Палеомагнетизм раннепротерозойских образований юга Сибирского кратона и геотектонические следствия тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.03, кандидат геолого-минералогических наук Водовозов, Владимир Юрьевич

  • Водовозов, Владимир Юрьевич
  • кандидат геолого-минералогических науккандидат геолого-минералогических наук
  • 2010, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ25.00.03
  • Количество страниц 130
Водовозов, Владимир Юрьевич. Палеомагнетизм раннепротерозойских образований юга Сибирского кратона и геотектонические следствия: дис. кандидат геолого-минералогических наук: 25.00.03 - Геотектоника и геодинамика. Москва. 2010. 130 с.

Оглавление диссертации кандидат геолого-минералогических наук Водовозов, Владимир Юрьевич

1. Введение. Актуальность, цели и задачи, выбор объектов, фактический материал, научная новизна, благодарности.

2. Глава 1. Методика исследований.

3. Глава 2. Палеомагнетизм ран непротерозойских образований Шарыжалгайского выступа (гран ито иды шум и хине ко го и саянского комплексов).

4. Глава 3. Палеомагнетизм раннепротерозойских образований Северо-Байкаль-ского вулкано-плутонического пояса (акитканская серия и дайковый комплекс Байкальского хребта).

5. Глава 4. Палеомагнетизм раннепротерозойских образований Северо-Байкальского вулкано-плутонического пояса (акитканская серия и дайковый комплекс Акитканского хребта).

6. Глава 5. Интерпретация полученных результатов. Обсуждение.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Геотектоника и геодинамика», 25.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Палеомагнетизм раннепротерозойских образований юга Сибирского кратона и геотектонические следствия»

Два главных направления в современных науках о Земле: ранняя история Земли и глубинная геодинамика» - так называлась статья Виктора Ефимовича Хаина, вышедшая в конце прошлого века (Вестник МГУ, 1993, № 6). Исследования палеомагнетизма докем-брийских образований древних кратонов лежат в русле обоих этих направлений. Главное магнитное поле обусловлено динамикой самых глубоких сфер Земли — внутреннего и внешнего ядра, слоя ГУ \ Историю поля, а, следовательно, и историю процессов внутренней геодинамики, мы изучаем на поверхности по отпечаткам «окаменелого геомагнетизма» [Палеомагнитология, 1982] — векторам естественной остаточной намагниченности. Изучая только фанерозой, составляющий всего 1/8 продолжительности жизни Земли, невозможно достоверно проследить эволюцию таких фундаментальных характеристик поля как частота инверсий и величина напряженности поля.

Важность палеомагнитных данных для изучения ранней истории Земли несомненна, т.к. только они позволяют количественно охарактеризовать крупномасштабные перемещения тектонических блоков, протестировать различные конфигурации гипотетических суперконтинентов. Изучая взаимные перемещения древних кратонов, можно ответить на вопрос: «Когда началась тектоника плит?»; многие, например [Stern, 2005], сомневаются, что до рифейского времени существовал современный стиль тектоники плит.

Актуальность исследования

Ранний протерозой Сибирского кратона с палеомагнитной точки зрения до недавнего времени представлял собой «белое пятно». До 2002 г. для раннепротерозойских пород Сибири имелось всего 6 палеомагнитных определений, из которых только одно [Михайлова и др., 1994] удовлетворяло современным требованиям палеомагнитной надежности. Примерно такое же положение с палеомагнитными данными наблюдается для Северного Китая и Южной Америки. В то же время, для других древних кратонов получено существенно больше палеомагнитных определений: для Канадского щита и Гренландии - 247 определений, для Балтийского, Украинского щитов и Воронежского массива -239 определений [GPMDB-v.4.3, 2002]. Показательно, что в недавней сводке по палеомагнетизму до-кембрийских образований древних кратонов [Pesonen et a I, 2003] для Сибири не использовано ни одного раннепротерозойского определения (рис. 1). Эта ситуация делала практически невозможным проведение глобальных реконструкций для раннепротерозойского времени с участием Сибири. Дефицит палеомагнитных данных подчеркивался при этом большим количеством прецизионных датировок абсолютного возраста, сделанными в последнее время.

Age (Ga)—- 2 -1 2.3 2.2 2.1 2.0 ! .ч I к 1.7 1.6 1.5 ! 4 1.3 1.3 1.1 1.0

Sao Francisco (SO - - • -- I-

Congo (С) • -

Ukraine <U> 1 •

Balnea <B> * 1 • • * 4 • 1 [ • •

Laurentia <L) * г • • • ** •* * » •

Coals Land 1 t o)

Amazonia (Am) • • * 1 • HI

India (1 >

Australia (Au) • a • a • • < •

West Africa (WA) •

Kalahari-Clr (K '(ir) * It о * - < -»

Siberia (Sbt / 9 ■

S. China ISC)

N.China (NO • t 1 t t t t t t t

Fit —* 2.45 2(H) UK I 77 165 I 50 1.25 1 lit J.flO

1.83 1.15 1.05

Рис. ! Распределение во времени палеомагнитных полюсов древних кратонов

Pesonen et aL 2003]

Один из основных методов глобальных палеотектонических реконструкций состоит в сравнении траекторий кажущейся миграции полюса (КМП) для различных тектонических блоков. Для Сибирского кратона относительно подробно разработана модель фанерозой-ского участка кривой КМП Сибири [Храмов, 1991; Печерский и Диденко, 1995; Smethurst et al„ 1998]. В последнее время получена удовлетворительная кривая для позднерифейско-раннекембрийского интервала [Павлов и др., 2002; Шацилло, 2006]. Участок ТКМП o r 1.9 рождения Сибирского кратона) до примерно 1 млрд. лет оказался «белым пятном». Усилиями, главным образом, Р.В. Веселовского и В.Э. Павлова [Веселовский, 2006; Pavlov et al, 2008] постепенно заполняется мезопротерозойская часть этой палеомагнитной лакуны.

