Неприкосновенность судьи как гарантия его независимости тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.11, кандидат юридических наук Цараев, Арсен Алимбегович

  • Цараев, Арсен Алимбегович
  • кандидат юридических науккандидат юридических наук
  • 2003, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ12.00.11
  • Количество страниц 185
Цараев, Арсен Алимбегович. Неприкосновенность судьи как гарантия его независимости: дис. кандидат юридических наук: 12.00.11 - Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура. Москва. 2003. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Цараев, Арсен Алимбегович

Введение

Содержание

Глава 1. Неприкосновенность личности и иммунитеты отдельных категорий лиц. $1. Неприкосновенность как имманентное свойство личности17. $2. Дополнительные гарантии неприкосновенности отдельных категорий лиц - иммунитеты24.

Глава 2. Неприкосновенность судьи как гарантия его самостоятельности и независимости. $1. Независимость судьи и необходимость обеспечения социального контроля за судебной властью55. $2. Неприкосновенность судьи как гарантия его независимости81.

Глава 3. Правовые гарантии от необоснованного привлечения судьи к ответственности. $ 1. Правовые гарантии от необоснованного привлечения судьи к уголовной ответственности96. $ 2. Квалификационные коллегии судей и проблемы судейской корпоративности120. $ 3. Правовые гарантии от необоснованного привлечения судьи к административной ответственности и дисциплинарной ответственности134.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура», 12.00.11 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Неприкосновенность судьи как гарантия его независимости»

Актуальность темы исследования. Одним из актуальных направлений судебной реформы в современной России является утверждение и упрочение независимости судебной власти. Положение о независимости судебной власти получило закрепление в ст. 120 Конституции РФ. Важнейшей гарантией независимости судебной власти является признание государством принципа неприкосновенности судьи (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).

Федеральный закон от 15.12.2001г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» восстановил порядок привлечения судьи к административной и дисциплинарной ответственности, а также внес существенные изменения в порядок уголовного преследования судьи. Эти новеллы в законодательстве объясняются тем, что содержавшиеся в Законе Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июля 1992 года гарантии неприкосновенности судьи были гипертрофированными и практически исключали возможность осуществления широкого социального контроля за судебной властью. Практика применения данного Закона, основанного на принципиальных положениях Концепции судебной реформы 1991 годаг выявила не только сильные стороны закона, но и необходимость его совершенствования. Меры, направленные на повышение статуса судей, укрепление гарантий их независимости и неприкосновенности, были приняты в расчете на значительное улучшение кадрового состава судей. Подразумевалось, что судьями будут назначаться лучшие представители юридической профессии, как, например, в США, Великобритании, Германии, Франции. Однако в силу сложившихся в России экономических и социальных условий должность судьи не стала столь престижной, как в названных государствах. Связанные с осуществлением судейских полномочий физические и нервные перегрузки, растущая опасность профессии, не достаточное материальное обеспечение судов и т.д. — все это вызвало отток кадров, отсутствие необходимого конкурса на должность судьи. Из-за этого на должности судей в России назначаются (избираются) иногда люди, по своим деловым и личным качествам не вполне соответствующие этому высокому званию.

Предусмотрев создание квалификационных коллегий исключительно из судей в 1992 году, законодатель наделил их довольно широкими полномочиями, в том числе правом давать согласие на возбуждение в отношении судьи уголовного дела, привлечение судьи к уголовной ответственности, прекращать и приостанавливать его полномочия. При этом он исходил из того, что более чем кто-либо заинтересованные в авторитете судебной власти, эти корпоративные органы судейского сообщества озаботятся прежде всего подбором на судейские должности кандидатов в полной мере отвечающих требованиям, предъявляемым к высокому званию судьи, а также вопросами повышения культуры судопроизводства, профессиональной и общей культуры судейского корпуса. Эти ожидания оправдались лишь частично. Практика показала, что судейское сообщество, предоставленное самому себе, нередко не замечает своих недостатков, ревностно защищая собственные корпоративные интересы. В тоже время происходит ослабление социального контроля за судебной властью, которое выражается в поэтапном вытеснении народных заседателей из механизма отправления правосудия. Вытеснение из системы правосудия народных заседателей и ориентация в основном на присяжных заседателей далеко не в полной мере обеспечивает реализацию конституционного права граждан на участие в отправлении правосудия, то есть осуществление непосредственного социального контроля за ним, так как с участием присяжных заседателей рассматриваются только уголовные дела об особо тяжких преступлениях.

Наличие таких недостатков, как зависимость судей от органов судейского сообщества, отсутствие необходимого социального контроля за судьями, коррумпированность отдельных представителей судейского корпуса, совершение ими действий, позорящих честь и достоинство судьи, вызвали падение авторитета судебной власти. Необходимость устранения этих недостатков потребовало активизацию работ по проведению судебной реформы. Началом этого периода следует считать создание осенью 2000 года Временной рабочей группы, возглавляемой представителями администрации Президента РФ, перед которой была поставлена задача дать глубокий анализ процесса осуществления судебной реформы и выработать необходимые меры для ее интенсификации. Результатом деятельности этой группы стал президентский пакет проектов законов о судебной реформе, который включал в себя проекты 11 федеральных конституционных и федеральных законов. Входящие в этот пакет законы « О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон « О судебной системе Российской Федерации», « О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» и «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» содержат много новаций, предусматривают, в том числе, возможность привлечения судей к административной и дисциплинарной ответственности. Что касается порядка привлечения судей к уголовной ответственности, то он представляется чрезмерно усложненным и не во всем соответствующим Конституции Российской Федерации. По нашему мнению, нормы закона, предусматривающие гарантии неприкосновенности судей» требуют дальнейшей доработки. Указанные обстоятельства предопределяют актуальность и научную значимость исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является комплексный анализ правовых гарантий обеспечения неприкосновенности судей, их назначение, содержание и объем, соотношение с неприкосновенностью личности, с иммунитетами отдельных категорий лиц, с необходимостью обеспечения независимости судей. Кроме того» преследовалась цель сформулировать конкретные предложения по совершенствованию правовых гарантий обеспечения неприкосновенности судьи.

