Общины молокан на Кавказе: история, культура, быт, хозяйственная деятельность тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Самарина, Ольга Ивановна

  • Самарина, Ольга Ивановна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, СтавропольСтаврополь
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 238
Самарина, Ольга Ивановна. Общины молокан на Кавказе: история, культура, быт, хозяйственная деятельность: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Ставрополь. 2004. 238 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Самарина, Ольга Ивановна

Введение

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПОЯВЛЕНИЕ МОЛОКАНСКИХ ОБЩИН НА КАВКАЗЕ

1.1. Правовое положение русских сектантов в

Российской Империи

1.2. Государственная политика Российской Империи в отношении русских переселенцев-молокан на Кавказе в первой половине XIX - начале XX вв.

1.3. Взаимоотношения молокан с государственной властью

ГЛАВА ВТОРАЯ.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МОЛОКАНСКИХ ОБЩИН НА КАВКАЗЕ В XIX - XX

2.1. Традиции и инновации в хозяйстве молокан Кавказа конец XIX - начало XX в)

2.2. Особенности хозяйственной деятельности и быта русского населения Карсской области

2.3. Хозяйственная и общественная жизнь молоканских общин в советское время

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЭВОЛЮЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ.

3.1 Культура жизнеобеспечения молокан

3.2 Община и духовная культура молокан

3.3 Семья и семейные обряды Заключение

Примечания

Список источников и литературы

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Общины молокан на Кавказе: история, культура, быт, хозяйственная деятельность»

Актуальность темы исследования. Молоканские общины, появившиеся на Кавказе в начале XIX в. представляют собой уникальное явление. Вследствие своей замкнутости они сохранили своеобразный образ жизни и культуру, изучение которой представляет интерес не только с точки зрения академической науки, но и с практической целью реконструкции и восстановления многих традиций и обычаев русского этноса. Организуя свой быт и хозяйство в условиях иноэтнического окружения, молоканские общины стали своеобразными культурно-конфессиональными общностями, которые и сейчас отличаются от окружающего их населения.

Феномен духовного христианства существует в Российской истории уже более 200 лет. В научной среде духовные христиане, в том числе молокане как представители русского сектантства, много раз привлекали к себе внимание исследователей, но до сих пор их история остается практически неизученной. Долгое время русское сектантство отожествлялось с расколом, в то время как и происхождение, и сами оба эти явления различны.

Актуальность темы исследования определяется и степенью изученности проблемы. Во второй половине XX в. практически одновременно с молоканами на территорию Советского Союза вернулись представители русского старообрядчества - казаки-некрасовцы, которым в отечественной историографии посвящено много работ. Однако в истории молокан изучались только отдельные аспекты, и ввиду их закрытости комплексный анализ особенностей молоканских общин проведен не был. Большую роль сыграла и антирелигиозная политика, существовавшая в нашем государстве, которая также мешала объективному изучению проблемы.

В современной России интенсивно идут процессы миграции различных этнических групп. Изучение опыта адаптации, который молокане приобрели в результате переселений, представляется особенно важным для современной науки. Молоканские общины имеют уникальный опыт приспособлени я к новым природным, этническим, правовым условиям, сохраняя при этом свою самобытную традицию.

Объектом исследования являются молоканские общины Кавказа. В настоящее время конфессия представлена последователями двух толков -постоянными и прыгунами.

Предмет исследования - культура, хозяйственная деятельность и повседневная жизнь молоканских общин на территории Кавказа, влияние различных факторов (религиозных особенностей, государственной политики, климата, иноэтнического окружения), способствовавших сохранению определенного типа хозяйственной деятельности, культуры, традиций, быта.

Цель исследования: изучение особенностей хозяйства, культуры и быта молоканских общин на Кавказе.

Автором не ставилась задача изучения религиозной догматики молокан, поскольку это является предметом специального исследования и выходит за рамки исторической науки. В рамках диссертационного исследования невозможно одинаково подробно раскрыть все стороны истории молокан на Кавказе с XIX в. по настоящее время, но поскольку в исторической науке отсутствуют труды по данной теме, то автор поставил своей задачей дать в основных чертах общую картину появления молокан на Кавказе, их миграций, хозяйственной жизни и культуры. Специального изучения заслуживают также проблемы хозяйственной жизни молокан в первые годы Советской власти, колхозное строительство, взаимоотношения религиозных объединений с государственной властью, а также особенности фольклора, диалекта и песенной культуры молокан.

Задачи исследования сформулированы на основе цели и заключаются в следующем:

1) выявить причины переселения и ход миграций молокан на Кавказ;

2) проследить эволюцию государственной политики по отношению к молоканам на Кавказе и в Центральной России;

3) проанализировать экономическое развитие молоканских общин на Кавказе и показать их влияние на экономику региона;

4) показать факторы, определившие специфику хозяйственной деятельности молокан в XX веке;

5) сравнить особенности хозяйственной деятельности молокан на Кавказе в XIX, на территории Турции и Советского государства в XX веке;

6) раскрыть преемственность русских традиций в материальной культуре и обрядах семейного цикла молокан.

Степень изученности проблемы. До настоящего времени история молокан изучалась вскользь, лишь в рамках истории русского населения на Кавказе, истории старообрядчества или отдельно сектантства. В большей степени для многих исследователей характерно лишь описание молокан как одного из религиозных направлений. Обстоятельных описаний особенностей хозяйства, культуры и быта молоканских общин в дореволюционной литературе нет. Специальных историко-этнографических исследований, посвященных истории миграции, образу жизни и культуре молоканских общин в России нет. В конце XIX в. в периодических изданиях стали появляться немногочисленные статьи, принадлежащие перу местной интеллигенции - учителей, чиновников, священников. Они обычно описывали хозяйственную и религиозную жизнь молокан1.

Одно из первых основательных описаний молоканских общин дано в сочинении Аргутинского — Долгорукого A.M. «Борчалинский уезд в экономическом и коммерческом отношениях»2. Автор объясняет экономическое благосостояние молокан их трудолюбием и трезвым образом жизни. Кроме того, отмечает высокий уровень грамотности молокан, которые, будучи хорошими хозяйственниками, постоянно выписывали журналы и газеты по сельскому хозяйству и даже по пчеловодству и «обработку полей производили исключительно усовершенствованными орудиями труда»3.

О хозяйственной деятельности закавказских молокан в конце XIX в. упоминают в своих исследованиях С.В. Мачабели и Н.А. Абелов.4 Свои исследования Мачабели С.В. посвятил изучению особенностей экономического развития населения, проживающего на территории Тифлисской губернии. Абелов Н.А. выделил основные черты экономического развития Бакинской губернии в конце XIX века. На основе различных статистических данных авторы делают выводы, что в данный период молокане являлись основными поставщиками сельхозпродукции на местные рынки. Кроме того, молокане обладали «извозной монополией».

Богатый материал, характеризующий правовое положение молокан, был собран Варадиновым Н.5 На основе российского законодательства он выделяет законы и постановления правительства, касающиеся духовных христиан, в том числе и молокан. Он выделил особенности правового положения в России сектантов и старообрядцев. Кроме того, необходимо отметить работы в этой области Богословского А., Введенского А., Горчаковым М.Н., Ясевич — Бородавской В.И.6 Исследователи отметили особенности российского законодательства XIX в., касающегося различных категорий вероисповеданий, в том числе и молокан.

Огромная заслуга в изучении истории русского сектантства, в том числе молокан, принадлежит Ф.В. Ливанову7. Его 4-х томное издание подробно описывает особенности вероучения той или иной секты, находящихся на территории Российской Империи. Заслугой исследователя является достаточно подробное описание переселения сектантов на южные территории.

Солидное исследование о молоканах - «прыгунах» было написано Н.А. Дингельштедтом. Он изучил культуру, обряды и песни представителей данного течения. Кроме того, Дингельштедт Н.А. даёт характеристику первым лидерам прыгунов, в частности М.Г. Рудометкину.

Часть дореволюционной литературы носит религиозно-полемический характер. Сюда необходимо отнести сочинения представителей русской православной церкви, в частности миссионеров Никольского С, Осторомыс-ленского Е.А., Ивановского Н.А.8, также различные миссионерские отчеты9 и сведения, публикуемые на станицах журналов «Ставропольские епархиальные ведомости», «Миссионерское обозрение» и «Православное обозрение». 10 Как правило, полемизируя с раскольниками по вопросам вероиспо-веддания, представители русской православной церкви подробно описывают лишь особенности молоканской догматики. Кроме того, молокане, проживающие на Кавказе, в частности в закавказском регионе, довольно редко оказывались под наблюдением миссионеров. Интересным исключением в данном случае являются воспоминания православного священника Бунятого Г., который оставил подробное описание особенностей культуры, хозяйства, быта, образа жизни молокан, проживающих на территории Тифлисской губернии11.

Отдельно необходимо рассмотреть работы русских историков, описывающих молокан в рамках изучения русской истории12. Изучая особенности духовной жизни русского народа, они утверждали, что представители русского старообрядчества и сектантства во многом несут в себе особую русскую народную веру. Причины, обуславливающие развитие сектантства, слишком широко захватывали народную жизнь и коренились в ней очень глубоко.

