Опухоли спинного мозга и позвоночного столба у собак тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 16.00.02, кандидат ветеринарных наук Лукоянова, Мария Леонидовна

  • Лукоянова, Мария Леонидовна
  • кандидат ветеринарных науккандидат ветеринарных наук
  • 2007, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ16.00.02
  • Количество страниц 138
Лукоянова, Мария Леонидовна. Опухоли спинного мозга и позвоночного столба у собак: дис. кандидат ветеринарных наук: 16.00.02 - Патология, онкология и морфология животных. Москва. 2007. 138 с.

Оглавление диссертации кандидат ветеринарных наук Лукоянова, Мария Леонидовна

Введение.

Глава I. Обзор литературы.

1.1 Анатомия спинного мозга.

1.2 Патогенез опухолей спинного мозга.

1.3 Клиническая симптоматика.

1.4 Диагностика опухолей спинного мозга и позвоночного столба.

1.4.1 Рентгенография.

1.4.2 Контрастная спонднлография (миелография).

1.4.3 Компьютерная томография.

1.4.4 Магнитно-резонансная томография.

1.4.5 Исследование цереброспинальной жидкости.

1.5 Лечение и прогноз.

1.5.1 Методы хирургического лечения:.

1.5.2 Лучевая терапия и химиотерапия.

1.5.3 Симптоматическая терапия.

1.6 Прогноз.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Патология, онкология и морфология животных», 16.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Опухоли спинного мозга и позвоночного столба у собак»

Актуальность темы.

Опухоли среди другой патологии у собак составляют 8-18%, в числе которых опухоли молочной железы - 25-30% в группе онкологических заболеваний, опухоли кожи - 25%, опухоли скелета - 3.9-5.8%, лимфомы -3%, опухоли репродуктивной системы самцов 5-15% (Пономарьков В.И., 1973; Космачева Е.П., 2002; Митин В.Н., 2002).

Разработаны методы диагностики, анестезиологического обеспечения, комбинированного и комплексного лечения рака молочной железы, меланомы кожи, опухолей костей, лимфом, что позволило улучшить качество жизни животных, продлить их жизнь в несколько раз, а в некоторых наблюдениях полностью вылечить от рака (Голубева В.А., 1979; Туровникова Е.В., 2004; Якунина М.Н., 2006). Развитие ветеринарной медицины и внедрение в клиническую практику современных методов визуальной диагностики позволило диагностировать опухоли спинного мозга и позвоночного столба, ранее не выявляемые у собак (Ягников С.А., 2002; Gopal М., 2001).

Данные опухоли приводят к прогрессирующей неврологической симптоматике, что проявляется пара- или тетраплегией конечностей, пролежнями, нарушением мочеиспускания и дефекации, что приводит животного к гибели или делает его асоциальным и вынуждает владельца принять решение об эвтаназии.

Частота возникновения опухолей спинного мозга или позвоночного столба у собак составляет 1-3%, что совпадает с частотой возникновения опухолей у человека [72]. Заболеванию подвержены практически все животные, независимо от возраста и породы [12, 72].

Особенностью опухолей спинного мозга и позвоночного столба является то, что они как самостоятельная патология не приводят к гибели животного. В большинстве случаев животные погибают от прогрессирования неврологической симптоматики при отсутствии генерализации опухолевого процесса. Опухоли спинного мозга или позвоночного столба не приводят к моментальному возникновению паралича или пареза конечностей. В большинстве случаев заболевание на ранних стадиях проявляется болевым синдромом, хромотой, парапарезом или монопарезом легкой степени, небольшим проприорецептивным дефицитом, то есть симптоматикой не специфичной для опухолевого поражения. Большинство ветеринарных специалистов города Москвы не соблюдают онкологической настороженности, в силу небольшой осведомленности в данной области. По этой причине в большинстве случаев данная симптоматика списывается на возраст животного (период опухолевого поражения спинного мозга и позвоночного столба в большинстве случаев совпадает с периодом расцвета ортопедических патологий), породную предрасположенность к некоторым заболеваниям, таким как дископатия, панкреатопатия (у молодых животных редко предполагаются опухолевые поражения) и назначается симптоматическое лечение. После проведения симптоматического лечения временная ремиссия на фоне кортикостероидов или нестероидных противовоспалительных препаратов приводит лишь к продлению периода роста опухоли, а возможно и его ускорению вследствие ошибочно назначенных анаболиков или препаратов группы «В». Вследствие неправильно поставленного диагноза на ранней стадии развития заболевания, в более позднем периоде развивается паралич конечностей на фоне роста опухоли и увеличения компрессии спинного мозга, что сопровождается нарушением функции анального сфинктера и мочевого пузыря. Реабилитировать таких животных весьма сложно для владельцев, что приводит к эвтаназии животного.

Сложность диагностики опухолей спинного мозга и позвоночного столба заключается в том, что их не видно при визуальном осмотре животного, они в большинстве случаев не определяются при первичном рентгенологическом исследовании. При проведении контрастного исследования спинного мозга тоже нельзя с полной уверенностью поставить диагноз «опухоль», так как нет специфичных признаков изменения контуров контрастной колонны. Проведение магнитно-резонансного сканирования (МРТ) позволяет поставить диагноз при опухолевом поражении позвонка и иногда опухоли спинного мозга, но проведение МРТ не всегда возможно.

В силу сложности диагностики окончательный диагноз можно поставить после проведения оперативного доступа.

Основным методом лечения опухолей спинного мозга и позвоночного столба является хирургическое удаление опухоли. Если рассматривать вопрос о хирургическом лечении онкологического пациента, например, с раком молочной железы, то в большинстве случае проведение операции с соблюдением правил абластики и антибластики позволяет продлить жизнь животного на срок от 6 месяцев и более. Что касается пациентов с опухолями спинного мозга или тела позвонка, то операция необходима в первую очередь для проведения декомпрессии и устранения неврологической симптоматики. Правила абластики при выполнении онкологических операций заключаются в максимально радикальном иссечении опухоли, то есть, отступая от видимых границ 1-Зсм. Но соблюдение этих правил при операции на спинном мозге не всегда возможно из-за ограниченности пространства, а также из-за опасности повреждения ткани спинного мозга, что может привести к гибели пациента или усугублению неврологической симптоматики. В силу этих причин не всегда удается абластично удалить опухоль, что приводит к рецидиву заболевания и гибели животного в послеоперационном периоде по причине прогрессирования неврологической симптоматики, а не генерализации опухолевого процесса.