Задачи исследования заключаются в следующем: дать понятие неприкосновенности личности и раскрыть ее соотношение с иммунитетами отдельных категорий лиц; раскрыть понятие независимости судебной власти в институциональном и содержательном аспекте; исследовать гарантии неприкосновенности судьи с позиции необходимости обеспечения его независимости; исследовать проблемы привлечения судьи к различным видам ответственности; исследовать роль и значение квалификационных коллегий судей в механизме привлечения судьи к ответственности; проанализировать проблемы судейской корпоративности и необходимость социального контроля за судебной властью; сформулировать конкретные предложения по внесению изменений и дополнений в законодательство, с целью решения правовых проблем, выявленных в процессе исследования и совершенствования правовых гарантий обеспечения неприкосновенности судьи.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования являются правовые гарантии неприкосновенности судей, а так же проблемы их обеспечения.

Предметом исследования являются нормы отечественного и зарубежного законодательства, содержащие гарантии неприкосновенности судей, их происхождение, развитие, назначение. Предметом исследования является также иная информация об объекте исследования, представленная в научных работах по судоустройству и уголовному процессу, а также собранный по теме практический материал.

Методологической основой исследования являются общенаучные и частно- научные методы познания: универсальный диалектический метод, системно- структурный, историко-правовой, логико-юридический» сравнительно-правовой и т.д.

Теоретической основой исследования явились труды многих известных ученых. Весомый вклад в раскрытие различных аспектов темы диссертационного исследования внесляг Е.Б. Абросимова, Ф.А. Агаев, Б.Т. Безлеякия, С.В. Боботов, А.Д. Бойков, В.Н. Галузо, К.Ф. Гуценко, И.Ф. Демидов, И.Ю. Жигачев, А.Ф. Закомлистов, А.Ф. Изварина, М.А. Краснов, Э.Ф. Куцова, В.М. Лебедев, В.В. Маклаков, Т.Г. Морщакова, Т.Ю. Ничипоренко, М.С. Палеев, П.С. Пастухов, С.А. Пашин, И.Л. Петрухин, В.И. Полудняков, Н.В. Радутная, В.А. Ржевский, В.М. Савицкий, Ю.И. Стецовский, FT.M. Чепурнова, Р.Х. Якупов и другие ученые.

Однако ряд проблем, связанных с принципом неприкосновенности судей остаются недостаточно изученными. К таким проблемам относятся привлечение судьи к административной и дисциплинарной ответственности, введение в состав квалификационной коллегии судей представителей общественности и представителя Президента Российской Федерации, компетенция квалификационных коллегий, усложненный порядок уголовного судопроизводства в отношении судей. К тому же позиции ученых по данным проблемам являются нередко прямо противоположными.

Автор использовал также достижение таких наук, как конституционное право, общая теория права, судебная власть, уголовное права, уголовный процесс, прокурорский надзор и т.д.

Правовую базу исследования образуют:

Конституция РФ, а также ранее действующие Конституции СССР и РСФСР;

Конституции некоторых зарубежных государств (США, Франции, Германии, Испании, Италии и т.д.); Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950г., Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в 1966г., Основные принципы независимости судебных органов, одобрены Генеральной Ассамблеей ООН в 1985г.;

- современное и ранее действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ (РСФСР);

- современное и ранее действующее законодательство о судоустройстве РФ (СССР, РСФСР); законодательство о судоустройтве некоторых зарубежных государств (США, Франции, Германии, Испании, Италии и т.д.);

• современное и ранее действующее уголовное законодательство РФ и РСФСР;

- постановления Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

Эмаиричеекую основу исследования составляют статистические данные о решениях квалификационных коллегий судей, содержащиеся в отчетах Высшей квалификационной коллегии судей либо приводимые отдельными авторами, а также опубликованная судебная практика. Кроме того, автором использованы статистические данные о привлечении судей к уголовной ответственности за 2001, 2002г.г. Эти данные свидетельствуют о том, что случаи привлечения судей к уголовной ответственности являются весьма редкими, исчисляются единицами.

Научная новизна исследования обусловлена, прежде всего, тем, что на монографическом уровне исследуются актуальные проблемы судоустройства, связанные с обеспечением неприкосновенности судей. Настоящая работа — это первое после принятия в конце 2001 года пакета законов о судебной власти диссертационное исследование по весьма сложной научной проблеме неприкосновенности судей и привлечения их к ответственности с учетом необходимости обеспечения независимости судей. В диссертации комплексно исследуются гарантии обеспечения неприкосновенности судьи, проблемы судейской корпоративности, социального контроля за судебной властью и формулируются конкретные предложения по совершенствованию правовых гарантий обеспечения неприкосновенности судьи.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Неприкосновенность личности как естественное и неотчуждаемое право каждого человека, принадлежащее ему от рождения, лежит в основе иммунитетов любой категории лиц.

2. Иммунитеты отдельных категорий лиц являются определенным исключением из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Иммунитетом лицо наделяется только в случае необходимости установления дополнительных гарантий осуществления им его обязанностей в обществе. Поэтому содержание и объем иммунитетов должны быть обоснованы действительной необходимостью и строго соответствовать их назначению. В случае, если содержание и объем иммунитетов отдельных категорий лиц выходят за рамки необходимости, то они должны быть признаны противоречащими принципу равенства всех перед законом и судом.

3. Независимость судебной власти следует рассматривать в институциональном и содержательном аспекте. 5 институциональном аспекте независимость судебной власти означает лишь самостоятельность судебных органов. В содержательном аспекте независимость судебной власти означает независимость судьи при отправлении правосудия.

4. В основе независимости судьи должны лежать его высокие моральные и нравственные качества, без чего не будут работать никакие гарантии независимости. Никто не сможет дать судье независимость, если он сам этого не захочет.

5. Независимость судебной власти не означает» что она т свободна от социального контроля. Социальный контроль за судебной властью может быть как непосредственным, так и опосредованным. Непосредственный социальный контроль за судебной властью выражается в конституционном праве граждан на участие в отправлении правосудия. Устранение из процедуры отправления правосудия института народных заседателей противоречит конституционному праву граждан на участие в отправлении правосудия, поскольку суд с участием присяжных заседателей рассматривает только уголовные дела об особо % тяжких преступлениях. Утрата социального контроля за судебной властью является одной из главных причин недостаточно высокого авторитета судебной власти в обществе. Для повышения авторитета судебной власти в обществе необходимо не допустить исключения из системы правосудия института народных заседателей. Право граждан на участие в отправлении правосудия не ограничено Конституцией РФ (ч.5 ст.32) и, следовательно, они имеют право на участие в ф рассмотрении любых дел, а не только уголовных дел об особо тяжких преступлениях. Лишение граждан такого права предусмотрено ст.21 Федерального закона «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря 2001г., что будет означать отрыв судебной власти от ее учреждающей основы (народа) и неизбежно приведет к снижению авторитета судебной власти в обществе.

