Нейроиммуноэндокринные маркеры старения кожи тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.53, доктор медицинских наук Смирнова, Ирина Олеговна

  • Смирнова, Ирина Олеговна
  • доктор медицинских наукдоктор медицинских наук
  • 2004, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ14.00.53
  • Количество страниц 276
Смирнова, Ирина Олеговна. Нейроиммуноэндокринные маркеры старения кожи: дис. доктор медицинских наук: 14.00.53 - Геронтология и гериатрия. Санкт-Петербург. 2004. 276 с.

Оглавление диссертации доктор медицинских наук Смирнова, Ирина Олеговна

Список сокращений.

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1.1. Маркеры старения кожи.

1.2. Представление о нейроиммуноэндокринной системе кожи.

1.2.1. Клетки и сигнальные молекулы иммунной системы кожи.

1.2.1.1. Кератиноциты.

1.2.1.2. Клетки Лангерганса и дендритные антигенпредставляющие клетки.

1.2.1.3. Т-лимфоциты.

1.2.1.4. Эндотелиальные клетки.

1.2.1.5. Макрофаги.

1.2.1.6. Тучные клетки.

1.2.2. Клетки и сигнальные молекулы эндокринной системы кожи.

1.2.2.1. Клетки Меркеля.

1.2.2.2 Другие нейроэндокринные клетки кожи и их биохимические фенотипы.

1.2.2.3. Мелатонин и серотонин.

1.1.4. Сигнальные молекулы нервной системы кожи.

1.1.4.1. Функциональные взаимодействия окончаний нервных волокон с тучными клетками.

1.1.4.2. Нервная модуляция функций клеток Лангерганса.

1.1.4.3. Нервная модуляция функций меланоцитов.

1.1.5. Структурно-функциональные основы организации нейроиммуноэндокринной системы кожи.

Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.

2.1. Характеристика наблюдений старения кожи.

2.2. Характеристика наблюдений базально-клеточного рака кожи.

2.3. Методы морфологического и иммуногистохимического исследования материала.

2.4. Анализ гистологических препаратов.

2.5. Статистическая обработка результатов исследований.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Глава 3. ХРОНОЛОГИЧЕСКОЕ СТАРЕНИЕ КОЖИ.

3.1. Гистологическое исследование кожи, закрытой от инсоляции, пациентов разных возрастных групп.

3.2. Экспрессия нейроэндокринных сигнальных молекул клетками кожи при хронологическом старении.

3.2.1. Показатели экспрессии хромогранина А в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.2.2. Показатели экспрессии серотонина и мелатонина в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.2.3. Показатели экспрессии эндотелиальной синтазы оксида азота в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.3. Экспрессия сигнальных молекул иммунной системы клетками кожи при хронологическом старении.

3.3.1. Показатели экспрессии антигена CD35 (CR1) в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.3.2. Показатели экспрессии антигенов HLA-DR и CD 1а в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.1.

3.3. Экспрессия маркеров пролиферации, дифференцировки и апоптоза при хронологическом старении кожи.

3.3.1. Показатели экспрессия антигена Ki67 в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.3.2. Экспрессия инволюкрина в эпидермисе кожи, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.3.3. Экспрессия белков р53, Вс1-2 и Мс1-1 в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.3.4. Экспрессия PCNA в коже, закрытой от инсоляции, у пациентов разных возрастных групп.

3.5. Корреляционный анализ связей между показателями экспрессии маркеров пролиферации, дифференцировки, апоптоза клеток и показателями экспрессии нейроэндокринных и иммунных сигнальных молекул при хронологическом старении кожи.

Глава 4. ИНДУЦИРОВАННОЕ УЛЬТРАФИОЛЕТОВЫМ ОБЛУЧЕНИЕМ СТАРЕНИЕ (ФОТОСТАРЕНИЕ) КОЖИ. 134 4. 1. Гистологическое исследование кожи, подверженной ультрафиолетовому облучению, пациентов разных возрастных групп.

4.2. Экспрессия нейроэндокринных сигнальных молекул клетками кожи при фотостарении.

4.2.1. Показатели экспрессии хромогранина А в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.2.2. Показатели экспрессии серотонина и мелатонина в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.2.3. Показатели экспрессии эндотелиальной синтазы оксида азота в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.3. Экспрессия сигнальных молекул иммунной системы клетками кожи при фотостарении.

4.3.1. Показатели экспрессии антигена CD35 (CR1) в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.3.2. Показатели экспрессии антигенов HLA-DR и CD 1а в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.4. Экспрессия маркеров пролиферации, дифференцировки и апоптоза при фотостарении кожи.

4.4.1. Показатели экспрессии антигена Ki67 в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.4.2. Экспрессия инволюкрина в эпидермисе кожи, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.4.3. Экспрессия белков р53, Вс1-2 и Мс1-1 в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.4.4. Экспрессия PCNA в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.5. Корреляционный анализ между показателями экспрессии маркеров пролиферации, дифференцировки, апоптоза клеток и нейроэндокринных и иммунных сигнальных молекул при фотостарении кожи.

Глава 5. БАЗАЛЬНО-КЛЕТОЧНЫЙ РАК КОЖИ.

