАО "Воркутауголь"// Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). 2005.- № 9. С. 208-211.

7. Варданян P.A. Особенности трудовой миграции в Московском регионе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2012 года / Под.ред. Л.Л. Рыбаковского М.: Экон-информ, 2012.-С.186-189 (выпуск 2, тезисы)

8. Вершинин А., Волкова А. Игра в «наперсток». Какова достоверность статистической информации о производственном травматизме //Охрана труда и социальное страхование. 2006. № .3 - С. 18-20

9. Власова Н.И. Развитие интеграционных процессов в сфере миграции на пространстве СНГ // Российский внешнеэкономический вестник. 2011. -Т. 2011№ 10. -С. 52-58.

10. Ю.Волков Ю. Непрозрачный травматизм // Охрана труда и социальное страхование. 2006.- №6 С.3-7

11. П.Володин А.Ю. История фабричной инспекции в России 1882-1914 гг. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. - 207 с.

12. Воробьев Н.Я. Очерки по истории промышленной статистики в дореволюционной России и в СССР.-М.: Госстатиздат., 1961.-133с.

13. Глобальный план действий по охране здоровья работающих на 20082017 гг. Шестидесятая сессия ВОЗ. Женева.: 23 мая 2007 г.

14. Грицюк М. Смертельный исход электронная версия. // Российская газета Федеральный выпуск, 2010. - №5170(91). URL:http://vmw.rg.rU/2010/04/29/trud.html#comments (дата обращения: 06 марта 2012 г.)

15. Гуринович Е.Г., Потеряева E.JL, Калиниченко A.B. Система медицинского обслуживания работников вредных производств в условиях крупного промышленного города // Медицина труда и промышленная экология.2008. № 11. С. 35-38.

16. Данилов И.П., Захаренков В.В., Олещенко А.М. Мониторинг профессионального риска как инструмент охраны здоровья работающих во вредных условиях труда// Гигиена и санитария. 2007. № 3. С. 49-50.

17. Денисов Э.И., Прокопенко JI.B., Степанян И.В., Чесалин П.В. Правовые и методические основы управления профессиональными рисками // Медицина труда и промышленная экология. 2011.- № 12. С. 6-11.

18. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2008: Россия перед лицом демографических вызовов. М.: ПРОООН, 2009.-е.208

19. Доклад о реализации государственной политики в области условий и охраны труда в Российской Федерации в 2007 году. М.: МЗ и СР РФ, 2008.-с.61

20. Доклад о реализации государственной политики в области условий и охраны труда в Российской Федерации в 2010 году. М.: МЗ и СР РФ, 2011.-C.61

21. Доклад о результатах работы по осуществлению государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права за 2008г. М.: Роструд,2009.-е. 149

22. Доклад о результатах работы по осуществлению государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права за 2009 г. М.: Роструд,2010.-с.254

23. Доклад об осуществлении в 2010 году государственного контроля (надзора) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. М.: Роструд, 2011.- с.73

24. Доклад об осуществлении и эффективности в 2011 году федеральногогосударственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. М.: Роструд, 2012.-c.139

25. Дьякович М.П., Рукавишников B.C. Здоровье как качественная характеристика трудового потенциала крупных промышленных предприятий: социально-психологические аспекты // Бюллетень Научного совета "Медико-экологические проблемы работающих". 2004. С. 42.

26. Ефимова Н.В., Рукавишников B.C., Зароднюк Т.С., Никифорова В.А.

27. Разработка мер по сохранению здоровья в программах социальноэкономического развития территорий // Гигиена и санитария. 2007.- № 5.- С. 727 Л1. Г •

28. Зарипова С.Н. Вероятностный анализ производственного травматизма на предприятии // Горный информационно-аналитический бюллетень. Приложение «Якутия». Изд-во МГГУ. 2006. - №2. - С. 213-220.

29. Иванов JIM. Закон 1903 г. о вознаграждении увечных рабочих и его практическое применение // Рабочее движение в России в период империализма. М., 1982. С. 120.