6. Неприкосновенность судьи является одной из гарантий его независимости, поэтому содержание и объем неприкосновенности судьи должны строго отвечать необходимости обеспечения его независимости при отправлении правосудия.

7. Уголовно - процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ « О статусе судей в Российской Федерации» от 15,12.2001г. усложнили и без того непростой порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи либо привлечения его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу. Согласно ст. 448 УПК РФ, п.З ст.16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии, состоящей из трех судей, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей.

Признавая необходимость особых гарантий от необоснованного возбуждения в отношении судьи уголовного дела либо привлечения его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу, считаем, что соответствующее решение должно приниматься Генеральным прокурором РФ с согласия только квалификационной коллегии судей.

Процедура, при которой Генеральному прокурору РФ необходимо сначала получить заключение судебной коллегии о наличии в действиях судьи признаков преступления, а затем еще согласие квалификационной коллегии будет неоправданно затягивать начало расследования. Кроме того, и этот аргумент представляется главным, отнесение к полномочиям суда (судебной коллегии) решение вопроса о наличии в действиях судьи признаков преступления противоречит назначению суда как органа правосудия, так как констатация признаков преступления означает установление основания к возбуждению уголовного дела, что относится к полномочиям органов уголовного преследования. Иными словами, такая констатация открывает возможности для уголовного преследования судьи.

Исходя из изложенного, предлагается порядок, при котором Генеральный прокурор РФ, установив наличие признаков преступления в действиях судьи, вносит в квалификационную коллегию судей представление на возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо привлечение его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу. Квалификационная коллегия судей рассматривает при этом только вопрос о достаточности материалов, представленных Генеральным прокурором РФ, на основании которых он пришел к выводу о наличии признаков преступления в действиях судьи. При положительном ответе на данный вопрос квалификационная коллегия судей дает согласие на представление Генерального прокурора.

8. Достаточной гарантией от необоснованного применения к судье меры пресечения в виде заключения под стражу является процедура, при которой Генеральному прокурору РФ для заключения судьи под стражу необходимо будет получить решение судебной коллегии, состоящей из трех судей. Только такой порядок полностью соответствует ст. 22 Конституции РФ.

Такой порядок будет способствовать также росту авторитета судебной власти, так как исключает возможность наложения запрета на исполнение решения суда органом судейского сообщества (квалификационной коллегией судей), не обладающим судебной властью, что соответствует практике Европейского Суда по правам человека (См. Ван де Харк против Нидерландов, 19.04.1994г.).

9. Порядок уголовного судопроизводства в отношении судьи следует сохранить только в УПК РФ, а в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» закрепить отсылочную норму к УПК РФ: «порядок уголовного судопроизводства в отношении судьи определяется УПК РФ».

10. В квалификационных коллегиях судей предлагается уровнять нормы представительства от судейского корпуса и от общественности. При этом, по нашему мнению, необязательно наличие у представителей общественности высшего юридического образования. Кроме того, вопрос о назначении представителей общественности и досрочном прекращении их полномочий не должен решаться органами законодательной власти. Представители общественности должны приглашаться в квалификационные коллегии из числа граждан, включенных в избирательные списки (подобно присяжным заседателям).

11. Положительной новацией Закона РФ « О статусе судей в Российской Федерации» является установление особого порядка привлечения судьи к административной и дисциплинарной ответственности (привлечение судьи к административной ответственности осуществляется коллегией из трех судей; привлечение к дисциплинарной ответственности -квалификационными коллегиями судей), что более соответствует принципу равенства всех перед законом и судом, чем запрет на привлечение судей к таким видам ответственности.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, представляют собой определенный вклад в развитие научной концепции о неприкосновенности судей, являющейся важной составляющей категории независимости судебной власти.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации могут быть использованы в процессе дальнейшего совершенствования законодательства о судоустройстве, уголовно- процессуального законодательства, при осуществлении дальнейших научных исследований проблем неприкосновенности судей, как необходимом условии их независимости,. в преподавании учебных курсов судоустройства и уголовного процесса, в деятельности квалификационных коллегий судей, судебных коллегий и правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Эти результаты нашли отражение в пяти публикациях автора, в том числе в двух сборниках научных трудов Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова «Политика. Право. Экономика» за 2000, 2001гг., которые использовались в учебном процессе на юридическом факультете данного Института; в двух сборниках научных трудов Научно - исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ («Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства», 2001г.; «Актуальные проблемы уголовного и уголовно- процессуального законодательства», 2002г.), а также в статье «Правовые гарантии привлечения судьи к ответственности» («МАКС Пресс», М., 2002г.).

Структура диссертации отвечает цели и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих семь параграфов» заключения» списка нормативного материала и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура», 12.00.11 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура», Цараев, Арсен Алимбегович

Заключение

1. Неприкосновенность личности — это естественное право человека, принадлежащее ему от рождения, которое обеспечивается главным образом на основе понимания и уважения со стороны себе подобных, претендующих на то же самое. Неприкосновенность является имманентным свойством личности. Человек независим в выборе правовых средств защиты. В п.2 ст.45 Конституции РФ установлено, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. При этом своим правом человек пользуется в случае необходимости в момент, который он определяет сам.

Личная неприкосновенность гарантируется также государством, которое обязуется обеспечить соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе его личную свободу и неприкосновенность (ст. 2 Конституции РФ). Государство обеспечивает соблюдение и защиту прав человека законодательным оформлением этих прав, созданием специальных структур по их охране (правоохранительных органов) и правосудием.

