Организация и деятельность народных школ в XIX-начале XX века: на материалах Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Калинина, Елена Александровна

  • Калинина, Елена Александровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, ПетрозаводскПетрозаводск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 235
Калинина, Елена Александровна. Организация и деятельность народных школ в XIX-начале XX века: на материалах Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Петрозаводск. 2007. 235 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Калинина, Елена Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I: НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА В СИСТЕМЕ НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА.

1.1. Школьная реформа 1804 г.

1.2. Развитие начальной народной школы при Николае 1.

ГЛАВА II. ШКОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НА РУБЕЖЕ XIX - XX ВЕКОВ.

2.1. Реформы народной школы в эпоху Александра 11.

2.2. Система церковно-приходских школ в 1880-х гг.: усиление консервативных тенденций в образовании.

2.3. Проблема введения в России системы всеобщего обязательного обучения в конце XIX - начале XX вв.

2.4. Деятельность земств по организации народных школ в сельской местности.

ГЛАВА 3. ШКОЛА ВНУТРИ СЕЛЬСКОЙ ОКРУГИ.

3.1. Отношение крестьян к народной школе.

3.2. Социальное, правовое, материальное положение учителей народных школ.

3.3. Просветительская миссия школы.

3.4. Народная школа как центр развития ремесла и новых способов ведения хозяйства.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Организация и деятельность народных школ в XIX-начале XX века: на материалах Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии»

Постановка проблемы

Народное образование - составная часть национальной культуры и духовной жизни общества. Изучение истории народного образования позволяет глубже понять многие проблемы отечественной истории, в том числе эффективность социальной политики государства, роль общества, интеллигенции, народных масс в становлении культуры в целом. Обращение к историческому опыту развития народной школы в XIX - начале XX вв. определяется необходимостью научного познания прошлого нашей страны, возможностью использования этого опыта для анализа современного состояния народного образования.

Начальная школа России в XIX - начале XX века находилась в тесных связях с культурными, социально-экономическими и общественно-политическими процессами, происходящими в стране. В государственных преобразованиях в этот период особое место отводилось проведению реформирования системы образования. Реформы были направлены на создание в стране системы новых учебных заведений и распространение просвещения на крестьянское население. Для большинства российских крестьян народная школа была единственным местом, где они могли обучиться грамоте, приобщиться к чтению книг в избах-читальнях, расширить свои знания в области сельского хозяйства и ремесла и т. д. Окончание начальной школы для некоторых жителей села становилось своеобразной ступенькой для продолжения обучения в средних, а в дальнейшем и в высших учебных заведениях, способствовало успехам в их коммерческих и торговых делах. Народные школы играли значительную роль в изменении социальной структуры общества.

Развитие народной школы в Карелии XIX - начала XX вв. остается недостаточно изученной страницей истории образования в России. Эта тема, с одной стороны, обнажает локальный уровень общегосударственной политики в сфере просвещения, а с другой - позволяет соотнести ситуацию на национальных окраинах (каковыми являлись обширные территории пограничной с Финляндией Карелии с преимущественно карельским населением, не говорящим по-русски) с состоянием школьного дела в центральной России. Этот поворот особенно важен в связи с тем, что работы, опубликованные в советский период, рассматривали ситуацию в народном образовании в духе господствовавших тогда оценок царской России как «тюрьмы народов». В последнее время появляются работы о развитии школьной системы на окраинах Российской империи, но они немногочисленны.

Оторванность современной школы от национальных традиций образования очевидна для многих практиков и теоретиков ее реформирования. Она началась в советский период и привела к забвению множества элементов воспитания. Сегодня остро встает вопрос о необходимости воспитания подрастающего поколения с учетом не только общечеловеческих идеалов и ценностей, но и этнических особенностей. Учитывая современные потребности общества, возникает необходимость обращаться к изучению исторического опыта народного образования не только в России, но и в отдельных регионах.

Восстанавливая лучшие традиции воспитания и обучения, присущие дореволюционной школе, нельзя не заметить присущий ей гуманизм. Демократичные отношения между учителем и учащимися народных школ, также неприменение физических наказаний были одной из отличительных черт начальной школы в Карелии на рубеже XIX-XX вв.1

Актуальность исследования определяется целесообразностью исторического переосмысления политики правительства дореволюционной России в области образования с точки зрения истории людей, а не институтов. Интерес к истории отечественной педагогики и школы как социального института продиктован возрастанием роли образования в решении экономических, политических, социальных и культурных проблем, необходимостью восстановления культурных и нравственных традиций.

Анализ исторического опыта побуждает более критично относиться к содержанию и формам новейших образовательных систем, предлагаемым «сверху», диктует необходимость сотрудничества современных теоретиков реформирования с историками и профессионалами-практиками. Исторический опыт представляет неисчерпаемый ресурс, из которого можно черпать материал для обновления форм и методов обучения. Для этого стоит еще раз обратиться к анализу деятельности ранее существовавших образовательных учреждений.

1 Илюха О.П. Отношение карелов Олонецкой губернии к школе и образованию (конец XIX начало XX в.) // Гуманитарные исследования в Карелии. Сборник статей к 70-летию Института языка, литературы и истории. Петрозаводск. 2000. СМ.

Осмысление социального статуса дореволюционной народной школы (преимущественно сельской) позволит, на наш взгляд, лучше понять сущность современных задач сельской школы, будет способствовать активному поиску путей совершенствования существующей модели образования. Ретроспективный анализ образовательной деятельности народной школы поможет запустить механизм исторической преемственности в организации учебно-воспитательного процесса в современной сельской школе, осмыслить влияние позитивных и негативных политических, социально-экономических факторов на функционирование этих учебных заведений сегодня.

Актуальность исследования состоит в необходимости оценить эффективность многоплановой, часто противоречивой политики власти в сфере народного образования в период империи. Принципиальная неразрешимость многих вопросов директивным способом, без опоры на общество и исторический опыт, остро ощущается при обсуждении современных проблем реформирования системы образования в России. В этом также видится непреходящая актуальность исследования истории народного образования в XIX - начале XX в.

Объектом изучения в диссертации является сеть начальных училищ Сямо-зерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии, включающая школы различного подчинения и разнообразные формы внешкольной деятельности.

Предмет исследования - организация и деятельность народной школы как самостоятельной единицы, формирующей вокруг себя образовательную, просветительскую, социальную, хозяйственную сферы, место школы внутри сельской округи.

Цель исследования - изучить исторические условия, этапы, тенденции и формы развития начальной народной школы как одного из элементов системы образования и как социального института - на примере сети школ Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии.

Достижение данной цели связано с решением конкретных исследовательских задач:

• выяснить, как менялись основные направления политики государства в сфере народного образования на разных этапах исследуемого периода, чем это было обусловлено, насколько эффективной была школьная политика в приложении к специфической территории волости с преимущественно карельским населением.

• оценить состояние народных школ Сямозерской волости (численность, типологию, состав учащихся) на протяжении всех этапов школьного строительства на данной территории, в сравнении с аналогичными процессами на общеимперском / общегубернском уровне; определить, как менялся правовой статус народной школы;

• реконструировать деятельность сельской школы в рамках структур «повседневности»: источники финансирования, помещение, школьное хозяйство, время и программа обучения, внеклассные формы школьной работы (организация библиотек, народных чтений, ночлежных приютов и снабжения беднейших крестьян), конфликты и пр.;

• определить направления и характер взаимодействия школы как социально-культурного института с крестьянским миром, государственными и общественными учреждениями;

• исследовать правовой, социальный, профессиональный статус и материальное положение народных учителей; проследить изменения в их социальном облике, характере и направлениях деятельности, ее внутренней мотивации, отношении к учителю односельчан, происходившие на протяжении столетия;

• выявить основные тенденции в изменении социального и культурного облика местного населения, в распространении грамотности и практических знаний, связанные с деятельностью школы в данной местности;

Территориальные рамки исследования определены границами Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии, которую отличали от других территорий края некоторые особенности.

В XIX в. Сямозерская волость представляла собой окраину Олонецкой губернии, слабозаселенную и неразвитую в экономическом отношении. Для нее характерны суровые климатические условия, низкая плотность заселения, разбросанность поселений. Свыше 90% населения волости составляли государственные крестьяне. Ведущее место в экономике края занимало сельское хозяйство, где сохранялись примитивные способы обработки земли. Неэффективность сельского хозяйства, о которой Л говорят экономические обзоры , обуславливалась пересеченным рельефом местности, заболоченностью и каменистостью почв. В неурожайные годы положение крестьян волости становилось бедственным, что ярко проявлялось в сокращении чис

2НЛ РК, ф. 1,0(1. 11, д. 46/66, л. 125 ленности учащихся в начальных школах. Об этом свидетельствуют отчеты педагогов за 1885-1917 гг.3 и их многочисленные просьбы к училищному начальству об оказа4 нии материальной помощи неимущим ученикам .

Неэффективность крестьянского труда была причиной того, что в волости на протяжении всего XIX в. процветало отходничество, бывшее более значительным источником заработка для жителей, чем земледелие. На отхожие промыслы крестьяне Сямозерья отправлялись, в основном, в Петербург или Олонец, где нанимались на работы к богатым крестьянам или к купцам в подрядчики5.

Сямозерская волость была пограничной с Финляндией территорией с карельским населением (около 97 % всех жителей). Семьи священников и учителей являлись почти единственными носителями русского языка. Это с одной стороны, затрудняло обучение местного населения грамоте, с другой - предоставляло простор творческой инициативе педагогов. Пограничное положение волости создавало возможности распространения «панфинской пропаганды» среди карел. Поэтому положение школ волости находилось под пристальным наблюдением не только училищного начальства, но и губернских властей.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала реформ Александра I в системе образования, т. е. с 1802-1803 гг. до 1917 г. Особенно насыщенными в сфере школьного строительства оказались предреволюционные десятилетия.

Характер изученности проблемы

История начального образования не является приоритетной областью исследований, хотя научное изучение истории общеобразовательной школы началось еще в конце XIX в. Школьные уставы и положения 1804 г., 1828 г., 1864 г., 1874 г. и их реализация были предметом пристального изучения как дореволюционных, так и советских историков.

Уже в первой половине XIX столетия в России и в губерниях Северо-запада, в частности, была проделана определенная работа по сбору и обобщению документов по истории школы. На основе документальных материалов началось исследование истории школьного дела по отдельным регионам. Одним из таких трудов явилась

3 НА РК, ф.78, оп.1, д. 21/291,29/375,43/490,44/500.

4 ЦГИА СПб, ф. 139, оп.1, д.9858; HA РК, ф.1, опЗ, д.293; ф.78, оп.184/1033;

5 НА РК, ф.14, оп.2, д.З5/622. киига А. С. Воронова, посвященная развитию народного образования в С.-Петербургском учебном округе, в состав которого входила Олонецкая губерния. Автор предлагает детальную картину истории становления и развития школьного обучения в губерниях Северо-запада России, приводит материалы официальных документов и статистики, освещающих различные аспекты народного образования6.

Во второй половине XIX в. к истории народного образования обращались не только исследователи, но и общественные деятели, ученые, педагоги. В работах М. И. Демкова, П. Ф. Каптерева, Г. А. Фальборка и В. И. Чарнолуского представлена у история развития народной школы от Древней Руси до начала XX в. О состоянии начальных школ в XIX веке, о работе учителей, роли духовенства в распространении о грамотности среди населения написана работа С. А. Князькова, Н. И. Сербова.

Большой интерес представляет работа И. Алешинцева, где показана история гимназического образования в России, становления и развития системы средних общеобразовательных школ9. Автор рассматривает проблему всесословного обучения, не только в гимназиях, но и в приходских училищах, условия перехода из низших училищ в средние.

К числу этапных работ по истории народного образования относится исследование П. Н. Милюкова, один из томов которого посвящен исследованию становления и развития русской школы и просвещения10. П. Н. Милюков высоко оценивает деятельность Александра I и Александра II, роль министерства народного просвещения в деле образования народа. Он указывает на тесную взаимосвязь между историей русской школы и политическими настроениями власти и общества, описывает деятельность министерства и его чиновников, дает анализ итогов школьной реформы и проблем, стоявших перед начальной школой накануне революции 1917 г.

В начале XX столетия вышло несколько исследований профессора С.-Петербургского университета С. В. Рождественского, основанных на богатом фактическом материале. Автор одним из первых постарался осмыслить значение школь

6 Воронов А.С. 1) Историко-статистическое обозрение учебных заведений С-Петербургского учебного округа с 1775 по 1828 гг. СПб., 1849; 2) Историко-статистическое обозрение учебных заведений С-Петербургского учебного округа с 1828 по 1854 гг. СПб., 1855.

7 Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России. СПб., 1898; Демков М.И. История русской педагогии, часть III.Новая русская педагогия XIX века. М., 1909; Каптерев П.Ф. История русской педагогии. М.,1909.

8 Князьков С.А., Сербов Н.И. Очерк истории народного образования в России до эпохи реформ Александра II. М., 1910.

9 Алешинцев И.А. История гимназического образования в России (в XVIII и XIX веке). СПб., 1912.

10 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: в 3 тт. Т. 2. Ч. 2. М., 1994. ных реформ в России конца XVIII - начала XX вв., проанализировать деятельность министерства народного просвещения11. В его работах рассматривается сословная политика государства в области народного образования, анализируется вопрос о формировании учительского сословия, а также вопросы, связанные с организационными и финансовыми проблемами народного образования, которые автор считает наиболее трудноразрешимыми. В исследованиях С. В. Рождественского ясно выражена идея цельной системы народного просвещения. Автор освящает политику правительства в области народного просвещения от начала царствования Екатерины Великой до конца XIX в. как последовательную. Однако, проекты учебных реформ далеко не полностью воплотились в действующем законодательстве. Уже в советские годы вышла работа С. В. Рождественского, посвященная положению народных учителей в дореволюционной России, развивающая его наблюдения о социальных проблемах образовательной политики12.

Государство на протяжении XIX в. неоднократно обращало внимание на проблему привлечения духовенства к делу начального образования. Церковные школы всегда находились под пристальным вниманием правительства. Создание сети ЦПШ в 1880-х гг., как отмечают исследователи, стало стержнем программы преобразований, проводимых обер-прокурором Святейшего Синода К.П. Победоносцевым. Часть работ по истории народного образования написана историками церкви. В сборниках, выпускаемых издательством Святейшего Синода, посвященных деятельности церкви в деле образования народа, подводились итоги 25-летней деятельности церковных школ, ставились задачи по введению всенародной грамотности и «истинно-христианского просвещения». Роль ЦПШ оценивалась с точки зрения того, что церковь и школа - это части единого механизма религиозно-нравственного воспитания народа13.

Дореволюционная литература по истории начального образования в Олонецкой губернии не слишком обширна: среди изданий преобладают работы по истории Рождественский С.В. 1) Исторический обзор деятельности МНП 1802-1902. СПб., 1902. 2) Очерки истории систем народного просвещения: в 2 тт. СПб., 1912. Т. 2.

12 Рождественский С.В. Основы социальной организации педагогического труда в XVIII-XIX вв. // Архив истории труда в России. 1923. Кн. 8. С. 3 - 63.