30. Иванов JIM. Страховой закон 1912 года и его практическое применение // Отечественная история. 1995.- №5.- С.73-87.

31. Иванова Г.М. Проблемы советской модернизации и социальные риски вовторой половине 1950-х начале 1970-х гг. электронная версия. // Русский исторический сборник. Выпуск III. URL: http://moscowia.sU/images/ris3/7.htm (дата обращения: 15 августа 2012 г.)

32. Измеров Н. Ф., Тихонова Г. И. Актуальные проблемы здоровья населения трудоспособного возраста в Российской Федерации // Вестник российской академии медицинских наук. 2010. № 9. С. 3-8.

33. Измеров Н.Ф. Глобальный план действий по охране здоровья работающих на 2008-2017 гг.: пути и перспективы реализации//Медицина труда и промышленная экология, 2008.-№6.- С. 1-7

34. Измеров Н.Ф. Здоровье трудоспособного населения России // Медицина труда и промышленная экология. 2005.- №11. -С. 2-8.

35. Измеров Н.Ф. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. («стратегия 2020») и сохранение здоровья работающего населения России//Медицина труда и промышленная экология. 2012. -№ 3.- С. 1-8.

36. Измеров Н.Ф. Национальная система медицины труда как основа сохранения здоровья работающего населения России// Здравоохранение Российской Федерации. 2008.- №1.- С.8-9

37. Измеров Н.Ф. Профессиональная патология: пора выходить из тени Электронная версия. // Медицинская газета, №74 от 29.09.2006 г. URL: http://medgazeta.rusmedserv.com/2006/74/articlel 715 .html (дата обращения 12.06.2012 г.)

38. Измеров Н.Ф., Денисов Э.И., Морозова Т.В. Охрана здоровья работников: гармонизация терминологии, законодательства и практики с международными стандартами // Медицина труда и промышленная экология. 2012. - №8. -С. 1-8.

39. Измеров Н.Ф., Сквирская Г.П. Социальная ответственность работодателя за здоровье работающих и роль медицины труда в современных условиях//Медицина труда и промышленная экология. 2003. -№ 12. -С. 4-8.

40. Измеров Н.Ф., Тихонова Г.И. Проблемы здоровья населения трудоспособного возраста в Российской федерации // Российские медицинские вести. 2010.-Т. 15. № 1.- С. 79-82.

41. Измеров Н.Ф., Тихонова Г.И. Проблемы здоровья работающего населения в России // Проблемы прогнозирования. 2011. -№ 3.- С. 56-70.

42. Измеров Н.Ф., Тихонова Г.И., Чуранова А.Н., Горчакова Т.Ю. Условия, охрана труда и производственный травматизм в России // Здравоохранение Российской Федерации.- 2013.- №1.- С.З 7

43. Измерова Н.И., Тихонова Г.И., Жаворонок Л.Г. Оценка качества и эффективности медицинских осмотров работающих//Медицина труда и промышленная экология. 2008. -№ 6.- С. 25-28.

44. Интернет-сайт проекта Международной организации труда «Улучшение системы управления охраной труда на Северо-Западе России». URL: http://www.ilonw.safework.ru/results/files/traumatism-full.html (дата обращения 5 июня 2010 г.).

45. Итоги сплошного федерального статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства за 2010 год: В 3 т. / Федер. служба гос. статистики М.: ИИЦ «Статистика России», 2012.-С.9 (том 1).

46. Карнаух Н., Карнаух М. Новые принципы управления охраны труда в организации // Охрана труда и социальное страхование.2002.- № З.-С. 17-21.

47. Кирин Б.Ф., Ручкин Д.В. К анализу несчастных случаев по угольной отрасли в целом и по основной группе подземных рабочих // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). 2006. -№ 4. -С. 155-163.

48. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. №1351 )//Собрание законодательства РФ, 15.10.2007, №42, ст.5009

49. Кофанов A.B. Безопасность труда в строительном комплексе // Наука. Строительство. Образование. 2011. -№ 2. -С. 7-7.

50. Кузнецов Г. Реальный травматизм и официальная отчетность //Охрана труда и социальное страхование -2005, № 10.- С.43-47

51. Кузнецов Н.Г. Миграция и состояние трудовых ресурсов в ЦФО / Материалы Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2012 года / Под.ред. JI.JI. Рыбаковского М.: Экон-информ, 2012.-С.236-239 (выпуск 2, тезисы).

52. Кульбовская Н.К., Лысенков К.Е. Роль государства в управлении охраной труда. Электронный ресурс.// Сайт НИИ труда и социального страхования. URL: http://www.niitruda.ru/analytics/publications/post63.html (дата обращения 15.06.2012 г.).

53. Литвинов-Фалинский В.Я. Ответственность поелпоинимателей за увечья и смерть рабочих по действующим в России законам. СПб., 1903. С. 12

54. Литвинов-Фалинский В.Я. Фабричное законодательство и фабричная инспекция в России. СПб., 1904. С.303

55. Малаян K.P. Сравнительный анализ состояния производственного травматизма // Безопасность в техносфере. 2006.- №2. С.37-40

56. Малое предпринимательство в России. 2008: Стат.сб./ М 19 Росстат. М., 2008.- 164 с.

57. Материалы по статистике труда Северной области. Вып. I. Пг., 1918. С. 44-51.

58. Миграция и демографический кризис в России / Под ред. Зайончковской Ж.А, Тюрюкановой Е.В. -М.: МАКС Пресс, 2010. с.94

59. Минин Г.Д. Гигиеническая оценка условий труда работников сферы малого бизнеса // Здравоохранение Российской Федерации.-2011.-№4.- С.70-71

60. Михеев В. Повреждение здоровья на производстве // Охрана труда. Практикум, 2007, № 3.-С.28-31

61. Мошняга В., Руснак Г. Мы строим Европу. И не только./ Молдавский Гос. Университет Центр "CAPTES"., Кишинев, СЕР USM, 2005, с. 190

62. Мукомель В.И. Миграционная политика и политика интеграции: социальное измерение // Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. Ред. М.К. Горшков. Вып.7. - М.: Институт социологии РАН, 2008. С. 250-272.

63. Муртонен М. Оценка риска на рабочем месте Практическое пособие.Тампере. - 2007 (Опыт Финляндии). Субрегиональное бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. Москва. - 2007. - 64 с.

64. Нуштаев И.А. Психофизиологические особенности личности пострадавших от травм в мясной индустрии //Медицина труда и промышленная экология. 2004. № 10.- С. 39-41.

65. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 1998 году: Государственный доклад. М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России, 1999.- 222 с.

66. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2008 году: Государственный доклад. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2009. 469 с.

67. Отчет Архангельского окружного страхового товарищества за 1915 г. -Архангельск. 1917. 13 с.

68. Отчет о деятельности Одесского товарищества для страхования рабочих от несчастных случаев за 1915 год. Одесса, 1916. С. 43- 61.

69. Отчет Северо-Западного окружного страхового товарищества за первый год деятельности. Вильно, 1915. С. 123-127.

70. Пажитнов К. А. Положение рабочего класса в России. Том 2. СПб. 1924.п 11. X и>

71. Пашин Н.П. // Электронная версия газеты «Безопасность труда и жизни».2009.- №1-2 (63-6 ). URL: http://www.gazeta.asot.ru/index.php?art=574 (дата обращения 16 сентября 2012 г.).

72. Петроградское окружное страховое товарищество (страхование рабочих от несчастных случаев по закону 23 июня 1912 г.). 1915. Отчет о деятельности. Финансовый отчет. Второй год действия. Пг., 1916. С. 68-147

73. Петроградское окружное страховое товарищество (страхование рабочих от несчастных случаев по закону 23 июня 1912 г.). 1916. Отчет о деятельности. Финансовый отчет. Третий год действия. Пг., 1917. С. 28- 91.

