Оперативное лечение недержания мочи после операций на предстательной железе тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.23, кандидат медицинских наук Томилов, Андрей Александрович

  • Томилов, Андрей Александрович
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2014, Москва
  • Специальность ВАК РФ14.01.23
  • Количество страниц 168
Томилов, Андрей Александрович. Оперативное лечение недержания мочи после операций на предстательной железе: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.23 - Урология. Москва. 2014. 168 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Томилов, Андрей Александрович

ОГЛАВЛЕНИЕ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОВ РЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ СТРЕССОВОГО НЕДЕРЖАНИЯ МОЧИ У МУЖЧИН (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

§ 1.1. Эпидемиология стрессового недержания мочи

§ 1.2. Определение, этиология и патогенез стрессового недержания мочи

§ 1.2. Консервативная терапия

§ 1.3. Оценка стрессового недержания мочи и сроки оперативного лечения

§ 1.4. Парауретральные инъекции

§ 1.5. Имплантация искусственного мочевого сфинктера АМ8 800

§ 1.6. Слинговые операции

§ 1.7. Оценка качества жизни

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

§ 2.1. Общая характеристика исследуемых больных

§ 2.2. Общая характеристика методов обследования

§ 2.3. Методы лечения

§ 2.4 Динамическое наблюдение и критерии эффективности

§ 2.5 Осложнения имплантации

§ 2.6 Статистическая обработка

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

§ 3.1. Результаты имплантации искусственного мочевого сфинктера

§ 3.2. Результаты имплантации трансобтураторного ретробульбарного

слинга

§ 3.3 Консервативное лечение

§ 3.4 Восстановление функции удержания мочи после операций на предстательной железе

§ 3.5 Осложнения операций по устранению недержания мочи

ГЛАВА 4. АНАЛИЗ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

§ 4.1. Параметры качества жизни пациентов со стрессовым недержанием мочи

§ 4.2 Параметры качества жизни пациентов после оперативного лечения недержания мочи

ГЛАВА 5. ОБСУЖДЕНИЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВЫВОДЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ВУА - везикоуретральный анастомоз

ДГПЖ - доброкачественная гиперплазия предстательной железы ИМС - искусственный мочевой сфинктер JIT - лучевая терапия НМ - недержание мочи

РМАПО - Российская медицинская академия последипломного образования РПЭ - радикальная простатэктомия ТРС - трансобтураторный ретробульбарный слинг ТУР - трансуретральная резекция УЗИ - ультразвуковое исследование ЧПАЭ - чреспузырная аденомэктомия AMS - компания American Medical Systems AMS 800 - модель искусственного мочевого сфинктера ICS - International Continence Society (Международное общество по удержанию мочи)

IPSS - Международная система суммарной оценки заболеваний предстательной железы

HIFU - высокосфокусированный ультразвук

PC-QOL - опросник качества жизни пациентов после лечения рака предстательной железы

QOL - международная шкала оценки качества жизни

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Оперативное лечение недержания мочи после операций на предстательной железе»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы

Недержание мочи (НМ) у мужчин является большой медицинской, социальной и экономической проблемой [7, 13, 14]. С одной стороны, инконтиненция значительно снижает качество жизни пациентов, с другой стороны, лечение и уход за ними требует значительных финансовых затрат [7]. Ежегодные расходы на лечение пациента с НМ более чем в два раза превышают расходы на лечение пациента без недержания [130].

Стрессовая форма инконтиненции у мужчин в большинстве случаев является следствием ранее перенесенных вмешательств на предстательной железе [2, 4, 13]. Этим типом НМ может осложниться любое оперативное вмешательство на предстательной железе, но наибольший риск сопутствует радикальной простатэктомии (РПЭ) [14]. С учетом лидирующих позиций РПЖ в структуре онкологической заболеваемости у мужчин в нашей стране, значительного роста числа вновь выявленных случаев РПЖ, возрастает и количество оперативных вмешательств [15]. В 2011 году в России радикальное лечение проведено 14118 пациентам с впервые выявленным РПЖ [16], при этом РПЭ остается «золотым стандартом» лечения его локализованных форм. Несмотря на лучшее знание анатомии, применение нервосберегающей техники и робот-ассистированного доступа, персистирующее НМ наблюдается у 8-20% пациентов [7, 21, 37, 59, 143]. Помимо оперативных вмешательств по поводу злокачественных заболеваний, риск развития НМ также сопутствует хирургии аденомы простаты. Открытая аденомэктомия и трансуретральная резекция (ТУР) осложняются стрессовым НМ в 2,2-10% случаев, в том числе тотальным в 0,5-1,0% [60]. Современные методы лазерной хирургии отличаются меньшей кровопотерей и более коротким пребыванием в стационаре, однако также сопровождаются рисками поздних осложнений, в том числе и инконтиненции. О возможной недооценке распространенности заболевания свидетельствует и тот факт, что лишь 25,9% пациентов, страдающих НМ, обращаются за

помощью к врачу [139]. В конечном счете, лишь небольшая часть этих пациентов подвергнется оперативной коррекции НМ [95].

Большинство урологов сходится во мнении, что в первые 6-12 месяцев после возникновения НМ следует придерживаться выжидательной тактики, проводить консервативную терапию, включающую тренировку мышц тазового дна. Однако, в настоящее время точные данные об оптимальных сроках диагностики и принятии решения об оперативной коррекции НМ после операций на предстательной железе отсутствуют [60].

Возможности оперативной коррекции НМ после операций на предстательной железе изучались отечественными урологами. Под руководством Е.Л.Вишневского и О.Б.Лорана был разработан искусственный мочевой сфинктер, однако, в связи с несовершенством технологий и материалов, приемлемых долгосрочных результатов добиться не удалось. Кроме того, развивались идеи о целесообразности использования синтетических слингов [14].

По мере развития технологий появился ряд новых методов оперативного лечения НМ. Тем не менее, границы показаний к каждому из них в настоящее время четко не определены, в особенности у пациентов со стрессовым НМ средней степени тяжести.

Более широкое распространение операций по коррекции НМ ограничивают высокая стоимость протезов и риски послеоперационных осложнений.

Кроме того, согласно опубликованной концепции развития российского здравоохранения, прогресс научных исследований будет заключаться в совершенствовании лечения, использовании средств и методов сопроводительной терапии, снижающих инвалидизацию и улучшающих качество жизни больных [6].

Вышеуказанные обстоятельства побуждают к активному поиску эффективных и безопасных методов оперативной коррекции инконтиненции, разработке диагностических алгоритмов, позволяющих улучшить качество жизни пациентов.

Цель исследования

Улучшить результаты оперативного лечения и качество жизни пациентов со стрессовым НМ после оперативных вмешательств на предстательной железе.

Задачи исследования:

1. Оценить в динамике возможность восстановления функции удержания мочи у пациентов с сохраняющейся инконтиненцией к исходу 3 месяца после вмешательства на предстательной железе.

2. Выявить и предложить для клинического использования эффективную совокупность методов дооперационной оценки, определяющих целесообразность и успех имплантации трансобтураторного мужского слинга.

3. Оценить хирургические результаты, а также качество жизни пациентов до и после оперативного лечения по поводу недержания мочи по параметрам состояния функции мочеиспускания, сексуальной функции и функции кишечника.

4. Изучить характер послеоперационных осложнений, сопутствующий слинговым операциям и имплантации ИМС.

5. Разработать алгоритм выбора оптимальных сроков и предпочтительного метода оперативной коррекции НМ на основе результатов имплантации ИМС и слинга.

Научная новизна исследования

1. Впервые в России проанализирована большая группа пациентов со стрессовым недержанием мочи после операции на предстательной железе, значительную часть которых составили пациенты с тяжелой степенью инконтиненции.

2. Получены сведения о долгосрочных результатах различных методов оперативного лечения стрессового недержания мочи.

3. На основе оценки динамики восстановления функции удержания мочи определены критерии выбора оптимальных сроков оперативного лечения инконтиненции и установлена совокупность методов дооперационной оценки, определяющая успех установки трансобтураторного мужского слинга.