Вопрос раскола в исследованиях Мельникова П.И. связан с проблемами общественного быта, которые относят к правовому и экономическому положениям народа. Они находились в прямой и тесной связи с условиями, способствующими развитию сектантству13.

Милюков П. Н.14 осуждал церковно-миссионерскую концепцию сектантства, согласно которой «истинно русский человек не может быть сектантом», а само оно является «каким-то чуждым наростом иностранного происхождения», и считал, что русское сектантство является «самобытным и национальным продуктом». Сектантство - явление не социальное, а психологическое, коренящееся «во внутренних условиях народно-психологического развития». Он сделал попытку понять историю сектантства как закономерный процесс. История сектантства по его мнению - последовательное чередование религиозных учений, отличающихся между собой степенями «спи-ритуализации» веры.

По мнению Юзова И., именно в расколе проявляются умственные и нравственные особенности народа, поэтому его изучение необходимо всем общественным деятелям15.

В рамках изучения русского раскола и сектантства о молоканах пишет и Пругавин А.С.16. Он акцентировал внимание на связи социально-экономических отношений с сектантством. В дальнейшем он разрабатывал конкретные сюжеты из жизни сектантов, для чего много разъезжал по молоканским общинам, устанавливал контакты с их руководителями и рядовыми верующими, собирал рукописные сочинения. Основная идея его работ -осуждение церковно-полицейских преследований сектантов и старообрядцев. Заслуживает особого внимания собранный им обильный фактический материал, который намного шире характеризовал состояние сектантства, чем материалы правительственных чиновников, не говоря уже о представителях официальной церкви.

Многие авторы начала XX в. выделяют сектантов как особый слой общества, которому свойственны рационалистические идеи. Это были люди гораздо более образованные, чем обычное население России, которым свойственна «жажда сознательной жизни, стремление дать смысл своему существованию на земле, а главное, им были не чужды понятия о добре и зле, правде и лжи»17. Большой упор в исследованиях делался на экономическое благосостояние молокан, их религиозно - нравственные обычаи и традиции.

Марксистская историческая наука рассматривает сектантство как социальный протест под религиозной оболочкой. В советской научной литературе большое внимание уделялось либо общим проблемам критики сектантства, либо сектам баптистов, свидетелей Иеговы, пятидесятников, адвентистов седьмого дня, которые рассматривались как особо опасные, так как занимались пропагандой среди населения. Считалось, что они финансировались иностранными спецслужбами. Молокане же не признавали в своих общинах посторонних, поэтому для советской антирелигиозной пропаганды не представляли опасности. Возникновение молоканского учения в советской историографии связывалось с «демократическим протестом крестьянских низов против крепостничества и помещичьего произвола. По причине неграмотности, забитости и отсталости крестьянского населения этот гнёт приобретает

1 Я религиозную форму» .

Основные тенденции развития «духовного христианства» освещались в работах исследователей 20-30-х годов, прежде всего Бонч-Бруевича В.Д19. Его подход к изучению религиозного сектантства определялся ленинской постановкой вопроса о крестьянстве как союзнике в революционной борьбе. В.Д. Бонч-Бруевичем были собраны уникальные материалы и рукописные сочинения представителей различных сект, которые представляют огромный интерес для изучения и характеристики многих сект, в том числе и молокан. В тоже время, историю русского сектантства он рассматривал в тесной связи с классовой борьбой, что на наш взгляд неприемлемо.

Интересно исследование по этому вопросу И. Морозова. Молоканское учение он рассматривает в связи с политической жизнью страны и считает его «религиозным оформлением интересов сельскохозяйственной буржуазии, зеркалом, отражающим душу деревенского капиталиста»20.

Дружинин В., происхождение молоканства связывал с социальной ие

21 рархией в деревне, которая имела место в конце XVIII века . Он рассматривал молоканское учение как попытку избавиться от крепостного права. О кризисе молоканства и его «типичной кулацкой организации» упоминает в

22 своем труде и известный историк Н. М.Никольский.

В целом, историки 30 -х годов XX в. считали, что к сектантам относились только зажиточные слои деревни, поэтому, рассматривали их как потенциальных «врагов народа».

В послевоенные годы история сектантства рассматривалась в трудах Клибанова А.И.23, Рындзюнского П.Г24 и других историков. По мнению Клибанова А.И., дореволюционной историографии сектантства официально не существовало. Он признает, что неплохая литература была написана такими "ведомственными" - по выражению Клибанова А.И. авторами, как Мельников-Печёрский П.И., Дингелыптедт Н.А., Варадинов Н, но такая литература даёт лишь богатый фактический материал . На большом историческом материале он показал, что молокане принадлежали к числу проводников буржуазного предпринимательства в сельском хозяйстве Закавказья и Сибири. Трудно не согласиться с его выводами о том, что догматика и этика молоканства поощряли «приобритательность» и способствовали энергичной предпринимательской деятельности молокан.

Изучение сектантства во второй половине XX в. происходило в основном в рамках истории атеизма. Основное внимание уделялось таким сектам как Баптизм, Свидетели Иеговы, Адвентисты, Новый Израиль, и т.д. которые считались потенциально опасными, так как они проводили религиозную пропаганду среди населения. Считалось, что они финансировались иностранны

26 ми спецслужбами. Подавляющее большинство авторов, как уже было сказано, в своих исследованиях основное внимание уделяли религиозной идеологии, лишь попутно рассматривали вопросы истории, культуры, быта сектантов, в том числе и молокан. Так, Москаленко А.Т считает, что на становление молоканской идеологии повлияли идеи Апокалипсиса о конце мира и наступления тысячелетнего «царства Христова». По мнению автора они сыграли роль побудительного мотива к массовому переселению молокан, когда «десятки тысяч молокан устремились на Кавказ. Даже царский указ о пере

27 селении был истолкован как промысел Божий» .

В советской историографии русское сектантство рассматривалось как «религиозная форма социально-политического протеста крестьянских масс против системы феодально-помещичьей эксплуатации и освящавшей её православной церкви. Сектантов, том числе и молокан, связывали с развитием новых капиталистических общественно-экономических отношений, и география распространения сектантства, в общем, соответствовала распространению капиталистических отношений в стране.28

Довольно подробно учение молокан в XX в. изучается в трудах Мала

29 ховой И. А. . Ученым был собран полевой материал об основных особенностях хозяйственной и религиозной деятельности, культуре, обрядам молоканских общин Центральной России и Закавказья и даны рекомендации для атеистического воспитания молоканской молодежи. Однако поскольку работа написана по истории атеизма, многие аспекты, касающиеся истории молокан, их культуры жизнеобеспечения, остались неизученными.

Ряд аспектов религиозной идеологии и деятельности молокан рассматривается в работах Балалаевой Н.И., Козловой К.И., Инниковой С.30 Отдельно необходимо выделить работы по истории сектантства сибирских ученых.31 Для многих исследований второй половины XX в. характерно отрицательное отношение к молоканам как к носителям религиозной традиции. Также постоянно прослеживается мысль о неминуемом кризисе внутри общин.

Молоканские общины изучались в рамках исследований, посвященных истории русского населения на территории закавказских республик. Здесь необходимо отметить серьезные работы Долженко И.В., Исмаил - Заде Д.И., Айтяна А. X., Акопяна A.M.32 Ими подробно изучены основные черты экономического развития закавказской деревни XIX — XX вв., отмечены особенности государственной политики Российской Империи в регионе, взаимоотношений русского и местного населения, а также показан огромный вклад русских крестьян, в том числе и молокан в развитие экономики Закавказья в XIX - начале XX веков.

По истории Кавказа создано немало обобщающих работ, однако в них не содержится никакой информации о молоканских общинах. В официальных изданиях XIX - начала XX вв. их относили к общей категории раскольников и сектантов33, позднее, в советских фундаментальных исторических трудах религии отводилось довольно мало места, поэтому сведения о молоканских общинах также отсутствуют34. Лишь в последнее время в рамках изучения региональной истории появляются работы, по священные изучению взаимоотношениям государства и религиозных организаций35.

Среди новейших исследований кавказского региона необходимо выде лить диссертационные работы Колосовской Т.А., по изучению государственно-конфессиональных отношений на Ставрополье и Крюкова А.В. по

3 7 священную исследованию религиозного сектантства Кубани . Однако в обоих работах молокане упоминаются лишь вскользь. В целом вопросам истории молоканских общин на Кавказе, их хозяйственно-культурному своеобразию в историографии XX века не посвящено ни одной монографии.

Из зарубежных исследователей культуру и традиции молокан изучали

38 39

W. В. Moore , G.W. Monoff, J.P. Va\o\. Их исследования носят в большей степени публицистический характер. В своих исследованиях они занимались проблемами культуры молокан, переселившихся на Американский континент в начале XX века.

Таким образом, анализ степени изученности проблемы свидетельствует о необходимости создания специального комплексного исследования истории молоканских общин на территории Кавказа.

Научная новизна исследования;

1. Впервые предпринимается попытка комплексного исторического исследования молоканских общин в XIX — XX вв. с современных мировоззренческих позиций.

2. Впервые показана эволюция правового статуса молокан в России.