Научная новизна.

На основании проведенных исследований впервые установлено, что причиной неврологической симптоматики у собак могут быть опухоли спинного мозга и позвоночного столба. Оказалось, что при данной патологии цитологическое исследование ликвора является малоинформативным методом диагностики. Показано, что контрастная спондилография при опухолях спинного мозга характеризуется блокированием и расширением контрастной колонны у краниальных границ опухоли по типу «ласточкиного хвоста», что является специфичным рентгенологическим параметром. Впервые изучена морфологическая вариабельность опухолей спинного мозга и позвоночного столба у собак, породная и возрастная предрасположенность, установлена частота инвазии твердой мозговой оболочки при опухолях спинного мозга и позвоночного столба. Отработана новая оригинальная техника замещения дефекта твердой мозговой оболочки после сегментарной дуроэктомии и методы стабилизации позвоночного столба после корпэктомии или сегментарной корпэктомии позвонка.

Практическая значимость.

Установленные рентгенографические параметры при контрастной спондилографии позволяют дифференцировать опухоли позвоночного столба или спинного мозга от грыжи межпозвонкового диска. Цитологическое исследование ликвора, с целью верификации опухоли спинного мозга или позвоночного столба является малоинформативным методом диагностики ввиду экстрадуральной локализации опухолей у собак.

Обязательным этапом абластики при удалении опухолей спинного мозга и позвоночного столба является сегментарная дуроэктомия, так как в 35% случаев отмечена инвазии твердой мозговой оболочки опухолью. Показано, что дуроэктомия у собак не сопровождается ликвореей и не требует герметичной пластики твердой мозговой оболочки. Дефект твердой мозговой оболочки может быть замещен подкожной жировой клетчаткой, сальником, на сосудистой ножке, гемостатической губкой, лиофинизированной твердой мозговой оболочкой человека. Апробированная в ходе исследования модель транспедикулярного фиксатора отвечает требованиям стабильнофункционального имплантата. Обладает низкой себестоимостью и доступностью для ветеринарных врачей.

Материалы диссертационной работы используются в качестве лекционного материала для студентов ветеринарных факультетов и курсов повышения квалификации по программе «ветеринарная хирургия».

Цель исследования - изучить опухоли спинного мозга и позвоночного столба у собак в условиях современного мегаполиса. Для выполнения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

• определить возрастную и породную предрасположенность собак к опухолям спинного мозга и позвоночного столба;

• изучить эффективность и последовательность методов визуализационной диагностики в постановке диагноза «опухоль спинного мозга или позвоночного столба»;

• установить наиболее часто встречаемые морфологические варианты опухолей спинного мозга и позвоночного столба;

• изучить локализацию опухолей спинного мозга и позвоночного столба по отношению к отделам позвоночного столба и оболочкам спинного мозга;

• определить частоту инвазии твердой мозговой оболочки при опухолях спинного мозга и позвоночного столба;

• отработать этапы оперативного приема у собак с опухолями спинного мозга и позвоночного столба.

Положения, выносимые на защиту:

• опухоли спинного мозга и позвоночного столба чаще встречаются у собак крупных и средних пород в возрасте старше 6 лет;

• для опухолей спинного мозга характерно специфичное изменение контуров контрастной колонны при миелографии;

• у собак преобладают экстрадуральные опухоли спинного мозга и позвоночного столба;

• ранняя диагностика опухолей спинного мозга и позвоночного столба и своевременно начатое лечение у собак с сохранившейся способностью к самостоятельному передвижению, является залогом успешного продления активного периода жизни на максимально долгий срок;

• выполнение сегментарной дуроэктомии является обязательным этапом абластики при удалении опухолей спинного мозга и позвоночного столба.

Апробация работы. Результаты работы представлены и обсуждены на XIV и XV Московских международных конгрессах (Москва, 2006, 2007), на III Российской онкологической конференции (Москва, 2006).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 6 печатных работ, в том числе статьи в журналах - 4 (из них 2 в журналах Перечня ВАК), тезисы в материалах международных и российских конференций - 2.

Похожие диссертационные работы по специальности «Патология, онкология и морфология животных», 16.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Патология, онкология и морфология животных», Лукоянова, Мария Леонидовна

Выводы

1. Неврологическая симптоматика у собак крупных и средних пород в возрасте от 8-12 лет может быть обусловлена опухолями спинного мозга и позвоночного столба.

2. На момент выраженных неврологических симптомов на обзорных рентгенограммах позвоночного столба только у 13% собак определяются очаги остеодеструкции позвонка, свидетельствующие о наличии патологии. При контрастной спондилографии для опухолевого поражения позвоночного столба и спинного мозга характерно блокирование контрастной колонны на краниальной границе опухоли по типу «ласточкиного хвоста». При магнитно-резонансной томографии характерно поражение тела одного позвонка, изменение плотности костной ткани, без поражения хряща и межпозвонкового диска.

3. Опухоли спинного мозга и его оболочек у собак наиболее часто расположены экстрадурально в области шейного и поясничного отделов позвоночного столба и имеют большую морфологическую вариабельность.

4. Опухоли спинного мозга у собак в большинстве случаев происходят из клеток лимфоидного ряда или тканевых элементов по периферии позвоночного столба. Среди опухолей спинного мозга и его оболочек наиболее часто встречается менингиома. Среди опухолей позвоночного столба превалирует остеосаркома.

5. Обязательным этапом абластики при удалении опухолей спинного мозга и позвоночного столба является сегментарная дуроэктомия, так как инвазия твердой мозговой оболочки у собак отмечена в 35% случаев, при предлежании опухолевого компонента к спинному мозгу, а у 13% собак обнаружено прилежание клеток к твердой мозговой оболочке.