5.1. Связь между подверженностью кожи инсоляции, частотой возникновения базально-клеточного рака кожи и клинико-морфологическим вариантом опухоли.

5.2. Экспрессия нейроэндокринных сигнальных молекул в коже пациентов с базально-клеточным раком.

5.3. Экспрессия сигнальных молекул иммунной системы в коже пациентов с базально-клеточным раком.

5.4. Сигнальные молекулы нейроиммуноэндокринной системы кожи и маркеры пролиферации и апоптоза опухолевых клеток.

5.4.1. Корреляция между экспрессией хромогранина А, мелатонина и пролиферативной активностью опухолевых клеток.

5.4.2. Связь между экспрессией нейроэндокринных сигнальных молекул и маркеров апоптоза при базальноклеточном раке кожи.

4.4.3. Экспрессия белков р53, Вс1-2 и Мс1-1 в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.4.4. Экспрессия PCNA в коже, подверженной ультрафиолетовому облучению, у пациентов разных возрастных групп.

4.5. Корреляционный анализ между показателями экспрессии маркеров пролиферации, дифференцировки, апоптоза клеток и нейроэндокринных и иммунных сигнальных молекул при фотостарении кожи.

Глава 5. БАЗАЛЬНО-КЛЕТОЧНЫЙ РАК КОЖИ.

5.1. Связь между подверженностью кожи инсоляции, частотой возникновения базально-клеточного рака кожи и клинико-морфологическим вариантом опухоли.

5.2. Экспрессия нейроэндокринных сигнальных молекул в коже пациентов с базально-клеточным раком.

5.3. Экспрессия сигнальных молекул иммунной системы в коже пациентов с базально-клеточным раком.

5.4. Сигнальные молекулы нейроиммуноэндокринной системы кожи и маркеры пролиферации и апоптоза опухолевых клеток.

5.4.1. Корреляция между экспрессией хромогранина А, мелатонина и пролиферативной активностью опухолевых клеток.

5.4.2. Связь между экспрессией нейроэндокринных сигнальных молекул и маркеров апоптоза при базальноклеточном раке кожи.

Глава 6. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

6.1. Структурно-функциональные особенности нейроиммуноэндокринной системы кожи при старении.

6.2. Нейроиммуноэндокринные маркеры старения кожи.

ВЫВОДЫ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Геронтология и гериатрия», 14.00.53 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Нейроиммуноэндокринные маркеры старения кожи»

Актуальность проблемы. По мере развития молекулярной медицины в последние годы наряду с интегральным биологическим возрастом организма возникла необходимость определения возраста систем, органов и отдельных клеток. В связи с этим проводится активный поиск комплекса параметров, отражающих функциональную способность ткани, органа или клетки при отсутствии болезни, для обозначения которых используется термин «биомаркеры старения» [Baker G.T., Sprott R.L., 1988]. При этом очевидно, что биомаркеры старения должны отражать фундаментальные биологические процессы, нести информацию о функциональном состоянии органа или ткани и обменных процессах, протекающих в них, а также коррелировать с физиологическим возрастом [Коркушко О.В. и соавт., 2002; Arking R., 1991; Ingram D.K. et al., 2001].

Разработка биомаркеров старения колеи является актуальной проблемой геронтологии и дерматологии. Это связано с тем, что в коже, непосредственно подверженной внешним влияниям, наиболее значимым из которых является ультрафиолетовое облучение (УФО), регрессивные изменения развиваются раньше, чем в других органах (нередко в молодом возрасте) [Фицпатрик Д.Е., 1999; Seharffeter-Kohanek К. et al., 2000], и своевременное использование эффективных мер профилактики может предотвратить развитие преждевременной или ускоренной инволюции кол-си [Озерская О.С., 2000].

В дерматологии в качестве биомаркера старения чаще всего используют показатели содержания коллагеновых и эластических волокон в папиллярной дерме [Uitto J., Peknstein E.F., 1998; Ryu A., 2000], считая, что они интегрально отражают комплекс изменений основных элементов дермы и характеризуют ее морфо-функциональное состояние. Однако существенным недостатком этого биомаркера является то, что он не отражает состояния эпидермиса. В связи с этим представляется целесообразным разработать более широкий комплекс морфо-функциональных параметров кожи, учитывающий наряду с показателями содержания коллагеновых и эластических волокон в дерме также и состояние эпидермиса.

Известно, что основными фундаментальными процессами, определяющими постоянство структурно-функциональной организации ткани вообще и кожи в частности являются клеточное обновление, цитодифференцировка и клеточная гибель [Мяделец О.Д., Адаскевич В.П., 1997]. Координация процессов биосинтеза, обмена и воспроизведения генетической информации в различных клеточных популяциях эпидермиса и дермы осуществляется представленными в коже клетками классических регуляторных систем организма - нервной, иммунной и эндокринной, формирующими локальную нейроиммуноэндокринную систему кожи (НИЭСК) [Кветной И.М., Хавинсон В.Х., 2002, 2003; Misery L., 1996; Slominski A., Wortsman J., 2000].

