Неологизмы немецкого молодежного сленга на рубеже XX-XXI веков тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.04, кандидат филологических наук Матарыкина, Наталья Дмитриевна

  • Матарыкина, Наталья Дмитриевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2005, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ10.02.04
  • Количество страниц 215
Матарыкина, Наталья Дмитриевна. Неологизмы немецкого молодежного сленга на рубеже XX-XXI веков: дис. кандидат филологических наук: 10.02.04 - Германские языки. Москва. 2005. 215 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Матарыкина, Наталья Дмитриевна

Введение

Глава 1. Социолингвистический аспект сленга

1.1. Внутренняя неоднородность молодежного сленга как отражение неоднородности социальной группы молодежь»

1.2. Понятия «социолект», «арго», «жаргон», «сленг». 18 Обоснование выбора термина «молодежный сленг» для описания предмета исследования

1.3. Соотношение понятий «молодежный язык» и 22 «молодежный сленг»

1.4. Функции молодежного языка

1.5. Характерные особенности немецкого молодежного языка, 30 выделяемые немецкими и российскими германистами Выводы к 1 главе

Глава 2. Неология и сленг

2.1. Понятие неологизма в широком и узком смысле

2.2. Соотношение изменчивости и стабильности лексического 42 состава в немецком молодежном сленге

2.3. Экстралингвистические факторы обновления лексики 50 молодежного сленга

2.4. Периферия сленговой неологии. Перифразы. Окказио- 58 нализмы

2.4.1. Перифразы в текстах журналов для молодежи

2.4.2. Окказионализмы в немецком молодежном сленге на 66 примере обозначений безвольных людей

2.5. Предметно-тематическая классификация неологизмов немецкого молодежного сленга

Выводы к 2 главе

Глава 3. Номинативная техника немецкого молодежного сленга

3.1. Словообразование как один из путей пополнения состава 82 сленговых номинаций

3.2. Метафорический и метонимический перенос значения

3.3. Англизицмы в немецком молодежном сленге

3.4. Фразеология в немецком молодежном сленге 120 3.4.1. Дискурсивное применение стереотипов в немецком молодежном сленге

Выводы к 3 главе

Глава 4. Некоторые особенности сленговой семантики

4.1. Номинации молодежного сленга без семантического 134 осложнения

4.2. Мультисемия в немецком молодежном сленге

4.2.1. Семантические отношения во внутрисловной парадигме 140 многозначного слова

4.2.2. Сленговые номинации с диффузной семантикой

4.2.3. Энантиосемия в немецком молодежном сленге 148 Выводы к 4 главе 158 Заключение 159 Библиография 163 Приложение 1. Понятия «арго», «жаргон», «сленг» в 187 словарях лингвистических терминов

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Неологизмы немецкого молодежного сленга на рубеже XX-XXI веков»

Уже на протяжении нескольких десятилетий не ослабевает интерес к молодежному сленгу. Судя по публикациям в средствах массовой информации, отношение к сленгу варьирует от полного неприятия этого явления, как фактора, угрожающего чистоте национального языка, до восхищения креативными способностями молодежи, словоупотребление которой в некоторой мере обогащает литературный язык. В качестве примера можно привести некоторые статьи о русском молодежном сленге на сайте www.aif.ru еженедельника «Аргументы и факты» в Интернете: «Нужно ли защищать русский язык?» [АиФ Петербург 24.04.02], «Мы типа офигели» [АиФ Москва 21.11.01], «Легко ли прибарыжить шушеру?» [АиФ Москва 27.12.2000], «Языковой беспредел, или Как мы будем разговаривать в будущем» [АиФ Москва 16.07.03], «Должен ли школьник «шуршать» быстрее? [АиФ Семейный совет 21.02.01] и многие другие, статьи о немецком молодежном сленге „Gehts auch ohne ,Anbaggern'?" [Hamburger Abendblatt 31.08.2004], ,,'PISA? Boah, ey, was is'n das, Digga'?" [Hamburger Abendblatt 31.12.2004], ,,'Krasse Elektronik in der Luft' ,Korrekte Weltstorys, Alder' von Sascha Ehlert / Klassiker in Slang-Sprache" [Main-Rheiner 15.04.2004], „Denglisch - die zweite Sprache der Deutschen? Englisch ist Bestandteil des jugendlichen Sprachgebrauchs" [Sachsische Zeitung 07.04.2004]. При этом собственно лингвистическое исследование молодежного сленга началось относительно недавно. Начало подъема в этом исследовательском направлении приходится на 60-70-е годы двадцатого века в связи с развитием социолингвистики и лингвистики языковых вариантов (Varietatenlinguistik) [Kramorenko 1995: 47]. Хотя, по мнению Г. Хенне, даже в 1981 году еще не существовало лингвистического исследования данной проблематики [Неппе 1981, цит. по: Neuland 1999: 2].

Впрочем, за прошедшую четверть века ситуация кардинально изменилась. Об этом можно судить по значительному количеству работ, посвященных немецкому молодежному сленгу, основными направлениями которых являются, согласно [Neuland 2000], следующие. а) Исследование молодежного сленга как интернационального феномена Сравнительный анализ молодежного сленга в разных странах позволил выявить сходные структурные характеристики, как, например, образование сокращений и сложных слов, семантическая деривация, заимствование. Главную роль среди заимствований как в немецком, так и других языках, играют англоамериканизмы. Характерной общей особенностью молодежного сленга является также предпочтение образных и шутливых выражений. В молодежном сленге разных стран имеются близкие тематические группы. Компаративному исследованию испанского, французского и немецкого молодежного сленга посвящены работы [Zimmermann 1993], японского и немецкого — [Watanabe 2003], русского и немецкого - [Fomina 2003], проблемам двуязычного лексикографирования молодежного сленга — [Schlobinski 2003], сравнению особенностей молодежного словоупотребления в разных частях Германии - [Neuland 1998; Neuland, Heinemann 1997; Ehmann 1992; Краморенко 2004]. Контрастивному исследованию неологизмов русского и немецкого языков конца двадцатого века и их лексикографированию посвящена диссертация [Тихонова 2002]. б) Исследование молодежного сленга как исторического феномена Молодежь и раньше стремилась создать собственный специфический стиль общения, отличавшийся от принятого среди старшего поколения. Сведения о лексике студенческого и школьного жаргона содержатся в словарях и научных работах [Kluge 1895; Schladebach 1904; Steinhauser 1906; Eilenberger 1906; Melzer 1928]. В этих работах рассматриваются источники пополнения студенческого жаргона, которыми в то время выступали французский, английский, латинский язык, солдатский жаргон и арго, особенности и семантические группы студенческого жаргона, постепенный переход отдельных лексем из студенческого жаргона в литературный язык. Исследование жаргонов с позиций этимологии привело к выводу, что понимание сути молодежного сленга невозможно без учета истории языка и культуры, а также его взаимосвязи с общенародным языком.

С конца 50-х годов соотношение понятий язык - молодежь — общество рассматривалось с точки зрения культуры речи. «Жаргон тинэйджеров» („Teenager-Jargon", „Halbstarken-Chinesisch") подлежал критике как явление, опасное для развития общенародного языка.

В 80-е годы исследование молодежного сленга стало быстро развиваться. Здесь наметились такие направления, как прагматика, лексикография, этнография, анализ стиля речи, культурно-аналитическое исследование, сравнительное исследование молодежного сленга [Neuland 1999: 1-5]. в) Исследование молодежного сленга как феномена возрастного характера

Молодежный сленг не имеет четких возрастных границ. Условно в сферу изучения можно отнести возраст от 12 до 30 лет. Это — период в жизни человека („adolescence" и „postadolescence"), когда общество пока не признает за молодым человеком статуса, социальных ролей и функций взрослого. Растягивание этого периода, например, в связи с увеличением продолжительности времени обучения, приводит к формированию общественно значимой группы «молодежь». «Jugendlicher ist also, wer die biologische Reife erlangt hat, aber noch nicht die soziale Reife. Innerhalb dieser Phase des Nicht-Mehr, also des Nicht-Mehr-Kind-Seins, und des Noch-Nicht, also des Noch-Nicht-Erwachsen-Seins, versucht der einzelne, eine Ich-Identitat auszubilden, die normalerweise tiber Identitatskrisen fuhrt. „Ich" sagen zu konnen heiBt, eine unverwechselbare Person zu sein, die als solche von anderen akzeptiert ist" [Henne 1986: 202]. г) Исследование молодежного сленга как социально-группового феномена

Группа в узком смысле слова - общественное образование, объединяющее несколько лиц, внутреннее единство которого выражается в восприятии человеком себя как члена этой группы („Wir-BewuBtsein") [Reinke 1994: 295]. Связующим звеном здесь выступают общие взгляды, интересы, ценности и цели. Такие элементы стиля, как одежда, прическа, жесты, мимика, поведение, язык сигнализируют о принадлежности к какой-либо группе и, в то же время, устанавливают границу с посторонними, не членами группы („Ihr-Entfernung"). Исходя из этой концепции, М. Райнке выделяет три ступени в процессе формирования молодежной субкультуры и, как одной из ее составных частей, сленга молодежи: 1) «Группы равных» (Peer-Groups). Эти группы объединяют молодых людей одного возраста, сходного социального происхождения, с хотя бы частично совпадающими интересами и взглядами. 2) Субкультурные группы. Особенности „Peer-Groups" часто ориентированы на различные течения молодежной субкультуры. Хотя не каждый молодой человек принадлежит к той или иной субкультурной группе, почти у всех формируется определенное отношение (симпатия или неприятие) к отдельным стилям. 3) Группа «молодежь». «Peer-Groups» и субкультурные группы образуют одну большую группу «молодежь», которая, несмотря на свой неоднородный состав, обнаруживает тенденцию к единообразию („Konformitat") [Reinke 1994: 296].

Молодежный сленг является средством групповой коммуникации. Он не «изобретается» отдельными лицами, а возникает в процессе общения. Общий опыт, нормы и ценности группы составляют предпосылку для его функционирования [Neuland 2000: 112]. Молодежный сленг - это не основной и не единственный способ коммуникации молодежи. Он используется только в определенной ситуации, в общении молодежи между собой в непринужденной, неофициальной обстановке [Береговская 1996: 3241]. г) Исследование молодежного сленга в контексте средств массовой информации

Рассмотрение молодежного сленга в данной плоскости может дать сведения об образовании, распространении и «коммерциализации» молодежного сленга через средства массовой информации. Эта проблематика находит отражение в исследованиях [Androutsopoulos 1997; Nowottnik 1989; Reinke 1993; Hess-Ltittich 2003] и других. д) Особый интерес представляет проблема отражения лексики субстандарта в словарях. За последние десятилетия появилось большое количество словарей такого рода на материале как русского, так и немецкого языков, ср. [Вальтер и др. 2004; Вальтер, Мокиенко, Никитина 2005; Гайдамак и др. 2003; Девкин 1994; Елистратов 2000; Ермакова, Земская, Розина 1999; Левикова 2003; Мальцева 1998; Мокиенко, Никитина 2000; Никитина 2003; Юганов, Юганова 1997; Duden. WOrterbuch der Szenesprachen 2000; Ehmann 1992, 1996, 2001; Geier-Leisch 1998; Jontes 1998; PONS 2001, 2002, 2003; Prosinger 1984; Stolle 2001; Walter, Mokienko 2001; Wendling 1994; Zacker, Miiller, Drews 1994; Zittlau 1996] и др. Различные аспекты теории лексикографирования субстандарта затрагиваются в работах [Быков 2001; Саляев 1998; Девкин 1992; 2000; 2003; Neuland 1987; Schlobinski 2002; 2003]. Внутренняя дифференцированность и быстрое устаревание лексического фонда молодежного сленга, проблема отграничения молодежного сленга от других форм существования языка и квалификации семантики сленгизмов, трудности, связанные со сбором фактического материала и определением степени его достоверности, осложняют лексикографирование этого лингвистического феномена.

Несмотря на достаточную научную разработанность сленговой тематики, исследование неологизмов молодежного сленга актуально, так как отражает языковую ситуацию и номинативные потребности современного общества, являющегося неоднородной структурой, а также позволяет раскрыть роль социолектоограниченной лексики в расширении словарного состава общелитературного языка в соответствии с тенденцией языковой популяризации.

Научная новизна диссертации заключается в попытке разностороннего описания лексического фонда немецкого молодежного сленга на основе новейших лексикографических и печатных источников. Полнота и современность исследуемого материала, подверженного быстрому устареваниию и обновлению, также определяют научную новизну исследования.

Цель настоящего исследования состоит в описании номинаций немецкого молодежного сленга в ономасиологической и структурно-семантической перспективе. В соответствии с поставленной целью определяется следующий круг задач:

1. рассмотреть соотношение понятий «социолект», «арго», «жаргон», «сленг», «молодежный язык»;

2. выявить в молодежном сленге пласт лексики, в меньшей мере подверженной устареванию и возможное расширение сферы употребления этой лексики;

3. установить предметно-тематическую специфику немецкого молодежного сленга и экстралингвистические факторы появления новых номинаций;

4. охарактеризовать разновидности молодежных инноваций и их » структурные особенности;

5. проанализировать некоторые особенности семантики сленговых номинаций.

Объектом изучения являются различного рода инновации (новообразования, семантические модификации, вхождения) в немецком молодежном сленге.

Предмет исследования составляют структурные и содержательные особенности молодежных инноваций.

Решение вышеназванных задач осуществлялось с использованием следующих методов: метода индукции (обобщения и классификации фактического материала), метода компонентного и словообразовательного анализа, а также частично методов сравнительного и статистического анализа.

Материалом исследования послужили номинации немецкого молодежного сленга, полученные путем сплошной выборки из лексикографических источников, журналов, предназначенных для молодежи и, частично, молодежных сайтов в Интернете.