6. Комбинированное и комплексное лечение собак с опухолями спинного мозга и позвоночного столба рационально проводить при сохранении

91 двигательной функции конечностей. В большинстве случаев животные погибают вследствие эвтаназии по причине отсутствия положительной динамики со стороны неврологической симптоматики или ухудшения неврологического дефицита, при отсутствии генерализации опухолевого процесса.

Практические предложения

При клиническом осмотре животных с неврологической симптоматикой необходимо соблюдать онкологическую настороженность, так как она может быть обусловлена опухолью спинного мозга или позвоночного столба независимо от возраста животного.

При хирургическом удалении опухолей спинного мозга и позвоночного столба сегментарная дуроэктомия должна быть обязательным этапом, независимо от спаянности опухоли с твердой мозговой оболочкой

Применение гамма-лучевой терапии в послеоперационным периоде должно быть обязательным независимо от морфологического варианта опухоли. Использование этого метода в раннем послеоперационном периоде позволяет соблюсти правила антибластики и продлить период активной жизни животного.

1.7 Заключение

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать заключение, что симптомы компрессии спинного мозга при опухолевом поражении выражаются неврологическим дефицитом, который мы можем наблюдать и при других патологиях. Например: грыжа диска по Хансен-тип II, гипертрофия желтой связки, а также Вобблер-синдром проявляются в виде медленно нарастающего неврологического дефицита, развивающегося в течение нескольких месяцев с возможным обострением симптоматики.

В связи с этим диагноз - опухолевого поражения спинного мозга, поставленный на основании неврологической симптоматики можно считать условным, требующим подтверждения при помощи методов дополнительной диагностики.

Из вышеизложенного следует, что существует необходимость изучения особенностей неврологической симптоматики у животных с опухолями спинного мозга и позвоночного столба, а также необходимо определить наиболее эффективные методы диагностики, которые позволили бы ставить диагноз опухоль спинного мозга или позвоночного столба на ранних стадиях.

Кроме того, необходимо определить наиболее эффективные методы оперативного лечения позволяющие достичь максимальной абластичности, при удалении опухолей в труднодоступных местах.

Изучение морфологической вариабельности опухолей позволит выбрать наиболее оптимальную тактику лечения, что способствует продлению срока активного периода жизни животных.

Глава II. Материалы и методы

Материалом для исследования послужили собаки, поступившие в Клинику экспериментальной терапии РОНЦ им. Н.Н.Блохина за период с 2004 по декабрь 2006 года, а также учитывался статистический и гистологический материал из частных клиник городов Чехов и Серпухов.

За этот период в клинику экспериментальной терапии поступило 700 собак с неврологической симптоматикой, что составило 5% от общего количества пациентов.

В клиники городов Серпухов и Чехов за этот период поступило 253 собаки с неврологической симптоматикой, что составило 4.7% от общего количества пациентов.

2.1 Тактика клинико-неврологического обследования собак с неврологической симптоматикой

Все животные с неврологической симптоматикой проходили обследование согласно предоперационному плану исследования неврологических пациентов: сбор анамнеза, неврологическое обследование, рентгенологическое обследование, миелография и/или МР-томография.

При проведении клинико-неврологического обследования устанавливали уровень поражения спинного мозга, определяли степень неврологических расстройств, что позволяло дать прогноз относительно восстановления утраченных функций конечностей.

2.1.1 Сбор анамнеза

Из анамнеза vitae получали сведения о возрасте и поле животного, условиях его содержания, кормления, вакцинации, возможных травмах.

Из анамнеза morby получали сведения о продолжительности заболевания, характере клинических признаков, наблюдаемых владельцем животного, динамике развития болезни.

Перед проведением клинико-неврологического обследования у животного исключали ортопедические и инфекционные болезни, заболевания сердечно-сосудистой системы, мочевыделительной системы и желудочно-кишечного тракта.

При обследовании пациентов с парезом конечностей обращали внимание на патологическую подвижность суставов, боль при ротации или сгибании сустава, увеличение объема синовиальной жидкости. Исходя из первичного клинического осмотра исключали такие ортопедические патологии как дисплазия тазобедренных и локтевых суставов, последствия расслаивающего остеохондрита в суставах, разрыв передней крестовидной связки, вывих коленных чашек.

Жалобы владельцев на «боль в спине» у животного обоснованы вынужденным положением животного. Поза «богомола» или просто лордоз часто сопровождают такие патологии как панкреатопатия, пиелонефрит. Парапарез тазовых конечностей может быть связан с общей слабостью при кардиомиопатии или при температуре вызванной инфекционным процессом в организме животного.

Исключив патологии, которые могут приводить к слабости конечностей приступали к клинико-неврологическому обследованию.

При проведении клинико-неврологического обследования оценивали положение тела животного в пространстве, способность к самостоятельному передвижению (при помощи четырех конечностей), а также обращали внимание на степень атрофии мышц и мышечный тонус.

При оценке рефлексов исследовали:

Коленный рефлекс: проверяли при помощи удара рукояткой иглодержателя Гегара по прямой связке надколенника.

Сгибательный рефлекс проверяли путем раздражения кончиков пальцев или кожи между пальцами, потягивая конечность на себя.

Седалищный рефлекс проверяли легким ударом инструмента в области седалищного бугра.

Анальный рефлекс проявлялся сокращением мышцы анального сфинктера при пощипывании ее инструментом или уколе иглой.

Рефлекс панникулита проверяли при помощи пощипывания кожи вдоль позвоночного столба после Thn зажимом или покалыванием ее иглой, в результате чего наблюдали сокращение m.Panniculus carnosus.

Реакцию опоры проверяли путем постановки конечности животного на дорсальную поверхность стопы.

Определение поверхностной и глубокой болевой чувствительности проводили при помощи сильного сдавливания кожи в области фаланг зажимом Кохера или иглодержателем Гегара.

