Обструктивные осложнения радикальной простатэктомии и методы их эндоскопической коррекции тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.23, кандидат медицинских наук Джалилов, Дмитрий Олегович

  • Джалилов, Дмитрий Олегович
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2015, Москва
  • Специальность ВАК РФ14.01.23
  • Количество страниц 147
Джалилов, Дмитрий Олегович. Обструктивные осложнения радикальной простатэктомии и методы их эндоскопической коррекции: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.23 - Урология. Москва. 2015. 147 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Джалилов, Дмитрий Олегович

ВВЕДЕНИЕ..................................................................................3

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ. СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ОБСТРУКТИВНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ

РАДИКАЛЬНОЙ ПРОСТАТЭКТОМИИ..........................................9

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ.............................................34

ГЛАВА 3. ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭНДОСКОПИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ЛЕЧЕНИЯ ОБСТРУКТИВНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ

РАДИКАЛЬНОЙ ПРОСТАТЭКТОМИИ..........................................54

ГЛАВА 4. АНАЛИЗ И ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭНДОСКОПИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ЛЕЧЕНИЯ ОБСТРУКТИВНЫХ

ОСЛОЖНЕНИЙ РАДИКАЛЬНОЙ ПРОСТАТЭКТОМИИ..................74

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...........................................................................104

ВЫВОДЫ....................................................................................119

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ................................................120

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ................................................................123

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Обструктивные осложнения радикальной простатэктомии и методы их эндоскопической коррекции»

ВВЕДЕНИЕ Актуальность проблемы

Рак предстательной железы (РПЖ) остается одним из самых распространенных и социально значимых заболеваний, занимая второе место по частоте выявления среди всех злокачественных новообразований мужчин во всем мире и шестое место среди причин смерти от рака, при этом наиболее высокие показатели зарегистрированы в развитых странах Океании, Европы и Северной Америки [Jemal A., Et al., 2012, Аполихин О.И. 2011]. Радикальная простатэктомия (РПЭ) общепризнанно является самым эффективным методом лечения локализованных форм РПЖ, и признана Европейской ассоциацией урологов (EAU) референсным методом, для сравнения результатов использования новых методов лечения. Количество выполненных радикальных простатэктомий, по отношению ко всем методам лечения, увеличивается не только в абсолютных цифрах, но и в процентном соотношении [Heidenreich A et all., 2008; Asawabharuj К. et al., 2014]. Несмотря на усовершенствование оперативной техники, частота развития стриктур и облитераций уретры и уретроцистоанастомоза (УЦА), после перенесенной ранее радикальной простатэктомии остается весьма высокой и по данным ряда авторов колеблется в диапазоне 2,7% - 25.5% [Петров С.Б. и др., 2006, Erickson ВА et al., 2009, Gillitzer R. et al., 2009, Laird A. et al., 2014, Herschorn S. et al., 2014]. Ситуация усугубляется тем, что у значительной части пациентов имеет место сопутствующее недержание мочи. Кроме того, для стриктур этой локализации характерна высокая частота рецидива. По данным EAU, данная проблема суммарно по частоте встречаемости занимает лишь третье место, однако в абсолютных цифрах носит серьезный характер [Heidenreich A et al., 2008, 2012]. Единого подхода к лечению пациентов со стриктурой или облитерацией зоны уретроцистоанастомоза на сегодняшний день не существует. После ряда попыток, зачастую урологу сложно решить каким должен быть следующий шаг. Отсутствие многоцентровых рандомизированых клинических

исследований основанных на долгосрочном наблюдении, не позволяет говорить о выработанной единой тактике оперативного лечения таких пациентов. В отечественной и зарубежной литературе не стихают горячие дебаты о преимуществах того или иного метода лечения, от консервативного, до возможности применения гетеротопических методов отведения мочи [Аляев Ю.Г. и др., 2013, Велиев Е.И., и др., 2013, Мартов А.Г., 2014, \Vestney О.Ь еЬ а1., 2008, НегБсЬогп 8. а1., 2014]. Предпочтение отдается эндоскопическим методам, поскольку их можно считать малотравматичными, высокоэффективными методиками, при которых допускается многоэтапное лечение и их неоднократное выполнение. [Си11у Т. е1 а1., 2007, Мартов А.Г и др., 2013]. Наиболее часто в повседневной урологической практике используется внутренняя оптическая уретротомия (ВОУ), однако эффективность ее остается низкой. Большую популярность у урологов стала находить трансуретральная резекция (ТУР) зоны уретровезикального анастомоза. Однако частота рецидивов стриктурообразования в области анастомоза после нескольких ТУР или после комбинированного лечения (ВОУ в анамнезе + последующий ТУР) по прежнему остается высокой, и колеблется в диапазоне 30-40% [Мартов А.Г и др., 2013, Б^ао Б. е1 а1., 2006]. Высокие риски развития рецидива при выполнении оптической уретротомии, а так же высокая частота усугубления недержания мочи, после электрохирургии, диктуют необходимость поиска и модификации новых методов эндоскопической коррекции направленной на устранение инфравезикальной обструкции после перенесенной ранее радикальной простатэктомии. Теоретическим преимуществом лазерной энергии является меньшая возможность травматизации подлежащих здоровых тканей и возможность абляции Рубцовых тканей [МегБеЬи^ег е1 а1., 2011, Ы 8.Е1 а1., 2014].

В связи с вышеизложенным, мы считаем целесообразным проведение сравнительного исследования эффективности выполнения различных методов коррекции уретро-везикального анастомоза, с оценкой общей

эффективности применяемых эндоскопических методов, направленных на устранение инфравезикальной обструкции, возникшей после выполненной ранее радикальной простатэктомии.

Все указанные выше обстоятельства обуславливают актуальность выполнения собственного исследования, целью которого является оптимизация хирургического лечения и повышение качества жизни пациентов с обструктивными осложнениями в Российской Федерации.

Цель исследования

Усовершенствовать диагностику и улучшить результаты лечения обструктивных осложнений радикальной простатэктомии.

Задачи исследования

1. Изучить сроки и возможные прогностические факторы риска рецидивирования обструктивных осложнений радикальной простатэктомии в зависимости от клинических и оперативных параметров.

2. Определить оптимальную диагностическую тактику у больных, имеющих обструктивные осложнения РПЭ.

3. На основании изучения особенностей эндоскопической картины, разработать оптимальную технику эндоскопических вмешательств для лечения обструктивных осложнений РПЭ.

4. Оценить эффективность эндоскопических вмешательств, выполненных по поводу обструктивных осложнений радикальной простатэктомии.

5. Определить показания и противопоказания для эндоскопических вмешательств, выполняемых по поводу обструктивных осложнений радикальной простатэктомии.

Научная новизна

Произведено сравнение эффективности выполнения различных эндоскопических методов, направленных на устранение обструктивных осложнений РПЭ. Доказано, что выполнение резекции анастомоза с использованием гольмиевого лазера является наиболее эффективным методом коррекции стриктур уретроцистоанастомоза. Впервые в России изучена эффективность различных эндоскопических методов коррекции по такому параметру как частота усугубления недержания мочи. Определены и научно доказаны прогностические факторы риска развития рецидива стриктур УЦА. Определены показания и противопоказания к применению эндоскопических методов коррекции у таких больных.

Практическая ценность

Результаты проведенного исследования способствуют повышению эффективности оперативного лечения обструктивных осложнений радикальной простатэктомии, в том числе и при рецидивных стриктурах уретроцистоанастомоза, снижению частоты осложнений, в том числе снижению риска усугубления недержания мочи и как следствие повышению качества жизни больных с обструктивными осложнениями РПЭ.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности и

области исследования

Диссертационная работа соответствует паспорту специальности 14.01.23 (шифр специальности - 14.01.23 Урология), в отношении формулы специальности - урология (отрасль наук - медицинские науки), и областей исследования: п. № 1 («Исследование по изучению этиологии, патогенеза и распространенности урологических заболеваний»), п. № 2 («Разработка и усовершенствование методов диагностики и профилактики урологических заболеваний») и п. № 3 («Экспериментальная и клиническая разработка методов лечения урологических заболеваний и внедрение их в

клиническую практику»).

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Сроки развития стриктур уретроцистоанастомоза составляют как правило от 3 до 12 месяцев. Симптоматика инфравезикальной обструкции проявляется в первые 3-6 месяцев после радикальной простатэктомии, и клинически выявляется в первые 9 месяцев.

2. Прогностическими факторами риска рецидивирования рубцово-склеротических изменений задней уретры необходимо считать стадию опухолевого процесса, индекс массы тела, и объем предстательной железы. Меньшую значимость имеют длительность катетеризации уретры после операции и сроки формирования первичной стриктуры. Проведенный анализ не выявил существенного прогностического значения по остальным исследуемым параметрам.

3. Диагностический алгоритм клинико-лабораторного обследования, с целью изучения особенностей эндоскопической анатомии нижних мочевых путей, должен включать в себя интраоперационное выполнение фиброуретроцистоскопии, как этапа хирургического лечения.

4. Наиболее эффективным методом эндоскопической коррекции стриктур УЦА является гольмиевая резекция (НоЫ1). При этом НоЪК анастомоза, при сравнении с электрохирургией снижает возможные риски усугубления недержания мочи в 2,63 раза. Положительный результат эндоскопического лечения стриктур уретроцистоанастомоза был достигнут у - 72.1% больных. Удовлетворительный результат по такому критерию как отсутствие усугубления недержания мочи, составил 82,2%.

5. Наличие инфравезикальной обструкции после радикальной простатэктомии, является показанием для выполнения эндоскопических операций направленных на коррекцию уретроцистоанастомоза. Выполнение эндоскопической гольмиевой или электрорезекции,

целесообразно так же при рецидивных стриктурах уретроцистоанастомоза, однако после возникновения рецидива в 4-й и 5-раз, необходимо индивидуально определять дальнейшую тактику лечения. Относительными противопоказаниями для выполнения эндоскопического лечения является наличие облитерации

уретроцистоанастомоза и вовлечение в рубцово-склеротический процесс элементов наружного сфинктера мочевого пузыря.