4. Впервые оценены ранние и поздние послеоперационные осложнения оперативного лечения пациентов со стрессовым недержанием мочи.

5. Впервые эффективность оперативного лечения НМ оценена не только в отношении функциональных результатов, но и с позиции различных аспектов качества жизни самого пациента.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Разработан алгоритм дооперационной диагностики стрессового НМ, позволяющий определить оптимальный для пациента метод лечения.

Доказана целесообразность выполнения уретроцистоскопии с бульбарной пробой

Показана эффективность имплантации ИМС и ТРС, заключающаяся как в устранении и/или уменьшении выраженности клинических симптомов, так и в улучшении качества жизни. Полученные положительные результаты позволяют рекомендовать использование этих протезов для лечения различных групп пациентов со стрессовым НМ.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности и области исследования

В соответствии с формулой специальности 14.01.23 - «Урология (медицинские науки)», занимающейся методами диагностики, лечения и профилактики заболеваний мочеполовой системы, в диссертационном исследовании проведен анализ результатов диагностики и лечения пациентов со стрессовым НМ после операций на предстательной железе, разработан

алгоритм принятия решения о выборе оптимальных сроков и предпочтительного метода оперативной коррекции недержания мочи.

Область диссертационного исследования включает изучение качества жизни пациентов до и после оперативного лечения стрессового НМ, факторов, влияющие на успех оперативного лечения, а также послеоперационных осложнений с целью совершенствования результатов оперативного лечения и улучшения качества жизни пациентов со стрессовым НМ после оперативных вмешательств на предстательной железе, что соответствует п. № 1 («Исследование по изучению этиологии, патогенеза и распространенности урологических заболеваний.), и п. № 2 («Разработка и усовершенствование методов диагностики и профилактики урологических заболеваний») паспорта специальности 14.01.23 - «Урология (медицинские науки)».

Положения, выносимые на защиту:

Установлено, что пациентам со стрессовым НМ после операции на предстательной железе оперативное лечение следует рассматривать через 6 месяцев в случае тотального НМ и НМ тяжелой степени, через 9-12 месяцев в случае НМ средней и легкой степени.

Определено, что при использовании предлагаемого алгоритма дооперационного обследования частота успеха (полное устранение + улучшение) установки ИМС составляет - 96,9%, имплантации ТРС - 92,3%.

Доказано, что оперативное лечение НМ позволяет достичь статистически значимого улучшения качества жизни, связанного с мочеиспусканием, а также улучшения общего уровня качества жизни пациента.

Личное участие соискателя в разработке проблемы

Автор осуществил планирование исследования, сформулировал цель и задачи исследования, провел обзор литературы по исследуемой теме. В ходе сбора материала участвовал в обследовании, хирургических операциях и наблюдении за пациентами. Эффективно применил методы статистической

обработки и анализа полученных результатов исследований, сформулировал выводы и разработал практические рекомендации.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 19 работ, в том числе 6 работ в периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Апробация работы

Работа апробирована на:

• научной конференции сотрудников кафедры урологии и хирургической андрологии Российской медицинской академии последипломного образования и урологических отделений городской клинической больницы им. С.П. Боткина г. Москвы 7 марта 2014 г.

• VII Конгрессе «Мужское здоровье» 27 апреля 2011 г.

• XII съезде Российского общества урологов 19 сентября 2012 г.

• VII конгрессе Российского общества онкоурологов 4 октября 2012 г.

• 1101 заседании Московского общества урологов 27 ноября 2012 г.

• XI московской ассамблее «Здоровье столицы» 14 декабря 2012 г.

• V всероссийской урологической видеоконференции «Оперативное лечение заболеваний органов малого таза - междисциплинарная проблема» 15 февраля 2013 г.

• II научно-практической конференции «Фундаментальная и практическая урология» 5 марта 2013 г.

• XIII конгрессе Российского общества урологов 7 ноября 2013 г.

• VII конгрессе Российского общества онкоурологов 2 октября 2013 г.

Внедрение результатов работы в практику

Результаты исследования внедрены в клиническую практику 20, 56, 41,21 и урологических отделений городской клинической больницы им. С.П.

Боткина (125284, г. Москва, 2-й Боткинский проезд, д. 5, корп. 10, 16 и 22). Результаты исследования используются в учебно-педагогическом процессе на кафедре урологии и хирургической андрологии Российской медицинской академии последипломного образования (125284, г. Москва, 2-й Боткинский проезд, д. 5, корп. 16).

Объем и структура работы

Материалы диссертации изложены на 168 странице машинописного текста, включают 73 рисунка и 5 таблиц. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов обследования, результатов собственных исследований, анализа качества жизни, обсуждения полученных результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложения. Список литературы включает 156 источников, из которых 16 отечественных и 140 зарубежный.

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ СТРЕССОВОГО НЕДЕРЖАНИЯ МОЧИ У МУЖЧИН (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

§ 1.1. Эпидемиология стрессового недержания мочи

Недержание мочи (НМ) у мужчин представляет собой серьезную социально-экономическую проблему [3, 7, 30, 65,144]. Инконтиненция не только снижает качество жизни пациентов, но и требует финансовых затрат на лечение и уход за ними [7, 72]. Ежегодные расходы на лечение пациента с НМ более чем в два раза превышают расходы на лечение пациента без недержания [130]. Точных статистических данных о распространенности как самого НМ у мужчин, так и различных его типов, в России нет. Согласно зарубежным крупномасштабным исследованиям, заболеваемость НМ у мужчин имеет достоверную тенденцию к росту и составляет 11%-13,9 %. Среди них доля пациентов с НМ стрессового типа достигает 40% [97]. В многоцентровом исследовании UREPIK частота мужской инконтиненции составила 16,3%, при этом за помощью к врачу обращались лишь 25,9% пациентов [139]. Согласно другому исследованию, включающему 9071 мужчин старше 20 лет, НМ отмечали 13,9% опрошенных, в том числе ургентное 8,3% [86]. В популяционных исследованиях установлено, что от 5 до 6 % пациентов после радикальной простатэктомии подвергнутся оперативной коррекции инконтиненции, при этом медиана времени до операции составит 20-35 месяцев [73,95].

§ 1.2. Определение, этиология и патогенез стрессового недержания мочи

Согласно определению Международного общества по удержанию мочи (ICS) под недержанием мочи (инконтиненцией) понимают любую непроизвольную потерю мочи. В зависимости от характеристик НМ, обстоятельств эпизодов инконтиненции, недержание разделяют на несколько

подтипов. Под стрессовым НМ понимают потерю мочи при напряжении и физической нагрузке, чихании, кашле [60].

В норме удержание мочи у мужчин происходит благодаря взаимодействию анатомических структур (мочевого пузыря, наружного сфинктера, уретры и мышц тазового дна) под контролем нервной системы. Континенция достигается за счет сокращения сфинктера и мышц тазового дна при одновременном расслаблении детрузора, в то время как нормальное контролируемое мочеиспускание подразумевает расслабление сфинктера и мышц тазового дна при одновременном сокращении детрузора. Вышеуказанные процессы контролируются нервной системой. Таким образом, НМ может быть следствием нарушения функции мышц, неврологического контроля или сочетания этих факторов.

Уретральный сфинктер у мужчин принято разделять на две функциональные единицы: внутренний сфинктер, располагающийся ближе к мочевому пузырю и состоящий из шейки мочевого пузыря, предстательной железы и простатического отдела уретры, и наружный сфинктер, располагающийся за предстательной железой на уровне мышц тазового дна. Эти мышцы содействуют замыканию просвета уретры наружным сфинктером [138, 149].

НМ после операций на предстательной железе, так же как и любое НМ, может быть обусловлено расстройством функции мочевого пузыря, уретрального сфинктера или их сочетанием. С помощью уродинамических исследований установлено, что недостаточность сфинктера является единственной причиной НМ более чем у 2/3 пациентов. Изолированные же нарушения функции детрузора становятся причиной НМ после операций на предстательной железе менее чем в 10% случаев [138, 149].

