Палеоурбаноземы раннесредневековых предгородских центров: генезис и устойчивость тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.23, кандидат географических наук Зазовская, Эля Павловна

  • Зазовская, Эля Павловна
  • кандидат географических науккандидат географических наук
  • 2013, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ25.00.23
  • Количество страниц 167
Зазовская, Эля Павловна. Палеоурбаноземы раннесредневековых предгородских центров: генезис и устойчивость: дис. кандидат географических наук: 25.00.23 - Физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов. Москва. 2013. 167 с.

Оглавление диссертации кандидат географических наук Зазовская, Эля Павловна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. Антропогенно-измененные почвы и культурные слои древних поселений: основные представления (обзор литературы).

1.1. Антропогенно-измененные почвы. Общие представления. Городские почвы - яркий представитель антропогенно-измененных почв.

1.2. Культурный слой древних поселений - как почвенноантропогенный феномен.

Глава 2. Объекты и методы исследования.

2.1. Объекты исследования.

2.1.1. Гнездовский ландшафтно-археологический комплекс.

2.1.2. Лавский археологический комплекс.

2.1.3. Городище-крепость ««Горное эхо»».

2.2. Методы исследования.

Глава 3. Морфо-аналитическая характеристика палеоурбаноземов.

3.1. Палеоурбаноземы Гнездовского ландшафтно-археологического комплекса.

3.1.1 Экспонированные палеоурбаноземы.

3.1.2. Погребенные палеоурбаноземы.

3.2. Палеоурбаноземы Лавского археологического комплекса

3.3. Палеоурбаноземы поселения-крепости «Горное эхо».

Глава 4. Особенности состава и свойств органического вещества палеоурбаноземов, как фактор их устойчивости.

4.1. Свойства органического вещества палеоурбаноземов.

4.2. Морфология компонентов органического вещества палеоурбаноземов.

4.3. Экспериментальное изучение морфологических форм органического вещества.

4.4. Радиоуглеродный возраст и изотопный состав органического вещества.

Глава 5. Тренды педолитогенеза палеоурбаноземов.

5.1. Модели педолитогенеза для палеоурбаноземов средневековых предгородских центров.

5.2. Развитие палеоурбаноземов после снятия антропогенной нагрузки. Устойчивость и диагенез.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов», 25.00.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Палеоурбаноземы раннесредневековых предгородских центров: генезис и устойчивость»

Представляется очевидным, что колонизация земель, возникновение и функционирование поселений неизбежно приводят к нарушению природного равновесия и трансформации природных ландшафтов в целом и их отдельных компонентов, в частности, почв и почвенного покрова. Нарушения и трансформации естественных почв при возникновении поселений в результате бытовой и хозяйственной деятельности человека приводят к формированию на территории поселений специфического природно-антропогенного почвенного покрова. В последние годы активно развиваются исследования почв и N почвенного покрова современных городских территорий. Выявлена специфика городских почв, созданы классификации этих сложных и неоднозначных объектов, описаны морфологические и субстантивные особенности городских почв, их физические и химические свойства, выявлены и типизированы антропогенные процессы, влияющие на формирование и функционирование городских почв, активно развиваются теоретические представления о почвах урбанизированных территорий и их роли в городских экосистемах. Человек -мощная сила, преобразующая географическую среду. Трудно переоценить вклад его промышленной, сельскохозяйственной и интеллектуальной деятельности в функционирование ландшафтов и почв. Со времени появления человека прошли сотни тысяч лет, однако только во второй половине голоцена его воздействие на ландшафты и почвы стало заметным. В настоящее время более половины всего почвенного покрова занимают почвы в той или иной степени антропогенно преобразованные. Особо следует отметить почвы городов, измененные в максимальной степени, площадь которых повсеместно увеличивается. Урбанизированные территории по некоторым оценкам составляют более 1% от всей площади земель мира. В настоящее время важность изучения городских почв с позиций генетического почвоведения ни у кого не вызывает сомнений. Получен и осмыслен огромный материал, описывающий свойства этих почв. Однако до сих пор совершенно не ясна долговременная динамика свойств этих почв. Характеристики, приобретенные в ходе антропогенного почвообразования - стабильны ли они во времени, и, останутся ли они стабильны, после снятия антропогенной нагрузки? Уникальными объектами исследования, позволяющими приблизиться к ответу на эти вопросы, являются для нас почвы древних предгородских (протогородских) поселений - палеоурбаноземы. Изученные нами древние урбоэкосистемы, заброшенные человеком и в течение длительного времени занятые естественными ландшафтами или агроценозами, могут быть использованы в качестве долговременных моделей для изучения антропогенного почвообразования. Палеоурбаноземы могут рассматриваться как носители специфичной и разнообразной почвенной памяти о процессах взаимодействия природы и общества в период функционирования древних поселений. В связи с этим встает вопрос, какие почвенные свойства наиболее глубоко подверглись изменениям в процессе функционирования поселений, какие типы деятельности отражаются в этих характеристиках, остаются ли они устойчивы после снятия антропогенной нагрузки?