Данные источники не создаются непосредственно молодежью в процессе коммуникации, что предопределяет скептическое отношение к ним ряда исследователей как использованию элементов молодежной субкультуры в коммерческих целях. Происходит намеренное упрощение представлений о социальной группе «молодежь», которые укладываются в своеобразные штампы: "Generation X" oder "Risiko-" oder "Multioptionsgesellschaft", die "skeptische" oder die "narzistische" Generation, "Sinn-" oder "Erlebnisgesellschaft" usw. [Farin 2001: 13-14]. Кроме того, есть мнение, что словари молодежного сленга зачастую фиксируют окказионализмы. М. Райнке отмечает, что большая часть зарегистрированной в подобных словарях лексики молодежи неизвестна и призывает к критической рефлексии по поводу приведенных в них словарных статей [Reinke 1994: 391]. Э. Нойланд считает, что словари молодежного сленга способствуют распространению стереотипного представления о нем как о наборе специфических слов и выражений и ставит вопрос, не являются ли представления общественности о молодежном языке сконструированными в средствах массовой информации [Neuland 2000: 113].

Следует признать, что проникновение окказионализмов и устаревающих слов в словари молодежного сленга неизбежно. «Модернизацию языка, связанную с появлением неологизмов, называющих новые явления и переименовывающих старые, уже имевшиеся, а также с устареванием и выходом из активного применения значительной части лексики, словарь регистрирует, как правило, неполно и позднее, чем этого хотелось бы ожидать» [Девкин 2000: 21-22]. Стараясь всесторонне отразить актуальные изменения в лексике, авторы словарей подчас фиксируют «слова-однодневки». Ведь сделать вывод о том, закрепится ли слово или вскоре выйдет из употребления, можно только с учетом диахронической перспективы, которой для явлений современного языка нет [Девкин 2000: 144]. Эти общелексикографические проблемы стоят для словарей молодежного сленга, учитывая его постоянное обновление, особенно остро, но не являются, на наш взгляд, достаточным основанием для того, чтобы отказаться от учета словарей такого рода. Как правило, авторитетные словари молодежного сленга — ср. «трилогию» словарей [Ehmann 1992, 1996, 2001], словари издательств Duden [Worterbuch der Szenesprachen 2000] и Klett [PONS 2001, 2002, 2003] - опираются на обширный фактический материал, собранный с помощью методов включенного наблюден и' я, интервью, анкетирования и имеют под собой серьезную лингвистическую базу.

Взаимоотношение между молодежным сленгом и средствами массовой информации также носит сложный характер. Потребление и знание продуктов средств массовой информации, которые молодежь критически и иронически переосмысливает, составляют существенный ресурс для молодежной речи. Аллюзии и цитаты из текстов песен, фильмов, журналов для молодежи, а также из рекламных роликов и телепередач для семейного просмотра творчески интегрируются в собственное словоупотребление [Neuland 2000: 113].

К. Фарин заключает, что коммерциализация (Vermarktung) молодежной субкультуры происходит не только извне, через средства массовой информации. Она уже заложена в основу самой субкультуры как необходимость производить и распространять элементы субкультурного стиля [Farm 2001: 129].

С. И. Левикова, призывая к четкому разграничению понятий «молодежная субкультура» и «культура для молодых», признает, что оба феномена «не только сосуществуют, но и пересекаются: полностью игнорировать культуру для молодых просто невозможно, поскольку она, во-первых, проявляется практически во всем, что касается молодых людей, и, будучи навязываемой, выступает довольно агрессивно и так или иначе затрагивает жизнь любого молодого человека; во-вторых, культура для молодых постоянно «учится» у молодежной субкультуры и поэтому, изменяясь, соответствует изменяющейся обстановке; в-третьих, создатели культуры для молодых, изучая и хорошо зная современную молодежную конъюнктуру, сами «заказывают музыку» и «дирижируют» ею» [Левикова 2004: 110].

С другой стороны, далеко не все молодые люди (по некоторым данным, лишь около тридцати процентов, см. [Левикова 2004: 214]) обнаруживают принадлежность к молодежной субкультуре. Остальные являются потребителями «культуры для молодых», создаваемой, по большей части, в средствах массовой информации, рассчитанных на молодежную аудиторию (Bravo, Viva, MTV и другие), либо переходят из одного направления субкультуры в другое, довольствуясь поверхностным ознакомлением с внешней атрибутикой этих направлений, что позволяет быть в курсе модных тенденций и показать в общении с ровесниками свою осведомленность как фактор престижа.

Тексты журналов, предназначенных для молодежи, рассчитаны на широкую аудиторию и должны быть доступными для понимания вне зависимости от региональной, субкультурной, профессиональной и иной принадлежности молодых людей. Вместе с тем, здесь важно создать впечатление общения «посвященных» (Insider). В случае неверного обращения с символикой субкультуры, это «подстраивание», „Joschka-Fischer-Jugendlichkeit", будет отрицательно воспринято молодежью как «попытка втереться в доверие» (Anbiederung) [Janke, Niehus 1995: 12]. Журналы для молодежи нацелены на то, чтобы затронуть все интересующие молодежь темы (Е. В. Какорина выделяет в молодежных журналах «стабильный тематический ряд: видео, музыка, спорт, мультимедиа, любовь») [Современный русский язык 2003: 246], обнаружив при этом владение соответствующей терминологией.

Следовательно, в текстах журналов для молодежи, имеющих, как правило, сходную тематику, присутствуют лексические единицы, являющиеся общемолодежными и своего рода маркеры различных направлений молодежной субкультуры, социально-профессиональной принадлежности молодых людей; «вкрапления» из жаргонов других социальных групп (например, О. П. Ермакова отмечает влияние воровского арго на молодежное словоупотребление, см. [Ермакова 1996]), которые также понятны большинству юных читателей. Поэтому данные источников прессы для молодежи могут послужить иллюстративным материалом исследования общих тенденций и особенностей немецкого молодежного сленга без дальнейшей спецификации.

Материалом исследования послужили, прежде всего, неологизмы, возникшие в период с начала 90-х годов XX века по настоящее время и употребительные в речи подростков и молодежи (в том числе молодых взрослых) до 30 лет или в текстах журналов, предназначенных для данной целевой группы. Список этой лексики приводится в приложении. Для выявления основных способов обновления лексики молодежного сленга к исследованию привлекались также неологизмы 50-х, 60-х, 70-х и 80-х годов, то есть периода, соответствующего современному состоянию немецкого языка, [ср. Lexikon der Germanistischen Linguistik 1980: 620], и времени появления молодежной субкультуры.

Теоретическая значимость предлагаемой диссертации состоит в том, что она пытается внести посильный вклад в изучение важного вопроса обновления лексики. В частности, описаны механизмы возникновения номинаций в немецком молодежном сленге и некоторые особенности их семантики, составлена предметно-тематическая классификация молодежных сленгизмов, проанализирована роль молодежного сленга в пополнении разговорного пласта современного немецкого языка.

Практическая значимость - в том, что собранный и представленный в диссертационном исследовании материал может быть использован на лекциях и семинарах по лексикологии, посвященных формам существования современного немецкого языка, неологизации, семантической деривации, заимствованию, а также на занятиях по практике устной и письменной речи при обсуждении темы «Проблемы молодежи».

Похожие диссертационные работы по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Германские языки», Матарыкина, Наталья Дмитриевна

Выводы к 2 главе

Под неологизмами в молодежном сленге понимаются новообразования, неосемантизмы и внутренние и внешние вхождения (термин Н. 3. Котеловой), или заимствования, появившиеся в немецком молодежном сленге в период с начала 90-х годов XX века по настоящее время и являющиеся, в большинстве случаев, результатом отклонения от общепринятой языковой нормы, что и является нормой в сленге.

К периферии сленговой неологии следует отнести окказиональные номинации и перифразы, рассмотренные в настоящем исследовании на примере антропонимов.

Безобразная перифраза называет сферу деятельности лица и объективную характеристику этой деятельности, указывает на принадлежность к определенному музыкальному или субкультурному стилю, содержит демографические характеристики лица (указания на возраст, рост, место проживания, семейное положение), а также может содержать указания на несколько качеств лица сразу. С помощью анализа метафорических словообразовательных конструкций, обозначающих слабовольных людей, были выявлены некоторые тематические области, подвергающиеся в немецком молодежном сленге пейорации. Это - сентиментальность, чрезмерное усердие, прилежность, послушание, малодушие, трусость, неумение самостоятельно справляться с проблемами, наивность, легковерие, инфантильность, предусмотрительность, педантичность, стеснительность, нерешительность, экономность, бережливость, мелочность, отсутствие индивидуальности и другие. Следует отметить, что пейорации подвергаются и некоторые общепринятые ценности и образцы поведения, такие, как аккуратность, вежливость, бережное отношение к окружающей среде, соблюдение правил дорожного движения и т.п., что свидетельствует не о грядущей полной переоценке ценностей во всем социуме, а, скорее, является отражением некоторых особенностей юношеской психологии.

С целью создания положительного образа популярных певцов, музыкантов, спортсменов в текстах журналов для молодежи широко используются перифразы, являющиеся результатом гиперболизации и интенсификации тех или иных качеств референта. Такое завышение оценки соответствует интересам производителей продукции, целевой группой сбыта которой является молодежь, и способствует коммерциализации молодежной субкультуры.

Анализ предметно-тематической специфики немецкого молодежного сленга позволил сделать вывод о том, что наибольшей дифференцированностью характеризуются идеографические поля, имеющие отношение к человеку, что еще раз подтверждает антропоцентрическую направленность молодежного сленга. Именованию и переименованию в молодежном сленге подвергаются, прежде всего, сам человек, его деятельность, различные проявления чувственно-эмоциональной и интеллектуальной сферы человеческого бытия, межличностных отношений, а также объекты реальной действительности, имеющие отношение к человеку.

Несмотря на широко распространенное представление о быстрой изменчивости лексического состава молодежного сленга, были выявлены пласты лексики, менее подверженные устареванию. Это, как правило, номинации, не имеющие однословных соответствий в литературном языке и отличающиеся небольшой степенью сниженности.

ГЛАВА 3. НОМИНАТИВНАЯ ТЕХНИКА НЕМЕЦКОГО МОЛОДЕЖНОГО СЛЕНГА

3.1. Словообразование как один из путей пополнения состава эмоционально-оценочных сленговых номинаций

Важнейшим способом пополнения состава вторичных номинаций молодежного сленга является словообразование. «Словообразование в жаргоне служит не только для того, чтобы создавать новые номинации, сколько для того, чтобы порождать яркие, образные, несущие заряд выразительности слова, многие из которых являются экспрессивными модификациями нейтрально-литературных, просторечных или разговорных слов» [Земская 1999: 18]. В молодежном сленге, как показал анализ, представлены все основные виды словообразования: конверсия, аффиксация, словосложение, сокращение. Конверсия

Сленговые номинации образуются путем конверсии, когда происходит субстантивация причастий:

Abgesackter [см. мясо 3, RDJW: 305], der Abgebrochene [Минаков: 12]; der, die Abgeschlijfene [Минаков: 15]; Angehubschte(r), Gestilte(r) [см. фраер(ша), RDJW: 495], Angegrauter [см. носок, RDJW: 317], Gebremster [см. тормоз, RDJW: 463], Gespickter [см. пузатый, RDJW: 392]; субстантивация прилагательных: Blauaugiger [см. наивняк, RDJW: 308], Blickiger [см. секучий, RDJW: 423], Mittelalterlicher [см. носок, RDJW: 317], Pflegebedurftige [см. пенсы, RDJW: 351], Plattdeutsche [см. доска, RDJW: 179], der Schwind(e)lige враль, обманщик; охмуряла, мошенник [Минаков: 117], Zottiger [см. волосатик, RDJW: 125].

Иногда субстантивации подвергаются словообразовательные конструкции, образованные путем словосложения: die Altvorderen [см. олды, RDJW: 327], Breitwandfullende [см. буферистая, RDJW: 102], Alkvernichter, Flaschenleerer [см. поддатель, RDJW: 366].

Десубстантивацией» (De-Substantivierung) называет Г. Эманн образование глаголов от существительных [Voll konkret: 22]. Примеры из этого словаря: alken heftig saufen, sich (hemmungslos) betrinken, sich total mit Alkohol zuschutten (22), festen feiern, eine Party feiern, SpaB haben, gute Laune haben (53), у?auten 1. sich langweilen; faulenzen, 2. sich ausruhen (55), kadawern sich tibergeben, etwas ausspeien (71), kesseln schlagern, jemanden verpriigeln (74), knorpeln heftig saufen, sich (hemmungslos) betrinken, sich total mit Alkohol zuschutten (78), mullen quatschen, dummes Zeug daherreden (95), opern weitschweifig daherreden, quatschen, dummes, langweiliges Zeug reden (98-99), pegeln zechen, saufen (101), quarken „Quark" (= Unsinn) reden, langweiliges Zeug verzapfen, (daher-) quatschen (107), robotern von russisch „rabotaj" = arbeiten, schaffen (112), rufien 1. Arger machen; 2. rauchen (116), schnepfen sich wichtig machen, zickig sein (121), tieren 1. besonders hart (auf ein bestimmtes Ziel hin) arbeiten; 2. anglotzen (136).

Г * Несколько примеров из других словарей: benzen mit einem PKW der gehobenen Preisklasse geniisslich durch die Innenstadt fahren, um dabei gesehen zu werden [Stolle: 36], bossen den Boss raushangen lassen [Stolle: 44], brettern obwohl der Begriff wahrscheinlich vom Skifahren stammt, bezeichnet „brettern" meist das Rasen mit dem Auto [Stolle: 47], dackeln langsam gehen [Stolle: 69], paniken Angst haben, Panik bekommen [Stolle: 174], prollen angeberisch reden [PONS 2003: 89], quizzen jemanden ausfragen. Abgeleitet vom Begriff des (Fernseh-)Quiz, das sich in jtingerer Zeit wieder groBter Beliebtheit erfreut [Stolle: 188], simsen iiber das Handy eine Textnachricht per SMS versenden [Stolle: 212] / smsen [PONS 2003: 106], twixen heimlich rauchen [PONS 2003: 117],ypsen in Anlehnung an das deutsche Comic-Magazin „Yps" gepragtes Verb, das so viel wie „einen Comic-Laden durchforsten" bedeutet [Stolle: 251].

Существительные становятся прилагательными: aldi l.superbillig, gunstig; 2. allgemeiner Superlativ: super, prima, echt stark, grofle klasse [Voll konkret: 21]. В данном случае собственное имя (название сети супермаркетов «Алди») используется в качестве нарицательного, то есть здесь имеет место разновидность перифразы, называемая антономазией.

Деривация (суффиксация)

Удалось выявить следующие модели словообразовательных конструкций, образованных путем деривации.