13 Начальные народные училища и участие в них православного русского духовенства. - СПб., 1865; Исторический очерк развития церковных школ за истекшее двадцатипятилетие (1884-1909). СПб., 1909. учебных реформ в губернии, в том числе по истории народных училищ14. В них рассматриваются условия становления системы народного образования в российской провинции, дается статистика и характеристика учебных заведений, используется большое число документов о деятельности образовательных учреждений губернии. В работах Т. В. Леонтьева, С. А. Лосева, опубликованных в начале XX в., рассматриваются вопросы организации народных чтений, состояния ремесленного обучения в губернии и, в частности, в Петрозаводском уезде15. Для дореволюционных исследований по истории края не характерно разнообразие рассматриваемых проблем. Наиболее значимыми сюжетами были повышение уровня грамотности и стимулирование интереса населения к обучению.

В советское время под давлением идеологических ограничений успехи дореволюционной школы нередко замалчивались. Тем не менее, в 20-х гг. выходили работы, касающиеся организации учебного дела в России второй половины XIX в., где исследуется деятельность разных типов народных школ.16 В 40-50-х гг. появились работы II. А. Константинова, В. Я. Струминского, М. Ф. Шабаевой, в которых нашли отражение как общие теоретические проблемы реформирования системы образования, так и частные вопросы, касающиеся развития школы в XIX в. Эти работы анализируют проекты и действие школьных уставов 1804 и 1828 гг., Положений о народной школе 1864 и 1874 гг.17

Предпринятые в советский период исследования, имеют, прежде всего, исто-рико-педагогический уклон. Вопросы финансового обеспечения школьных реформ, их отражения в повседневной жизни учительства и крестьян, социальная история народной школы не находят в них сколько-нибудь развернутого освещения.

14 Лопатинский П. Историческая записка о заведении и состоянии народных училищ в Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1860. № 46; Еремеев К.С. Земская и церковная школа в Олонецком крае // Русская мысль. 1903. Кн.10; Левитский С.Н. Исторический вопрос о введении в Олонецкой губернии всеобщего обучения. Петрозаводск, 1905; Лосев С.А. Народное образование в Петрозаводском очередном земском собрании. Петрозаводск, 1905; Суханов Ф. Грамотность и образование по всеобщей переписи 28 января 1897 года и задачи деятельности земства по внешкольному образованию в Олонецкой губернии. Доклад к сессии 1908 г. Петрозаводск, 1908; Чуков Н.К. Исторический очерк развития церковных школ в Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1910; Правдин М. Народное образование в Олонецкой губернии в начале прошлого столетия. Петрозаводск, 1916.

15 Лосев С.А. Ремесленные и рукодельные классы при начальных училищах Петрозаводского уезда в 1903-04 гг. Петрозаводск, 1904; Леонтьев T.B. Народные чтения. Пособие для лиц, устраивающих народные чтения. Петрозаводск, 1913

16 Чехов Н.В. Типы русской школы в их историческом развитии М., 1923.

17 Сгруминский В.Я. Начальная русская школа и ее теоретики в первой половине XIX в. // Начальная школа. 1945. №2-6; Константинов H.A. Струминский В.Я. Очерки по истории начального образования в России. М., 1953; Константинов Н.А., Медынский E.H., Шабаева М.Ф. История педагогики. М., 1955; Смирнов В.З. Реформа начальной и средней школы в 60-х годах XIX в. М., 1954. и

В 60-80-е гг. XX в. вышел ряд обобщающих трудов по истории народного образования18. Эти издания в настоящее время являются сводом справочных сведений по истории образования, содержащим большой объем статистического и библиографического материала. На фоне обобщающих работ наблюдается оживление изучения комплексных проблем19 и написание диссертационных исследований по данной про

ЛЛ блематике . В этих исследованиях находят отражение вопросы методики и программ преподавания учебных предметов, деятельность видных педагогов, активность государства в области народного просвещения, обобщаются статистические данные по стране в целом и по отдельным регионам, исследуется общественное положение сельского учительства. Особое место следует отвести работам А. В. Осо-скова, который рассматривал содержание учебно-воспитательной работы в основных типах начальных школ, вклад «передовых» педагогов в ее развитие, проблемы все

21 общего начального обучения и обсуждения их в Государственной думе .

Отдельные аспекты просветительской деятельности народных учителей и русской интеллигенции среди крестьян в истории дореволюционной школы затронуты в работах о судьбах российской интеллигенции и включают в себя разделы, посвященные начальному учительству как самому большому отряду интеллигенции начала XX века. При этом внимание авторов сосредоточивается преимущественно на различных формах политической деятельности учительства; вопросы правового и материального положения народных учителей, история их повседневной жизни практически не рассматривались22.

Во второй половине XX в. появились региональные исследования об истории начального образования в Карелии Н. Г. Кучепатова23, А. И. Афанасьевой24, Я. А.

18 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР XVIII - первой половины XIX в. М„ 1973; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: вторая половина XIX в. М., 1976.

19 Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и СССР (историко-статистические очерки). М., 1964; Эймонтова Р.Г. Просвещение в России. Первая половина XIX в. II Вопросы истории. 1986. № 10. С. 78-93.

20 Величкина В.М. Педагогическая и общественная деятельность народных учителей сельской дореволюционной школы: Автореф. дисс. канд. пед. наук. М., 1975; Колчина T.A. Народные училища России в 30-50-х годах XIX века: Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1973.

21 Ососков А.В. 1) Вопросы истории начального образования в России. В 2-х частях. М., 1975; 2) Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917). М, 1982

22 Ерман J1. К. Интеллигенция в первой русской революции. М., 1966; Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. М., 1971; Жильцов П.А., Величкина В.М. Учитель сельской школы. М., 1973.

23 Кучепатов Н.Г. Школа в дореволюционной Карелии. Петрозаводск, 1956.

24 Очерки истории Карелии: В 2-х т. Петрозаводск, 1957. Т.1.

Балагурова . В этих работах рассматриваются итоги правительственных реформ XIX в. на региональном уровне, достаточно полно представлена статистика учебных учреждений, хотя заметно недостаточное освещение вопросов, связанных с развитием церковно-приходских школ в крае. Петрозаводскими историками этого поколения представлен богатый статистический и фактический материал, но выводы, сделанные ими, вытекали, в первую очередь, из идеологических посылок.

С 1990-х гг. начинается современный период изучения истории школы и просвещения, что проявилось в интересе исследователей к проектам реформирования системы образования, социальной истории школы, отдельным организационным формам и типам школ, взаимоотношению школы и общества26. В последнее десятилетие ведется поиск новых подходов к оценке прошлого, требующий комплексного анализа правительственной политики и земской деятельности по развитию народного просвещения. Эти подходы находят свое место в диссертационных исследованиях, написанных по материалам различных регионов27.

Вопросы народного просвещения и участия земств отдельных губерний в создании системы начального образования также стали предметом пристального внимания современных историков. Земская просветительская деятельность привлекает внимание ученых в силу ее большой значимости и результативности. В 90-е гг. появилось немало интересных исследований, рассматривающих проблемы влияния деятельности органов местного самоуправления на развитие культурной жизни регио

28 29 нов. Особый интерес вызывают работы В. Ф. Абрамова , А. И. Еремкина , О. В.

25 Балагуров Я.А. Из истории дореформенной сельской школы // Ученые записки Петрозаводского государственного университета им. О.В.Куусинена. 1967. T.X1Y. Вып.6. 1967. С.48-54;

26 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: конец XIX - начало XX вв. / Под ред. Э.Д. Днепрова. М., 1991; Сысоева Н.К. Народная школа // Очерки русской культуры XIX в. в 3-х т. Т. 3: Культурный потенциал общества. М., 2001. С. 65-89.

27 Калинина T.A. Развитие народного образования на Урале в дореформенный период (80-е годы XVIII - первая половина XIX в.): Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пермь, 1992; Турганова О.В. Культурно-просветительская деятельность Самарского земства во второй половине XIX - начале XX в: Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 1999; Мамаева Т.П. Земская школа курской губернии и роль губернского земства в ее развитии: Автореф. дисс. канд. истор. наук. Воронеж, 2002; Романова И.В. Становление и развитие светского образования средневолжских губерний в пореформенный период XIX века (1864-1884 гг.): Автореф. дис. канд. ист. наук. Тольятти, 2002; Ивенина T.A. Система культурно-просветительных организаций и учреждений в дореформенной России (1859 - 1917 гг.): Автореф. дисс. докт. ист. наук. М., 2004; Просвирова О.Е. Грамотность крестьянского населения России во второй половине XIX -XX вв. и пути ее повышения (на материалах Самарской губернии): Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 2006; Сулимов B.C. Светское школьное образование Тобольской губернии конца XIX - начала XX вв.: Автореф. дисс. канд. ист. наук. Барнаул, 2006.

28 Абрамов В.Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. № 8. С 44-60;

29 Еремкин А.И. Земская народная школа: возникновение и развитие // Земская школа и педагогика. Материалы научного семинара: «Земская школа и педагогика». Белгород, 1997. С. 24-47.

Тургановой30. Авторы анализируют роль земств в развитии народного образования, в частности, по введению всеобщего обучения.

В работах по истории народного образования последнего периода меняется отношение к школам церковного ведомства и оценке их деятельности. Это связано с расширением источниковедческой базы и снятием идеологических рамок. Вопросы религиозной политики государства в XIX в. - начале XX вв. рассматриваются в исследовании Е. А. Вишленковой, М. Н. Костиковой и В. Рожкова31. В работах Р. Р. Исхаковой исследовано развитие церковных школ на основе местных материалов по Казанской губернии, которые рассмотрены как отражение общероссийских тенден

32 ций . По мнению авторитетного историка церковно-государственых отношений И. К. Смолича, целью созданных церковных школ должно было стать воспитание народа в духе верности церкви и царской власти, а рост численности церковных школ обеспечивался благодаря щедрым субсидиям со стороны государства33.

В постсоветской историографии пробуждается интерес к внешкольной деятельности. Его демонстрирует работа Т. А. Ивениной, рассматривающая основные формы внешкольных образовательных учреждений во второй половине XIX в. (устройство библиотек-читален, организация народных чтений и т. д.), основное содержание и результаты их деятельности34. Интересны новые работы по истории народного образования, которые основаны на содержательном фактическом материале по отдельным губерниям35.

Вопросы правового и материального положения учительства нашли свое отражение в статье И. В. Сучкова, который рассматривает основные направления и формы социальной активности учительства, содержание общественно-педагоги

30Турганова О.В. Культур но-просветительская деятельность земств Самарской губернии (1864-1917 гг.). Уфа, 2004.

31 Костикова М.Н. Вероисповедная политика Министерства Народного Просвещения в учебных округах Российской империи в XIX веке. Курск, 2001; Вишленкова Е.А. «Заботясь о душах подданных»: религиозная политика в первой четверти XIX века. Саратов, 2002; Рожков В. Церковные вопросы в государственной думе. М., 2004.

32 Исхакова P.P. Создание церковно-приходской школы в России в 1880-х годах: политический курс и идейная борьба. Казань, 2002.

33 Смолич И.К. История Русской церкви (1700-1917) // Народное образование в трудах историков русской церкви. Владивосток, 2000. С. 153-190

34 Ивенина T.A. Культурно-просветительных организации и учреждения общественной и частной инициативы в дореволюционной России (1900-1916 гг.). М., 2003.

35 Фурсова Т.В. История народной школы Тамбовской губернии в пореформенный период (1861-1904). Тамбов, 2000; Михащенко АЛ. Становление и развитие образования в Российской провинции в 1719-1917 гг. Курган, 2004. ческой деятельности, духовный облик этой профессиональной группы в составе доЛ/ революционной интеллигенции .

В 2001 г. вышла «История Карелии с древнейших времен до наших дней», где сделан существенный прорыв в современной историографии Карелии. Содержательный раздел посвящен развитию системы народного образования в Олонецкой губернии в XIX - начале XX в. Проблемы народного образования в крае нашли отражение в последних работах А. И. Афанасьевой38, а также в исследованиях М. В. Пуль-кина39, М. Витухновской40. В данных работах развитие начальной школы и проблемы внешкольного образования в Олонецкой губернии рассматривается сквозь призму противостояния «панфинской» пропаганде. Приобщение детей карел к русскому языку через начальную школу рассматривается как отражение государственной политики русификации карельского населения и как одно из направлений борьбы с «панфинским» влиянием. Исследования В. Г. Баданова посвящены освещению деятельности Олонецкого земства в деле народного просвещения41.

Особое место в новейшей историографии темы занимают исследования О. П. Илюхи, посвященные истории народной школы в Беломорской Карелии и в Олонецкой губернии в целом. В них прослеживается связь рассматриваемых фактов, явлений, имен, событий с общим историко-педагогическим процессом, предлагается анализ специфики развития школы в крае42. Исследовательница подчеркивает crie

36 Сучков И.В. Социальный и духовный облик учительства России на рубеже XIX - XX веков // Отечественная история. 1995. № 1.С.62-77. л История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001. С.181-342.

38 Афанасьева А.И. 1) Сельская церковно-приходская школа на севере России в конце XIX - начале XX в. // Россия в новое время. Образованное меньшинство и крестьянский мир. Поиск диалога. Материалы межвузовской научной конференции. М., 1995. С.51-52; 2)Учительство начальных школ Карелии в конце XIX- начале XX в. // Традиции образования в Карелии. Петрозаводск, 1995. С. 19-20; 3) Сельская интеллигенция Олонецкого края во второй половине XIX - начале XX вв. // Сб. докладов Междунар. науч. конференции по проблемам изучения, сохранения и актуализации народной культуры Русского Севера «Рябининские чтения - 95». Петрозаводск. 1997. С.286-291.

У) Пулькин М.В. 1) Политика русификации в XIX - начале XX века (по материалам Архангельской и Олонецкой губерний) // Новая политическая история. Сб. научных работ. СПб., 2004; 2) «Инородческая школа» на Европейском севере России (конец XIX -начало XX в. // Бубриховские чтения. Проблемы исследования и преподавания прибалтийско-финской филологии. Петрозаводск. 2005. С. 237-249.

40 Витухновская М. Российская Карелия и карелы в имперской политике России, 1905-1917. СПб., 2006.

41 Баданов В.Г. 1) Олонецкое земство и внешкольное образование (земские библиотеки) // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Матер. IV Междунар. конференции «Рябининские чтения-2003»). Петрозаводск. 2003. С.151-153; 2) Олонецкое земство и организация народных библиотек // Библиотечный вестник Карелии. Вып. 8. Петрозаводск, 2004. С.38-41.

42 Илюха О.П. 1) Родной язык в школах Беломорской Карелии во второй половине XIX - начале XX вв. // Беломорская Карелия: история и перспективы развития. Материалы научно-практ. конф. Калевала. 18 ноября 1999 г. Петрозаводск, 2000. С.26-29; 2) Создание школьной сети и организация народного просвещения в Беломорской Карелии во второй половине XIX - начале XX в. // Исторические судьбы Беломорской Карелии. Петрозаводск, 2000. С.64-183; 3) Отношение карелов Олонецкой губернии к школе и образованию (конец XIX начало XX в.) // Гуманитарные исследования в Карелии. Сборник статей к 70-летию Института языка, литературы цифику Беломорской Карелии как зоны влияния русской и финской культур, оценивает влияние Финляндии на развитие образования в крае, показывает динамику роста численности учебных заведений всех типов, уделяет значительное внимание вопросам о языке преподавания в карельских школах. О. П. Илюха затрагивает проблему правового и материального положения сельского учителя в Олонецкой губернии, показывает подвижническую деятельность народных учителей края43. В ее работах присутствует еще один привлекательный аспект: история школы рассматривается как история повседневности, автор обращается к истории школьного быта, повседневной жизни как народных учителей, так и крестьянского окружения.