3. Прослежена эволюция государственной политики по отношению к молоканам на Кавказе в XIX - начале ХХв., в Турции в первой половине XX в. и СССР в XX веке.

4. Проанализировано экономическое развитие молоканских общин на Кавказе, отмечены причины их материального благосостояния, а также влияние на экономику Кавказа в целом.

5. Впервые изучены молоканские общины, находившиеся в течение 40 лет (с 1921 по 1962) на территории Турции.

6. Доказано, что на формирование специфики хозяйственной деятельности молокан оказали влияние такие факторы, как религиозные установки и общинные традиции, а также связи с местными народами.

Источниковую базу диссертации можно подразделить на несколько групп: архивные документы, законодательные акты, свидетельства современников, полевой материал, фотографические документы и т.д.

Важнейшим источником работы служили документы архивных фондов. Автором изучены материалы, хранящиеся в фондах Российского Государственного исторического архива г. Санкт - Петербурга (РГИА). Здесь необходимо отметить документы, хранящиеся в фондах министерства внутренних дел: Ф.1383 - Канцелярия министра Внутренних дел, Ф.1285 - Департамент государственного хозяйства МВД, Ф.1284 - Департамент общих дел МВД и Ф. 1285 - Департамент государственного хозяйства МВД.

Политика переселения молокан на Кавказ отражена в документах департамента министерства государственных имуществ (Ф. 379), канцелярии министра земледелия (Ф.381), Первого департамента министерства государственного имущества (Ф. 383), Второго департамента министерства государственного имущества (Ф. 384) и Канцелярии министра земледелия (Ф. 381). Главное управление уделов (Ф. 515) содержит информацию как о переселениях молокан из Центральной России в южные губернии, так и сведения о самих представителях веры и их отношениях с местной властью.

Взаимоотношения молокан с русской православной церковью отражаются в документах, хранящихся в фондах Канцелярий Синода (Ф. 796), обер-прокурора Синода (Ф.797), Александро-Невской лавры (Ф.815) и Департамента духовных дел иностранных исповеданий (Ф.821). В них нашли отражение как численность молокан, так и основные меры по борьбе с ними.

Документы, хранящиеся в фондах Кавказского комитета (Ф. 1268) и Комитета министров (Ф. 1263), показывают переселенческую политику государства на Кавказе. Здесь освещены проблемы благоустройства на новой территории (распределение земли, различные льготы, предоставляемые переселенцам). Эти ведомства осуществляли контроль над деятельностью молокан, как на территории Центральной России, так и на новых землях.

Материалы по истории молоканских общин на Кавказе хранятся и в фондах Государственного Архива Ставропольского края (ГАСК). Ф. 101-Канцелярия гражданского губернатора - содержит Указы правительствующего Сената, а также различные ведомости о количестве раскольников и сектантов, находящихся на территории Ставропольской губернии в XIX веке. Кроме того, фонд содержит документы, в которых находятся предписания об оказании содействия молоканам, переселяющимся на Кавказ через губернию, и по предупреждению мер по недопущению распространения учения секты на территории губернии.

Ф. 135 - Ставропольская духовная консистория - также содержит данные о количестве раскольников и сектантах в губернии. При наличии подробной информации о представителях многих конфессий, населявших регион, здесь сдержится очень мало сведений о наличии молокан в Ставропольской губернии до конца XIX века.

Ф. 439 - Ставропольский епархиальный миссионерский совет - содержит документы, свидетельствующие о наличии молоканских общин на территории Ставропольской епархии в конце XIX - начале XX вв., но дает очень противоречивые сведения о количестве молокан на территории Ставропольской епархии. В то же время миссионеры Виноградов М., Никольский С., Сокольский Ю. характеризуют молокан как довольно безобидных сектантов, которые для Русской православной церкви начала XX в. не представляли опасности в распространении своей веры среди православных.

Государственная политика по отношению к представителям молоканства в советский период отражена в фондах Уполномоченного по делам религии при Совете Министров СССР по Ставропольскому краю (Ф.Р. 5171) и Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Ставропольскому краю (Ф.Р. 5172). Здесь хранятся решения и постановления краевых органов власти по вопросам религиозных организаций и регистрационные дела религиозных объединений. Фонды содержат интереснейшую информацию, касающуюся периода переселения молоканских общин из Турции в 1962 года. Кроме того, здесь имеются сведения, касающиеся адаптации молокан в первые годы проживания русских переселенцев из Турции.

Среди документальных материалов следует, прежде всего, отметить "Акты, собранные Кавказской археографической комиссией" под редакцией Берже А. Обращение к этим широко известным и популярным среди кавказоведов материалам неизбежно и при изучении истории молокан. Здесь мы находим сведения о районах расселения и правительственной политике в отношении ссылаемых в край молоканах, проекты местных помещиков, впоследствии законодательно воплощенные в соответствующих актах.

Важную группу источников составляют документы юридического характера, к которым относится «Полное собрание законов Российской империи», «Собрание постановлений по части раскола», где опубликованы указы и распоряжения императора, Синода, Сената по вопросам ведомства православного исповедания, инструкции, наказы, распоряжения, касающиеся представителей молоканской веры. Сюда же необходимо отнести отдельные сборники документов, собранные исследователями XIX в., посвященные правовому положению раскольников и сектантов40. Анализ этой группы источников позволил проследить эволюцию государственной политики по определению статуса молокан в XIX в. и формирование кавказского направления переселенческой политики правительства. К этой группе источников можно отнести и стенографические отчеты заседания Государственной думы.

В следующую группу необходимо выделить статистические источники. Это так называемые отчеты губернаторов и миссионеров. Но часто в этих документах указан только факт наличия молокан в том или ином населенном пункте. К сожалению, ни один из подобных источников не дает практически никакой точной информации о количестве представителей молоканской секты на Кавказе. На это существует множество причин. Для большинства населения не существовало различий между раскольниками и сектантами, не говоря о том, что сектанты редко подразделялись в официальной статистике на отдельные секты. Кроме того, как правило, молокан постоянного толка часто записывали вместе с духоборцами, а прыгунов с иудействующими или субботниками. Другой причиной, указывающей на малодостоверность статистических данных, является желание показать прекрасную работу миссионеров, поэтому данные часто занижались.

Богатый фактический материал о молоканском крестьянском хозяйстве в Закавказье в последней четверти XIX в. содержится в «Материалах для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края»41. В 1887 - 1888 годах на основе « Материалов.» был издан «Свод материалов для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края»42. Эта группа источников связана с особой государственной политикой, ставившей своей целью подробное изучение закавказского региона, его населения и экономического потенциала. Здесь приведен наиболее полный перечень русских поселений в Закавказье с указанием численности населения в них. К сожалению, в обследования, проводимые Министерством государственных имуществ, не попала Карсская область, так как разделы сборника основывались на материалах обследования 80-х годов XIX века.

Ещё одной группой источников являются свидетельства современников, помещенные в известном многотомном издании «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» (СМОМПК). В конце Х1Хв. появляются первые попытки этнографического описания особенностей жизни населения Кавказа, в том числе и молокан. Издатели этого сборника опирались на широкую сеть корреспондентов из местной интеллигенции и русского духовенства стремившихся познакомить читателей с разнообразными сторонами жизни переселенцев. Сведения собирались по определенной программе, разработанной императорским обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии, которая была специально составлена для сбора этнографических сведений.

Немалую роль сыграла и деятельность Кавказского отдела Императорского Русского географического общества, занимавшего изучением края. Его сотрудниками описывались особенности проживания молокан на территории Кавказа и Карсской области. 43

Подробные сведения о хозяйстве русских переселенцев, его направленности и особенностях содержатся в материалах периодической печати. Это давало возможность как современникам, так и исследователям судить о вкладе переселенцев, в том числе и молокан, в развитие сельского хозяйства края. В частности, этому отводилось много места на страницах газет «Кавказ»44, «Кавказское сельское хозяйство»45 и журналов «Отечественные записки»46, «Русская старина» 47, где подробно освещались вопросы землепользования. Большое внимание уделялось и взаимоотношениям переселенцев с коренным населением.

Важным источником для изучения религиозной идеологии молокан яв

1С ляются сочинения молоканских лидеров (Кудинова Н.Ф . и Анфимова Н.М49) и так называемая «Книжица» в которой помещены сочинения молоканских пророков.

В качестве источника использованы и материалы молоканской печати. В начале XX века молокане издавали несколько журналов: «Духовный христианин», «Молоканский вестник», «Молоканин», «Вестник духовных христиан». Из них можно почерпнуть сведения по идеологии, этическим и религиозным принципам молокан. Кроме того, журналы ставили задачу объединения молокан, поэтому в них помещались ценные сведения о состоянии общин во всех регионах страны, печаталась экономическая информация, в частности реклама и информация о создании кредитных обществ, отчеты съездов молоканских общин данного периода.

В настоящее время молокане возродили традицию издания религиозных журналов, где также содержится информация о современном состоянии некоторых молоканских общин, в частности тех, которые существовали на территории Советского Союза постоянно. Это журналы «Весть», «Слово веры», «Млечный путь» и др. Здесь отражены основные формы деятельности и проблемы, существующие в рамках современных молоканских общин.