Для образования существительных продуктивными в молодежном сленге являются модели дериватов с суффиксами —e(r), -i(e), -(al)o.

Глагольная основа + -е(У): Absacker das letzte Getrank, das man nach einer Zechtour ,,mit auf den Weg" nimmt [Stolle: 12], Bringer substantivierte Form der umgangssprachlichen Wendung „das bringt es" [Voll konkret: 33], BriXller 1. negativ: Person mit lautem Sprechorgan; 2. positiv: guter Witz [Voll konkret: 33].

Основа + i(e).

По данным E. С. Кукиной, исследовавшей слова на -i в современном немецком языке, самым многочисленным пластом новообразований данного типа являются «состоящие из двух слогов слова на —i так называемого молодежного языка» [Кукина 1994а: 8]. Объяснение такому широкому распространению среди молодых людей «модных» слов на -i, которые имеют оттенок иронии или пренебрежения, грубоватости, отличаются избыточностью, легкой небрежностью, новизной, аттрактивностью, компрессивностью, краткостью и удобством, кроется в некоторых особенностях юношеской психологии. Это — ирония, нарочитая грубость, сильно развитое чувство групповой принадлежности, желание выделиться, желание быть современным, мода как средство самовыражения [Кукина 1994: 84-89].

Примеры i-суффиксальных характерологических номинаций: Kloni Person, an der alles (super-)perfekt zu sein scheint [Voll konkret: 76], Depri Einzelgenger bzw. Leute, die zu Depressionen neigen oder sich an keiner Gruppenaktion beteiligen; jedoch keineswegs immer in verachtlicher Semantik [Affengeil: 52], Schrulli abwertend: schrullige Person, schwieriger Mensch; jemand, der auffallige Macken hat und sich noch darin sonnt [Voll konkret: 123], Raffi 1. Person, die alles zusammenrafft; 2. Intelligenzler; Person, die schnell rafft (begreift), was Sache ist [Voll konkret: 109], Schnufji 1. allgemeine Kosebezeichnung (= „Liebling", Stifier); 2. abwertend: Rauschgiftkonsument, „Kokser", „Schnuffler" [Voll konkret: 122].

Корень + -(al)o:

Brutalo 1. negativ: kraftiger Mann, Schlagertyp, Macho; 2. neutral: Fitnessfanatiker, Bodybuilder [Affengeil: 48], Karriero meist abwertend — und nur, solange man jung ist: jugendlicher Karriere-Vorzeigetyp [Voll konkret: 73], Kritikalo 1. „ewiger Kritiker"; Person, die immer alles und jeden destruktiv kritisiert; 2. Zeitungsrezensent, Literatur-, Theater- oder Konzertkritiker [Voll konkret: 82], Schmacko attraktiver Junge [PONS 2003: 102], Spacko Idiot [PONS 2001: 36], Sympathiko netter Kerl, angenehmer Zeitgenosse [Сатковская: 80], Trivialo Bez. fur „geistloser Kerl, Person mit intellektuellem Defizit" [Сатковская: 84].

Менее частотными оказались модели: корень + -chen:

Flexibelchen eine (geistig) besonders flexible Person [Voll konkret: 55], Kaffchen eine Tasse Kaffee [Voll konkret: 71], Klarchen 1. Ein „Klarer" (= Schnaps); 2. alles klar [Voll konkret: 75]; корень + -(e)!:

Assel Nachfolgevokabel fur „Assi" = Asozialer [Voll konkret: 25], Kniffel 1. schlaue Person, die alle Ratsel lost; 2. Dummkopf; 3. Ausdruck des Erstaunens [Voll konkret: 77], Zausel 1. alterer, griesgramiger Mann mit leicht ungepflegtem Aussehen; 2. Penner; 3. Jugendlicher, der wenig Wert auf AuBerlichkeiten legt [Voll konkret: 153]; корень + -e:

Depresse 1. niedergeschlagene/ gefrustete Person (mannlich: Depressi; weiblich: Depresse); 2. schwierige bzw. aussichtslos scheinende Lage [Voll konkret: 40], Disse eine liebevoll-schnoddrige Bezeichnung fur „Diskothek" [Stolle: 73]; Exe die Kurzform fur „Ех-Freundin" [Stolle: 86]; корень + -us:

Dickus Spottname fur eine dick(lich)e Person mannlichen Geschlechts [Voll konkret: 41]; корень + ist:

Flexibilist eine (geistig) besonders flexible Person [Voll konkret: 55]; корень + nik:

Krassnik Person, die krass ist [PONS 2001: 26]; корень + ette(etti): Haslette unattraktive Person [PONS 2001: 23], Mantalette naives Madchen [PONS 2001: 28]; Kontroletti Verballhornung von „Kontrolleur". Gemeint ist meist der Fahrkartenpriifer in offentlichen Verkehrsmitteln [Stolle: 141]; корень + iker:

Problemiker Person, die standig Probleme mit sich herumschleppt [Voll konkret: 105].

Интересны случаи образования антропонимов, когда к неодушевленному существительному с выпадением гласной прибавляется суффикс, типичный для существительных одушевленных: Kalendrine

Kalender [см. секретутка, RDJW: 421], Kathedrat(in) Katheder [см. тичер, RDJW: 461; училка, RDJW: 483].

Посредством применения некоторых суффиксов (например, -er, -1ег, -е) осуществляется переход слова в другую часть речи; другие суффиксы (-i, -о) выполняют иные функции: выражают (пренебрежительное) отношение к именуемому лицу, создают непринужденную атмосферу общения, устраняют дистанцию между участниками коммуникации.

Е. С. Кукина отмечает, что именно в языке молодежи появились первые прилагательные на -i(y) [Кукина 1994: 8]. Среди них можно выделить модифицированные немецкие и заимствованные из английского языка прилагательные:

Mit crazy Power dust du in den Sommer und lernst dabei schrSge Krahen kennen [PH: 17]. Du glaubst, dass du dir nur diesen sexy Fetzen anziehst, weil es draufien heiB ist [PH: 16]. Другие примеры прилагательных на -i(y): trendy alles, was gerade als Schick und modern gilt [Stolle: 234], tricky (engl. = schwierig, knifflig) in der Szenesprache ein sehr beliebt gewordenes Adjektiv, auffallend oft vor einer Kapitulation eingesetzt [Stolle: 234].

Помимо суффикса -i, наречия и прилагательные образуются с помощью суффиксов

-(Dig: assig schlecht, dumm [PONS 2001: 12], asslig widerlich, eklig, abscheulig [PONS 2003:18], berstig eigenartig, seltsam [PONS 2001: 14], bombig hervorragend, groBartig, untibertrefflich, fantastisch [Voll konkret: 32], chillig ruhig [PONS 2003: 28], cremig: bleib mal crernig bleib locker, cool [PONS 2003: 28], flockig lassig, gelassen [Stolle: 95], flodderig schlampig, schmuddelig. Gebildet in Anlehnung an den in den friihen 90er Jahren beliebten Proleten-Filmclan „Familie Flodder" [Stolle: 95], fluffig angenehm weich, flauschig; halbwegs gelungener jugendsprachlicher Neologismus aus „flauschig" und „Luft" [Voll konkret: 57],Jrustig frustrierend, frustriert [Stolle: 99], gagig (von engl. gag Witz) lustig, unterhaltsam, witzig [Stolle: 100], grottig abgeleitet von „Grotte". Dementsprechend alles, was an Niveau sehr tief liegt [Stolle: 109], hippig sehr modern, „in" [Voll konkret: 67], ischig zickig [PONS 2001: 24], keimig eklig, widerlich, dreckig [PONS 2003: 57], knuffig knuddelig, schmusig [Voll konkret: 79], labundig (quick)lebendig, quirlig, lebenslustig [Voll konkret: 85], laffig 1. albern, kindisch; 2. eingebildet; 3. negativ: extravagant [Voll konkret: 85], latschig langweilig; fade schmeckend [Voll konkret: 86], lullig langweilig; von „einlullen" abgeleitete jugendsprachliche Adjektivierung [Voll konkret: 89], peacig (von engl. peace = Frieden) gut, uberzeugend [Stolle: \75], pixelig sich schlecht fuhlen, alles nur verschwommen sehen, z. B. bei einem Alkoholkater. Jedes Computerbild besteht aus winzigen Punkten, den „Pixeln". Je weniger Pixel verwendet werden, desto verschwommener und korniger wird der Gesamteindruck [Stolle: 178], prollig angeberisch [PONS 2001: 31], schafig durnm, damlich, einfaltig, geistig alles andere als rege [Voll konkret: 118], schattig unangenehm kalt [Stolle: 202], schrottig alt, kaputt, dringend reparaturbedtirftig [Voll konkret: 123], spackig lacherlich [PONS 2001: 36], spulig verruckt [PONS 2001: 37], trendig englisch „trend" = Richtung, Tendenz, Neigung, Mode; in der Jugendsprache Bezeichnung fur alles „Moderne, dem (gegenwartig aktuellen) Trend Folgende" [Voll konkret: 139], trashig (von engl. trash = Mull) schlecht, der reinste Mull [Stolle: 233]; -mafiig: abfetzmafiig sehr gut [PONS 2003: 10], granatenmafiig hervorragend, groBartig, fantastisch [Voll konkret: 63], movemafiig 1. hervorragend, besonders gut; 2. unternehmuslustig [Voll konkret: 94], vollmafiig allgemeiner Superlativ: super, klasse, toll, prima, spitzenmaftig [Voll konkret: 145], weltmafiig 1. allgemeiner Superlativ: hervorragend, toll, prima; 2. meist ablehnend: angeberhaft, protzig [Voll konkret: 150];

-isch: elchisch super, hervorragend. Fast nur in den neuen Bundeslandern benutzt [Stolle: 83], shiggisch modern, neu, Schick [PONS 2003: 105], stylisch trendy, modisch [PONS 2003: 112]; -o: claro selbstverstandlich, sicher [Сатковская: 22], fantastico von Adj. fantastisch (Сатковская: 31), optimalo uniibertrefflich/ unubertroffen, sehr gut, bestmoglich, hervorragend, grandios, bestens [Сатковская: 62], radikalo „an die Wurzel gehend", besonders, ganz stark [Affengeil: 103], rapido schnell, plotzlich, unerwartet, augenblicklich [Affengeil: 104-105], rasanto sehr schnell, schneidig [Сатковская: 71], realo aber ja, tatsachlich, jawohl [Affengeil: 105]; -e: platsche bescheuert, durchgeknallt [PONS 2003: 85], ralle betrunken [PONS 2003: 91], hange dumm [PONS 2001: 23]; -sam: fehlsam fehlerhafit (gleichermafien bei Sachen und Personen) [Voll konkret: 53]. Префиксация

Префиксация играет менее значительную роль при образовании сленговых номинаций в немецком языке. В немецком молодежном сленге используются большей частью продуктивные, частотные префиксы языка-стандарта.

Полупрефикс аЫ сочетается с глагольными основами: abbendern die ganze Nacht durchtanzen [PONS 2003: 9], abchecken die Lage erkunden, oline sich festzulegen [Stolle: 6], abfiedeln ekstatisch tanzen [Voll konkret: 16], abflocken in der Wendung jemanden abflocken: 1. jemanden auf den Arm nehmen; 2. eine dumme Bemerkung machen; 3. jemanden verpriigeln [Voll konkret: 16], abhapsen abbeiBen [PONS 2003: 13], abkacken versagen [PONS 2003: 13], abkichern Nachfolgevokabel fur ablachen [Voll konkret: 18], abloosen verlieren, versagen [PONS 2003: 14], abnolen grolen, kreischen, groBen Larm machen [Voll konkret: 19], abprickeln tiberhaupt nicht gefallen [Voll konkret: 20], abrippen stehlen [PONS 2003: 14], abtanzen hemmungsvoll und lustvoll tanzen [Stolle: 14], abwinseln jammern, wehklagen, weinen [Voll konkret: 20], abzappeln tanzen [Voll konkret: 21].

Реже ab- сочетается с основами, выраженными прилагательными: abcoolen sich „abkuhlen" das Gemut beruhigen/ „auskuhlen" lassen [Voll konkret: 15], abhotten begeistert tanzen [Stolle: 10], abflachen sich hinlegen, schlafen [Voll konkret: 16]; полупрефикс an-: anfronten jemanden beleidigen [PONS 2003: 17], anniesen jemanden dumm (von der Seite) anreden, „zusammenschleiBen" [Voll konkret: 22], ansabbeln jemanden dumm (von der Seite) anreden, blod anmachen [Voll konkret: 23], ansaugen jemanden kiissen [PONS 2003: 17], anschleifen 1. etwas oder jemanden heranschleppen, etwas herbeischleppen, sich etwas beschaffen; 2. sich (selbst) miihsam anschleppen [Voll konkret: 24], anschwallen 1. jemanden bequatschen, belabern; 2. jemanden schikanieren, dumm anreden; 3. blod anmachen, jemanden pikieren [Voll konkret: 24], anschwirren 1. schnell herbeilaufen; 2. jemanden dumm von der Seite anmachen/ anquatschen/ anschwallen [Voll konkret: 25]; be- сочетается в первую очередь с основами, выраженными существительными: beddnnern 1. jemanden zulabern, vollquatschen; 2. verwirren [Voll konkret: 27], bekeimen 1. jemanden zulabern, vollquatschen; 2. „bequatschen", ansprechen [Voll konkret; 28], bekoffern 1. jemanden anpumpen; 2. jemanden dumm anreden [Voll konkret: 28], beldffeln 1. jemanden bequatschen, vollquatschen; 2. Geld schnorren, betteln [Voll konkret: 29], bespafien jemandem gute Laune machen [Voll konkret:

30], betippeln 1. sich betrinken; 2. jemanden auf den Arm nehmen [Voll konkret:

30]; durch-: durchnudeln/ durchschwingen schlagern, jemanden verprugeln [Voll konkret: 48], durchtriiffeln 1. angestrengt nachdenken; 2. schlagern [Voll konkret: 48], durchzittern 1. Angst haben; 2. schnell fahren [Voll konkret: 48], durchticken durchdrehen, die Nerven verlieren [Stolle: 79]; herum- (rum-): herumlottern/ rumlottern 1. rumgammeln; 2. schlafen; 3. (miteinander) schlafen [Voll konkret: 66], rumcoolen faulenzen [Voll konkret: 114], rumgurgeln 1. herumkliingeln, trodeln, besonders langsam sein [Voll konkret: 114], rumkommen „(als Ergebnis) herauskommen", resultieren [Voll konkret: 115], rummadeln wehleidig sein [PONS 2001: 33], rumsteppen (englisch „to step" = gehen, schreiten) 1. (gelangweilt) umhergehen, sich (eher ziellos) fortbewegen; 2. wandern [Voll konkret: 115], rumzicken zickig sein, spinnen, Probleme machen [Voll konkret: 115]; ver-: verbimsen/ verhinkeln verprugeln [Voll konkret: 143], verdroseln sich hangen lassen, (sinnlos) rumhangen, nichts Vernunftiges zustande bringen, faulenzen [Voll konkret: 143], vereiem jemanden auf den Arm nehmen [Voll konkret: 143], verkacken verderben, Misserfolg haben [PONS 2003: 121], verschiffen jemanden auf den Arm nehmen [Voll konkret: 143], verticken 1. (jemandem) etwas/ eine Meinung verkaufen, jemanden von einem „Tick" (= Schrulle, Fimmel) uberzeugen, fur eine Idee gewinnen; 2. jemandem etwas erklaren, klar machen [Voll konkret: 144], sich verzupfen abhauen, fliehen, weglaufen [Voll konkret: 144]; zu-: jemanden zufohnen viel auf jemanden einreden [PONS 2003: 127], zukleistern 1. jemanden (mit Unsinn) vollquatschen; 2. etwas kleben [Voll konkret: 156], zulallen jemanden (mit Unsinn) vollquatschen [Voll konkret: 157], zupowern 1. pausenlos auf jemanden einreden; 2. standig voll Kanne auf der Piste sein; 3. laute Musik horen; 4. sich betrinken, Drogen nehmen [Voll konkret: 157], zusalben jemanden (mit Unsinn) vollquatschen [Voll konkret: 157], zuschottern jemanden (mit Unsinn) vollquatschen [Voll konkret: 157], zutexten viel auf jemanden einreden [PONS 2003: 128].