ГЛАВА 1

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ОБСТРУКТИВНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ РАДИКАЛЬНОЙ ПРОСТАТЭКТОМИИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ).

1.1 Радикальная простатэктомия в лечении рака предстательной железы и се осложнения.

Рак предстательной железы (РПЖ) остается одним из самых распространенных и социально значимых заболеваний, занимая второе место по частоте выявления среди всех злокачественных новообразований мужчин во всем мире и шестое место среди причин смерти от рака, при этом наиболее высокие показатели зарегистрированы в развитых странах Океании, Европы и Северной Америки [Jemal A., Et al., 2012; Аполихин О.И, 2011]. В Российской Федерации на сегодняшний день заболевание приобрело такой же размах. О росте уровня заболеваемости РПЖ в России официально начали говорить и писать с 1989 года, когда в отчетных формах онкологических диспансеров была выделена графа «Рак предстательной железы». Начиная с этого момента, доля РПЖ в структуре заболеваемости мужского населения России неуклонно росла [Медведев В.Л., 2004]. По опубликованным литературным данным, в 2011 году РПЖ впервые выявлен у 25215 мужчин, при этом он занимал четвертое место в структуре онкологических заболеваний мужского населения (его доля составила 10,7%) [Чиссов В.И. и др., 2012]. По темпам прироста заболеваемости (на 130,57%), и смертности (на 40,72%) за период с 2000 по 2011 годы РПЖ занимал первое место [Чиссов В.И. и др., 2007, 2012]. Несмотря на высокие темпы прироста, несомненной положительной тенденцией последних десятилетий является высокая частота выявляемых локализованных форм рака ПЖ, который потенциально может быть излечен. И если по данным официальной статистики 2002г. от числа больных с установленным диагнозом 34,4% имели I-II стадию, 37,6% - III стадию, 23,6% - IV стадию, то распределение

больных выявленных в 2011 г, показало, что на долю локализованного РПЖ приходится 44,8%, местно-распространенного - 34,9%, метастатического -18,5%. Проведение целевой программы по ранней диагностике РПЖ в Москве увеличило выявляемость локализованного рака простаты с 55,6% всех случаев РПЖ в 2007 г. до 64,0% в 2009 г., а пятилетняя выживаемость для местных и региональных стадий составила по сути 100% [Чиссов В.И. и др., 2012].

На сегодняшний день в радикальной программе лечения локализованного РПЖ используются оперативные методы лечения и лучевая терапия. В Европе и Соединенных Штатах Америки наблюдается тенденция к увеличению числа выполняемых дистанционной и интерстициальной лучевой терапии при лечении локализованного рака простаты в стадии Т1-Т2. Соотношение выполненных методов лечения по данным American Urological Association (AUA) и European Association of Urology (EAU) за период 1990-2005г приведены в таблице № 1 [Heidenreich A et all., 2008].

Таблица № 1.

Соотношение методов лечения РПЖ за период 1990-2005гг.

Метод American Urological Association European Association of Urology

1990г. 2005г. 1990г. 2005г.

Оперативное лечение 65% 33% 71% 59%

Дистанционная лучевая терапия 30% 31% 24% 28%

Интерстициальная лучевая терапия 5% 36% 5% 13%

Среди хирургических методов лечения, основным из которых является радикальная простатэктомия (РПЭ), в современной онкоурологии применяются также альтернативные малоинвазивные методики, с

сохранением принципов радикальности, в частности интерстициальная лучевая терапия, высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук и криоаблация предстательной железы [Аполихин О.И. и др., 2012]. Анализ отечественных и зарубежных работ показывает стремительность развития малоинвазивных методов оперативного лечения РПЖ [Коган М.И. 2006, Велиев Е.И., 2013, Salembier С., et al., 2007]. Интерстициальная лучевая терапия, или брахитерапия (БТ), считается методом альтернативным хирургическому лечению РПЖ, и имеет более чем столетний опыт. В целом, БТ дает возможность радикального лечения РПЖ, при условии правильного подбора больных [Аполихин О.И. и др., 2011, Мартов А.Г., 2013]. Идеальным для БТ, согласно рекомендациям ESTRO/EAU/EORTC, считается пациент с клинической стадией Tlb-T2aN0M0, первичным уровнем простатического специфического антигена (ПСА) < 10 нг/мл, суммой баллов по шкале Глисона < 6, долей положительных биопсийных столбиков < 50%, объемом предстательной железы < 50 см3 и удовлетворительными результатами оценки качества жизни в отношении мочеиспускания по Международной системе суммарной оценки заболеваний предстательной железы (IPSS) [Salembier С., et al., 2007, Ash D., et al., 2000].

Высокоинтенсивный фокусированный ультразвук (HIFU) относительно новый метод лечения РПЖ, основанный па принципе использования энергии ультразвуковых колебаний, приводящих к термическим и механическим повреждениям, а также деструкции клеток за счет эффекта кавитации [Madersbacher S et al., 2003]. В настоящее время, в мире лечение РПЖ методом HIFU осуществляется 2 типами аппаратов: «Sonablate» («Focus Surgery Inc.», США) и «Ablatherm» («EDAP TMS S.A.», Франция). Систематический обзор литературы, показал отсутствие рандомизированных исследований по сравнению эффективности I-IIFU с другими применяемыми методами лечения локализованного РПЖ [Аляев Ю.Г. и др., 2007, Thuroff S, et al, 2003, Rebillard X, et al., 2008, Blana A., et al, 2009].

Криоаблация также является новым альтернативным методом лечения локализованного РПЖ. Криоаблация предстательной железы - это метод основанный на эффекте Джоуля-Томпсона. Анализ эффективности криоаблации простаты при РПЖ выявил достаточно высокие показатели общей и безрецидивной выживаемости больных с локализованными формами (5-летняя выживаемость 91-96%), сопоставимые с результатами лечения при использовании других методов [Jacome-Pita F. Et al., 2014, Rodriques S.A. et al., 2014, Durand M. et al., 2014, Sverrisson E.F. et al., 2013]. Выживаемость существенно ухудшается (52-65%) лишь у больных с высоким риском [Rodriques S.A. et al., 2014, Ward J.F. et al., 2014], и это связывают с увеличением частоты выявления сохраненной опухолевой ткани в биоптатах, взятых после криовоздействия [Sverrisson E.F. et al., 2014]. Криоаблацию простаты рекомендуют в качестве «метода спасения», для пациентов с рецидивом рака после хирургического или лучевого лечения [Elkjaer М.С. et al., 2013, Sverrisson E.F. et al., 2013, De Castro Abreu A.L. et al., 2013], a также для больных, имеющих существенные противопоказания к радикальной простатэктомии или лучевой терапии [Al-Ekish S. et al., 2013].

Таким образом, несмотря на хорошие показатели опухоль-специфичной и безрецидивной выживаемости при применении малоинвазивных альтернативных методов лечения локализованного РПЖ, «золотым стандартом» и наиболее часто встречающимся оперативным вмешательством во всем мире по-прежнему остается радикальная простатэктомия (РПЭ). Радикальная простатэктомия общепризнанно является самым эффективным методом лечения локализованных форм РПЖ, и признана EAU референсным методом, как трансуретральная резекция при доброкачественной гиперплазии простаты, для сравнения результатов использования новых методов лечения. Количество выполненных радикальных простатэктомий, по отношению ко всем методам лечения, увеличивается не только в абсолютных цифрах, но и в процентном соотношении [Aus G et all., 2007].

Технически, РПЭ классифицируется в зависимости от метода ее выполнения и доступа. Таким образом на сегодняшний день существуют:

1. Открытая РПЭ, выполненная позадилонным или промежностным доступом;

2. Лапараскопическая радикальная простатэктомия (ЛРПЭ), выполненная трансперитонеально либо эктраперитонеально;

3. Робот-ассистированная лапараскопическая простатэктомия (РАПЭ);

Доля малоинвазивных вариантов операции (ЛРПЭ и РАПЭ) в общем объеме оперативных вмешательств прогрессивно нарастает, достигнув 54,6% для ЛРПЭ и 19,6% для РАПЭ, при 25,8% для открытой РПЭ [Пушкарь Д.Ю. и др., 2010, Laird A. et al, 2014, Chang S.L. et al, 2014]. При сравнительной характеристике этих методов большинство авторов сходится во мнении, что все они обеспечивают высокую эффективность лечения, надежно избавляя подавляющее большинство пациентов от опухоли (3-5- летняя выживаемость составляет 85-91%), даже при рТЗ стадии заболевания [Gozen A.S. et al, 2014, Soares R. et al, 2014, Busch J. et al, 2014]. При этом ряд авторов отмечают, что РАПЭ сопровождается меньшим числом осложнений, таких как эректильная дисфункция, или недержание мочи [Yanagida Т. et al, 2014, Autorino R. et al, 2014, Asawabharuj K. et al, 2014, Hiess M. et al, 2014] и за счет этого обеспечивает более высокое качество жизни [Hashine К. et al, 2014]. Несмотря на хорошие онкоспецифические результаты, как и любому методу хирургического лечения, радикальной простатэктомии присуще немало недостатков, к которым в первую очередь относится развитие различных осложнений. Согласно валидизированной классификации осложнений по Clavien, все осложнения оперативного лечения градируются на пять степеней: I степень - любое отклонение от нормального послеоперационного ведения пациента; II степень - осложнение, требующее медицинского вмешательства; III степень - осложнение, требующее

хирургического или радиологического вмешательства; IV степень - опасное для жизни осложнение, требующее интенсивной терапии; V степень - смерть [Clavien P.A., et al., 1992]. По данным мета-анализа рандомизированных многоцентровых клинических исследований, где количество прооперированных пациентов с РПЖ составляло от 818 до 4265 человек, частота всех осложнений находится в диапазоне от 5,2 до 19,8% [Albertsen PC et al., 1998, 125.Borboroglu PG et al., 2000, 393. van Roermund JG et al., 2009, Soares R. et al., 2014, Laird A. et al., 2014]. К наиболее значимым отдаленным осложнениям радикальной простатэктомии относятся эректильная дисфункция, недержание мочи и обструктивные осложнения. Варианты нарушения мочеиспускания после РПЭ могут клинически проявляться симптомами обструкции и инконтиненции. Зачастую у данной категории больных наблюдается причудливое сочетание симптоматики. Обструкция может быть обусловлена стриктурами пенильного и бульбозного отдела уретры (так называемые катетеризационные стриктуры), стриктурой или облитерацией уретроцистоанастомоза, миграцией клипсы Haemolock, слабостью детрузора, или рецидивом рака. Инконтиненция обусловлена недостаточностью наружного сфинктера и нестабильностью детрузора. Несмотря на усовершенствование оперативной техники, частота развития обструктивных осложнений после перенесенной ранее радикальной простатэктомии, остается весьма высокой и по данным ряда авторов колеблется в диапазоне 2,7% - 25.5% [Переверзев А.С. и др., 2002, Петров С.Б. и др., 2006, Erickson ВА et al., 2009, Gillitzer R. et al., 2009, Ficarra V. et al., 2009, Asawabharuj K. et al., 2014, Herschorn S. et al., 2014]. Результаты клинических исследований, частоты развития обструктивных осложнений радикальной простатэктомии, с количеством прооперированных пациентов от 1013 до 3477 человек, и сроком наблюдения более года приведены в таблице № 2.