Таким образом, несмотря на существование определенной историографической базы, история народной школы в Карелии в XIX - начале XX в. изучена недостаточно. Историографический анализ исследований, посвященных истории начального образования в крае, показывает, что многие аспекты данной темы требуют специального изучения: женское образование, подготовка учительских кадров для сельских школ, развитие внешкольного образования, превращение народной школы в центр сельской округи, формы взаимодействия школы, общественности и крестьянского населения. В пользу этого говорит и огромный документальный материал, обеспечивающий указанные направления исследования, не введенный в научный оборот или неудовлетворительно интерпретированный.

Источники, положенные в основу диссертационного исследования, обширны и разнообразны. Среди них как опубликованные, так и неопубликованные материалы. Мы располагаем массивом источников, отложившихся как в местных, так и в центральных архивах. Материалы, сосредоточенные в фондах Министерства народного просвещения Российского государственного исторического архива (РГИА), Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга (ЦГИЛ СПб), Национального архива республики Карелия (НА РК) достаточно полно отражают и истории. Петрозаводск. 2000. С.43-49; 4) Школа и просвещение в Беломорской Карелии во второй половине XIX - начале XX в. Петрозаводск, 2002; 5) Проблемы народного образования в Олонецкой губернии в конце

XIX - начале XX века// Вопросы Европейского Севера. Проблемы развития культуры: вторая половина XIX

XX вв. Петрозаводск, 2002. С. 9-23; 6) Традиционные и новые пути социализации подрастающих поколений в карельской деревне в конце XIX-начале XX вв. // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Матер. IV Междунар. конференции «Рябининские чтения - 2003»). Петрозаводск. 2003. С. 178-181; 7) Читательские интересы и возможности сельского населения Олонецкой губернии в конце XIX - начале XX веков // Библиотечный вестник Карелии. Вып. 8. Петрозаводск, 2004. С. 43-48.

43 Илюха О.П. Сельский учитель в Олонецкой губернии: труд и социальный облик // Из истории русской интеллигенции: Сб. материалов и статей к 100-летию со дня рождения В.Р. Лейкиной-Свирской. СПб., 2003. С. 426-443. стратегию правительства в деле народного образования, конкретные планы относительно Олонецкой губернии и степень их реализации. Различные виды делопроизводственных документов по МНП (указы, рескрипты, ведомственные распоряжения, рапорты с мест, секретное делопроизводство) дают возможность представить не только содержание правительственного курса, но и механизм взаимодействия всех ведомственных уровней в различные периоды и по различным вопросам народного просвещения.

По происхождению и содержанию все использованные нами источники можно разделить на семь групп:

1) Законодательные документы внутри этой группы выделяются подгруппы:

А) законодательные акты, регламентирующие развитие учреждений начального образования на общероссийском уровне. Важные документы по истории народного образования первой половины XIX в. отложились в РГИА в фондах Департамента народного просвещения (ф. 733), Канцелярии Министра земледелия (ф. 381), в ЦГИА СПб, в фонде Канцелярии попечителя Петроградского учебного округа (ф. 139). Фонды министерства народного просвещения раскрывают процесс выработки тех или иных государственных решений, отраженный в записках и проектах разных лиц по вопросам народного образования и материалах их обсуждения. Реальную политику в сфере народного просвещения можно проследить по законодательным документам, таким как «Предварительные правила народного просвещения» 1803 г.; школьные уставы разных лет; «Положения о народных училищах» (1864 и 1874 гг.), которые опубликованы в Полном собрании законов Российской империи, Сборниках постановлений по МНП, Сборниках распоряжений по МНП и др.44.

В первой половине XIX в. сельские училища учреждались не только MHI1. Учредителем школ для государственных крестьян стало Министерство Государственных имуществ. В фонде Первого департамента Министерства земледелия (РГИА,

44 ПСЗ РИ. Собр. I - II; Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 1. Царствование императора Александра I. 1802-1825.2-е изд. СПб., 1875; Сборник постановлений по министерству народною просвещения. Т. 2. Царствование императора Николая I. 1825-1839. Ч. 1,2. СПб., Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 3. Царствование императора Александра II. 1855-1864. СПб., 1865; Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 4. Царствование императора Александра II. 1865-1870. СПб., 1871; Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 5. Царствование императора Александра II. 1871-1873. СПб., 1877; Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. 6. Царствование императора Александра II. 1874-1876. СПб., 1878; Сборник распоряжений но министерству народного просвещения. Т. 1. 1802-1864. СПб., 1866 ф. 383) и Олонецком статистическом комитете (НА РК, ф. 27) содержатся документы, касающиеся открытия школ в сельской местности для государственных крестьян во время реформы П. Д. Киселева. Заслуживают внимания донесения Олонецкой палаты государственных имуществ и смотрителей народных училищ о состоянии школ, в которых представлены ведомости открытых в 1843-1846 гг. в губернии школ с указанием названий селений, количества детей и наставников, даты открытия этих училищ.

Кроме того, интересна группа источников, освещающих деятельность профессоров Санкт-Петербургского педагогического института и Санкт-Петербургского университета по обозрению училищ учебного округа, среди них - назначения, наставления, отчеты визитаторов, (профессоров, посетивших с ревизией отдаленные территории округа). Эта группа документов также хранится в фонде Департамента народного просвещения (РГИА, ф. 733) в составе описей, отражающих деятельность Педагогического института (1804-1819 гг.) и Университета в Петербурге.

Б) Подзаконные акты, исходящие от министерства или от управления учебным округом (ведомственные постановления, инструкции, «правила»), а также циркуляры, разъясняющие законодательные акты или административные распоряжения министерств, учебной администрации (НА РК, ф. 78). Так, были использованы циркуляры, касающиеся деятельности инспекторов народных училищ с уточнением их прав и обязанностей, а также разъяснение министра народного просвещения графа Д. А. Толстого по организации министерских училищ в губерниях.

Внимание исследователя привлекает переписка 1890-х гг. между министерством народного просвещения, попечителем С.-Петербургского учебного округа, Олонецким гражданским губернатором, директорами народных училищ, уездными земствами Олонецкой губернии о введении всеобщего начального обучения в губернии. В комплексе переписки представлены подробные планы, карты, сметы, предложения по введению всеобщего обучения. Все эти документы находятся в ф.733 (РГИА).

Немаловажное значение имеет изучение системы финансирования учебных заведений. С 1860-х гг. средства на содержание школ складывались из сумм, выделяемых земствами и МНП, но даже в совокупности эти средства были незначительны и непостоянны. Они не удовлетворяли всех потребностей школы - в найме помещения, оплате труда учителя, приобретении учебных пособий и т. д. Фонды 733 в

РГИА и 139 в ЦГИА СПб. содержат многочисленные ходатайства об ассигновании дополнительных пособий на нужды образования в Олонецкой губернии: на приобретение учебников, писчих принадлежностей, наем помещений, помощь нуждающимся учащимся, организацию ночлежных приютов для детей из отдаленных деревень.

В) Подзаконные акты, регламентирующие деятельность народных школ на локальном уровне. Материалы НА РК содержат множество конкретных сведений, имеющих огромное значение в контексте данного исследования. Фонды Олонецкой дирекции народных училищ (НА РК, ф.17) и Олонецкой Духовной Консистории (НА РК, ф. 25) свидетельствуют о выполнении правительственных решений на территории губернии, начале формирования системы народного образования на местах. Характер взаимодействия администраторов разных уровней, общие направления деятельности отражают ведомственные распоряжения (инструкции для директоров и инспекторов народных училищ и т. п.).

В фондах Директора Народных Училищ Олонецкой губернии (НА РК, ф. 17), Олонецкой Духовной Консистория (НА РК, ф. 25), Олонецкого Статистического комитета (НАРК, ф. 27) представлены годовые отчеты по ведомству и материалы к ним, включающие описание состояния народных школ, открытых на территории губернии; доклады, приказы, циркулярные распоряжения министра, отчеты дирекции народных училищ Олонецкой губернии о состоянии учебных заведений, поданные на имя министра просвещения и попечителя округа, докладные записки о нехватке средств на содержание учебных заведений края, рапорты чиновников разных уровней, личные дела учителей.

Значительный материал по истории народного образования в Олонецком крае содержится в фонде Инспектора народных училищ (НА РК, ф. 78). Это отчеты, доклады, докладные записки на имя директора народных училищ, циркуляры, разъясняющие законодательные акты или административные распоряжения МНП, губернской и уездной учебных администраций. Особый интерес представляет переписка инспектора народных училищ с вышестоящими органами (предписания, распоряжения, приказы, циркуляры, запросы инспектора) и с учителями народных школ (их рапорты, донесения, представления, прошения, жалобы). Все эти документы демонстрируют, каким образом правительство осуществляло контроль над деятельностью народных училищ и учительскими кадрами. Самостоятельное значение имеет отражение в корреспонденции «с мест» или «на места» повседневной жизни школ.

Малоизученной проблемой истории народного образования в Карелии остается определение правового и материального положения сельского учительства, изучение его социального статуса, духовного облика. До настоящего времени не предпринималось попыток специального исследования данной темы. Центральные и республиканские архивы содержат достаточное количество документов, иллюстрирующих данную проблему. В фондах ЦГИА (139), РГИА (733, 796), НА РК (17, 78, 10, 14) представлены документы, отражающие материальное положение педагогов, деятельность учительских съездов, работу общества взаимопомощи нуждающимся учителям, материальные поощрения и взыскания в отношении учителей. Подвижническая деятельность учителей по проведению народных чтений для местного населения, организации школьных музеев, праздников «древонасаждений», открытии народных библиотек, сбора сведений о крае и другие формы «социальной работы», возложенной на себя учительством, также исчерпывающе представлена в документах указанных фондов.

2) Документы земских учреждений

В земских фондах НА РК: Олонецкая Губернская Земская Управа (ф. 10), Петрозаводская уездная земская управа (ф. 14) содержатся журналы очередных и чрезвычайных земских собраний с докладами и отчетами инспекторов народных училищ и заведующих отделами народного образования в земских управах о положении школ. Здесь присутствуют разные виды документов: протоколы и постановления губернских и уездных земских собраний, земские статистические обследования, отчеты уездных и губернских управ о состоянии народных училищ в крае, ведомости о суммах, ассигнуемых губернским и уездным земством на нужды школ, материалы делопроизводства земских учреждений. Эти документы позволяют оценить роль органов местного самоуправления в деле народного образования и определить взгляды земских деятелей на учебный процесс, религиозно-нравственное, трудовое воспитание учащихся, организацию внешкольного образования в губернии.

Особый интерес представляют документы, характеризирующие отношение • крестьянского населения к делу просвещения. Документы фондов 10 (Олонецкая Губернская Земская Управа) и 14 (Петрозаводская уездная земская управа) НА РК повествуют о материальной поддержке учебных заведений и организации внешкольной работы губернской и уездными земскими управами, которые не только содействовали правительственным акциям, но брали на себя важнейшие функции управления школьным строительством в пределах губернии.

3) Постановления Св. Синода и др. органов церковного управления

Св. Синод являлся еще одним ведомством, контролировавшим работу начальных училищ. В его ведении находилось, прежде всего, нравственно-религиозное воспитание учащихся. Интерес представляют фонды Св. Синода в составе РГИА (ф. 796: Канцелярия Синода), а также фонды 25 (Олонецкая духовная консистория) и 42 (Олонецкий губернский епархиальный училищный совет) в НА РК. Наиболее важным регулирующим документом для церковных школ стали «Правила о церковноприходских школах», утвержденные императором 13 июня 1884 г., которые положили начало реформе этого типа учебных заведений. Большое значение для правительственной концепции развития школ имеют подзаконные акты: различные программы, инструкции, постановления и т. д. Документы, находящиеся в фондах церковных учреждений, позволяют судить не только о состоянии церковно-приходских школ в Олонецкой епархии, но и о положении религиозно-нравственной работы в школах других ведомств. Это деловая переписка между министерством народного просвещения и Канцелярией Синода, распоряжения, правила, касающиеся церковноприходских школ, находившихся в синодальном подчинении, положения о преподавании Закона Божьего в школах различного подчинения, стенографические отчеты заседаний епархиальных училищных советов, сведения о численности и состоянии церковно-приходских школ, ведомости о составе учебных заведений по епархиям.

Интересующие нас сюжеты находят отражение в докладных записках епархиальных наблюдателей, в протоколах заседаний епархиального училищного совета, отчетах ревизий народных училищ, проведенных членами епархиального совета. Материалы, характеризующие деятельность Училищного совета при Св. Синоде содержатся в Канцелярии Синода (РГИА, ф.796): это представления о назначении пособий для церковных школ, отчеты о ревизии училищ церковного ведомства, статистические данные о количестве учащихся и учителей. Журналы училищного совета при Св. Синоде дают возможность более полно познакомиться с материальным положением учителей и законоучителей, успехами преподавания отдельных предметов, выявить сильные и слабые стороны церковных школ. В начале XX в. возникла проблема сосредоточения управления народными школами в одном ведомстве. РГИА располагает документами, раскрывающими суть спорного вопроса об управлении школами между МНП и Св. Синодом.

4) Делопроизводственные документы, отражающие деятельность школ

Для изучения данной темы богатый материал содержит делопроизводственная документация, находящаяся как в фондах центральных учреждений, так и в подчиненных им. По характеру документов этот комплекс распадается на несколько подгрупп:

А) протокольная документация (журналы очередных и чрезвычайных собраний земских учреждений, журналы уездных заседаний училищных советов (НА РК, ф. 42, 427) специального органа, который контролировал народные школы). Эти документы позволяют выявить роль органов самоуправления в развитии народного образования. В них нашли отражение вопросы, связанные с учебным процессом, религиозно-нравственным воспитанием учащихся, организацией внешкольного образования, вопросы материальной поддержки учебных заведений.

Б) официальная переписка чиновников разных уровней (попечителя С.-Петербургского учебного округа, директора народных училищ Олонецкой губернии (ЦГИА, ф. 139, НА РК, ф.17), инспекторов народных училищ и народных учителей (НА РК, ф. 78). Эта подгруппа включает также доклады, докладные записки, отчеты губернской администрации, губернскою, уездного училищного совета, которые дают возможность представить реальное состояние народного образования на местах, в конкретном уезде и школе. Надо отметить, что формы официальной переписки не были строго утвержденными и менялись со временем, поэтому информативность такого рода документов различна. Для первой половины XIX в. невелика сохранность документов, можно отметить множество лакун в составе соответствующих фондов. Гораздо более полно представлены делопроизводственные документы, относящиеся ко второй половине XIX - началу XX в.

5) Публицистика

На рубеже XIX - XX вв. появилось множество работ, имевших не столько исследовательское, сколько практическое значение. Многие из публицистических изданий конца XIX - начала XX в. содержат готовые статистические наблюдения, аналитические выводы, прогнозы и могут быть названы первичной историографией. Авторами первых таких исследований по истории русской школы были педагоги и земские деятели, стремившиеся привлечь внимание общества к ключевым проблемам развития народного образования. Так, Г. А. Фальборк в своем исследовании определяет основы учебного дела, которые нужно совершенствовать и развивать, показывает роль русского общества в осуществлении плана всеобщего образования45.

