Ограничения исключительных прав патентообладателя по закону тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.03, кандидат юридических наук Мурзина, Ольга Павловна

  • Мурзина, Ольга Павловна
  • кандидат юридических науккандидат юридических наук
  • 2006, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ12.00.03
  • Количество страниц 185
Мурзина, Ольга Павловна. Ограничения исключительных прав патентообладателя по закону: дис. кандидат юридических наук: 12.00.03 - Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. Москва. 2006. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Мурзина, Ольга Павловна

Введение

Глава 1. Поиятие и значение ограничения исключительных прав патентообладателя.

1.1. Поиятие и значение ограничений в гражданском праве

1.2. Виды ограничений исключительных прав патентообладателя и их классификация

Глава 2. Ограничения прав патентообладателей национальным у. законодательством, международными конвенциями и организациями в XX веке. 26 2.1. Ограничения исключительных прав патентообладателя в национальных законодательных системах за рубежом (на примере Франции, Германии, Великобритании и США)

2.1.1. Патентное законодательство Франции

2.1.2. Патентное законодательство Германии

2.1.3. Патентное законодательство Великобритании

2.1.4. Патентное законодательство США 61 2.2 Международные конвенции, договоры и ограничения прав патентообладателя.

2.2.1. Парижская конвенция по охране промышленной собственности

2.2.2. Договор о Европейском Союзе

2.2.3. Соглашение по торговым аспектам интеллектуальной собственности

Глава 3. Ограничения исключительных прав патентообладателя в законодательстве Российской Федерации.

3.1 Ограничения исключительных прав патентообладателя в законодательстве СССР

3.2 Особенности ограничения исключительных прав патентообладателя в патентном законодательстве Российской Федерации 117 3.2.1. Ограничения исключительных прав патентообладателя, обусловленные его добровольным обязательством уступить патент 118 3.2.2 Ограничения исключительных прав патентообладателя посредством выдачи принудительных лицензий

3.2.3. Ограничения исключительных прав патентообладателя при перекрестной (взаимной) лицензии

3.2.4. Ограничения исключительных прав владельцев патентов на изобретения, созданные при выполнении работ по госкоптракту

3.2.5. Ограничение исключительных прав патентообладателя при использовании изобретения в период его временной правовой охраны

3.2.6. Использование изобретения при чрезвычайных обстоятельствах

3.2.7. Использование изобретения в интересах национальной безопасности

3.2.8. Право преждепользования

3.2.9. Право послепользования 152 3.2.10 Свободное использование запатентованных объектов

3.2.10.1. Использование изобретений на иностранных транспортных средствах

3.2.10.2. Использование изобретений при проведении научного исследования либо эксперимента

3.2.10.3. Использование изобретений для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных, не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целыо такого использования не является получение прибыли

3.2.10.4. Использование изобретений для разового изготовления лекарств в аптеках по рецептам

3.2.10.5. Исчерпание патентных прав 166 Заключение 171 Библиографический список использованной литературы

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», 12.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ограничения исключительных прав патентообладателя по закону»

Актуальность темы исследования. В настоящее время Россия активно стремится к интеграции в мировое сообщество, к созданию современной эффективной экономики и равноправному участию в мировой торговле, в частности — к вступлению во Всемирную Торговую организацию (ВТО). Однако, такая интеграция влечет за собой не только необходимость принятия ряда мер для защиты интересов России, сохранения ее «экономического суверенитета», но и необходимость гармонизации законодательства Российской Федерации в области охраны интеллектуальной собственности с законодательными системами других стран, урегулирования отношений с ними па признанных в мире законодательных принципах и развития в связи с этим отечественного патентного законодательства.

Одним из наиболее важных принципов патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта (изобретения, полезной модели, промышленного образца).

Однако, общество и государство также заинтересованы в использовании запатентованных объектов для стимулирования развития научно-технического прогресса и улучшения социальных условий жизни человека и общества.

В целях установления разумного баланса интересов между патентообладателем и государством патентное законодательство устанавливает специальные ограничения прав патентообладателя.

Следует отметить, что в условиях социалистической экономики Советского Союза исключительные права на изобретения в основном приобретало государство и оно же брало па себя «заботу о реализации изобретения с учетом целесообразности его внедрения» и все связанные с этим материальные и финансовые расходы. В условиях монополии государства и плановой экономики коммерческое использование исключительных прав на интеллектуальную собственность физическим лицом -патентообладателем было практически невозможно. Поэтому, даже небольшое ( по отношению к авторским свидетельствам) число патентов в СССР, в основном, принадлежало иностранным фирмам. Таким образом, в СССР ограничение прав патентообладателя было практически абсолютным.

В условиях рыночной экономики России практика применения Патентного закона только начала формироваться, за период действия первой редакции патентного закона (1992-2003) был выявлен ряд пробелов, несовершенств, в частности, в области ограничения прав патентообладателей. Поэтому были внесены существенные изменения в редакцию Патентного закона, в том числе и в области ограничения прав патентообладателей.

Некоторые поправки были внесены в Патентный закон РФ в связи с необходимостью приведения отечественного законодательства в соответствие с Соглашением о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), являющимся одним из трех соглашений генерального типа ВТО. В частности, была уточнена правовая основа для принятия решений о выдаче принудительных и взаимных лицензий. Вместе с тем следует отметить, что ряд положений, предусмотренных Соглашением ТРИПС, так и не нашли своего отражения в российском законодательстве. Анализ отечественного патентного законодательства показывает, что многие нормы Патентного закона РФ, касающиеся ограничения прав патентообладателя, как впервые введенные редакцией Закона 2003 г., так и претерпевшие изменения после этой редакции заметно отличаются от аналогичных норм зарубежных законодательств, а также создают существенные проблемы для российской правоприменительной практики.

Недостаточность отечественной правоприменительной практики и существенные изменения патентного законодательства России в 2003 году обусловили актуальность исследования и осмысления проблем, связанных с ограничением прав патентообладателя.