На основании клинико-неврологического обследования устанавливали предполагаемый уровень поражения, дифференцировали поражение верхнего и нижнего двигательного нейронов, и определяли прогноз на восстановление двигательной функции конечностей.

2.1.2 Рентгенологическое обследование1

Исследование выполняли на стационарном рентген аппарате EDR750 мощностью 120kV и силой тока 2 А (рис. 1).

Снимки позвоночного столба выполняли в дорсовентральной и латеральной проекции, на уровне позвоночного столба соответствующем неврологической симптоматике. Время экспозиции при выполнении снимков позвоночного столба равнялось 0.1с, а параметры экспозиции: от 70-95 кВ/ЗООмА.

При выполнении снимков в латеральной проекции, животное укладывали на правый бок, для создания параллельного положения позвоночника по отношению к столу под шею животного подкладывали прямоугольную подушку. Для снимков шейного отдела грудные конечности отводили каудально, а при выполнении снимков грудного отдела краниально, при обследовании поясничного отдела тазовые конечности отводили

1 Все рисунки представлены в приложении.

46 каудально. При выполнении снимков в вентродорсальной проекции животное укладывали на живот, по бокам тело фиксировали при помощи свинцовых «брусков», под шею подкладывали подушку, тазовые конечности фиксировали в положении «ног лягушки».

Для исследования грудной клетки снимки выполняли в латеральной и вентродорсальной проекциях. Время экспозиции - 0.1с, параметры 65 - 90 кВ/150мА.

Для выполнения снимков животное укладывали на правый бок, тазовые конечности фиксировали, а грудные конечности отводили краниально.

В вентродорсальной проекции снимки выполняли при подозрении на метастатическое поражение легких. Для данного исследования животное укладывали в спинное положение, тело фиксировали при помощи свинцовых «брусков», грудные конечности вытягивали краниально.

2.1.3 Ультразвуковое исследование УЗИ исследование органов брюшной полости выполняли для определения генерализации процесса в случаях, когда опухолевое поражение позвоночного столба носило метастатический характер. Данное исследование было выполнено у 31% (12 из 38) собак.

Исследование выполняли на аппарате «Kranzbuhler», оснащенным микроконвексным датчиком с частотой 5MHz. Животное укладывали в треугольную платформу в положении на спине.

2.1.4 Миелография Исследование выполняли под общей анестезией. Животное фиксировали в боковом положении, при согнутом положении атланто-затылочного сустава. Для выполнения прокола использовали иглы Spinokan фирмы Braun диаметром 0.73 и 0.9 мм и длиной 40 и 80мм соответственно, в зависимости от размеров животного. В качестве контрастного вещества вводили раствор

Омнипак (йогексенол 300 мг/мл) из расчета 0.2-0.4мл/кг массы тела животного, но не более 12 мл на животное.

При выполнении поясничной пункции животное фиксировали в положении на животе, тазовые конечности свешивали вниз или вытягивали краниально, прокол выполняли в области Ly-Lyi. Иглу вводили до упора в дорсальную поверхность тела позвонка, затем отводили назад, чтобы попасть в субарахноидальное пространство, после чего вводили небольшое количество контрастного вещества и выполняли пробный снимок. Удостоверившись в том, что игла находиться в вентральном субарахноидальном пространстве вводили контрастное вещество в полном объеме.

При выполнении прокола на уровне шейного отдела животное фиксировали в боковом положении, прокол выполняли в межмышечном желобе строго по середине между затылочным гребнем и линией соединяющей крылья атланта.

Через 3-8 минут после прокола (в зависимости от исследуемого уровня) выполняли рентгенологическое исследование.

Снимки выполняли в положении животного на правом боку и в дорсовентральном положении выполняли прицельные снимки после определния уровня поражения

2.1.5 Магнитно-резонансное сканирование

Сканирование проводили на аппарате «Simens» (рис.2). Уровень сканирования определяли на основании клинико-неврологического обследование или контрастной спондилографии.

Сканирование выполняли в саггитальной, фронтальной и сегментальной плоскостях в режимах Т1 и Т2 без контрастного усиления. Обязательным условием выполнения качественного исследования была полная неподвижность животного, что обеспечивали при помощи общей анестезии.

2.2 Общая анестезия

При проведении исследований, требующих неподвижности животного (миелография, магнитно-резонансная томография), а также при проведении оперативного вмешательства использовали общую анестезию

Всем животным за 15-30 мин. до операции выполняли премедикацию, состоящую: из атропина сульфата 0.1% в дозе 0.1 мг/кг массы тела, подкожно, преднизолона 1-2 мг/кг массы тела внутримышечно и антибактериальных препаратов (амоксициллина с клавулановой кислотой, цефалоспоринов III поколения или фторхинолонов).

При миелографии препаратом выбора был пропофол 6-12мг/кг массы тела в час в сочетании с мидазоламом 0.25-1 мг/кг массы тела или диазепамом 0.5- 2мг/кг массы тела в час.

При магнитно-резонансном сканировании использовали комбинацию пропофола с бензо-диазепинами или альфа-2-агонистами (метидометин 10-ЗОмкг/кг массы тела (до 80мкг/кг массы тела).

При оперативном вмешательстве схема общей анестезии зависела от уровня оперативного вмешательства, состояния пациента.

I схема.

Наиболее рациональной схемой было использование пропофола и опиоидного анальгетика. Пропофол вводили или в виде капельной инфузии, растворив его в 5% глюкозе или фракционно болюсно. Фентанил (опиоидный анальгетик) вводили в дозе 5-10мкг/кг массы тела в час. При необходимости дополнительной миорелаксации или при переводе животного на ИВЛ использовали деполяризующие миорелаксанты (Листенон 1.5мг/кг массы тела).

II схема.

В данной схеме использовали сочетание кетамина с рометаром и с транквилизаторами. В качестве дополнительных анальгетиков использовали Фентанил 2.5-5мкг/кг массы тела или Бутомидор 0.2-0.4мг/кг массы тела. Вместо сочетания кетамин-рометар использовали комплексный препарат

Золетил» в дозе 6-10мг/кг массы тела, препарат вводили внутривенно болюсно, с интервалом 5-15 минут.