Таблица № 2.

Частота развития стриктур уретроцистоанастомоза после РПЭ.

Клиническое исследование Количество оперированных пациентов Частота развития стриктур и облитераций УЦА

Kundu et al, 2004 3477 2.7%

Karakiewicz et al, 2004 2415 16.3%

Catalona et al, 1999 1870 3.8%

Montgomery et al, 2008 1289 9.9%

Optenberg et al, 1995 1059 10.2%

Kao et al, 2010 1013 20.5%

Hruza et al, 2010 2200 4.6%

При применении лапараскопической техники, трансперитонеальным или экстраперитонеальным доступом частота всех осложнений находится в промежутке от 6 до 32,7% случаев [Licht MR et al, 1994, Shelfo SW et al, 1998, Hu JC et al, 2008, 2009, Webb D.R. et al, 2009, Wang R. et al, 2012, Laird A. et al, 2014]. По опубликованным литературным данным стриктуры и облитерации УЦА наблюдаются реже при применении лапараскопической радикальной простатэктомии (ЛРПЭ) - от 0 до 4,6% [Ficarra V . et al, 2009, 404. Webb DR et al, 2009, 401. Wang R et al, 2012, Asawabharuj K. et al, 2014]. Это может быть обусловлено минимизацией кровотечения и хорошей визуализацией операционного поля, что позволяет произвести выделение предстательной железы деликатнее, чем при открытой простатэктомии. При этом, лапараскопический инструментарий способствует более оптимальному сопоставлению слизистых мочевого пузыря и уретры [Srougi M. et al, 2005, Huang G. et al, 2006, Djavan B. et al, 2012].

ЛРПЭ с использованием робота da Vinci, робот-ассистированная ЛРПЭ

(РАПЭ) была впервые представлена в 2000г. С.С. Abbou. Через два года, этот первый опыт был подкреплен новаторской работой Института урологии Vattikuti (Детройт, штат Мичиган, США) [Hasan WA, et al., 2004, 222. Hemal AK. Et al., 2004]. К концу 2007 в США около 60% РПЭ были выполнены с помощью роботизированной техники [Mottrie A. et al., 2008]. Осложнения РАПЭ бывают обусловлены доступом, непосредственно выполнением этапов РПЭ или техническими проблемами, связанными с роботом. В отчетах большинства центров анализируются в основном периоперационные, онкологические и функциональные результаты, а осложнениям после вмешательства посвящен только небольшой комментарий. По результатам тех центров, где количество выполненных РАПЭ составляло от 122 до 2652 операций, показатели удержания мочи находились в пределах от 84% до 97%, потенция была сохранена в 70-80% и стриктура уретровезикального анастомоза возникла в 1,4-4,2% случаев [Dindo D. et al., 2004, .Joseph J.V et al., 2005, Mottrie A. et al., 2007]. Сравнение РАПЭ с другими вариантами РПЭ, по частоте возникновения стриктуры уретровезикального анастомоза не дало статистически значимых различий [Busch J. et al., 2014]. Подводя итог, необходимо отметить данные систематического обзора литературы, выполненного В. Djavan et al. (2010). Коллектив авторов при сравнении ОРПЭ, ЛРПЭ и РАПЭ, пришли к заключению, что клинические результаты при этих видах лечения сопоставимы, онкологические и функциональные результаты операции в большей степени зависят от опыта и способностей хирурга, чем от методики выполнения операции. Таким образом, образование стриктур и облитераций УЦА, несмотря на усовершенствование оперативной техники, остается значимой проблемой, и частота их встречаемости в различных клиниках зачастую свыше 20%, а это каждый пятый прооперированный больной. Ситуация усугубляется тем, что у значительной части пациентов имеет место сопутствующее недержание мочи. Кроме того, для стриктур этой локализации характерна высокая частота рецидива. По данным Европейского общества урологов за 2012г.,

данная проблема суммарно по частоте встречаемости занимает лишь третье место, однако в абсолютных цифрах имеет крайне угрожающий характер [Heidenreich А et al, 2008, 2011].

1.2 Факторы риска и современные особенности ведения пациентов с обструктивными осложнениями радикальной простатэктомии

Как правило, стриктуры появляются в течение первого года с момента операции. Так, по некоторым данным, у наибольшего числа больных они сформировались уже через 3,8 мес. после операции. Другие авторы отмечали появление стриктур в зоне анастомоза у 66 % больных в течение 6 мес. после РПЭ [Hoznek А. et al, 2001, Goeman L. et al, 2006, Herschorn S et al, 2014]. По данным Национального Института Рака, США (National Cancer Institute, USA) Сроки развития стриктур и облитераций УЦА составляют от 1 месяца до года и в дальнейшем не нарастают. Полученные данные графически приведены на рисунке №1, в виде цензурированного показателя (по данным National Cancer Institute, 2012). На сегодняшний день, в зарубежной и отечественной литературе большинство специалистов схожи во мнениях о причинах, способствующих возникновению рубцовых изменений зоны уретровезикального анастомоза. В клиническом исследовании, выполненном в Ataturk Education and Research Hospital в 2009 году, которое включило в себя 56 пациентов с локализованными формами рака простаты методом выбора, лечения которого явилась радикальная простатэктомия, выявили факторы, приводящие к формированию послеоперационных обструктивных осложнений. Все пациенты были разделены на 2 группы. В 1-й группе на 7-е сутки с момента оперативного вмешательства пациентам была выполнена цистография, и при отсутствии затеков контрастного препарата за пределы мочевого пузыря удалялся уретральный катетер. Во 2-й группе при выявлении затеков контрастного препарата на 7-е сутки эта процедура выполнялась повторно на 14-е или 21-е сутки, пока не было достигнуто герметичности пузырно-уретрального анастомоза. В течение года после

операции проводился контроль уровня простатического специфического антигена (ПСА), объема остаточной мочи и уродинамических показателей (урофлоуметрия). Также подробно оценивалось влияние на развитие Рубцовых осложнений таких факторов, как возраст пациентов, объем простаты, дооперационный уровень ПСА, сумма баллов по Глисону, реконструкция шейки мочевого пузыря, сохранение сосудисто-нервного пучка, интраоперационная герметичность сформированного пузырно-уретрального анастомоза, интраоперационная кровопотеря и длительность дренирования мочевого пузыря уретральным катетером. После обработки статистических данных были обнаружены различия между сроком удаления уретрального катетера и развитием стриктуры уретры. Всего у 1 (4 %) из 25 пациентов после удаления катетера на 7-е сутки после оперативного вмешательства в последующем развилась стриктура уретры. Во 2-й группе у 2 (12,5 %) пациентов из 16 и у 6 (40 %) из 15 больных катетеры были удалены на 14-й и 21-й дни соответственно, отмечено формирование Рубцовых осложнений. Стоит отметить, что пациенты с Рубцовыми послеоперационными осложнениями были старше (67,4 ± 4,5 и 63,1 ± 6,5 года; р = 0,048). Раннее формирование герметичности пузырно-уретрального анастомоза позволяет раньше удалять уретральный катетер, что в свою очередь значительно снижает частоту развития послеоперационных осложнений [^иеП а!., 2004, Оги С е1 а1., 2009].

Похожие диссертационные работы по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Джалилов, Дмитрий Олегович, 2015 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев Б. Я. Лечение локализованного и местно-распространенного рака предстательной железы: Дис. ... д-ра мед. наук. М., 2006. 304 с.

2. Аляев Ю.Г,. Рапопорт Л.М,. Цариченко Д.Г, Артемов A.B. Профилактика рубцовых осложнений радикальной простатэктомии. // Российские Медицинские Вести о 2013, Том XVIII, № 4. С. 8-18.

3. Аляев Ю.Г., Крупинов Г.Е., Григорян В.А., Безруков Е.А., Амосов A.B., Чалый М.Е., Брук Ю.Ф. Высокоинтенсивный фокусированный ультразвук в лечении рака предстательной железы. // Онкоурология. 2007. №2. С. 42-51.

4. Аполихин О.И., Сивков A.B., Ощепков В.Н., Дарий Е.В., Жернов A.A., Корякин A.B. Пятилетние результаты применения интерстициальной лучевой терапии при локализованном раке предстательной железы // Фундаментальные исследования в уронефрологии. Материалы Российской научной конференции с международным участием. Саратов, 2009. С. 415.

5. Бялик В.В., Пинчук В.Г. Патологическая анатомия и ультраструктура нодозной гиперплазии и рака предстательной железы. Киев: Наукова думка, 1977. 168 е..

6. Велиев Е.И. Оптимизация хирургического лечения больных локализованным раком предстательной железы: Дис. ... д-ра мед. наук. СПб., 2003. 348 с.