Стрессовая форма НМ у мужчин в большинстве случаев является следствием ранее перенесенных вмешательств на простате [2, 4]. Риск этого типа недержания мочи сопутствует таким операциям, как трансуретральная резекция предстательной железы и чреспузырная аденомэктомия по поводу

доброкачественной гиперплазии простаты [33], но в большей степени связан с радикальной простатэктомией, после которой персистирующее НМ наблюдается у 8-20 % пациентов [7, 37, 53, 59, 85, 109, 143].

К недержанию мочи после радикальной простатэктомии приводит физическое нарушение целостности как мышц, так и нервов. В связи с тем, что при радикальной простатэктомии проксимальный сфинктер удаляется, достичь удержания возможно только с помощью дистального сфинктера и окружающих его мышц тазового дна. Сохранность после радикальной простатэктомии мягкотканых поддерживающих структур, мышц сфинктера и тазового дна и их иннервации (как вегетативной, так и соматической) влияет на возможности удержания мочи и эрекции. Нарушение функции сфинктера в некоторых случаях может быть связано с процессом рубцевания тканей, проявляющимся сниженной податливостью мочеиспускательного канала, однако этот параметр измерить трудно [138]. Рубцевание также может привести к формированию стриктуры уретровезикального анастомоза, которая диагностируется посредством уретроскопии или уретрографии, при этом пациенты жалуются как на недержание, так и на ослабление струи мочи [66].

С учетом лидирующих позиций РПЖ в структуре онкологической заболеваемости у мужчин в нашей стране, значительного роста числа вновь выявленных случаев рака, возрастает и количество оперативных вмешательств [15]. В 2011 году радикальное лечение проведено 14118 пациентам с впервые выявленным раком предстательной железы [16], при этом РПЭ остается «золотым стандартом» лечения его локализованных форм. Учитывая множество вариантов радикального лечения с удовлетворительными онкологическими результатами, всё большее внимание уделяется функциональным исходам [11], среди которых удержание мочи является наиболее значимым для пациента [7], опережая обеспокоенность сохранностью эректильной функции. Лучшее знание анатомии, применение

нервосберегающей техники существенно снизили, но не избавили от риска развития стрессового НМ после радикальной простатэктомии [48, 150]. Робот-

ассистированная РПЭ также не показала существенного улучшения в отношении риска инконтиненции. В опубликованном мета-анализе показано, что спустя год после робот-ассистированной простатэктомии 7 % пациентов вынуждены пользоваться >1 прокладкой в день и ещё 9% одной страховочной прокладкой в сутки [59].

Несмотря на то, что оперативные вмешательства по поводу ДГПЖ не приводят к нарушению дистального сфинктера или иннервации мышц тазового дна, они воздействуют на проксимальный сфинктер уретры, что может привести к НМ [103]. Открытая аденомэктомия и трансуретральная резекция осложняются персистирующим стрессовым НМ в 2,2-10% случаев. Современные методы лазерной хирургии отличаются меньшей кровопотерей и более коротким пребыванием в стационаре, однако сопровождаются теми же рисками поздних осложнений, в том числе и инконтиненции. Риски развития НМ после некоторых операций на предстательной железе представлены в таблице 1.

Таблица 1. Частота развития НМ после вмешательств на простате.

Вмешательство Риск развития

НМ

Лечение рака предстательной железы Позадилонная РПЭ [143] Нервосберегающая РПЭ [37] Роботическая РПЭ [59] Наружная лучевая терапия [126] Брахитерапия [35] Криоабляция [63] HIFU [63]

Лечение аденомы предстательной железы Открытая аденомэктомия [147] Трансуретральная резекция простаты [98] Holmium -лазерная резекция простаты [75] Лазерная вапоризация простаты («Greenlight»)[l 18]

5-48% 1,3-3,4% 16% 1-16% 0-19% 4,4% 12%

2-10% 2,2 % 1,8-4,8% 1,2%

Примечание: РПЭ - радикальная простатэктомия, HIFU — высокосфокусированный ультразвук

В конечном счете, лишь небольшая часть пациентов со стрессовым НМ подвергнется оперативной коррекции [95]. Таким образом, в связи с ростом количества операций на предстательной железе, хирургическое лечение НМ приобретает все большее значение.

§ 1.2. Консервативная терапия

В течение первого года после операции на предстательной железе, как правило, рекомендуется консервативная терапия [133]. В рамках этого лечения традиционно используется поведенческая терапия, включающая ограничение потребления веществ, раздражающих стенку мочевого пузыря, сокращение потребления жидкости, мочеиспускание по часам, тренировка мочевого пузыря [60]. Наиболее часто рекомендуется выполнение тренировки мышц тазового дна [1, 5, 12]. В случае НМ после РПЭ тренировка позволяет восстановить функцию мышц тазового дна и нормализовать работу детрузора. Стоит отметить, что в настоящее время нет стандартного подхода к выполнению этих упражнений. Обычно тренировка включает в себя произвольное сокращение мышц тазового дна в различных положениях (лежа, сидя или стоя), иногда используется механизм биологической обратной связи или электромиостимуляция [1,5]. Упражнения позволяют увеличить силу и выносливость мышц тазового дна. Предполагается, что повторные сокращения позволяют сократить потери путем усиления мышц, поддерживающих детрузор и сфинктер уретры [31]. Использование упражнений с механизмом обратной связи позволяет достичь континенции у 96,1 % пациентов через 12 месяцев после операции [84]. Также, в одном из проспективных рандомизированных контролируемых исследований у пациентов через 1 год после РПЭ показано преимущество тренировки с обратной связью и электромиостимуляцией [29]. В исследовании в. МапоШ с соавторами показано, что пациенты, которым спустя 7 дней после удаления катетера проводилась тренировка мышц тазового дна с электростимуляцией, демонстрировали достоверно меньшие потери в сравнении с контрольной группой [56]. В целом, упражнения, проводимые как с

различными видами биологической обратной связи, так и без неё, в одних исследованиях демонстрирует скромные результаты, в остальных преимуществ не показывают [60]. В случае хорошей приверженности пациента лечению, с помощью упражнений возможно уменьшить количество эпизодов и объемы потерь, раньше достигнуть полного удержания [3, 140]. Максимальные различия между проведением тренировок и их отсутствием наблюдается через 3 месяца после РПЭ, к 12 месяцам разница практически отсутствует [66]. Также стоит отметить, что эффективность подобных тренировок у пациентов с НМ тяжелой степени низкая. Сведения об эффективности упражнений в борьбе со стрессовым НМ после ТУР предстательной железы не опубликованы [61].

В настоящее время отсутствуют возможности эффективного фармакологического лечения стрессового НМ с приемлемым уровнем побочных эффектов. В нескольких исследованиях показана эффективность препарата дулоксетин - ингибитора обратного захвата серотонина, повышающего активность наружного мочевого сфинктера [55, 141]. В рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании, включавшем 31 пациента, показано, что в случае легкой и средней степени НМ после РПЭ использование дулоксетина в течение 3 месяцев позволяет сократить объемы потерь и улучшить качество жизни [54]. В исследовании Дулоксетина 60 мг х 1 р/д у пациентов с легкой и средней степенью НМ, побочные эффекты отмечены у половины пациентов, и 25% пациентов были вынуждены прекратить лечение [106].

Паллиативная помощь, включающая внешние устройства, к которым относятся наружные зажимы, постоянный уретральный катетер, кондомный мочеприемник и прокладки, неприемлемы с социальной точки зрения [102]. К осложнениям наружных зажимов относят отек, боль, эрозию и стриктуру уретры. Использование постоянного катетера связано с рецидивирующими инфекциями мочевых путей, травмой уретры и камнеобразованием.