Значительная часть публицистики посвящена деятельности земских учреждений в сфере народного образования. Данное направление представлено работами Е.А. Звягинцева, Г. А. Фальборка, В. И. Чарнолуского, Н. В.Чехова, П. Чижевского и др.46 Авторы активно использовали данные школьной статистики, подвергали критике позицию учебного ведомства в вопросах народного образования, призывали к демократизации системы просвещения и расширению общественного влияния на содержание начального образования. Общим для публицистов, писавших о проблемах народной школы, является вывод об огромной роли в просвещении народа различных общественных сил, в первую очередь, интеллигенции. И наоборот - общим местом в рассуждениях названных авторов является мысль о «тормозящем» влиянии административных структур. Отсутствие стабильного финансирования, правовая ограниченность, контроль и опека со стороны чиновников - все это сдерживало инициативу земств. Наиболее критично высказывались в адрес правительственных чиновников В. П. Вахтеров, Е. А. Звягинцев, В. И. Чарнолуский. Именно их работы во многом содействовали тому, что в историографии утвердился взгляд на прогресс в народном образовании как на исключительную заслугу земства, а на земскую начальную школу как на наиболее успешную и эффективную форму образования для народа.

45 Фальборк Г.А. Всеобщее образование в России. М., 1908.

46 Звягинцев Е.А. Полвека земской деятельности по народному образованию. М., 1917; Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России. СПб.,1899; Чарнолуский В.И. Земство и народное образование. СПб.,1910-1911; Чехов H.B. Народное образование в России с 60-х годов XIX века. М., 1912; Чижевский П. Всеобщее обучение и земство. СПб., 1910.

Проблема введения в России всеобщего начального обучения стала на долгие годы предметом обсуждения для официальных чиновников МНП и представителей общественности. Значительная часть дореволюционной публицистики посвящена полемике между сторонниками и противниками всеобщего обучения. Необходимость и методы введения в России всеобщего обучения изложены в работах Н. Буна-кова, В. П. Вахтерова, других общественных деятелей47. Их поддерживали и некоторые государственные чиновники, считавшие возможным введение всеобщего обучения в стране и создававшие конкретные планы и расчеты осуществления плана все

48 обуча . Часть публицистов, писавших на эту тему, отводила первостепенную роль земским учреждениям и обществу при разработке новой реформы49. Другие считали, что только государство может определить рамки реформы, направлять взаимоотношения церкви, школы и общества, обеспечить бесплатное обучение учащихся и полагали, что обязательное обучение крестьянских детей будет насилием над ними50. Обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев считал, что школа отрывает детей от дома, лишает крестьянскую семью работников, в которых нуждаются родители51. Эти тексты были отражением официальной точки зрения.

Многие земские деятели посвящали свои работы практическим вопросам организации школ, акцентируя внимание на том, что в центре реформы школьного дела находятся земства, огромное значение придавали организации педагогических съездов и курсов для просвещения сельских учителей52.

Особый интерес с точки зрения противостояния земской либеральной публицистике, представляют работы С. А. Рачинского, за которым в историографии закрепилось имя «идеолога церковной школы». Профессор Московского университета, Рачипский оставил преподавание и начал учить крестьянских детей в открытой им

47 Миропольский С. Обязательность обучения в России (Исторический этюд). СПб., 1876; Бунаков Н. Русская подвижная школа, воскресные повторительные уроки и учительские съезды. СПб., 1883; Вахтеров В.П. 1) Всеобщее обучение. М., 1897; 2) Всеобщее обучение в малонаселенных местностях и школьная сеть // Русская мысль. 1897. № 1. С. 1-29; 3) Спорные вопросы образования. М., 1907; Веселовский Б. Пособия на всеобщее обучение // Учитель и школа. 1915. № 5; Звягинцев Е.А. Из хроники народного образования. М., 1915.

48 Воронов А.С. Значение обязательного начального учения в деле народного образования. СПб.,1875; Забелин А. Какой тип начальной народной школы был бы полезнее при всеобщем обязательном обучении. Киев, 1898; Толстой И.И. Заметки о народном просвещении в России. СПб., 1907.

49 Чарнолуский В.И. К школьной реформе. М., 1908.

50 Куломзин А.Н. Доступность начальной школы в России. СПб., 1904.

51 Победоносцев К.П. Народное просвещение// Московский сборник. М., 1901.

52 Чарнолуский В.И. Вопросы народного образования на первом общеземском съезде. СПб., 1912; Народное образование в земствах (оеновы организации и практика дела) // Сб. под ред. Е.А. Звягинцева, A.M. Обухова и др. М., 1914. частной школе. Им была разработана система аргументов в защиту этого типа учебного заведения, которая стала широко известна благодаря покровительству К. П.

53

Победоносцева. С. А. Рачинский считал, что школьное дело должно быть построено на началах народной жизни и принципах «национального воспитания». Автор касался и практических затруднений в работе сельских школ, указывая в качестве главной причины на разбросанность и малочисленность деревень во многих местностях, в то же время обращал внимание на ущербное правовое и социальное положение учителей и учительниц. Рачинский настаивал на том, что России нужны земледельческие школы, которые должны стать образцовыми самостоятельными хозяйствами.

В понятие системы начального образования входило два внешкольных средства просвещения: публичные народные чтения и бесплатные библиотеки-читальни. Та и другая форма получила широкое обсуждение в печати и находила своих пропагандистов54. Систематический свод законов, распоряжений, правил, инструкций, уставов, справочных сведений по внешкольному образованию народа55 определял рамки деятельности учителя в этом направлении. Общественные земские деятели считали, что каждый школьный район должен быть обеспечен просветительным пунктом - народной библиотекой. Народные публичные библиотеки при начальных училищах начали открываться с 80-х гг. XIX в. Сеть общедоступных библиотек в России начинает расширяться, главным образом, за счет библиотек, открытых общественными организациями и частными лицами. Благодаря широкой пропаганде в печати этой формы распространения знаний в губернских городах, а вскоре и в селах появились бесплатные библиотеки-читальни56.

На протяжении нескольких десятилетий предметом обсуждения ученых, земских деятелей была проблема социального положения народных учителей и учи

53 Рачинский С.А. Сельская школа. М., 1891.

54 Пругавин А.С. Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения. М., 1890; Вахтеров В.П. 1) Внешкольное образование народа. М., 1896; 2) Народные чтения. СПб., 1897; 3) Всенародное и внешкольное образование. М., 1917; Звягинцев Е.А. 1) Принципы внешкольного образования и его живые силы. М., 1918; 2) Внешкольное образование народа. М.,1896; Медынский Е.Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника. М., 1918.

55 Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Внешкольное образование (систематический свод законов, распоряжений, правил, инструкций, уставов, справочных сведений). СПб., 1905.

56 Сырополко С.О. 1) Народные библиотеки, порядок их открытия и ведения // Вопросы и нужды учительства. VII сборник. М., 1909; 2) Ученические библиотеки // Народное образование в земствах. Основы организации и практика дела. Сб. под ред. Е.А. Звягинцева. М., 1914. тельниц . В периодической печати и публицистике много писалось о низком уровне жалования и бедственном положении учителей, недостатке у них общего образования, нехватке учительских кадров в сельских школах. В связи с этим дискутировалась проблема учительских семинарий, особенно острая в связи с увеличением ко

58 личества школ . Для решения кадровой проблемы предлагалось устраивать краткосрочные педагогические курсы, где будущие учителя смогут достаточно быстро овладеть методикой преподавания. Высказывалась критика в отношении завышенных требований к испытаниям на звание уездных учителей, предлагалось снизить требования по русскому и арифметике до уровня объема курса начальных приходских училищ59. Большое значение уделялось специальной подготовке учителей и учительниц для сельских школ60. Большинство авторов сходились в том, что в развитии школьного дела должно быть заинтересовано само общество, для которого следует установить специальную повинность на содержание народных училищ, подобно тому, как она существует в других странах.

Составители специального сборника статей, посвященного вопросам и нуждам учительства61, выступали в защиту прав и свобод учителей, требуя выделения учителей и учительниц из среды прочих граждан, снятия ограничений при вступлении в брак, обеспечения права распоряжения каникулярным временем, свободы участия в обществах, собраниях и др. В потоке публикаций по проблемам народной школы конца XIX - начала XX в. трудно разделить публицистические работы, написанные «на злобу дня» и аналитические - содержащие исследовательские выводы.

6) Периодическая печать

А) центральные издания, как ведомственные («Журнал министерства народного просвещения», «Учитель», «Русская школа», «Народная школа», «Наблюдатель», «Народное образование», «Вестник воспитания и образования»), так и частные («Мир божий», «Женское образование», «Вестник Европы»,) и др. Материалы периодики носят иллюстративный характер, но они позволяют восстановить харак

57 Забелин А. Земские учительские школы. СПб., 1879.

58 Воронов А.С. Нужно ли приготовлять особых учителей для народных училищ? СПб., 1862.

59 Воронов А.С. Замечания на проект правил испытаний, составленный Ученым комитетом Министерства народного просвещения. СПб., 1870.

60 Воронов А.С. К вопросу о льготах по образованию и об изъятиях по службе в преподавательских должностях. СПб., 1871.

61 Вопросы и нужды учительства (III сборник статей и справок под ред. Е.А. Звягинцева). М., 1909. тер обсуждения в печати той или иной проблемы, представить мнения современников и их реакцию на происходящие события. Среди помещенных в периодике встречаются материалы разного жанра: официальные отчеты и сообщения, биографии учителей, описания школьных праздников, краткие исторические хроники отдельных школ, размышления специалистов о проведения реформы школы, впечатления наблюдателей от посещения учебных заведений и т. д.

Интерес представляют дискуссии, развернутые на страницах газет и журналов в конце XIX - начале XX в. по различным вопросам, касающихся школьной реформы. Проблемы введения всеобщего начального обучения, материального и правового положения народных учителей, привлечения женщин к работе в сельских начальных школах - вот ряд насущных вопросов, которые поднимались в периодической печати того времени. Участниками этих диспутов становились государственные и общественные деятели, народные учителя, родители, выпускники народных школ, словом все те, кто действительно был неравнодушен к судьбе народной школы. Периодические издания были не только ареной открывавшихся дискуссий, но и служили методическим пособием для народных учителей в деле организации учебного дела на местах. Журналы либеральной («Вестник Европы»), народнической («Русская школа») и социалистической («Мир божий») ориентации одинаково заинтересованно обсуждали проблемы начальной школы.

Б) местная печать.

Особую ценность в периодических изданиях Олонецкой губернии представляет газетная хроника, дающая возможность воссоздать по небольшим конкретным публикациям довольно полную картину вопросов, стоящих перед разными типами начальных школ в различные периоды развития. Газетная хроника помогает узнать, как относились к школе различные слои населения, что волновало учащихся, родителей, преподавателей. В хронике представлено материальное положение школ, их нужды, отдельные происшествия. Поэтому «Олонецкие губернские ведомости», «Олонецкие епархиальные ведомости» и «Вестник Олонецкого губернского земства», издаваемые в Петрозаводске, явились весьма информативными источниками. Газета «Олонецкие губернские ведомости», учрежденная в 1838 г. как официальный печатный орган, содержала достаточно разнообразную информацию о внутренней жизни страны и региона.

С началом обсуждения проблемы введения всеобщего начального обучения в начале XX в. в губернской периодике появляются статьи, отражающие реальное состояние учреждений народного образования. Авторами обзоров были преимущественно инспектора народных училищ, которые не только давали конкретную информацию о положении на местах, но и высказывали мнения по проблемам организации всеобщего обучения: проблеме привлечения девочек в школу, большой разбросанности селений в губернии, об организации ночлежных приютов. Кроме того, в крае остро стояла проблема языка начального обучения. Газетные публикации этого периода нельзя в полной мере назвать исследованиями, поскольку для них характерно фактическое изложение событий без научного анализа

7) Источники личного происхождения.

Еще одну группу источников представляют источники личного происхождения (дневники, мемуары, письма). Часть из них была опубликована в начале XX в. отдельными изданиями, часть публиковалась в периодике того времени. Такого рода документы отражают отношение современников и участников реформирования системы народного образования, содержат ценные материалы по правовому и материальному положению народных учителей, хотя и несут в себе известную долю субъективизма. Только из мемуаров и дневников сельских учителей мы можем почерпнуть сведения об их отношении к своей деятельности, к детям, к односельчанам, обнаружить внутреннюю мотивацию многолетнего служения многих из них в глухой провинции или, наоборот, бегства от неразрешимых проблем.

В исследовании использованы дневники и воспоминания государственных деятелей62, представителей либеральной профессуры, отражающие формы участия научной интеллигенции в организации школ63, мемуары и дневники народных учителей64 и учеников65. В своих воспоминаниях авторы отразили свое восприятие народной школы, финансовых, бытовых, психологических, профессиональных про

62 Шишков А.С. Записки адмирала А.С. Шишкова. СПб, 1868; Воспоминания министра народного просвещения фафа И.И.Толстого. Сост. Л.И.Толстая. М, 1997. м Пресняков А.Е. Письма и дневники. 1889-1927. СПб.: Дмитрий Буланин, 2004.

64 Мироносицкий П.П. 1) Из дневника учителя церковно-приходской школы // Народное образование. 1896. № 3-8; 2) Дневник учителя церковно-приходской школы. СПб., 1901; Воронова Е. А. Школа в Алуште. Из воспоминаний учительницы. СПб., 1905; Реморов Н. На ниве народной. Воспоминания, наблюдения и заметки школьного учителя. СПб., 1906;.

65 Смирнов М.Н. Голос корела. Путевые заметки и корельская поэзия. СПб., 1890. блем учителей. Наиболее многочисленны использованные в работе учительские ме

66 муары .

Для понимания специфики социального положения народного учителя в Олонецкой губернии важны источники мемуарного характера, а также отдельные заметки и наблюдения представителей училищного начальства, народных учителей, помещенные в местной печати. Среди них есть и заметки жителей Сямозерской волости Петрозаводского уезда.67.

Теоретическая и методологическая основа исследования

В современной исторической науке происходит усиление интереса исследователей к изучению социальной истории, в том числе истории локализованных социальных общностей, групп, их повседневной жизни. Это связано не только с деидео-логизацией исторической науки и дистанцированием ее от политики, но и с необходимостью более глубокого и объективного анализа накопленных научных знаний в данной области. Еще на рубеже XIX-XX вв. П.Н. Милюков подметил, что «.история событий или "внешняя история" (она же политическая, прагматическая) уступает место истории быта или "внутренней истории" (она же бытовая, культурная)»68. Наиболее содержательные исследования по отечественной истории XVIII - XX вв. появляются как раз на пересечении локальной истории и истории повседневной жизни людей69.

Историки проявляют все больше интереса к региональным исследованиям,

70 т пытаясь осмыслить их на современном теоретическом уровне . I акои интерес кон

66 Круглов А. Из быта сельских учительниц // Женское образование. 1878. № 1. С.33-39; Заметки и наблюдения // Русская школа. 1889. № 9. С.237-246; Максимов Е.Д. Школа жизни (из воспоминаний сельского учителя). // Наблюдатель. 1893. № 7. С.75-101; № 8. С.227-246; Из дневника учительницы воскресной школы // Русская школа. 1894. № 5-6. С.34-58; Темные стороны учительской жизни // Русская школа. 1896. № 4. С.251-256; Вересов П.Г. Из 25-летней жизни сельского учителя (cl 873-1898 гг.). Новгород, 1899; Воспоминания сельской учительницы // Русская школа. 1902. № 5-6. С.30-41; Куликов С.Е. С насиженного гнезда // Народное образование. 1909. № 1. С. 14-16; Сеятели на ниве народной во второй половине прошлого столетия // Народное образование. 1911. № 9. С.569-577; № 10. С.278-310; №12. С. 119-153.