Актуальность исследуемой темы обусловлена также тем, что национальные законодательства различных стран, в том числе и России, имеют существенные различия в области обязательств и ограничения прав патентообладателя не только между собой, но и по отношению к международным актам. Выявление и изучение различий в подходах к проблеме ограничения прав патентообладателя направлено па поиск путей разрешения этой проблемы, а также на совершенствование патентного законодательства по обеспечению баланса прав и интересов патентообладателей, государства и третьих лиц. Цели и задачи исследования. Основная цель настоящей работы состоит в выявлении путей совершенствования патентного законодательства в части ограничения прав патентообладателя со стороны государства и третьих лиц. Для достижения поставленной цели в ходе диссертационных исследований решаются следующие задачи:

1) исследование истории развития норм, регламентирующих ограничение исключительных прав патентообладателя в пользу государства и третьих лиц в российском, советском и зарубежных законодательствах;

2) исследование норм патентных законодательств зарубежных стран и международных актов, регламентирующих ограничения прав патентообладателей в пользу государства и третьих лиц на современном этапе; исследование норм действующего в настоящее время российского законодательства, регламентирующих ограничения прав патентообладателей в пользу государства и третьих лиц; исследование опыта зарубежных патентных ведомств и судов в части ограничения прав патентообладателя; выявление и анализ ситуаций и проблем, возникающих в отечественной практике в части ограничения прав патентообладателя; проведение сравнительного анализа российского и зарубежных законодательств в части ограничения исключительных прав патентообладателя ; разработка предложений по совершенствованию российского патентного законодательства в части ограничения прав патентообладателя в пользу государства и третьих лиц.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие между патентообладателем, государством и третьими лицами в части ограничения прав патентообладателя.

Предметом исследования являются нормы российского патентного законодательства, а также нормы патентных законодательств ряда зарубежных стран и международных правовых актов, регламентирующие ограничения исключительных прав патентообладателя

Методы исследования. Методологическую основу диссертации составляют такие общенаучные методы исследования, как формальная логика, методы анализа и синтеза, системного и структурного подходов, а также частнонаучные методы исследования -сравнительно-правовой и формально-юридический, а также метод толкования правовых норм и комплексного анализа законодательства. При этом диссертант руководствовался историческим принципом исследования.

Теоретическая основа исследования. Теоретической основой исследования явились работы Г.Боденхаузена, М.М.Богуславского, Э.П.Гаврилова, В.П.Дементьева, В.Ю.Джермакяна, В.И.Еременко, А.Д.Корчагина, И.Э.Мамиофы, И.С.Мухамедшина, Р.Л.Нарышкиной, А.Л.Пилспко, П.Розенберга, А.П.Сергеева, Ю.А.Свядосца, Н.К.Фипкель, ИЛ.Хейфеца и других.

Научная новизна состоит в том, что она является комплексным исследованием норм российского законодательства, регламентирующих ограничения прав патентообладателя в пользу государства и третьих лиц. В диссертации сформулированы и теоретически обоснованы подходы к совершенствованию российского патентного законодательства в части ограничения прав патентообладателя, выявлены причины возможных коллизий, касающихся прав патентообладателей, связанных с происходящими изменениями в законодательстве.

В связи с этим диссертант считает возможным вынести па защиту следующие положения, имеющие научное и практическое значение:

1. Проблематике ограничения исключительных прав патентообладателя посвящено значительное количество научных работ. Однако, как показывает их анализ, формулирование понятия «ограничение исключительных прав патентообладателя» так и не нашло должного отражения в этих исследованиях.

Наличие дефиниции «01раиичепие исключительных прав патентообладателя» позволяет выделить общие признаки, характеризующие область изучаемой проблематики и служит объединяющим их началом, облегчая практическое применение норм патентного права в части ограничения исключительных прав патентообладателя.

В связи с этим диссертантом предлагается следующая формулировка: «ограничение исключительных прав патентообладателя — это сужение прав патентообладателя по использованию запатентованного изобретения (полезной модели, промышленного образца), которое осуществляется в интересах государства и третьих лиц, без его (патентообладателя) согласия в предусмотренных законом случаях, в период действия патента на территории государства, выдавшего данный патент, в целях установления разумного компромисса (баланса) между интересами общества, третьих лиц и обладателями права на запатентованное изобретение (полезную модель, промышленный образец)».

2. Действующей редакцией Патентного закона РФ не доведен до логического завершения вопрос о действии патента, выданного автору изобретения, подавшего заявление о передаче (уступке) исключительного права на изобретение лицу, первому изъявившему такое желание, в случае невостребованпости данного патента на изобретение. Предлагается урегулировать такое положение за счет ограничения срока действия льгот по уплате пошлин. В связи с этим предлагается дополнить п. 3 ст. 13 Патентного закона РФ абзацем:

В случае, если патентообладатель в течение пяти лет с даты публикации сведений о выдаче патента не подал в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности ходатайство об отзыве своего заявления и при этом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности не поступило уведомление в письменной форме о желании заключить договор о передаче исключительного права на изобретение (уступке патента), федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности по истечении этого срока вправе признать заявление об обязательстве передать исключительное право на изобретение (уступить патент) отозванным. В этом случае патентные пошлины, которые предусмотрены настоящим Законом и от уплаты которых заявитель (патентообладатель) был освобожден, подлежат уплате. В дальнейшем патентные пошлины уплачиваются в установленном порядке. Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности осуществляет публикацию сведений о признании указанного заявления отозванным".

В качестве аналога при установлении срока обязательного отзыва федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявления автора -патентообладателя о передаче исключительного права на изобретение использован срок, установленный в п. 3 а Положения «О пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товара, предоставления права пользования наименованиями мест происхождения товаров».

3. П. 3 ст. 10 Патентного закона РФ, регулирующий выдачу принудительных лицензий не учитывает способность лица, желающего получить принудительную лицензию эффективно использовать изобретение. Для обеспечения интересов общества, требующих использования запатентованного объекта в максимально доступном объеме при существующих обстоятельствах и в кратчайшие сроки, по мнению диссертанта, было бы целесообразным предоставление лицензиатом суду доказательств серьезности намерений по использованию изобретения. Поэтому, предлагается внести изменения во второе предложение первого абзаца п. 3 ст. 10 Патентного закона РФ и изложить его следующим образом:

В случае, если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца обусловлено уважительными причинами, а лицо, заинтересованное в выдаче принудительной неисключительной лицензии, докажет, что оно в состоянии использовать изобретение, полезную модель или промышленный образец серьезным и эффективным образом, суд принимает решение о предоставлении указанной лицензии и об условиях се предоставления".

4. Порядок прекращения действия принудительной лицензии (абз. 2, п. 3, ст. 10 Патентного закона РФ) никак не учитывает затраты лица, получившего такую лицензию, на приготовления к использованию запатентованного объекта и па его использование. Для того, чтобы учесть интересы лицензиатов, получивших принудительные лицензии, в случае их отмены предлагается дополнить второй абзац п. 3 ст. 10 Патентного закона РФ предложением:

При этом суд должен принять во внимание затраты лица, получившего принудительную лицензию, на приготовление к использованию и па использование изобретения, полезной модели или промышленного образца".