§ 1.3. Оценка стрессового недержания мочи и сроки оперативного лечения

Первоначальная клиническая оценка включает сбор анамнеза, осмотр, определение объема остаточной мочи, общий анализ мочи, дневник мочеиспускания, прокладочный тест и заполнение опросника для субъективной оценки [36, 108]. При сборе анамнеза следует отметить причину возникновения НМ, динамику симптомов, провоцирующие факторы, сопутствующие заболевания. В клинической практике в большинстве случаев эффективнее использовать простые и короткие опросники. Прокладочный тест позволяет объективно определить степень недержания мочи. Несмотря на то, что одночасовой прокладочный тест прост и удобен, использование его ограничивается низкой чувствительностью и специфичностью [124], а сам тест может быть заменен простым вопросом о том, был ли эпизод НМ. При этом, 24-часовой прокладочный тест наиболее точно оценивает объем потерь и легко воспроизводим [92]. При использовании 1-часовой прокладочного теста результаты часто не соответствуют 24-часовому тесту, что приводит к недооценке недостаточности сфинктера в оставшуюся часть суток. В случае неудачи консервативного лечения и особенно перед оперативным лечением, проводится углубленное обследование, включающее уретроцистоскопию и уродинамическое исследование. Уродинамическое исследование позволяет более точно установить причину НМ после операции на предстательной железе. С помощью уретроцистоскопии можно выявить стриктуру ВУА, оценить мобильность мембранозного отдела уретры и сохранность наружного сфинктера.

В настоящее время отсутствуют точные данные об оптимальных сроках диагностики НМ после операций на предстательной железе [60]. Несмотря на то, что на НМ сразу после удаления уретрального катетера жалуется большинство пациентов, с течением времени отмечается прогрессивное восстановление континенции [111]. Разумным выбором в этой ситуации является выжидательная тактика в течение некоторого времени после

операции, дополненная консервативными методами, в том числе тренировкой мышц тазового дна. На практике большая часть урологов также предпочитает в первое время после операции наблюдение и не предлагают активного лечения. Таким образом, консервативное лечение может быть рекомендовано на срок до 6-12 месяцев, в зависимости от того, отмечает ли пациент прогресс [116]. Большая часть исследователей сходится во мнении, что достоверно оценить степень НМ возможно не ранее чем через год после операции [128]. Н.Ьерог и Ь.Каа сообщили о том, что восстановление удержания происходит до 24 месяцев после операции. К 3 месяцам мочу удерживали 80,6% пациентов, к 12 -95,2% пациентов, к 24 месяцам достигается «плато» на уровне 98,5% [79]. Тем не менее, в связи с тем, что персистирующее НМ в течение первого года может быть ургентным или вследствие инфравезикальной обструкции, ранняя диагностика и оценка НМ приводит к подбору адекватной терапии и улучшению качества жизни. В большинстве работ время до коррекции НМ превышает 12 месяцев и колеблется от 41,5 до 52,8 месяцев [69, 77, 80]. Необходимость наблюдения за пациентами на протяжении такого длительного времени вызывает сомнение, в особенности в случае НМ средней и тяжелой степени. Таким образом, оптимальные сроки оперативной коррекции НМ после операций на предстательной железе остаются предметом дискуссий.

Похожие диссертационные работы по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Томилов, Андрей Александрович, 2014 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аляев Ю.Г., Рапопорт Л.М., Безруков Е.А. Результаты тренировки мышц тазового дна под контролем биологической обратной связи при недержании мочи после радикальной простатэктомии // Андрология и генитальная хирургия. 2011. N4. Р. 61-65.

2. Велиев Е.И., Голубцова E.H., Котов C.B. Взаимосвязь восстановления функции удержания мочи и эректильной функции у пациентов после нервосберегающей радикальной позадилонной простатэктомии // Материалы VI конгресса Российского общества онкоурологов. - Москва, 2011.- С.63-64.

3. Велиев Е.И., Голубцова E.H., Котов C.B. Динамика восстановления удержания мочи у пациентов после радикальной позадилонной нервосберегающей простатэктомии // Онкоурология. 2011. N 2. С. 64-68.

4. Велиев Е.И., Голубцова E.H., Котов C.B. Особенности восстановления функции удержания мочи после нервосберегающей радикальной простатэктомии // Лечебное дело. 2011. N 2. С. 87 - 93.

5. Глыбочко П.В., Аляев Ю.Г., Винаров А.З. Тренировка мышц таза под контролем биологической обратной связи у больных с недержанием мочи после радикальной простатэктомии // Врач. 2013. N 1. С. 61-66.

6. Государственная программа развития здравоохранения Российской Федерации: распоряжение Правительства РФ № 2511-р от 24 декабря 2012 // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 53 (часть II). - ст. 8019.

7. Лапароскопические робот-ассистированные операции в урологии / Пушкарь Д.Ю., Раснер П.И., Говоров A.B. и др. // Материалы XII съезда Российского Общества Урологов, Москва, 2012. - С. 325-327.

8. НовикА. А., Ионова Т. И. Исследование качества жизни в медицине. Учебное пособие для вузов. Под ред. Ю. Л. Шевченко. М.: ИД «ГЭОТАР-МЕД».2004. 297 С.

9. Няхин В.А. Функциональные результаты и качество жизни пациентов после радикальной позадилонной простатэктомии: Дис. ... канд. мед. наук. М., 2007. 208 с.

Ю.Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных: Применение пакета прикладных программ Statistica.-2-e изд.- М.: МедиаСфера, 2003. -312 с.

11.Робот-ассистированная радикальная простатэктомия и идеальная ситуация «Trifecta» в послеоперационном периоде / Пушкарь Д.Ю., Раснер П.И., Говоров А.В. и др. // Материалы XII съезда Российского Общества Урологов, Москва, 2012. - С. 344.

12.Состояние эректильной функции перед радикальной простатэктомией и эффективность консервативного лечения недержания мочи в послеоперационном периоде / Глыбочко П.В., Аляев Ю.Г., Винаров А.З. и др.. // Материалы XII съезда Российского Общества Урологов, Москва, 2012.-С. 332.

13.Толкач Ю.В., Петров С.Б., Schelin S. Новый способ реконструкции шейки мочевого пузыря во время радикальной простатэктомии у пациентов с локализованным раком предстательной железы (клиническое исследование) // Онкоурология. - М., 2011 № 3 - С.99-106.

14.Хирургическое лечение недержания мочи у мужчин / Лоран О.Б., Кан Я.Д., Вишневский А.Е. и др. // Материалы Пленума правления Российского общества урологов, Москва, 2001. - С. 236-237.

15.Чиссов В.И. Злокачественные новообразования в России в 2011 году (заболеваемость и смертность)/ В.И. Чиссов, В.В. Старинский. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена, 2013.-289 с.

16.Чиссов В.И. Состояние онкологической помощи населению России в 2011 году/ В.И. Чиссов, В.В. Старинский. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена, 2012. -240 с.

17.A prospective study evaluating the effïcacy of the artificial sphincter AMS 800 for the treatment of postradical prostatectomy urinary incontinence and the

correlation between preoperative urodynamic and surgical outcomes / Gomes C.M., Mitre A.I., Arap S., Srougi M., Trigo Rocha F. // Urology. 2008. Vol. 71. P. 85-89.

18.Adjustable bulbourethral male sling: experience after 101 cases of moderate-to-severe male stress urinary incontinence / Hubner W.A., Gallistl H., Rutkowski M., Huber E.R. // BJU Int. 2010. Vol. 107. P. 777-782.

19.AdVance/AdVance XP transobturator male slings: preoperative degree of incontinence as predictor of surgical outcome /Collado Serra A., Resel Folkersma L., Dominguez-Escrig J.L., Gomez-Ferrer A., Rubio-Briones J., SolsonaNarbôn E. //Urology. 2013. Vol. 81, N 5, P. 1034-1039.

20.Amend B., Toomey P., Sievert K.D. Artificial sphincter // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N. 6, P.520-527.

21. Anatomic and technical considerations for optimizing recovery of urinary function during robotic-assisted radical prostatectomy / Vora A. A., Dajani D., Lynch J.H., Kowalczyk K.J. // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N.l, P.78-87.