Диссертантом привлекались материалы, хранящиеся в историко-этнографическом музее молокан и казаков-некрасовцев при Центре традиционной русской культуры п. Новокумского, где собран этнографический материал, связанный с проживанием молокан в Турции. Используются материалы рукописей из личного архива Серебрянниковой Т.П.(г. Михайловск) и личной переписки автора с Рыжковым С. (с. Кочубеевское).

В диссертации использованы полевые материалы исследований автора в Ставропольском и Краснодарском краях в 2001 - 2004 гг. в частности в с. Каменная Балка Благодарненского района, с. Арзгир, с. Левокумском, п. Но-вокумском, п. Заря, г. Михайловске Ставропольского края и г. Кропоткине, х. Красносельском Краснодарского края.

Необходимо отметить, что на информацию, полученную в ходе сбора полевого материала, весьма влияет территория бывшего проживания. Респонденты, ранее проживавшие в Карсской области, несут в себе одни культуру и обычаи, в то же время выходцы из Азербайджана свои традиции, а из Армении - свои. Это и служит основной причиной слабых связей между общинами. Следующей особенностью собранного полевого материала заключается в том, что при изучении молокан, проживавших в первой половине XX в. в Карской области, в качестве респондентов выступали как представители старшего поколения молокан, так и молодежь, которая также в настоящее время также является носителем обычаев и традиций предков. В результате полевых исследований автору удалось собрать большой материал по истории, культуре и быту молокан, проживающих в первой половине XX в. на территории Турции. Так как архивных источников, отражающих проживание русских крестьян на территории Турции, не существует.

Кроме того, в работе были использованы фотографические источники. В частности уникальные фотографические снимки, отражающие особенности жилища русских крестьян - молокан в Карской области. Оба снимка датируются 1939 годом. Кроме этого, автором были сделаны ряд современных фотографических снимков, характеризующих состояние молоканских общин на современном этапе.

Методологической основой диссертации стали принципы историзма, объективности и системности51. Исследование и практическое решение поставленных задач заставило использовать в работе цивилизационный подход. В работе используются междисциплинарный, гуманитарный подходы. Среди общенаучных методов используются научное наблюдение и описание. Част-нонаучными методами, использованными в работе, являются: историко-сравнительный, этнографический методы.

Методы исследования: Историко-генетический метод, суть которого состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений молоканских общин в процессе своего развития в XIX - XX веках. Это позволяет в наибольшей степени приблизиться к восстановлению реальной истории молокан на Кавказе. Историко-сравнительный метод применялся при изучении хозяйственной жизни, культуры и быта молокан, православного и местного населения Кавказского региона, при анализе общинных и религиозных традиций и при сравнении культуры и быта молоканских общин Турции, Ставропольского, Краснодарского краев, Ростовской области и Закавказья на современном этапе. Историко-системный метод использовался при раскрытии особенностей хозяйственной жизни молоканских общин и влиянии таких факторов, как государственная идеология, технический прогресс, религия, иноэтническое окружение. В диссертации применялись и антропологические методы, в том числе метод включенного наблюдения, позволяющий автору самому внедряться в предмет и объект исследования. Этот метод позволил проникнуть в мировоззрение человека и воссоздать целостное представление его о жизни.

Хронологические рамки исследования охватывают XIX - начало XXI вв. Нижняя граница связана с периодом, когда первые молоканские общины начинают осваивать территорию Кавказа. Верхняя граница определена современным периодом.

Территориальные рамки. Исследование охватывает территорию Кавказа, где в XIX в. находились молоканские поселения, и присоединенную в 1878 г. Карсскую область, а также территорию Закавказья, Ставропольского края, Ростовской области и Краснодарского края, где проживали молокане в XX - XXI веках. Такие территориальные рамки обусловливаются тем, что с начала XIX в. молокане проживали в Закавказье, в 80-е гг. XIX в. они частично переселяются в Карсскую область, а в советское время общины появляются и на территории Северного Кавказа.

Практическая значимость заключается в возможности использования опыта адаптации переселенцев к новым природным, этническим, правовым условиям. Материалы и выводы могут быть также использованы для подготовки обобщающих трудов по истории Кавказа; полевой материал, собранный диссертантом, может быть использован в качестве ценного источника по истории религии, культуры и традиций русского народа; при разработке региональных программ по возрождению духовной культуры; при разработке программ по традиционным методам воспитания.

Положения, выносимые на защиту:

1. Правовое положение молокан, а также сформировавшиеся вследствие иноэтнического окружения особенности культуры и быта позволяют сделать вывод о том, что молоканские общины на Кавказе представляли собой не только конфессиональные, но и своеобразные социокультурные общности.

2. В наиболее ярком виде черты культурного своеобразия сохранились в тех общинах, которые в последней четверти XIX века мигрировали в Карсскую область, а в 60-е годы XX века переселились на Северный Кавказ. Благодаря изоляции эти общины сохранили многие традиции, характерные для русского крестьянства XIX века.

3. Молоканские общины обладают уникальным опытом адаптации на новой территории, особенно по установлению добрососедских отношений с местным населением. Молокане внесли существенный вклад в развитие экономики Кавказского региона в XIX веке.

4. Материальная культура молоканских общин представляет собой сложный комплекс, состоящий из элементов традиционной русской культуры, а также заимствований у местного населения Кавказа и Турции, что особенно проявилось в скотоводческой традиции, системе обработки земли, бытовой терминологии, пище, одежде.

Апробация; диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории и теории государства и права Северо-Кавказского государственного технического университета. Результаты исследования обсуждались на межрегиональных, региональных и университетских конференциях: Северный Кавказ и кочевой мир степей Евразии: VI «Минаевские чтения» по археологии, этнографии и краеведению Северного Кавказа». (Ставрополь, 2003), VI региональной конференции «Вузовская наука - Северо - Кавказскому региону» ( Ставрополь, 2002), XXXIII научно - технической конференции преподавателей, аспирантов и студентов Северо - Кавказского государственного технического университета ( Ставрополь, 2004).

Структура исследования включает введение, три главы, заключение, примечания, список источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Самарина, Ольга Ивановна

Заключение.

С момента своего возникновения молоканские общины постоянно находились под строгим наблюдением со стороны государственной власти, их вероучение было отнесено в ранг гонимых религий. На основании изучения Российского законодательства XIX — начала XX в.в., обнаруживается имевшееся существенное ущемление прав представителей молоканской секты.

Изучив историю возникновения и хозяйственной деятельности молоканских общин на Кавказе, можно сделать следующие выводы.

1. После вхождения Кавказа в состав России государство становится заинтересованным в переселении сюда русского населения. Колонизационным материалом стали и представители различных сект. Такая политика позволяла государству одновременно решать несколько проблем: 1) изоляцию православного населения от представителей «вредных учений», которые после переселения считались уже верными подданными государства; 2) снижение остроты малоземелья в центре страны; 3) прочное закрепление за Россией новых территорий. Расширение прав для кавказских поселенцев исключало молокан из категории гонимых людей и приравнивало к той части русского населения, которая должна была стать оплотом Российской империи на её окраинах. Это привело к тому, что огромное число молокан стало добровольно хлопотать о переселении на Кавказ. Однако предоставляемые льготы касались лишь тех, кто переселялся с ведома или по указанию правительства. Результатом такой политики стало широкое хозяйственное освоение данной территории. В 70-х годах XIX века миграционная политика начинает меняться. Теперь сектанты переселяются лишь на вновь отвоеванные, ещё не паханые земли Карской области. Часть молокан отправляются на американский континент. В Закавказье начинаются переселения православного населения, но уже при более жестких условиях, чем это было в 30 - 40-х годах XIX века.

2. Несмотря на различные гонения со стороны государственной власти, молокане на протяжении всего своего существования были верными подданными государства. Руководствуясь Священным Писанием, они призывали всегда уважать и почитать «земную» власть, всегда подчеркивали свою верность и уважение престолу. Впоследствии они также беспрекословно принимают власть Временного правительства, Советскую и даже турецкую власть. Молокане всегда были далеки от политики, поэтому покорялись любой власти, как данной Богом.

3. Молокане внесли огромный вклад в развитие экономики Кавказа. Они привезли свою хозяйственную культуру, которая позволила им за довольно короткий промежуток времени достигнуть больших результатов. В хозяйстве русских поселенцев были представлены такие отрасли сельского хозяйства как земледелие, скотоводство, огородничество (оно которое было на данной территории новшеством), пчеловодство, птицеводство. На территории турецкого государства молокане оказались в экономической изоляции. До начала 60 -х годов XX в. они продолжали выполнять все сельхозработы при помощи скота. При этом необходимо отметить, что проживание на иноэтнической земле позволило молоканам сохранить свою культуру, традиции и обряды в том виде, в каком они их привезли в Турцию в конце XIX - начале XX веков. В новых условиях переселенцы смогли сохранить привычный образ жизни. Основой хозяйственной жизни крестьян продолжало оставаться земледельче-ско-скотоводческое хозяйство.