5. С целью более полной защиты прав патентообладателя и повышения эффективности использования запатентованных объектов, созданных при выполнении работ по государственному контракту, предлагается наделить государственного заказчика правом требовать от патентообладателя (подрядчика) периодическую отчетность об использовании или попытках использования изобретения. Предлагается изложить п. 2 ст. 9' Патентного закона РФ в следующей редакции:

В случае, если патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному контракту для федеральных государственных нужд или нужд субъекта Российской Федерации, получен исполнителем (подрядчиком), государственный заказчик имеет право требовать у патентообладателя периодическую отчетность об использовании или попытках использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, предпринимаемых патентообладателем. Государственный заказчик имеет право требовать от патентообладателя (подрядчика) предоставления неисключительной безвозмездной лицензии указанному государственным заказчиком лицу (лицам) па использование данного изобретения, полезной модели или промышленного образца для федеральных государственных нужд или нужд субъекта Российской Федерации».

6. Порядок расположения норм в Патентном законе РФ, касающихся использования запатентованных изобретений государством без санкции патентообладателя, по мнению диссертанта, является не совсем логичным. Так, норма об использовании изобретения при чрезвычайных обстоятельствах с выплатой компенсации патентообладателю находится в статье 11, в которой расположены случаи свободного (бескомпенсационного) использования запатентованных объектов, а норма о праве государства па использование изобретения в интересах национальной безопасности в ст. 13 п. 4 Патентного закона РФ, посвященной передаче прав на использование изобретения.

С целью обеспечения единообразного подхода к нормам, ограничивающим права патентообладателя в части использования запатентованных объектов государством с выплатой соответствующей компенсации за такое использование предлагается ввести в Патентный закон РФ дополнительную статью 13' "Действия, пе признаваемые нарушением исключительного права патентообладателя при использовании изобретения государством", в которой в п. 1 будет представлено положение об использовании запатентованных объектов при чрезвычайных обстоятельствах, а в п. 2 - положение о праве государства использовать изобретение в интересах национальной безопасности.

7. Учитывая, что в ч. 3 ст. 11 Патентного закона РФ отсутствует перечень обстоятельств, признаваемых чрезвычайными, что приводит к неурегулированности отношений между патентообладателем и государством в этих обстоятельствах, предлагается изложить эту норму в виде пункта статьи 13' " Действия, не признаваемые нарушением исключительного права патентообладателя при использовании изобретения государством" в следующей редакции: "Руководитель работ по ликвидации чрезвычайной ситуации природного и техногенного характера, назначенный в соответствии с законодательством Российской Федерации, или лицо, уполномоченное этим руководителем, определив границы зоны чрезвычайной ситуации па основе классификации чрезвычайных ситуаций, установленной Правительством Российской Федерации, и по согласованию с исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых сложилась чрезвычайная ситуация, имеет право для ликвидации чрезвычайной ситуации при существующих обстоятельствах в кратчайший срок, официально потребовать от патентообладателя выдачи неисключительной возмездной лицензии на использование запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца. Объем и продолжительность такого использования руководитель работ по ликвидации чрезвычайной ситуации или лицо, уполномоченное этим руководителем, ограничивает в официальном требовании о выдаче лицензии в соответствии с целыо, из-за которой лицензия была потребована. Лицензия начинает действовать с даты направления официального требования патентообладателю о предоставлении неисключительной возмездной лицензии.

Право на компенсацию за использование возникает с даты начала использования. Руководитель работ по ликвидации чрезвычайной ситуации или лицо, уполномоченное этим руководителем, должно заключить соглашение с патентообладателем о компенсации за использование, учитывая при определении ее размеров объем использования, его экономическую значимость, а также размеры компенсации (роялти), выплаченные в аналогичных ситуациях. В случае недостижения соглашения размер компенсации устанавливается судом".

8. При отсутствии в законодательстве указаний на обстоятельства, касающиеся использования запатентованных изобретений в интересах национальной безопасности предлагается конкретизировать статью 13' Патентного закона РФ перечнем случаев такого использования. К ним отнесены случаи, связанные с :

1) созданием и поддержанием в готовности сил и средств обеспечения безопасности государства;

2) управлением силами и средствами обеспечения безопасности государства в повседневных условиях и при чрезвычайных ситуациях;

3) эффективным ведением военных действий, в. которых может участвовать Российская Федерация;

4) осуществлением поставок и выполнения услуг, существенных для жизни общества;

5) обеспечением достаточности поставок и услуг, важных для благополучия общества;

6) стимулированием производительности промышленности, сельского хозяйства и торговли;

7) стимулированием и обеспечением направлений экспорта и ограничения импорта определенных товаров и для сбалансирования торговли;

8) обеспечением доступности и использованием всех ресурсов общества способом, наиболее отвечающим его интересам;

9) оказанием помощи пострадавшим и восстановлением хозяйства;

10) обеспечением безопасности за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными Российской Федерацией;

11) ив других случаях.

9. С целью достижения единообразия в действиях уполномоченных органов, касающихся использования запатентованного изобретения в интересах национальной безопасности, предлагается установить единый порядок действий, в соответствии с которым в вышеуказанных случаях уполномоченные органы имеют право получения неисключительной возмездной лицензии на использование запатентованных изобретения, полезной модели и промышленного образца для осуществления этих мероприятий в интересах национальной безопасности. Объем и продолжительность такого использования уполномоченный орган оговаривает (ограничивает) в официальном требовании о выдаче лицензии в соответствии с целыо, из-за которой лицензия была потребована. Лицензия начинает действовать с даты официального уведомления патентообладателя о предоставлении неисключительной возмездной лицензии.

Право па компенсацию за использование возникает с даты уведомления. Уполномоченный орган должен заключить соглашение с патентообладателем о компенсации за использование, учитывая при определении ее размеров объем использования, его экономическую значимость, а также размеры компенсации (роялти), выплачиваемые в аналогичных ситуациях.

В случае недостижения соглашения, размер компенсации устанавливается судом.». По мнению диссертанта, дополнительная регламентация дайной ситуации позволит усилить защиту прав патентообладателя.