7. Злокачественные новообразования в России в 2009 году (заболеваемость и смертность) [Под ред. В.И. Чиссова, В.В. Старинского, Г.В. Петровой]. М.: ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена Минздравсоцразвития России», 2011. 260 с.

8. Иванов С.А. Брахитерапия как метод радикального лечения рака предстательной железы: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2010. 49 с.

9. Камалов A.A., Хомерики Г.Г., Ефремов Е.А., Ромих В.В., Егоров A.A., Охоботов Д.А. Качество жизни больных после радикальной простатэктомии. // Урология. 2005. № 4. С. 27-29.

Ю.Коган М.И., Лоран О.Б., Петров С.Б. Радикальная хирургия рака предстательной железы: рук. для врачей. М.: Гэотар-Медиа, 2006. 351 с.

И.Костин A.A., Семин A.B., Каприн А.Д., Цыбульский А.Д. Прогнозирование развития осложнений после проведения внутритканевой лучевой терапии при комплексном лечении рака предстательной железы. // Онкоурология. 2010. № 3. С. 48-50.

12.Мартов А.Г., Сивков A.B., Ергаков Д.В., Ощепков В.Н. Брахитерапия при раке предстательной железы: эндоскопические методы лечения обструктивных осложнений // Медицинский вестник Эребуни. 2008. № 4. С. 35-37.

1 З.Матвеев Б.П. Диагностика рака предстательной железы // Клиническая онкоурология [Под ред. Б.П. Матвеева]. М.: Вердана, 2003. С. 456-472.

М.Медведев B.JI. Сравнительный анализ открытой и лапароскопической радикальной простатэктомии в лечении локального рака предстательной железы: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2004. 50 с.

15.Няхин В.А. Функциональные результаты и качество жизни пациентов после радикальной позадилонной простатэктомии: Автореф. ... канд. мед. наук. М., 2007. 27 с.

16.Переверзев A.C., Коган М.И. Рак простаты. Харьков: Факт, 2004. 231 с.

17.Переверзев A.C., Стецишин Р.В., Щукин Д.В., Мегера В.В. Оценка качества жизни у пациентов раком простаты. // Рак предстательной железы. Материалы X Юбилейной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием [Под ред. A.C. Переверзева]. Харьков, 2002. С. 271-282.

18.Петров С.Б, Ракул С.А. Качество жизни пациентов после позадилонной радикальной простатэктомии по поводу рака предстательной железы // Урология. 2006. № 1. С. 25-28.

19.Пушкарь Д.Ю. Радикальная простатэктомия. М.: МЕДпресс-информ, 2002. 168 с.

20.Пушкарь Д.Ю., Раснер П.И., Колонтарев К.Б. Радикальная простатэктомия с роботической ассистенцией: анализ первых 80 случаев // Онкоурология. 2010. № 3. С. 37-42.

21.Ракул С.А. Рак предстательной железы: диагностика, результаты хирургического лечения и качество жизни: Дис. ... д-ра мед. наук. СПб, 2009. 309 с.

22.Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTIC А. М.: Медиа Сфера, 2003.312 с.

23.Свиридов П.В, Цыб А.Ф, Карякин О.Б, Володина Т.В, Панарина Н.Т, Минаева Н.Г. Брахитерапия рака предстательной железы у больных с высоким риском прогрессирования. // Материалы III Конгресса Российского общества онкоурологов. М, 2008. С. 68.

24.Сивков А.В, Ощепков В.Н, Патаки К.В, Обухова Т.В. Брахитерапия

125 103

I и Pd локализованного рака предстательной железы. // Материалы Пленума Правления Российского общества урологов. М, 1999. С. 153159.

25.Сивков А.В, Ощепков В.Н, Патаки К.В, Обухова Т.В.Интерстициальная лучевая терапия "125I Rapid-Strand" локализованного рака предстательной железы. // Урология. 2004. № 1. С. 21-25.

26.Ситников Н.В. Профилактика осложнений и ранняя реабилитация больных после радикальной простатэктомии: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М, 2008. 49 с.

27.Состояние онкологической помощи населению России в 2010 году [Под ред. В.И. Чиссова, В.В. Старинского, Г.В. Петровой]. М.: ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена Минздравсоцразвития России», 2011. 188 с.

28.Чернышев И.В., Самсонов Ю.В., Осипов О.В. Качество жизни больных после радикального лечения локализованного рака предстательной железы // Материалы IV Всероссийского конгресса «Мужское здоровье». М., 2008. С. 87-88.

29. Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. Злокачественные опухоли в России: статистика, научные достижения, проблемы. Казанский медицинский журнал. 2007. № 4. С. 241.

30. Чиссов В.И., Русаков И. Г. Заболеваемость раком предстательной железы в Российской Федерации. Экспериментальная и клиническая урология. 2011. №2-3. С. 6-7.

31.Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. [Ред.]. Злокачественные новообразования в России в 2012 году (заболеваемость и смертность) М.: ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена Минздравсоцразвития России», 2013.260 с.

32.Шолохов В.Н. Ультразвуковая томография в комплексной диагностике и оценке эффективности лечения злокачественных новообразований мочевого пузыря и предстательной железы: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2000. 31с.

33.Abascal Junquera J.M., Hevia Suarez M., Abascal García J.M., Abascal García R.,Gonzalez Suárez H., Alonso A., Juan Rijo G., Prada P.J Brachyterapy in localized prostate cancer. // Actas Urol. Esp. 2007. Vol. 31, N6. P. 617-626.

34.Abbou C.C, Hoznek A, Salomon L, Lobontiu A, Saint F, Cicco A, Antiphon P, Chopin D. Remote laparoscopic radical prostatectomy carried out with a robot. Report of a case. // Prog. Urol. 2000. Vol. 10, N 4. P. 520523.

35. Ahlering T.E. Robotic versus laparoscopic radical prostatectomy // Nat. Clin. Pract. Urol. 2004. Vol. 1, N 2. P. 58-59.

36.Ahlering T.E, Woo D, Eichel L, Lee D.I, Edwards R, Skarecky D.W. Robot-assisted versus open radical prostatectomy: a comparison of one surgeon's outcomes / // Urology. 2004. Vol. 63, N 5. P. 819-822.

37.Ahmed H.U, Zacharakis E, Dudderidge T, Armitage J.N, Scott R, Calleary J, Illing R, Kirkham A, Freeman A, Ogden C, Allen C, Emberton M. High-intensity-focused ultrasound in the treatment of primary prostate cancer: the first UK series. // Br. J. Cancer. 2009. Vol. 101, N 1. P. 19-26.

38.A1 Ekish S, Nayeemuddin M, Maddox M, Pareek G. The role of cryosurgery of the prostate for nonsurgical candidates. // JSLS. 2013. Vol. 17, N3. P. 423-428.

39.Albertsen PC, Hanley JA, Gleason DF, Barry MJ. Competing risk analysis of men aged 55 to 74 years at diagnosis managed conservatively for clinically localized prostate cancer. // JAMA. 1998. Vol. 280, N 11. P. 975980.

40.Anastasiadis A.G, Salomon L, Katz R, Hoznek A, Chopin D, Abbou C.C. Radical retropubic versus laparoscopic prostatectomy: a prospective comparison of functional outcome. // Urology. 2003. Vol. 62, N 2. P. 292297.

41.Artibani W, Grosso G, Novara G, Pecoraro G, Sidoti O, Sarti A, Ficarra V. Is laparoscopic radical prostatectomy better than traditional retropubic radical prostatectomy? An analysis of peri-operative morbidity in two contemporary series in Italy. // Eur. Urol. 2003. Vol. 44, N 4. P. 401-406.

42.Asawabharuj K., Ramart P., Nualyong C., Leewansangtong S., Srinualnad S., Taweemonkongsap T., Chaiyaprasithi B., Amornvesukit T., Jitprohai S., Soontrapa S. Comparison of urinary continence outcome between robotic-assisted laparoscopic prostatectomy versus laparoscopic radical prostatectomy. // J. Med.Assoc. Thai. 2014. Vol. 97, N 4. P. 393-398.

43.Ash D., Flynn A., Battermann J., de Reijlce T., Lavagnini P., Blank L. ESTRO/EAU/EORTC recommendations on permanent seed implantation for localized prostate cancer / // Radiother. Oncol. 2000. Vol. 57, N 3. P. 315-321.

44.Aslam MZ, Gowda BD. Holmium laser ablation: a successful treatment option for an obstructing ureteric valve. // Can Urol Assoc J. 2010. Vol. 4, N l.P. E15-E16.

45.Augustin H., Hammerer P., Graefen M., Palisaar J., Noldus J., Fernandez S., Huland H Intraoperative and perioperative morbidity of contemporary radical retropubic prostatectomy in a consecutive series of 1243 patients: results of a single center between 1999 and 200. // Eur. Urol. 2003. Vol. 43, N2. P. 113-118.

46.Aus G. Current status of HIFU and cryotherapy in prostate cancer—a review // Eur. Urol. 2006. Vol. 50, N 5. P. 927-934.

47.Aus G., Abbou C.C., Bolla M., Heidenreich A., Schmid H.P., van Poppel II., Wolff J., Zattoni F. EAU guidelines on prostate cancer. // Eur. Urol. 2005. Vol. 48, N4. P. 546-551.

48.Autorino R., Zarger H., Kaouk J.H. Robot-assisted laparoscopic surgery: recent advances in urology. // Fertil. Steril. 2014. Doi: 10.1016/j.fertnstert.2014.05.033.

49.Badani K.K., Kaul S., Menon M. Evolution of robotic radical prostatectomy: assessment after 2766 procedures // Cancer. 2007. Vol. 110, N 9. P. 19511958.

50.Bader MJ1, Tllki D, Gratzke C, Sroka R, Stief CG, Reich O. Ho:YAG-laser: treatment of vesicourethral strictures after radical prostatectomy. // World J Urol. 2010. Vol. 28, N 2. P. 169-1672.