74. Подгорных Е. Неточность законодателя, которую трудно исправлять. Почему работодатели не спешат создавать службы по охране труда на предприятиях // Охрана труда и социальное срахование.1995. -№ 6.-С. 14

75. Постановление Правительство Российской Федерации от 1 декабря 2005 г. №713 «Об утверждении Правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска» (в ред. Постановлений

76. Правительства РФ от 17.12.2010 N 1045,от 31.12.2010 N 1231) Электронный ресурс. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант-Плюс».

77. Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми / МОТ. М.: Права человека, 2004.С.120

78. Проблемы незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования) / MOM, Бюро MOM в России. М.: Гендальф, 2004, с.505

79. Программа действий по улучшению условий и охраны труда на 20082010 гг. (утв. Приказом Минздравсоцразвития России №586 от 23 октября 2008 г).

80. Профессиональный риск. Теория и практика расчета: Монография / Под ред. А.Г. Хрупачева, A.A. Хадарцева Тула: Изд-во ТулГУ, 2011 - 330 с.

81. Роик В.Д. Безопасность труда в России: состояние и среднесрочные перспективы Электронный ресурс. // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2003. № 15 (208) URL. http://wwwxouncil.gov.ru/infslA>ulletin/item/45/ (дата обращения 8 августа 2012 г.)

82. Российская Федерация в 1992 г. Статистический ежегодник / Госкомстат России. М.: Республиканский информационно-издательский центр. 1993: - 654 с. (С.307)

83. Российский статистический ежегодник. 2011: Стат.сб./Росстат. -М., 2011. -795 с.

84. Рукавишников B.C., Дьякович М.П., Гуськова Т.М., Шаяхметов С.Ф. Человеческий фактор в контексте безопасности // Медицина труда и промышленная экология. 2010.- № 1. С. 15-18.

85. Руководство Р 2.2.1766-2003. Руководство по оценке профессионального риска для здоровья работников. Организационно-методические основы, принципы и критерии оценки. М., 2003. 23 с.

86. Русак О. Кровь людская не водица // Охрана труда и социальное страхование. 2006. - №.1- С.37-40

87. Рыбаковский JI.JI. Демографические вызовы: Что ожидает Россию? / Материалы Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2012года / Под.ред. JLJI. Рыбаковского М.: Экон-информ, 2012.- С.94-106 (выпуск 1, тезисы).

88. Сафонов A.JI. Управление рисками и профилактика в сфере охраны труда в новых условиях // Охрана и экономика труда, №1, 2010, С.6-10

89. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1886 году: Сост. по офиц. данным .- Петроград : Горный учен, ком., 1888 .-340 с.

90. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1887 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1890 .-310 с.

91. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1888 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1891 .-354 с.

92. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1889 году: Сост. по офиц. данным .- Петроград : Горный учен, ком.,1892 .- 164 с.

93. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1891 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1893 .- 311 с.

94. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1892 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1895 .- 331 с.

95. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1893 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1896 .- 365 с.

96. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1894 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком., 1896 .-412 с.

97. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1896 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1899 .- 468 с.

98. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1897 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1899 .- 441 с.

99. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1898 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1900 .- 449 с.

100. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1899 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1901 .- 476 с.

101. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1900 году: Сост. по офиц. данным .- Петроград : Горный учен, ком.,1903 .- 700 с.

102. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1901 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком.,1904 .- 553 с.

103. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1903 году: Сост. по офиц. данным .- Петроград : Горный учен, ком., 1906 .- 632 с.

104. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1905 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком., 1908 .- 630 с.

105. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1907 году: Сост. по офиц. данным .- Петроград : Горный учен, ком., 1910 .- 340 с.

106. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1908 году: Сост. по офиц. данным .-Петроград : Горный учен, ком., Часть 2, 1917 .- 147с.

107. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1901 г. Санкт-Петербург, 1903.202 с.

108. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1902 г. Санкт-Петербург, 1904.200 с.

109. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1904 г. Санкт-Петербург, 1907.212 с.

110. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1908 г. Санкт-Петербург, 1910.159 с.

111. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1909 г. Санкт-Петербург, 1910.195 с.

112. Свод отчетов фабричных инспекторов за 1914 г. Санкт-Петербург, 1915.291 с.

113. Симонова Н.И., Измерова Н.И., Кузьмина Л.П., Тихонова Г.И. Качественная и количественная оценка состояния здоровья работников в процессе оценки профессионального риска// там же. С. 163-172.

114. Симонова Н.И., Кондрова Н.С. Качество и эффективность медицинской помощи, оказываемой работникам, занятым в условиях труда, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям//Медицина труда и промышленная экология. 2010. № 6.- С. 1-3.

115. Симонова Н.И., Низяева И.В., Назаров С.Г., Журавлева Е.А. и др. Сравнительный анализ результатов оценки профессионального риска на основе различных методических подходов//Медицина труда и промышленная экология. 2012.- № 1. -С. 13-19.

116. Собрание Узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства 1922. №30.С.369

117. Социальное положение и уровень жизни населения России: Стат.сб. / Госкомстат России. М., 2001. - 463 с.

118. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2004: Стат.сб. / Росстат. М., 2004. - 509 с.

119. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2008: Стат.сб. / Росстат М., 2008. - 502 с.

120. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2011: Стат.сб. / Росстат М., 2011. - 527 с.

121. Социальное развитие СССР. 1989 г. Статистический сборник / Госкомстат СССР, Информационно-издательский отдел (Москва) . М. : Финансы и статистика, 1991. - 416 с.

122. СССР в цифрах. Статистический сборник / ЦУНХУ Госплана СССР -В/О «Союзоргучет», Москва, 1935.- С.206

123. СССР в цифрах. Статистический сборник / ЦУНХУ Госплана СССР -В/О «Союзоргучет», Москва, 1934.- С. 146

124. Стародубов В.И. Сохранение здоровья работающего населения одна из важнейших задач здравоохранения // Медицина труда и промышленная экология. 2005. - № 1. - С. 1-8.

125. Стародубов В.И., Михайлова Ю.В., Иванова А.Е. Проблемы Российской смертности, ее последствия и приоритетные направления действий. / Научные труды Всероссийской научно-практической конференции 30-31 мая 2006г. М., 2006.

126. Статистика несчастных случаев по Поволжскому страховому округу за 1915 год (первый). Саратов, 1917. С. 49- 67.

127. Статистический сборник за 1913-1917 гг. Труды центрального статистического управления, том VII, выпуск 2. М.:1922 307 с.

128. Статистический справочник СССР за 1928 г. Статистическое издательство ЦСУ СССР. М.:1929-с.958

129. Степанов Е.Г. Фасиков P.M. Проблемы медицины труда на предприятиях малого и среднего предпринимательства // Медицина труда и промышленная экология. 2008. - № 5. - С. 24 - 27.

130. Тихонова Г.И., Горчакова Т.Ю. Здоровье населения трудоспособного возраста как демографическая и социальная проблема / Материалы VII Всерос.конгресса «Профессия и здоровье», М.: ООО «Графикон», 2008.-С.50-52.

131. Тихонова Г.И., Горчакова Т.Ю. Смертность и продолжительность жизни населения трудоспособного возраста в России: методы и результаты исследования // Медицина труда и промышленная экология, 2010.- № 3.- С. 1-6

132. Тихонова Г.И., Чуранова А.Н., Горчакова Т.Ю. Профессиональный риск по показателям производственного травматизма в России // Медицина труда и промышленная экология, 2012. № 3 - С. 9-14.