10. По мнению диссертанта, ч. 1 ст. 11 Патентного закона РФ, касающаяся свободного применения продукта, содержащего запатентованное изобретение па транспортных средствах иностранных государств временно или случайно находящихся на территории РФ, исключая из применения способ, необоснованно ограничивает права третьих лиц. Сопоставительный анализ ч. 1 ст. 11 Патентного закона РФ с аналогичными статьями зарубежных стран, а также со ст. 5 ter Парижской конвенции по охране промышленной собственности показал, что указанные нормы не ограничивают права третьих лиц в части использования способов в таких ситуациях. С целыо расширения прав третьих лиц предлагается ^пМ^ст. 11 Патентного закона РФ изложить в следующей редакции:

Не признается нарушением исключительного права патентообладателя применение средств, содержащих запатентованные изобретения, полезную модель или промышленный образец в корпусе судов, в машинах, оснастке, механизмах и другом оборудовании, когда эти суда временно или случайно находятся в водах Российской Федерации, при условии, что эти средства используются для нужд судна, а также применение средств, содержащих запатентованные изобретения, полезную модель или промышленный образец в конструкции или при эксплуатации воздушных, наземных, космических средств передвижения других стран или вспомогательного оборудования для этих средств передвижения, когда указанные средства передвижения временно или случайно находятся па территории Российской Федерации. Указанные действия не признаются нарушением исключительного права патентообладателя в отношении транспортных средств иностранных государств, предоставляющих такие же права в отношении транспортных средств иностранных государств, предоставляющих такие же права в отношении транспортных средств, зарегистрированных в Российской Федерации".

11 .J^ïj ст. 11 Патентного закона РФ неоправданно сужает права третьих лиц по использованию запатентованного изобретения в экспериментальных целях, распространяя его (использование) только на случаи научного исследования либо эксперимента. В целях гармонизации данной нормы с аналогичными нормами зарубежного законодательства целесообразно расширить права третьих лиц за счет признания любого использования запатентованного изобретения в экспериментальных целях правомерным. Предлагается изложить п. 2 ст. 11 Патентного закона РФ в следующей редакции: не признается нарушением исключительного права патентообладателя. любое использование запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца для экспериментальных целей".

12. Следует признать неурегулированным вопрос о возможности передачи лекарственных средств разового изготовления по рецептам врачей потребителю. Предлагается не признавать нарушением исключительных прав патентообладателя не только разовое изготовление лекарственных средств по рецепту врача, но и их продажа. Таким образом, но мнению диссертанта, следует сформулировать ч. 5 ст. 11 Патентного закона следующим образом: не признается нарушением исключительного права патентообладателя. разовое изготовление лекарственных средств в аптеках по рецепту врача с использованием запатентованного изобретения, а также их продажа".

13. Диссертант разделяет точку зрения отдельных авторов (В.Н.Демептьева, В.Ю.Джсрмакяна) о необходимости расширения нрав преждепользователей ст. 12 Патентного закона РФ и посленользоватслей п. 3 ст. 301 Патентного закона РФ, исключив из соответствующих статей указания на объем такого использования («без расширения объема такого использования»)

С целью расширения прав нреждепользователя и послепользователя, а также уменьшения проблем для отечественной правоприменительной практики в отношении определения объема использования изобретения преждепользователем и послепользователем соответственно на дату подачи заявки и дату восстановления действия патента, а также гармонизации норм о преждепользовании и послепользовапии с аналогичными нормами зарубежного законодательства предлагается : а) исключить из первого абзаца ст. 12 конструкцию «без расширения объема такого использования» и изложить первый абзац ст. 12 Патентного закона в следующей редакции:

Любое физическое или юридическое лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели, промышленного образца добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые эффективные и серьезные к этому приготовления сохраняют право продолжать такие действия самостоятельно и безвозмездно.» б) заменить в п. 3 ст. ЗО1 конструкцию «без расширения объема такого использования» па конструкцию «только на своем предприятии», а кроме того, дополнить п. 3 ст. ЗО1 следующим абзацем:

Право послепользователя может быть передано только совместно с предприятием, на котором имело место использование или были сделаны необходимые к этому приготовления. Послепользоватсль имеет преимущественное право на приобретение восстановленного патента при его уступке, при условии, что послепользоватсль сможет доказать свою способность использовать изобретение, полезную модель, промышленный образец вдюлнрщ)^)ъ^м£.>>

14. По мнению диссертанта, решение вопроса о техническом достижении и существенных экономических преимуществах зависимого патента по отношению к более раннему патенту следует отнести к компетенции судебных органов, что позволит более четко урегулировать отношения между патентообладателями зависимого и более раннего патента. Предлагается изменить редакцию первого абзаца п. 4 ст. 10 Патентного закона РФ, изложив его следующим образом:

В случае, если патентообладатель не может использовать изобретение, па которое он имеет исключительное право, не нарушая при этом прав обладателя другого патента на изобретение или полезную модель, отказавшегося от заключения лицензионного договора на условиях, соответствующих установившейся практике, патентообладатель имеет право обратиться в суд с иском к обладателю другого патента о предоставлении принудительной неисключительной лицензии на использование на территории Российской Федерации изобретения или полезной модели обладателя другого патента, указав в исковых требованиях предлагаемые им условия предоставления такой лицензии, в том числе объем использования, размер, порядок и сроки платежей. Если суд примет решение о том, что изобретение или полезная модель, па которые обладатель зависимого патента имеет исключительное право, представляет собой важное техническое достижение, имеющее существенные экономические преимущества перед изобретением или полезной моделью обладателя более раннего патента, он (суд) может выдать обладателю зависимого патента неисключительную лицензию, убедившись в том, что претендующий на лицензию способен серьезно и эффективно использовать изобретение или полезную модель в полном объеме".

Практическая значимость диссертационного исследования. Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что сформулированные диссертантом выводы и рекомендации могут быть использованы для дальнейшего совершенствования российского патентного законодательства и подзаконных актов, регулирующих использование промышленной собственности.

Полученные результаты и рекомендации могут быть использованы в правоприменительной практике специалистами в области промышленной собственности, юристами, патентными поверенными, патентообладателями, а также судьями в случаях возникновения и разрешения споров относительно ограничений прав патентообладателя. Апробация результатов работы. Основные теоретические положения и практические рекомендации, выработанные в ходе выполнения работы, получили апробацию в четырех научных публикациях автора.

Результаты исследований докладывались и обсуждались па кафедре правовой охраны интеллектуальной собственности, а также па научно-практической конференции РГИИС «Современные тенденции законодательства по интеллектуальной собственности», проходившей 27.10.2005, а также па третьей научно-практической конференции работников Роспатента (аспирантов, соискателей ученых степеней, молодых специалистов), проходившей в РГИИС 15.12.2005.