51.Bahn D.K, Lee F, Badalament R, Kumar A, Greski J, Chernick M. Targeted cryoablation of the prostate: 7-year outcomes in the primary treatment of prostate cancer // Urology. 2002. Vol. 60, N 2, Suppl. 1. P. 311.

52.Ball A.J, Gambill B, Fabrizio M.D., Davis J.W, Given R.W, Lynch D.F, Shaves M, Schellhammer P.F Prospective longitudinal comparative study of early health-related quality-of-life outcomes in patients undergoing surgical treatment for localized prostate cancer: a short-term evaluation of five approaches from a single institution. // J. Endourol. 2006. Vol. 20, N 10. P. 723-731.

53.Barocas D.A, Mitchell R, Chang S.S, Cookson M.S. Impact of surgeon and hospital volume on outcomes of radical prostatectomy. // Urol. Oncol. 2010. Vol. 28, N3. P. 243-250.

54.Benoit R.M, Naslund M.J, Cohen J.K. Complications after prostate brachytherapy in the Medicare population // Urology. 2000. Vol. 55, N 1. P. 91-96.

55.Besarani D, Amoroso P, Kirby R. Bladder neck contracture after radical retropubic prostatectomy. // BJU Int. 2004. Vol. 94, N 9. P. 1245-1247.

56.Beyer D.C. The evolving role of prostate brachytherapy // Cancer Control. 2001. Vol. 8, N2. P. 163-170.

57.Bhayani S.B, Pavlovich C.P, Strap S.E, Dahl D.M, Landman J, Fabrizio M.D, Sundaram C.P, Kaouk J.H, Su L.M. Laparoscopic radical prostatectomy: a multi-institutional study of conversion to open surgery. // Urology. 2004. Vol. 63, N 1. P. 99-102.

58.Bianco F.J. Jr., Riedel E.R., Begg C.B., Kattan M.W., Scardino P.T. Variations among high volume surgeons in the rate of complications after radical prostatectomy: further evidence that technique matters. // J. Urol. 2005. Vol. 173, N 6. P. 2099-2103.

59.Bill-Axelson A., Holmberg L., Ruutu M., Garmo H., Stark J.R., Busch C., Nordling S., Haggman M., Andersson S.O., Bratell S., Spangberg A., Palmgren J., Steineck G., Adami H.O., Johansson J.E. Radical prostatectomy versus watchful waiting in early prostate cancer. //N. Engl. J. Med. 2011. Vol. 364, N 18. P. 1708-1717.

60.Bishoff J.T., Motley G., Optenberg S.A., Stein C.R., Moon K.A., Browning S.M., Sabanegh E., Foley J.P., Thompson I.M. Incidence of fecal and urinary incontinence following radical perineal and retropubic prostatectomy in a national population. // J. Urol. 1998. Vol. 160, N 2. P. 454-458.

61.Bivalacqua T.J., Pierorazio P.M., Su L.M. Open, laparoscopic and robotic radical prostatectomy: optimizing the surgical approach // Surg. Oncol. 2009. Vol. 18, N3. P. 233-241.

62.Blana A., Brown S.C., Chaussy C., Conti G.N., Eastham J.A., Ganzer R., Murat F.J., Pasticier G., Rebillard X., Rewcastle J.C., Robertson C.N., Thuroff S., Ward J.F. High-intensity focused ultrasound for prostate cancer: comparative definitions of biochemical failure. // BJU Int. 2009. Vol. 104, N8. P. 1058-1062.

63.Blana A., Walter B., Rogenhofer S., Wieland W.F. High-intensity focused ultrasound for the treatment of localized prostate cancer: 5-year experience. // Urology. 2004. Vol. 63, N 2. P. 297-300.

64.Blasko J.C., Mate T., Sylvester J.E., Grimm P.D., Cavanagh W. Brachytherapy for carcinoma of the prostate: techniques, patient selection, and clinical outcomes. // Semin. Radiat. Oncol. 2002. Vol. 12, N 11. P. 8194.

65.Bollens R, Vanden Bossche M, Roumeguere T, Damoun A, Ekane S., Ploffmann P, Zlotta A.R, Schulman C.C. Extraperitoneal laparoscopic radical prostatectomy. Results after 50 cases. // Eur. Urol. 2001. Vol. 40, N 1. P. 65-69.

66.Borboroglu PG, Sands JP, Roberts JL, Amling CL. Risk factors for vesicourethral anastomotic stricture after radical prostatectomy. // Urology. 2000. Vol. 56, N l.P. 96-100.

67.Boudrant G, Mangin P, Feuillu B, Peiffert D, Cormier L. Study on the quality of life of patients suffering from localized prostate cancer treated with HIFU. // Prog. Urol. 2009. Vol. 19, N 8. P. 542-552.

68.Brown J.A, Rodin D, Lee B, Dahl D.M. Transperitoneal versus extraperitoneal approach to laparoscopic radical prostatectomy: an assessment of 156 cases. // Urology. 2005. Vol. 65, N 2. P. 320-324.

69.Budia Alba A, Bosquet Sanz M, Torino Micó A, Boronat Tormo F, Alapont Alacreu J.M, Francés A, Vera Donoso C.D, Jiménez Cruz J.F. Indications, results and techniques of pennanent prostate brachytherapy for localized prostate cancer. // Actas Urol. Esp. 2007. Vol. 31, N 5. P. 452-468.

70.Busch J, Gonzalgo M.L, Leva N, Ferrari M, Cash H, Kempkensteffen C, Hinz S, Miller K, Magheli A. Matched comparison of robot-assisted, laparoscopic and open radical prostatectomy regarding pathologic and oncologic outcomes in obese patients. // World J. Urol. 2014. May 23. Epub ahead of print.

71.Callea A, Piccinni R, Zizzi V, Sblendorio D, Berardi B, Tempesta A, Gala F.G, Traficante A. Fligh-intensity focused ultrasound (HIFU) in prostate cancer: a single centre experience in patients with low, intermediate or high-risk of progression. // Arch. Ital. Urol. Androl. 2010. Vol. 82, N 4. P. 253-255.

72.Carbone D, Turek PJ, Carpiniello VL, Wein AJ, Malloy TR. KTP-532 laser ablation of urethral strictures: long-term response rates (abstract). // J Urol. 2003. Vol. 149. P. 227A.

73.Catalona W.J., Carvalhal G.F., Mager D.E., Smith D.S. Potency, continence and complication rates in 1,870 consecutive radical retropubic prostatectomies. // J. Urol. 1999. Vol. 162, N 2. P. 433-438.

74.Chang S.L., Kibel A.S., Brooks J.D., Chung B.I. The impact of robotic surgery on the surgical management of prostate cancer in the United States. // BJU Int. 2014. Doi: 10.111 l/bju.12850.

75.Chatelain C., Denis L., Foo J.K.T., Khoury S., McConnell J., eds Recommendations of the International Scientific Committee: evaluation and treatment of lower urinary tract symptoms (LUTS) in older men. // Proceedings of the Fifth International Consultation on Benign Prostatic Hyperplasia, June 25-28, 2000, Paris. United Kingdom: Health Publications, 2001. P. 519-534.

76.Chaussy C, Thiiroff S. High-intensity focused ultrasound in the management of prostate cancer // Expert Rev. Med. Devices. 2010. Vol. 7, N 2. P. 209217.

77.Cho WJ, Kim TH, Lee HS, Chung JW, Lee HN, Lee KS. Treatment of urethral/bladder neck stricture after high-intensity focused ultrasound for prostate cancer with holmium: yttrium-aluminium-garnet laser. // Int Neurourol J. 2013. Vol. 17, N 1. P. 24-29.

78.Choi WS, Ku JH, Oh SJ, Kim SW, Paick JS. Change of nocturnal polyuria after holmium laser enucleation of the prostate in patients with benign prostatic hyperplasia. // Urology. 2014. Vol. 84, N 3. P. 650-656.

79.Chun F.K., Graefen M., Zacharias M., Haese A., Steuber T., Schlomm T., Walz J., Karakiewicz P.I., Huland H. Anatomic radical retropubic prostatectomy-long-term recurrence-free survival rates for localized prostate cancer. // World J. Urol. 2006. Vol. 24, N 3. P. 273-280.

80.Clavien P.A., Sanabria J.R., Strasberg S.M. Proposed classification of complications of surgery with examples of utility in cholecystectomy // Surgery. 1992. Vol. 111, N 5. P. 518-526.

81.Cohen J.K, Miller R.J. Jr, Ahmed S, Lotz M.J, Baust J. Ten-year biochemical disease control for patients with prostate cancer treated with cryosurgery as primary therapy. // Urology. 2008. Vol. 71, N 3. P. 515-518.

82.Costello A.J, Haxhimolla H, Crowe H, Peters J.S. Installation of telerobotic surgery and initial experience with telerobotic radical prostatectomy. // BJU Int. 2005. Vol. 96, N 1. P. 34-38.

83.Crouzet S, Rebillard X, Chevallier D, Rischmann P, Pasticier G, Garcia G, Rouviere O, Chapelon J.Y, Gelet A. Multicentric oncologic outcomes of high-intensity focused ultrasound for localized prostate cancer in 803 patients. // Eur. Urol. 2010. Vol. 58, N 4. P. 559-566.

84.Culty T, Boccon-Gibod L. Anastomotic urethroplasty for posttraumatic urethral stricture: previous urethral manipulation has a negative impact on the final outcome.// J Urol. 2007. Vol. 177, N 4. P. 1374-1377.

85.De Castro Abreu A.L, Bahn D, Leslie S, Shoji S, Silverman P, Desai M.M, Gill I.S, Ukimura O. Salvage focal and salvage total cryoablation for locally recurrent prostate cancer after primary radiation therapy. // BJU Int. 2013. Vol. 112, N 3. P. 298-307.

86.Dindo D, Demartines N, Clavien P.A. Classification of surgical complications: a new proposal with evaluation in a cohort of 6336 patients and results of a survey // Ann. Surg. 2004. Vol. 240, N 2. P. 205-213.