Имеют место также префиксы с усилительным значением (mega-, ober-, super-, ultra-), не являющиеся специфическими для немецкого молодежного сленга 90-х годов XX века, но широко употребительные в журналах этого периода, предназначенных для молодежной аудитории. Особенно часто встречаются приставки mega- и super-: megamegatolle Veranstaltung [Juma 3/2000: 5], Mega-Party [Juma 3/99: 33], mega-in [Juma 4/93: 3], megageil [PH: 9], echt /wega-stressig [PH: 16], megaspannend [Bravo 33/2003: 82]; super-:

Superklcid [Juma 1/2001: 36], supercool [Juma 3/99: 34], jHperschlank [Juma 3/98: 8], Superkicker [Concert: 4], super\usi\g 1. als Superlativ: besonders spaBig/ lustig; 2. abwertend: total daneben [Voll konkret: 131]; ultra-:

Аш-с1еап, ultra-hart, ultra-ge/Y [Voll konkret: 142].

В качестве приставок выступают также «определительные основы», лексическое значение которых в данном случае не реализуется, десемантизируется, и которые указывают лишь на «интенсивность проявления качества, оценки, свойства» [Макарова 2004: 6] - пограничный случай между аффиксацией и словосложением: endgeW [Voll konkret: 50], endmadig [PONS 2001: 19], Endstress [Stolle: 84], Riesending [Concert: 9], .K/esewspass [Juma 2/93: 16], Diplom- (-Zyniker, -Alker, -Dandy, -Miillologe) [Voll konkret: 42-43].

Приставка ex-, довольно часто встречающаяся в молодежных журналах (£x-Erotikstar [Popcorn: 80], Exr-Star-Searcher (от названия шоу „Deutschland sucht den Superstar) [Bravo 33/2003: 9], £jc-"AkteX"-Darstellerin [Bravo 33/2003: 83], Ex-Frm [Bravo 33/2003: 83], £x-Freund [Popcorn: 7], £x-Mitglieder [Concert: 9], £jc-Musikjournalist [Concert: 6], £x-Sugarbabe [Bravo 33/2003: 88]), употребительна и в литературном языке. Иногда она употребляется самостоятельно: Zwar ist Em nach achtmonatiger Versohnung wieder von seiner Ex-Ex getrennt [Bravo 33/2003: 12]. Тогда значение, которое передается корневой морфемой, переходит приставке. Существует даже глагол «ехеп» — „bezeichnet das Wagnis, nach einer missgluckten Beziehung wieder mit dem Ex-Freund oder Ex-Freundin zu treffen" [Stolle 2001: 86-87], образованный от данной приставки.

Словосложение

Значительное количество сленговых номинаций образовано путем словосложения. В рамках словосложения были выявлены следующие модели:

1. существительное + существительное (примеры из словаря [PONS 2003]): Achselterror (haben) stark schwitzen (15), Ackerdesigner Landwirt (15), Assisticker Tatowierung (18), Bildungsschuppen Schule (22), Blechbrdtchen Bierdose (22), Clearasil-Testgelande Gesicht mit vielen Pickeln (28), Elefantenschuh Klein(st)wagen (36), Evolutionsbremse Idiot (39), Fellfresse sehr trockener Mund (40), Fleischmiitze Glatzkopf (42), Gedankenmanifestator Stift (46), Gehirnprothese Taschenrechner (47), Gehsteigpanzer sehr korpulente Person

47), Gesichtspullover behaartes Gesicht (48), Hasenhim Dummkopf (51), Intelligenzallergiker Dummkopf (55) и другие;

2. глагольная основа + существительное:

Fresshdhle Mund (42), Fressnarkose Mittagsschlaf (43), Fresspause Diat (43), Grinsblech Mensch, der standig grinst (49), Sprechkase Speichelreste im Mundwinkel (105), Sprtihwurst Durchfall (108), Schnarchnase Langweiler/in [PONS 2001:34];

3. прилагательное (наречие) + существительное:

Flachzange dummer Mensch [PONS 2001: 20], Schlajfnase/ Schlajfmann Langweiler, miider Mensch [Voll konkret: 119], Voll-Lampe 1. Geistesblitz; 2. „Blitzmerker" [Voll konkret: 145], Vollsocke 1. Idiot; 2. Dummkopf [Voll konkret: 145], Wichtigknochen 1. abwertend fur: Handy; 2. Wichtigtuer [Voll konkret: 151];

4. сокращенное существительное + существительное: Alugurke Fahrrad [PONS 2003: 16], Polit-Macker [Affengeil: 99].

Наиболее продуктивной является первая модель словосложения.

Среди молодежных неологизмов имеют место и гибридные композиты, одним из элементов которых является англицизм, свидетельствующие об интеграции заимствованных англицизмов в словообразовательную систему немецкого языка: Null checker [PONS 2001: 29], Partykmorve [Top of the Pops Special 3/2003: 42], Parfyparasit (приходящий на вечеринку без приглашения) [PONS 2003: 79], Par/Astute [Top of the Pops Special 3/2003: 43], Partytier [Top of the Pops Special 3/2003: 42], Partytiger [см. патир, RDJW: 346], ТтштЪоу [Bravo 33/2003: 61], Traumgirl [Bravo 33/2003: 61].

К пограничным случаям относится применение регулярно повторяющихся основ, которые по своим функциям приближаются к суффиксам. Согласно Н. В. Макаровой, такие семантически модифицированные компоненты относятся к «образованиям промежуточного пласта: им присваивается статус корневой морфемы сложного слова, характеризующейся семантическими отклонениями от основного значения самостоятельно употребляющейся языковой единицы, определенной степенью серийности, включением в парадигму словообразовательных средств определенного словообразовательного значения и возможностью проведения семантической дифференциации» [Макарова 2004: 7]. Я. Андротсополос отмечает, что более половины всех слов в немецком молодежном сленге, образованных с помощью «номинальных суффиксоидов» („nominale Suffixoide"/ „suffixartige Zweitglieder"), составляет группа «наименования лица» [Androutsopoulos 1998: 151]. В роли «номинальных суффиксоидов» выступают компоненты -crew, -gang, -typ, -fuzzi, -macher, обозначающие лиц по профессиональной или коллективной принадлежности, -papst, -guru, обозначающие лиц по ведущей деятельности, -fan, -freak, -junkie, -fetischist, -hasser - по пристрастию или антипатии, -punk, -metaller, -proll, -as(s)i — по принадлежности к социальной группе. Кроме того, для обозначения лиц используются сложные номинации, вторые компоненты которых выражены названиями частей тела (-kopf -head, -gesicht, -arsch, -nase, -backe, -him, -schadel)\ названиями животных (-sau, -schwein, -ajfe, -ochse)\ названиями предметов (-sack, ~ttite, -tasche, -ei, -wurst, -schorle) и бранными словами (-wichser, -kriecher, -depp). Основное значение данных номинаций содержится в первом компоненте, второй компонент несет коннотативную информацию, а именно, выражает (почти во всех случаях) отрицательную оценку именуемого лица [Androutsopoulos 1998: 151-155].

Ряд словообразовательных конструкций включает в себя имена собственные: Go\dmarie [см. блонда, RDJW: 85], Gruselwte [PONS 2001: 22], Laber/hYze [Affengeil: 83], Power max [см. качок 1, RDJW: 239], Quassel/геш/ [см. фуфлогон, RDJW: 497], Seierheini [см. фуфлогон, RDJW: 497]. Использование личных имен в составе словообразовательных конструкций не специфично для молодежного сленга. Так, в разговорной речи употребительны конструкции с компонентами -fritze, -heini, -marie, -peter, которые передают (часто отрицательное) отношение говорящего к именуемому лицу и служат для обозначения лиц по профессии, по характерному для них негативному признаку, по принадлежности к определенной организации, партии и т.д., по увлечениям, склонностям [Салахов 2000: 220-237]. С. Ю. Потапова также упоминает о том, что в сфере неофициального общения высоко продуктивны словообразовательные конструкции, в которых в качестве опорного компонента сложных слов выступают наиболее типичные для немецкого антропоникона личные имена, традиционно считающиеся в отечественной германистике полусуффиксами субъективной оценки (термин М. Д. Степановой) [Потапова 2003: 86]. J1. А. Нефедова обращает внимание на эти «своеобразные гибридные номинации» — «композиты, образованные из имени собственного и нарицательного, семантика которых фразеологизирована» [Нефедова 2002: 89].

В ряде случаев можно отметить избыточность одного из компонентов композита. Это плеонастические образования (в роли которых выступают семантически модифицированные компоненты композитов), так как значение словообразовательной конструкции совпадает со значением одного из ее компонентов, второй же компонент выступает в роли интенсификатора, усилителя экспрессии: Dameltier [Voll konkret: 38] (= Darnel), Dampfbadplauderer [Voll konkret: 39] (= Plauderer), Doppelnullnummer [Voll konkret: 44] (= Doppelnull), dummschwatzen [Stolle: 77] (= schwatzen), Vollsocke [Voll konkret: 145] (= Socke), prasseldumm [Voll konkret: 104], schrottegal [Voll konkret: 123], stutendoof [Voll konkret: 131]. Избыточными являются и имена собственные в составе гибридных номинаций [Нефедова 2002: 89, Потапова 2003: 86].

Сращение (Zusammenbildung)

Сращениями являются дериваты, которые образуются от словосочетаний и связаны синтаксическими отношениями. «Hierzu gehoren Ableitungen, die von Wortgruppen ausgehen, „die durch syntaktische Beziehungen zusammengehalten werden" [Stepanova 2003: 114]. Согласно другому мнению, за сращением не признается статус особого способа словообразования, так как подобные словообразовательные конструкции являются эксплицитными дериватами с двумя непосредственными составляющими [Степанова, Фляйшер 1984: 116]. Вероятно, образование таких номинаций занимает промежуточное положение между словосложением и аффиксацией.

Подавляющее большинство рассматриваемых словообразовательных конструкций образовано от свободного словосочетания: Ohrenputzer ein besonders mitreifiendes Musikstiick [Stolle: 170], см. другие примеры в параграфе об окказионализмах в немецком молодежном сленге. Однако имеются и такие, в основу которых положено устойчивое выражение: Null-Bocker (от «null Bock haben») [см. сачок, RDJW: 415].

Номинации, образованные от словосочетаний, характеризуются идиоматичностью (Idiofnatizitat), значения этих номинаций не раскрывается из значений отдельных слов, составляющих словосочетание. Это связано с тем, что данное словосочетание подвергается метафорическому переосмыслению.

Усеченные слова:

В. Фляйшер различает сокращенные и усеченные слова. Сокращения представляют собой особенность письменного языка; они не являются предметом изучения словообразования, например, usw. вместо und so weiter, z. В. вместо zum Beispiel, mfg Tschtiss, auf Wiedersehen, bis bald; Abkurzung «mit freundlichen Grufien» [Voll konkret: 93] в сленге пользователей компьютера, среди которых много молодых людей, или HDL (hab dich lieb), g+k (Grufi undKuss) в SMS-сообщениях [Tipp 1/2002: 33].

Усеченные слова — это особые лексические единицы, они встречаются также и в устной форме речи [Степанова, Фляйшер 1984: 134]. «При усечении слова происходит количественная деформация основы, ее материальное сужение» [Нефедова 2002: 140]. При этом исходная единица может быть словом или словосочетанием. Структура редукции создает одно-и многосегментные усеченные слова. Первые состоят из одного связанного одно- или двухсложного сегмента нередуцированной единицы; этот сегмент может быть ее началом и концом, иначе, инициальным или финальным сегментом. Многосегментные усеченные слова состоят из двух или более сегментов нередуцированной единицы. При этом ее составные части являются преимущественно начальными сегментами; при соположении начальных букв это аббревиатуры. Если каждый сегмент состоит из нескольких начальных элементов, их называют также слоговыми словами [Степанова, Фляйшер 1984: 134].

Для образования сленговых номинаций широко используются инициальные контрактуры (Kopfworter). При этом инициальный сегмент может выступать без добавления суффикса: depri deprimiert [Stolle: 71], Dinos (pi) Eltern [Voll konkret: 42], Eso Esoteriker [Stolle: 85], Halluzi(s) Einbildung(en) [Voll konkret: 66], Kompli Kompliment [Voll konkret: 80], Konzi Konzert [Voll konkret: 81].