2.3 Исследование цереброспинальной жидкости.

Исследование цереброспинальной жидкости проводили у всех животных, подвергавшихся миелографии (п=78). Ликвор собирали в стерильную пробирку и отправляли на исследование в течение получаса с момента забора. Объем жидкости необходимый для исследования составлял 1-0.5мл.

Во время взятия определяли физические свойства спинномозговой жидкости (СПМЖ): цвет, прозрачность, наличие крови.

После получения жидкости перед исследованием ее центрифугировали в течение 15 минут, затем из осадка делали мазки и исследовали на наличие опухолевых клеток.

Для приготовления мазков с целью определения опухолевых клеток использовали осадок (если он был) жидкость из более низких слоев.

2.3.1 Цитологическое и биохимическое исследование спинномозговой жидкости (СПМЖ)

Для определения клеточного состава мазки из нативной СПМЖ фиксировали по Май-Грюнвальду с последующим окрашиванием по Нохту. Содержание общего белка определяли Биуреттовым методом. Содержание глюкозы в СЖ определяли глюкозооксидантным методом.

2.4 Оперативное вмешательство

У всех животных с неопластическими поражениями спинного мозга и позвоночного столба, независимо от степени неврологических расстройств проводили радикальное или паллитивное оперативное вмешательство. Животным выполняли геми- или дорсальную ляминэктомию с частичным или радикальным иссечением опухолевого компонента. Сегментарную или полную корпэктоммию выполняли в случаях опухолевого поражения тела позвонка.

Во всех случаях выполняли дорсальный доступ к позвоночному столбу на уровне поражения (рис.3), для удержания тканей использовали ранорасширители Гелпи и Коне (рис.4). Остистые отростки (в случае дорсальной ламинэктомии) или суставные отростки (при гемиламинэктомии) удаляли кусачками Листона. Ламинэктомию выполняли стоматологической машиной «Тайфун - мед» (рис. 5а) и бором диаметром 3 мм со скоростью вращения 40.000 оборотов в минуту (рис.5б) или кусачками Люэра (рис. 6).

Экстрадуральный опухолевый конгломерат удаляли методом кюретажа от ткани твердой мозговой оболочки, корешков и стенок позвоночного канала, если он визуально не был с ними спаян.

При опухолях позвонков проводили частичную или полную резекцию единым блоком тела или дужки позвонка, дефект замещали костным цементом, что позволяло провести дополнительную антибластику за счет высокой температуры во время полимеризации цемента.

Во всех наблюдениях, независимо от спаянности опухоли с тканью твердой мозговой оболочки проводили сегментарную дуроэктомию, иссекая часть твердой мозговой оболочки, которая соприкасалась с опухолевым конгломератом, отступив по мере возможности от границ опухоли на 1-5мм (рис. 8). Дефект в твердой мозговой оболочке замещали при помощи коллагеновой губки (рис. 9), подкожной жировой клетчатки (рис. 10а) и в одном случае, когда опухоль была локализована на уровне поясничного отдела - сальником на сосудистой ножке (рис. 106).

При появлении патологической подвижности позвонков выполняли стабилизацию позвоночного столба по типу транспедикулярного фиксатора (рис. 11-13).

В тела позвонков вводили спицы Киршнера диаметром 2 - Змм под углом 45° к телу позвонка, по две спицы в тело каждого позвонка под разными углами друг к другу, проводя спицу через 2 кортикальных слоя.

После введения спиц их концы загибали навстречу рядом стоящему позвонку и фиксировали проволочными серкляжами, формируя штангу фиксатора. Кроме спиц проведенных через тело позвонка, две спицы располагали у основания остистых отростков позвонков, с обеих сторон, стягивая их проволокой (рис. 11, 12).

Когда конструкция была установлена, для создания дополнительной прочности всю ее поверхность покрывали костным цементом (GMW, Palacos) (рис. 13).

Опухолевый материал и оболочки спинного мозга направляли на гистологическое исследование для установления морфологической верификации опухоли и степени ее инвазии в твердую мозговую оболочку.

После выполнения оперативного вмешательства и верификации опухолевого компонента животным в 2 случаях в качестве адъювантной терапии проводили гамма-лучевую терапию и в 5 наблюдениях проводили комбинированное лечение: химиотерапию и гамма - лучевую терапию, которое было направлено на профилактику рецидива заболевания, предотвращение развития отдаленных метастазов и локальное противовоспалительное действие.

2.5 Морфологические исследования

Цитологическое исследование выполняли по общепринятой методике. Непосредственно после получения патологического материала, приготавливали мазки отпечатки, которые фиксировали раствором Май-Грюнвальда и окрашивали Азур-эозином по Романовскому. Микроскопическое исследование мазков проводили на световом микроскопе с увеличением в 100 и ЮООкрат.

2.5.1 Гистологическое исследование

Для гистологического исследования брали весь удаленный материал.

Исследование полученного материала от 38 животных выполняли в лаборатории онкологического научного центра им. Блохина, а также на базе

НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко по стандартной общепринятой методике, с фиксацией материала в 10% растворе формалина от 2 до 3 недель, декальцинации в растворах кислот (при костных опухолях) или в экстренных случаях срезы замораживали на криостате, с последующей окраской гематоксилин-эозином и пикрофуксином по Ван-Гизону, с микроскопическим исследованием срезов в световом микроскопе под увеличением 100 и 400 крат.

Для гистологического исследования использовали материал, полученный интраоперационно и после эвтаназии от животных наблюдавшихся в клинике ООО «Биоконтроль», а также образцы, полученные в клиниках городов Чехов и Серпухов.

Глава III. Результаты исследования

3.1 Общая характеристика группы собак с опухолями спинного мозга и позвоночного столба

За период с сентября 2004 по декабрь 2006 года на базе клиники Экспериментальной терапии ОНЦ РАМН им. Блохина и клиник городов Серпухов и Чехов были обследованы 953 собаки с неврологической симптоматикой.