87.Djavan B, Agalliu I, Laze J, Sadri H, Kazzazi A, Lepor H. Blood loss during radical prostatectomy: impact on clinical, oncological and functional outcomesand complication rates. // BJU Int. 2012. Vol. 110, N 1. P. 69-75.

88.Donnelly B.J, Saliken J.C, Ernst D.S, Ali-Ridha N, Brasher P.M., Robinson J.W, Rewcastle J.C. Prospective trial of cryosurgical ablation of the prostate: five-year results. // Urology. 2002. Vol. 60, N 4. P. 645-649.

89.Doublet J.D, Barreto H, Gattegno B, Thibault P. Urethro-vesical stenosis after radical prostatectomy. Prog. Urol. 1994. Vol. 4, N 3. P. 357-361.

90.Durand M., Barret E., Galiano M., Rozet F., Sanchez-Salas R., Ahallal R., Macek P., Gaya J.M., Cerruti J., Devilliers H., Loeffler J., Amiel J., Vallancien G., Cathellineau X. Focal cryoablation: a treatment option for unilateral low-risk prostate cancer. // BJU Int. 2014. Vol. 113, N 1. P. 56-64.

91.Egawa S., Arai Y., Kawakita M., Matsuda T., Tanaka M., Naito S., Okumura K., Terachi T., Hayami S., Suzuki K., Gotoh M., Ono Y., Baba S. Surgical outcome of laparoscopic radical prostatectomy: summary of early multiinstitutional experience in Japan. // Int. J. Clin. Oncol. 2003. Vol. 8, N 2. P. 97-103.

92.Eisenberg M.L., Elliott S.P., McAninch J.W. Preservation of lower urinary tract function in posterior urethral stenosis: selection of appropriate patients for urethral stents. J. Urol. 2007. Vol. 178. P. 2456-2461.

93.Elkjaer M.C., Borre M. Only carefully selected patients may have a beneficial effect of salvage cryoablation in recurrent prostate cancer after radiotherapy. //Dan. Mwed. J. 2013. Vol. 16, N 12. P. A4756.

94.Elliott SP, McAninch JW. The current role of urethrotomy in anterior urethral stricture disease. Curr Urol Rep. 2006. Vol. 7, N 5. P.339-340.

95.Ellis D.S. Cryosurgery as primary treatment for localized prostate cancer: a community hospital experience // Urology. 2002. Vol. 60, N 2, Suppl. 1. P. 34-39.

96.Epstein J.I., Allsbrook W.C., Amin M.B., Egevad L.L. The 2005 International Society of Urological Pathology Consensus Conference on Gleason Grading of Prostatic Carcinoma. // Am. J. Surg. Pathol. 2005. Vol. 29, N9. P. 1228-1242.

97.Erickson BA, Meeks JJ, Roehl KA, Gonzalez CM, Catalona WJ. Bladder neck contracture after retropubic radical prostatectomy: incidence and risk factors from a large single-surgeon experience.// BJU Int. 2009 Jul 2.

98.Erickson B.A., McAninch J.W. Eisenberg M.L. et al. Management for prostate cancer treatment related posterior urethral and bladder neck stenosis with stents. J. Urol. 2011. Vol.185. P. 198-203.

99.Farnham S.B, Webster T.M, Herrell S.D, Smith J.A. Jr. Intraoperative blood loss and transfusion requirements for robotic-assisted radical prostatectomy versus radical retropubic prostatectomy. // Urology. 2006. Vol. 67, N2. P. 360-363.

100.Ficarra V, Novara G, Artibani W, Cestari A, Galfano A, Graefen M, Guazzoni G, Guillonneau B, Menon M, Montorsi F, Patel V, Rassweiler J, Van Poppel H. Retropubic, laparoscopic, and robot-assisted radical prostatectomy: a systematic review and cumulative analysis of comparative studies. //Eur. Urol. 2009. Vol. 55, N 5. P. 1037-1063.

101. Fischer B, Engel N, Fehr J.L, John H Complications of robotic assisted radical prostatectomy. // World J. Urol. 2008. Vol. 26, N 6. P. 595602.

102. Futao S, Wentong Z, Yan Z, Qingyu D, Aiwu L. Application of endoscopic Ho:YAG laser incision technique treating urethral strictures and urethral atresias in pediatric patients.//Pediatr Surg Int. 2006. Vol. 22, N 6. P. 514-518.

103. Galli S, Simonato A, Bozzola A, Gregori A, Lissiani A, Scaburri A, Gaboardi F. Oncologic outcome and continence recovery after laparoscopic radical prostatectomy: 3 years' follow-up in a "second generation center" . // Eur. Urol. 2006. Vol. 49, N 5. P. 859-865.

104. Gillitzer R, Thomas C, Wiesner C, Jones J, Schmidt F, Hampel C, Brenner W, Thuroff JW, Melchior SW. Single Center Comparison of Anastomotic Strictures After Radical Perineal and Radical Retropubic Prostatectomy. // Urology. 2009 Dec 5.

105. Gnessin E, Yossepowitch O, Holland R, Livne PM, Lifshitz DA. Holmium laser endoureterotomy for benign ureteral stricture: a single center experience. //J Urol. 2009. Vol. 182, N 6. P. 2775-2779.

106. Goeman L., Salomon L., La De Taille A., Vordos D., Hoznelc A., Yiou R., Abbou C.C. Long-term functional and oncological results after retroperitoneal laparoscopic prostatectomy according to a prospective evaluation of 550 patients. // World J. Urol. 2006. Vol. 24, N 3. P. 281-288.

107. Gousse AE, Tunuguntla HS, Leboeuf L. Two-stage management of severe postprostatectomy bladder neck contracture associated with stress incontinence. Urology. 2005. Vol. 65. P. 316-319.

108. Guillonneau B., el-Fettouh H., Baumert H., Cathelineau X., Doublet J.D., Fromont G., Vallancien G. Laparoscopic radical prostatectomy: oncological evaluation after 1,000 cases a Montsouris Institute. // J. Urol. 2003. Vol. 169, N 4. P. 1261-1266.

109. Gupta NP, Anand A. Comparison of TURP, TUVRP, and HoLEP. // Curr Urol Rep. 2009. Vol. 10, N 4. P. 276-278.

110. Hara I., Kawabata G., Miyake PL, Nalcamura I., Hara S., Okada H., Kamidono S. Comparison of quality of life following laparoscopic and open prostatectomy for prostate cancer. // J. Urol. 2003. Vol. 169, N 6. P. 20452048.

111. Heidenreich A., Aus G., Bolla M., Joniau S., Matveev V.B., Schmid H.P., Zattoni F. EAU guidelines on prostate cancer. // Eur. Urol. 2008. Vol. 53, N l.P. 68-80.

112. Heidenreich A., Bellmunt J., Bolla M., Joniau S., Mason M., Matveev V., Mottet N., Schmid H.P., van der Kwast T., Wiegel T., Zattoni F. EAU guidelines on prostate cancer. Part 1: screening, diagnosis, and treatment of clinically localised disease. //Eur. Urol. 2011. Vol. 59, N 1. P. 61-71.

113. Heiss M. Ponholzer A., Lamche M., Schramek P., Seitz C. The Clavien-Dindo classification of complications used for radical prostatectomy. // Wien Med. Wochenschr. 2014. June 5. Epub ahead of print.

114. Hemal AK, Menon M. Robotics in urology. // Curr Opin Urol. 2004. Vol. 14, N2. P. 89-93.

115. Herrmann T.R, Rabenalt R, Stolzenburg J.U., Liatsikos E.N, Imkamp F, Tezval H, Gross A.J, Jonas U, Burchardt M. Oncological and functional results of open, robot-assisted and laparoscopic radical prostatectomy: does surgical approach and surgical experience matter? // World J. Urol. 2007. Vol. 25, N 2. P. 149-160.

116. Herschorn S, Elliott S, Coburn M, Wessells H, Zinman L SIU/ICUD Consultation on Urethral Strictures: Posterior urethral stenosis after treatment of prostate cancer. // Urology. 2014. Vol. 83, N 3 (SuppI). S.59-70.

117. Plerschorn S, Elliott S, Coburn M, Wessells H, Zinman L. Posterior urethral stenosis after treatment of prostate canvcer. // Urology. 2013. Doi. org/10.1016/j.urology.2013.08.036.

118. Hoznek A, Samadi D.B, Salomon L, Olsson L.E, Saint F, Chopin D, Abbou C.C. Laparoscopic radical prostatectomy. // Curr. Urol. Rep. 2002. Vol.3, N2. P. 141-147.

119. Hu JC, Gu X, Lipsitz SR, Barry MJ, D'Amico AV, Weinberg AC, Keating NL. Comparative effectiveness of minimally invasive vs open radical prostatectomy. // JAMA. 2009. Vol. 302, N 14. P. 1557-1564.

120. Huang G, Lepor H. Factors predisposing to the development of anastomotic strictures in a single-surgeon series of radical retropubic prostatectomies. // BJU Int. 2006. Vol. 97, N 2. P. 255-258.

121. Ishikawa R, Shitara T, Hirayama T, Wakatabe Y, Dobashi M, Sugita Y, Kubo S, Fujita T, Iwamura M, Baba S. Investigation of changes in sexual and ejaculatory functions after holmium laser enucleation of the prostate (HoLEP). // Hinyokika Kiyo. 2014. Vol. 60, N 6. P. 263-267.

122. Jacome-Pita F, Sanchez-Salas R, Barret E, Amaruch N, Gonzalez-Enquita C, Cathenileau X. Focal therapy in prostate cancer: the current situation. //Ecancermedicalscience. 2014. Vol. 8.P. 435.

123. Janoff D.M, Parra R.O. Contemporary appraisal of radical perineal prostatectomy // J. Urol. 2005. Vol. 173, N 6. P. 1863-1870.

124. Jemal A., Bray F., Center M.M., Ferlay J., Ward E., Forman D. Global cancer statistics. // CA Cancer J. Clin. 2011. Vol. 61, N 2. P. 69-90.