4. Особую роль при освоении новых территорий сыграло отношение молокан к труду. Причем, необходимо отметь наличие культа труда, играющего роль Божественной Благодати. Осуждение праздного образа жизни и преклонение перед трудом является одной из причин быстрой адаптации молокан в различных иноэтнических и климатических условиях. Труд является неотъемлемой частью их образа жизни, главным критерием оценки человека в обществе. Он сочетал в себе религиозную, нравственную и практическую ценность. Особое отношение к труду вызвано и особенностью менталитета молокан («мало пить и много работать»). Отсутствие спиртного в обрядовой деятельности вылилось в осуждении пьянства как греховного явления.

5. Огромное влияние на религиозные традиции и общественную жизнь молокан оказало советское государство. Большие изменения в привычный для молоканских общин образ жизни принесла антирелигиозная направленность деятельности государства, в особенности по отношению к молодежным организациям, что не позволило сохранить преемственность культуры. Основным способом сохранения традиционного образа жизни в 20-30-х гг. XX вв. было слияние общин с колхозами. В такой общине в советское время сохранились многие основные молоканские принципы хозяйствования, в то время как свои религиозные функции она практически утратила. Постепенно молокане восприняли общую советскую идеологию. В настоящее время наблюдается стремление к возрождению молоканских традиций. Однако этот процесс затруднен тем, что представители разных общин практически не поддерживают между собой связь.

6. Определяющим фактором молоканского менталитета является религия. В повседневной жизни молокан она играет огромную роль, и наложила отпечаток на все её стороны: одежду, пищу, жилище, взаимоотношения и т.д. Большое значение играет религиозная этика молокан. Именно через религию проявляется ценностная ориентация молокан. При этом необходимо отметить, что у молокан нет разграничений между светской и религиозной жизнью.

7. В молоканской материальной культуре переплелись элементы русской традиционной культуры, поставленные в рамки Ветхозаветных запретов и традиций (запреты изображения людей и потребления в пищу свинины, особое отношение к обрядовой пище, идея единства религиозного и нормативного законодательства) и элементы культуры кавказских народов, преимущественно тюрок, что прослеживается в пище (традиции употребления чая до еды, кеты, сыра), обуви и головных уборов. Эволюции материальной культуры у молокан, переселившихся в Карскую область, практически не было. Поэтому наблюдается процесс консервации культурных форм в Турции, а потом (при переезде в СССР) сохранение этого культурного комплекса у «кареских» молокан как средства собственной индетификации. Развитие материальной культуры молокан, проживающих на территории СССР протекало в рамках общей советской культуры. Поэтому в настоящее время общины «карсских» и «советских» молокан значительно отличаются в культурно-бытовом отношении.

8. Молоканская община в отличие от поземельной русской общины не сдерживала хозяйственную инициативу, так как не практиковала уравнительное землепользование с переделом угодий. В то время как в результате коллективизации поземельная община исчезает, молоканская община сохраняется до настоящего времени. Она играет огромную роль в обрядовой жизни молокан: активно участвует в воспитании детей, благословляет человека на брак, молится о его душе после смерти и т.д. Необходимо отметить огромную роль, которую и сейчас играет взаимопомощь внутри общины.

9. Для молоканской семьи характерны строгие патриархальные традиции. Здесь также наблюдается огромная роль религии. Семья представлена тремя поколениями. В отличие от традиционной православной семьи во главе которой всегда стоял кормилец - тот, кто материально её обеспечивал, у молокан главой семьи считается только старший мужчина, выполняющий функции духовного наставника и обладающий огромным авторитетом в семье независимо от его экономической роли в ней. Для современной молоканской семьи характерно, как и в XIX - XX вв. особое уважение к старшим, строгость в воспитании в семье, что обеспечивается контролем общины за семейной жизнью её членов.

10. В обрядовой жизни молокан наблюдается слияние традиций первых христианских общин, русских обычаев Центральной России и Кавказа. Календарные праздники некоторые молокане («прыгуны») отмечают по Ветхому Завету по примеру первых христиан, остальные по православному. В отличие от свадьбы русских крестьян Ставрополья, где наблюдается смешение русских и украинских традиций (можно говорить о преобладании последних), современная молоканская свадьба сохранила древние русские традиции центральных областей России. В тоже время на похоронный обряд молокан повлияли и некоторые кавказские элементы.

Таким образом, молоканские общины, появившиеся на Кавказе в начале XIX века, представляют собой уникальное явление. Вследствие своей замкнутости они сохранили своеобразный образ жизни и культуры, изучение которой представляет интерес не только с точки зрения академической науки, но и с практической целью реконструкции и восстановления многих традиций и обычаев русского этноса. Организуя свой быт и хозяйство в условиях иноэтнического окружения, молоканские общины стали своеобразными культурно-конфессиональными общностями, которые и сейчас отличаются от окружающего их населения Северо-Кавказских селений.

В последнее время в нашей стране наблюдается новый подъем религиозности, сопровождающийся повышением интереса общества к истории религиозных течений и организаций, в том числе и молоканству. Русское сектантство является составной частью русской истории. На протяжении своей истории практически каждое четвертое поколение в молоканских общинах вынуждено было менять свое место жительства, попадая нередко в иноэтни-ческое окружение. При этом из одного места в другое они перевозили и русскую культуру, традиции, стараясь сохранить их без изменений. Даже сейчас, изучая быт, обычаи и традиции молокан можно нарисовать картину жизни русского населения в XIX - начале XX века.

Введение.

178

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Самарина, Ольга Ивановна, 2004 год

1. Российский государственный исторический архив (РГИА)

2. Ф.1285 Департамент государственного хозяйства МВД;

3. Ф. 1284- Департамент общих дел МВД;

4. Ф. 1285 Департамент государственного хозяйства МВД;

5. Ф. 379 Департамент государственных имуществ;

6. Ф. 383 -1 Департамент министерства государственных имуществ;

7. Ф. 384 II Департамент министерства государственных имуществ;

8. Ф. 381 Канцелярии министра земледелия;

9. Ф.515 Главное управление уделов;1. Ф.796 Канцелярия Синода;

10. Ф. 797 Канцелярия обер-прокурора Синода;

11. Ф. 815 Александро-Невская лавра;

12. Ф.821- Департамент духовных дел иностранных исповеданий; Ф. 1268 Кавказский комитет; Ф. 1263 -Комитет министров.

13. Государственный архив ставропольского края (ГАСК) Ф. 101- Канцелярия гражданского губернатора;

14. Ф. 135 Ставропольская духовная консистория;

15. Ф. 439 Ставропольский епархиальный миссионерский совет;

16. Ф.Р. 5171 Фонд уполномоченного по делам религии при Совете Министров

17. СССР по Ставропольскому краю;

18. Ф.Р.5172 Фонд уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Ставропольскому краю.1.. Опубликованные документы и статистика.

19. Акты, собранные кавказской археографической комиссией (АКАК) / под ред. Берже А. т. I XII. - Тифлис, 1866 - 1888.

20. Архив Государственного Совета. T.I. Совет в царствовании императрицы Екатерины II. СПб. Б.г.

21. Всероссийская сельскохозяйственная перепись 1920 года. Ставрополь. 1912.

22. История Русской православной церкви в документах региональных архивов России. М., 1993.

23. Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края тт.1 VII. - Тифлис, 1885-1887.

24. Материалы для торгово-промышленной статистики. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1893. Ставрополь, 1896.

25. Обзор Ставропольской губернии. Ставрополь, 1879-1915.

26. Отчет Ставропольского губернатора за 1880 г. Ставрополь, 1881.

27. Ю.Памятная книжка ставропольской губернии на 1893 г. Ставрополь, 1893.

28. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи. М., 1897.

29. Полное собрание законов Российской империи (издание 2). С-Пб, 1832 -1884.

30. Положение о заселении предгорной западной части кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России. Екатеринодар, 1899.

31. Сборник документов по истории старообрядчества. Т. 1. М., 1864.

32. Сборник сведений о Северном Кавказе. 1906-1920. ТТ. 1-12.

33. Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. 1893,1919.

34. Сборник статистических сведений ставропольской губернии.1. Ставрополь, 1868.

35. Сельскохозяйственный обзор по Закавказью за 1910 1913 годы. -Тифлис, 1911 - 1914.

36. Собрание постановлений по части раскола (СППЧР) кн. II. СПб., 1860.

37. Ставропольская ученая архивная комиссия. Труды. Ставрополь, 1911 -1916. Вып., 1,4,6,8.

38. Ставропольский край в цифрах: краткий статистический сборник. Ставрополь, 1998.1.I. Нарративные источники.

39. Работы миссионеров и деятелей православной церкви.

40. Акт коллегиального собеседования с раскольниками старообрядцами в станице Прочнокопской. Кубанской области. - Ставрополь, 1904.

41. Беседы к глаголиемому старообрядцу митрополита московского Филарета. Б.м., Б.г.

42. Василихин Т. Очерк старообрядчества в станице Калиновской Терской области с 1840-1880. Ставрополь, 1881.

43. Всеподданнейшая докладная записка обер-прокурора Святейшего Синода Толстого Д. о деятельности православного духовного ведомства с июня 1865 по январь 1866. СПб., 1866.

44. Записки Кавказского отдела императорского русского географического общества (Записки КОИРГО). Тифлис, 1852-1880.