Образование инициальных контрактур может также сопровождаться суффиксацией: инициальный сегмент + i(e):

Ellies Eltern [PONS 2003: 37], Proggi (Denk-)Programm [Voll konkret: 105], fundi (от „fundamental") hervorragend [Voll konkret: 59]; инициальный сегмент + е: Disse Diskothek [Stolle: 73], Kase Kassette [PONS 2001: 25]; инициальный сегмент + el:

Assel Nachfolgevokabel fur „Assi" = Asozialer [Voll konkret: 25]. В немецком молодежном сленге, как в устной, так и в письменной форме, употребительны слова, берущие начало в комиксах (Comic-Sprache) и представляющие собой основы глаголов без флексий (freu, grins, seufz, gahn, brull и.а.). Отчасти это ономатопеи, звукоподражательные слова, однако имеют место лексические единицы, использующиеся в качестве комментария или для характеристики какого-либо действия: Gahn, ist das langweilig! Brull, haben wir gelachtl Основы глаголов без флексий занимают начальную или конечную позицию в предложении и служат языковой экономии, а также усилению эмоциональности и экспрессивноси высказывания [ср. Неппе 1986; Androusopoulos 2001]. С начала 90-х годов XX века, когда интернет, электронная почта и, несколько позже, мобильная связь, стали привычным средством коммуникации для молодежи в Германии, подобные лексические единицы нашли применение в молодежных чатах и сообщениях по электронной почте и мобильному телефону. Иногда они способны заменить целое предложение, например: *ganzliebguck* bedeutet, der Chatter guckt geradeganz lieb [Androutsopoulos 2001: 35]. Как правило, в чатах такие слова отделяются звездочками.

Аббревиатуры (акронимы): LAB = Lebensabschnittsbegleiter [см. кадр 1, RDJW: 230], MOF Mensch ohne Freunde [PONS 2003: 69]. «Акронимия представляет собой сокращение наименования, имеющего форму сложного слова, устойчивого словосочетания, до начальных букв каждого из компонентов» [Нефедова 2002: 141]. Помимо этого, существующие номенклатурные акронимы могут подвергаться каламбурной расшифровке в молодежном сленге, либо на основе несокращенных слов могут создаваться ложные аббревиатуры, о чем уже было упомянуто выше (см. стр. 15): B-B-Q die modische Abkurzung fur das amerikanische Wort "Barbeque", also eine Grillparty [Stolle: 34], XTC gesprochen Ecstasy, also die in der Raver-Szene weit verbreitete Modedroge [Stolle: 251].

Слоговые слова и телескопические образования (медиальные контрактуры) встречаются значительно реже: Schltiso — Sc/z/ampe wbelster Sorte [см. кадра 2, RDJW: 231], Voku-Hila (сокр. „vorne kurz, hinten lang" -прическа металлистов) [Stolle: 245]; Temptoo Zusammenziehung aus „temporary" (= vorubergehend) und Tat too (= Tatowierung). Eine spezielle Art der Tatowierung, die mit einer Farbe vorgenommen wird, die sich nach einigen Jahren von selbst wieder auflost [Stolle: 229-230].

К особым способам словообразования, применяемым в молодежном сленге, относятся редупликация: Blubber-blubber Geschwatz [Voll konkret: 31], Fickfack Ausflucht, Ausrede [Voll konkret: 54], hoppeldihopp schnell [Voll konkret: 69], pille-palle sehr einfach [PONS 2003: 83], Zap-Zap schnell hin- und herschalten [Voll konkret: 153], субститутивная деривация, контаминация. Они не столь продуктивны, как перечисленные выше основные способы.

В примере Trtimmertante (слишком худая девушка, женщина), ср. историзм Trummerfrau, «так называли женщин, расчищавших развалины и руины после 2-й мир. войны» [Куликов и др. 2001: 219] имеет место «субститутивная деривация», или «подмена компонентов» [Нефедова 2002: 129], сопровождающаяся метафорическим переносом значения.

Реализация возможностей полисемии и омонимии также может послужить основой сленговых номинаций. В сленгизмах Abftihrmittel Polizist [см. полис 2, RDJW: 372], Flugelmann Keyboarder [см. клавишник, RDJW: 245] используется полисемия слов abfuhren и Fliigel; номинация Dichter Alkoholiker базируется на звуковом сходстве омонимичных лексем Dichter от dichten и Dichter от dicht = betrunken [Stolle: 71].

Контаминированные (скрещенные) слова представляют собой продукт слияния нескольких (чаще двух) слов [Степанова, Фляйшер 1984: 117]. С помощью контаминации образованы сленговые номинации Alkastilzer [PONS 2001: 11] (Alkaselzer и sulzen), E-Diot [Stolle: 82] (Elektronik и Idiot), Blindine [PONS 2001: 15] (blind и Blondine), Padademagoge/Padademagogin [см. училка, RDJW: 483] (Padagoge и Demagoge), Bullizist [см. баллон, RDJW: 64] (Polizist и Bulle).

3.2. Метафорический и метонимический перенос значения

Среди процессов семантической деривации наиболее продуктивным в молодежном сленге является метафорический перенос наименования. Метафора - продукт вторичной номинации, представляет собой наряду с метонимией один из основных способов пополнения словарного состава любого языка. С другой стороны, обладая ассоциативной природой, она способна являться незаменимым средством языковой выразительности [Киселева 1997: 6]. В. В. Химик пишет о жаргонной метафоре: «Жаргонная метафора по своему исходному назначению представляет собой диффузное явление: выражение социального обособления и эмоционально-экспрессивного воздействия достигается в такой метафоре комплексом средств: межъязыковыми семантическими переносами, внутриязыковым заимствованием образов и стилей, а также синкретичными соединениями метафорического переноса с другими способами семантической трансформации слов.

Метафора традиционно соединяет в себе две основные функции: номинации и характеризации (экспрессивной оценки)» [Химик 2000: 91].

В. В. Колесов считает, что цель жаргонной метафоры состоит в снижении смысла речи (в основном через имена), некоторая аффектация (через глаголы) или насмешка-издевательство, обычно посредством идиом [Колесов 2004: 194].

Р. И. Розина приходит к выводу, что наиболее общим направлением метафорического переноса в жаргоне является перенос с нечеловека на человека [Розина 1999: 28]. Антропоцентричность в выборе объекта именования ярко выражена и в немецком молодежном сленге, при этом метафора «фокусирует свое внимание на чем-либо особенном, важном, необычном или наоборот, чересчур привычном» [Киселева 1997: 5], например: Bonsai kleingewachsener Junge [Voll konkret: 33], Pommespanzer korpulente Person [PONS 2003: 87], Schntirschinken korpulente Person in enger Kleidung [PONS 2003: 104].

Смысл этой модели переноса состоит в «снижении статуса того, о чем идет речь» [Розина 1999: 29].

В большом объеме в молодежном сленге используется «именной потенциал животного мира» [Киселева 1997: 9]. Фридрих Клуге, производивший описание студенческого языка, называет эту особенность молодежной метафорики „burschikose Zoologie" [цит. по Неппе 1986: 7]. В студенческой среде XIX века были в ходу такие обозначения сверстников, основанные на метафорическом переносе из животного мира, как Schulfuchs

- Schuler eines Gymnasiums; Maulesel - Schuler in der Zwischenzeit seiner Schul- und Universitatsjahre; crasser Fuchs - Student im 1. Semester; Brandfuchs

- Student nach Ablauf des 1. Semesters bis zum dritten Semester [Henne 1986: 7].

В современном молодежном сленге также имеются номинации, возникшие, как правило, ранее рассматриваемого нами периода (ряд этих номинаций фиксируется в шестом томе словаря Г. Кюппера [Кйррег 1970], который, в свою очередь, ссылается на еще более ранние словари и

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Матарыкина, Наталья Дмитриевна, 2005 год

1. Zuchtkarpfen abwertend: 1. SpieBer; 2. „Otto Normalo"; 3. Person, die alles mitmacht (stromlinienformig) Voll konkret: 156.; Названия насекомых:

2. Fliege leichtes Madchen Affengeil: 62., Mucke Spitzname fur einen kleinen Menschen [Affengeil: 92]; Названия пресмыкающихся:

3. Sump/natter hassliche Person weiblichen Geschlechts Voll konkret: 131.; Названия частей тела животных: Flos sen Hande [Voll konkret: 57].

4. Названия животных и частей тела животных выступают в составе композитов, чаще в качестве основного слова:

5. Bordste'mschwalbe Madchen auf dem StraBenstrich Affengeil: 47., BruWgorilla 1. negativ: Person mit lautem Sprechorgan; 2. eher neutral: Person mit groBem

6. Основой переноса с названий животных служит внешнее или внутреннее, функциональное сходство. В составе композитов компонент, обозначающий животное, во многих случаях десемантизируется и, тем самым, приближается по своему значению к суффиксоидам.

7. Другими видами антропоцентрического метафорического переноса являются следующие ср. Киселева 1997: 10.

8. Перенос с названий растений, плодов:

9. Примеры названий частей тела человека:

10. Arm: Ast Voll konkret: 25.; Kopf: Tomate [Voll konkret: 137], Ktirbis [Voll konkret: 83], Melone [Voll konkret: 92], Nuss [Affengeil: 94].

11. Перенос с названий продуктов питания:

12. Hitzkopf, Choleriker Voll konkret: 66., Kloppse abwertend: dicke Menschen; bewundernd: kraftige Jungs [Voll konkret: 76].

13. Перенос с названий видов транспорта/ названий запчастей:

14. Evolutionsbremse Idiot PONS 2003: 39., Spassbremse Spielverderber [Stolle: 217], Luxusdampfer tolles Madchen [Affengeil: 87].

15. Анализ сленговых антропонимов позволил выделить такие группы номинаций в рамках тематической группы «человек», послуживших основанием метафорического переноса: Родственно-возрастные обозначения:

16. Braut 1. tolles Madchen; 2. neutral: Frau; 3. Freundin Affengeil: 48., Tochter (heifies) Madchen [Affengeil: 123], Mutter/ Mutti tadellos gekleidetes (alteres)

17. Madchen Affengeil: 93., Tante meist negativ: (reiferes) Madches, Frau [Affengeil: 120].

18. Культурно-исторические номинации:

19. Patient seltsam abgedrehter Тур Voll konkret: 101., Phren ein undurchschaubarer, sich seltsam verhaltender Zeitgenosse [Stolle: 176], Psycho Verriickter [Affengeil: 102], Schizzo jeder, der ungewohnliche Verhaltensweisen an den Tag legt [Stolle: 202].

20. О метонимии в речи русской молодежи В. В. Колесов пишет так: «слова и понятия сопрягаются не по сходству, а по близости смысла, по смежности, принадлежности общему классу вещей. Образ всегда возникает неожиданно.

21. Имя собственное «трансформируется в нарицательное существительное. Оно теряет индивидуальную закрепленность и обозначает не одно лицо, а целый класс лиц. В большинстве случаев имя собственное функционирует в качестве оценочной номинации.

22. Имя собственное может потерять связь со своим референтом и функционировать тождественно широкозначным демографическим номинациям Mann и Frau» Нефедова 2002: 87.

23. Англицизмы в молодежном сленге

24. Dort war er Frontmann, Rapper, Sanger und Songschreiber Bravo 33/2003: 2. Songschreiber является частичной калькой английского слова Songwriter

25. Juma 2/2004: 45. Другим примером интеграции данного слова в немецкий язык является появление у него окончания существительных женского рода -in: Songwriterin Concert: 9].

26. Кто-то на тусах так и выглядел, кто-то одевался, как рэйвер, кто-то больше походил на панка Молоток 12/2003: 36.

27. Hip hOp . iZzz tHe be$T .ej ihr wollt doch net sagn dass techno oda rock bessa isch . jedem seine meinung . aba wies aussieht haben die meisten den besten geschmack . isch doch klar dass hip hop die meisten horen . die habenalle geschmack.*fg*

28. Однако чаще англицизмы включаются в словообразовательную и грамматическую систему заимствующего языка10.

29. Грамматический род существительных может не совпадать с родом, который они имели в языке-источнике:

30. Dort kann man schon die Halfpipe flir die Skater und eine Graffiti-Wand sehen Juma 1/2004: 26.1. der Soap versuchte sie das Herz von Nico Weimershaus mit dem Hit "Fur dich" zuruckzuerobern PH: 7.

31. Dann fuhlen sie sich geschmeichelt und sind offen fur einen Talk oder mehr PH:7.

32. Англицизмы склоняются и спрягаются по правилам, существующим в заимствующем языке, и участвуют в словообразовательных процессах. Как пишет М. С. Романова, «краткость иноязычных языковых средств

33. Mit 18 zog er nach Hamburg, wo er als Studio-Backgroundsanger sein Geld verdiente Bravo 13/2004: 13.

34. Meine Frisur ist auch neu — "Steckdosenlook". Das sieht so aus, als ob man mit nassen Fingern in die Steckdose gegriffen hatte (англ. look — вид, наружность) Juma 2/98: 39.

35. Имеется «большое количество сложных слов с английскими компонентами -fan, -freak, -head» Романова 2002: 89., ср. Computerfreak, Tekkno-Freak, Pop-Freaks.

36. Думается, что подобное использование англицизмов является избыточным и неоправданным.

37. Фразеология в немецком молодежном сленге

38. Ниже приводится небольшая подборка новых фразеологических единиц в немецком молодежном сленге.etwas ist voll der Abturn etwas Unbefriedigendes oder Enttauschendes PONS 2001: 10.

39. Bleifufi machen schnell fahren Affengeil: 45.

40. Gesafihusten haben eine Blahung entweichen lassen PONS 2003: 47.

41. Getriebeschaden haben 1. vollig durchgedreht sein, nichts (mehr) kapieren; 2.einen ziemlichen „Dachschaden"/ eine „Маске" haben; 3. eine Schraube lockerhaben, verriickt sein, spinnen Voll konkret: 62.

42. Halluzis/Hallus haben den eigenen Augen nicht trauen Stolle: 113.einen Hals kriegen sich mafllos aufregen Stolle: 113.