67 Лосев С.А. Наброски и заметки по вопросам школьной жизни // ВОГЗ. 1907. № 4; № 15-16; Из воспоминаний учителя // ВОГЗ. 1910. № 12; Маленькие заметки // ВОГЗ. 1907. № 4; Скромный юбилей // ОГВ. 1905. № 84; Успенский П. Из Карелии // ВОГЗ. 1910. № 3; Опокина Л. Из дневника карельской учительницы // Народное образование. 1911. № 4. С. 603-606.

68 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 1. С. 5.

64 Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей: Исторические анекдоты из провинциальной жизни XVIII века. М., 2006

70 См.: Репина Л.П. 1) Новая историческая наука и социальная история. М., 1998; 2) Социальная история в историографии XX века: научные традиции и новые подходы: Автореф. дис. д-ра ист. наук. М., 1998; 3) Новая локальная история // Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX - XX вв. Челябинск, 2003. центрирует внимание историков на локальной истории, которая представляет локальные сообщества в качестве субъектов исторического процесса.

Используя новый исследовательский метод локальной истории, современная социальная история стала комплексно исследовать сельскую и городскую историческую среду. Отдельный город или село в локально-историческом исследовании не являются административными рамками, а становятся локальными социокультурными пространствами71. В таком измерении народные школы и библиотеки представляются центрами сельской округи, поскольку они являлись каналом распространения культуры на селе72.

Бесспорно, обращение к изучению местной истории открывает огромные исследовательские возможности, представляет привлекательный способ получения нового исторического знания, не менее эффективный, нежели история «больших объектов». Локальная история основывается на способности «видеть целое прежде составляющих его локальных частей, воспринимать и понимать контекстность, гло

73 бальные и локальные, отношения исторических макро- и микроуровней» . По мнению А.Я. Гуревича, микроистория - особое поле исследования, где историки рассматривают конкретные факты, а микроисторический подход помогает яснее представить раскрываемые на микроуровне феномены «большой» истории. Тем самым «микроистория открывает для историков доступ в те области социальной жизни, которые оставались вне их поля зрения»74.

Наиболее интересным из направлений изучения локальной истории, может стать социокультурный контекст развития отдельных феноменов. Такой подход по

71 См.: Колесникова М.Е. Социокультурное пространство локальной истории Ставрополья (к вопросу об источниковедении ставропольской истории) // Вестник Ставропольского государственного университета. 2002. №30. С.19-28; Акашева А.А. Нижний Новгород в 1860-1890 гг. Методика реконструкции социокультурного пространства города: Автореф. дисс. канд. ист. наук. Н.Новгород, 2006.

72 Ашихимова А.В. Народные дома-центры культурно-просветительной работы южнороссийского села // Новая локальная история. Вып. 2. Новая локальная история: пограничные реки и культура берегов: Матер, второй междунар. интернет-конференции. Ставрополь, 2004. С.25-31.

Колесникова М.Е., Маловичко С.И. Исследовательская практика новой локальной истории и «вспомогательные» исторические дисциплины // Региональный Научно-Образовательный Центр «Новая локальная история», Ставропольский гос.университет, 2003; Маловичко С.И., Булыгина T.A. Современная историческая наука и изучение локальной истории // Новая локальная история. Вып. 1. Новая локальная история: методы, источники, столичная и провинциальная историография. Ставрополь, 2003. С. 6-21; Сукина Л.Б. Культура русской провинции в контексте региональной истории // Новая локальная история. Вып. 1. Новая локальная история: методы, источники, столичная и провинциальная историография. Ставрополь, 2003. С. 223-232;

74 Гуревич А.Я. 1) Апории современной исторической науки // Одиссей. Человек в истории. 1997. М., 1998; 2) Социальная история и историческая наука // Вопросы философии. 1990. № 4. С.23-34; 3) О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории. 1991. № 2. С.21-37; 3) Исторический синтез и Школа «Анналов». М., 1993; Чубарьян А.О. История XX столетия: новые исследования и проблемы // Новая и новейшая история. 1994. № 3. С.3-13. зволит проследить весь ход исторического развития локального сообщества, раскрыть историю повседневности и, анализируя частное, соотнести его с известными историческими процессами, которые разворачивались на макроуровне. Ведь «большая история» складывается из малых, местных историй. Локальная история отражает те же проблемы, что и «большая», но акцент в ней ставится на истории повседневности, быта, уклада жизни местного населения, реконструкции элементов среды обитания. В отличие от традиционного, краеведческого, подхода к изучению местной истории, новая локальная история не определяет жестко территориальные рамки объекта (места) своего изучения. «Место» - это в первую очередь не территория, а совокупность людей, осуществляющих определенную историческую деятельность»75, социальная общность как объект изучения. В данном «месте» происходит развитие социальной среды, ее взаимодействие с иными социальными явлениями. Локальная история позволяет «исследовать место не как типичную периферию, а как социокультурный объект, в котором присутствует многоликая / мультикультурная общность со своей спецификой» .

Социокультурная среда российской провинции XIX - начала XX вв. представляет собой сложную многоуровневую систему. Она включает окружающие человека общественные, материальные и духовные условия его существования и оказывает значительное воздействие на формирование и развитие личности. Образовательное пространство в этой структуре имеет немаловажное значение. Становление и развитие институтов образования происходит в специфической среде и в определенных временных рамках. Образовательное пространство - это система факторов и условий изменения сообщества, включенного в сферу действия образовательных учреждений, содержащая возможности их саморазвития. Это сложная иерархическая система образовательных учреждений и органов управления в рамках единого образовательного пространства, находящаяся в непрерывном взаимодействии с другими сферами социальной жизнедеятельности77. Образовательное пространство стимулирует раз

75 Гомаюнов С.А. Местная история: проблемы методологии // Вопросы истории. 1996. № 9. С. 161.; Он же. Местная история в контексте россиеведения// Общественные науки и современность. 1996. № 1. С.55-63.

76 Маловичко С.И. Новая локальная история: историографический опыт выхода за границы провинционализма // Новая локальная история. Вып. 2. Новая локальная история: пограничные реки и культура берегов: Материалы второй междунар. интернет-конференции. Ставрополь, 2004. С. 148; Он же. «Новая локальная история»: познавательные и интеграционные возможности // Историческое знание: теоретические основания и коммуникативные практики. М., 2002. С.46-50.

77 Могилев А.В., Шильман А.Н. О понятии «образовательное пространство» // Педагогическая информатика. 2005. №2. С. 75. витие и саморазвитие обучаемых, это система условий для формирования интеллектуальных сил России. Некоторые авторы выделяют понятие «широта образовательной среды», которое трактуют как структурно-содержательный критерий, показывающий какие объекты, процессы и явления включены в данную образовательную

78 среду . Другие исследователи считают, что образовательная среда - это система

70 факторов, определяющих образование и развитие человека .

Современная концепция образовательного пространства включает все образовательные учреждения, находящиеся в пределах региона (от низшей до высшей школы), и сообщество учащихся и учителей. Кроме того, в данную структуру входит организация управления / самоуправления образовательными учреждениями на различных уровнях.

Под образовательным пространством на территории сельской Карелии XIX -начала XX вв. нами понимается система, включающая в себя следующие структурные элементы: организация и деятельность народных школ, управление образовательным процессом, взаимодействие низовых элементов системы с высшими образовательными и социальными институтами. Возможности локальной истории и применение социокультурного подхода не только дают основания к новой интерпретации развития культуры и просвещения на национальных окраинах России, но и позволяют пересмотреть привычную схему развития исторических процессов в сфере культуры, этноконфессиональной, социальной истории «от центра к периферии».

Условно в образовательном пространстве можно выделить два образовательных уровня: педагогически организованный и педагогически неорганизованный. Основным источником познавательной и культурной информации является педагогически организованная среда. В нее входит учебная среда, создаваемая народной школой (учебная и воспитательная деятельность учителя - уроки, домашние задания, содержание ночлежного приюта) и внешкольное образование (создание музеев, организация народных библиотек-читален, публичные чтения для народа и др.). Педагогически неорганизованный уровень также оказывает значительное влияние на формирование образовательного пространства. Сюда входит семейная среда, определяющая отношение родителей и членов семьи к получению образования, а также

78 Ясвин В.А. Психологическое моделирование образовательных сред // Психологический журнал. 2000. Т. 21. №4. С.81.

79 Равкин З.И. Современные проблемы историко-педагогических исследований // Педагогика. 1991. № 1. С. 92. пространство сельской округи, поскольку отношение локальных сообществ - крестьянских общин - к устройству и функционированию школ определяло их судьбу. Совокупность этих образовательных уровней, многообразие их взаимодействия определяет проблемные рамки данного исследования.

Одной из главных проблем изучения истории народного образования в Российской империи, является исследование механизма реализации принципов государственной политики в этой области, определение эффективности правительственных мер. Эта проблема может получить адекватное освещение при обращении к конкретным процессам, протекавшим на уровне губернии, уезда, города, сельской волости, рассмотренным на протяжении достаточно длительного исторического отрезка.

Возможности новой локальной истории, несомненно, позволяют не только рассмотреть историю народного образования в российской провинции XIX в. как отражение правительственной политики в сфере народного просвещения, но и выявить особенности развития образовательного пространства отдельных регионов России. В результате мы можем судить, насколько состояние школы и просвещения на местах влияло на пути развития всей системы народного образования в России, каким образом, и на каком этапе реформ официальные установки министерства народного просвещения преломлялись, изменялись, корректировались в зависимости от местных условий. История начального образования, как проблемное поле в рамках новой модели локальной истории, неизбежно получает социокультурное направление, так как народная школа как центр образовательного пространства сельской округи являлась не только основным механизмом трансляции конкретных знаний, культурных практик, но и транслятором образов власти, политической и социальной информации, которая быстро и прочно усваивалась населением окраин через коллективные действия: обучение, публичные чтения, праздники.

Развитие народной школы, рассмотренное на протяжении более чем столетия в соотнесении локально-исторического и макроисторического уровней исследования, представляется весьма перспективным. Последовательное рассмотрение всех аспектов школьной политики и школьной повседневности на материалах отдельно взятой волости как целостной единицы школьного строительства позволяет соотнести ситуацию на национальных окраинах с состоянием школьного дела в центральной России. Этот поворот важен в связи с тем, что работы, опубликованные в советский период, рассматривали ситуацию в народном образовании в крае в духе господствовавших тогда оценок царской России как «тюрьмы народов», схематизировали тенденции в социальном развитии отдельных территорий, оставаясь на уровне «макроисторических» описаний.

Таким образом, методология локально-исторического исследования выражается в соотнесении локально-исторического и макроисторического уровня анализа конкретных источников, взятых в их совокупности. В изучении школы как культурного центра округи мы стремились учесть все формы взаимодействия школы и крестьянского мира, школы и государственных, общественных учреждений.

Автор стремился использовать цивилизационный подход, предполагающий рассмотрение в комплексе влияния на светскую школу природных, социальных, экономических и культурных факторов. В основе научных представлений автора лежат принципы объективности и историзма, а также общенаучные методы: 1) системно-структурный, позволяющий получить новое знание путем изучения объекта как системы в предметном, функциональном и историческом аспектах; 2) метод классификации; 3) метод типологизации. Среди специально-исторических методов стоит назвать: 1) метод периодизации, позволяющий установить качественные изменения изучаемого объекта по времени, зафиксировать с определенной точностью моменты изменения; 2) сравнительно-исторический метод использовался для сопоставления сходных исторических явлений с целью установления в них общих черт и различий. Сравнительный метод эффективен и в случае, если лакуны в конкретном материале не дают конкретных ответов на вопросы и приходится апеллировать к типологически сходному материалу, полученному по другим регионам, периодам.

В качестве конкретных методик поиска, отбора и интерпретации источников были использованы методы архивной эвристики, приемы внешней и внутренней критики источника, принцип учета исторического контекста возникновения того или иного документа, метод историко-психологической интерпретации - при работе с мемуарными источниками.

Анализ сформированного в ходе работы над диссертацией комплекса источников, огражающих развитие институтов народного образования на нескольких уровнях, осуществлен с использованием статистических методов, что позволило определить основные черты и специфику развития народной школы как социально-исторической реальности, динамику и направления развития системы народных училищ в крае.

Практическая значимость диссертации

Конкретный материал по истории начальных школ в Олонецкой губернии, полученный в ходе исследования, может быть использован при подготовке специальных курсов по истории образования в Карелии и общих курсов по истории Отечества. Кроме того, выводы и наблюдения, полученные в данной работе, могут найти практическое применение в определении моделей социальной, культурной, воспитательной работы с детьми и их родителями в муниципальных образованиях республики Карелия и, особенно, на территориях, где карельское население составляет значительную долю от общей численности. Обращаясь к историческому опыту, реконструируя исторические детали школьной повседневности, создавая летопись школ как историю взаимодействия людей («учащих и учащихся», выражаясь языком документов XIX в.) можно облегчить поиск оптимальных вариантов решения многих организационных проблем современной сельской школы или, по крайней мере, представить обширный материал для профессиональных разработок в этом направлении.

Апробация работы

Материалы и основные выводы диссертации были представлены на международных, общероссийских и региональных конференциях:

Сельская Россия: прошлое и настоящее (исторические судьбы северной деревни)». Всероссийская научно-практическая конференция. Усть-Цильма (респ. Коми), июль 2006.

Северная Европа в XXI веке: природа, культура, экономика». Международная конференция. Петрозаводск, октябрь 2006 г.

История города и села: теория и исследовательские практики». Всероссийская научная Интернет-конференция, ноябрь 2006 г.

Человек в контексте своего времени: опыт историко-психологического осмысления XX международная научная конференция. С.-Петербург, декабрь 2006 г.

Краеведческие чтения». Петрозаводск, февраль 2007 г.

Рябининские чтения - 2007». V Междунар. науч. конф. по изучению народной культуры Русского Севера. Петрозаводск, сентябрь 2007 г.

Текст диссертации был обсужден на кафедре архивоведения и специальных исторических дисциплин Петрозаводского государственного университета.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях:

1. Из истории школы в Карелии. Народные училища Сямозерской волости в XIX - начале XX в. // Ante annum: сборник научных работ студентов и аспирантов исторического факультета. Вып.З. Петрозаводск: Петр.ГУ, 2006. С. 43-58.

2. Народное образование в Карелии в XIX в.: возможности локальной истории // Сборник материалов международной конференции, посвященной 60-летию Кар. НЦ РАН «Северная Европа в XXI веке: природа, культура, экономика». Петрозаводск: Кар. НАЦ РАН, 2006. С. 51-54.

3. Исторический очерк развития Сямозерской школы Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в XIX веке // Сямозерские чтения: доклады и материалы первой и второй научно-практических конференций. Петрозаводск: Изд. дом «Карелия»,

2006. С. 79-89.

4. Из истории народных школ Карелии в XIX веке: Эссойльской (Угмойль-ской) школе 110 лет // «Север». 2006. № 12. С. 182-189.

5. Учитель народной школы Петр Иванович Скворцов (личность в истории народного образования российской провинции в XIX в.) // Человек в контексте своего времени: опыт историко-психологического осмысления»: материалы XX Международной научной конференции. Санкт-Петербург, 18-19 декабря 2006г.: в 3-х ч. СПб.: Нестор, 2006. Ч. 2. С. 21-26.