Похожие диссертационные работы по специальности «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», 12.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», Мурзина, Ольга Павловна

Заключение

Проведенное исследование показало, что в большинстве стран мира наблюдается эволюция национальных законодательных систем до начала XX века и па протяжении XX века вплоть до наших дней. Причем развитие происходит под влиянием экономики и политики государства, мирового научно-технического прогресса, гармонизации национальных патентно-правовых систем с международными конвенциями и договорами, а также развивающейся в последнее время глобализации экономических связей и либерализации международной торговли. Эта эволюция коснулась патентно-правовых систем и в части обязанностей и ограничения исключительных прав патентообладателя со стороны государства и третьих лиц.

На начальных стадиях своего развития большинство национальных патентно-правовых систем прибегало к институту обязательной эксплуатации, в соответствии с которым был обязан эксплуатировать (осуществлять) свое изобретение на территории той страны, где получен патент, в течение времени, оговоренном законом. Неосуществление запатентованного изобретения могло привести к отмене патента. Такое отношение государств к этой обязанности патентообладателя было обусловлено стремлением государств с еще неразвитой экономикой способствовать росту своей промышленности и оградить ее от ввоза иностранных товаров. Большое внимание обязательному осуществлению изобретения уделяли страны-участницы Парижской конвенции, начиная с ее учреждения вплоть до конца 50-х годов XX века. Индустриально развитые страны уже в начале XX века, стремящиеся либерализовать санкции за нарушение требований об обязательном осуществлении патента, стали рассматривать принудительное лицензирование в качестве основной меры в отношении патентообладателей, не использующих свои изобретения, что нашло отражение в национальных патентных законах этих стран, а также и в последней редакции ст. 5 А Парижской конвенции, явившейся компромиссом между интересами крупных индустриальных государств и менее развитых стран, большинство патентов в которых принадлежали иностранцам.

Нормы в национальных законодательствах, касающиеся принудительных лицензий, как показало настоящее исследование, на протяжении XX века развивались и дополнялись практикой. При этом в каждой из стран институт принудительной лицензии имеет существенные различия. В одной группе государств в том числе и России, наибольшей по количеству, основанием установления принудительной лицензии считается неиспользование или недостаточное использование изобретения, для нужд национальной экономики и иных социальных интересов, хотя критерий недостаточности» использования изобретения в юридическом плане представляется весьма неопределенным.

В законах другой группы государств эти основания формулируются значительно шире, причем приводится исчерпывающий их перечень, например в Англии, Израиле.

Несмотря на то, что в большинстве национальных патентных законов содержатся условия принудительного лицензирования, фирмы и корпорации прибегают к принудительному лицензированию на практике крайне редко. Из-за ряда причин экономического, технического и юридического порядка.

Во-первых, в современных условиях приобретения одной только принудительной лицензии не может в большинстве случаев обеспечить желаемых результатов - быстрое и эффективное освоение научно-технического достижения. Принудительная лицензия юридически не обязывает пстптообладатсля предоставлять подробную техническую и технологическую документацию, секреты производства и т.д.

Во-вторых, приобретение лицензии в принудительном порядке связано с введением судебного дела. Поэтому заинтересованные фирмы идут на риск борьбы преимущественно против более слабых «противников» и главным образом, когда это касается значительных изобретений в каждой отрасли техники.

В-третьих, в современную эпоху, с которой связаны очень быстрые темпы морального старения техники и технологии, все сильнее действует тенденция к сужению «базы» принудительного лицензирования. По статистическим данным, значительная часть мелких и средних изобретений теряет свое техническое и коммерческое значение через пять-семь лет после подачи заявки (что выражается в прекращении уплаты пошлин и прекращении действия патента).

В-четвертых, в некоторых странах, в том числе и в России, патентное законодательство предусматривает по инициативе патентообладателя предоставление открытой лицензии любому заинтересованному лицу.

И хотя количество выданных принудительных лицензий по данным международных организаций и национальной статистики невелико, это не умаляет значимости данного института. То что этот институт находит свое закрепление в патентных законах многих стран, показывает эффективность данного института прежде всего в побуждении патентообладателей не использующих изобретение, к заключению лицензионных соглашений с третьими лицами, желающими использовать эти изобретения на договорных началах.

Правовая база для выдачи принудительных лицензий, которой должны руководствоваться национальные законодательства представлена в ст. 31 Соглашения

ТРИПС. В Патентный закон РФ внесен ряд поправок в норму, касающуюся выдачи принудительной лицензии, ввиду необходимости приведения этой нормы в соотвстсвие со ст. 31 Соглашения ТРИПС.

Однако, как показал анализ российская норма, касающаяся принудительного лицензирования требует, чтобы законодатель внес в нее дополнительные положения, а также дал необходимые разъяснения по применению этой нормы па практике.

Следует отметить, что некоторые развитые страны, например, Великобритания, разрабатывают законопроект о поправках, предусматривающих отмену выдачи принудительной лицензии при импорте запатентованной продукции, па которую имеется спрос в Великобритании. По-видимому, со временем возобладает тенденция, когда патентообладатель, руководствующийся экономическими принципами производства продукции в наиболее удобном регионе за счет минимальных затрат и посредством импорта удовлетворяющий потребности рынка других регионов, не будет подвергаться каким-либо принудительным мерам.

Исследования патентно-правовых систем разных стран показало, что с развитием патентного права возросло регулирующее вмешательство государства в патентно-правовые отношения. Государство в лице соответствующих органов, как правило, наделено правами использовать и правом уполномачивать других на использование запатентованных изобретений в интересах общества, национальной обороны, экономики, здравоохранения, в случае чрезвычайного положения и т.д., устанавливая официальную (ex officio) лицензию в пользу государственных или других организаций практически на любое важное изобретение. Положение о выдаче таких лицензий в случае чрезвычайных ситуаций в стране закреплено и в ст. 31 Соглашения ТРИПС. Согласно патентным законодательствам развитых стран, а также Соглашения ТРИПС эти лицензии должны выдаваться на определенных условиях, например, относительно объема и срока их действия.

Кроме того, помимо применения лицензий ex officio в законах некоторых стран предусмотрена возможность отчуждения запатентованного изобретения.

Нормы, касающиеся использования запатентованного объекта государством без санкций патентообладателя нашли отражение и в Патентном законе РФ. Анализ российского патентного закона в редакциях 1992 г. и 2003 г., показывает, что количество разрешенных видов использования государством запатентованных объектов расширено, введена норма, касающаяся прав и обязанностей патентообладателя, получившего право на изобретение, разработанное в результате контракта, финансируемого государством.