Палеопротерозойская ветвь кривой из-за отсутствия надежных палеомагнитных определений построена быть не могла. Задача получения надежных палеомагнитных данных по палеопротерозою Сибирского кратона для последующего построения реконструкций на их основе была поставлена в 2000 г. А.Н. Диденко. Начиная с 2002 г., активное участие в выполнении этих работ принимал и автор настоящей диссертационной работы.

Сибирский кратон по современным представлениям [Розен и др., 2006] образовался в результате амальгамации нескольких террейнов 1.9 млрд. лет назад, возможно как отражение образования суперконтинента Пангея-1 (Колумбия). Формирование структуры фундамента кратона продолжалось длительное время, до 150 млн. лет [Розен и др., 2006], отдельные блоки при этом, вероятно, испытывали взаимные вращения. Палеомагнитные данные могли бы помочь в изучении кинематики процесса становления структуры Сибирского кратона.

Цели и задачи исследования

Получение надежных палеомагнитных данных, по сути первых для раннего протерозоя Сибири, было ориентировано на достижение следующих целей:

1. расшифровку сценария становления структуры Сибирского кратона в раннем протерозое;

2. реконструкцию палеоширотного положения Сибири в раннем протерозое.

Для достижения этих целей потребовалось выполнение ряда задач, а именно:

1. получение палеомагнитных определений по раннепротерозойским образованиям Сибирского кратона. Определения должны отвечать современным требованиям палеомагнитной надежности, возраст пород должен быть определен не хуже, чем ±20 млн. лет;

2. получение палеомагнитных полюсов, в том числе отвечающих понятию «ключевых», расчет палеоширотного положения Сибири в раннем протерозое; сравнение с имеющимися данными, выбор полярности; создание модели раннепротерозойской кривой кажущейся миграции полюса Сибири;

3. тестирование возможности вхождения в агломерат с другими континентальными блоками (гипотезы суперконтинентов);

4. построение непротиворечивой, по палеомагнитным и геологическим данным, модели раннепротерозойской истории юга Сибири.

Фактический материал и методика исследований

Фактический материал, легший в основу диссертации, был получен при непосредственном участии автора в ходе полевых работ в различных районах юга Сибирского крато-на. Всего было отобрано и обработано 1190 ориентированных образцов раннепротерозой-ских образований из 82 отдельных обнажений. Были опробованы постколлизионные граниты и гранодиориты шумихинского и саянского комплексов Шарыжалгайского выступа фундамента кратона, а также все свиты акитканской серии и базитовые дайки чайского комплекса Северо-Байкальского вулкано-плутонического пояса, географически приуроченного к Байкальскому и Акитканскому хребтам.

Методика палеомагнитных исследований была в основном стандартной (подробнее см. гл.1). Полевой отбор сопровождался геологическими исследованиями и отборами проб с целью изотопно-геохронологического изучения, проводившимися нашими иркутскими коллегами, зачастую «образец в образец».

Специфика докембрийских пород естественным образом заключается в их древнем возрасте, а точнее - малочисленности, метаморфизме, зачастую сложной локальной тектоники и запутанных стратиграфических корреляциях. За столь долгую жизнь порода и па-леомагнитная запись в ней претерпели множество изменений, здесь сильно возрастает возможность перемагничивания более поздним полем, возникает проблема сохранности первичной намагниченности. Все это потребовало более долгого выбора геологических объектов, более вдумчивого анализа палеомагнитных данных, применения ряда петромагнитных исследований, направленных на доказательство возможности сохранения первичной намагниченности.

Лабораторная обработка коллекций производилась в лаборатории главного геомагнитного поля и петромагнетизма ИФЗ РАН, в палеомагнитных лабораториях ГИН РАН и Мюнхенского университета (Германия). Петромагнитные исследования проводились на базе геофизической обсерватории «Борок» (Ярославская область). Изотопные и геохронологические исследования выполнялись в лаборатории геохронологии ГЕОХИ РАН под руководством Е.В. Бибиковой, Т.И. Кирнозовой и М.М. Фугзан, а также нашими иркутскими коллегами - Д.П. Гладкочубом, Т.В. Донской, A.M. Мазукабзовым, A.M. Станевичем, А.И. Ивановым (ИЗК СО РАН).