Важным представляется вопрос о соотношении институтов неприкосновенности личности, которой наделен каждый человек от рождения и иммунитетов, то есть дополнительных гарантий неприкосновенности отдельных категорий лиц, которыми они (в том числе судьи) наделяются для исполнения своих государственных и иных обязанностей. Лицо обладает теми или иными гарантиями неприкосновенности в зависимости от своего статуса. Однако независимо от своего статуса каждое лицо обладает правом личной неприкосновенности, которое гарантировано Конституцией Российской Федерации (п.1 ст.22). Поэтому неприкосновенность личности является основой иммунитетов любой категории лиц.

2. Иммунитеты отдельных категорий лиц являются определенным исключением из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Иммунитетом лицо наделяется только в случае необходимости установления дополнительных гарантий осуществления им его обязанностей в обществе. Поэтому содержание и объем иммунитетов должны строго соответствовать их назначению. В случае если содержание и объем иммунитетов отдельных категорий лиц выходят за рамки необходимости, то они вступают в противоречие с принципом равенства всех перед законом и судом.

Для самостоятельного осуществления властных полномочий некоторые должностные лица, а также иные лица (например, адвокаты) наделены различного объема иммунитетами. Объем предоставляемых таким лицам иммунитетов зависит от характера их деятельности и связан с выполнением ими специфических функций в межгосударственных, государственных и общественных отношениях. Наиболее значительным иммунитетом является привилегия в сфере уголовного судопроизводства, то есть установление для определенных категорий лиц (судей, депутатов, прокуроров и т.д.) дополнительных гарантий неприкосновенности к общему порядку возбуждения уголовного дела, привлечения к уголовной ответственности, заключения под стражу и т.д. Эти категории лиц, точно перечислены в законе (ст. 447 УПК РФ) и расширительное толкование данного перечня недопустимо.

Особенности уголовного судопроизводства в отношении этих лиц обеспечивают повышенную охрану их личности, ограждая от необоснованных преследований, ограничений их основных прав и свобод, способствуют самостоятельному и независимому осуществлению ими своих полномочий. Законодатель, наделяя лиц определенной категории иммунитетами, видит их назначение, прежде всего, в защите от необоснованных посягательств со стороны должностных лиц правоохранительных органов, других органов власти.

Вместе с тем, угроза лицам, наделяемым иммунитетами возможна со стороны представителей преступного сообщества, а для защиты от них перечисленных выше иммунитетов, явно недостаточно. Поэтому в целях обеспечения защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями, Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 22 марта 1995г. предусматривает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких.

Представляется, что гарантии безопасности и иммунитеты являются основой статуса любого носителя власти, необходимой для его самостоятельности. При этом иммунитеты и гарантии безопасности в конечном счете служат защите публичных интересов.

3. Говоря о независимости судебной власти, следует различать институциональный и содержательный аспекты. Независимость судебной власти в институциональном аспекте, означает лишь самостоятельность судебных органов. Судьи составляют самостоятельную часть публичной или государственной службы, выделяются в особую категорию носителей власти. Материальное обеспечение судей осуществляется через специальный орган — Судебный Департамент при Верховном Суде Российской Федерации — в отношении судов общей юрисдикции, через соответствующие подразделения Верховного Суда - в отношении самого верховного суда, через соответствующие подразделения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — в отношении федеральных арбитражных судов - в отношении этого вида судебных органов. Бюджет судебной системы представляет сегодня самостоятельные строки в федеральном бюджете. Судьи обладают строго определенной законом компетенцией рассматривать административные, гражданские, уголовные дела, дела о соответствии Конституции РФ в соответствующем суде.

Независимость судебной власти в содержательном значении означает независимость ее носителей при отправлении правосудия и их подчинение только закону.

Такую независимость обеспечивают следующие гарантии:

- Особый порядок отбора и назначения судьи на должность, который должен обеспечивать его приверженность только интересам правосудия, исключая его политическую, корпоративную или иную ангажированность.

Особый порядок приостановления и прекращения полномочий судьи, который обеспечивает его независимость и исключает возможность необоснованных посягательств на судью.

- Установление особого порядка осуществления судьей своей деятельности, который исключал бы возможность давления на судью в вопросах карьерного роста, перемещения или перевода в другие суды, права на отставку.

- Признание государством принципа неприкосновенности и безопасности судьи.

- Выделение необходимых ресурсов, обеспечивающих функционирование судебной власти и т.д.

В основе независимости судьи должны лежать его высокие моральные и нравственные качества, без чего не будут работать никакие гарантии независимости. Никто не сможет дать судье независимость, если он сам этого не захочет.

4. Несмотря на то, что согласно ст. 10 Конституции РФ все три ветви власти самостоятельны, только носители судебной власти согласно ст. 120 Конституции РФ независимы. О независимости носителей законодательной и исполнительной власти речь в Конституции РФ не идет.

Положение о независимости судей и подчинении их только Конституции РФ и федеральному закону не означает абсолютно независимого положения судьи в государстве. Независимость судьи при его подчинении закону имеет место только при осуществлении правосудия. В других случаях, судья подчинен общим требованиям действующего законодательства как гражданин и должностное лицо. О действительно независимом положении судьи можно говорить только в плане его процессуального положения, однако, остается его зависимость от факторов действительности, которые находятся за рамками судебной процедуры.

5. Положение о независимости судебной власти не означает, что судебная власть свободна от социального контроля, осуществляемого как непосредственно (народными, арбитражными и присяжными заседателями), так и опосредованно (правозащитные организации, средства массовой информации, публика в залах судебного заседания).

Отсутствие необходимого социального контроля за судебной властью является одной из главных причин ошибок и нарушений закона при осуществлении правосудия. Участие народных, арбитражных и присяжных заседателей в отправлении правосудия оказывает прямое воздействие на него, формирует судебные решения, отвечающие как требованиям закона, так и представлениям граждан о справедливости и милосердии правосудия.

Устранение института народных заседателей, как представляется, противоречит конституционному праву граждан на участие в отправлении правосудия (ст.32 Конституции РФ). На смену суда с участием народных заседателей УПК РФ предлагает только суд с участием присяжных заседателей. Мы делаем акцент на том, что суды присяжных заседателей рассматривают только уголовные дела об особо тяжких преступлениях, указанных в ч.З ст.31 УПК РФ, при условии ходатайства обвиняемого. Предоставление такой привилегии только лицам, обвиняемым в совершении особо тяжких преступлений, не соответствует конституционному принципу равенства всех перед законом и судом. При рассмотрении иных дел приходится констатировать утрату непосредственного социального контроля за судебной властью, лишение граждан конституционного права на участие в отправлении правосудия. Конституция РФ не ограничивает право представителей народа на участие в отправлении правосудия только участием в суде присяжных заседателей и, следовательно, граждане имеют право на участие в рассмотрении любых дел, в любом суде первой инстанции. Лишение граждан такого права будет означать отрыв судебной власти от народа и неизбежно приведет к умалению авторитета судебной власти в обществе.