133. Тихонова Г.И., Чуранова А.Н., Горчакова Т.Ю. Производственный травматизм как проблема социально-трудовых отношений в России // Проблемы прогнозирования. 2012. - № 3. - С. 103 - 117

134. Топилин М. Работодатели не бандиты и не враги народа. Приложение к газете «Коммерсантъ» №43 (3374) от 14.03.06

135. Труд в РСФСР: Стат.сб. / Госкомстат РСФСР. М., 1990. - 415 с.

136. Труд в СССР. 1988. Статистический сборник / Госкомстат СССР, Информационно-издательский отдел (Москва). М. : Финансы и статистика, 1989.-304 с.

137. Труд и занятость в России. 2011: Стат.сб./Росстат М., 2011. - 637с.

138. Труд и занятость в России 1995 / Статистический сборник Госкомстат России.-М.,1995.-С.398

139. Трумель В.В. У ФНПР свой взгляд // Охрана труда и социальное страхование. 2012.№2. С.3-7

140. Фасиков P.M., Степанов Е.Г. Проблемы медицины труда на предприятиях малого и среднего бизнеса // Медицина труда и промышленная экология, 2008.-№5.-С. 24-27.

141. Фасиков P.M., Хужахметов И.Б., Степанов Е.Г. Производственные и непроизводственные факторы формирования здоровья работников малого и среднего предпринимательства // Медицина труда и промышленная экология, 2010.-№6.-С. 16-20.

142. Федеральная служба государственной статистики Электронная версия. // [сайт] [2010]: URL: http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi

143. Хусберг В. В России просто не регистрируются все несчастные случаи // Приложение к газете «Коммерсант». 2006. № 207 (3538).

144. Хусберг В. Международные стандарты путь в будущее электронная версия. // Социальное партнерство. 2007.-№1. http://www.oilru.com/sp/14/620/ (дата обращения: 15 мая 2012 г.).

145. Цуциев С.А. Куда мы идем, или бег на месте // Охрана труда.

146. Практикум: Приложение к журналу «Охрана труда и социальное страхование». 2009. - № 9. - С. 40-46

147. Шестакова Е. Ох уж эта статистика.// Охрана труда и социальное страхование. 2011, №11.- С.39-43

148. Шкрабак Р.В. Характеристика, анализ и прогноз производственного травматизма и эффективные пути его снижения // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. 2008. -№ 4. С. 255-262.

149. Яковлева Т.П., Новохатская Э.А., Морозова Е.В., Шмырев В.И. Условия формирования производственного травматизма в РФ.- Актуальные проблемы экологической безопасности: поиск стратегий, методов, технологий.- Выпуск. 1-.-М.-2008.-104 -122

150. Ahasan MR, Mohiuddin G, Vayrynen S, Ironkannas H, Quddus R. Work-related problems in metal handling tasks in Bangladesh: obstacles to the development of safety and health measures. Ergonomics. 1999 Feb;42(2):3 85-96.

151. Ahonen, E. Q., Benavides, F. G. Risk of fatal and non-fatal occupational injury in foreign workers in Spain. Journal of Epidemiology and Community Health, 2006 May;60(5):424-6.

152. Alexe DM, Petridou E, Dessypris N, Skenderis N, Trichopoulos D. Characteristics of farm injuries in Greece. J Agric Saf Health. 2003 Aug;9(3):233-40.

153. Andersen. L., P, Kines, P, and Hasie, P (2007). Owner attitudes and self reported behaviour towards modified work after occupational injury absence in small enterprises: A qualitative study. Journal of Occupational Rehabilitation, 2007, 17: 107-121.

154. Argeseanu Cunningham, S., Ruben, J. D., Venkat Narayan, К. M. Health of foreign-born people in the United States: A review. Health & Place, Volume 14, Issue 4, December 2008, Pages 623-635.

155. Bean FD, Lowell BL, Taylor LJ. Undocumented Mexican Immigrants and the Earnings of Other Workers in the United States. Demography. 1988 Feb; 25(l):35-52.