Научная новизна и значимость работы

Выполнены первые систематические палеомагнитные работы на раннепротерозой-ских образованиях Сибирского кратона, сопровождавшиеся изотопно-геохронологическими исследованиями. Получены первые надежные палеомагнитные результаты, все объекты (кроме чайской свиты) были опробованы впервые. В два с лишним раза наращена раннепротерозойская палеомагнитная база по Сибири.

Из 8 полученных определений как минимум 3 претендуют на звание «ключевого» для докембрия [Buchan at al, 2000]. На основе оригинальных данных создана новая модель раннепротерозойского сегмента ТКМП, существенно отличающаяся от первых моделей [Диденко и др., 2004; Веселовский, 2006]. Сопоставление одновременных участков кривых для Сибири и Лаврентии позволило сделать вывод о принципиальной возможности совместного передвижения в интервале от 1850 до 1740 млн. лет. Полученные данные совместно с [Pavlov et al, 2008; Веселовский и др., 2009] позволяют говорить о существовании устойчивого агломерата Сибири и Лаврентии на протяжении 800 млн. лет - с 1850 до 1050 млн. лет. Вывод о региональном процессе перемагничивания, затронувшем в рифее раннепроте-розойские образования Байкальского хребта, подтверждает гипотезу о едином импульсе внутриконтанентального растяжения юга Сибири, отвечающего распаду суперконтинента Родиния [Гладкочуб и др., 2007].

Защищаемые положения

1. Предложена новая модель палеопротерозойского сегмента траектории кажущейся миграции полюса Сибири и восстановлено широтное положение Сибирского крато-на в конце раннего протерозоя: с 1870 до 1750 млн. лет Сибирь передвигалась из северных приэкваториальных (13-15°) в южные приэкваториальные (8-10°) широты.

2. На основании хорошо датированных палеомагнитных данных установлена принципиальная возможность вхождения Сибирского кратона в структуру палеопротерозойского суперконтинента Колумбия. Причем, сочленение Сибирского и СевероАмериканского кратонов могло происходить только по южной (байкальской) окраине первого и северной (канадской) окраине второго.

3. Основываясь на палеомагнитных данных можно утверждать, что Шарыжал-гайский и Байкальский блоки Ангарской провинции с конца раннего протерозоя (1850 млн. лет) сформировали единую тектоническую провинцию юга Сибирского кратона.

4. В палеомагнитной записи раннепротерозойских образований Байкальского хребта установлено вторичное событие (региональное перемагничивание), которое произошло в интервале между внедрением базитовых даек чайского комплекса (1674 млн. лет) и накоплением отложений байкальской серии (поздний рифей). Этот процесс мог быть обусловлен тектоно-термальным влиянием позднепротерозойского рифтогенеза и внедрением многочисленных дайковых роев, отвечающих распаду суперконтинента Родиния.

Теоретическое и практическое значение

Наши исследования позволяют сказать, что магнитное поле Земли и тектоника плит в конце раннего протерозоя принципиально не отличались от современных. Результаты чИ проведенных исследований важны для понимания раннепротерозойской истории Сибирского кратона, для создания глобальных палеореконструкций, определения Сибири в системах различных гипотетических суперконтинентов. Выводы могут использоваться при создании палеотектонических карт, для дополнения, возможного уточнения учебных курсов по «Исторической геологии», «Общей и региональной геотектоники».

Апробация работы Результаты, полученные в ходе настоящей работы, были представлены на 15-ти российских и международных научных конференциях, совещаниях и семинарах, в частности: на семинарах «Палеомагнетизм и магнетизм горных пород» в пос. Борок (2002, 2003, 2006, 2007, 2009), Всероссийской научной конференции, посвященной 10-летию РФФИ (2002, Москва), молодежных секциях Тектонического совещания в Москве (2003, 2004, 2005), II Российской конференции по изотопной геохронологии (2003, Санкт-Петербург), международном семинаре по палеомагнетизму и магнетизму горных пород в Казани (2004), научных совещаниях в Иркутске (2004, 2007), 6-ой Международной конференции «Problems of Geocosmos» (2006, Санкт-Петербург), 33-м Международном Геологическом конгрессе (2008, Осло). Результаты работ регулярно докладывались и обсуждались на Общемосковском семинаре по палеомагнетизму и магнетизму горных пород.

В общей сложности по теме диссертации опубликована в соавторстве 21 печатная работа, из них 1 глава в коллективной монографии, 5 статей в реферируемых научных журналах, в том числе 1 в иностранном издании, 15 работ представляют тезисы и материалы конференций.

Благодарности

Испытывая большую благодарность за долготерпение и мудрое руководство, прежде всего, хочу выразить глубокую признательность моему научному руководителю Алексею Николаевичу Диденко. Необходимо также сказать большое спасибо Владимиру Эммануи-ловичу Павлову - человеку, который привел меня в палеомагнитологию и многому научил.

Говорю спасибо моим постоянным соавторам из Иркутска — Д.П. Гладкочубу, A.M. Мазукабзову, Т.В. Донской, A.M. Станевичу, которые выступали и как организаторы совместных полевых работ. В полевых исследованиях и отборе коллекций мне также помогали А.А. Бухаров, С.А. Диденко, Е.В. Карякин, К.М. Константинов (с сыном), Б.Б. Кочнев,

A.В. Петушков, А.В. Шацилло, за что им отдельная благодарность.