43. Kolnisch Wasser „Kolsch" Voll konkret: 80.

44. Phraseologismen") Stepanova, Cernyseva 2003: 183. Обращает на себя внимание большое количество фразеологизмов с глаголами machen, haben.34.1. Дискурсивное применение стереотипов в немецком молодежном сленге

45. Стереотипам молодежного сленга присущи такие качества, как гиперболичность, абсурдность, комизм. В основе многих из них лежит сравнение, выраженное с помощью конструкций besser . als, je . desto, союза wie. Примеры «компаративных» стереотипов:

46. Besser heimlich schlau als unheimlich blod. (33)

47. Besser der Rattenfanger von Hameln als der Maustreiber von Microsoft. (33)

48. Besser Freibier als Shakespeare. (34)

49. В соответствии с делением речевых интенций на благоприятные и неблагоприятные для адресата Формановская 2002: 29., неблагоприятной речевой интенцией является оскорбление, принимающее в ряде случаев форму сравнения:

50. Du bist iiberfltissig wie ein Sandkasten in der Sacharal (53) > Du bist ja dumm wie ein Badegast. (53)

51. Du bist so niitzlich wie ein Fufiballschlager. (53) Du bist doof wie drei Schichten Olfarbe. (54)

52. Существующие идиоматические выражения подвергаются в молодежном сленге ремотивации или подмене компонентов на основе парономазии. Особенно часто таким преобразованиям подвергаются пословицы и афоризмы: Zeit isst Geld. (26)

53. Anschiss ist die beste Verteidigung. (25) Der Apfel fallt nicht weit vom Tell. (25) Edel sei der Mensch, Milchreis und gut. (27) Design oder Nichtsein, das ist hier die Frage. (27) Two beer or not two beer? (31)

54. Wer andern eine Grube grabt, ist selbst ein Schwein. (26) Sage mir, was du brauchst, und ich sage dir, wie du ohne es auskommen kannst. (43)

55. Alle Menschen sindgleich mir jedenfalls. (28)

56. Создаются также мнимые афоризмы, комический эффект которых достигается при (не соответствующем действительности) приписывании авторства какой-либо известной личности:

57. Wird schon schief gehen! (Stadtbaumeister von Pisa) (45) Mochte noch jemand Eis? (Captain Edward J. Smith, Titanic) (45) Die Worter "immer" und "nie" sollte man immer vermeiden und nie verwenden. (Duden, Stilworterbuch)

58. Wer will schon ewig leben? (Lazarus) (44)

59. Интерес представляют также клишированные обороты, образующиеся по аналогии и заменяющие в общении молодежи по электронной почте традиционные формулы речевого этикета (формулы приветствия и прощания):

60. Diese Mitteilung enthalt keine Zusatzstojfe und ist elektronisch abbaubar.72)

61. ГЛАВА 4. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЛЕНГОВОЙ СЕМАНТИКИ

62. Номинации молодежного сленга без семантического осложнения

63. Не имеют семантического осложнения дополнительными коннотациями экспрессивного типа номинации, выполняющие «терминологическую» функцию.

64. Хардкор родился в Европе скорее всего между Германией и Голландией . Он появился из адской смеси техно, брейк-бита и джангла Молоток 12/2003.

65. На хорошей площадке, считает Сергей, - должны быть: рампа (лучше две: для новичков и продвинутых роллеров)', рейлы, или перила; затем трамплины 41 с горками, ну и, конечно же, фан-бокс (комбинация из полукруглых скатов иперил)» АиФ №11, 2003.

66. Номинации без семантического осложнения в молодежном сленге представлены не только заимствованиями, но и лексическими единицами немецкого языка, которые отличаются от номинаций языка-стандарта, в основном, более экономичным, сжатым, планом выражения.

67. Studi (Student): Der naheliegende Tipp fur Studis mit chronischem Geldmangel ist die Mensa Uni-Tip SoSe 2004: 14.

68. Мультисемия в молодежном сленге42.1. Семантические отношения во внутрисловной парадигме многозначного слова

69. Многие номинации молодежного сленга имеют сложную многоступенчатую структуру семантики, что можно было бы условно назвать «мультисемией» сленга.

70. Данные, приводимые словарями немецкого и русского молодежного сленга, позволяют заключить, что слова русского молодежного сленга обладают более разветвленной семантической структурой, достигающей пяти- семи семем, например,

71. Многозначные номинации немецкого молодежного сленга имеют по две- четыре семемы: faxen 1. Quatsch/ Unsinn machen; 2. zogern, zaudern, um den heiBen Brei herumreden; 3. jemandem auf die Nerven gehen; 4. schlagern Voll konkret: 52.

72. В некоторых случаях отношения между отдельными семемами выходят за рамки традиционного понятия полисемии и могут быть охарактеризованы как омонимичные. На периферии исследуемого явления находятся лексические единицы с «диффузной» семантикой.

73. Семантические отношения в структуре многозначного слова могут быть гипо-гиперонимическими, метафорическими, по функциональному сходству, метонимическими, а также антонимическими или энантиосемическими.

74. Перенос значения на основе функционального сходства лежит в основе номинаций

75. Интересно, что «аффикс и корень как бы меняются ролями — аффикс начинает выражать основное родовое понятие, а корень — модифицирующее, побочное» Девкин 1973: 56.

76. Значения сленгизма могут быть связаны с тем или иным значением литературного слова, с которого был осуществлен перенос, либо развиваться на основе уже переносного сленгового значения, сохраняя, тем не менее, связь с литературным:

77. Asche, f 1. деньги. Hast du noch etwas Asche iibrig? 2. ерунда. Dieses Gequatsche im Fernsehen heute ist doch nur kalte Asche. / Alles, was er versprochen hat, ist Asche Devkin: 74-75.

78. Г Метонимические отношения, а именно такой их вид, как синекдоха „parspro toto", встречаются в семантике слова Quarktasche: 1) im Singular eine etwas abfallige Bezeichnung fur Frauen. 2) im Plural Bezeichnung fur die weiblichen Bruste Stolle: 187.

79. На периферии явления многозначности находятся слова с диффузной семантикой.1 > 4.2.2. Сленговые номинации с «диффузной» семантикой

80. Подобное употребление слова cool подтверждает сложность разграничения явлений многозначности и диффузности.

81. Приведем еще несколько примеров слов-диффузов.

82. Частица ey: ein bei fast jeder Gelegenheit einsetzbarer Ausruf (Ey, lass mich in Ruhe!), der sich aber auch ohne Steigerung des Tonfalls in einem normalen Satz einbauen lasst. Ich sag' dir, ey, das war echt der Hammer Stolle: 87.

83. Полнозначные глаголы, например, обозначающие интенсивность чувств, переживаний: ausflippen 1) durchdrehen. Wenn ich nicht gleich meine Sonnenbrille finde, flippe ich aus; 2) extrem uberrascht sein. Ich bin fast ausgeflippt vor Freude! Stolle: 29.

84. В молодежном сленге существуют лексические единицы, семантические отношения во внутрисловной парадигме которых могут быть охарактеризованы как энантиосемические.

85. Durchblick", Express-Auffassungsgabe/ Nullchecker; meist neutral, seltener ironisch und damit negativ gemeint Oberaffengeil: 117., Superbirne positiv: Person mit hoher Denkintelligenz/ negativ: Person mit wenig Denkintelligenz [Voll konkret: 131].

86. Bsp.: Der Тур ist vielleicht 'n Briiller! Erzahl den Brtiller von gestern abend noch mall Voll konkret: 33.

87. Bemerkung, falsches Wort zum falschen Zeitpunkt1 positiv: Scherz, Witz; Bsp.:

88. Solche Flapse kannst du dir sparen. Das ist echt ein greller Flaps. Oberaffengeil: 64.

89. Оценочно противоположные значения могут развиваться на основе одного нейтрального в результате того, что происходита) неоднозначное восприятие самого денотата, например,

90. Dandy: meist abwertend, selten bewundernd: Modefritze, Modenarr, „Stutzer", herausgeputztes Muttersohnchen; allgemein: Bezeichnung fur (mSnnliche) Personen, die sich ubertrieben modisch kleiden Oberaffengeil: 53.

91. Fliesenleger allgemein (neutral): flnanzkraftige Person/ negativ: „Geldgeier", reicher Bonze; auch: Betrttger in Gelddingen Voll konkret: 56.

92. Macho „starker Тур", toller Kerl, Brutalo, „Frauenfresser"/ Body-Buildertyp, Angeber, hemmungsloser AufreiBer Affengeil: 88.

93. Kloni Person, an der alles (super-)perfekt zu sein scheint; Sprachwurzel ist naturlich der Mensch als geklontes Wesen; sowohl als Kompliment als auch abwertend mOglich Voll konkret: 76.

94. Такие слова, по-видимому, находятся на периферии явления энантиосемии.

95. Амбивалентность в речи может возникать, например, за счет (намеренного или неосознанного) неправильного употребления иноязычных заимствований:

96. На периферии явления многозначности находятся слова с диффузной семантикой.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕJ

97. Анисимова Е. В. Неологизмы, образованные по аналогии в лексике современного немецкого языка: (На материале имен существительных и прилагательных). Автореф. дисс.канд. филол. наук.-М.,1988. 23с.

98. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. — 367 с.

99. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка, событие, факт. — М.: Наука, 1988.-341 с.

100. Беликов В. И., Крысин Л. П. Социолингвистика. М.: РГГУ, 2001. -439 с.

101. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопр. языкознания. 1996. - №3. - С. 32 - 41.

102. Боева Н. Б. Грамматическая антонимия в современном английском языке. Автореф. дисс.д-ра филол. наук. -М.: Mill У, 2001. — 32 с.

103. Бойко Б. Л. Молодежный жаргон как отражение взаимодействующих субкультур // Встречи этнических культур в зеркале языка. — М.: Наука, 2002. С. 352 - 361.

104. Быков В. Б. Лексикологические и лексикографические проблемы исследования русского субстандарта. Автореф. дисс.д-ра филол. наук. — М., 2001.-40 с.

105. Быковская С. А. Фатический аспект немецкой обиходной речи. Дисс. . канд. филол. наук. -М., 2003. 238 с.

106. Варченко Т. Г. Новые крылатые цитаты в составе немецкой фразеологии. Автореф. дисс.канд. филол. наук. -М., 2001. -26 с.

107. Возрастная психолингвистика. Хрестоматия. М.: Лабиринт, 2004. — 330 с.

108. Волков С. С., Сенько Е. В. Неологизмы и внутренние стимулы языкового развития // Новые слова и словари новых слов: Сб. статей. — JL: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983. С. 43-57.

109. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М.: УРСС, 2002. — 280 с.

110. Встречи этнических культур в зеркале языка. М.: Наука, 2002 - 478 с.

111. Гак В. Г. Человек в языке // Логический анализ языка: Образ человека в культуре и языке. М. 1999. - С. 73-80.

112. Гальперин И. Р. О термине «слэнг» // Вопр. языкознания. 1956. - №6. -С. 107-114.

113. Гатаулина Е. X. Разговорно-окрашенные абстрактные номинации в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. -М.:МПГУ, 2001.-16 с.

114. Девкин В. Д. Особенности немецкой разговорной речи. — М.: Международные отношения, 1965. 318 с.

115. Девкин В. Д. Немецая разговорная лексика: Спецкурс для факультетов иностранных языков. М., 1973. - 344 с.

116. Девкин В. Д. Немецкая разговорная речь: синтаксис и лексика. — М.: Международные отношения, 1979. 256 с.

117. Девкин В. Д. Очерки по лексикографии. М.: Прометей, 2000. — 296 с.

118. Девкин В. Д. Обновление лексики // Лексика и лексикография. Вып. 12. М.: ИЯ РАН и Орловский гос. технический университет, 2001. — С. 29 - 39.

119. Девкин В. Д. Распространенность применения перифрастических номинаций // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. — М.: Прометей, 2003. С. 77- 81.

120. Девкин В. Д. Словари сленга // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. М.: Прометей, 2003. - С. 207 - 228.

121. Девкин В. Д. Удачное преодоление сложностей межъязыковой конфронтации жаргонизмов // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. М.: Прометей, 2003. - С. 247 - 249.

122. Девкин В. Д. Сленг пробивает себе дорогу в русской лексикографии // Вопросы лингвострановедения и лексикологии. Межвузовский сборник статей, аннотаций, рецензий, библиографий. — М.: Прометей, 2003.-С. 250-253.

123. Девкин В. Д. Встреча с немецким сленгом // Язык и общество. Чтения Ушинского. Вып. 3. Ярославль: ЯГПУ, 2004. - С. 45 - 59.

124. Девкин В. Д. Немецкая лексикография. М.: Высшая школа, 2005. -670 с.

125. Демин В. И. Коллоквиальные неологизмы современного немецкого языка. Дисс. канд. филол. наук. -М., 1981. 190 с.

126. Долгополова Л. А. Неопределенные номинации в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. М.: Mill У, 1993.- 16 с.

127. Домашнев А. И. Немецкие социолекты: сленг // Лексика и лексикография. Вып. 12. — М., 2001. С. 42-47.

128. Донец П. Н. К типологии стереотипов // Социальная власть языка. -Воронеж: ВГУ, 2001.-С. 183-188.

129. Ермакова О. П. Семантические процессы в лексике // Русский язык конца XX столетия. М., 1996. - С. 32 - 66.

130. Ермакова О. П. Семантические процессы в русском молодежном жаргоне // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. М. 1996. — С. 190199.

131. Ермакова О. П. Источники пополнения и тематические группы жаргона // Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. М. 1999. - С. 9 — 17.

132. Заботкина В. И. Новая лексика современного английского языка. М.: Высшая школа, 1989. - 126 с.

133. Зайковская Т. В. Можно мозжечокнуться? Сабо самой! (О молодежном жаргоне) // Русская речь. 1993. - №6. - С.40 - 43.

134. Зарипова 3. М. Коллоквиализмы без семантического осложнения в современном немецком языке. Дисс. канд. филол. наук. М. 1988. — 185 с.

135. Зарипова 3. М. Коллоквиализмы без семантического осложнения в современном немецком языке. — Автореф. дисс. канд. филол. наук. М. 1988.-16 с.

136. Зарипова 3. М. Неэкспрессивные коллоквиализмы современного немецкого языка // Вопросы функциональной лексикологии. — М.:МГПИ, 1987. - С. 43 - 50.

137. Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца XX столетия. — М., 1996. — С. 90 141.

138. Земская Е. А. Словообразование // Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999. — С. 18-26.

139. Зимина Н. В. Лексические средства выражения неопределенности в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. -М.: МПГУ, 2001.-17 с.

140. Зубарев Г. П. Метонимические отношения в лексике современного немецкого языка. Автореф. дисс.канд. филол. наук. М., 1978. - 16 с.

141. Ивлева Г. Г. Вариантность слова и тенденции развития словарного состава в немецком языке. Автореф. дисс.д-ра филол. наук. — М., 1984.-36 с.

142. Искаринова С. И. Гипо-гиперонимические отношения во внутрисловной парадигматике (на материале немецкого языка) // Парадигматические характеристики лексики. М., 1986. - С. 46 - 54.

143. Какорина Е. В. Сфера массовой коммуникации: отражение социальной дифференцированности языка в текстах СМИ // Современный русский язык: Социальная и функциональная дифференциация. — М.: Языки славянской культуры, 2003. С. 241-276.

144. Киселева Н. М. Метафоры современной немецкой разговорной речи. Автореф. дисс.канд. филол. наук. -М.: Mill У, 1997. 16 с.

145. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. — М.: Едиториал УРСС, 2004.-352 с.

146. Колесов В. В. Язык города. М.: «Высшая школа», 1991. 192 с.

147. Колесов В. В. Язык и ментальность. СПб.: «Петербургское востоковедение», 2004. - 240 с.

148. Коротких Ю. Г. Коллоквиализмы-заимствования в современном немецком языке. Дисс. канд. филол. наук. — М., 1974. — 347 с.

149. Котелова Н. 3. Предисловие // Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов. М.: Русский язык, 1984. - С. 3 - 12.

150. Краморенко Г. И. О новом в тенденциях развития современного языка молодежи (Jugendsprache) // Актуальные проблемы лингвистики текста. Брянск, 1996. - С. 74-92.

151. Крысин Л. П. Русское слово, свое и чужое. М.: «Языки славянской культуры», 2004. - 888 с.

152. Кукина Е. С. Слова на— i в современном немецком языке. Дисс. канд. филол. наук. М. 1994. - 243 с.

153. Кукина Е. С. Слова на —i в современном немецком языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М. 1994. 16 с.

154. Левикова С. И. Молодежная субкультура. М.: «ФАИР-ПРЕСС»,2004. 608 с.

155. Логический анализ языка: Образ человека в культуре и языке. М.: Индрик, 1999.-422 с.

156. Лыков А. Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово). М., 1976.

157. Макарова Н. В. Коллоквиальные субстантивные композиты в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. — М.: МПГУ, 2004.-16 с.

158. Нефедова Л. А. Явление девиации в лексике современного немецкого языка. М.: Прометей, 2002. - 260 с.

159. Никитина Т. Г. Грамматика в словаре сленга // Слово, фраза, текст. -М.: «Азбуковник», 2002. С. 430-441.

160. Новые слова и словари новых слов: Сб. статей. — Л.: Наука, Ленингр. Отд-ние, 1983. 223 с.

161. Попова Т. В., Рацибурская Л. В., Гугунава Д. В. Неология и неография современного русского языка. Учебное пособие. — М.: Флинта, Наука,2005.-168 с.

162. Портянникова В. Н. Некоторые проблемы лексической характеристики жаргонизмов. (На материале «молодежного жаргона» современного немецкого языка в ФРГ). Автореф. дисс.канд. филол. наук. М.: МПГУ, 1971.-21 с.

163. Потапова С. Ю. Номинации лица в обиходном дискурсе. — Ярославль, 2003 276 с.

164. Почепцов Г. Г. Имиджелогия. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2001 - 704 с.

165. Розен Е. В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. М.: Просвещение, 1991. - 192с.

166. Розен Е. В. Как появляются слова? Немецкая лексика: история и современность. М.: МАРТ, 2000. - 156 с.

167. Розен Е. В. На пороге XXI века: Новые слова и словосочетания в немецком языке. М.: Менеджер, 2000а. - 189 с.

168. Розина Р. И. Семантические процессы при образовании жаргона // Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999. — С. 18-35.

169. Романова М. С. Специфика функционирования англицизмов в немецком молодежном языке. Дисс.канд. филол. наук. М.: Ml И У, 2001.-180 с.

170. Романова М. С. Социолектная обусловленность процесса заимствования англо-американизмов в немецкий молодежный жаргон // Лингвокультурологические проблемы изучения национальных концептосфер. Йошкар-Ола, - 2003. - с. 106-111.

171. Савицкий И. П. Неологизмы второго порядка в современном немецком языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук. — Калинин, 1984. — 16 с.

172. Салахов Р. А. Словообразовательные конструкции с личными именами // Словарь немецких личных имен. Происхождение, значение, употребление. М.: Русский язык, 2000. — С. 220 - 237.

173. Саляев В. А. Лексика арготического и жаргонного происхождения в толковых словарях современного русского языка. Автореф. дисс.канд. филол. наук. — М., 1998.- 16 с.

174. Современный городской фольклор. М.: РГТУ, 2003. - 736 с.

175. Современный русский язык: Социальная и функциональная дифференциация. — М.: «Языки славянской культуры», 2003. — 568 с.

176. Социология молодежи. СПб: Изд-во СПбГУ, 1996. - 460 с.

177. Степанова М. Д., Фляйшер В. Теоретические основы словообразования в немецком языке. М.: Высшая школа, 1984. - 264 с.

178. Титкова О. И. Популярные слова в составе лексикона немецкого языка (к определению статуса и коммуникативной значимости единиц немецкого лексикона). Автореф. дисс. канд. филол. наук. — М., 1994. -19 с.

179. Титкова О. И. Время, актуальность, мода: проблемы вербальной концептуализации (на материале немецкого языка) // Филологические науки. М., №4, 2001. - с. 91-98.

180. Тихонова К. А. Контрастивное исследование баз данных (на материале немецких и русских неологизмов молодежной речи конца XX в.). Автореф. дисс. .канд. филол. наук. М.: МГЛУ, 2002. - 27 с.

181. Фоос Ю. Б. Особенности семантического развития английской сленговой лексики (опыт этимологизирования сленговой лексики на индоевропейском фоне). Автореф. дисс.канд. филол. наук. М.: МПГУ, 2004. - 16 с.

182. Формановская Н. И. Русский речевой этикет: Нормативный социокультурный контекст. — М.: Русский язык, 2002. — 160 с.

183. Химик В. В. Поэтика низкого, или просторечие как культурный феномен. СПб.: СПбГУ, 2000. - 272с.

184. Хомяков В. А. Введение в изучение сленга — основного компонента английского просторечия. — Вологда, 1971.

185. Ширяев Е. Н. Сленг // Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. М.: Флинта, Наука, 2003. — С. 628.

186. Цейтлин С. Н. Окказиональные морфологические формы в детской речи.-Л., 1988.

187. Цейтлин С. Н. Окказиональные морфологические формы в детской речи // Возрастная психолингвистика. Хрестоматия. — М.: Лабиринт, 2004.-С. 241-275.

188. Шалина JI. В. Лексические новообразования в русском и немецком языках последних десятилетий. Автореф. дисс. канд. филол. наук. — М., 1999.- 16 с.

189. Шемчук Ю. М. Параллельные номинации одного и того же референта в обиходной лексике современного немецкого языка. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М.: МПГУ, 2001. - 16 с.

190. Шемчук Ю. М. Переименование в современной лексике немецкого обиходного языка. М.: Флинта, Наука, 2004. — 204 с.

191. Щепанская Т. Б. Система: тексты и традиции субкультуры. — М.: «ОГИ», 2004. 286 с.

192. Шмелев Д. Н. Современный русский язык. М.: Едиториал УРСС, 2003.-336 с.

193. Яцковская Г. В. Энантиосемия в современном немецком языке. Автореф. дисс.канд. филол. наук. -М.: МГЛУ, 1977. 16 с.

194. Яцковская Г. В. Энантиосемия в современном немецком языке. Дисс.канд. филол. наук. -М.: МГЛУ, 1977. 179 с.

195. Яцковская Г. В. Противоположные оценочные компоненты в семантике одного слова // Прагматика слова. М.: МГПИ, 1985. — С. 40 -48.

196. Androutsopoulos J. К. Mode, Medien und Musik. Jugendliche als Sprachexperten // Der Deutschunterricht, 1997. №6. - S. 10-20.

197. Androutsopoulos J. K. Deutsche Jugendsprache. Untersuchungen zu ihren Strukturen und Funktionen. Frankfurt am Main u.a.: Peter Lang, 1998.-684 S.

198. Artificial Tribes. Jugendliche Stammeskulturen in Deutschland. Berlin: Tilsner, 2001.-235 S.

199. Beneke J. Die jugendspezifische Sprechweise — eine umstrittene Erscheinung unserer Gegenwartssprache // Sprachpflege. Leipzig, 1985. -Heft 8.-S. 109-111.

200. Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. 6 Bande. Berlin, New York: de Gruyter, 1984.

201. Braun P. Tendenzen in der deutschen Gegenwartssprache. Sprachvarietaten. Stuttgart, Berlin, Koln, 1998. - 265 S.

202. Brenner G. Eigene Worter. Sondersprachliche Tendenzen Jugendlicher als Unterrichtsgegenstand. Der Deutschunterricht, 1983. -№2.

203. Bruder K., Bruder-Brezzel A. Jugend. Psychologie einer Kultur. — Munchen u.a., 1984. 228 S.

204. Busse U. Anglizismen im Gegenwartsdeutsch. Eine Taskforce fur die deutsche Sprache oder alles blofl Peanuts? // Der Deutschunterricht, 2001. -№1. — S. 42-50.

205. Carstensen B. Beim Wort genommen. Bemerkens-wertes in der deutschen Gegenwartssprache. — Tubingen, 1986.

206. Ehmann H. Jugendsprache. und Dialekt: Regionalismen im Sprachgebrauch von Jugendlichen. — Opladen: Westdeutscher Verlag, 1992.

207. Eilenberger R. Pennalersprache. Entwicklung, Wortschatz und Wor-terbuch // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. Band 5. Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 345 - 416.

208. Elsen H., Dzikowicz E. Neologismen in der Zeitungssprache // Deutsch als Fremdsprache, 2. Quartal 2005. S. 80-85.

209. Erfurth H. Freche Spriiche fur Kids. Mit den neuesten Weichei-Hits. -Niedernhausen/Ts.: Falken, 2001. 80 S.

210. Farin K. generation kick.de. Jugendsubkulturen heute. С. H. Beck, 2000.

211. Forster U., Frank-Cyrus К. Fremdheit in der Sprache bei Erwachsenen. Beispiele und Analysen aus der Sprachberatung // Der Deutschunterricht, 1997. №6. - S. 34 - 42.

212. Gluck H., Sauer W. Gegenwartsdeutsch. Stuttgart: Metzler, 1990.

213. Gliick H., Sauer W. Jugend- und Szenesprache // Gegenwartsdeutsch. Stuttgart: Metzler, 1990. - S. 105 - 113.

214. Goncarova N. N. Zum Wandel und zur metaphorischen Representation der Wertorientierungen im deutschen Sprachraum // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 2003. M., 2003. - S. 69 - 80.

215. Heine K.-B. Die verlorene Jugend. Warum sich die Werbung an den Jugendlichen die Zahne ausbeiflt // Willkommen, 2003. — №1. — S. 34 35.

216. Heinemann M. Zur jugendsprachlichen Variation // Deutsch als Fremdsprache, 1987. №3. - S. 142 - 148.

217. Heinemann M. Jugendsprache. Theoretische Standpunkte und methodische Zugriffe // Der Deutschunterricht, 1993. №3. - S. 84 - 86.

218. Heller K., Herberg D. u. a. Theoretische und praktische Probleme der Neologismenlexikographie // Linguistische Studien. Reihe A Arbeitsberichte. Berlin, 1988.

219. Henne H. Jugendsprache und Jugendgesprache // Dialogforschung, Jahrbuch des Instituts fur deutsche Sprache. Dusseldorf, 1981. - S. 370 -385.

220. Henne H. Jugend und ihre Sprache: Darstellung, Materialien, Kritik. Berlin u.a.: de Gruyter, 1986. 385 S.

221. Henne H. Jugendliches, informelles und offentliches Sprechen. Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1995. M., 1995. - S. 37 - 46.

222. Herberg D. Neologismen in der deutschen Gegenwartssprache. Probleme ihrer Erfassung und Beschreibung // Deutsch als Fremdsprache. — Munchen, Berlin, 2002. Heft 4. - S. 195 - 200.

223. Janke K., Niehus S. Echt abgedreht. Die Jugend der 90er Jahre. Munchen: Beck, 1995. 210 S.132. „Is voll krass eh" — Neue Trends in der Jugendsprache // Der Weg, 2003. №40.-S. 7.

224. Januschek F. Redensarten und Spriiche der „Jugendsprache": Was besagen sie wirklich? // Sprachwissenschaft und Volkskunde: Perspektiven einer kulturanalytischen Sprachbetrachtung. — Opladen: Westdeutscher Verlag, 1986.-S. 90-103.

225. Jugendsprachen — Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. Frankfurt/Main, 2003. - 510 S.

226. Kamper H. Jugendsprache um 1900 und die schone Literatur // Der Deutschunterricht, 2001. Heft 1. - S. 47 - 58.

227. Kaulen H. Patchwork-Familie und Bastel-Identitat. Zur Identitatssuche in neuen Adoleszenzromanen // Der Deutschunterricht, 1997. №6.-S. 84-93.

228. Kluge F. Deutsche Studentensprache // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schulersprache. Band 5. Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 93-237.

229. Kolesnikova M. S. 'Alltagskultur und Familie' als Thema im Unterricht Deutsch als Fremdsprache. Eigenes und Fremdes Eine Dynamik ohne Grenzen? // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1997. -M., 1997. -S. 309-316.

230. Kopperschmidt J. „Lieber theorielos als leblos". Anmerkungen zur Spriichekultur // Muttersprache, 1987. № 3/4. - S. 129 - 144.

231. Kramorenko G. I. Zum Problem der Heterogenitat der Jugendsprache und ihrer lexikalisch-semantischen Charakteristik // Das Wort. Germanistisches Jahrbuch 1995. M., 1995. - S. 47 - 57.