На основания изложенного, считаем необходимым восстановление института народных заседателей, участвующих в суде первой инстанции, и принципа коллегиальности при отправлении правосудия, как это было до принятия Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный Кодексы РСФСР» от 29 мая 1992 года. Напомним, что ст. 154 Конституции СССР 1977 года устанавливала, что «рассмотрение гражданских и уголовных дел во всех судах осуществляется коллегиально; в суде первой инстанции с участием народных заседателей». Определенным исключением из этого принципа следует признать институт мировых судей, появление которого обусловлено, прежде всего, экономической целесообразностью.

Что касается опосредованного контроля за судебной властью, то он лишь привлекает внимание широкой общественности, других государственных структур к деятельности судов, решениям по конкретным делам, ставит вопрос об улучшении этой деятельности, исправлении ошибок и нарушений, допускаемых судами.

Однако закрепление на различном законодательном уровне гарантий независимости носителей судебной власти не дадут результата, если судья не обладает необходимыми высокими моральными и нравственными качествами для служения правосудию. Никто не сможет дать судье независимость, если он сам этого не захочет. Для решения этой проблемы существует особый порядок отбора кандидатов на должность судьи.

6. Принцип неприкосновенности судьи (ст. 122 Конституции РФ) является лишь одной из гарантий независимости судебной власти. Представляется важным вопрос о соотношении институтов неприкосновенности личности каждого и неприкосновенности судьи: включает ли неприкосновенность судьи неприкосновенность личности, либо это самостоятельный институт, который следует рассматривать в качестве дополнительной самостоятельная гарантии?

Согласно п.1 ст.16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений. Следовательно, неприкосновенность судьи по своему содержанию и объему более широкое понятие и включает в себя, в том числе, неприкосновенность личности. Судья в период пребывания в должности сохраняет за собой все гарантии неприкосновенности личности. Неприкосновенностью личности судья, как и любой гражданин, обладает с момента рождения, а гарантии судейской неприкосновенности он обретает со вступлением в должность судьи. С прекращением своих полномочий судья теряет гарантии судейской неприкосновенности, но сохраняет за собой личную неприкосновенность, которая существует независимо от статуса того или иного лица.

Гарантиями судейской неприкосновенности лицо наделяется, обретая статус судьи в установленном законом порядке, а потому может быть лишено этих гарантий. Статус судьи является временным. Право же на личную неприкосновенность обретается лицом вместе с рождением и неотчуждаемо (п.2ст.17 Конституции РФ). Право лица на неприкосновенность может быть ограничено в соответствии с законом, однако никто не может лишить его такого права. Неприкосновенность судьи и неприкосновенность личности -это два разные института. Судья, прежде всего, обладает естественным правом неприкосновенности личности, а потом уже наделяется специальными гарантиями судейской неприкосновенности. Особые гарантии неприкосновенности судьи лишь дополняют его неприкосновенность как личности.

Принцип неприкосновенности судьи органически связан с другим принципом, являющимся неотъемлемой частью единого комплекса норм, составляющих статус судьи и имеющим огромное значение для обеспечения беспристрастности судебной власти - принципом независимости судьи. Названные принципы не только характеризуют статус судьи, но и обеспечивают независимость правосудия. При этом неприкосновенность судьи следует рассматривать неотрывно от его независимости, поскольку содержание и объем гарантий неприкосновенности судьи должны строго соответствовать необходимости обеспечения его независимости.

7. Принятые в процессе судебной реформы Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 15.12.2001г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» внесли существенные изменения в порядок уголовного судопроизводства в отношении судьи. Изменение порядка возбуждения уголовного дела в отношении судьи либо привлечения судьи в качестве обвиняемого по другому уголовному делу усложнило и без того непростой механизм уголовного преследования судьи. Теперь, согласно ст. 448 УПК РФ, п.З ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии, состоящей из трех судей, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ в отношении судей данного Суда либо соответствующей квалификационной коллегии судей в отношении иных судей.

То есть вопрос о наличии в действиях судьи признаков преступления решается представителями судейского сообщества. Иными словами, объективная беспристрастность не гарантирована, поскольку вопрос о наличии в действиях судьи признаков преступления решается фактически корпоративным органом, а такое положение дел вряд ли может быть оценено как соответствующее международным стандартам независимости судей.

Представительство общественности в квалификационных коллегиях превращается в иллюзорную гарантию социального контроля за судебной властью, так как в случае, если судебные коллегии не установят в действиях судьи признаков преступления, представление Генерального прокурора вообще не попадет в квалификационную коллегию. Кроме того, представляется, что данный порядок нередко будет необоснованно затягивать начало расследования.

Признавая необходимость особых гарантий от необоснованного возбуждения в отношении судьи уголовного дела либо привлечения его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу, считаем, что вопрос о принятии соответствующих решений должен относится к компетенции только квалификационной коллегии судей без участия судебной коллегии. Необходимость получения заключения судебной коллегии для возбуждения в отношении судьи уголовного дела либо привлечения его к уголовной ответственности, не имеет достаточных обоснований. Решение судебной коллегии о наличии в действиях судьи признаков преступления есть констатация наличия оснований к возбуждению уголовного дела в отношении судьи, то есть к его уголовному преследованию. Суд, однако, не должен осуществлять функцию уголовного преследования ни в какой части, ни самостоятельно, ни в сотрудничестве с прокуратурой либо другими органами уголовного преследования, так как это противоречит назначению суда как органа правосудия. Обязанность установления оснований к возбуждению уголовного дела расширяет его функции за счет наделения несвойственными его полномочиями.