Представление о НИЭСК сформировалось в последнее десятилетие в рамках концепции о диффузной нейроиммуноэндокринной системе, как универсальной системе регуляции гомеостаза [Kvetnoy I.M., 1996; 2002]. Особенности взаимоотношений структурных элементов НИЭСК, характер синтезируемых ими сигнальных молекул при действии повреждающих факторов и заболеваниях кожи активно изучаются в последние годы [Alard P. et al., 1999; Bauer О., Razin Е., 2000; Jarvikallio A. et al., 2002, и др.]. Однако структурно-функциональная организация НИЭСК при старении практически не изучена. Выявление возрастных особенностей морфо-функциональной организации НИЭСК, как основной системы регуляции гомеостаза в коже, представляется актуальным и перспективным для более глубокого понимания процессов, происходящих при инволюции эпидермиса и дермы, патогенеза ассоциированных со старением дерматозов и совершенствования методов профилактики и коррекции возрастных изменений кожи.

Целью исследования являлось изучение возрастных особенностей структурно-функциональной организации НИЭСК и определение спектра нейроиммуноэндокринных маркеров хронологического и индуцированного УФО старения кожи.

В рамках указанной цели были поставлены и последовательно решены следующие задачи:

1. Изучить динамику экспрессии клетками эпидермиса и дермы нейроэндокринных сигнальных молекул - серотонина, мелатонина, хромогранина А и синтазы оксида азота - при хронологическом и индуцированном УФО старении кожи.

2. Изучить динамику экспрессии клетками эпидермиса и дермы сигнальных молекул иммунной системы - CD35, CD 1а и HLA-DR -при хронологическом и индуцированном УФО старении кожи.

3. Изучить динамику экспрессии клетками эпидермиса и дермы сигнальных молекул, регулирующих пролиферацию, дифференцировку и апоптоз в эпидермисе и дерме при хронологическом и индуцированном УФО старении кожи.

4. Установить корреляции между морфометрическими изменениями показателей экспрессии нейроэндокринных, иммунных молекул и маркеров пролиферации, дифференцировки и апоптоза при хронологическом и фотостарении кожи.

5. Изучить значение возрастных изменений экспрессии нейроэндокринных и иммунных сигнальных молекул в развитии ассоциированных со старением дерматозов на примере базально-клеточного рака кожи.

Научная новизна работы

Получены результаты, способствующие развитию и углублению представлений о регуляции гомеостаза кожи человека. Выявлены закономерности изменений структурно-функциональной организации компонентов НИЭСК при хронологическом и индуцированном УФО старении (фотостарении) кожи.

Впервые обнаружена конституциональная экспрессия мелатонина и его основного предшественника серотонина клетками базального слоя эпидермиса, а также мелатонина и хромогранина A (CgA) — тучными клетками дермы.

Установлено, что динамика экспрессии мелатонина и серотонина кератиноцитами и тучными клетками имеет сходный характер при хронологическом и фотостарении кожи. Усиление экспрессии мелатонина и серотонина при фотостарении представляет собой компенсаторно-приспособительные механизмы, направленные на ликвидацию последствий повреждающего действия УФО.

Особенности экспрессии нейроэндокринных сигнальных молекул свидетельствуют о том, что хронологическое старение кожи сопровождается постепенным подавлением нейроэндокринной активности компонентов НИЭСК. В свою очередь, фотостарение характеризуется неоднозначными нейроэндокринными сдвигами: с одной стороны, способность тучных и эндотелиальных клеток абсорбировать и синтезировать биологически активные пептиды прогрессивно усиливается с возрастом, с другой, у пожилых пациентов происходит истощение деятельности кератиноцитов по продукции серотонина и мелатонина.

Результаты исследования экспрессии сигнальных молекул иммунной системы свидетельствуют о том, что снижение потенциальной способности клеток, в первую очередь, клеток Лангерганса (КЛ) эпидермиса, вступать в межклеточные взаимодействия при реализации адаптивного иммунного ответа, хотя и более выражено при фотостарении кожи, но сопровождается компенсаторной гиперплазией в дерме CD35-иммунопозитивных клеток и аккумуляцией клеток, экспрессирующих антигены HLA-DR.

Характер возрастной динамики иммуноокрашивания инволюкрина в коже, а также установленные корреляции между показателями его экспрессии и экспрессии антигена Ki67 и CgA указывают на то, что обнаруженные изменения реактивности этого белка отражают особенности гомеостаза кожи, ассоциированные с ее хронологическим и фотостарением. В связи с этим инволюкрин следует расценить как новый перспективный маркер для оценки морфо-функционального состояния кожи при ее старении.

Продемонстрировано, что при хронологическом старении антиапоптотический потенциал в первую очередь приобретают низкодифференцированные клетки эпидермиса, а при фотостарении -клетки на разных этапах кератинизации.

Результаты регрессионного анализа свидетельствуют о существовании тесных связей между нейроэндокринными и иммунными сигнальными молекулами в коже человека, а также внутриклеточными молекулами, контролирующими процессы пролиферации, дифференцировки и апоптоза. Впервые зарегистрированы достоверные разнонаправленные корреляции между показателями экспрессии мелатонина и антигена Ki67 (положительная), Вс1-2 и р53 (отрицательные) при хронологическом и фотостарении кожи, а также между показателями экспрессии CgA и антигена CD 1а (отрицательная) при фотостарении.