Сравнительный анализ патентных законодательств стран с большим опытом развития патентного права с российским законодательством показывает, что нормы зарубежных законодательств более четко чем российские очерчивают пределы и условия своего применения, а также критерии, которыми руководствуются государственные органы при принятии решений. Кроме того, урегулирование патентно-правовых отношений обеспечивает в этих странах и судебная система, имеющая опыт рассмотрения дел в этой области права с конца XVIII- начала XIX веков.

Приходится констатировать, что нормы Патентного закона РФ, касающиеся использования государством запатентованных объектов без санкции патентообладателя, необходимо дополнить соответствующими разъяснениями, например, в форме подзаконных актов относительно границ и порядка применения этих норм, механизмов взаимодействия патентообладателя с органами и лицами, принимающими решение об использовании изобретения, и с лицами или органами, обязанными осуществлять выплату компенсации патентообладателю, и других вопросов, рассмотренных в данном исследовании.

Следует отметить, что в Патентном законе РФ в редакции 2003 г. нашли закрепление все случаи свободного использования запатентованных объектов, предусмотренные современным патентным правом. Исследование патентного законодательства России, а также сравнительный анализ норм отечественного законодательства с нормами Парижской конвенции и законодательствами других стран в части свободного использования запатентованных объектов показали, что ряд норм, отражающих их правовое урегулирование требует уточнений, которые были сформулированы диссертантом в настоящей работе.

Исследование показало, что институт «национального исчерпания прав», применявшийся в судебных практиках развитых стран уже в конце XIX - начале XX веков, в дальнейшем нашел нормативное отражение в патентных законодательствах многих стран. В СССР принцип исчерпания прав был введен в изобретательское законодательство лишь в 1991 г. и практически в той же формулировке перешел в 1992 г. в Патентный закон РФ. В редакции 2003 г. положение об исчерпании прав патентообладателя в Патентном законе РФ претерпело значительные изменения, приблизившись к национальным нормам исчерпания прав стран Европы, США.

В рамках ВТО действует несколько соглашений, в частности Соглашение ТРИПС, которое не предусматривает международного исчерпания прав на интеллектуальную собственность, хотя представители ряда стран считают, что ограниченное исчерпание (национальное или региональное) несовместимо с либеральной торговой политикой ВТО.

Так как ст. 6 Соглашения ТРИПС предоставляет государствам-членам ВТО право действовать по своему усмотрению, развивающиеся страны стремятся придерживаться принципа международного исчерпания прав, а развитые придерживаются правила национального или регионального исчерпания. За ВТО сохраняется право, опираясь па ГАТТ, опротестовывать ограничение импорта, па которое в одностороннем порядке может пойти какая-либо страна в случае ее несогласия с принципом исчерпания прав на патент, которого придерживается другая страна. Государствам - членам ВТО еще предстоит согласовать свою политику в отношении того, будет ли введено полное запрещение международного исчерпания прав, либо патентообладатель будет вправе возражать против параллельного импорта из страны, осуществляющей контроль за ценами. Приходится констатировать, что процесс гармонизации патентного законодательства испытывает сильнейшее воздействие местной социально-экономической и культурной среды.

Степень экономического развития страны кардинально влияет па отношение к правам патентообладателей. Если в развитых странах, являющихся основными генераторами инноваций заинтересованы в повсеместном распространении эффективных средств патентной охраны, то в развивающихся странах очевидно стремление к максимальной либерализации условий передачи и освоения зарубежных технологий, к замедлению принятия законов и соглашений, препятствующих несанкционированному использованию чужих патентов. Такое разнообразие интересов делает общую гармонизацию патентных процедур маловероятной в ближайшем будущем.

Что касается России, то в условиях рыночной экономики применение Патентного закона РФ, в том числе и в части обязанностей и ограничения исключительных прав патентообладателей, только начала формироваться. И хотя проведены существенные изменения патентного законодательства России в 2003 г. в сторону гармонизации с Соглашением ТРИПС различность ряда положений нормативной базы, связанной с обязанностями и ограничениями прав патентообладателя требует дальнейшей законотворческой работы. Кроме того, необходимо развитие правоприменительной практики, которая станет основой для появления патентных норм, адекватно отвечающим интересам патентообладателей и пользователей интеллектуальной собственности. Этому будет способствовать вовлечение России в мировую торговлю.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Мурзина, Ольга Павловна, 2006 год

1. Даль В. Толковый словарь живого великого русского языка. СПб. М. 1881. т. 2

2. Ожегов С.П. Словарь русского языка // Под ред. Шведовой H.IO. 22-е изд., стер. -М.: Русс. яз. 19903. ( Словарь русского языка в 4-х т. // АН СССР. Под редакцией Евгенцевой А.П. 2-еизд. Испр. и доп. М.: Русский язык. 1981 -1984. т.2

3. Государство и право. 1998, № 7, с. 21-42

4. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право. 2000.

5. Дождев Д.В.Римскос частное право. Учебник для вузов. М. 2003

6. Калинин H.A. Общедоступный очерк русского гражданского права. СПб: Деятель б.г. .

7. Синайский В.И. Русское гражданское право. Выпуск 1. Общая часть и вещное право -Киев. 1914

8. Курдиновский В.И. Об ограничении права собственности на недвижимое имущество но закону (По русскому закону) Одесса. 1904

9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) — М: Фирма «СПАРК». 1995

10. Мечетина Т.А. Ограничение права собственности: проблемы публичных и частных интересов. — Рязань: Изд. Рязанского университета. 2001

11. Емелькииа И.А. Право собственности и другие вещные права. Саранск: Изд. Мордовского университета. 2003

12. Еременко В.И. Содержание и природа исключительных прав (интеллектуальной собственности) // Интеллектуальная собственность. —2000, № 4, с. 29-39

13. Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран — М.: Издательство МГУ. 1992

14. Гражданское право. Учебник т. 1 // Под редакцией Суханова Е.А. 2-е изд.: перераб. и доп. М: Изд. БЕК. 2002

15. Зарубежное патентное законодательство. М.: ИНИЦ, 1998, т. 2

16. Зарубежное патентное законодательство. -М.: ИНИЦ. 1998. т. 1

17. Дюма Р. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. -М. Международные отношения, 1989

18. Еременко В.И. К вопросу о природе патентных правоотношений // Изобретательство., 2002, т. 11, № 11, с. 6-11

19. Передача прав и использование интеллектуальной собственности. Тематический выпуск по материалам отечественной и иностранной литературы М., ИНИЦ Роспатента. - 2000. с. 66