Исходя из изложенного, предлагается порядок, при котором Генеральный прокурор РФ, установив наличие признаков преступления в действиях судьи, вносит в квалификационную коллегию судей представление на возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо привлечение его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу. Квалификационная коллегия судей рассматривает при этом только вопрос о достаточности материалов, представленных Генеральным прокурором РФ, на основании которых он пришел к выводу о наличии признаков преступления в действиях судьи. При положительном ответе на данный вопрос квалификационная коллегия судей дает согласие на представление Генерального прокурора.

Необходимость получения согласия квалификационных коллегий после решения судебных коллегий противоречит практике Европейского Суда по правам человека, который установил, что требование п. 1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «иметь «независимый и беспристрастный орган правосудия, учрежденный на основе закона» тесно связано с требованием справедливого рассмотрения дела. Решение суда или трибунала не будет независимым, если какой-либо иной властный орган окажется способным решать, будет ли осуществлено постановление суда или трибунала»( См. Ван де Харк против Нидерландов, 19.04.1994г.).

8. Важнейшим также представляется вопрос о порядке избрания в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу. Положения п.6 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и ст.450 УПК РФ предусматривают особый порядок заключения судьи под стражу. Решение об избрании в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу принимается соответствующей судебной коллегией в составе трех судей по ходатайству Генерального прокурора РФ, а исполнение такого решения возможно только с согласия Конституционного Суда либо соответствующей квалификационной коллегии судей.

По нашему мнению, достаточной гарантией от необоснованного заключения судьи под стражу является процедура, при которой Генеральному прокурору РФ • для заключения судьи под стражу необходимо будет получить решение судебной коллегии об избрании в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу. Только такой порядок полностью соответствует ст. 22 Конституции РФ.

Такой порядок будет способствовать также росту авторитета судебной власти, так как исключает возможность наложения запрета на исполнение решения суда органом судейского сообщества (квалификационной коллегией судей), не обладающим судебной властью, что соответствует практике Европейского Суда по правам человека (См. Ван де Харк против Нидерландов, 19.04.1994г.).

9. В целом вызывает сомнение необходимость дублировать положения, регулирующие порядок уголовного судопроизводства в отношении судьи, в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и в Уголовно - процессуальном кодексе РФ. Представляется, что такие положения следует сохранить только в УПК РФ, как и гарантии уголовного преследования в отношении иных категорий лиц, так как в силу ч.1,2 ст. 1 и ч.1 ст.7 УПК РФ положения иных федеральных законов применяются в части, не противоречащей УПК РФ. В Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» следует установить отсылочную норму к УПК РФ: «порядок уголовного судопроизводства в отношении судьи определяется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

10. Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» от 14 марта 2002г. внес существенные изменения в порядок формирования квалификационных коллегий судей. Согласно п.1 ст. 11 названного Закона, квалификационные коллегии судей формируются из числа судей, представителей общественности и Президента Российской Федерации. При этом, п. 8 ст. 11 Закона устанавливает, что представителями общественности, представителями Президента РФ в квалификационных коллегиях судей могут быть граждане РФ, достигшие 35 лет, имеющие высшее юридическое образование, не совершившие порочащих их поступков, не замещающие государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы, не являющиеся адвокатами.

Нельзя согласиться с тем, что для представителей общественности в квалификационных коллегиях необходимо наличие высшего юридического образования. Заметим, что ни для присяжных, ни для народных заседателей законом не установлены требования об обязательном высшем юридическом образовании, что не означает их неспособности разобраться в тонкостях процесса. Их участие обеспечивает всесторонность и полноту исследования всех обстоятельств дела за счет житейского восприятия повседневного существования, которого лишен зачастую профессионально деформированный взгляд. Участие в квалификационных коллегиях судей (то есть профессиональных юристов) должно дополняться представителями общественности, обладающими непрофессиональным, свежим взглядом, поскольку только непрофессионал может увидеть необычное, в том, что для профессионала является обычным и повседневным.

На основании изложенного, мы предлагаем устранить из Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» требование о наличии у представителей общественности высшего юридического образования. После этого можно будет расширить нормы представительства общественности в квалификационных коллегиях судей.

В настоящее время, в квалификационных коллегиях судей субъектов РФ, как и в Высшей квалификационной коллегии, судьи обладают большинством голосов, что позволяет им в необходимых случаях принимать самостоятельные решения, оставляя в стороне мнения других членов коллегии. На наш взгляд, такое положение не решает проблему корпоративности судейского сообщества. Как представляется, Высшая квалификационная коллегия судей и квалификационные коллегии судей, в составе которых судьи имеют большинство голосов, не могут обеспечивать необходимый контроль за носителями судебной власти.

Другим недостатком данного Закона, является порядок формирования квалификационных коллегий судей, при котором представители общественности назначаются Советом Федерации Федерального Собрания РФ либо законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ.

Полномочия представителя общественности в квалификационной коллегии судей могут быть досрочно прекращены в случаях совершения им порочащего поступка, а также систематического неисполнения им обязанностей члена квалификационной коллегии судей по решению Совета Федерации либо законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ (п.8 ст. 11 Закона). Такой порядок назначения и прекращения полномочий представителей общественности не может исключать их ангажированности от органов законодательной ветви власти и не гарантирует их независимость при осуществлении своих обязанностей в квалификационных коллегиях судей. Гарантия участия представителей общественности в квалификационных коллегиях становится иллюзорной и получает декларативный характер. Получается что, на практике квалификационные коллегии судей формируются не из представителей общественности, а из представителей законодательной ветви власти.

По нашему мнению, представителей общественности в квалификационные коллегии судей следует приглашать из числа граждан, включенных в избирательные списки ( подобно присяжным заседателям) с учетом дополнительных ограничений, содержащихся в п.8 ст. 11 ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ». При этом представители общественности на время работы в квалификационных коллегиях судей должны быть обеспечены такими же гарантиями независимости, как и судьи.

Что бы избежать утраты социального контроля за судебной властью необходимо создать систему сдержек и противовесов внутри квалификационных коллегий судей. Для этого следует уровнять нормы представительства от судейского корпуса и от общественности в квалификационных коллегиях судей. Только тогда можно будет получить необходимые гарантии обеспечения социального контроля за судьями, без которых невозможно рассчитывать на поднятие авторитета судебной власти в обществе.

11. Положительными новациями Закона РФ «О статусе судей в РФ» следует признать установление особого порядка привлечения судьи к административной и дисциплинарной ответственности. Предыдущая редакция Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года содержала норму, запрещающую привлечение судьи к административной и дисциплинарной ответственности. Отказ от положения о том, что судья не может быть привлечен к административной и дисциплинарной ответственности содержится в Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 15.12.2001г.