22. Anatomical and manometric comparison of perineal and transscrotal approaches to artificial urinary sphincter placement / Anusionwu I., Miles-Thomas J., Hernandez D.J., Wright E.J. // J. Urol. 2012. Vol. 188, N 5. P. 1834-1836.

23.Antibiotic prophylaxis in hip fracture surgery: a meta- analysis / Southwell-Keely J.P., Russo R.R., March L., Cumming R., Cameron I., Brnabic A.J. // Clin. Orthop. Relat. Res. 2004. P. 179-184.

24.Artificial urinary sphincter for post-radical prostatectomy urinary incontinence: long-term subjective results / Gousse A.E., Madjar S., Lambert M.M., Fishman I.J.//J. Urol. 2001.16 Vol. 6. P. 1755-1758.

25.Bauer R.M. Complications of the AdVance Transobturator Male Sling in the Treatment of Male Stress Urinary Incontinence // Urology. 2010. Vol. 75. P. 1494-1498.

26.Bauer R.M. Results of the AdVance Transobturator Male Sling After Radical Prostatectomy and Adjuvant Radiotherapy // Urology. 2011. Vol. 77. P. 474-480.

27.Bauer R.M., Kretsehmer A., Hiibner W. Modern operative treatment possibilities in male stress urinary incontinence // Urologe A. 2014. Vol. 53, N 3, P. 339-345.

28.Bauer R.M., Mayer M.E., Graczke C. Prospective evaluation of the functional sling suspension for male postprostatectomy stress urinary incontinence: results after 1 year // Eur. Urol. 2009. Vol. 56. P. 928-933.

29.Behavioral therapy with or without biofeedback and pelvic floor electrical stimulation for persistent postprostatectomy incontinence: a randomized controlled trial / Goode P.S., Burgio K.L., Johnson T.M., 2nd, Clay O.J., Roth D.L., Markland A.D., etal.//JAMA. 2011. Vol. 305. P. 151-159.

30.Bing M.T., Uhlman M.A., Kreder K.J. An update in the treatment of male urinary incontinence // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N. 6, P.540-544.

31.Bo K. Pelvic floor muscle training is effective in treatment of female stress urinary incontinence, but how does it work? // Int. Urogynecol. J. Pelvic Floor Dysfunct. 2004. Vol. 15. P. 76-84.

32.Bochove-Overgaauw D.M., Schrier B.Ph. An adjustable sling for the treatment of all degrees of male stress urinary incontinence: retrospective evaluation of efficacy and complications after a minimal followup of 14 months // J. Urol. 2011. Vol. 185, N4. P. 1363-1368.

33.Bratu O., Mischianu D., Constantinoiu S. Transobturator urethral suspension surgical treatment of urinary incontinence in men // Chirurgia (Bucur). 2013. Vol. 108, N. 2, P. 250-255.

34.Bryan D.E., Mulcahy J.J., Simmons G.R. Salvage procedure for infected noneroded artificial urinary sphincters // J. Urol. 2002. Vol. 168, N 6. P. 24642466.

35.Budaus L., Bolla M., Bossi A. Functional outcomes and complications following radiation therapy for prostate cancer: a critical analysis of the literature// Eur. Urol. 2012. Vol. 61, N1. P. 112-127.

36.Burden H., Warren K., Abrams P. Diagnosis of male incontinence // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N. 6, P. 509-514.

37.Burkhard F.C., Kessler T.M., Fleischmann A. Nerve sparing open radical retropubic prostatectomy-does it have an impact on urinary continence?// J. Urol. 2006. Vol.176, N l.P.189-195.

38.Carmel M., Hage B., Hanna S. Long-term efficacy of the bone-anchored male sling for moderate and severe stress urinary incontinence // BJU Int. 2010. Vol. 106, N7. P. 1012-1016.

39.Christine B., Knoll D. Treatment of male stress urinary incontinence with the AdVance transobturator sling: long term follow-up reveals high patient satisfaction // J. Urol. 2011. Vol. 185, N 4S. P. e468-e469.

40.Chung E., Cartmill R. Diagnostic challenges in the evaluation of persistent or recurrent urinary incontinence after artificial urinary sphincter (AUS) implantation in patients after prostatectomy // BJU Int. 2013. Vol. 112, Suppl 2:32-35.

41.Chung E., Ranaweera M., Cartmill R. Newer and novel artificial urinary sphincters (AUS): the development of alternatives to the current AUS device // BJU Int. 2012. Vol. 110. Suppl 4. P. 5-11.

42.Combined inflatable penile prosthesis-artificial urinary sphincter implantation: no increased risk of adverse events compared to single or staged device implantation / Segal R.L., Cabrini M.R., Harris E.D., Mostwin J.L., Bivalacqua T.J., Burnett A.L. // J Urol. 2013. Vol. 190, N 6, P. 2183-2188.

43.Comparison of outcomes for adjustable bulbourethral male sling and artificial urinary sphincter after previous artificial urinary sphincter erosion / Tuygun C., Imamoglu A., Gucuk A., Goktug G., Demirel F. // Urology. 2009. Vol. 73. P. 1363-1367.

44.Complications after artificial urinary sphincter implantation with or without prior radiotherapy / Ravier E., Fassi-Ferhi H., Crouzet S., Gelet A., Abid N., Martin X. // BJU Int. 2014 Apr 15. doi: 10.111 l/bju.12777 [Epub ahead of print].

45.Cornu J.N., Peyrat L., Haab F. Update in management of male urinary incontinence: injectables, balloons, minimally invasive approaches // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N 6, P. 536-539.

46.Cornu J.N., Sebe P., Ciofu C. Mid-term evaluation of the transobturator male sling for post-prostatectomy incontinence: focus on prognostic factors // BJU Int. 2010. Vol. 108. P. 236-240.

47.Cornu J.N., Sebe P., Ciofu C. The AdVance transobturator male sling for postprostatectomy incontinence: clinical results of a prospective evaluation after a minimum follow-up of 6 months // Eur. Urol. 2009. Vol. 56. P. 923-927.

48.Current status of robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy: how does it compare with other surgical approaches? / Lim S.K., Kim K.H., Shin T.Y., Rha K.H. // Int J Urol. 2013. Vol. 20, N.3, P.271-284.

49.Davies T.O., Bepple J.L., McCammon K.A. Urodynamic changes and initial results of the AdVance male sling // Urology. 2009. Vol. 74. P. 354-357.

50.de Cogain M.R., Elliott D.S. The impact of an antibiotic coating on the artificial urinary sphincter infection rate // J Urol. 2013. Vol. 190, N. 1, P.l 13-117.

51.De Ridder D., Rehder P. The AdVance male sling: anatomic features in relation to mode of action // Eur. Urol. Suppl. 2011. Vol.10. P. 383-389.

52.Dindo D., Demartines N., Clavien P.A. Classification of surgical complications: a new proposal with evaluation in a cohort of 6336 patients and results of a survey // Ann. Surg. 2004. Vol. 240. P. 205-213.

53.Dubbelman Y.D., Bosch J.L. Urethral sphincter function before and after radical prostatectomy: Systematic review of the prognostic value of various assessment techniques // Neurourol Urodyn. 2013. Vol. 32, N.7, P.957-963.

54.Duloxetine for mild to moderate postprostatectomy incontinence: preliminary results of a randomised, placebo-controlled trial / Cornu J.N., Merlet B., Ciofu C., Mouly S., Peyrat L., Sebe P., et al. // Eur. Urol. 2011. Vol. 59. P. 148-154.

55.Duloxetine for the treatment of post-prostatectomy stress urinary incontinence/ Neff D., Guise A., Guralnick M.L., Langenstroer P., See W.A., Jacobsohn K.M., O'Connor RC // Can Urol Assoc J. 2013 Vol. 7, N. 5-6, P. E260-262.