20. Мамиофа Н.Э. Понятие нарушения патента в праве буржуазных стран // Вопросы изобретательства. -1978. № 3. с. 13-20

21. Пиленко A.A. Право изобретателя. М. Статут. - 2004

22. Хейфец И.Я. Промышленные права и их хозяйственное значение в Союзе ССР и на Западе. М. : Гос. Юридическое издательство РСФСР. - 1930

23. Гаврилов Э.П. Обновленный Патентный закон РФ: гражданско-правовые аспекты // Патенты и лицензии. 2004, № 1, с.3-11

24. Патентное законодательство зарубежных стран. М.: «Прогресс», 1964, т.1

25. Свядосц 10.И. Новое патентное законодательство Франции // «Вопросы изобретательства» 1968, № 7, с.26-32

26. Тыцкая Г.И. Изменения в патентном законодательстве Франции // «Вопросы изобретательства» 1980, № 5, с. 18-20

27. Еременко В.И. Прямое и косвенное нарушение патента во французском праве // Вопросы изобретательства» 1984, № 8, с.21-24

28. Chavanne A. Burst J.J. Droit de la Propriété Industrielle Paris 1980

29. Мамиофа И.Э. Существенные изменения в патентном праве ФРГ. // «Вопросы изобретательства», 1978, № 6, с. 12-17

30. Хейфец И.Я. Основы патентного права. JI. Научное химико-течпич.изд-во научпо-технич.отдела В.С.Н.Х., 1925

31. Пирогова В.В. Принудительные лицензии: правовые основы выдачи. // «Патенты и лицензии», 2002, № 11, с.48-50

32. Неиспользованные возможности института принудительного лицензирования. Реферат Эмдииой Ю.А. (Schefler D. Die (undenuttgten) Möglichkeiten des Rechtsinstituts der zwangsligeng //GRUR/ -2003- № 2-5.97- 107)//Патептпое дело. 2003, № 12. с. 47 -52

33. Финксль Н.К., Кармилова E.B. Новый патентный закон ФРГ. // «Вопросы изобретательства», 1982, № 9, с. 17-21

34. Фипкель Н.К. Правовая охрана промышленной собственности в Германии.- М.: ВНИИПИ, 1995

35. Свядосц О.И. Правовая охрана научно-технических достижений и советский экспорт. М. «Юрид.лит.», 1986

36. Подшнбихин JI.И. Принципы «исчерпания прав» в области охраны интеллектуальной собственности. «Вопросы изобретательства», 1989, № 8, с. 15-18

37. Мамиофа И.Э. Новый патентный закон Великобритании. // «Вопросы изобретательства», 1979, № 7, с.13-19

38. Богатых Е.А., Левченко В.И. «Патентное право капиталистических и развивающихся государств» М. «Юрид. лит.», 1979

39. Диденко В.П. Понятие нарушения патента в законодательстве и судебной практике Великобритании. //«Вопросы изобретательства», 1983, № 3, с. 18-22

40. White Т. В. Patents for invention. London, 1962

41. Охрана интеллектуальной собственности в условиях либерализации торговли. Аналитико-темат.обзор по материалам отечеств, и зарубежной литературы. — М.: ИНИЦ, 2003

42. Мухамедшин И.С. Основные положения патентного законодательства// Патентный закон США. М. ВНИИПИ, 1986.

43. Розепберг П. Основы патентного права США. М. «Прогресс», 1979.

44. Фридман Л., Мамиофа И.Э. Изменения в патентном законодательстве США. //«Интеллектуальная собственность». 1995, № 5-6

45. Еременко В.И. Новое в патентном законодательстве США// Патенты и лицензии. 2001, №8, с. 26-32.

46. Гаврилов Э.П. Основные положения патентного права США. М.ЦНИИПИ и ТЭИ. 1966.

47. Continental Paper Bag Co. v Eastern Paper Bag Co. 210 V.S. 405 (1908)

48. Chope R.H. Conflict between patent and the antitrust laws // Journal of the Patent office Society (J.POS) 1967 v 49, № 11, p. 819-830.

49. Frost G.E. Antitrust and patent The United States experience // Canadian patent reporter. 1972. May. Part 2

50. Иванов И.Д., Шатров В.П. Антитрестовское законодательство и научно-технический прогресс // Вопросы изобретательства. 1974. № 9, с. 47

51. OS Patent Quarterly (VSPQ) 1989. V. 10. № 353. 28 USC, Sec. 1498

52. Нарышкина Р.Л. США: государство и частный сектор. -М. «Юрид. Лит». 1976

53. Государственно-монополистический капитализм и буржуазное право. — М. «Наука». 1969

54. Заварухин В., Мухамедшин И., Емельянов С. Инновационная деятельность и национальная конкурентоспособность США. -М.: ИПИЦ Роспатента, 2001

55. Ткаченко А.Н. Лицензионная торговля: практика монополий и небольших фирм // Вопросы изобретательства. 1984, № 3, с. 56-61

56. Барабашов А.Г., Бромбсрг Г.В. Интеллектуальная собственность и государство: зарубежный опыт. М.: ИНИЦ Роспатента, 2004

57. Verma S.K.Exhaustion of intellectual property right and free trade Article 6 of the TRIPS Agreement // IIC. - 1998, v.29, № 5, p.534-567

58. Maier G.J., Signore P. Resent changers in U.S. patent law// Epi information. 2000, № 2, p. 66-67

59. Peterman C.J. Reforming the system: the American inventors protection act 1999// Patent World. 1999/2000, № 118, p. 14-15

60. Богуславский M.M. Патентные вопросы в международных отношениях. М. Изд-во АН СССР, 1962

61. Бодеихаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий,-М.: Прогресс, 1977.