Лабораторные исследования помогали проводить А.Г. Фейн и Г.С. Янова (ИФЗ РАН), Н.Я. Дворова и О.А. Крежовских (ГИН РАН), М.В. Алексютин и Мануэла Вайс при поддержке Валериана Бахтадзе (Мюнхенский университет, Германия), В.В. Щербакова,

B.А. Цельмович и Г.В. Жидков (ГО «Борок»). Всем им я также очень признателен.

Постоянную помощь, консультации и доброжелательную критику мне оказывали M.JI. Баженов, С.В. Шипунов, А.В. Шацилло, В.Э. Павлов, Т.С. Гендлер, М.В. Алексютин, А.В. Дворова, E.JI. Гуревич, О.М. Туркина, И.К. Козаков, С.А. Писаревский, Е.В. Скляров и мн. др. Особую благодарность выражаю моим коллегам по петромагнитной лаборатории МГУ - Н.В. Лубниной, Р.В. Веселовскому и A.M. Фетисовой.

Большое спасибо всем коллегам из Москвы, Борка, Санкт-Петербурга, Иркутска, Казани, Саратова, Новосибирска, Хабаровска, Владивостока, Магадана, Киева, без которых невозможно было бы создание плодотворной палеомагнитной среды.

Финансовая поддержка полевых и лабораторных исследований осуществлялась РФФИ (гранты 02-05-64332 и 06-05-64352), Программой ОНЗ РАН «Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту)» и из бюджетных средств ИФЗ РАН и МГУ.

В заключение хочу поблагодарить всех сотрудников лаборатории главного геомагнитного поля и петромагнетизма ИФЗ РАН и кафедры динамической геологии геологического факультета МГУ, которые очень доброжелательно отнеслись ко мне и моим исследованиям.

Похожие диссертационные работы по специальности «Геотектоника и геодинамика», 25.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Геотектоника и геодинамика», Водовозов, Владимир Юрьевич

- выводы различных тестов складки неоднозначны (см. гл. 3).

Критерии надежностн: 1 - возраст исследуемых пород надежно определен (точность не хуже 40 млн. лет); 2 - результат основывается на более чем 24 образцах; 3 - лабораторные исследования выполнены с использованием детальной магнитной чистки и компонентного анализа; 4 - положительные результаты полевых тестов; 5 - исследуемые геологические объекты расположены на территориях, тектоническая позиция которых четко установлена; 6 - наличие в изученных объектах векторов прямой и обратной полярности; 7 - отсутствие сходства положения полученного палеомагнитного полюса с положением более молодых полюсов.

Вопрос полярности выделенных направлений остается открытым. Если исходить из предположения, что Сибирь и Лаврентия в конце раннего протерозоя составляли единый агломерат, то учитывая опцию полярности для лаврентийских полюсов [Pesonen et al, 2003; Irving et al, 2004], мы получим, что северные полюсы для Сибири находились западнее

105

Австралии (в современных координатах). Подход, предложенный Эвансом и Писаревским [Evans and Pisarevsky, 2008], позволяет сделать экспресс-вывод о том, что Лаврентия и Сибирь могли перемещаться совместно в конце раннего протерозоя (табл. 5.3).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате первых систематических палеомагнитных работ по изучению палеомагнетизма раннепротерозойских образований юга Сибирского кратона получено девять новых палеомагнитных определений, отвечающих современным требованиям палеомагнитной надежности. Это позволило более чем в два раза нарастить раннепротерозойскую часть палеомагнитной базы данных по Сибири. 8 из 9 определений соответствуют первичным направлениям намагниченности, подтвержденных полевыми тестами, одно отвечает направлению регионального процесса перемагничивания, затронувшего район Байкальского хребта. Три полюса, по оценке автора, претендуют на звание «ключевого» для докембрия - это гранитоиды Шарыжалгая, осадочные породы чайской свиты Акитканского хребта и базитовые дайки чайского комплекса. Другие определения менее обоснованы, но позволяют использовать их для детализации раннепротерозойского тренда КМП Сибирского кратона. Согласно критериям палеомагнитной надежности [Van der Voo, 1990], большинство определений имеет высокую степень надежности. Следует заметить, что результаты, полученные по образованиям Байкальского хребта, не смотря на положительные результаты полевых тестов, все же, на наш взгляд, незначительно перемагничены рифейским полем. Можно констатировать, что заявленные цели достигнуты — на основе хорошо датированных палеомагнитных определений с привлечением геолого-геохронологических данных сделаны важные геотектонические выводы:

1. Блоки, слагающие юг Сибирского кратона — Шарыжалгайский и Байкальский выступы, передвигались совместно, начиная, по крайней мере, с 1850 млн. лет.

2. В конце раннего протерозоя Сибирь перемещалась из северных приэкваториальных широт в южные приэкваториальные.

3. На основе оригинальных данных предложена модель ран непротерозойской ветви траектории КМП Сибири. Определения ложатся на незамкнутую петлю, похожий характер демонстрируют раннепротерозойские определения по Лаврентии. Наилучшее совмещение участков траекторий КМП дал полюс вращения Эйлера: Lat=75°, Long=l 10°, угол=165°. При повороте относительно этого полюса Сибирский кратон совмещается своим южным краем с северным краем Лаврентии. Именно о таком соотношении по геологическим данным писали [Rainbird et al., 1998; Condi, 2002].