У 70% (667 из 953) собак, поступивших в клиники экспериментальной терапии и клиники Серпухова и Чехова, диагноз поставлен на основании обзорных рентгенограмм и клинико-неврологического обследования.

У 28% (226 из 953) собак обследование включало контрастную спондилографию и/или магнитно-резонансную томографию (МР-томография), ревизию спинного мозга. У 15% (38 из 253) собак диагностированы опухолевые поражения спинного мозга и позвоночного столба.

Крупные породы составили 50% (19 из 38) собак, гигантские 10% (4 из 38), средние 34% (13 из 38), а также мелкие породы 2% (1 из 38).

Возраст животных колебался от 2-х до 12 лет, а средний возраст составил - 9 лет. Наиболее часто болели животные в возрасте от 7 до 9 лет (табл. 1).

В исследовании наиболее часто были представлены следующие гигантские, крупные и средние породы собак (табл. 2)

Соотношение самок и самцов было практически 1:1 - что составило 20 самок (54%) и 18 самцов (46%).

Список литературы диссертационного исследования кандидат ветеринарных наук Лукоянова, Мария Леонидовна, 2007 год

1. Голубева В.А. Рак молочной железы собак (гистогенез, морфология, лечебный патоморфоз). Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук. М.,1979. - С. 10-160.

2. Драгун В., Заболоцкий Н. Наш опыт хирургического лечения экстрамедуллярных опухолей спинного мозга II Материалы IV съезда нейрохирургов России, Москва 18-22 июня 2006. М. 2006. - С. 165.

3. Денни X., Баттервоф С. Ортопедия собак и кошек. Изд. 4. М.: «Аквариум», 2004. - С.243-340.

4. Космачева Е.П. Пролиферативные заболевания молочной железы собак. Распространение, патоморфология, диагностика и оперативное лечение. Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук. М., 2002. С.20-77.

5. Кок Ж.Р., Д.Б. Де Никола Исследование цереброспинального ликвора. Неврология домашних животных. Специальный выпуск журнала «Ветеринар», декабрь 2003. С.223-245.

6. Митин В.Н. Сравнительные результаты различных методов лечения остеосаркомы длинных трубчатых костей у собак. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. М., 2003.-С.70-200

7. Михеев В.В. Учебник нервных болезней. Изд. III. «Медицина», 1966. -С.335 -340.

8. Ниманд Х.Г, Сутер П.Б. Болезни собак. М.: Аквариум, 2001. С.715-724.

9. Пономарьков В.И. Спонтанные опухоли собак. Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук. М., 1972. -С.221-225.

10. Уайт Ричард А.С. Онкологические заболевания мелких домашних животных. Британская ассоциация ветеринарии мелких домашних животных. М.: «Аквариум», 2002. - С.303-310.

11. Ягников С. А. Использование внеочагового-остеосинтеза и компрессионно-дистракционного метода Илизарова при лечении злокачественных опухолей костей у собак. Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук. М., 1998. С.68-108.

12. Ягников С.А., Митин В.Н., Смирнова Н.В., Вилковыский И.Ф., Овчинникова Е.В. Современный подход к диагностике опухолей позвоночного столба у собак. Ж. Ветеринарная практика, № 3-4(18-19), 2002.-С.52-63.

13. Ягников С.А., Лукоянова М.Л., Вылковысский И.Ф., Якунина М.Н., Корнюшенков Е.А. Опухоли спинного мозга и позвоночного столба у собак. М. «Российский ветеринарный журнал», №4, 2005. - С.7-11.

14. Якунина М.Н. Консервативное лечение спонтанной остеосаркомы у собак. Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук. М., 2006. С.6-110.

15. Фольмерхаус Б., Фревейн И. Анатомия собаки и кошки. М.: «Аквариум», 2003. - С.436 - 473

16. Abate О et Coll Cytologycal, immunocytochemical and biochemical cerebrospinal fluid investigations in selected central nervous system disorders in dogs J. Vet. Med 45, 1998. - P.73-85

17. Braund K.G. Подход к диагностике неврологического заболевания. Waltham Focus, том 9, №2, 1999, Р.23-30

18. Braund K.G. Neoplasia of the nervous system clinical neurology in small animals localization diagnosis and treatment. - 2003. - P.37-48

19. Braun K.G. Granulomatous meningoence phalomyelitis J.A.V.M.A., 186(2), 1985. -P.138-141.

20. Braun K.G., Ribas J.L. Central nervous system menengiomas. Сотр. On Cont. Educ. Pract.Vet., 8(4), 1986. -P.241-148

21. Braun K.G Clinical syndromes in veterinary neurology. Baltimore, Williams & Wikins Co, 1986. - P.207

22. Barnhart K.F., J. Wojcieszyn Immunohistochemical Staining Patterns of canine menengiomas. Vet. Pathology, 39,2002. - P.36-40

23. Blennow К et coll Immunoglobulin M in cerebrospinal fluid. Eur Neural 1996. -P.12-35

24. Bienzle D et coll Analisis of cerebrospinal fluid from dogs end cats after 2448 hours of storage. J Amer Vet Med Assn 2000. - P.43-57

25. Behr S Les proteins du liquide cephalorachidien chez le chien. These Doctoral Veterinare, Toulose, 2001. -P.56-67

26. Biou D et coll Cerebrospinal fluid prtein concentration in children: age related values in patients without disorders of the central nervous system. -2000. -P.543-547

27. Corlazzoli D., Pizzirani S. Дискоспондилит у собак. Waltham Focus. №3, 1998.-P.2-11.

28. Coates J.R., Sorjonen D.C., Simpson S.T. Clinicopathologic effects of 21-aminosteroid compound (U74389G) and high dose of methiprednisolone on spinal cord function after simulated spinal cord trauma. Veterinary surgery, №24, 1995,-P.l28-39.