56.Early recovery of urinary continence after radical prostatectomy using early pelvic floor electrical stimulation and biofeedback associated treatment / Mariotti

G., Sciarra A., Gentilucci A., Salciccia S., Alfarone A., Di Pierro G., et al.// J. Urol. 2009. Vol.181. P. 1788-1793.

57.Engel R.M., Wade J.C. Experience with the Berry prosthesis // J. Urol. 1969. Vol. 102. P. 78-80.

58.Epidemiology of urinary (UI) and faecal (FI) incontinence and pelvic organ prolapse (POP)/ Milsom I., Altman D., Lapitan M.C. et al.// In: Abrams P., Cardozo L., Khoury S., Wein A., editors. Incontinence: 4th International Consultation on Incontinence, ed. 4. Plymouth, UK: Health Publication; 2009. C. 37-111.

59.Ficarra V., Novara G., Rosen R.C. Systematic review and meta-analysis of studies reporting urinary continence recovery after robot-assisted radical prostatectomy// Eur. Urol. 2012. Vol. 62, N 3. P. 405-417.

60.Fourth International Consultation on Incontinence Recommendations of the International Scientific Committee: Evaluation and treatment of urinary incontinence, pelvic organ prolapse, and fecal incontinence / Abrams P., Andersson K.E., Birder L., Brubaker L., Cardozo L., Chappie C., et al. // Neurourol. Urodyn. 2010. Vol. 29. P. 213-240.

61.Glazener C., Boachie C., Buckley B. Urinary incontinence in men after formal one-to-one pelvicfloor muscle training following radical prostatectomy or transurethral resection of the prostate (MAPS): two parallel randomised controlled trials // Lancet. 2011. Vol. 378. P. 328-337.

62.Guimaraes M., Oliveira R., Pinto R. Intermediate-term results, up to 4 years, of a bone-anchored male perineal sling for treating male stress urinary incontinence after prostate surgery // BJU Int. 2009. Vol. 103, N 4. P. 500-504.

63.Heidenreich A., Bellmunt J., Bolla M.et al., EAU Guidelines on Prostate Cancer, 2012

64.Hutchinson T.A., Boyd N.F., Feinstein A.R. Scientific problems in clinical scales //J. Chronic. Dis. 1979. Vol. 32. P. 661-666.

65.Identifying the quality of life effects of urinary incontinence with depression in an Australian population / Avery J.C., Stocks N.P., Duggan P., Braunack-Mayer

A.J., Taylor A.W., Goldney R.D., MacLennan A.H. // BMC Urol. 2013. Vol. 16. N.13, P.l 1.

66.Incontinence: 5th International Consultation on Incontinence, ed. 4. / Abrams P., Cardozo L., Khoury S., Wein A., editors. Plymouth, UK: Health Publication; 2009. C. 37-111.

67.Intentionally retained pressure-regulating balloon in artificial urinary sphincter revision / Köhler T.S., Benson A., Ost L„ Wilson S.K., Brant W.O. // J Sex Med. 2013. Vol. 10, N.10, P.2566-2570. 68.International variation in artificial urinary sphincter use / Matsushita K., Chughtai

B.I., Maschino A.C., Lee R.K., Sandhu J.S. // Urology. 2012. Vol. 80. P. 667672.

69.I-STOP TOMS transobturator male sling, a minimally invasive treatment for postprostatectomy incontinence: continence improvement and tolerability / Grise P., Vautherin R., Njinou-Ngninkeu B., Bochereau G., Lienhart J., Saussine C. // Urology. 2012. Vol. 79. P. 458-463.

70. James M.H., McCammon K.A. Artificial urinary sphincter for post-prostatectomy incontinence: A review // Int J Urol. 2014 Feb 16. doi: 10.111 l/iju.12392. [Epub ahead of print],

71.Jimenez Parra J.D., Cebrian Lostal J.L., Hualde Alfaro A. REMEEX(R) system for the treatment of male urinary stress incontinence: our experience // Actas. Urol. Esp. 2010. Vol. 34. P. 802-805.

72.Khatutsky G., Walsh E.G., Brown D.W. Urinary incontinence, functional status, and health-related quality of life among Medicare beneficiaries enrolled in the program for all-inclusive care for the elderly and dual eligible demonstration special needs plans // J Ambul Care Manage. 2013. Vol. 36, N.l, P.35-49.

73.Kim P.H., Pinheiro L.C., Atoria C.L. Trends in the use of incontinence procedures after radical prostatectomy: a population based analysis // J. Urol. 2013. Vol. 189, N2. P. 602-608.

74.Kowalik C.G., Delong J.M., Mourtzinos A.P. The adVance transobturator male sling for post-prostatectomy incontinence: Subjective and objective outcomes

with 3 years follow up // Neurourol Urodyn. 2013. Vol. 7. doi: 10.1002/nau.22539. [Epub ahead of print]

75.Krambeck A.E., Handa S.E., Lingeman J.E. Experience with more than 1,000 holmium laser prostate enucleations for benign prostatic hyperplasia// J. Urol. 2013. Vol. 189, si.

76.Lai H.H. Incontinence: What is the learning curve for artificial urinary sphincter surgery? // Nat. Rev. Urol. 2011. Vol. 8. P. 475-176.

77.Lai H.H., Boone T.B. Implantation of artificial urinary sphincter in patients with post-prostatectomy incontinence, and preoperative overactive bladder and mixed symptoms// J. Urol. 2011. Vol. 185. P. 2254-2259.

78.Leibovich B.C., Barrett D.M. Use of the artificial urinary sphincter in men and women//World J. Urol. 1997. Vol. 15. P. 316-319.

79.Lepor H., Kaci L. The impact of open radical retropubic prostatectomy on continence and lower urinary tract symptoms: a prospective assessment using validated self-administered outcome instruments//J. Urol. 2004. Vol. 171. P. 1216-1219.

80.Leruth J., Waltregny D., de Leval J. The inside-out transobturator male sling for the surgical treatment of stress urinary incontinence after radical prostatectomy: midterm results of a single-center prospective study // Eur. Urol. 2012. Vol. 61. P. 608-615.

81.Li H., Gill B., Nowacki A. Therapeutic Durability of the Male Transobturator Sling: Midterm Patient Reported Outcomes // J. Urol. 2012. Vol. 187, N 4. P. 1331-1335.

82.Linder B.J., de Cogain M., Elliott D.S. Long-term device outcomes of artificial urinary sphincter reimplantation following prior explantation for erosion or infection // J Urol. 2014. Vol. 191, N 3, P. 734-738.

83.Long-term durability and functional outcomes among patients with artificial urinary sphincters: a 10-year retrospective review from the University of Michigan / Kim S.P., Sarmast Z., Daignault S., Faerber GJ., McGuire E.J., Latini J.M. // J. Urol. 2008. Vol. 179, N 5. P. 1912-1916.

84.Long-term effect of early postoperative pelvic floor biofeedback on continence in men undergoing radical prostatectomy: a prospective, randomized, controlled trial / Ribeiro L.H., Prota C., Gomes C.M., de Bessa J., Jr, Boldarine M.P., Dall'Oglio M.F., etal. //J. Urol. 2010. Vol. 184. P. 1034-1039.

85.Long-term functional outcomes after treatment for localized prostate cancer / Resnick M.J., Koyama T., Fan K.H. et al. // N Engl J Med. 2013. Vol. 368, N. 5, P.436-445.

86.Markland A., Richter H. Prevalence and trends of urinary incontinence in adults in the United States, 2001 to 2008 // J. Urol. 2011. Vol. 186, N 2. P. 589-593.

87.Martinez-Salamanca J.I., Moncada I., del Portillo L. Simultaneous double prosthesis implant more artificial urinary sphincter via transscrotal: surgical technique // Arch. Esp. Urol. 2011. Vol. 64, N 3. P. 311-319.

88.Martins F.E., Boyd S.D. Artificial urinary sphincter in patients following major pelvic surgery and/or radiotherapy: are they less favorable candidates? // J. Urol. 1995. Vol. 153. P. 1188-1193.