156. Benavides FG, Ahonen EQ, Bosch C. Risk of occupational injury in foreign workers in Spain (2003 and 2004) Gac Sanit. 2008 Jan-Feb;22(l):44-7.

157. Bender, Keith A., Hosne A. Mridha, and James Peoples. 2006. "Risk Compensation for Hospital Workers." Industrial and Labor Relations Review 59 (January): 226-242.

158. Biclea C, Silion I. Some aspects regarding occupational health in small and middle enterprises Rev Med Chir Soc Med Nat Iasi. 2010 Jul-Sep;l 14(3):861-5.

159. Boden LI, Ozonoff A. Capture-recapture estimates of nonfatal workplace injuries and illnesses. Ann Epidemiol. 2008 Jun;18(6):500-6. Epub 2008 Feb 20.

160. Census Bureau. 2006. "Educational Attainment in the United States: 2006." http://www.census.gov/population/www/socdemo/education/cps2006.html (Table 10). электронный ресурс. (дата обращения 13.05.2012 г.).

161. Christiani DC, Tan X, Wang XR. Occupational health in China. Occup. Med. 2002; 17: 355-70.

162. Concha-Barrientos M, Nelson DI, Fingerhut M, Driscoll T, Leigh J. The global burden due to occupational injury. Am J Ind Med. 2005 Dec;48(6):470-81.

163. Connell PP, Saddak T, Harrison I, Kelly S, Bobart A, McGettrick P, Collum LT. Construction-related eye injuries in Irish nationals and non-nationals: attitudes and strategies for prevention. Irish Journal of Medical Science, 2007 Mar; 176(1): 114.

164. Corlett EN, Bishop RP. The ergonomics of spot welders. Appl Ergon, 1Q7R-Qn v?^-32

165. Dryson, E. Preferred components of an occupational health service for small industry in New Zealand: health protection or health promotion? Occup Med (Lond). 1995 Feb;45(l):31-4.

166. Ezenwa AO. A study of fatal injuries in Nigerian factories. Occup Med (Lond). 2001 Dec;51(8):485-9.

167. Ghaffar A, Hyder AA, Mastoor MI, Shaikh I. Injuries in Pakistan: directions for future health policy. Health Policy Plan. 1999 Mar;14(l):l 1-7.

168. Grieco, Elizabeth. 2003. "English Abilities of the US Foreign-Born Population." Migration Information Source. http://www.migrationinformation.org/feature/display.cfm?ID=84 электронный ресурс. (дата обращения 13.05.2012 г.)

169. Hamalainen P., Saarela К. L., Takala J. Global trend according to estimated number of occupational accidents and fatal work-related diseases at region and country level. Journal of Safety Research Volume 40, Issue 2, 2009, Pages 125-139

170. Hasle P., Limborg, H. J., (2006). A review of the literature on preventative occupational health and safety activities in small enterprises. Industrial Health, 2006, 44, 6-12.

171. Hasle P., Limborg, H. J., Kines P., Andersen L. P. Small enterprise owners' accident causation attribution and prevention // Safety ScienceVolume 47, Issue 1, January 2009, Pages 9-19

172. Howe W., Gibson W., Wiggett I.J. Organizing a Group Occupational Health Service in County Durham. J Soc Occup Med. 1983 Apr;33(2):88-92.

173. Jinadu, M.K. Occupational Health and Safety in a newly industrializing country.The Journal of the Royal Society for the Promotion of Health, Feb 1987; 107: 8-10.

174. Joshi SK, Moen BE, Bratveit M. Possible occupational lung cancer in Nepal. Journal of Nepal Medical Association 2003; 42: 1-5

175. Joshi SK. Occupational Cancer in Nepal an update. Kathmandu University Medical Journal (KUMJ). 2003 Apr-Jun; 1(2): 144-51.