29. Cantile С., M. Baroni Intramedulary Hemangiblastoma in a dog. Vet. Pathology, 40,2003. - P. 43-55.

30. Dernell William S., Brian J. Van Vechten Outcome following treatment of vertebral tumors in 20 dogs (1986-1995) J. of American Animal Hospital Association. May/June 2000, vol. 36, - P.76-80.

31. Dernell WS, Wthrow SJ, Strow RC Intracavitary treatment of soft tissue sarcomas in dogs using cisplatin in a bidegradable polymer. Anticancer Res 1997. P.135-139.

32. De Lahunta A. Veterinary neuroanatomy and clinical neurology, edition 2. -Philadelphia,W.B.Saunders Co. 1983. - P. 128-233.

33. Eric R. Wisner diagnostic imaging of the spine radiography, myelography, CT & MM. 29th World congress of the World small Animal Veterinary association October 6-9 2004. P.l27-128.

34. Evans H.E., Christensen G.C., Miller's Anatomy of the dog. Edition 2. Philadelphia W.B.Saunders Co. 1979. P.935.

35. Emery SE, Brasinsky MS, Kok A, Bensusan JS Stevenson S The biologic and biochemical effects of irradiation on anterior spinal grafts: a canine model. Proc N AM Spine soc 1997.-P.33-100.

36. Ferreira A.J., M.C. Peleteiro Mixed germ cell tumor of the spinal cord in a young dog. Journal of small Animal Practice, 44, 2003. - P.78-90.

37. Ferrety A, Scanziany E Surgical treatment of spinal cord tumor resembling nephroblastoma in ayang dog. Progress in veterinary neurology, 43, 1993. -P. 45-57.

38. Forterre F., Kaiser S., Matiasek K., Brunnberg L. Spinal cord canal tumor in dogs 33 cases (retrospective study). Kleintierpraxis 47, 2002. - P.357-364.

39. Gopal M.S.,Jeffery N.D. Magnetic resonance imaging in the diagnosis and treatment of a canine spinal cord injury. J. of Small Animal Practice. 42, 2001. - P.29-31.

40. Gregory E., K.Ogilviie, Antony S.Moore Managing the veterinary cancer patient, 1995,-P.460.

41. Gregory E., Macewen, Stephen J.Withrow Small animal clinical oncology. 3,2001. -P.378.

42. Hum A.E., Smith M.O. Effect of iatrogenic blood contamination on results of cerebrospinal fluid analysis in clinically normal dogs and dogs with neurologic disease. J Amer Vet Med Assn, 1997. - P. 677-689.

43. Jaff M.H., Kervin S.C. Canine discospondylitis. Compendium on continuing education, 19, 1997.-P.551-555.

44. JonesJ.C. Neuroimaging Clinical neurology in small animals. 2002. - P. 123-135.

45. Jeffery N.D. Ancillary Aids. Handbook of small animal Surgery W.B. Saunders, London, 1995. -P.63-70.

46. Jeffery N.D., Phillips SM Surgical treatment of intramedullary spinal cord neoplasia in two dogs. J of small animal practice , 36, 1995. - P. 8-12.

47. Johnston S.A., Leib M.S., Forester D.S. The effects of misoprostol on Aspirin induced gastroduodenal lesions in dogs. J.of Veterinary internal medicine, 1994.-P.65-78.

48. Kirby B.M. Spinal fracture/luxation. Veterinary clinics of North America(Small animal Practice) 1995,25 1149-73.

49. Koestner A, Bilser T, Fatzer R Histologycal classification of tumors of the nervous system of domestic Animals, second series, vol. V. 1999. P.5-9.

50. Koestner A., Higgins R.J. Primary Tumors of the central nervous system. In Tumors in domestic animals, ed Meuten D.J.,4th ed., 2002. P.699-707.

51. Kraft S.L., Mussmon J.M., Biller D.S. Magnetic resonance imaging of presumptive lumbosacral discospondylitis in a dog. Veterinary radiology and ultrasound 1998,-P.573-584.

52. Kuriashkin IV, Losonsky J.M. Contrast enhancement in magnetic resonance imaging using intravenous paramagnetic contrast media. Veterinary radiology end Ultrasound, 2000. - P. 53-57.

53. Kirberger R.M. & coll Hydromyelia in the dog. Vet. Radiol. Ultrasound 38(1), 1997.-P.30-38.

54. Kirberger R.M., Wrigley R.H. Myelography in the dog: review of patients with contrast medium in the central canal. Vet. Radiol. Ultrasound 34(4), 1993.-P. 253-258

55. Lipsitz D., Kortz R.J. Glioblastoma Multiforme: clinical findings, magnetic resonance imaging and patology in five dogs. Vet. Pathology, 40, 2003. -P.654-658

56. Levy M., Kapatkin A., Patnaik A., Mauldin G.E. Spinal tumors in 37 dogs: clinical outcome and long term survival. J Am Anim Hosp Assoc, 1997. -P. 432-437

57. Lana S.A., Dernell W.S., LaRue S.M. Slow rrelease cisplatin combined with radiation for the treatment of canine nasal tumors. Vet Radiol, 1997 P. 654-658.

58. Lach В., Gregor A., Rippstein P., Omulecka A. Angigenic histogenesis of stromal cells in hemangioblastoma. Ultrastruct Phatol, 23, 1999. - P. 897898.

59. Lanthos P.L., Vandenberg S.R., Kleihues P. Tumors of the nervous system -Tumors of uncertain genesis. Greenfield's Neurophatology, 2, 1997. P.32-35.

60. Lamb C.R. The dorsoventral cervical myelogramm. Vet. Radiol. Ultrasound, 36, 1995. -P.201-202.

61. Машоп Т., Meyer Lindenberg A. Oligodendroglioma in the cervical spinal cord of a dog. - Vet. Pathology, 41, 2004. - P.56-62.

62. Marshall Т., Williams K.M. Protein determination in cerebrospinal fluid by protein dye-binding assay. Br J Biomed, 2000. - P. 653-657.

63. Marshall Т., Williams K.M. Total protein determination in urine: elimination of a differential response between the coomassie blue and pirogallol red protein dye-binding assay. Clin. Chem. 2000. - P.3 89-393.