Выявлено участие экспрессируемых клетками НИЭСК сигнальных молекул, в частности CgA, мелатонина, CD.la и HLA-DR, в возникновении базально-клеточного рака кожи. Продемонстрировано, что гиперплазия тучных клеток, экспрессирующих CgA, и подавление экспрессии клетками кожи антигенов CD la и HLA-DR при фотостарении являются предрасполагающими факторами для развития базально-клеточного рака кожи. Показано также, что с появлением нейроэндокринной активности в клетках базально-клеточного рака кожи, в частности, экспрессии CgA и мелатонина, происходит снижение темпа роста опухоли.

Практическая значимость работы

Впервые определен спектр молекулярных и нейроэндокринных параметров, отражающих фундаментальные биологические процессы и характеризующих особенности регуляции гомеостаза кожи при ее хронологическом и фотостарении.

Показано, что среди изученных внутриклеточных сигнальных молекул, наиболее полно отражают фундаментальные процессы и несут информацию о функциональном состоянии кожи при ее старении инволюкрин и белки р53, Вс1-2.

В качестве нейроиммуноэндокринных маркеров старения кожи рекомендуется использовать показатели экспрессии CgA, мелатонина, а также антигена CD 1а. Показано, что изменения этих параметров играют важную роль в патогенезе инволютивных процессов в коже и отражают регуляторные особенности кожи при ее хронологическом и фотостарении. Обнаружение разнонаправленных корреляций между показателями экспрессии мелатонина, CgA и антигена CD 1а, а также молекул, определяющих качественный и количественный состав эпидермиса и дермы, свидетельствует о высокой ценности комплекса этих показателей как биомаркеров старения кожи.

Полученные данные об изменениях структурно-функциональной организации НИЭСК, ассоциированных с хронологическим и индуцированным УФО старением, позволят разработать критерии оценки эффективности мероприятий, направленных на профилактику и коррекцию хронологического и преждевременного старения кожи. Основные положения, выносимые на защиту

1. Кератиноциты эпидермиса, тучные и эндотелиальные клетки дермы являются звеньями нейроиммуноэндокринной системы кожи, регулирующей физиологические функции кожи, а продуцируемые ими вещества - сигнальными молекулами для локальной координации межклеточных и межтканевых взаимодействий.

2. Возрастная инволюция кожи характеризуется морфо-функциональными изменениями структурных компонентов нейроиммуноэндокринной системы кожи, которые имеют специфические черты при хронологическом и фотостарении.

3. Хронологическое старение кожи сопровождается постепенным подавлением нейроэндокринной и иммунной активности компонентов нейроиммуноэндокринной системы кожи, а фотостарение характеризуется неоднозначными нейроиммуноэндокринными сдвигами.

4. Среди изученных параметров возрастные особенности морфо-функционального состояния кожи при хронологическом и фотостарении кожи наиболее полно отражают показатели экспрессии инволюкрина и белков р53 и Вс1-2, что определяет I возможность их использования для оценки биологического возраста кожи.

5. При хронологическом и фотостарении кожи имеется тесная связь между экспрессией мелатонина, антигена Ki67 и белка р53 в эпидермисе. Со снижением секреции мелатонина, оказывающего цитостатическое и антиоксидантное действие, происходит аккумуляция в клетках белка р53, характеризующегося проапоптотическими эффектами, что отражает комплекс приспособительных реакций, направленных на сохранение гомеостаза стареющей кожи.

6. Фотостарение кожи сопровождается гиперплазией тучных клеток, экспрессирующих CgA, что является одним из факторов, повышающих риск развития базально-клеточного рака. Возникновение базально-клеточного рака ассоциируется со снижением экспрессии клетками кожи антигенов CD 1а и HLA-DR.

Апробация и реализация результатов исследования

Материалы исследования представлены и доложены на I Российском конгрессе дерматовенерологов (Санкт-Петербург, 2003); Всероссийской конференции дерматовенерологов «Современные направления развития диагностики, лечения и профилактики И111111 и дерматозов» (Нижний Новгород, 2004); III Съезде иммунологов России (Екатеринбург, 2004); XIII Всероссийской конференции «Нейроиммунология» (Санкт — Петербург, 2004); I Международной конференции «Молекулярная медицина и биобезопасность» (Москва, 2004); XXI научной конференции дерматовенерологов "Псевдолимфомы" (Москва, 2004); на научно-практической конференции, посвященной 300-летию Санкт-Петербурга и 100-летию больницы им. Императора Петра Великого (Санкт-Петербург, 2003); на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава СПбГМА им. И.И. Мечникова (Мечниковские чтения) (Санкт-Петербург,2001 - 2004).

Материалы исследования используются в научной, педагогической и практической деятельности Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН и в учебном процессе на кафедре дерматовенерологии Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова МЗ и CP РФ.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 24 печатные работы, в том числе 1 монография.