4. В раннепротерозойских образованиях Байкальского хребта обнаружены следы регионального перемагничивания, связанного с внедрением дайковых роев СевероБайкальского дайкового поля 780 млн. лет. Эти данные подтверждают предположение о едином импульсе внутри континентального растяжения юга Сибирского кратона, отвечающего распаду супер континента Родиния.

По мнению автора, главным итогом работы стало создание палеомагнитной «печки» (рис. 2), от которой можно теперь «плясать».

Age «;а>—► 2.4 2.3 2.2 2.1 2 (I 14 I X 1.7 1.6 1.5 1.4 1.3 1.2 II 1.0

Sao Francisco 1 SO * - .

Congo (O •

Ukraine <U) 1 •

Baltics (B) • 1 ' • * 4 i • a

Laurcntia iL) * l t • Шт • • ** • I

Coats Land (Col ■

Amazonia (Am) • • • 1 •

India 01 .

Australia (Au) • • • » • • • •

Wesl Africa (WA) • 1

Kalahari ~Cir (K -Cin ★ tl • — Щ < •»

Siberia ISM I * * 1 i * «

S. China (SO

N China (NO • t t t t t t t t t f

Kir—* 2,45 2.00 I XX 1.77 I,ft5 150 1 25 ГШ J.OO ги 1.83 1-15 105

Рис. 2 Распределение во времени палеомагнитных полюсов древних кратонов (звездочкой показаны ключевые полюсы) [Pesonen et al, 2003 с дополнением]

Список литературы диссертационного исследования кандидат геолого-минералогических наук Водовозов, Владимир Юрьевич, 2010 год

1. Александров В.К., Сизых В.И., Бухаров А.А., Мац В.Д. Тектонические покровы южной части Байкальского хребта // Геотектоника. 2003. № 4. С. 35-50.

2. Баженов М.Л. Палеомагнитно-текгонические исследования и история горизонтальных движений Средней Азии с пермского времени доныне. Дисс. доктора геол.-мин. н., Москва, 2001.

3. Баженов М.Л., Шипунов С.В. Метод складки в палеомагнетизме // Изв. АН СССР, Физика Земли. 1988. № 7. С. 89-101.

4. Бибикова Е.В., Кирнозова Т.Н., Макаров В.А. Возрастные рубежи в эволюции Шарыжалгайского комплекса Прибайкалья (U-Pb система цирконов) / Геология и геохронология докембрия Сибирской платформы и ее складчатого обрамления. Л.: Наука, 1990. С. 162-170.

5. Борукаев Ч.Б. Структура докембрия и тектоника плит. Новосибирск: Наука. 1985. 190 с.

6. Булдыгеров В.В., Собаченко В.Н. Проблемы геологии Северо-Байкальского вулканно-плутонического пояса. Иркутск: ИГУ. 2005. 184 с.

7. Бураков К.С. Температурные методы определения палеонапряженности // Палеомагнетизм и магнетизм горных пород. М.: ГЕОС. 1997. С. 19-20.

8. Бухаров А.А. Геологическое строение Северо-Байкальского краевого вулканического пояса. Новосибирск: Наука. 1973. 138 с.

9. Бухаров А.А. Протоактивизационные зоны древних платформ. Новосибирск: Наука, 1987. 202 с.

10. Веселовский Р.В. Палеомагнетизм мезопротерозойских и пермо-триасовых пород Сибирской платформы: палеотектонические и геомагнитные следствия. Дисс. канд.-г.-м.н., МГУ, 2006.

11. Веселовский Р.В., Павлов В.Э, Петров П.Ю. Новые палеомагнитные данные по Анабарскому поднятию и Учуро-Майскому району и их значение для палеогеографии и геологической корреляции рифея Сибирской платформы // Физика Земли. 2009. № 7. С. 324.

12. Водовозов В.Ю., Диденко А.Н., Гладкочуб Д.П., Мазукабзов A.M., Донская Т.В. Палеомагнетизм базитовых интрузий раннего протерозоя Байкальского хребта // «Палеомагнетизм и магнетизм горных пород». Материалы семинара. Борок. М.: ГЕОС.2006. С. 41-45.

13. Водовозов В.Ю., Диденко А.Н., Гладкочуб Д.П., Мазукабзов A.M., Донская Т.В. Результаты палеомагнитных исследований раннепротерозойских образований Байкальского выступа Сибирского кратона // Физика Земли. 2007. № 10. С. 60-72.

14. Геологическая карта СССР м-ба 1:200000 лист 0-49-XXI, 1969. Объяснительная записка. М.: Недра. 1969. 62 с.

15. Гладкочуб Д.П. Эволюция южной части Сибирского кратона в докембрии — раннем палеозое и ее связь с суперконтинентальными циклами. Дисс. доктора геол.-мин. наук. Москва, 2004.