6. Образовательная среда в контексте локальной истории (их опыта изучения начальных школ одно карельской волости) // Материалы IV научной Интернет-конференции «История города и села: теория и исследовательские практики» центр «Новая локальная история». Режим доступа: http://www.nevvlocalhistory.coni/ inetconf / 2006 /.

7. Сельские библиотеки в XIX — начале XX века: по материалам Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии // Библиотековедение.

2007. № 5 (октябрь). С. 104-107

8. Из истории Сямозерской школы Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в XIX веке // Сельская Россия: прошлое и настоящее (исторические судьбы северной деревни). Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Республика Коми, с. Усть-Цильма, 10-13 июля 2006 г.). М.; Сыктывкар, 2006. С. 185

191.

9. Народная школа как культурный центр сельской округи (по материалам Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии) // Матер. V Междунар. науч. конф. по изучению народной культуры Русского Севера «Рябининские чтения - 2007». Петрозаводск, 2007. С. 51 - 53.

Структура диссертационного исследования

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения. В первой главе проведен анализ государственных реформ в области народного просвещения в первой половине XIX в. и отражение государственной политики в формировании учреждений народного образования в стране, в Олонецкой губернии и в Сямозерской волости Петрозаводского уезда, в частности. Вторая глава показывает, как проходило развитие народной школы во второй половине XIX - начале XX вв. в контексте новых «Положений о начальной школе» 1864 и 1874 гг. при активном содействии земских учреждений. В этой главе раскрывается проявление консервативных тенденций в реформировании программы и структуры народной школы в 1880-1890-х гг., а также деятельность государства и общественных организаций по введению всеобщего обучения в России в предреволюционные десятилетия в соотнесении общероссийских и локальных процессов. Четвертая глава представляет собой попытку реконструировать основные направления и результаты деятельности народной школы как культурного центра сельской округи, рассмотреть формы школьной повседневности, а также социальный облик сельских учителей.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Калинина, Елена Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Создание сети народных школ в имперской России было вызвано внутригосударственными потребностями. Промышленное производство, сельское хозяйство, усложняющийся аппарат управления испытывали потребность в грамотных людях и специалистах. Однако тенденции развития начальной народной школы на протяжении XIX в. были противоречивы, ее становление как социального института заняло не одно десятилетие. На протяжении всего изучаемого периода правительство пыталось регламентировать задачи и формы школьной деятельности. Однако принципы «Уставов учебных заведений» (1804 и 1828 гг.), и «Положений о начальных народных училищах» (1864 и 1874 гг.), «Правила о церковно-приходских школах» 1884 г. не были последовательны. В начале XIX в. и в ходе реформ 1860-х гг. была провозглашена установка на всесословную и общедоступную школу, создававшая возможность строить ее на этих принципах снизу доверху, однако вскоре сословный принцип, отделяющий низшие училища «для народа» от верхних ступеней системы образования стал вновь определять политику в сфере просвещения.

Для многомиллионного крестьянского населения России приходские училища становились мощным стимулом и условием социальной мобильности, даже если (до 60-х гг. XIX в.) для крестьян действовали сословные ограничения при поступлении в средние и высшие учебные заведения. Государственное регулирование и законодательное покровительство начальным школам в первой половине XIX в., даже при отсутствии других благоприятных условий и при отсутствии финансирования со стороны правительства, все же способствовало созданию сети начальных школ, распространенной и на самые отдаленные уголки империи. Пример тому - открытие в первые годы XIX в. нескольких школ на территориях Олонецкой губернии, с редким карельским населением, к каковым относится Сямозерская волость Петрозаводского уезда. Дети, проживающие на территории волости, получили возможность образования в начальных училищах, независимо от их происхождения и имущественного состояния. До реформы 1804 г. школ в Сямозерской волости не было, поэтому реализация «Устава» 1804 г. имела значительный эффект для данной территории.

Результаты предпринятых в 20-30-е гг. XIX века государственных мер в сфере народного образования отразились в расширении сети училищ. Так, в 1840 г. В Олонецкой губернии работало 205 школ, где обучалось 1 117 учащихся, В Петрозаводском уезде - в 42-х начальных училищах - 333 ученика, а в Сямозерской волости в трех церковно-приходских школах - 27.

Со второй половины XIX в. работа по просвещению крестьянского населения заметно активизировалась, чему способствовали созданные в губернии учреждения местного самоуправления - земства, а также различные просветительские благотворительные организации - комитеты и общества грамотности, общества содействия народному образованию, попечительства о народной трезвости и др.

В течение столетия начальное образование сделало существенный шаг вперед. В пользу этого говорит тот факт, что за 100 лет, с 1803 по 1915 г., количество начальных школ в империи возросло в 600 раз. В первое десятилетие XIX в. было открыто было всего 192 приходских училища, а к 1915 г. их число поднялось до 122123. В Сямозерской волости по плану всеобщего обучения было открыто и действовало в предреволюционные годы 16 народных школ различного подчинения, в которых обучались дети карельских крестьян.

Столь впечатляющие результаты обусловлены тем, что в предреволюционное 20-летие в губернии развернулась фактическая реализация проекта введения всеобщего начального обучения. Хотя разработка законопроекта стала прерогативой высших и центральных государственных органов, однако принципы общедоступности и общеобязательности школы были сформулированы земскими деятелями. Активность губернского и уездного земств в этом вопросе подкреплялась их серьезными финансовыми возможностями. Введение плана всеобуча позволило значительно увеличить в Сямозерской волости численность обучающихся детей в училищах. Если в 1891 г. (до начала реализации плана) в трех сямозерских школах обучалось 78 детей, то в 1917 г. 16 училищ волости посещало уже 386 учащихся.

Как правило, в первой половине XIX в. сельские школы не финансировались государством, а существовали за счет добровольных мирских сборов с крестьян, частных пожертвований, единовременных пособий казны. Только с введением земств финансирование начальных школ стало постоянным, что способствовало в дальнейшем не только количественному росту сельских училищ, но и непрерывности их деятельности. В обязанности земских учреждений входило субсидирование не только земских училищ, но и всех других школ, независимо от их ведомственного подчинения. Все 16 школ Сямозерской волости по состоянию на 1916-1917 гг. получали пособия от губернского и уездного земства. Министерство народного просвещения оказывало финансовую поддержку только министерским образцовым школам. Поэтому три образцовые министерские училища в Сямозере, Салменицах и Вешкелице содержались на средства министерства народного просвещения и получали дополнительные пособия от земств. Церковно-приходская школа в Чуйнаволоке также получала средства от земства.

Значительную материальную помощь школам оказывали попечители (почетные блюстители) народных школ, в роли которых часто выступали местные крестьяне или бывшие учащиеся народных школ. Некоторые из них, став состоятельными людьми, жили в городе или в соседней Финляндии, другие оставались в тех же селениях. Из 16 школ Сямозерской волости в шести были попечители.

Расширение школьной сети по всей территории Олонецкой губернии, организация и открытие различных типов школ (земских, церковно-приходских, министерских, школ грамоты, воскресных школ) позволило поднять уровень грамотности среди крестьян. Согласно данным всеобщей переписи населения 1897 г. в губернии насчитывалось 21,67 % грамотных и 78,32 % неграмотных».555 В 1913 г. грамотность населения по Олонецкой губернии составила уже 28,9 %».556 В Петрозаводском уезде грамотность населения была выше, чем в целом по губернии, и составляла «31,05 сст грамотных к общему числу жителей».

Постепенно школы становились центрами культуры и образования на селе и составили ядро образовательного пространства сельской округи, выполняя просветительскую миссию среди крестьянского населения. Просветительские тенденции определяли характер всей учебно-воспитательной деятельности народных училищ. На развитие просветительной работы среди крестьян Сямозерской волости существенно влиял рост культурных и образовательных запросов самих крестьян, проявившийся на рубеже XIX - XX вв. Их активность можно связать с желанием овладеть русским языком и грамотой, что существенно облегчало их миграцию за пределы волости и предпринимательскую деятельность, давало льготы военнообязанным в отношении сокращения срока службы. Повсеместно в народных школах волости организовывались публичные лекции и народные чтения, а также литературные вечера,

555 Суханов Ф. Грамотность и образование по всеобщей переписи. С.1.

556 Олонецкий губернский статистический справочник.С. 35.

557 Отчеты заведующих отделом народного образования уездных земств Олонецкой губернии.С. 7. собиравшие значительную часть населения окрестных деревень. Учреждались народные библиотеки-читальни для взрослого населения деревень. На территории Ся-мозерья было открыто 4 таких библиотеки.

На формирование сети школ в Олонецкой губернии наложила свой отпечаток специфика края (суровый климат, малонаселенность и неравномерность заселения). Эти условия были характерны и для пограничной с Финляндией Сямозерской волости, где проживало более 90% карелов. Преподавание предметов на русском языке в «инородческих» школах волости остро ставило проблему усвоения русской грамоты учащимися-карелами. Поэтому в школах Сямозерья курс начальной школы увеличивался до 4,5 лет, как во всех школах Олонецкой губернии. Но обучение русскому языку не всегда было результативным, и это сказывалось на качестве преподавания.

Разбросанность небольших поселений на значительном расстоянии способствовало распространению модели школ с устроенными при них ночлежными приютами, а также снижению общероссийской нормы количества учащихся в одном классе-комплекте (с 50 до 45 учащихся). Всего в Сямозерской волости действовало 13 ночлежных приютов-общежитий по состоянию на 1917 г.

Равнодушие крестьянского населения к обучению собственных детей, являлось одним из главных препятствий в организации и развитии школ в сельских местностях. Чтобы сблизить крестьян с начальной школой учителями предпринимались всевозможные способы воздействия, привлекательные для детей и их родителей: снабжение беднейших учащихся теплой одеждой и обувью, раздача книг, выдача бесплатной муки, преподавание основ ремесла и сельскохозяйственных знаний.

Одной из причин отсева учащихся в училищах Сямозерской волости являлась языковая проблема, которая сохранялась на протяжении всего изучаемого периода. Дети карел совершенно не знали русского языка, а русские учителя начинали работать без знания карельского. В карельских поселениях Сямозерья распространялась модель «русской школы», где преподавание всех предметов велось на русском языке.

Центральной фигурой в системе начального народного образования на протяжении всего изучаемого периода оставался школьный учитель, сначала - сельский священник, потом - специально подготовленный педагог-практик. Нельзя недооценить огромную роль священников-учителей на первом этапе школьного строительства - от начала реформ Александра I и вплоть до 1870-х гг. Те из священников, кто параллельно своей основной деятельности годами практически безвозмездно обучал крестьянских детей в народной школе, действовали в лучших нравственных традициях христианства. Такие подвижники находились в каждом уезде, каждой волости, что показывает собранный нами материал. И позже в учительской среде было сильно влияние ценностей духовного сословия, поскольку и второе поколение учителей в значительной части было выходцами из той же среды (дети священников, выпускники духовных семинарий, епархиальных училищ). Отсюда - сравнительно большое количество «подвижников» в среде учителей, готовых трудиться безвозмездно, за «духовное воздаяние», понимающих свою деятельность именно как просветительскую миссию, служение народу. Ярким примером такого типа был П. И. Скворцов -учитель Сямозерской школы, непрерывная учительская деятельность которого продолжалась 30 лет.

Школы на селе выступали как культурные центры, развитие которых во многом определялось уровнем подготовки учителя, его нравственным обликом, трудолюбием и ответственностью. Столь активная и разнообразная деятельность была, безусловно, одной из форм самореализации и самовыражения учителя. Будучи в большинстве своем выпускниками уездных и губернских училищ, учителя представляли городскую культуру и несли в сельскую местность ее привлекательные черты и достижения. На этой основе происходил синтез двух культур - города и села. Многие сельские учителя осознанно стремились не только обучить грамоте крестьянских детей, но изменить их быт и культурный облик. Своим примерным трудолюбием они пробуждали в детях стремление к учению, убеждали неграмотных крестьян в необходимости просвещения. С течением времени языковая, культурная, социальная изоляция русского учителя в среде крестьян-карел уменьшается, а его отношения с крестьянами становятся менее конфликтными.

Проведенное исследование подтверждает известное положение о том, что учительство составляло значительный по численности и общественно активный отряд дореволюционной российской интеллигенции558. В конце XIX - начале XX в. учителя начинают играть заметную роль в социальной жизни деревни.

558 Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. М., 1971.

В конце XIX - начале XX века, на фоне национального движения в соседней Финляндии, возрастает роль школы в решении миссионерских задач. Народная школа в карело-финском этнокультурном пограничье, каким оказалась территория Сямозерской волости, становится основным механизмом утверждения православия и поддержания лояльности среди нерусскоязычного населения.

Исследование показало, что на основании представлений об эффективности школьного строительства на территории отдельной административно-территориальной единицы (волости) можно судить об успехах в школьной политике, в целом, понять алгоритм отступлений и перемен в определении правительственных стратегий не только в сфере образования, но и в деле управления окраинами. При всей сложности ситуации и непоследовательности этой политики народная школа до 1917 г. шла по пути поступательного развития. Расширялась сеть начальных школ, увеличивалась численность учащихся, повышался интерес крестьян к образованию.

Исторический опыт реформ в системе образования в настоящее время имеет большое значение. Далеко не всегда официально принятый в образовании программно-целевой подход осуществляется на практике в силу неравных материальных, этнокультурных, социальных условий развития регионов. Также проблема всеобуча (положение о введении с 1 сентября 2007 г. обязательного среднего образования), особенно важна сегодня, когда за порогом школы остаются дети из кризисных семей, и не может быть решена одним подписанием соответствующего закона. С каждым годом увеличивается количество семей, которые не занимаются образованием своих детей, сокращается количество учащихся в учебных заведениях, происходит отторжение детей от семьи и от школы, увеличивается численность беспризорных детей, растет детская преступность. Причин столь тяжелого положения в системе народного образования много. Это обнищание семей, несостоятельность государственной социальной политики в стране. Не случайно причины непосещения школ учащимися во многом напоминают ситуацию вековой давности. Решить эти социальные проблемы можно только благодаря объединенным усилиям государства и общества, как это делалось в историческом прошлом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Калинина, Елена Александровна, 2007 год

1. Бюджет уездных и губернских земств Олонецкой губернии за 1868-1916 гг. Петрозаводск, 393 с.

2. Воронов А.С. Отчет члена главного правления училищ по обозрению учебных заведений Московского округа / А.С. Воронов. СПб., 1864. 20 с.

3. Весь Петербург на 1903 г. адресная и справочная книга. СПб, 1902. 1921 ст.

4. Журналы Олонецких губернских и уездных земских собраний за 1867 1916 гг. Петрозаводск, 1868-1917.

5. Земско-школьная деятельность. Доклад к сессии 1912 г. Петрозаводск, 1913. 38 с.

6. Земско-школьная деятельность в Олонецкой губернии. Доклад по вопросам школьного образования 1910. Петрозаводск, 1910. 82 с.

7. Из отчетов о начальных народных училищах Санкт-Петербургского учебного округа. СПб., 1895. 104 с.

8. Краткая записка о развитии грамотности в Повенецком уезде за 27-летний период времени с 1867 -1893 гг. Петрозаводск, 1896. 30 с.

9. Народная школа. Руководство для учащихся в начальных училищах. Казань, 1905. 525 с.100 разъяснении прав и обязанностей почетных блюстителей 1871 г. // Сборник постановлений и инструкций по МНП. СПб., 1873. т. 7. ст. 524.