Связь с научно-исследовательской работой Института

Диссертационная работа является научной темой, выполняемой по основному плану НИР Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 275 станицах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, характеристики материала и методов исследования, трех глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Работа содержит 15 таблиц и 68 рисунков, в том числе 18 монтажей, скомпонованных из 40 микрофотографий. Список литературы включает 306 источника, из них 257 иностранных авторов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Геронтология и гериатрия», 14.00.53 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Геронтология и гериатрия», Смирнова, Ирина Олеговна

ВЫВОДЫ

1. Нейроиммуноэндокринные взаимодействия клеток эпидермиса и дермы играют ключевую роль в обеспечении локальных и общерегуляторных процессов в коже. Кератиноциты эпидермиса, тучные и эндотелиальные клетки дермы являются активными звеньями локальной нейроиммуноэндокринной системы, а продуцируемые и экспрессируемые ими молекулы - серотонин, мелатонин, хромогранин А, эндотелиальная синтаза оксида азота, антигены CD la, CD35 и HLA-DR — являются сигнальными молекулами для координации межклеточных и межтканевых взаимодействий. Это подтверждается наличием тесных разнонаправленных корреляционных связей между показателями экспрессии нейроэндокринных, иммунных молекул и внутриклеточных молекул, контролирующих процессы пролиферации, дифференцировки и апоптоза клеток кожи.

2. В процессе старения кожи экспрессия мелатонина и серотонина в клетках эпидермиса и дермы являются стабильными показательными до 50 - 55 лет. Снижение экспрессии этих биогенных аминов у лиц старше 60 лет происходит за счет уменьшения количества продуцирующих их клеток.

3. Выраженные корреляции между возрастными изменениями показателей экспрессии маркеров пролиферации и апоптоза и количеством клеток, синтезирующих мелатонин, свидетельствуют о важной роли мелатонина в старении кожи. Таким образом, показатели экспрессии мелатонина в коже представляются перспективным маркером ее старения.

3. При старении кожи снижается способность клеток Лангерганса вступать в межклеточные взаимодействия при реализации адаптивного иммунного ответа. Это обусловлено снижением экспрессии ими антигенов

HLA-DR и CDla. Ярко выраженная зависимость динамики показателей экспрессии антигена CDla от возраста определяет удобство их использования в качестве маркера старения кожи.

5. В процессе фотостарения усиливается продукция и абсорбция серотонина и мелатонина кератиноцитами и тучными клетками, поглощение хромогранина А эндотелиальными клетками, а также развивается гиперплазия СОЭ5-иммунореактивных клеток и аккумуляция клеток, экспрессирующих антигены II класса главного комплекса гистосовместимости HLA-DR, в дерме. Показатели экспрессии этих сигнальных молекул могут использоваться в качестве параметров, отражающих специфические особенности регуляторных систем в коже при ее фотостарении.

6. Тучные клетки играют ключевую координирующую роль в нарушении нейроиммуноэндокринных процессов в ^ коже при фотостарении. Об этом свидетельствует широкий спектр экспрессируемых ими сигнальных молекул, а также строгии корреляции между 1 изменениями экспрессией мастоцитами хромогранина А и мелатонина, с одной стороны, экспрессией антигена CDla клетоками лангерганса, мелатонина, и инволюкрина кератиноцитами, с другой.

7. Возрастные изменения экспрессии инволюкрина в эпидермисе закрытых и открытых участков отражают ассоциированные с хронологическим и фотостарением особенности гомеостаза кожи. В пользу этого свидетельствуют строгие корреляции между экспрессией инволюкрина и пролиферативной активностью, а также экспрессией инволюкрина и количеством иммунопозитивных к хромогранину А тучных клеток в дерме, что свидетельствует о возможности использования инволюкрина в качестве биомаркера старения кожи.

8. Гиперплазия тучных клеток, экспрессирующих хромогранин А и снижение экспрессии антигенов CDla и HLA-DR являются факторами, предрасполагающими к развитию базально-клеточного рака при фотостарении кожи.

9. Усиление экспрессии хромогранина А и мелатонина в клетках базально-клеточного рака кожи сопровождается снижением пролиферативной активности опухоли, что следует учитывать при оценке прогноза базально-клеточного рака кожи.

10. Дисбаланс синтеза и секреции гормонов и сигнальных молекул в клетках кожи, проявляющиеся в многообразных изменениях экспрессии нейроиммуноэндокринных маркеров, является ключевым фактором старения кожи и играет ведущую роль в патогенезе дерматозов, ассоциированных с возрастом.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для оценки состояния эпидермиса при старении кожи рекомендуется проводить иммуногистохимическое исследование экспрессии инволюкрина, белков р53 и Bcl-2. Эти маркеры легко выявляются в иммуногистохимических реакциях, отражают фундаментальные процессы и несут информацию о функциональном состоянии кожи.

2. Для оценки регуляторных особенностей кожи при ее хронологическом старении рекомендуется использовать показатели экспрессии мелатонина (процент площади иммуноокрашивания в эпидермисе и число иммунопозитивных клеток в дерме), антигена CD 1а (количество иммунопозитивных клеток и площадь экспрессии эпидермисе), а также антигена Ki67 (индекс Ki67)

3. В качестве параметров, отражающих специфические особенности регуляторных систем в коже при ее фотостарении, целесообразно использовать показатели экспрессии хромогранина А, мелатонина, антигена CD 1а и PCNA.