62. Право Европейского Союза / Под ред. Кашкина С.Ю. -М.: Юристь, 2002

63. Кравец Л.Г. Столкновение принципов свободы торговли и охраны интеллектуальной собственности. Аналит.-темат. Обзор по мат-м отеч. и иностр. лит-ры. М.ИНИЦ, 2003

64. European Court Reports, 1966

65. European Court Reports, 1968

66. Зубарев Л.В. Интеллектуальная собственность и свободное движение товаров // Право и международные отношения, 1998, № 1, с. 66-78

67. European Court Reports, 1974

68. European Court Reports, 1994, p. 1 -5267

69. Залесов А. Охрана прав на ИС по Соглашению ТРИПС // Интеллектуальная собственность. 1997, № 5-6, с.46-51

70. Кравец Л.Г. Глобализация экономики и интернационализация системы охраны интеллектуальной собственности. Темат. вып. по мат-м отеч. и иностр. лит-ры. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002

71. Григорян С.А. Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) // Право и международные отношения. 2000, № 4, с.71-80

72. Guick R. International exhaustion of patent rights // LES Nouvelles. 1998, v.33, № 4, p.148-151

73. Корчагин А.Д., Богданов H.B., Орлова В.В. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности и законодательство Российской Федерации. — М.: ИНИЦ Роспатента, 2002

74. Brazell J. Global IP protection and access to medicine // PW. March. 2002, №140, p.15-18

75. СУ РСФСР. 1919, № 34, ст.34179. СЗ СССР. 1924, № 9, ст.27

76. СЗ СССР. 1931, №21, ст.180

77. СП СССР. 1941, №9, ст. 15082. СП СССР. 1959, № 9, ст.59

78. Богуславский М.М., Червяков И.В. Присоединение Советского Союза к Парижской конвенции по охране промышленной собственности // Информация по изобретательству. 1965, № 6, с.2-6

79. СП СССР. 1973, № 19, ст. 109

80. Ведомости Верховного Совета СССР. 1991, № 25, ст.703

81. Ведомости Совета народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992, № 42, ст.2320

82. Перспективы развития российского законодательства о промышленной собственности. / Корчагин А.Д. и др.; под ред.Корчагина А.Д. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002 - с.592

83. Корчагин А.Д., Богданов Н.Б., Орлова В.В. Соглашение ТРИПС и Российское законодательство. // Патенты и лицензии. 2003 - №2, с.2-9

84. Федеральный закон от 7 февраля 2003 г. № 22-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Патентный закон Российской Федерации»: Сб.док. «Патентное законодательство Российской Федерации». -М.: ФИПС. 2003. С.61-115

85. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник 2-е изд. переработ, и доп. - М.: Проспект, 2004 - с.752

86. Свядосц Ю.И. Институт принудительного лицензирования в современном патентном праве // Вопросы изобретательства. 1974. № 5, с. 15-21

87. Интеллектуальная собственность. Основные материалы, ч. I (пер. с англ. издания ВОИС 1988).-Новосибирск: Наука, 1993

88. Мелузова В.М. Действие национальных и евразийских патентов на территории Российской Федерации (Правоотношения, связанные с использованием изобретений): Авторсф. дис. канд. юридич. наук. М. - 2003, 25 с.

89. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-83 «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (с изменениями от 28 октября 2002 г., 22 августа 2004).

90. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3 ФКЗ «О чрезвычайном положении» (с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 марта 2005).

91. Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» с изменениями, внесенными Законом Российской Федерации от 25 декабря 1992 г. № 4235-1 // Ведомости СНД и ВС РФ от 25.12.1992 г., № 15, ст.769, от 14.01.1993 г., № 2, ст.77.

92. Тихомирова J1.B., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. Издание 5-е, дополненное и переработанное (Под ред. Тихомирова М.Ю.) М.: 2001, с.82.

93. Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 17.12.1997 г. № 1300 в редакции Указа Президента РФ от 10.01.2000 г. №24).

94. Алексеев C.B. Национальная безопасность Российской Федерации: понятийный аспект//Информационный сборник «Безопасность». 1997, № 3-4, с.104-111

95. Васильев С. Новые подходы к понятию безопасности России// «Обозреватель». 1999. №3

96. Козырев А.Н. Оценка интеллектуальной собственности М.: Экспертное Бюро -М.1997

97. Джермакян В. Приготовление к использованию изобретений и товарных знаков: правовые последствия // И.С. Промышленная собственность. 2004, №11, с. 16-24.

98. Джермакян В. Приготовление к использованию изобретений и товарных знаков: правовые последствия // И.С. Промышленная собственность. 2004, № 12, с. 16-29.

99. Белов В.И., Буч Ю.И. Что нужно знать, обращаясь в суд // Патенты и лицензии. 2001, № 30, с.40.

100. Джермакяп В. Юридическая безупречность товара и исполнение договора купли-продажи как возможное обоснование для отрицания новизны изобретения // И.С. Промышленная собственность. 2004, № 8, с. 16-25.

101. Коровкин В.И. Преждепользование в патентном праве Российской Федерации// Изобретательство. 2002. т. II, № 10, с. 5 17.

102. Дементьев В.Н. Право послеиользования и преждепользования// Патентный поверенный. 2005. № 3. с. 18 -19.

103. Белов H.A., Белов С.Н. Институт преждепользования в зарубежном и российском законодательстве, проблемы правоприменительной практики // Изобретательство. 2005. том v. №6. с. 13-17.

104. Джермакяп В.Ю. Право послепользовапня // Патентный поверенный. 2005. № 1. с. 23 -25.

105. Словарь русского языка: в 4-х т. / АН СССР, с.48, Ип-т русс.яз., Под ред. Евгсньевой А.П. 2-е изд. испр. и доп. -М.: Русс.яз. 1981-1984, т.4, с-я. 1984

106. Словарь русского языка: в 4-х т. / АН СССР, Ип-т русс.яз., Под ред. Евгепьевой А.П. 2-е изд. испр. и доп. - М.: Русс.яз., т.З, п-р. 1983

107. Дементьев В.Н. Действия, нарушающие исключительное право патентообладателя. // Патенты и лицензии. 2002, № 1, с.19-26

108. Печенкин М., Селиверстов А., Честной А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение исключительных прав, вытекающих из патента. // Интеллектуальная собственность. 1995, № 11-12, с. 19-27

109. Addis d., Dowling J.M., Hind R. AIPPI's resolution on experimental use: an Australian perspective // P.W. 1992. № 47, p.26-30

110. Tauchner P. Experimental use exemption in Germany: comments on the German supreme court decision Clinical Tests II // PW. 1997/98, № 98, p.23-26

111. Experiment to obtain a goverment permit are < experiment or research> under infringerment exeptprovision of Patent law // Suzuye Report. 1997, № 94, p.7

112. Дементьев В.Н. Об исчерпании патентных прав. // Патенты и лицензии. 1997, № 5, с. 17-22

113. Джермакяи В. Приготовление к использованию изобретений и товарных знаков: правовые последствия // И.С. Промышленная собственность. 2005, № 1, с.31-44

114. Морская О.Г. Исследование правовых вопросов использования изобретений и полезных моделей. М.: ИНИЦ Роспатента. 2002

115. Европейские патентные конвенции. -М. ВНИИПИ, 1985

116. Goddar Y. Status revision of the European Patent Convertion and draft EU Community patent // P. W. 2000, № 4, p. 16-18

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.