10. Обозрение министром народного просвещения графом Д.А. Толстым учебных заведений Олонецкой губернии (в августе 1877 г.). Петрозаводск, 1877.42 с.

11. Отчеты заведующих отделом народного образования уездных земств Олонецкой губернии за 1907-1909 гг.

12. Отчет Олонецкого училищного совета за 1868 г. 43 с.

13. Отчеты о состоянии народных училищ Олонецкой губернии директора народных училищ Олонецкой губернии Н.Д. Мартынова 1894 1899 гг.

14. Отчеты о состоянии народных училищ Олонецкой губернии директора народных училищ Олонецкой губернии К.А. Попова 1900 1907 гг.

15. Отчеты состояния внешкольного образования в Олонецкой губернии в 1915 г. Петрозаводск, 1916.40 с.

16. Отчеты о состоянии церковных школ Олонецкой епархии 1908 1917 гг.

17. Отчет члена главного правления училищ А.С. Воронова по обозрению учебных заведений Московского округа. СПб, 1864. 64 с.

18. Полное собрание законов Российской империи 1864 г. Т.39. СПб., 1867.

19. Положение о начальных народных училищах 1864 г. // Сборник постановлении и инструкций по МНП. СПб., 1865. т. 3. ст. 1226.

20. Положение о начальных народных училищах 1874 г. // Сборник постановлении и инструкций по МНП. СПб., 1875. т. 6. ст. 223-331.

21. Постановления первого общеземского съезда по народному образованию в Москве 16-30 августа 1911 г. М., 1911. 36 с.

22. Правила о церковно-приходских школах Высочайше утвержденные 13 июня 1884 г. СПб., 1884.8 с.

23. Предварительные правила народного просвещения 1803 г. // Сборник постановлений и инструкций по МНП. СПб., 1849. т. 1. ст. 14

24. С.- Петербургский университет в первое столетие его деятельности. 1819-1919. Материалы по истории С.- Петербургского университета. Т.1. 1819-1835. / Под ред. С.В. Рождественского. Собр. и изд. И.Л. Маяковский и А.С. Николаев. Пг., 1919

25. Статистические материалы по народному образованию в Олонецкой губернии за время существования земских учреждений (1868-1896 гг.). Петрозаводск, 1898. 122 с.

26. Суханов Ф. Грамотность и образование по всеобщей переписи 28 января 1897 года и задачи деятельности земства по внешкольному образованию в Олонецкой губернии. Доклад к сессии 1908 года/ Ф. Суханов. Петрозаводск, 1908. 146 с.

27. Сборник действующих постановлений Олонецкого губернского земского собрания сессий 1901 1909 гг. Петрозаводск, 1910. 903 с.

28. Труды Губернской земской комиссии по выработке плана введения всеобщего обучения в Олонецкой губернии. Вып. 1: Петрозаводский уезд. Петрозаводск, 1905. 93 с.

29. Устав учебных заведений, подведомственных Университетом. 1804 г. // Сборник постановлений и инструкций по МНП. СПб., 1849. т. 1. ст. 330.

30. Устав гимназий и училищ Уездных и Приходских. 1828 г. // Сборник постановлений и инструкций по МНП. СПб., 1864. т. 1. ст. 1236.

31. Учет грамотности и образования населения Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1910. 24 с.

32. Школьная статистика. Очерк о состоянии народного образования в Олонецкой губернии за 1914 1915 учебный год. Вып. 3. Петрозаводск, 1915. 101 с.12.2. Периодическая печать

33. Вестник Олонецкого губернского земства. 1907. № 2, 15-16; 1910. № 2, 3, 7, 9, 11, 17, 20.

34. Лопатинский П. Историческая записка о заведении и состоянии народных училищ в Олонецкой губернии / П. Лопатинский // Олонецкие губернские ведомости. 1860. -№ 46.

35. Олонецкие губернские ведомости. 1860. № 46; 1874 № 93; 1877 № 60; 1878 № 51; 1898 №9; 1903 №55-56.

36. Олонецкие епархиальные ведомости. 1914. № 7.

37. Организация библиотечной сети в Олонецкой губернии // Для народного учителя. 1908.-№ 17. С. 21-25.

38. Памятная книжка Олонецкой губернии за 1868 1869 г. Петрозаводск, 1869. -486 с.

39. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1860 г. Петрозаводск, 1860. 287 с.

40. Памятная книжка Олонецкой губернии за 1902 г. Петрозаводск, 1902.490 с.12.3. Публицистика

41. Веселовский Б. Пособия на всеобщее обучение / Б. Веселовский // Учитель и школа. 1915. №5. С. 5-15.

42. Бунаков Н. Русская подвижная школа, воскресные повторительные уроки и учительские съезды / Н. Бунаков. СПб., 1883. 80 с.

43. Вахтеров В.П. Всенародное и внешкольное образование / В.П. Вахтеров. М., 1917. 76 с.

44. Вахтеров В.П. Внешкольное образование народа / В.П. Вахтеров. М., 1896. 380 с.

45. Вахтеров В.П. Всеобщее обучение / В.П. Вахтеров. М., 1897. 216 с.

46. Вахтеров В.П. Всеобщее обучение в малонаселенных местностях и школьная сеть / В.П. Вахтеров // Русская мысль. 1897. № 1. С. 1-29.

47. Вахтеров В.П. Народные чтения / В.П. Вахтеров. СПб., 1897. 210 с.

48. Вахтеров В.П. Спорные вопросы образования / В.П. Вахтеров. М., 1907. 78 с.

49. Вахтеров В.П. Всенародное и внешкольное образование / В.П. Вахтеров. М., 1917.208 с.

50. Ю.Воронов А.С. Замечания на проект правил испытаний, составленный Ученым комитетом Министерства Народного Просвещения / А.С. Воронов. СПб., 1870. 14 с.

51. Воронов А.С. Значение обязательного начального учения в деле народного образования / А.С. Воронов. СПб., 1875.42 с.

52. Еремеев К.С. Земская и церковная школа в Олонецком крае / К.С. Еремеев // Русская мысль. 1903.Kh.10. С. 100-118.

53. Иванов А.Г. Образцовые училища МНП / А.Г. Иванов // Народная школа. 1881. №5. С. 17-27.

54. Забелин А.В. Какой тип начальной народной школы был бы полезнее при всеобщем обязательном обучении / А.В. Забелин. Киев., 1898. 16 с.

55. Забелин А.В. Земские учительские школы / А.В. Забелин. СПб., 1879.40 с.

56. Звягинцев Е.А. Из хроники народного образования / Е.А. Звягинцев. М., 1915. 20 с.

57. Звягинцев Е.А. Принципы внешкольного образования и его живые силы / Е.А. Звягинцев. М., 1918.78 с.

58. Звягинцев Е.А. Полвека земской деятельности по народному образованию / Е.А. Звягинцев. М., 1917.90 с.

59. Истомин В.А. Начальные одноклассные и двуклассные народные училища / В.А. Истомин. М., 1908.74 с.

60. Куломзин А.Н. Доступность начальной школы в России / А.Н. Куломзин. СПб., 1904. 150 с.

61. Любченко Д.Е. Новый закон о пенсии для народных учителей и учительниц / Д.Е. Любченко // Вопросы и нужды учительства. III сборник статей и справок под ред. Звягинцева Е.А. М., 1909. С. 122-128.

62. Мезьер А. Из хроники библиотечного дела / А. Мезьер // Русская школа. 1909. № 12. С.35-39.

63. Мусин-Пушкин А.А. Некоторые общие соображения по вопросу о задачах низшего, среднего и высшего образования / А.А. Мусин-Пушкин. СПб., 1914. 28 с.

64. Победоносцев К.П. Народное просвещение / К.П. Победоносцев // Московский сборник. М., 1901. С. 80-90.

65. Правдин М. Народное образование в Олонецкой губернии в начале прошлого столетия / М. Правдин. Петрозаводск, 1916. 13 с.

66. Пругавин А.С. Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения / А.С. Пругавин. М., 1890.282 с.

67. Рачинский С.А. Сельская школа / С.А. Рачинский. М., 1891. 218 с.

68. Сырополко С.О. Народные библиотеки, порядок их открытия и ведения / С.О. Сырополко // Вопросы и нужды учительства.УП сборник статей и справок под ред. Е.А. Звягинцева М., 1909. С. 32-49.

69. Сырополко С.О. Ученических библиотеки / С.О. Сырополко // Народное образование в земствах. Основы организации и практика дела. Сб. под ред. Е.А. Звягинцева. М., 1914. С. 201-208.

70. Толстой И.И. Заметки о народном просвещении в России / И.И. Толстой. СПб., 1907. 131с.

71. ЗЬТютрюмов A.M. Обзор мероприятий земств по народному образованию за 25 летний период времени /A.M. Тютрюмов // Русская школа. 1891. № 12. С. 130149.

72. Тютрюмов A.M. Общественное и юридическое положение сельского учителя / A.M. Тютрюмов//Русская школа. 1892. № 10. С. 103-115; № 11. С. 123-127.

73. Тютрюмов A.M. Съезды народных учителей как общественно-педагогическая мера / A.M. Тютрюмов//Русская школа. 1894. №7-8. С. 118-135.

74. Фальборк Г.А. Всеобщее образование в России / Г.А. Фальборк. М., 1908. 212 с.

75. Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России / Г.А. Фальборк, В.И. Чарнолуский. СПб., 1898. 264 с.

76. Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Внешкольное образование (систематический свод законов, распоряжений, правил, инструкций, уставов, справочные сведения) / Г.А. Фальборк, В.И. Чарнолуский. СПб., 1905. 360 с.

77. Фармаковский В. Начальная школа Министерства Народного Просвещения / В. Фармаковский. СПб., 1900. 200 с.

78. Чарнолуский В.И. Земство и народное образование. 4.1-2 / В.И. Чарнолуский. СПб., 1910-1911. 54 с.

79. Чарнолуский В.И. К школьной реформе / В.И. Чарнолуский. М., 1908. 72 с.

80. Чарнолуский В.И. Вопросы народного образования на первом общеземском съезде / В.И. Чарнолуский. СПб., 1912. 180 с.

81. Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века / Н.В. Чехов. М., 1912.224 с.

82. Чехов Н.В. Меры и учреждения, облегчающие пользование школами / Н.В. Чехов // Народное образование в земствах (основы организации и практики дела). Сборник под ред. Е.А. Звягинцева, А.И. Обухова, С.О. Сырополко, Н.В. Чехова. М., 1914. С. 373-392.

83. Чехов Н.В. Типы русской школы в их историческом развитии / Н.В. Чехов. М., 1923,- 148 с.

84. Чижевский П. Всеобщее обучение и земство / П. Чижевский. СПб., 1910. 190 с.12.4. Мемуарные и эпистолярные источники

85. Вересов П.Г. Из 25-летней жизни сельского учителя (с 1873-1898 гг.) / П.Г. Вересов. Новгород, 1899. 15 с.

86. Воспоминания сельской учительницы // Русская школа. 1902. № 5-6. С. 30-41.

87. Воронова Е. А. Школа в Алуште. Из воспоминаний учительницы / Е. А. Воронова. СПб., 1905. 94 с.

88. Воспоминания министра народного просвещения графа И.И.Толстого. Сост. Л.И.Толстая. М., 1997. 334 с.

89. Заметки и наблюдения // Русская школа. 1889. № 9. С. 237-246.

90. Из воспоминаний учителя // Вестник Олонецкого губернского земства. 1910. № 12.

91. Из дневника учительницы воскресной школы // Русская школа. 1894. № 5-6. С. 3458.

92. Круглов А. Из быта сельских учительниц / А. Круглов // Женское образование. 1878. №-1. С. 33-39.

93. Куликов С.Е. С насиженного гнезда / С.Е. Куликов // Народное образование. 1909. № 1. С. 14-16.

94. Ю.Лосев С.А. Наброски и заметки по вопросам школьной жизни / С.А. Лосев // Вестник Олонецкого губернского земства. 1907. №4;№ 15-16.

95. Максимов Е.Д. Школа жизни (из воспоминаний сельского учителя) / Е.Д. Максимов // Наблюдатель. 1893. №7. С. 75-101; № 8. С. 227-246; № 10. С. 278-310; № 12. С. 119-153.

96. Маленькие заметки // Вестник Олонецкого губернского земства. 1907. № 4.

97. Мироносицкий П.П. Из дневника учителя церковно-приходской школы / П.П. Ми-роносицкий // Народное образование. 1896. Кн. 3-8.

98. Письмо учительницы //Русский начальный учитель. 1883. № 8-9. С.530-531

99. Пресняков А.Е. Письма и дневники. 1889-1927 / А.Е. Пресняков. СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. 967 с.

100. Реморов Н. На ниве народной. Воспоминания, наблюдения и заметки школьного учителя / Н. Реморов. Спб., 1906. 108 с.

101. Скромный юбилей // Олонецкие губернские ведомости. 1905. № 84.

102. Смирнов М.Н. Голос корела. Путевые заметки и корельская поэзия / М.Н. Смирнов. СПб., 1890.337 с.

103. Сеятели на ниве народной во второй половине прошлого столетия // Народное образование. 1911. № 9. С. 569-577.

104. Спасский С.А. О бытовом положении учащих земских начальных школ / С.А. Спасский // Русская школа. 1903. № 5-6. С. 137-144.

105. Темные стороны учительской жизни // Русская школа. 1896. № 4. С. 251-256.

106. Успенский П. Из Карелии / П. Успенский // Вестник Олонецкого губернского земства. 1910. №3.

107. Шишков А.С. Записки адмирала А.С. Шишкова/ А.С. Шишков. СПб., 1868. 142 с.

108. Алешинцев И.А. История гимназического образования в России (в XVIII и XIX веке) / И.А. Алешинцев. СПб., 1912. 346 с.

109. Абрамов В.Ф. Земство, народное образование и просвещение / В.Ф. Абрамов // Вопросы истории. 1998. № 8. С. 44-60.

110. Акашева А.А. Нижний Новгород в 1860-1890 гг. Методика реконструкции социокультурного пространства города: Автореф. дисс. канд. ист. наук. / А.А. Акашева. Н.Новгород, 2006. 22 с.

111. Афанасьева А.И. Культура края накануне Октября // Великий Октябрь и становление советской культуры в Карелии. Петрозаводск. 1983. С. 13-28.

112. Афанасьева А.И. Сельская церковно-приходская школа на севере России в конце

113. XIX начале XX в. / А.И.Афанасьева // Россия в новое время. Образованное меньшинство и крестьянский мир. Поиск диалога. Материалы межвузовской научной конференции. М., 1995. С. 51-52.

114. Афанасьева А.И. Учительство начальных школ Карелии в конце XIX- начале

115. XX в. / А.И.Афанасьева // Традиции образования в Карелии. Петрозаводск, 1995. С. 19-20.

116. Баданов В.Г. Олонецкое земство и организация народных библиотек /

117. A.Г.Баданов // Библиотечный вестник Карелии. Вып. 8. Петрозаводск, 2004. С. 38-41.

118. Баданов В.Г. Олонецкое земство и внешкольное образование (земские библиотеки) / А.Г.Баданов // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Материалы 1Y Международной конференции «Рябининские чтения-2003»). Петрозаводск. 2003. С. 151-153.

119. Балагуров Я.А. Из истории дореформенной сельской школы / Я.А. Балагуров // Ученые записки Петрозаводского государственного университета им. О.В.Куусинена.- 1967. T.XIV. Вып.6. С. 48-54.