4. При клинико-морфологической оценке базально-клеточного рака кожи следует учитывать, что экспрессия опухолевыми клетками хромогранина А и мелатонина является благоприятным прогностическим признаком. Поэтому при патогистологическом исследовании рекомендуется применять иммуногистохимическую реакцию для выявления этих маркеров.

Список литературы диссертационного исследования доктор медицинских наук Смирнова, Ирина Олеговна, 2004 год

1. Анисимов В.В., Вагнер Р.И., Барчук А.С. Меланома кожи. Часть 1. Эпидемиология, этиология, патогенез, профилактика. СПб.: Наука, 1995.- 151с.

2. Анисимов В.Н. Молекулярные и физиологические основы старения. СПб.: Наука, 2003. - 468с.

3. Апатенко А.К. Эпителиальные опухоли и пороки развития кожи. -Москва: Медицина, 1973. 240с.

4. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болезней желудка и кишечника. М., Триада-Х, 1998. -210с.

5. Ашмарин И.П., Обухова М.Ф. Регуляторные пептиды, функционально-непрерывная совокупность // Биохимия. 1 986. -Т.51,Вып.4. -С.531-545.

6. Беренбейн Б.А., Вавилов A.M. Опухоли кожи // Кожные и венерические болезни: Руководство для врачей в 4 томах. Т.З. / под ред. Ю.К. Скрипкина. М.: Медицина, 1996. - 148-219.

7. Болдырев А., Мальцева В. Окислительный стресс и старение организма // Косметика и медицина. 2002. - N. 4. - С. 15-25.

8. Быков В.Л. Развитие и гетерогенность тучных клеток // Морфология. 2000. - Т. 117, N2. - С.86-92.

9. Власов Т.Д. Механизмы гуморальной регуляции сосудистого тонуса. Часть 1 // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2002. - N3. - 68-77.

10. Ю.Власов Т.Д. Механизмы гуморальной регуляции сосудистого тонуса. Часть 2 // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2002. - N4. - 68-73.

11. П.Гомазков О.А. Пептиды в кардиологии. Биохимия. Физиология. Патология. Информация. Анализ. — М.: Материк Альфа, 2000. — 143с.

12. Гомазков О.А. Функциональная биохимия регуляторных пептидов. -М.: Наука, 1992. 160с.

13. И.Григорьев М.Ю., Имянитов Е.Н., Хансон К.П. Апоптоз в норме и патологии // Медицинский академический журнал. 2003. - Т.З, N3. - С.3-11.

14. Кветная Т.В., Князькин И.В. Мелатонин: роль и значение в возрастной патологии. СПб.: ВМедА, 2003. - 93с.

15. Кветной И.М. Нейроиммуноэндокринология химическая общность регуляторных систем // Материалы международной научно-практической школы-конференции «Цитокины. Воспаление. Иммунитет». - СПб.,2002. - С.55-56.

16. Кветной И.М., Ингель И.Э. Гормональная функция неэндокринных клеток: роль нового биологического феномена в регуляции гомеостаза//Бюлл. Эксперим. Биол. 2000. - Nil. - С.483-487.

17. Кветной И.М., Южаков В.В. Апудоциты и тучные клетки желудочно-кишечного тракта: иммуногистохимическая и ультраструктурная идентификация // Архив патологии. — 1987. -Т.49, N7. С.77-80.

18. Кетлинский С.А. Роль Т-хелперов типов 1 и 2 в регуляции клеточного и гуморального иммунитета // Иммунология. 2002. -N2. - С.77-79.

19. Ковальчук Л.П., Соболев Б.Н., Ганковская Л.В., Юдин А.А. Анализ молекулярного взаимодействия в системе: IL-1 (3 IL-1RA - IL-1R// Иммунология. - 2001. - N.l. - С.6-10.

20. Коркушко О.В., Хавинсон В.Х., Бутенко Г.М, Шатило В.Б. Пептидные препараты тимуса и эпифиза в профилактике ускоренного старения. СПб., 2002. — 202с.

21. Руководство по климаксу: Руководство для врачей человека. / Под ред. В.И. Кулакова, В.П. Сметиик М.: Медицинское информационное агентство, 2001. — 685с.

22. Тедеско Ф. УФ излучение и кожа: фотостарение, канцерогенез, иммуносупрессия // Косметика и медицина. 1998. - N.2. - С.27-32.

23. Тотолян А.А. Роль хемокинов и их рецепторов в иммунорегуляции // Иммунология. 2001. N5. - С.7-15.

24. Угрюмов М.В. Механизмы нейроэндокринной регуляции. -М.Наука, 1999. -299с.

25. Фитцпатрик Д.Е. Гериатрическая дерматология. // Фитцпатрик Д.Е., Эллинг Д.А. Секреты дерматологии: пер. с англ. М.СПб.: "Издательство БИНОМ"- "Невский диалект", 1999. - С.436-443.