89.Mid-term complications after placement of the male adjustable suburethral sling: a single center experience / Dalpiaz O., Knopf H.J., Orth S., Griese K., Aboulsorour S., Truss M. // J. Urol. 2011. Vol. 186. P. 604-609.

90.Montague D.K., Angermeier K.W., Paolone D.R. Long-term continence and patient satisfaction after artificial sphincter implantation for urinary incontinence after prostatectomy // J. Urol. 2001. Vol. 166, N 2. P. 547-549.

91.Moore K., Lucas M. Management of male urinary incontinence // Indian J. Urol. 2010.Vol. 26, N 2. P. 236-244.

92.Mouritsen L., Berild G., Hertz J. Comparison of different methods for quantification of urinary leakage in incontinent women // Neurourol. Urodyn. 1989. Vol. 8. P. 579-587.

93.Muscle-derived cells for treatment of iatrogenic sphincter damage and urinary incontinence in men / Gerullis H., Eimer C., Georgas E. et al. // ScientificWorldJournal. 2012; Vol. 2012, P.898535.

94.Myogenic potential of whole bone marrow mesenchymal stem cells in vitro and in vivo for usage in urinary incontinence / Gunetti M., Tomasi S., Giammd A. et al. // PLoS One. 2012. Vol. 7, N.9, P.e45538.

95.Nam R.K., Herschorn S., Loblaw D.A. Population based study of long-term rates of surgery for urinary incontinence after radical prostatectomy for prostate cancer // J. Urol. 2012. Vol. 188. P. 502-506.

96.New surgical technique for sphincter urinary control system using upper transverse scrotal incision / Wilson S.K., Delk J.R., Henry G.D., Siegel A.L. // J. Urol. 2003. Vol. 169, N 1. P. 261-264.

97.Nitti J.W. The prevalence of urinary incontinence // Rev. Urol. 2001. Vol. 3. P. S2-S6.

98.0elke M., Bachmann A., Descazeaudet A. et al., EAU Guidelines on the Treatment and Follow-up of Non-neurogenic Male Lower Urinary Tract Symptoms Including Benign Prostatic Obstruction // Eur. Urol. 2013. Vol. 64, N 1,P. 118-140.

99.One hundred FlowSecure artificial urinary sphincters / Alonso Rodriguez D., Fes Ascanio E., Fernandez Barranco L., Vicens A., Garcia Monies F. // Eur. Urol. Suppl. 2011. Vol. 10. P. 309.

100. Osman N.I. Slings in the management of male stress urinary incontinence // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N 6, P. 528-535.

101. Outcomes following revisions and secondary implantation of the artificial urinary sphincter / Raj G.V., Peterson A.C., Toh K.L., Webster G.D. // Journal of Urology. 2005. Vol. 173, N 4. P. 1242-1245.

102. Ozkan H.S., Irkoren S., Sivrioglu N. Penile strangulation and necrosis due to condom catheter // Int Wound J. 2013. Vol. 11. doi: 10.1111/iwj.12102. [Epub ahead of print]

103. Pathophysiology of urinary incontinence, faecal incontinence and pelvic organ prolapsed / H. Koelbl, V. Nitti, K. Baessler, et al. // Incontinence: Fourth International Consultation on Incontinence. - Paris: Health Publications Ltd., 2009.- pp. 255-330.

104. Periurethral skeletal myofibre implantation in patients with urinary incontinence and intrinsic sphincter deficiency: a phase I clinical trial / Yiou R., Hogrel J.Y., Loche C.M., Authier F.J., Lecorvoisier P., Jouany P., Roudot-Thoraval F., Lefaucheur J.P. // BJU Int. 2013. Vol. 111, N. 7, P. 1105-1116.

105. Postoperative male stress urinary incontinence: outcomes of treatment by I-STOP TOMS® transobturator sling / Ej-Jennane A., Mouracade P., Lang H., Jacqmin D., Saussine C. // Prog Urol. 2014. Vol. 24, N.2, P. 127-31.

106. Postprostatectomy established stress urinary incontinence treated with duloxetine / Collado Serra A., Rubio-Briones J., Puyol Payas M., Iborra Juan I., Ramon-Borja J.C., Solsona Narbon E. // Urology. 2011. Vol. 78. P. 261-266.

107. Post-prostatectomy incontinence and the artificial urinary sphincter: a long-term study of patient satisfaction and criteria for success / Litwiller S.E., Kim K.B., Fone P.D., White R.W., Stone A.R. // J. Urol. 1996. Vol. 156, N 6. P. 1975-1980.

108. Postprostatectomy incontinence: all about diagnosis and management / Bauer R.M., Bastian P.J., Gozzi C., Stief C.G. // Eur. Urol. 2009. Vol. 55. P. 322-333.

109. Preserving continence during robotic prostatectomy/ Ahlering Т.Е., Gordon A., Morales В., Skarecky D.W. // Curr Urol Rep. 2013. Vol. 14, N. 1, P.52-58.

110. Quality of life and continence assessment of the artificial urinary sphincter in men with minimum 3.5 years of followup / Haab F., Trockman B.A., Zimmern P.E., Leach G.E. // J. Urol. 1997. Vol. 158, N 2. P. 435^139.

111. Quantifying the natural history of post-radical prostatectomy incontinence using objective pad test data / Smither A.R., Guralnick M.L., Davis N.B., See W.A.// BMC Urol. 2007. Vol. 7. P. 2.

112. Regenerative treatment of male stress urinary incontinence by periurethral injection of autologous adipose-derived regenerative cells: 1-year outcomes in 11 patients / Gotoh M., Yamamoto Т., Kato M., Majima T. et al. // Int J Urol. 2014. Vol. 21, N. 3, P.294-300.

113. Rehder P., Freiin von Gleisscnthall G. The treatment of postprostatectomy incontinence with the reurotuminal transobturator repositioning sling

(AdVance(R)): lessons learnt from accumulative experience // Arch. Esp. Urol. 2009. Vol. 62. P. 860-870.

114. Rehder P., Gozzi C. Transobturator sling suspension for male urinary incontinence including post-radical prostatectomy // Eur. Urol. 2007. Vol. 52, N 3, P. 860-867.

115. REMEEX® system for the treatment of male urinary stress incontinence: our experience / Jiménez Parra JD, Cebriân Lostal J.L., Hualde Alfaro A et al. // Actas Urol Esp. 2010. Vol. 34, N. 9, P. 802-805.

116. Risk of urinary incontinence following prostatectomy: the role of physical activity and obesity / Wolin K.Y., Luly J., Sutcliffe S., Andriole G.L., Kibel A.S. // J. Urol. 2010. Vol. 183. P. 629-633.

117. Rolle L., Ceruti C., Sedigh O. Surgical implantation of artificial urinary device and penile prosthesis through trans-scrotal incision for postprostatectomy urinary incontinence and erectile dysfunction: synchronous or delayed procedure? // Urology. 2012. Vol. 80, N 5. P. 1046-1050.

118. Ruszat R., Seitz M., Wyler S. GreenLight Laser Vaporization of the Prostate: Single-Center Experience and Long-Term Results After 500 Procedures// Eur. Urol. 2008. Vol. 54, N 4. P. 893 - 901.

119. Safety and efficacy of sling for persistent stress urinary incontinence after bulking injection / Koski M.E., Enemchukwu E.A., Padmanabhan P., Kaufman M.R., Scarpero H.M., Dmochowski R.R. // Urology.2011. Vol.77. P. 1076-1080.

120. Sandhu J.S., Maschino A.C., Vickers A.J. The surgical learning curve for artificial urinary sphincter procedures compared to typical surgeon experience // Eur. Urol. 2011. Vol. 60. P. 1285-1290.

121. Sathianathen N.J., McGuigan S.M., Moon D.A. Outcomes of artificial urinary sphincter implantation in the irradiated patient // BJU Int. 2014. Vol. 113, N 4, P. 636-641.