45. Ивановский Н.А. Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола, с присовокуплением сведений о сектах рационалистических и мистических. Казань, 1892. Ч. 2. Ч.З.

46. Известия Кавказского отдела императорского русского географического общества (Известия КОИРГО). Тифлис, 1872 - 1910.

47. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода Толстого Д. о деятельности православного духовного ведомства за 1870.-СПб., 1871.

48. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода Толстого Д. о деятельности православного духовного ведомства за 1878. -СПб., 1879.31 .Миссионерство, секта и раскол. // Миссионерское обозрение. 1899. №9.

49. Михайлов Н.Т. Справочник по Ставропольской епархии. Екатеринодар, 1910.

50. Никольский С. Отчет противосектантского миссионера за вторую половину 1896 года. Ставрополь, 1897.

51. Никольский С. Сведения о состоянии миссии в ставропольской епархии в 1907 году. Ставрополь, 1908.

52. Отчет о деятельности Андреевско-Владимирского братства за 1896. -Ставрополь, 1897.

53. Зб.Отчет о съезде духовных христиан в с. Разсказово в день 300-летнего юбилея царствования дома Романовых. // Духовный христианин. 1913. №2.

54. Свод материалов для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края. Тифлис, 1887 - 1888. ТТ. I - V.

55. Состояние миссионерской деятельности в епархии и участие в ней Андреево-Владимирского братства. // Ставропольские епархиальные ведомости. 1898. №10.;1902. №7.

56. Толстой Д. Докладная записка о деятельности православного духовного ведомства. 1865 1878. - СПб., 1868 - 1879.

57. Сочинения молоканских авторов

58. Анфимов Н.М. Краткая история духовных христиан. Тифлис. 1910.

59. Анфимов. Н.М. Изложение догматов духовных христиан молокан. Б.М., 1912.

60. Анфимов. Н.М. Толкование на книгу «Песнь Соломона». Тифлис, 1910.

61. Бодянский A.M. По вопросу «о крещении». // Молоканский вестник. 1906, №4/5. С .43.

62. Дух и жизнь. Книга Солнца. Лос-Анджелес, 1928.

63. Ильин С.Е. Моя закавказская Россия. М., 1998.

64. Кудинов. Н.Ф., Духовные христиане. Молокане. Владикавказ, 1913.

65. Шельпякова В.К. Не бойся, верую! СПб., 1995.

66. Ясевич- Бородавская В.И. Борьба за веру. СПб, 1912.

67. Этнографические описания и публицистика.

68. Богданов В.Ф. Народ, хранимый Господом. \\ Духовный Христианин.1908, №8

69. Болотин А. Впечатление посетившего юбилейное торжество 4 сентября 1905 года. // Молоканский вестник. 1906. №4/5. С. 7.

70. Бунятов Г. Быт русских крестьян Лорийского участка, Борчалинского уезда, Тифлисской губернии. / СМОМПК. Тифлис, 1902. Вып. 31.

71. Бунятов Г. Заработки русских поселенцев Борчалинского уезда. // Кавказское сельское хозяйство. 1898. 23 июля. С. 476.

72. Бунятов. Г. Хозяйственный быт русских поселенцев Борчалинского уезда Тифлисской губернии. // Кавказское сельское хозяйство. 1896. 2 мая.

73. Вермишев Х.А. Земледелие у государственных крестьян Закавказского края. // СМИЭБГКЗК. Тифлис, 1888. T.IV.4.1.

74. Девицкий В. Каникулярная поездка по Эриванской губернии и Карсской области./ СМОМПК Тифлис, 1896. Вып. 21.

75. Епидинский М. Кавказские раскольники-старообрядцы. И Странник. 1864.4.

76. Жабин И. Селение Привольное Бакинской губернии Ленкоранского уезда.//СМОМПК.-Тифлис, 1900. Вып.27.

77. Жабин И. Хозяйственный быт села Привольного. // Кавказское сельское хозяйство. 1897. 1 сентября. №2.59.3айцев И. Из личных наблюдений над жизнью закавказских сектантов. // Миссионерское обозрение 1899. июнь.

78. Из современного раскольничьего быта. // Странник. 1877. №7.

79. К. С-А. Русские раскольники, поселенные в Бакинской губернии. // Кавказ. 1868. №9-10.

80. Калашев Н. Селение Ивановка. / СМОМПК. Тифлис, 1892, Вып. 13, Отд.Н.630 русских переселенцах в Закавказском крае. // Кавказ. 1850. 22 апреля.

81. Петров И.Е. Селения Ново Саратовка и Ново - Ивановка Елисаветпольского уезда. // Известия КОИРГО. - Тифлис, 1909. Т. 19. №3.

82. Русские раскольники, переселенные в Бакинской губернии. // Кавказ.1868. №9-10.

83. Садовский К. Краткие заметки о Карсской области. / СМОМПК. Тифлис, 1883. Вып. III.

84. Сегаль JI. Русские поселяне в Елисаветпольской губернии. // Кавказ. 1890. №40- 43. 13-16 февраля.

85. Степанов П.Ф. Заметка о Карской области. / ИКОИРГО. Тифлис, 18821883. Вып. '/2

86. Тикунов В.В.Свадьба в слободке. //Млечный путь. 1996. №1.

87. Фильберт А. Предисловие к статье «Несколько слов о молоканах Таврических губернии» // Отечественные записки. 1870. №6.

88. Шамаро А. У последних прыгунов. // Наука и религия. 1964. № 9.

89. Янович Ф.С. Очерки Карсской области. / СМОМПК. Тифлис, 1904. Вып. 34.1.. Монографии и статьи

90. Акопян A.M. Государственные крестьяне Каской области.(1878 1914). -Ереван, 1980.

91. Актуальные темы изучения истории религии и атеизма. —Л., 1981.

92. Альфа Омега. Христианские и европейские праздники, их языческое происхождение и история. - JI. 1925.

93. Андреев. В.В. Раскол и его значение в народной русской истории. Пг. 1870.

94. Аникеев А. А. Ушмаева К.А. Методика и организация исторического исследования. Пятигорск, 2004.

95. Аникеев А.А. Проблемы методологии истории. Ставрополь, 1995.

96. Аргутинский-Долгоруков A.M. Борчалинский уезд Тифлисской губернии в экономическом и коммерческом отношения. / Район Тифлисско-Карсско-Эриванской железной дороги в экономическом и коммерческом отношениях. Тифлис, 1897.

97. Арсеньев. К.К. Свобода совести и веротерпимость. -СПб., 1905.

98. Бакинская община духовных христиан. Баку, 1915.

99. Бакланов И.С. философские науки и научно-информационной деятельности. Ставрополь, 2002.

100. Балалаева Н.И. О переселении молокан в Амурскую область. /Ученые записки Хабаровского государственного пединститута, Т. 16. Хабаровск, 1968.

101. Белов А.В. Секты, сектантство, сектанты. М., 1978.

102. Белозеров B.C. Современные миграционные процессы на Ставрополье. // Вестник Ставропольского государственного университета. Вып. 4. -Ставрополь, 1996.

103. Бентковский И. Заселение черномории с 1725-1825. Б.м., Б.г.

104. Богданова Н.Г. Аграрные отношения в Азербайджане в 1870 1917. // Исторические записки. 1941. Т. 12.

105. Богословский А. Сборник Законов о расколе. Извлечение из свода законов статей, относящихся к расколу. М.,1881.

106. Болонев Ф.Ф. Из опыта этнографического изучения русского населения Сибири // Русские Сибири: культура, обычаи, обряды. Новосибирск, 1998.

107. Бонч-Бруевич В.Д. Избранные атеистические произведения. М., 1973.

108. Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения. В 3-хт. T.I. О религии, религиозном сектантстве и церкви. М.,1959.

109. Бочкарёв В.П. Карсская область. Район Тифлисско-карсско-эриванской железной дороги в экономическом и коммерческом отношениях. -Тифлис, 1887.

110. Брусникин Е.М. Переселенческая политика царизма в конце XIX века. // Вопросы истории. 1965. № 1.

111. Буганов В.И., Богданов А.П. Бунтари и правдоискатели в русской православной церкви. М., 1991.

112. Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли в связи с историей промышленности. М. 1910.

113. В.А. Наше законодательство о раскольничьих браках. // Вестник Европы. 1875. №2.

114. Ван-Гален. Записки. // Исторический вестник. СПб., 1884. Т. 16.

115. Варадинов Н. История МВД. СПб., 1863. Т. 8.

116. Вардугин Т.А. Русская одежда: история народного костюма от скифских до советских времен. Саратов, 2001.

117. Введенский А. Действующие законоположения касательно старообрядцев и сектантов. Одесса, 1912.

118. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

119. Вебер М. Протестантизм и капитализм. / Религия и общество. 4.2. -М.1994.

120. Великая Н.Н. К истории взаимоотношений народов восточного Предкавказья в XVIII XIX вв. - Армавир, 2001.

121. Вишневский А.Г. Распад СССР: Этнические миграции и проблема диаспор. // Общественные науки и современность. 2000. №3.

122. Влияние социалистического образа жизни на идеологию «духовного христианства». / Вопросы научного атеизма. М. 1979. Вып. 24.

123. Гагарин С.П. Всеобщий географический и статистический словарь. М. 1843.