26. Фрейдлин И.С. Паракринные и аутокринные механизмы цитокиновой регуляции // Иммунология. 2001. - N5. - С.4-7.

27. Фрейдлин И.С. Система мононуклеарных фагоцитов. М.,1984. -272с.

28. Фрейдлин И.С., Тотолян А.А. Базофилы и тучные клетки / Фрейдлин И.С., Тотолян А.А.// Клетки иммунной системы. Т4. -СПб.: Наука, 2001. С.197- 308.

29. Фрейдлин И.С., Тотолян А.А. Лимфоциты / Фрейдлин И.С., Тотолян А.А.// Клетки иммунной системы. ТЗ. СПб.: Наука, 2001. - С.3-197.

30. Хавинсон В.Х., Кветной И.М., Ашмарин И.П. Пептидергическая регуляция гомеостаза // Успехи совр. Биол. 2002. - Т. 122, N1. -С.84-96.

31. Хавинсон В.Х., Кветной И.М., Южаков В.В., и др. Пептидергическая регуляция гомеостаза. СПб.: Наука, 2003. -194с.

32. Хертель Б. молекулярные и клеточные механизмы естественного старения и фотостарения (стрессорные факторы, защитные механизмы) // Косметика и медицина. 2000. - N.4. - С.5-17.

33. Ярилин А.А. Кожа и иммунная система // Косметика и медицина. -2001. -N2. -С.5-13.

34. Ярилин А.А. Межклеточная кооперация при иммунном ответе. Выбор клеткой формы ответа // Иммунология. 1999. - N.1. - С.17-24.

35. Ярилин А.А. Основы иммунологии. М.: Медицина, 1999. 607с.

36. Ярилин А.А. Симбиотические взаимоотношения клеток иммунной системы // Иммунология. 2001. - N.4. - С. 16-20.

37. Ярилин А.А. Система цитокинов и принципы ее функционирования в норме и при патологии // Иммунология.-1997. -N5. -С.7-14.

38. Adams J.M., Cory S. The Bcl-2 protein family: arbiters of cell survival // Science. 1998. - Vol.281. - P. 1322-1326.

39. Alaibac M., Morris J., Chu A.C. Gamma-delta T-cells in human cutaneous immunology // Int. J. Clin. Lab. Res. 1997. - Vol.27. -P.158-164.

40. Angel P., Szabowski A. Function of AP-1 target genes in mesenchymal -epithelial сross-talk in skin // В iochem. P harmacol. 2 002. - V ol.64, N5-6. - P.949-956.

41. Anisimov V.N. Age as a risk factor in multistage carcinogenesis // Comprehensive Geriatric oncology / Eds. L.Balducci, G.H.Lyman, W.B.Ershler. Amsterdam: Harwood Acad. Publ., 1998. P.157-178.

42. Anisimov V.N. The relationship between aging and cancerogenesis: a critical appraisal // Crit. Rew. Oncol. Hematol. 2003. — Vol.45. -P.277-304.

43. Arking R. Biology of ageing: Observation and principles. Englewood Gliffs, N.J. Prentce Hall, Inc., 1991.

44. Armstrong B.K., Kricker A., English D.R. Sun exposure and skin cancer//Australas J. Dermatol. 1997. - Vol.38, Suppl 1. - P.S1-S6.

45. Arock M., Ross E., Lai-Kuen R., Averlant G., et al. Phagocytic and tumor necrosis factor alpha response of human mast cells following exposure to gram-negative and gram-positive bacteria // Infect. Immun.- 1998. Vol.66, N12. - P.:6030-6034.

46. Arora S., Veves A., Gaballaro A.E., et al. Estrogen improves endotelial function // J. Vase. Surg. 1998. - Vol.27, N6. - P.l 141-1147.

47. Asahina A., Hosoi J., Grabbe S., Granstein R.D. Modulation of Langerhans cell function by epidermal nerves // J. Allergy. Clin. Immunol. 1995. - Vol.96, N6, Pt2. - P.l 178-1182.

48. Baker G.T., Sprott R.L. Biomarkers of ageing // Exp. Gerontol. — 1988.- Vol.23.-P.223-239.

49. Batjavel M.J., Mamdouh Z., Raghbate N., Bakouche O. Differential expression of the melatonin receptor in human monocytes // J. Immunol -. 1998. Vol.160.-P.l 191-1197.

50. Barker J.N. Ophir J., MacDonald D.M. Products of class II major histocompatibility complex gene subregions are differentially expressed on keratinocytes in cutaneous diseases // J. Am. Acad. Dermatol. -1988. Vol.19, N4. - P.667-672.

51. Barker J.N., Mitra R.S., Griffiths C.E., Dixit V.M., Nickoloff B.J. Keratinocytes as initiators of inflammation // Lancet. 1991. — Vol.337, N8735.-P.211-214.

52. Barnadas M.A., Colomo L., Curell R., De Moragas J.M. Expression of the p53 protein in sun-damaged skin // Acta. Derm. Venereol. 1996. -Vol.76, N3. -P.203-204.

53. Bartsch C., Bartsch H., Blask D., et al. The pineal gland and cancer. -Berlin, Heidelberg: Springer-Verlag, 2001. 358 p.