122. Scott F.B., Bradley W.E., Timm G.W. Treatment of urinary incontinence by implantable prosthetic sphincter // Urology. 1973. Vol. 1. P. 252-259.

123. Sebe P., Ciofu C., Cornu J.N. Mid-term evaluation of the transobturator male sling for post-prostatectomy incontinence: focus on prognostic factors // BJU Int. 2010. Vol. 108. P. 236-240.

124. Sensitivity and specificity of one-hour pad test as a predictive value for female urinary incontinence / Costantini E., Lazzeri M., Bini V., Giannantoni A., Mearini L., Porena MM Urol. Int. 2008. Vol. 81. P. 153-159.

125. Shen Y.C., Chiang P.H. Is the penoscrotal approach inferior to the perineal approach for artificial sphincter implantation in male urinary incontinence? A preliminary experience // Int. J. Urol. 2012. Vol.19, N 8. P. 786-789.

126. Shipley W.U., Zietman A.L., Hanks G.E. Treatment related sequelae following external beam radiation for prostate cancer: a review with an update in patients with stages T1 and T2 tumor// J. Urol. 1994. Vol. 152, N 5. P. 1799-1805.

127. Siegler N., Droupy S., Costa P. Sub-urethral sling Advance® midterm results: patient selection and predictors of success // Prog Urol. 2013. Vol. 23, N.12, P.986-93.

128. Sphincter lesions after radical prostatectomy-evaluation and classification / Gerullis H., Quast S., Eimer C., Bagner J.W., Otto T. // J. Endourol. 2011. Vol. 25. P. 1075-1080.

129. Stem Cell Therapy for Male Urinary Incontinence / Giberti C., Gallo F., Schenone M., Cortese P., Ninotta G. // Urol Int. 2012. Vol. 5. [Epub ahead of print].

130. Strothers L., Thom D., Calhoun E. Urologic diseases in America project: Urinary incontinence in males - demographics and economic burden // J. Urol. 2005. Vol. 173, P. 1302-1308.

131. Study of generic quality of life in patients operated on for postprostatectomy incontinence / Holm H.V., Fossa S.D., Hedlund H., Dahl A.A. // Int J Urol. 2013. Vol. 20, N. 9, P. 889-895.

132. Surgical implantation of artificial urinary device and penile prosthesis through trans-scrotal incision for postprostatectomy urinary incontinence and erectile

dysfunction: synchronous or delayed procedure? / Rolle L., Ceruti C., Sedigh O. et al. // Urology. 2012/ Vol. 80, N.5, P. 1046-1050.

133. Surgical treatment of stress incontinence in men / Herschorn S., Bruschini H., Comiter C., Grise P., Hanus T., Kirschner-Hermanns R., et al. //Neurourol. Urodyn. 2010. Vol. 29. P. 179-190.

134. Symptoms and quality of life assessment / Donovan J.L., Bosch R., Gotoh M. et al.. In: Abraims P, Cardozo L, Koury S, Wein A, eds. Incontinence. Plymouth: Health Publication Ltd, 2005; 519-528.

135. Temporal trends in adoption of and in dications for the artificial urinary sphincter (AUS) / Lee R., Te A.E., Kaplan S.A., Sandhu J.S. // J. Urol. 2009. Vol. 181. P. 617-618.

136. The 1 year outcome of the transobturator retroluminal repositioning sling in the treatment of male stress urinary incontinence / Rehder P., Mitterberger M.J., Pichler R., Kerschbaumer A., Glodny B. // BJU Int. 2010. Vol. 106. P. 16681672.

137. The artificial urinary sphincter after quarter of a century: a critical systematic review of its use in male non-neurogenic incontinence / Van der Aa. F., Drake M.J., Kaysan G.R., Petrolekas A., Cornu J.-N. // Eur. Urol. 2013. Vol. 63. P. 681689.

138. The pathophysiology of post-radical prostatectomy incontinence: a clinical and video urodynamic study / Groutz A., Blaivas J.G., Chaikin D.C., Weiss J.P., Verhaaren M. // J. Urol. 2000. Vol. 163. P. 1767-1770.

139. The prevalence of male urinary incontinence in four centers: the UREPIK study / Boyle P., Robertson C., Mazzetta C., Keech M., Hobbs F.D., Fourcade R., et al. // BJU Int. 2003. Vol. 92, P. 943-947.

140. The role of pelvic floor exercises on post-prostatectomy incontinence / Parekh A.R., Feng M.I., Kirages D., Bremner H., Kaswick J., Aboseif S. // J. Urol. 2003. Vol. 170. P. 130-133.

141. The role ofduloxetine in stress urinary incontinence: a systematic review and meta-analysis / Li J/, Yang L., Pu C., Tang Y., Yun H., Han P. // Int Urol Nephrol. 2013. Vol. 45, N. 3, P. 679-686.

142. The two-year outcome of the I-Stop TOMS™ transobturator sling in the treatment of male stress urinary incontinence in a single centre and prediction of outcome / Drai J., Caremel R., Riou J., Grise P. // Prog Urol. 2013 Vol.23, N.17,

P. 1494.1499.

143. Thuroff J.W., Abrams P., Andersson K.E. EAU guidelines on urinary incontinence // Eur. Urol. 2011. Vol. 59. P. 387-400.

144. Tikkinen K.A., Agarwal A., Griebling T.L. Epidemiology of male urinary incontinence // Curr Opin Urol. 2013. Vol. 23, N. 6, P.502-508.

145. Treatment of postprostatectomy male urinary incontinence with the transobturator retroluminal repositioning sling suspension: 3-year follow-up / Rehder P., Haab F., Cornu J.N., Gozzi C., Bauer R.M. // Eur. Urol. 2012. Vol. 62. P. 140-145.

146. Trends in the use of incontinence procedures after radical prostatectomy: a population based analysis/ Kim P.H., Pinheiro L.C., Atoria C.L. et al.// J Urol. 2013. Vol. 189, N 2, P. 602-608.

147. Tubaro A., Carter S., Hind A. A prospective study of the safety and efficacy of suprapubictransvesical prostatectomy in patients with benign prostatic hyperplasia// J. Urol. 2001. Vol. 166, N 1. P. 172-176.

148. Urethral catheterization in men with artificial urinary sphincter: clinical and legal implications / Boscolo-Berto R., Raduazzo D.I., Cecchetto G., Viel G. // Urol J. 2012. Vol. 9, N.3, P.611-613.

149. Urinary incontinence following surgery for BPH: the role of aging on the incidence of bladder dysfunction / Bruschini H., Simonetti R., Antunes A.A., Srougi M. // International Braz. J. Urol. 2011. Vol. 37. P. 380-386.

150. Urinary tract-related quality of life after radical prostatectomy: open retropubic versus robot-assisted laparoscopic approach / Froehner M., Koch R., Leike S., Novotny V., Twelker L., Wirth M.P. // Urol Int. 2013. Vol. 90, N. 1, P.36-40.

151. Urodynamic parameters after retrourethral transobturator male sling and their influence on outcome / Soljanik I., Becker A.J., Stief C.G., Gozzi C., Bauer R.M. //Urology. 2011. Vol. 78. P. 708-712.

152. Vakalopoulos I., Kampantais S., Laskaridis L. New artificial urinary sphincter devices in the treatment of male iatrogenic incontinence // Adv. Urol. 2012;2012:439372.

153. Webster G.D., Sherman N.D. Management of male incontinence following artificial urinary sphincter failure// Curr. Opin. Urol. 2005. Vol. 15, N 6. P. 386390.

154. Who should measure quality of life, the doctor or the patient? / Slevin M.L., Plant H., Lynch D., Drinkwaler J., Gregory W. // Cancer. 1988. Vol. 57. P. 109112.

155. World HO. Definition of Health. Geneva: WHO, 1978.

156. ZSI 375 artificial urinary sphincter for male urinary incontinence: a preliminary study / Staerman F., G-Llorens C., Leon P., Leclerc Y. // BJU Int. 2013. Vol. 111. N 4 Pt B. P. 202-206.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.