125. Joseph J.V., Rosenbaum R., Madeb R., Erturk E., Patel II.R. Robotic extraperitoneal radical prostatectomy: an alternative approach. // J. Urol. 2006. Vol. 175, N 3, Pt. 1. P. 945-950.

126. Kao T.C., Cruess D.F., Garner D., Foley J., Seay T., Friedrichs P., Thrasher J.B., Mooneyhan R.D., McLeod D.G., Moul J.W. Multicenter patient self-reporting questionnaire on impotence, incontinence and stricture after radical prostatectomy. // J. Urol. 2000. Vol. 163, N 3. P. 858-864.

127. Klein E.A., Bianco F.J., Serio A.M., Eastham J.A., Kattan M.W., Pontes J.E., Vickers A.J., Scardino P.T. Surgeon experience is strongly associated with biochemical recurrence after radical prostatectomy for all preoperative risk categories. // J. Urol. 2008. Vol. 179, N 6. P. 2212-2216.

128. Klett DE, Tyson MD , Mmeje CO, Nunez-Nateras R, Chang YFI, Humphreys MR. Patient-reported sexual outcomes after holmium laser enucleation of the prostate: a 3-year follow-up study. // Urology. 2014 Vol. 84, N2. P. 421-426.

129. Krambeck A.E., DiMarco D.S., Rangel L.J., Bergstralh E..J, Myers R.P., Blute M.L., Gettman M.T. Radical prostatectomy for prostatic adenocarcinoma: a matched comparison of open retropubic and robotassisted techniques. // BJU Int. 2009. Vol. 103, N 4. P. 448-453.

130. Kramer MW, Wolters M, Cash H, Jutzi S, Imkamp F, Kuczyk MA, Merseburger AS, Herrmann TR. Current evidence of transurethral Ho:YAG and Tm:YAG treatment of bladder cancer: update 2014. // World J Urol. 2014. Vol.17. [Epub ahead of print]

131. Kravchick S, Lobik L, Peled R, Cytron S. Transrectal ultrasonography-guided injection of long-acting steroids in the treatment of recurrent/resistant anastomotic stenosis after radical prostatectomy. // J Endourol. 2013. Vol. 27, N 7. P. 875-879. doi: 10.1089/end.2012.0661.

132. Kronenberg P, Traxer O. Update on lasers in urology 2014: current assessment on holmium:yttrium-aluminum-garnet (Ho:YAG) laser lithotripter settings and laser fibers. // World J Urol. 2014. Sep 4. [Epub ahead of print]

133. Kumar S, Kapoor A, Ganesamoni R, Nanjappa B, Sharma V, Mete UK. Efficacy of holmium laser urethrotomy in combination with intralesional triamcinolone in the treatment of anterior urethral stricture. // Korean J Urol. 2012. Vol. 53, N 9. P. 614-618.

134. Kundu S.D, Roehl K.A, Eggener S.E, Antenor J.A, Han M, Catalona W.J. Potency, continence and complications in 3,477 consecutive radical retropubic prostatectomies. // J. Urol. 2004. Vol. 172, N 6, Pt. 1. P. 2227-2231.

135. Laird A, Fowler S., Good D.W, Stewart G.D, Srinivasan V, Cahill D, Brewster S.F, McNeill S.A. Contemporary ptactice and technique related outcomes for radical prostatectomy in the United Kingdom: a report of national outcomes. // BJU Int. 2014. Jul 21. Doi: 10.1111/bju. 12866.

136. Lee D.I. Robotic prostatectomy: what we have learned and where we are going // Yonsei Med. J. 2009. Vol. 50, N 2. P. 177-181.

137. Lee H.M, Hong J.H, Choi H.Y. High-intensity focused ultrasound therapy for clinically localized prostate cancer // Prostate Cancer Prostatic Dis. 2006. Vol. 9, N 4. P. 439-443.

138. Lerner LB, Tyson MD. Holmium laser applications of the prostate. // Urol Clin North Am. 2009. Vol. 36, N 4. P. 485-495.

139. Li S, Zeng XT, Ruan XL, Weng H, Liu TZ, Wang X, Zhang C, Meng Z, Wang XH. Holmium laser enucleation versus transurethral resection in patients with benign prostate hyperplasia: an updated systematic review with meta-analysis and trial sequential analysis. // PLoS One. 2014 Jul 8;9(7):

140. Licht MR, Klein EA, Tuason L, Levin H. Impact of bladder neck preservation during radical prostatectomy on continence and cancer control. // Urology. 1994. Vol. 44, N 6. P. 883-887.

141. Liss MA, Ronningen L, Dash A. Holmium laser fulguration of superficial urothelial carcinoma of the pendulous urethra. // Indian J Urol. 2012. Vol. 28, N4. P. 427-429.

142. Liu DY, He HC, Wang J, Tang Q, Zhou YF, Wang MW, Chu CL, Zhang CY, Zhu Y, Zhou WL, Shen ZJ. Ureteroscopic lithotripsy using holmium laser for 187 patients with proximal ureteral stones. // . Chin Med J (Engl). 2012. Vol. 125, N 9. P. 1542-1546.

143. Liu QG, Li X, Ma WQ, Kuang LX, Zhang WT, Dou K, Yao JZ, Cao W, Zhou QY, Wang YL, Duan J. Report of 3162 cases of holmium laser enucleation of the prostate and review. // Zhonghua Wai Ke Za Zhi. 2013. Vol. 51, N 2. P.123-126.

144. Lledó García E., Jara Rascón J., Subirá Rós D., Herranz Amo F., Martínez-Salamanca J.I., Hernández Fernández C. Evidencia Científica actual sobre la utilidad del Ultrasonido de Alta Intensidad (HIFU) en el tratamiento del Adenocarcinoma Prostático. // Actas Urol. Esp. 2005. Vol. 29,N2. P. 131-137.

145. Lukka H., Waldron T., Chin J., Mayhew L., Warde P., Winquist E., Rodrigues G., Shayegan B. High-intensity focused ultrasound for prostate cancer: a practice guideline. // Can. Urol. Assoc. J. 2010. Vol. 4, N 4. P. 232-236.

146. Lu-Yao GL, Albertsen PC, Moore DF, Shih W, Lin Y, DiPaola RS, Barry MJ, Zietman A, O'Leary M, Walker-Corkery E, Yao SL. Outcomes of localized prostate cancer following conservative management. // JAMA. 2009. Vol. 302, N 11. P. 1202-1209.

147. Magera J.S., Inman B.A., Elliott D.S., Outcome analysis of urethral wall stent insertion with artificial urinary sphincter placement for severe recurrent bladder neck contracture following radical prostatectomy. J. Urol. 2009. V0I.I8LP. 1236-1241.

148. Mandal S, Goel A, Kumar M, Singh MK, Singh V, Sankhwar SN, Singh BP, Dalela D. Use of hoImiumrYAG laser in posterior urethral valves: another method of fulguration. // J Pediatr Urol. 2013. Vol. 9, N 6, Pt B. P. 1093-1097.

149. Manferrari F, Brunocilla E, Baccos A, Bertaccini A, Garofalo M, Borghesi M, Schiavina R, Martorana G. Laparoscopic radical prostatectomy: 10 years experience at a single institution. // Anticancer Res. 2014. Vol. 34, N 5. P. 2443-2448.

150. Mearini L, Porena M. Transrectal high-intensity focused ultrasound for the treatment of prostate cancer: past, present, and future // Indian J. Urol. 2010. Vol. 26, N 1. P. 4-11.

151. Merseburger A.S, Herrmann T.R, Liatsikos E, Nagele U, Traxer O. Лазеры и лазерные технологии. // Европейская ассоциация урологов, 2011.59 С.

152. Miller J, Smith A, Kouba Е, Wallen Е, Pruthi R.S. Prospective evaluation of short-term impact and recovery of health related quality of life in men undergoing robotic assisted laparoscopic radical prostatectomy versus open radical prostatectomy. // J. Urol. 2007. Vol. 178, N 3, Pt. 1. P. 854-858.

153. Mottrie A, Van Migem P, De Naeyer G, Schatteman P, Carpentier P, Fonteyne E. Robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy: oncologic and functional results of 184 cases. // Eur. Urol. 2007. Vol. 52, N 3.P. 746-750.

154. Murat F.J, Gelet A. Current status of high-intensity focused ultrasound for prostate cancer: technology, clinical outcomes, and future // Curr. Urol. Rep. 2008. Vol. 9, N 2. P. 113-121.

155. Murphy D.G, Kerger M, Crowe H, Peters J.S, Costello A.J. Operative details and oncological and functional outcome of robotic-assisted laparoscopic radical prostatectomy: 400 cases with a minimum of 12 months follow-up . // Eur. Urol. 2009. Vol. 55, N 6. P. 1358-1366.

156. Nelson B., Kaufman M., Broughton G., Cookson M.S., Chang S.S., Herrell S.D., Baumgartner R.G., Smith J.A. Jr. severe postprostatectomy bladder neck contracture associated with stress incontinence. Urology. 2005. Vol. 65. P. 316-319.

157. Oh JK, Bae J, Jeong CW, Paick JS, Oh SJ. Salvage Holmium laser nucleation of prostate to treat residual benign prostatic hyperplasia // Can Urol Assoc J. 2014. Vol. 8, N 3-4. P. E235-E240.

158. Pagano MJ, van Batavia JP, Casale P. Laser Ablation in the Management of Obstructive Uropathy in Neonates. // J Endourol. 2014. Sep 5. [Epub ahead of print]

159. Popken G, Sommerkamp H, Schultze-Seemann W, Wetterauer U, Katzenwadel A. Anastomotic stricture after radical prostatectomy. Incidence, findings and treatment. // Eur Urol. 1998. Vol. 33, N 4. P.382-386.

160. Potters L., Morgenstern C., Calugaru E., Fearn P., Jassal A., Presser J., Mullen E. 12-year outcomes following permanent prostate brachytherapy in patients with clinically localized prostate cancer. // J. Urol. 2008. Vol. 179, N 5, Suppl. P. 20-24.