232. Kursbuch Jugendkultur. Stile, Szenen und Identitaten vor der Jahrtausendwende. Mannheim: Bollmann Verlag, 1997. — 405 S.

233. Leone M. Der Zicken-Knigge. Miinchen: Falken, 2002. - 143 S.

234. Loffler H. Germanistische Soziolinguistik. Berlin, 1985.

235. Melzer F. Die Breslauer Schulersprache // Bibliothek zur historischendeutschen Studenten- und Schulersprache. Band 5. Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 435 - 582.

236. Neuland E. Spiegelungen und Gegenspiegelungen. Anregungen fur eine zukiinftige Jugendsprachforschung // Zeitschrift fur Germanistische Linguistik, 1987. -№15. S. 58 - 82.

237. Neuland E. Jugendsprache und Standardsprache. Zum

238. Wechselverhaltnis von Stilwandel und Sprachwandel // Zeitschrift fur

239. Germanistik, 1994. Heft 1. - S. 78 - 98.

240. Neuland E., Heinemann M. Tussis htiben und driiben? Vergleichende Beobachtungen zur Entwicklung von Jugendsprachen in Ost und West // Der Deutschunterricht, 1997. №1. - S. 59 - 69.

241. Neuland E. Studienbibliographien Sprachwissenschaft. Band 29. Jugendsprache. Heidelberg: Groos, 1999. - 51 S.

242. Neuland E. Jugendsprache in der Diskussion: Meinungen, Ergebnisse, Folgerungen // Die deutsche Sprache zur Jahrtausendwende. Sprachkultur oder Sprachverfall? Mannheim, Wiesbaden, 2000. - S. 107 - 123.

243. Neuland E. Entwicklungen und Perspektiven der 1 \ Jugendsprachforschung // Jugendsprachen — Spiegel der Zeit. Internationale

244. Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. — Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 S. 9 - 18.

245. Nowottnik M. Jugend, Sprache und Medien. Untersuchungen von Rundfunksendungen fur Jugendliche. — Berlin, New York: de Gruyter, 1989.

246. Reinke M. Jugend, Sprache und Medien nach 1945 Beispiele aus ; Rundfunksendungen // Sprache in den Medien nach 1945. - Tubingen:

247. Niemeyer, 1993. S. 108 - 127.

248. Reinke M. „Jugendsprache" // Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache. Tubingen, 1994. - S. 295 - 322.

249. Roschmann D. Der gluckliche Werbedeutsche 11 Willkommen, 2003. -№1.-S .28-29.

250. Schemann H. Einige Aspekte zum Wesen idiomatischer Ausdriicke bzw. (idiomatischer) Redewendungen // Schemann H. Deutsche Redensarten. Stuttgart u. a.: Klett, 2000. - S. XI - XVII.

251. Schippan Th. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. — Tubingen: Niemeyer, 1992. — 306 S.

252. Schladebach K. Die Dresdner Pennalersprache // Bibliothek zur historischen deutschen Studenten- und Schiilersprache. Band 6. — Berlin, New York: de Gruyter, 1984. S. 141 - 148.

253. Schlobinski P. Jugendsprache und Jugendkultur // Aus Politik und Zeitgeschichte. Beilage zur Wochenzeitung Das Parlament. 2002. - №5. -S. 14-19.

254. Schlobinski P. Lexikographie und Lexikologie in der Jugendsprachforschung // Jugendsprachen — Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 233 - 237.

255. Sprache in den Medien nach 1945. Tubingen: Niemeyer, 1993.

256. Spriiche Sprachen — Sprachlosigkeit? Ursachen und Folgen subkultureller Formen der Kommunikation am Beispiel der Jugendsprache. -Rehburg: Evangelische Akademie Loccum, 1986.

257. Stadter A. Wordscouts wanted! Von der textorientierten Rezeption zur Produktion von Worterbucheintragen // Praxis Deutsch. 2001. - Heft 165. - S. 36 — 43.

258. Stedje A. Deutsche Sprache gestern und heute. Einfuhrung in die Sprachgeschichte und Sprachkunde. Miinchen: Wilhelm Fink Verlag. -1989.-224 S.

259. Steinhauser K. Die Muttersprache im Munde des Breslauer hoheren Schiilers und ihre Lauterung im Unterricht // Bibliothek zur historischendeutschen Studenten- und Schulersprache. Band 5. Berlin, New York: de Gruyter, 1984. - S. 237 - 260.

260. Stepanova M. D. Wortbildung // Stepanova M. D., Cernyseva I. I. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. M., 2003. - S. 78 - 149.V

261. Stepanova M. D., Cernyseva I. I. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. M., 2003. - 256 S.

262. Tatsachen iiber Deutschland. Berlin: Auswartiges Amt Abteilung Kommunikation, 2003. 480 S.

263. Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache // Lexikon der Germanistischen Linguistik. Tubingen, 1980. - S. 619 - 631.

264. Vollbrecht R. Von Subkulturen zu Lebensstilen. Jugendkulturen im Wandel // Kursbuch Jugendkultur. S. 22 31.

265. Volmert J. Jugendsprachen Szenesprachen // Deutsch aktuell — Tendenzen der deutschen Gegenwartssprache. - 2004.

266. Walter H., Mokienko V. Der Jargon und seine Beschreibung im Worterbuch // Russisch-deutsches Jargon-Worterbuch. — Frankfurt am Main u.a.: Lang, 2001. S. 5-35.

267. Wagner J. „Komische Chips" und „irgendwelche Datenbanken". ' К Bemerkungen zur sprachlichen Aneignung des Gegenstandsbereichs

268. Computer durch Kinder und Jugendliche // Der Deutschunterricht, 1997. -№6. -S. 21-33.

269. Willenberg G. Wie grabt man eine Schnecke an? Anmerkungen zu Muller-Thuraus Buch zur Sprache der Jugendszene // Muttersprache, 1984. -94.-S. 371-375.

270. Zifonun G. Grammatische Integration jugendsprachlicher Anglizismen // Der Deutschunterricht. 2000. - №5. - S. 69 - 79.

271. Zimmermann K. Einige Gemeinsamkeiten und Differenzen der spanischen, franzOsischen und deutschen jugendsprachlichen Varietaten // Studien zum romanisch-deutschen Sprachvergleich. — Tubingen, 1993. S. 121-130.

272. Zimmermann K. Jugendsprache, Generationenidentitat und Sprachwandel // Jugendsprachen Spiegel der Zeit. Internationale Fachkonferenz 2001 an der Bergischen Universitat Wuppertal. — Frankfurt am Main: Peter Lang, 2003 - S. 27 - 41.1. СЛОВАРИ

273. Александрова Т. С., Добровольский Д. О., Салахов Р. А. Словарь немецких личных имен. Происхождение, значение, употребелние. — М.: Русский язык, 2000. 248 с.

274. Алексеенко М. А., Белоусова Т. П., Литвинникова О. И. Словарь отфразеологической лексики современного русского языка. М.: Азбуковник, 2003. - 400 с.

275. Альтернативная культура: Энциклопедия. Екатеринбург: Ультра. Культура, 2005. - 240 с.

276. Ахматова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Едиториал УРСС, 2004.-576 с.

277. Большой толковый словарь русского языка. — СПб: Норинт, 1998. — 1536 с.

278. Вальтер X., Вовк О., Зумп А., Конупкова X., Кульпа А., Порос В. Словарь: Заимствания в русском субстандарте. Англицизмы. М.: ИТИ ТЕХНОЛОГИИ, 2004. - 416 с.

279. Вальтер X., Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Толковый словарь русского школьного и студенческого жаргона. — М.: Астрель, ACT, Транзиткнига, 2005. 360 с.

280. Гайдамак Н. А., Имедадзе Н. А., Осипов Б. И. и др. Словарьtсовременного русского города. М.: Русские словари; Астрель; Аст; Транзиткнига, 2003. - 565 с.

281. Девкин В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. — М.: Русский язык, 1994. 768с.

282. Левикова С. И. Большой словарь молодежного сленга. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. - 928 с.

283. Мальцева Р. И. Словарь молодежного жаргона. — Краснодар, 1998. — 180 с.

284. Никитина Т. Г. Толковый словарь молодежного сленга. Слова, непонятные взрослым. М.: Астрель, ACT, 2003. - 736 с.

285. Никитина Т. Г. Молодежный сленг: Толковый словарь. М.: Астрель, ACT, 2003.-912 с.

286. Палкин А. Д. Возрастная психолингвистика: Толковый словарь русского языка глазами детей. М.: НОУ МЭЛИ, 2004. - 360 с.

287. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение, 1976. — 339 с.

288. Сатковская О. Н. Словарь слов и морфем на -о современного немецкого языка. Орел: ОрелГТУ, 2003. - 92 с.

289. Степанова М. Д. Словарь словообразовательных элементов немецкого \ языка. М.: Русский язык, 2000. - 536 с.

290. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М.: Флинта, Наука, 2003. - 696 с.

291. Фридман С. А. Человек. Характер и поведение: Толковый словарь. -М.: Мнемозина, 2003. 430 с.

292. Юганов И., Юганова Ф. Словарь русского сленга (сленговые слова и выражения 60-90-х годов). -М.: Метатекс, 1997.-304 с.

293. Языкознание. Большой энциклопедический словарь. М., 1998 — 688 с.

294. Agricola Chr., Agricola Е. Worter und Gegenworter. Leipzig, 1984.

295. BuBmann H. Lexikon der Sprachwissenschaft. Stuttgart: Kroner, 1990. -904 S.

296. Duden. Worterbuch der Szenesprachen. Mannheim u. a.: Dudenverlag, 2000. - 222 S.

297. Ehmann H. Affengeil. Ein Lexikon der Jugendsprache. — Mtinchen: Beck ^ (Beck'sche Reihe 478), 1992. 156 S.

298. Ehmann H. Oberaffengeil. Neues Lexikon der Jugendsprache. Mtinchen: Beck (Beck'sche Reihe 1170), 1996. - 159 S.

299. Ehmann H. Voll konkret. Das neueste Lexikon der Jugendsprache. -Munchen: Beck (Beck'sche Reihe 1406), 2001. 160 S.

300. Geier-Leisch S. Das neue Schimpfworterbuch. Witzige, unverschamte und treffende Fluche, Beleidigungen und Schimpfworter von A-Z. — Seehamer Verlag, 1998. -352 S.

301. Hars W. Lexikon der Werbespruche. Munchen: Piper, 2001. - 463 S.

302. Herberg D., Kinne M., Steffens D. Neuer Wortschatz. Neologismen der 90er Jahre im Deutschen. — Berlin, New York: de Gruyter, 2004. 393 S.

303. Homberger D. Sachworterbuch zur Sprachwissenschaft. Stuttgart: Reclam, 2000. - 666 S.

304. Horx M. Trendworter Lexikon. Dusseldorf, Wien, New York, Moskau:1.Econ Verlag, 1996. 249 S.

305. Jontes G. Osterreichisches Schimpfworterlexikon. — Graz: Steierische Verlagsgesellschaft, 1998.-408 S.

306. Kleines Worterbuch sprachwissenschaftlicher Termini. Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1981.

307. Ktipper H. Worterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd. VI. Jugenddeutsch von A bis Z. — Hamburg, Dusseldorf: Claassen Verlag, 1.л Auflage 1970,-438 S.

308. Leisi E. Praxis der englischen Semantik. Heidelberg, 1973.

309. Lexikon der Germanistischen Linguistik. Bde I IV. - Tubingen: Niemeyer, 1980.-870 S.

310. Lewandowski Th. Linguistisches Worterbuch in 3 Bdn. Heidelberg u. a.: Quelle/ Meyer, 1994. - zus. 1287 S.

311. Metzler Lexikon Sprache. Stuttgart, Weimar, 2000. - 817 S.

312. Muller-Thurau K. P. Lass uns mal 'ne Schnecke angraben. Sprache und

313. Spriiche der Jugendszene. Dusseldorf, Wien: Econ, 1983. - 175 S.

314. Muller-Thurau K. P. Lexikon der Jugendsprache. Dusseldorf, Wien: Econ, 1985.- 198 S.

315. PONS. Worterbuch der Jugendsprache. Deutsch Englisch/ Franzosisch/ Spanisch. - Barcelona-Budapest-London-Posen-Sofla-Stuttgart: Ernst Klett Sprachen GmbH, 2001.

316. PONS. Worterbuch der Jugendsprache. Deutsch Englisch/ Franzosisch/ ; Spanisch. - Barcelona-Budapest-London-Posen-Sofia-Stuttgart: Ernst Klett1. Sprachen GmbH, 2002.

317. PONS. Worterbuch der Jugendsprache. Deutsch Englisch/ Franzosisch/ Spanisch. - Barcelona-Budapest-London-Posen-Sofia-Stuttgart: Ernst Klett Sprachen GmbH, 2003. - 128 S.

318. Prosinger W. Das rabenstarke Lexikon der Szene-Sprache. — Frankfurt am Main: Eichborn Verlag, 1984. 87 S.

319. Schemann H. Deutsche Redensarten. Stuttgart u. a.: Klett, 2000. - 311 S.

320. Schonfeld E. Alles easy. Ein Worterbuch des Neudeutschen. — Munchen:

321. Beck, 1995.-173 S. 56. Seibold J. Voll krass, Mann! Munchen: Wilhelm Heyne Verlag, 1999. 57.Stolle P. Von „atzend" bis „zappen". Die Trendworter der Szenesprache von A-Z. - Munchen: Compact Verlag, 2001. - 255 S.

322. Walter H., Mokienko V. Russisch-Deutsches Jargon-Worterbuch. -^ Frankfurt am Main u.a.: Peter Lang, 2001 579 S.J

323. Wendling P. Slang Register. Hochdeutsch Umgangsdeutsch. Wurzworter vom feinsten. - Munchen: Helix, 1994. - 320 S.

324. Worter, die Geschichte machen. Schlusselbegriffe des 20. Jahrhunderts. — Bertelsmann Lexikon Verlag, 2001.

325. Zacker Ch., Muller J., Drews G. Vom Aas bis Zimtzicke. 2000 Schimpfworter fur das Jahr 2000. Prasent Verlag, 1994. - 183 S.r

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.