16. Гладкочуб Д.П., Донская Т.В., Мазукабзов A.M., Станевич A.M., Скляров Е.В., Пономарчук В.А. Комплексы-индикаторы процессов растяжения на юге Сибирского кратона в докембрии // Геология и геофизика. 2007. № 1. С. 22-41.

17. Гусев Г.С., Хаин В.Е. О соотношениях Байкало-Витимского, Алдано-Станового и Монголо-Охотского террейнов (юг Средней Сибири) //Геотектоника. 1995. № 5. С. 68-82.

18. Диденко А.Н., Водовозов В.Ю., Гладкочуб Д.П. и др. Палеомагнетизм раннего протерозоя юга Сибирского кратона. В кн.: Эволюция южной части Сибирского кратона в докембрии / Под ред. Склярова Е.В. Новосибирск: 2006. С. 130-161.

19. Диденко А.Н., Козаков И.К., Бибикова Е.В. и др. Палеомагнетизм нижнепротерозойских гранитоидов Шарыжалгайского выступа фундамента Сибирского кратона и геодинамические следствия // 2003. Т. 390. № 3. С. 368-373.

20. Диденко А.Н., Козаков И.К., Дворова А.В. Палеомагнетизм гранитов Ангаро-Канского выступа фундамента Сибирского кратона // Геология и геофизика. 2009. Т. 50. № 1. С. 72-78.

21. Донская Т.В., Бибикова Е.В., Мазукабзов A.M. и др. Приморский комплекс гранитоидов Западного Прибайкалья: геохронология, геодинамическая типизация // Геология и геофизика. 2003. Т. 44. № 10. С. 1006-1016.

22. Донская Т.В., Гладкочуб Д.П., Ковач В.П., Мазукабзов A.M. Петрогенезис раннепротерозойских постколлизионных гранитоидов юга Сибирского кратона // Петрология. 2005. Т. 13. № 3. С. 253-279.

23. Зорин Ю.А., Мазукабзов A.M., Гладкочуб Д.П., Донская Т.В., Пресняков C.J1., Сергеев С.А. Силурийский возраст главных складчатых деформаций рифейских отложений Байкало-Пагомской зоны // Доклады РАН. 2008. Т. 463. № 2. С. 429-434.

24. Ларин A.M., Котов А.Б., Ковач В.П. и др. Этапы формирования континентальной коры Центральной части Джугджуро-Становой складчатой области (Sm-Nd изотопные данные по гранитоидам) // Геология и геофизика. 2002. Т. 43. № 4. С. 395-399.

25. Ларин A.M., Сальникова Е.Б., Котов А.Б. и др. Северо-Байкальский вулканно-плутонический пояс: возраст, длительность формирования и тектоническое положение // ДАН, 2003. Т. 392. № 4. С. 506-511.

26. Лубнина Н.В. Восточно-Европейский кратон от неоархея до палеозоя по палеомагнитным данным. Авторефср. дисс. докт. геол.-мин. наук. Москва, МГУ. 2009. 40 с.

27. Мазукабзов A.M. Структура и геодинамика южной окраины Сибирского кратона. Дисс. доктора геол.-мин. наук. Иркутск. 2003.

28. Мац В.Д. Верхний докембрий Западного Прибайкалья и западной окраины СевероБайкальского нагорья (стратиграфия и история развития). Авторефер. дисс. канд. геол.-мин. наук. Новосибирск, 1965. 26 с.

29. Мац В.Д., Таскин А. П. Стратиграфия протерозоя Присаянья и западной окраины Байкальской горной области //Геология и геофизика. 1973. № 2. С. 26-34.

30. Михайлова Н.П., Кравченко С.Н., Глевасская A.M. Палеомагнетизм анортозитов. Киев: Наукова думка. 1994. 212 с.

31. Неймарк Л.А., Ларин A.M., Немчин А.А. и др. Геохимические, геохронологические (U-Pb) и изотопные (Pb, Nd) свидетельства анорогенного характера магматизма СевероБайкальского вулкано-плутонического пояса//Петрология. 1998. Т. 6. № 2. С. 139-164.

32. Неймарк Л.А., Ларин A.M., Яковлева С.З., Срывцев Н.А., Булдыгеров В.В. Новые данные о возрасте пород акитканской серии Байкало-Патомской складчатой области по результатам U-Pb датирования цирконов // ДАН СССР. 1991. Т. 320. № 1. С. 182-186.

33. Ножкин А.Д., Бибикова Е.В., Туркина О.М., Пономарчук В.А. Изотопно-геохронологическое исследование субщелочных порфировидных гранитов Таракского массива Енисейского кряжа: U-Pb, Ar-Ar, Sm-Nd данные // Геология и геофизика. 2003. Т. 44. № 9. С. 879-889.

34. Павлов В.Э. Место рождения Сибирской платформы / Области активного тектоногенеза в современной и древней истории Земли. Материалы XXXIX Тектонического совещания. Том 1. М.: ГЕОС, 2006. С. 88-91.124

35. Павлов В.Э., Петров П.Ю. Палеомагнетизм рифейских отложений Иркинеевского поднятия Енисейского кряжа — новый довод в пользу единства Сибирской платформы в среднем рифее //Физика Земли. 1997. № 6. С.42-55.