176. Katherine L, Richardson S. Foreign-Born Workers: Trends in Fatal Occupational Injuries, 1996-2001 // Monthly Labor Review 127, no. 6 (2004): 42-53

177. Larsson, T., Betts, N., The variation of occupational injury cost in Australia: estimates based on a small empirical study. Safety Science. Volume 24, Issue 2, November 1996, Pages 143-155.

178. Leigh JP, Marcin JP, Miller TR. An estimate of the U.S. Government's undercount of nonfatal occupational injuries. J Occup Environ Med. 2004 Jan;46(l):10-8.

179. Lopez-Jacob MJ, Ahonen E, Garcia AM, Gil A, Benavides FG. Occupational injury in foreign workers by economic activity and autonomous community (Spain 2005) Rev Esp Salud Publica. 2008 Mar-Apr;82(2): 179-87.

180. Mulloy KB, Moraga-McHaley S, Crandall C, Kesler DO. Occupational injury mortality: New Mexico 1998-2002.American Journal of Industrial Medicine, 2007 Dec;50(12):910-20.

181. Nakata A, Ikeda T, Takahashi M, Haratani T, Hojou M, Swanson NG, Fujioka Y, Araki S. The prevalence and correlates of occupational injuries in small-scale manufacturing enterprises J Occup Health. 2006 Sep;48(5):366-76

182. O'Connor T, Loomis D, Runyan C, Abboud dal Santo J, Schulman M. Adequacy of health and safety training among young Latino construction workers. J Occup Environ Med. 2005 Mar;47(3):272-7.

183. Omokhodion FO, Balogun MO, Ola-Olorun FM.Reported occupational hazards and illnesses among hairdressers in Ibadan, Southwest Nigeria. West Afr J Med. 2009 Jan;28(l):20-3.

184. Orrenius PM, Zavodny M. Do Immigrants Work in Riskier Jobs? // Demography. 2009 August; 46(3): 535-551.

185. Pransky G, Moshenberg D, Benjamin K, Portillo S, Thackrey JL, Hill-Fotouhi C.Occupational Risks and Injuries in Non-Agricultural Immigrant Latino Workers. American Journal of Industrial Medicine. 2002 Aug;42(2):l 17-23.

186. Rongo LM, Besselink A, Douwes J, Barten F, Msamanga GI, Dolmans WM, Demers PA, Heederik D. Respiratory symptoms and dust exposure among male workers in small-scale wood industries in Tanzania. J Occup Environ Med 2002;44(12): 1153-60.

187. Rongo LM. Are workers in small-scale industries in Dar es Salaam aware of occupational ergonomics principles? Afr Newslett on Occup Health and Safety 2005;15:14-16

188. Rongo, L.M., Barten F., Msamanga G.I., Heederik D. Occupational exposure and health problems in small-scale industry workers in Dar es Salaam, Tanzania: a situation analysis. Occup. Med., Jan 2004; 54(1): 42-6.

189. Sandy, R., Elliott R. F. Unions and Risk: Their Impact on the Level of Compensation for Fatal Risk // Economica 63 (May): 291-309.

190. Sorensen, O.H, Hasle, P., Bach, E. (2007). Working in small enterprises Is there a special risk? Safety Science, 2007, 45, 1044-1059.

191. Stevens, G. (1999). Workplace injuries in small and large manufacturing workplaces 1994/95-1995/96. Labour market trends, 107(1), 19-23.

192. Takala, J. Global estimates of fatal occupational accidents. Epidemiology 10 (1999), 640-646.

193. Takala, J. Global estimates of traditional occupational risks. SJWEH Suppl 2005; no 1:62-67

194. Torp, S. Riise T., Moen B.E. Systematic Health, Environment and Safety Activities: Do They Influence Occupational Environment, Behaviour and Health? // Occup. Med., July 2000; 50: 326 333.

195. Walters, D. (1998). Employee representation and health and safety: A strategy for improving health and safety performance in small enterprises? Employee Relations, 1998, Vol. 20, No. 2. pp. 180-195.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.