Восстановление административной и дисциплинарной ответственности судей более соответствует принципу равенства всех перед законом и судом, чем запрет на привлечение судей к таким видам ответственности. При этом установление особого порядка привлечения судьи к административной и дисциплинарной ответственности не следует рассматривать как покушение на его неприкосновенность, так как фактически судья и ранее отвечал за совершение административного правонарушения либо дисциплинарного проступка перед квалификационной коллегией судей.

Возможность привлечения судьи к административной и дисциплинарной ответственности тем более представляется актуальной в свете имеющейся статистики, которая показывает, что с 2000 по 2001 год количество жалоб граждан на действия судей значительно выросло, в то время как количество прекращенных квалификационными коллегиями полномочий судей по подп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в РФ» снизилось. Такая статистика не могла вызвать в обществе полного доверия к способности судейского корпуса бороться за свое «самоочищение».

Установление особых гарантий от необоснованного привлечения судьи к административной ответственности, должно обеспечивать его независимость, исключать возможность давления на судью со стороны правоохранительных органов. Кроме того, установление таких гарантий является определенным исключением из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом и потому они должны быть продиктованы особой необходимостью, так как речь идет о представителях независимой судебной власти.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Цараев, Арсен Алимбегович, 2003 год

1. Е.Б. Абросимова. Суд в системе разделения властей:российская модель. Изд-во "Проспект", М., 2002.

2. Ф.А. Агаев, Иммунитеты в российском уголовном процессе. Диссертация канд. юрид. наук, М., 1997.

3. Ф.А. Агаев, Иммунитеты в российском уголовном процессе. Автореферат дис. канд. юрид. наук, М., 1997.

4. Ф.А. Агаев, В.Н. Галузо, Иммунитеты в российском уголовном процессе. Изд-во «ТЕИС», М., 1998.

5. С.А. Александров, Н.Р. Максимов, Гарантии принципа независимости судей и подчинения их только закону. Сборник аспирантских работ. Свердловск,1971.

6. В. Анисимов, Какие судьи нужны России? Российская юстиция. 1998, №12.

7. И.М. Антонов, Судебная система Федеративной Республики Германии. Российский судья. 1999, №1.

8. Т.В. Апарова, Суды и судебный процесс Великобритании: Англия, Уэльс, Шотландия. М., 1996.

9. Т.В. Апарова, Конституционное регулирование организации и деятельности судов: зарубежная практика. Журнал российского права. 1998. №6.

10. Т.В. Апарова, Статус судей в Великобритании. Журнал российского права. 1999. № 7/8.

11. В.У. Асташенков, Суды и судоустройство., М. 1997.

12. Б.Т. Безлепкин, Судебная система, правоохранительные органы и адвокатура России., М., 2001.

13. С.В. Боботов, И.Ю. Жигачев, Введение в правовую систему США. Изд-во «Норма», М., 1997.

14. Большая советская энциклопедия. Т. 5, 3-е изд., М., 1971.

15. Большой юридический словарь, под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М., 1997.

16. А.Д. Бойков, Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996гг., НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, М., 1997.

17. А.Д. Бойков, Третья власть в России. Второе издание. Курск, 1999.

18. А.Д. Бойков, Иммунитет. Третья власть в России. Курск,1999.

19. А.Д. Бойков, Третья власть в России продолжение реформ. Изд-во «Юрлитинформ», М., 2002.

20. В.В. Бойцов, Л.В. Бойцова, Судьи в США: ответственность за ошибки и злоупотребления. США: экономика, политика, идеология. 1992,№ 7.

21. Бюллетень Верховного Суда РФ,1993 г., № 12.

22. О. Ведерникова, Профессиональная этика судей (опыт США). Российская юстиция. 1995, №3.

23. О. Ведерникова, Отбор кандидатов на судебные должности: опыт США. Советская юстиция. 1993, №5.

24. Ведомости Верховного Совета СССР. 1964,№18,Ст. 221.

25. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. №7.

26. В.А. Власихин. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. М., 2000.

27. Э.П. Григонис, Правоохранительные органы, Изд-во «Питер», СПб., 2002.

28. К.Ф. Гуценко, Правоохранительные органы. М., 1995.

29. К.Ф. Гуценко, Уголовный процесс. М., 1997.

30. И.Ф. Демидов, Проблема прав человека в Российском уголовном процессе, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, М.,1995.

31. А. Дементьев Подготовка кадров судей выход есть, Российская юстиция. 1996. №4.

32. В. Ершов, Л. Холдеев, О профессиональной подготовке кандидатов в судьи. Российская юстиция. 1994. №8.

33. В.В. Ершов, Н.В. Радутная, О.Н. Ведерникова. Судебная система России, Изд-во «Дело», М.,2000.

34. Европейское право в области прав человека. Практика и комментарии. М., 1997.

35. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Том 1, М., 2000.

36. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Том 2, М., 2000.

37. Н.Н. Ефремов, Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы. Государство и право. 1996, №11.

38. А. Жеребцов, Повышение авторитета судебной власти — главное в работе квалификационных коллегий судей. Российская юстиция. 1997, № 8.

39. А. Жеребцов, Кодексу чести судьи придать нормативный характер. Российская юстиция. 1997, №3.

40. А. Жеребцов, Отбор кандидатов в судьи актуальная задача. Российская юстиция. 1999. №6.

41. А.Ф. Закомлистов, Судебная этика. Изд-во « Юридический центр Пресс», СПб., 2002.

42. В. Зайцев, О независимости судей. Советская юстиция, 1990, №11.

43. А.Ф. Изварина, Судебная власть в Российской Федерации. Изд-во «МарТ», Ростов н/Д., 2001.

44. С. Каримова, Сущность принципа независимости судей и подчинения их только закону и практика его осуществления в Таджикской ССР. Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии. Душанбе. 1971.

45. С. Каримова, Гарантии независимости советских судей при осуществлении правосудия и подчинении их только закону. Проблемы преступности. М., 1971.

46. В.П. Кашепов, Новое законодательство о судоустройстве в странах СНГ. Журнал российского права. 1997, №2.