64. McKinney L., Davis C. Mixed Germ cell tumor in the eye of dog. -Veterinary Pathology, 38,2001. -P.267-269.

65. Macri N.P., Van Astine W. Canine spinal nephroblastoma. J of the American Animal hospital assoc, 33, 1997. - P.76-83.

66. Maslinska D., Wozniak R., Caliszek A. Phenotype of mast cells in the brain tumor. Folia neurophatol, 37, 1999 - P. 373-377

67. Merck & Co. Neoplasia of the nervous system. 9th edition 72, 2006. -P.1245-1250

68. Nora F.E., Schaithauser B.W. Primary hemangioendethelioma of the brain. -Am J Surg pathol, 20, 1996. P. 876-878

69. Oliver J.E., Lorenz M.D Handbook & Veterinary neurologic diagnosis W.B.Saunders, Comp 1980.-P.322-328

70. Olmsted M.L. Small animal orthopedics. St Lois Mosby Year-book, 1995, 165-7-976.0mulecka A., Lach B. Immunohistochemical and ultrastructural studies of stromal sells in hemangioblastoma. Folia neurophatol, 33, 1995. P.453-455.

71. Oliver J.E., Hoerlein B.F., Veterynary neurology. Philadelphia, W.B. Saunders Co. 1987. P.57-62.

72. Oliver J.E, Lorenz M.D. Handbook of veterinary neurologic diagnosis. Philadelphia, W.B. Saunders Co. 1987. P. 106-109.

73. Pearson GR, Gregory SP Immunohistochemical demonstration of Wilms tumor gene product WT1 in canine neuroepithelioma providing evidence forits classification as an extrarenal nephroblastoma. J. of comparative pathology, 116,1997.-P. 985-991.

74. Piermattel DL The vertebral column. Atlas of surgical approaches to the bones of the dog and cat 4rd edn W.B. Saunders Philadelphia 2007. P.l11-121.

75. Pumarola M., Martin de Las Mulas Meningiomathosis in the brain stem in the dog. J comp phatol 115, 1996. - P.72-80.

76. Ringenberg M.A., Neitzel L.E. Menengial osteosarcoma in a dog Vet. Pathology, 37,2000.-P. 33-35

77. Seguin В., Bagley R., Silver G. Диагностика и лечение спинальных новообразований у собак и кошек. Waltham Focus. 3, 2000, - С. 4-9.

78. Shell L. Неврологические причины, вызывающие парапарез у старых собак. Waltham Focus. 1, 1998. - С.20-26.

79. Sarray Al, S.T., Parmar Dean AF, Phoocun G & Briges LR Clinicopatologycal study of seven cases of spinal cord teratoma. -Histopatology, 1998. P. 67-71.

80. Slagel D.D., Goeken J.A., Platz C.A. Primary germioma of the spinal cord. Ackta Neurophatologica, 1995. P.44-56.

81. Summers B.A., Cummings J.F. Central nervous system associated tumors. - Veterinary Neurophatology, Mosby, 1995. - P. 77-82.

82. Summers B.A., Cummings J.F., de Lahuta A. Veterinary Neurophathology Mosby year-book, 1995. P.363-373.

83. Sano K. Pathogenesis of intracranial germ cell tumors reconsidered. J. of neurosurgery, 90,1999. - P. 97-100.

84. Sande R.D. Radigraphy,myelography, computerd tomography and magnetic resonance imaging of the spine. Vet. Clin. N. Am.-Small Anim. Practice 22(4), 1992.-P.811-831.

85. Scrivany & coll. Subdural injection of contrast medium during cervical myelography. Vet. Radiol. Ultrasound 38(4), 1997. -P.267-271.

86. Smith S.H., Van Vinkle T. Cerebral vascular hamartomas in five dogs. -Vet phatol., 38, 2001, -P.45-50.

87. Shores A, Waber Matich S., Cooper T.G. The role of magnetic resonance spectroscopy in neuro-oncology. - Sem.Vet. Med surg. 5, 1990. - P.237-240.

88. Shores A., Cooper T.G., Stanny E. Cerebrovascular disease in small animals -MRI characteristics. Acvim Forum 1991. - P.823-826.

89. Thomas WB initial assessment of patient with neurologic dysfunction, Vet Clin North Am small animal pract 30. 1, 2000. -P.937-942.

90. Taylor Susan M the neurologic examination. Small animal internal medicine Mosby 3th edition 2002. - P.345-347.

91. Tipold A. Cerebrospinal fluid clinical neurology in small animals: localization diagnosis and treatment. 2003. P. 543-547.

92. Terrel S.P., S.R. Piatt possible intraspinal metastasis of a canine spinal cord nephroblastoma Vet. Pathology 37 2000 768-771

93. Thompson E.J. Cerebrospinal fluid. J Neural Neurosurgery. Psychiatry 1995. -P.26-30

94. Toombs J.P., Kelly L.C. Corticosteroid associated colonic perforation in dogs in Bojarab M.J., edition Disease mechanisms in small animal surgery, 2nd ed.,Philadelphia:Lea and Febiger,1993 266-70

95. Uchida K., M.Morozumi Diffuse Leptomenengial Malignant Histiocytosis in the brain and spinal cord of Tibetan terrier Vet. Pathology 38 2001

96. Vernau K.M, R. J. Higgins Primary canine and feline nervous system tumors vet. Pathology Jan 2001, 38,1 47-57

97. Withrow S.J. Outcome Following Treatment of Vertebral Tumors in 20 Dogs (1986-1995). Journal of the American Animal Hospital Association. 2000, 36, 245-251.

98. Watson MA, Scott MG Clinical utility of biochemical analysis of cerebrospinal fluid. Clin Chem 1995 87-91

99. Webb AA, Muir GD The blood brain barrier and its role in inflammation. J vet Interm Med 2000 234-240

100. Wheeler SJ diagnosis and surgery. Small animal spinal disorders Mosby Wolf Publishing 1994 763-768

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.