120. Величкина В.М. Педагогическая и общественная деятельность народных учителей сельской дореволюционной школ: Автореферат дисс. . канд. пед. наук /

121. B.М. Величкина. М, 1975. 16 с.

122. Витухновская М. Российская Карелия и карелы в имперской политике России, 1905-1917/М.Витухновская. СПб.: Норма, 2006. 382 с.

123. Вишленкова Е.А. Заботясь о душах подданных: религиозная политика в первой четверти XIX века / Е.А. Вишленкова. Саратов, 2002. 423 с.

124. Воронов А.С. Историко-статистическое обозрение учебных заведений Санкт-Петербургского учебного округа с 1715-1828 гг. / А.С. Воронов. СПб., 1849. -294 с.

125. Воронов А.С. Историко-статистическое обозрение учебных заведений С-Петербургского учебного округа с 1775 по 1828 гг. / А.С. Воронов. СПб., 1855. 288 с.

126. Георгиевский А.И. К истории Ученого комитета Министерства Народного Просвещения / А.И. Георгиевский. СПб., 1902. 202 с.

127. Гомаюнов С.А. Местная история: проблемы методологии / С.А. Гомаюнов // Вопросы истории. 1996. №9. С. 158-163.

128. Гомаюнов С.А. Местная история в контексте россиеведения / С.А. Гомаюнов // Общественные науки и современность. 1996. № 1. С. 55-63.

129. Гуревич А.Я. Социальная история и историческая наука / А.Я. Гуревич // Вопросы философии. 1990. № 4. С. 23-34.

130. Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки / А.Я. Гуревич // Вопросы истории. 1991. № 2. С. 21-37.

131. Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов» / А.Я. Гуревич. М., 1993. 328 с.

132. Гуревич А.Я. Апории современной исторической науки / А.Я. Гуревич // Одиссей. Человек в истории. 1997. М.: Наука, 1998. С. 238-250.

133. Гуркина Н.К. История образования в России (X XX века) / Н.К. Гуркина. СПб.: ГУАП СПб., 2001.64 с.

134. Демков М.И. История русской педагогии. Ч. III: Новая русская педагогия XIX века / М.И. Демков. М., 1909. 533 с.

135. Еремкин А.И. Земская народная школа: возникновение и развитие / А.И. Ерем-кин // Земская школа и педагогика. Материалы научного семинара «Земская школа и педагогика». Белгород, 9 апр. 1997 г. С. 24-47.

136. Ерман JI. К. Интеллигенция в первой русской революции / JI.K. Ерман. М.: Наука, 1966. 373 с.

137. Жильцов П.А., Величкина В.М. Учитель сельской школы. Уч. пособие.Ч.1. Учитель дореволюционной школы / П.А. Жильцов, В.М. Величкина. М., МОПи, 1973.- 173 с.

138. Ивенина Т.А. Система культурно-просветительных организаций и учреждений в дореформенной России (1859-1917 гг.): Автореферат дисс. . д-ра ист. наук. / Т.А. Ивенина. М., 2004.43 с.

139. Ивенина Т.А. Культурно-просветительных организации и учреждения общественной и частной инициативы в дореволюционной России (1900-1916 гг.) / Т.А. Ивенина. М.: Франтера, 2003. 258 с.

140. Илюха О.П. Родной язык в школах Беломорской Карелии во второй половине XIX- начале XX вв. / О.П. Илюха // Беломорская Карелия: история и перспективы развития. Материалы научно-практ. конф. Калевала. 18 нояб. 1999 г. Петрозаводск, 2000. С. 26-29.

141. Илюха О.П. Создание школьной сети и организация народного просвещения в Беломорской Карелии во второй половине XIX начале XX в. / О.П. Илюха // Исторические судьбы Беломорской Карелии. Петрозаводск: Карельский науч. центр, 2000. С. 64-183.

142. Илюха О.П. Школа и просвещение в Беломорской Карелии во второй половине XIX начале XX в. / О.П. Илюха. Петрозаводск.: Карельский науч. центр РАН, 2002. 102 с.

143. Илюха О.П. Проблемы народного образования в Олонецкой губернии в конце XIX -начале XX века / О.П.Илюха // Вопросы Европейского Севера. Проблемы развития культуры: вторая половина XIX-XX вв. Петрозаводск: ПетрГУ, 2002. С. 9-23.

144. Илюха О.П. Сельский учитель в Олонецкой губернии: труд и социальный облик / О.П. Илюха // Из истории русской интеллигенции: Сборник материалов и статей к 100-летию со дня рождения В.Р.Лейкиной-Свирской. СПб., 2003. С. 426443.

145. Илюха О.П. Читательские интересы и возможности сельского населения Олонецкой губернии в конце XIX начале XX веков / О.П. Илюха // Библиотечный вестник Карелии. Вып. 8. Петрозаводск, 2004. С. 43-48.

146. История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск: Периодика, 2001.944 с.

147. Исхакова P.P. Создание церковно-приходской школы в России в 1880-х годах политический курс и идейная борьба / P.P. Исхакова. Казань: Новое знание, 2002. 28 с.

148. Калинина Т.А. Развитие народного образования на Урале в дореформенный период (80-е годы XVIII -1 половина XIX в.). / Т.А. Калинина Пермь: Пермский университет, 1992. 19 с.

149. Кармаев А.А. Новые типы учебных заведений / А.А. Кармаев. М., 2000. 312 с.

150. Каптерев П.Ф. История русской педагогии / П.Ф. Каптерев. СПб., 1909. 540 с.

151. Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей: Исторические анекдоты из провинциальной жизни XYIII века / А.Б. Каменский. М.: Российский гуманитарный университет, 2006. 403 с.

152. Князьков С.А., Сербов Н.И. Очерк истории народного образования в России до эпохи Александра II / С.А. Князьков, Н.И. Сербов. М.: Польза, 1910. 240 с.

153. Колесникова М.Е. Социокультурное пространство локальной истории Ставрополья (к вопросу об источниковедении ставропольской истории) / М.Е. Колесникова // Вестник Ставропольского государственного университета. 2002. № 30. С.19-28.

154. Колчина Т.А. Народные училища России в 30-50-х годах XIX века (автореферат дисс. на соиск. уч. степени канд. ист. наук) / Т.А. Колчина. М, 1973.15 с.

155. Константинов Н.А., Струминский В.Я. Очерки по истории начального образования в России/ Н.А. Константинов В.Я. Струминский. М.: МНП РСФСР, 1953. 272 с.

156. Константинов Н.А.,Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики / Н.А. Константинов, Е.Н. Медынский, М.Ф. Шабаева. М., 1955. 588 с.

157. Корнилов И.П. Задачи русского просвещения в его прошлом и настоящем / И.П. Корнилов. СПб., 1902.446 с.

158. Кучепатов Н.Г. Школа в дореволюционной Карелии / Н.Г. Кучепатов. Петрозаводск, 1956. 108 с.

159. Костикова М.Н. Вероисповедная политика Министерства Народного Просвещения в учебных округах Российской империи в XIX веке / М.Н. Костикова. Курск: Курский Государственный университет, 2001. 208 с.

160. Левитский С.Н. Исторический вопрос о введении в Олонецкой губернии всеобщего обучения / С.Н. Левитский. Петрозаводск, 1905. 20 с.

161. Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. М.: Мысль, 1971.368 с.

162. Леонтьев Т.В. Народные чтения. Пособие для лиц, устраивающих народные чтения / Т.В. Леонтьев. Петрозаводск, 1913.120 с.

163. Лосев С.А. Народное образование в Петрозаводском очередном земском собрании / С.А. Лосев. Петрозаводск, 1905. 30 с.

164. Лосев С.А. Ремесленные и рукодельные классы при начальных училищах Петрозаводского уезда в 1903-04 гг. / С.А. Лосев. Петрозаводск, 1904. 30 с.

165. Маловичко С.И. «Новая локальная история»: познавательные и интеграционные возможности / С.И. Маловичко // Историческое знание: теоретическое основание и коммуникативные практики. Материалы научной конференции. М.: ИВИ РАН, 2002. С. 46-51.

166. Мамаева Т.П. Земская школа курской губернии и роль губернского земства в ее развитии (автореферат дисс. на соиск. уч. степени канд. ист. наук.) / Т.П. Мамаева. Воронеж, 2002. 19 с.

167. Могилев А.В., Шильман А.Н. О понятии «образовательное пространство» / А.В. Могилев, А.Н. Шильман // Педагогическая информатика. 2005. №2. С.72-78.

168. Медынский Е.Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника / Е.Н. Медынский. М.: Наука, 1918.294 с.

169. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: в 3 т./ П.Н. Милюков. М.: Прогресс, 1994. Т.1,2. Ч. 2: Искусство, школа, просвещение.

170. Миропольский С.И. Обязательность обучения в России (Исторический этюд) / С.И. Миропольский. СПб, 1876. 248 с.

171. Михащенко А.Л. Становление и развитие образования в Российской провинции в 1719-1917гг. / A.JI. Михащенко. Курган.: Курганский гос.университет, 2004. 332 с.

172. Начальные народные училища и участие в них православного русского духовенства. СПб., 1865.185 с.

173. Ососков А.В. Вопросы истории начального образования в России в 2-х частях / А.В. Ососков.- М.: Просвещение, 1975. 180 с.

174. Ососков А.В. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917/ А.В.Ососков. М.: Просвещение, 1882. 280 с.

175. Очерки истории Карелии: В 2-х т. Под ред. В.Н. Вернадского, И.И. Смирнова, Я.А. Балагурова. / Карельский филиал АН СССР, Ин-т языка, лит-ры и истории. Петрозаводск, 1957. Т. 1.

176. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: XVIII -пер. половины XIX в. / Под ред. М.Ф. Шабаева. М.: Педагогика, 1973. 605 с.

177. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: вторая половина XIX в. / Под ред. А.И. Пискунова. М.: Педагогика, 1976. 600 с.

178. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: к. XIX н. XX вв. / Под ред. Э.Д. Днепрова. - М.: Педагогика, 1991.445 с.

179. Пулькин М.В. «Инородческая школа» на Европейском севере России (конец XIX -начало XX в. / М.В.Пулькин // Бубриховские чтения. Проблемы исследования и преподавания прибалтийско-финской филологии. Петрозаводск. 2005. С. 237-249.

180. Пулькин М.В. Политика русификации в XIX-начале XX века (по материалам Архангельской и Олонецкой губерний) / М.В. Пулькин // Новая политическая история. Сборник научных работ. СПб.: Европейский университет, 2004.

181. Просвирова О.Е. Грамотность крестьянского населения России во второй половине XIX -XX вв. и пути ее повышения (на материалах Самарской губернии) (автореферат дисс. на соиск. уч. степени к. ист. н.) / О.Е. Просвирова. Самара, 2006. 22 с.

182. Равкин З.И. Современные проблемы историко-педагогических исследований / З.И. Равкин//Педагогика. 1991.№ 1. С. 89-96.

183. Репина Л.П. Новая историческая наука и социальная история / Л.П.Репина. М.: ИВИ РАН, 1998.282 с.

184. Репина Л.П. Социальная история в историографии XX века: научные традиции и новые подходы (автореф. дисс. на соиск. уч. степени д-ра ист.н.) / Л.П. Репина. М., 1998. 70 с.

185. Репина Л.П. Новая локальная история /Л.П. Репина // Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX -XX вв. Сб.статей / Под ред. И.В. Нарского. Челябинск, 2003.-С. 10-19.

186. Репина Л.П. Историческая память и современная историография / Л.П. Репина // Новая и новейшая история. 2004. № 5. С. 39-50.

187. Репина Л.П. От «истории одной жизни» к персональной истории» / Л.П. Репина // История через личность: историческая биография сегодня. М.: Круг, 2005. С. 55-74.

188. Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения 1802 -1902 г.г. / С.В. Рождественский. СПб., 1902. 787 с.

189. Рождественский С.В. Очерки истории систем народного просвещения / С.В. Рождественский. СПб., 1912. 680 с.

190. Рождественский С.В. Основы социальной организации педагогического труда в XVIII- XIX вв. / С.В. Рождественский // Архив истории труда в России. 1923. Кн.8. С. 3-63.

191. Рождественский С. В. Сословный вопрос в русских университетах в первой половине XIX в. // Журнал Министерства Народного Просвещения. 1907. Ч. 9. Отд. 2. С. 3-28

192. Рожков В. Церковные вопросы в государственной думе / В. Рожков. М.: Общество любителей церковной истории, 2004. 580 с.

193. Романова И.В. Становление и развитие светского образования средневожских губерний в пореформенный период XIX века (1864-1884 гг.) (автореферат дисс. на соиск. уч. степени канд. ист. наук) / И.В. Романова. Тольятти, 2002. 22 с.

194. Санкт-Петербургский университет в первое столетие его деятельности. 18191919. Материалы по истории С.-Петербургского университета. Т.1. 1819-1835. / Под ред. С.В. Рождественского. Пг., 1919. 780 с.

195. Смирнов В.З. Реформа начальной и средней школы в 60-х годах XIX века / В.З. Смирнов. М.: Изд-во педагогических наук РСФСР, 1954. 312 с.

196. ЮО.Смолич И.К. История Русской церкви (1700-1917) / И.К. Смолич // Народное образование в трудах историков русской церкви. Владивосток: Дальневосточный университет, 2000. С. 153-190.

197. Ю1.Струминский В.Я. Начальная русская школа и ее теоретики в первой половине

198. XIX века / В.Я. Струминский // Начальная школа. 1945. № 2 6.

199. ЮЗ.Сулимов B.C. Светское школьное образование Тобольской губернии к. XIX н.

200. XX вв. (автореферат дисс. на соиск. уч. степени канд.ист.наук) / B.C. Сулимов. Барнаул, 2006. 22 с.

201. Сучков И.В. Социальный и духовный облик учительства России на рубеже XIX XX веков / И.В. Сучков // Отечественная история. 1995. № 1. С. 62-77.

202. Сысоева Н.К. Народная школа / Н.К Сысоева // Очерки русской культуры XIX в. в 3-х т. Т. 3: Культурный потенциал общества. М.: Московский университет, 2001. С. 65-89.

203. Юб.Турганова О.В. Культурно-просветительская деятельность Самарского земства во вт. пол. XIX нач. XX в. (автореферат дисс. на соиск. уч. степени к.ист.н.) / О.В. Турганова. Самара. 1999. 16 с.

204. Ю7.Турганова О.В. Культурно-просветительская деятельность земств Самарской губернии (1864-1917 гг.) / О.В. Турганова. Уфа: Восточный университет, 2004. 140 с.

205. Фурсова Т.В. История народной школы Тамбовской губернии в пореформенный период (1861-1904) / Т.В. Фурсова. Тамбов: Тамбовский государственный технический университет. 2000. 250 с.

206. Ю9.Чуков Н.К. Исторический очерк развития церковных школ в Олонецкой губернии / Н.К.Чуков. Петрозаводск, 1910. 38 с.

207. ПО.Чубарьян А.О. История XX столетия: новые исследования и проблемы / А.О.Чубарьян // Новая и новейшая история. 1994. № 3. С. 3-13.

208. Эймонтова Р.Г. Просвещение в России в первой половине XIX века / Р.Г. Эй-монтова // Вопросы истории. 1986. № 10. С. 78-93.

209. Ясвин В.А. Психологическое моделирование образовательных сред / В.А. Левин // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 4. С. 79-88.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.