47. М.И. Клеандров, Статус судьи. Новосибирск, 2000.

48. М.И. Клеандров, Социально психологические и морально-этические проблемы формирования судейского корпуса. Журнал российского права. 1999, №12

49. Комментарий к УПК РФ. Под ред. И.Л. Петрухина, Изд-во «Проспект», М., 2002.

50. Комментарий к УПК РФ. Под ред. А.Я. Сухарева, М., 2002.

51. Комментарий к Конституции РФ. Под общей редакцией Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. Изд-во «Юридическая литература», М., 1994г.

52. Комментарий к ФЗ « Об оперативно розыскной деятельности». Под ред. А.Ю. Шумилова, М., 1997.

53. Комментарий к ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». К.В. Питулько, В.В. Коряковцев, Изд-во «Питер», СПб.,2002г.

54. Комментарий к УК РФ. Под. ред., А.В. Наумова. Изд-во «Юрист», М.,2000.

55. Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации». Под ред. В.И. Радченко. М., 1998.

56. Комментарий законодательства о судебной власти в Российской Федерации. Под ред. В.П. Кашепова. М., 2000.

57. Концепция судебной реформы. Под ред. Б.А. Золотухина. М., 2001.

58. А.Ф. Кони, Нравственные начала в уголовном процессе. Избранные произведения. М., 1956,

59. А.Ф. Кони, Избранные произведения. Изд-во «Юридическая литература», М., 1980.

60. А.Ф. Кони, Избранные труды и речи. Тула, 2000.

61. М.А. Краснов, Судебная реформа: от Концепции 1991 года до сегодняшнего дня. М., 2001.

62. В.В. Кузнецов, Высшая квалификационная коллегия судей о проектах федеральных законов. Российская Юстиция, 2001,№8.

63. Л.Д. Кудинов, Предварительное заключение под стражу в советском уголовном процессе. Автореф. Дне. к.ю.н. , М. 1985.

64. Л.Д. Кудинов, Предварительное заключение под стражу в советском уголовном процессе. Диссертация к.ю.н. , М. 1985.

65. В.М. Лебедев, Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития, СПб., 2001.

66. В.М. Лебедев, Судейская мантия не каждому по плечу. Российская газета №255. 23.11.2000.

67. В.В. Маклаков, Конституции зарубежных государств. Изд-во «БЕК» М., 1999.

68. О. Марков, Нравственные начала в работе судьи. Российская юстиция.1999, №7

69. И.И. Мартинович, Закон о судоустройстве и статусе судей в республики Беларусь. Государство и право. 1996, №8.

70. Международные акты о правах человека. Сборник документов, Изд-во «Норма», М., 2000.

71. Е.Б. Мизулина, Новый УПК гарантия процессуальной независимости судьи. Концептуальные основы уголовного судопроизводства в России. М. 2002.

72. П.Е. Недбайло, О юридических гарантиях правильного осуществления правовых норм. «Советское государство и право», 1957, № 6

73. О статусе судей и судебной системе. Из законопроекта о внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации». Российскаяюстиция,2001,№8.

74. О судебной системе Республики Армения. Вестник ВАС РФ. 1999, № 6.

75. П.С. Пастухов, Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе России. М.,1998.

76. М.С. Палеев, С.А. Пашин, В.М. Савицкий, Закон о статусе судей в Российской Федерации. Научно-практический комментарий. Изд-во «БЕК», М., 1994.

77. И.Л. Петрухин, Человек и власть ( в сфере борьбы с преступностью). Институт государства и права РАН, М.,1999.

78. И.Л. Петрухин, Личные тайны (человек и власть). Институт государства и права РАН, М., 1999.

79. В.И. Полудняков, Современная российская судебная реформа. На пути в мир правосудия. Изд-во «НЕВА», СПб., 2002.

80. Работа квалификационных коллегий судей судов общей юрисдикции. Статистика. Российская юстиция. №5, 2001, с. 65-66.

81. Работа квалификационных коллегий судей судов общей юрисдикции. Статистика. Российская юстиция. №5, 2002, с. 70-72.

82. Н.В. Радутная, Народный судья. Профессиональное мастерство и подготовка. М.,1997.

83. Р.Д. Рахунов, Независимость судей в советском уголовном процессе (правовые вопросы). М., 1972.

84. Реформы Александра И. М., 1998.

85. Ф.М. Решетников, Правовые системы стран мира. М., 1993.

86. В.А. Ржевский, Н.М. Чепурнова, Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности, Изд-во «Юрист», М., 1998.

87. Российская юстиция. №4,1999.

88. В.И. Руднев, Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Российская юстиция. 1996.

89. В.И. Руднев, Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. М. 1997.

90. В.И. Руднев, Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Диссертация канд. юрид. наук. М. 1997.

91. В.М. Савицкий, Что такое уголовный процесс. М., 1987.

92. Л. Симкин, Профессиональная подготовка судей: зарубежный опыт и наши проблемы. Советская юстиция. 1990, №250.

93. Словарь русского языка. Под ред. Ожегова С.И. — М., 1981.

94. Собрание законодательства РФ,1996, №14, Ст.1549

95. Советский энциклопедический словарь. Изд. 4,- М., 1989;

96. Советский энциклопедический словарь, М., 1986.

97. Советская юстиция. №13. 1989.

98. Ю.И. Стецовский, Судебная власть. Изд-во «Дело», М., 1999г.

99. Суд и правосудие в СССР. Под ред. Б.А. Галкина. М., 1981

100. Судебная реформа. Сборник обзоров. М., 1990.

101. Судебные системы западных государств. Изд-во «БЕК», М. 1991.

102. В. Терехин, Судейская дисциплина: от иммунитета до ответственности. Российская юстиция №8, 1999г.

103. А. Токвиль, Демократия в Америке, М.,1992.

104. Л. Фридмэн, Введение в американское право. М., 1993.

105. Л. Холдеев, Л. Симкин, Подготовка судей во Франции. Российская юстиция, №1.

106. В.В. Черников, Судебная система, правоохранительные органы, специальные службы России. М., 2001.

107. Юридический словарь, Том 1, Второе издание, М., 1986.

108. Юридический словарь. Том 2., Второе изд., М., 1986.

109. Р.Х. Якупов, Правоприменение в уголовном процессе. М1993.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.