124. Гарковенко Ф.И. О религии. М., 1963.

125. Гарковенко Ф.И. Что такое религиозное сектантство. М., 1961.

126. Гольцев В.А. Законодательство и право в России XVIII века. СПб., 1896.

127. Гордиенко Н.С., Комаров. П.М. Обреченные: о русских эмигрантах псевдоцеркви. Л., 1988.

128. Горчаков М.И. Церковное право. Краткий курс лекций. СПб., 1909.

129. Громыко Т.Т. Этнографическое изучение религиозности народа. // Этнографическое обозрение. 1995. №5.

130. Гугушвили П.В. Развитие сельского хозяйства в Грузии и Закавказье в XIX XX веках. - Тбилиси, 1968.

131. Девятова С.В. Христианская теология и духовная культура современного общества. // Социально-гуманитарные знания. 2002. №4.

132. Дингелыитедт Н. Закавказские сектанты в их семейном и религиозном быту. СПб., 1885.

133. Долженко И.В. Хозяйственный быт русских крестьян Восточной Армении. Ереван, 1985.

134. Долотов А. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск, 1930.

135. Дробжев М.И. Зло и грех в русской религиозной антропологии. // Философские науки. 2003. №6.

136. Дружинин В. Молокане. Л., 1930.

137. Духоборцы и молокане в Закавказье. М., 1992.

138. Е.Р. Русский раскол и законодательство. // Вестник Европы. 1880. №4.

139. Евецкий О. Статистическое описание закавказского края. СПб., 1835.

140. Ефимова Л.В. Костюм в России XVI начала XX века. - М.,2000.

141. Ефимова Л.В. Алешина Т.С. Саморнин С.Ю. Костюм в России XV -начале XX в. М., 2000.

142. Ефимова Л.В. Болгородская P.M. Русская вышивка и кружево. М. 1985.

143. Завриев Д.С. К новейшей истории северо-восточных вилайетов Турции. Тбилиси, 1947.

144. Законопроект о старообрядческих общинах в Государственной Думе. -М. 1909.

145. Записка Леонтия Магницкого по делу Тверитинова. / Памятники древней письменности. СПб, 1882,

146. Зелинский Ф. Ф. Соперники христианства. М. 1996.

147. Зноско-Боровиковский М. Православие, римо-католичество, протестантизм и сектантство. Загорск, 1991.

148. Зорин В.Ю. К вопросу об этноконфессиональном компоненте внутренней политике России в начале XX века. // Отечественная история. 2003. №5.

149. Ивановский Н.А. О численности раскольников. // Православный собеседник. 1867. II

150. Инникова С.А. Секты духоборцев и молокан: из прошлого в будущее. // Исторический вестник. 1991. №1.

151. Искринский М. Сектантство в районах сплошной коллективизации. (Ессентукский и Прохладненский районы Северо-Кавказского края). / Критика религиозного сектантства. М., 1974.

152. Исмаил-Заде Д.И. Русское крестьянство в Закавказье. (30-е годы XIX века начало XX века). - М., 1982.

153. Исмаил-Заде. Д.И. Из истории переселения российского крестьянства на Кавказ в конце XIX начале XX в. // Исторические записки. - М., 1977. Т. 99.

154. Исмаилов М.А. Капитализм в сельском хозяйстве Азербайджана на исходе XIX начале XX веков. - Баку, 1964.

155. История народов Северного Кавказа ( конец XVIII 1917г.) В 2-хт. - М., 1988.

156. История Ставропольского края от древнейших времен до 19 П.Ставрополь, 1996.

157. Кавказский календарь. 1849 1860.

158. Карский областной съезд духовных христиан. Б.м. 1908.

159. Карташев. А.В. Очерки по истории Русской церкви. М., 1993. Т. 1-2.

160. Каушанский П. JI. Идеология и деятельность христианских сект. -Кемерово, 1965.

161. Керимов М. Борьба советской республики за прочный мир и добрососедские отношения с Турцией 1920 1922. - М.,1953.

162. Керов В.В. Конфессионально-этическая мотивация хозяйствования староверов в XVIII XIX веках. // Отечественная история 2001. №4.

163. Клибанов А.И. Из мира религиозного сектантства. Встречи. Беседы. Наблюдения. М., 1974.

164. Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России (60-е годы XIX века- 1917 год). М., 1965.

165. Клибанов А.И. Проблемы изучения и критика религиозного сектантства. -М. 1971.

166. Клибанов А.И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М. 1973.

167. Клибанов А.И. Религиозное сектантство и современность. -М.,1969.

168. Клибанов. А.И. Религиозное сектантство в наши дни. М., 1964

169. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

170. Козлов В.И., Комарова О.Д., Степанов В.В., Ямсков А.Н. Проблемы адаптации русских старожилов в Азербайджане (середина XIX XX в.) // Советская этнография. 1988. №6.

171. Козлова К.И. Из опыта изучения молокан Армении. / Конкретные исследования современных религиозных верований. М., 1967.

172. Козлова К.И. Изменения в религиозной жизни и деятельности молоканских общин. / Вопросы научного атеизма. М., 1966. Вып. 2.

173. Козлова Н.В. Купцы-старообрядцы. // Отечественная история. 1999. №4.

174. Колосов В.А., Галкина Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения на примере восточных районов Ставропольского края. // Полис. 2000. №6.

175. Комаров. Ю.С. Общество и личность в православной философии. Казань, 1986.

176. Костомаров Н. Воспоминания о молоканах. // Отечественные записки. 1868. Т. 183. №3. март.

177. Край наш Ставрополье. Очерки истории. Ставрополь, 1999.

178. Красинец Е.С., Кубишин Е., Тюрюканова Е. Нелегальная миграция в России. М. 2000.

179. Кризис христианского сектантства и особенности его проявления вразличных регионах страны. / Вопросы научного атеизма. М.,1979. Вып. 24.

180. Критика современных немарксистких концепций философии науки. — М., 1987.

181. Крывелев И.А. История религий. В 2т. М. 1988.

182. Крюков А.В. Секта молокан на Кубани (60 -е годы XIX века начало XX в) // Историческая наука на Кубани накануне третьего тысячелетия: Сб. статей. Краснодар, 2000.

183. Крюкова С.С. Брачные традиции крестьян южно-русских губерний во второй половине XIX века. // Этнографическое обозрение. 1992. №4.

184. Кубанский сборник. 1883 1915. ТТ. 1-20.

185. Кузнецова С. Крах турецкой интервенции в Закавказье в 1920-1921г. // Вопросы истории. 1951. №9

186. Куркова Ю.В. Земельно-распределительная деятельность крестьянской общины на рубеже XIX XX веков. // Отечественная история. 2003. №1.

187. Лапранди И.П. Краткое обозрение русских расколов, ересей и сект., М., 1870.

188. Лешан В.Е. К социально-психологическому портрету верующего сектанта. / Вопросы научного атеизма Вып. 34. М., 1986.

189. Ливанов Ф.В. Раскольники и острожники. М.,1872-1873. в 4 т.

190. Лившиц Г.М. Очерки по истории атеизма в СССР: 20-30-е годы. -Минск, 1985.

191. Лукач Д. Повседневная жизнь, частный индивид и религиозная потребность. / Религия и общество. М.1994. 4.1.

192. Малахова И.Н. Новые тенденции в идеологии и деятельности христианского сектантства. М., 1980.

193. Малахова И.А. Анатомия религиозной веры. М., 1980.

194. Малахова И.А. Духовные христиане. М., 1970.

195. Малахова И.А. О современных молоканах. М.,1968.

196. Малютин Ф. Извлечение из свода законов Российской Империи узаконений, относящихся до духовного ведомства православного исповедания. СПб. 1853.

197. Масалов В.А. Религиозное сектантство и современность. Краснодар. 1974.

198. Маслова Г.С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях XIX начала XX в. - М., 1984.

199. Матвеев В.А. Переселение горцев в Турцию: неучтенные детали трагедии и подлинные интересы России на Кавказе. // Научная мысль Кавказа .1999. №4.

200. Мельгунов. С. Церковь и государство в России. М., 1907.

201. Мельников П.И. (Андрей Печерский). Письма о расколе / Собрание сочинений: В 8 т. Т. 8. М., 1976.

202. Мельников П.И. Раскольничьи секты в России. // Исторический вестник. 1885. №7.

203. Мельников. П.И. Счисление раскольников. // Русский вестник. 1868. №2.

204. Миловидов В.Ф. Современное старообрядчество. М., 1979.

205. Миловидов В.Ф. Старообрядчество в прошлом и настоящем. М., 1963.

206. Милого лова И.Н. Распределение хозяйственных функций в пореформенной крестьянской семье. // Советская этнография. 1991. №2.

207. Морозов И. Молокане. М., 1931.

208. Морозов М.Сектантские колхозы. М.,1931.

209. Москаленко А.Т. Идеология и деятельность христианских сект. -Новосибирск, 1978.

210. Мочалов. В.Д. Крестьянское хозяйство в Закавказье к концу XIX века. -М., 1958.

211. Мчедлов М. Религиозная ситуация в России: реалии, противоречия, прогнозы. // Свободная мысль, 1993 .№5.