161. Rassweiler J, Rassweiler MC, Kenngott H, Frede T, Michel MS, Aiken P, Clayman R. The past, present and future of minimally invasive therapy in urology: a review and speculative outlook. // Minim Invasive Ther Allied Technol. 2013. Vol. 22, N 4. P. 200-209.

162. Rassweiler J., Stolzenburg J., Sulser T., Deger S., Zumbé J., Hofmockel G., John H., Janetschek G., Fehr J.L., Hatzinger M., Probst M., Rothenberger K.H., Poulakis V., Truss M., Popken G., Westphal J., Alies U., Fornara P. Laparoscopic radical prostatectomy—the experience of the German Laparoscopic Working Group. // Eur. Urol. 2006. Vol. 49, N 1. P. 113-119.

163. Rodriguez S.A, Arias Funez F, Bueno Bravo C, Rodriguez-Patron R, Sanz Mayayo E, Palacios V.H, Burgos Revilla F.J. Cryotherapy for primary treatment of prostate cancer: intermediate term results of a prospective study from a single institute. // Prostate Cancer. 2014;2014:571576. Doi: 10.1155/2014/571576.

164. Roumeguere T, Bollens R, Vanden Bossche M, Rochet D, Bialek D, Hoffman P, Quackels T., Damoun A, Wespes E, Schulman C.C, Zlotta A.R. Radical prostatectomy: a prospective comparison of oncological and functional results between open and laparoscopic approaches. // World J. Urol. 2003. Vol. 20, N 6. P. 360-366.

165. Sachse H. Die sichturethrotomie mit scharbem schnitt. Operative technik - indikation, komplikationen, ergebnisse // KongreBbericht Internationales Symposium. Wien. 1979; s. 11-14.

166. Salomon L, Levrel O, Anastasiadis A.G, Irani J, De La Taille A, Saint F, Vordos D, Cicco A, Hoznek A, Chopin D, Abbou C.C Prognostic significance of tumor volume after radical prostatectomy: A multivariate analysis of pathological prognostic factors. // Eur. Urol. 2003. Vol. 43, N l.P. 39-44.

167. Salomon L, Sebe P, De La Taille A, Vordos D, Hoznek A, Yiou R, Chopin D, Abbou C.C. Open versus laparoscopic radical prostatectomy: part I and part II. // BJU Int. 2004. Vol. 94, N 2. P. 238-250.

168. SCHLOSSBERG S., JORDAN G, SCHELLHAMMER P. REPAIR OF OBLITERATIVE VESICOURETHRAL STRICTURE AFTER RADICAL PROSTATECTOMY: A TECHNIQUE FOR PRESERVATION OF CONTINENCE. //Urology. 1995. Vol. 45, N 3 P. 510-515.

169. Shelfo SW, Obek C, Soloway MS. Update on bladder neck preservation during radical retropubic prostatectomy: impact on pathologic outcome, anastomotic strictures, and continence. Urology. 1998.Vol. 51, N l.P. 73-78.

170. Shelley M., Wilt T.J., Coles B., Mason M.D. Cryotherapy for localised prostate cancer. // Cochrane Database Syst. Rev. 2007. Vol. 18, N 3: CD005010.

171. Shiraishi Y1, Yoshimura K, Inoue T, Okubo K, Watanabe J, Kamba T, Kanematsu A, Nakamura E, Nishiyama H, Kamoto T, Ogawa O. One year follow-up results of urinary incontinence and sexual function after holmium laser enucleation of the prostate. // Hinyokika Kiyo. 2009. Vol. 55, N 9. P. 539-543.

172. Simonato A., Gregpry A., Lissiani A., Carmignany G. Two-Stage Transperineal Management of Posterior Urethral Strictures or Bladder Neck Contractures Associated with Urinary Incontinence after Prostate Surgery and Endoscopic Treatment Failures. // Eur.Urol. 2007. Vol. 52. P. 14991504.

173. Soares R., Di Benedetto A., Dovey Z., Bott S., McGregor R.G., Eden C.G. Minimum five-year follow-up of 1138 consecutive laparoscopic radical prostatectomy. // BJU Int. 2014. Aug 7. Doi: 10.1111/bju. 12887.

174. Stanford J.L., Feng Z., Hamilton A.S., Gilliland F.D., Stephenson R.A., Eley J.W., Albertsen P.C., Harlan L.C., Potosky A.L. Urinary and sexual function after radical prostatectomy for clinically localized prostate cancer: the Prostate Cancer Outcomes Study. // JAMA. 2000. Vol. 283, N 3. P. 354-360.

175. Stolzenburg J.U., Rabenalt R., Do M., Ho K., Dorschner W., Waldkirch E., Jonas U., Schiitz A., Horn L., Truss M.C. Endoscopic extraperitoneal radical prostatectomy: oncological and functional results after 700 procedures.//J. Urol. 2005. Vol. 174, N4, Pt. l.P. 1271-1275.

176. Surya BV, Provet J, Johanson KE, Brown J. Anastomotic strictures following radical prostatectomy: risk factors and management. // J Urol. 1990. Vol. 143, N 4. P. 755-758.

177. Sverrisson E.F, Jones J.S, Pow-Sang J.M. Cryosurgery for prostate cancer: a comprehensive review. I I Arch. Esp. Urol. 2013. Vol. 66, N 6. P. 546-556.

178. Tada Y1, Yokomizo A, Koga H, Seki N, Kuroiwa K, Tatsugami K, Yamaguchi A, Naito S. Transurethral endoscopic treatment of patients with upper tract urothelial carcinomas using neodymium-YAG and/or holmium-Y'AG laser ablation. //BJU Int. 2010. Vol. 106, N3. P. 362-326.

179. Takazawa R(l), Kitayama S, Tsujii T. Single-session ureteroscopy with holmium laser lithotripsy for multiple stones. // Int J Urol. 2012. Vol. 19, N 12. P. 1118-1121.

180. Tavakkoli Tabassi K, Yarmohamadi A, Mohammadi S. Triamcinolone injection following internal urethrotomy for treatment of urethral stricture. // Urol J. 2011. Vol. 8, N2. P. 132-136.

181. Teng JF, Wang K, Yin L, Qu FJ, Zhang DX, Cui XG, Xu DF. Holmium laser versus conventional transurethral resection of the bladder tumor. // Chin Med J (Engl). 2013.Vol. 126, N 9. P. 1761-1765.

182. Tewari A, Divine G, Chang P, Shemtov M.M., Milowsky M, Nanus D, Menon M. Long-term survival in men with high grade prostate cancer: a comparison between conservative treatment, radiation therapy and radical prostatectomy - a propensity scoring approach . // J. Urol. 2007. Vol. 177, N 3. P. 911-915.

183. Theodoros C, Katsifotis C, Stournaras P, Moutzouris G, Katsoulis A, Floratos D. Abdomino-perineal repair of recurrent and complex bladder neck-prostatic urethra contractures. // Eur Urol. 2000. Vol. 38. P.734-740.

184. Thuroff S., Chaussy C, Vallancien G, Wieland W, Kiel H.J, Le Due A, Desgrandchamps F, De La Rosette J.J, Gelet A. High-intensity focused ultrasound and localized prostate cancer: efficacy results from the European multicentric study. // J. Endourol. 2003. Vol. 17, N 8. P. 673-677.

185. Touijer K., Eastham J.A., Secin F.P., Romero Otero J., Serio A., Stasi J., Sanchez-Salas R., Vickers A., Reuter V.E., Scardino P.T., Guillonneau B. Comprehensive prospective comparative analysis of outcomes between open and laparoscopic radical prostatectomy conducted in 2003 to 2005. // J. Urol. 2008. Vol. 179, N5. P. 1811-1817.

186. van Rij S, Gilling PJ. In 2013, holmium laser enucleation of the prostate (HoLEP) may be the new 'gold standard'. // Curr Urol Rep. 2012. Vol. 13, N6. P. 427-432.

187. van Roermund JG, van Basten JP, Kiemeney LA, Karthaus HF, Witjes JA.. Impact of obesity on surgical outcomes following open radical prostatectomy. // Urol. 2009. Vol. 82, N 3. P. 256-261.

188. Vanni AJ, Zinman LN, Buckley JC. Radial urethrotomy and intralesional mitomycin C for the management of recurrent bladder neck contractures. // J Urol. 2011. Vol. 186, N 1. P. 156-160. doi: 10.1016/j.juro.2011.03.019.

189. Wang R, Wood DP Jr, Hollenbeck BK, Li AY, He C, Montie JE, Latini JM. Risk factors and quality of life for post-prostatectomy vesicourethral anastomotic stenoses. // Urology. 2012.Vol. 79, N 2 P. 449457.

190. Ward J.F., DiBlasio C.J., Williams C., Given R., Lones J.S. Cryoablation for locally advanced clinical stage T3 prostate cancer: a report from Cryo-On-Line Database (COLD) Registry. // BJU Int. 2014. Vol. 113, N5. P. 714-718.

191. Webb DR, Sethi K, Gee K. An analysis of the causes of bladder neck contracture after open and robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy. // BJU Int. 2009. Vol.103, N 7. P. 957-963.

192. Westney O.L. Salvage surgery for bladder outlet obstruction after prostatectomy or cystectomy. // Curr Opin Urol. 2008. Vol. 18, N 6. P. 570574. doi: I0.1097/M0u.0b013e32831 lc9de.

Ç)

193. Wu JH, Yang K, Liu Or, Yang SQ, Xu Y. Combined usage of Ho: Y AG laser with monopolar resectoscope in the treatment of bladder stone and bladder outlet obstruction. // Pak J Med Sci. 2014 Vol. 30, N 4. P. 908-913.

194. Yanagida T., Koguchi T., Hata J., Yabe M., Sato Y., Akaihata H., Kawashima Y., Kataoka M., Ogawa S., Kumagai S., Kumagai K., Haga N., Kushida N., Ishibashi K., Aikawa K., Kojima Y. Current techniques to improve outcomes for early return of urinary continence following robotassisted radical prostatectomy. // Fukushima J. Med. Sci. 2014. Vol. 60, N 1.

P. 1-13.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.