54. Baskett J.J., Cockrem J.F., Todd M.A. Melatonin levels in hospitalized eldery patients: a comparison with community based volunteers // Age Ageing. 1991. - Vol.20. - P.430-434.

55. Bauer O., Razin E. Mast Cell-Nerve Interactions //News Physiol. Sci. -2000. -Vol.15. -P.213-218.

56. Berneburg M., Krutmann J. Mitochondrial DNA deletion in human skin reflect photo- rather than chronologic ageing (letter) // J. Invest. Dermatol. 1998. - Vol.l 11, N4. - P.709-710.

57. Besedovsky H.O., Del Rey A. Immune-neuro-endocrine interactions: facts and hypotheses // Endocr. Rev. 1996. - Vol.17. - P.64-102.

58. Birch-Machin M.A., Tindall M., Turner R., et al. Mitochondrial DNA deletions in human skin reflects photo- rather than chronologic ageing // J. Invest. Dermatol. 1998. - Vol. 110, N2. - P. 149-152.

59. Blalock J.E. Molecular basis for bidirectional communication between the immune and the neuroendocrine systems // Physiol. Rev. 1989. -Vol.69-P. 1-32.

60. Bhushan M., Cumberbatch M., Dearman R.J., et al. Tumour necrosis factor-alpha-induced migration of human Langerhans cells: the influence of ageing // Br. J. Dermatol. 2002. - Vol.146, N1.1. P.32-40.

61. Bohr V.A., Anson R.M. DNA damage, mutation and fine structure DNA repair in ageing // Mutat. Res. 1995; 338:25-34

62. Born W., Cady C., Jones-Carson J., et al. Immunoregulatory functions of gamma/delta T cells //Adv. Immunol. 1999. - Vol.71. - P.77-144.

63. Bos J.D. The skin as an organ of immunity // Clin. Exp. Immunol.1997.-N107, Suppl.l. P.3-5.

64. Bowen A.R., Hanks A.N., Allen S.M., et al. Apoptosis regulators and responses in human melanocytic and keratinocytic cells // J. Invest. Dermatol. 2003. - Vol.120, N1. - P.48-55.

65. Boyce J.A. Mast cells: beyond IgE. // J. Allergy Clin. Immunol. 2003. - Vol.1 ll,Nl.-P.24-32.

66. Boyd С. A. R. Amine uptake and p eptide hormone s ecretion: A PUD cells in a new landscape // J. Physiol. 2001. - Vol.531.3. - P.581.

67. Brydon L., Petit L., de Coppet P., et al. Polymorphism and signalling of melatonin receptors // Reprod. Nutr. Dev. 1999. - Vol.39, N3. -P.315-324.

68. Cairns J. Ageing and cancer as genetic phenomena // Natl. Cancer Inst. Monogr. 1982. - Vol.60. -P.237-239.

69. Candi E., Oddi S., Terrinoni A., et al. Transglutaminase 5 cross-links loricrin, involucrin and small proline-rich protein in vitro // J. Biol. Chem. 2001. - Vol.273, N37. - P.35014-35023.

70. Carossino A.M., Lombardi A., Matucci-Cerinic M., et al. Effect of melatonin on normal and sclerodermic skin fibroblast proliferation. // Clin. Exp. Rheumatol. 1996. - Vol.14, N5. - P.493-498.

71. Chen H., Centola M., Altschul S.F., Metzger H. Characterization of Gene Expression in Resting and Activated Mast Cells // J. Exp. Med.1998. Vol.188, N9. - P. 1657-1668.

72. Chung W.O., Dale B.A. Innate immune response of oral and foreskinkeratinocytes: utilization of different signaling pathways by various bacterial species // Infect. Immun. 2004. - Vol.72, N1. - P.352-358.

73. Coleman J.W. Nitric oxide: a regulator of mast cell activation and mastcell-mediated inflammation // Clin. Exp. Immunol. 2002. -Vol.129,t1. N1. P.4-10.

74. Collina G., Macri L., Eusebi V. Endocrine differentiation inbasocellular carcinoma // Pathologica. 2001. - Vol.93, N3. - P.208f212. :

75. Colombo В., Curnis F., Foglieni C., et al. Chromogranin A expression in neoplastic cells affects tumor growth and morphogenesis in m ouse models // Cancer Res. 2002. - Vol.62, N3. - P.941-946.s

76. Cotton J., Spandan D.F. Ultraviolet B-irradiation dose influences the induction of apoptosis and p53 in human keratinocytes // Radiat. Res.1997. Vol.147, N2. - P.148-155. \i

77. Day R., Salzet M. The neuroendocrine phenotype, 'cellular plasticity, and the search for genetic switches: redefining the diffuse neuroendocrine system // Neuroendocrinol. Lett. 2002. - Vol.23, N5-6. -P.447-451. iч f

78. Daynes R.A., Spangrude G.J., Roberts .LK., Krueger G.G. Regulation by the skin of lymphoid cell recirculation and localization properties // J. Invest. Dermatol. 1985. - Vol.85, N1, Suppl. - P.14s-20s.I

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.