212. Н.Д. Прыгуны. (Материалу к истории обрусения закавказского края). // Отечественные записки. 1878. Т. 240. № 9. С. 409.

213. Народы Мира. Этнографические очерки. Т. 1. Народы Кавказа. -М., 1960 199. Настольная книга атеиста. М., 1987.

214. Невская Т.А., Чекменев С.А. Ставропольские крестьяне. Очерки хозяйства, культуры и быта. Минеральные Воды, 1994.

215. Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России. Ставрополь, 1970.

216. Никольский Н.М. История русской церкви. М., 1983.

217. Новые тенденции в идеологии и деятельности христианского сектантства. М., 1980.

218. Остромысленский Е.А. Молоканская секта. Орел, 1881.

219. Парвицкий А.В. Численный состав государственных крестьян. //МДИЭБГКЗК Т.П. 4.3.

220. Покровский М.Н. Государство Романовых и раскол. / Избранные произведения. М., 1967.

221. Попов. К. Вожаки сектантов. (Очерк из жизни молокан.) СПб., 1911

222. Проблемы изучения материальной культуры русского населения Сибири / Отв. ред. В.А. Александров. М., 1974

223. Прозрителев. Г. К истории раскола и сектантства на Кавказе. -Ставрополь, 1911.

224. Прокопец О.Н. Культура духоборов и молокан как новое художественное явление в тульском крае. Тула, 2000.

225. Пругавин А.С. Монастырские тюрьмы в борьбе с сектантством. М., 1905.

226. Пругавин А.С. Раскол сектантство. Материалы для изучения религиозных и бытовых движений русского народа. - М., 1887.

227. Пругавин А.С. Раскол вверху. Очерки религиозных исканий в привилегированной среде. СПб, 1909.

228. Пругавин А.С. Раскол и сектантство в русской народной жизни. М., 1905.

229. Пругавин А.С. Старообрядчество во второй половине XIX века. Очерк из новейшей истории раскола. М., 1904.

230. Пругавин. А.С. Религиозные отщепенцы. Очерки современного сектантства. М., 1906.

231. Путинцев Ф. Политическая роль и тактика сект. М., 1935.

232. Ранович А.Б. Первоисточники по истории раннего христианства. -М.1990.

233. Раскол и раскольничьи секты в России. // Нива. 1871. №35, 38, 49.

234. Раскольничьи секты. // Исторический вестник. 1885. Июль.

235. Религии народов современной России. М., 1999.

236. Религиозная обрядность: содержание, эволюция, оценки. Киев, 1988.

237. Религия и общество. Хрестоматия. В 2 ч. М. 1994.

238. Религия и общество: очерки религиозной жизни современной Росси. М., 2002.

239. Римский С.В. Церковная реформа 60 70-х годов XIX века. // Отечественная история. 1995. №2.

240. Рожков А.Ю. Народное сопротивление в антирелигиозной политике советской власти на юго-востоке России. (1918-1929) // Голос минувшего. 1997. №2.

241. Розин. Социальная оценка богатства и её связь с концепцией социального действия. // ОНС. 2004. №3.

242. Россия перед вторым пришествием: материалы к очерку русской эсхатологии. М. 1993. -381.

243. Рощин М. Старообрядчество и труд. // Грани. 1994. №173. С. 237-245.

244. Рубакин Н.А. Россия в цифрах: страна, народ, сословия, классы. -СПб., 1912.

245. Рункевич С.Г. История русской церкви под управлением Святейшего Синода. СПб., 1900. Т. I.

246. Русские старожилы Азербайджана. М., 1990. Ч. I

247. Русские старожилы Закавказья. Молокане и духоборцы. М., 1995.

248. Рындзюнский П.Г. Антицерковное движение в Тамбовском крае в 60-х годах XVIII века. / Вопросы истории религии и атеизма. М.,1954. Т.П.

249. Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе. // Социологические исследования. 2002. №1.

250. Сабиров. В.Ш. Проблема добра и зла в христианской этике. Человек. 2001. №6.

251. Садовский А. Исторические сведения о молоканской секте. // Ставропольские епархиальные ведомости. 1893. №1.

252. Сафонова Н.А. Реакционность мистических идей современного христианского сектантства. Львов, 1975.

253. Светлова. Н. Тройня Абакумовых восемь месяцев спустя. // Ставропольские губернские ведомости. 2004. №88. 15 мая.

254. Сень Д.В. «Войско Кубанское Игнатово Кавказское»: исторические пути казаков-некрасовцев (1708-1920). Краснодар. 2002.

255. Силаев Н.Ю. Миграционная политика не Северном Кавказе. Во второй половине XIX века: практика и результаты. //Вестник московского университета. 2022.Серия 8. История. №3.

256. Скворцов Д.И. Современное русское сектантство. М. 1905.

257. Смирнов М. Очерк хозяйственной деятельности Ставропольской губернии к концу XIX века. Ставрополь, 1913.

258. Собриевский А.С. Статистика вообще. На Северном Кавказе и в Ставрополе в частности. Ставрополь, 1905.

259. Супоницкая И.М. Успех и удача: отношение к труду в американском и российском обществе. // Вопросы философии. 2003. №5.

260. Твалчрелидзе А. Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях. -Ставрополь, 1991.

261. Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. -Новосибирск, 1992.

262. Традиционное жилище народов России: XIX начало XX в. - М., 1997.

263. Трельч Э. Церковь и секта. / Религия и общество. М., 1994. 4.1.

264. Трифон. (Туркестанов) Древнехристианские и оптинские старцы. М.,1996.

265. Трут В.П. Весомый вклад в дальнейшее развитие исторических и фольклорно- этнографических исследований Северо-Кавказского региона. // Голос минувшего 2003. №1-2.

266. Успенский Г.И. Мелочи путевых воспоминаний. / Полное собрание сочинений, М., 1949. Т.8.

267. ФеДоренко Ф. И. Секты, их вера и дела. М., 1965.

268. Фурсова Е.Ф. Традиционная одежда русских крестьян-старожилов Верхнего Приобья (конец XIX начало XX вв.). - Новосибирск, 1997.

269. Хохлова Т.А. Старообрядчество и развитие рыночного уклада в России. // Вестник МГУ. Сер. 6. Экономика. 1998. №2.

270. Христианская этика труда. М., 1994.

271. Чернышов B.C. Традиции, обряды в системеформирования иджеалов личности. Киев. 1986.

272. Шаров С. Языческие корни европейского сектантства. // Москва. 1999. №4. С. 207-222.

273. Шахназаров O.JI. Старообрядчество и большевизм // Вопросы истории. 2002. №4.

274. Элиаде М., Кулиано И. Словарь религиозных обрядов и верований. М.,1997.-412с.

275. Эллис Л. Русская православная церковь: согласия и инакомыслие. Лондон. 1990.

276. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауза Ф.А. и Эфрона И.А., СПб., 1899. Т. XXVI.

277. Эпштейн М. Новое сектантство: типы религиозно-философских умонастроений в России (70-80 гг. XX в) М., 1994.

278. Эткина А. Хлысты: секты, литература и революция. М., 1998.

279. Юдин П.Л. В Сыртовских дебрях. // Русская старина. 1896. январь.

280. Юзов И. Русские диссиденты, духоборы, староверы и духовные христиане. СПб., 1881.

281. Юшкевич П. Новые веяния. СПб., 1910.

282. Яковлев Е, Зейналов О. Хлеб Богары. Баку, 1976.1. V. Иностранная литература

283. W.B. Moore/ Molokan Oral tradition legends and Memorates of an Ethnic sect/ // Folklore studies: 28/ University of California press berkey and Los Angeles 1973.

284. Monoff G.W., Valov J.P. A stroll through Russian town. Б.м, Б.г.1. VI. Авторефераты

285. Айтян А.Х. Русские переселенцы в Восточной Армении (40 годы XIX -1921). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Ереван, 1975.

286. Буб М.Д. Социально-экономические отношения и классовая борьба на Западном Кавказе. (1867-1917). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Тбилиси, 1986.

287. Великая Н.Н. Политические, социально-экономические, этнокультурные процессы в Восточном Предкавказья. ( XVIII XIX вв.). Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук. -Ставрополь, 2001.

288. Долженко И.В. Хозяйство и общины русских крестьян в Армении в пореформенный период. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1976.

289. Иванов К.Ю. Старообрядчество юга Западной Сибири второй половины XIX начала XX вв. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - Кемерово, 2001.

290. Колосовская Т.А. Государственно-конфессиональные отношения на Ставрополье в конце XIX первой трети XX вв: историко-правовой аспект. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидат исторических наук. Ставрополь, 2002.

291. Малахова И.А. Эволюция «духовного христианства» в СССР. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.,1970.

292. Мельникова И.И. Духовная культура Ставрополья XIX ХХвв.(на примере фольклорных традиций). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. -Ставрополь, 2004

293. Раздольский С.А. Миссионерская деятельность русской православной церкви на Северном Кавказе в XIX начале XX века. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — Краснодар, 1997.

294. Служак О.Ю. Миграционные процессы на Ставрополье во второй половине XX века: историко-культурный аспект. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. -Ставрополь, 2004.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.