36. Павлов В.Э., Петров П.Ю., Журавлев А.З., Галле И., Шацилло А.В. Уйская серия и позднерифейские силы Учуро-Майского района: изотопные и палеомагнитные данные и гипотеза позднепротерозойского суперконтинента // Геотектоника. 2002. Т. 36. № 4. С. 278292.

37. Палеомагнитология / Храмов А.Н., Гончаров Г.И., Комисарова Р.А. и др. Под ред. А.Н. Храмова. Л.: Недра, 1982. 312 с.

38. Палеомагнитные направления и палеомагнитные полюса. Данные по СССР. Вып.1. Л. 1971. 124 с. Ред. Храмов А.Н.

39. Петрова З.Е., Макрыгина В.А., Антипин B.C. Петролого-геохимическая корреляция гранитов рапакиви и кислых вулканитов в южном обрамлении Сибирской платформы // Петрология, 1997, т. 5,№3, с. 291-311.

40. Печерский Д.М., Диденко А.Н. Палеоазиатский океан. Петромагнитная и палеомагнитная информация о его литосфере. М.: ОИФЗ РАН, 1995. 296с.

41. Розен О.М., Манаков А.В., Зинчук Н.Н. Сибирский кратон: формирование, алмазоносность. Научн. ред. С.И. Митюхин. М.: Научный мир, 2006. 212 с.

42. Саврасов Д.И. Палеомагнитные исследования на кристаллических породах Анабарского щита // Геология и геофизика. 1990. № 1. С.94-104.

43. Салоп Л.И. Геология Байкальской горной области. М., Недра, 1964, т. 1, 511 с.

44. Салоп Л.И. Стратиграфия докембрия Байкальской горной области / Труды Межведомственного совещания по разработке унифицированных стратиграфических схем Сибири, 1956 г. Изд-во АН СССР, 1958.

45. Скляров Е.В., Гладкочуб Д.П., Донская Т.В. и др. Интерпретация геохимических данных / Под ред. Е.В. Склярова. М.: Интермет Инжиниринг. 2001. 288 с.

46. Срывцев Н.А. Строение и геохронометрия акитканской серии Западного Прибайкалья / Проблемы стратиграфии раннего докембрия Средней Сибири. М.: Наука, 1986. С. 50-60.

47. Срывцев Н.А., Булдыгеров В.В. Строение и формации Северо-Байкальского вулканического пояса / Корреляция эндогенных процессов Сибирской платформы и ее обрамления. Новосибирск: Наука, 1982. С. 83-95.

48. Туркина О.М., Бибикова Е.В., Ножкин А.Д. Этапы и геодинамические обстановки раннепротерозойского гранитообразования на юго-западной окраине Сибирского кратона // Доклады РАН. 2003. Т. 388. № 6. С. 779-783.

49. Федоровский B.C., Владимиров А.Г., Хаин Е.В. и др. Тектоника, метаморфизм и магматизм коллизионных зон каледонид Центральной Азии // Геотектоника, 1995, № 3, с. 3-22.

50. Храмов А.Н. Стандартные ряды палеомагнитных полюсов для плит Северной Евразии: связь с проблемами палеогеодинамики территории СССР. В кн.: Палеомагнетизм и палеогеодинамика территории СССР. Л., ВНИГРИ. 1991. С. 135-149.

51. Шацилло А.В. Палеомагнетизм венда юга Сибирской платформы и некоторые аспекты позднедокембрийской геодинамики. Дисс. канд. геол.-мин. наук. Москва, ИФЗ РАН, 238 с. v

52. Шипунов С.В. Новый тест складки в палеомагнетизме (реабилитация теста выравнивания) // Физика Земли. 1995. №4. С. 67-74.

53. Шипунов С.В. Тест галек в палеомагнетизме // Физика Земли. 1994. № 2. С. 25-32.

54. Шипунов С.В., Муравьев А.А. Критерии равномерности для сферических данных впалеомагнетизме II Физика Земли. 1997. № 12. С. 71-82.

55. Щербаков В.П., Сычева Н.К. Об изменении величины геомагнитного диполя за геологическую историю Земли. II Физика Земли. 2006. № 3. С. 25-30.

56. Эволюция южной части Сибирского кратона в докембрии. Научн. ред. Е.В. Скляров. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006. 367 с.

57. Buchan K.L., Mertanen S., Park R.G. et al. Comparing the drift of Laurentia and Baltica in the Proterozoic: the importance of key palaeomagnetic poles И Tectonophysics. 2000. V. 319. P.167-198.

58. Butler R.F. Paleomagnetism: magnetic domains to geologic terranes. Boston: Blackwell Sci. Publ., 1992.319 р.

59. Condie К. C. Breakup of a Paleoproterozoic Supercontinent H Gondwana Research. 2002. V. 5. No. 1. P. 41-43.

60. Didenko A.N., Pechersky D.M. Revised Paleozoic Apparent Polar Wander Paths for E. Europe, Siberia, N. China and Tarim plates / L.P. Zonenshain Memorial conference on Plate Tectonics. Moscow: IO RAS, 1993. P. 47-48.

61. Dodson M.H. Closure temperature in cooling geochronological and petrological systems II Contrib. Miner. Petrol. 1973. V. 40. No. 3. P. 259-274.

62. Enkin R.J. A computer program package for analysis and presentation of paleomagnetic data // Pacific Geoscience Centre. Geological Survey of Canada. 1994. 16 p.

63. Enkin R.J. The direction-correction tilt test: an all-purpose tilt/fold test for paleomagneticstudies // Earth and Planetary Science Letters. 2003. V. 212. P. 151-166.

64. Evans D.A.D. and Pisarevsky S.A. Plate tectonics on the early Earth? Weighing the paleomagnetic evidence / When Did Plate Tectonics Begin? Condie K. and Pease V. (eds.). Geological Society of America Special Paper 440. 2008. P.249-263

65. Flinn D. On the symmetry principle and the deformation ellipsoid // Geol. Mag. 1965. Vol. 102. No. l.P. 36-45.

66. Gladkochub D.P., Pisarevsky S.A., Donskaya T.V., Natapov L.M., Mazukabzov A.M., Stanevich A.M., Sklyarov E.V. Siberian Craton and its evolution in terms of Rodinia hypothesis // Episodes. 2006. V. 29. N. 3. P. 169-174.

67. Halls H.C. A least-square method to find a remanence direction from converging remagnetization circles // Geophys. J. R. Astron. Soc. 1976. Vol. 45. P. 297-304.

68. Halls H.C., Heaman L.M. The paleomagnetic significance of new U-Pb age data from the Molson dyke swarm, Cauchon Lake area, Manitoba // Can. J. Earth Sci. 2000. Vol. 37. P. 957— 966.

69. Harris N. Radiogenic isotopes and the interpretation of granitic rocks // Episodes. 1996. V. 19. No. 4. P. 107-113.

70. Irving E., J. Baker, M. Hamilton, P.J. Wynne. Early Proterozoic geomagnetic field in western Laurentia: implications for paleolatitudes, local rotations and stratigraphy // Precambrian Research. 2004. Vol. 129. P. 251-270.

71. Kirschvink, J.L. The Least-Square Line and Plane and the Analysis of Paleomagnetic Data // Geophys. J. R. Astron. Soc. 1980. Vol. 62. No. 7. P. 699-718.

72. McFadden P.L., McElhinny M. Classification of reversal test in paleomagnetism //128

73. Geophys. J. Int. 1990. Vol.103. P.725-729.

74. McFadden P.L., McElhinny M.W. The combined analysis of remagnetization and direct observation in paleomagnetism // Earth Planet. Sci. Lett. 87, 1988, p.161-172.

75. Meert J.G., Stuckey W. Revisiting the Paleomagnetism of the 1.476 Ga St. Francois Mountains Igneous Province, Missouri // Tectonics. 2002. 21 (2), 10.1029/2000TC001265.

76. Pesonen L.J., Elming S.-A., Mertanen S. et al., Palaeomagnetic configuration of continents during the Proterozoic // Tectonophysics. 2003. Vol. 375. No. 3. P. 289-324.

77. Pisarevsky S.A., McElhinny M.W. Global paleomagnetic visual data base developed into its visual form // EOS. 2003. Vol. 84. No. 20; (http://www.agu.org/eoselec/000161e.html).

78. Rainbird R.H., Stem R.A., Khudoley A.K. et al. U-Pb geochronology of Riphean sandstone and gabbro from southeast Siberia and its bearing on the Laurentia-Siberia connection // Earth and Planetary Scitnce Letters. 1998. Vol. 164. P. 409-420.

79. Schmidt P.W. Bias in converging great circle methods // Earth Planet. Sci. Lett. 1985. Vol.72. P. 427-432.

80. Shipunov S.V. Synfolding magnetization: Detection, testing and geological applications // Geophys. J. Int. 1997. Vol. 130. P. 405-410.

81. Smethurst M.A., Khramov A.N., Torsvik Т.Н. The Neoproterozoic and Palaeozoic paleomagnetic data for the Siberian platform: from Rodinia to Pangea // Earth Science Reviews.1998. V.43. P. 1-24. ^

82. Stern R.J. Evidence from ophiolites, blueschists, and ultrahigh-pressure metamorphic terranes that the modern episode of subduction tectonics began in Neoproterozoic time // Geology. 2005. Vol. 33. P. 557-560.

83. Symons D.T.A. Paleomagnetism of the Proterozoic Wathaman batholith and the suturing of the Trans-Hudson orogen in Saskatchewan // Can. J. Earth Sci. 1991. Vol. 28. P. 1931- 1938.

84. Torsvik Т.Н. and Smethurst M.A. Plate Tectonic modeling: Virtual Reality with GMAP // Computer & Geosciences.1999, № 25. P. 395-402.

85. Van der Voo R. Paleomagnetism of the Atlantic Tethys and Iapetus oceans. Cambridge Univ. Press, 1993,411 p.

86. Van der Voo R. The reliability of paleomagnetic data // Tectonophysics. 1990. Vol. 184. P. 1-9.

87. Zijderveld J.D.A. A.C. demagnetization of rocks: analysis of results / In: Methods in Paleomagnetism, eds. by Collinson D.W., Creer K.M. Amsterdam: Elsevier, 1967. P. 254—286.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.