Такого рода почвенные исследования также заставляют совершенно изменить подход к изучению культурных слоев, который часто рассматривается археологами, только, как материал, вмещающий археологические артефакты

Цель работы - выявление закономерностей антропогенного почвообразования в древних урбанистических центрах лесной и лесостепной зоны и оценка устойчивости приобретенных свойств палеоурбаноземов после снятия антропогенной нагрузки.

Основные задачи работы:

1. Провести сравнительный анализ свойств почв древних предгородских центров и их естественных аналогов.

2. Исследовать антропогенно-измененные почвы в различных геоморфологических позициях, для выявления особенностей профилей формирующихся при разных сочетаниях педогенеза и литогенетических процессов.

3. Изучить почвы древних предгородских центров в различных биоклиматических обстановках с целью выявления зональной специфики процессов антропогенного почвообразования.

4. На основе полученного фактического материала и литературных данных оценить устойчивость антропогенных признаков палеоурбаноземов и выявить наиболее устойчивые (консервативные) во времени свойства.

Положения, выносимые на защиту:

1. На территории крупных раннесредневековых предгородских центров с функциональным зонированием территории, производственными центрами формируются антропогенно-измененные почвы - палеоурбаноземы, резко отличающиеся от почв естественных фоновых аналогов, обладающие диагностическими признаками современных городских почв - отсутствием генетических горизонтов до глубины 50 см; наличием в слое 50 см 5-10% антропогенного мусора; наличием диагностического горизонта урбик. Для почвенных покровов древних поселений разных природно-климатических зон (южнотаежных лесов, лесостепной, лесостепных предгорий) характерна конвергентная эволюция, в результате которой вместо естественного почвенного покрова формируются различные палеоурбаноземы, близкие по свойствам современным городским почвам. Наиболее ярко антропогенноприобретенные свойства, как морфологические, так и аналитические проявляются в почвах лесной зоны.

2. Палеоурбаноземы - очень слабо эволюционирующие почвы, обладающие высокой устойчивостью в поле современных факторов почвообразования. Одним из основных факторов морфологической устойчивости палеоурбаноземов являются консервативные специфические свойства органического вещества, сформированного в процессе хозяйственной деятельности человека. Устойчивость связана с накоплением «антропогенного углерода» в малодоступных для современного почвообразования формах, что определяет как морфологическую, так и биохимическую устойчивость палеоурбаноземов.

Научная новизна работы

Показано, что интенсивная хозяйственная деятельность человека в древних предгородских центрах лесной и лесостепной зон формирует специфичные антропогенно-измененные почвы, имеющие общие тренды антропогенных изменений, приближающие их характеристики к современным городским почвам. Эти свойства оказались устойчивыми после снятия антропогенной нагрузки (забрасывание поселений), и почвы древних поселений, подвергшиеся мощной антропогенной трансформации в период раннего средневековья, не вернулись к своему естественному состоянию. Обосновано выделение палеоурбаноземов - городских почв древних урбоэкосистем. Получена их морфолого-аналитическая характеристика для раннесредневековых предгородских центров лесной и лесостепной зоны.

Практическая значимость

Полученные результаты могут быть использованы в палеогеографических и геоархеологических работах для реконструкции хозяйственной деятельности и условий существования человека в древних урбоэкосистемах, а также для построения долговременных моделей антропогенного почвообразования. Результаты работы включены в курс лекций по палеопочвоведению на факультете почвоведения в Московском государственном университете им. М.В .Ломоносова.

Апробация работы.

Материалы диссертации были представлены на заседаниях кафедры географии почв факультета почвоведения МГУ им. М.В.Ломоносова, на заседаниях лаборатории географии и эволюции почв ИГ РАН, на Российских и международных научных конференциях: Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов-98», «Ломоносов-2000» (Москва, 1998, Москва, 2000); 4th Annual Meeting European Association of Archaeologists (Göteborg, Sweden, 1998); Докучаевские молодежные чтения «Почва, экология, общество» (Санкт-Петербург, 1999); 6th Annual Meeting European Association of Archaeologists (Oxford, England, 2000); First International Conference on Soils of Urban, Industrial, Traffic and Mining Areas (Germany, 2000); 7th Annual Meeting European Association of Archaeologists (Germany, 2001); Четвертая всероссийская конференция «Проблемы эволюции почв» (Пущино, 2001); 1 International Conference On Soil and Archaeology (Budapest, Hungary, 2001); 8th International conference "Methods of absolute chronology" (Gliwice, Poland, 2004); Международная научная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения В.П.Левенка (Липецк,2006); Научно-практическая конференция «Культурный слой археологических памятников. Теория, методы, практика» (Москва, 2006); Конференция, посвященная 50-тилетию радиоуглеродной лаборатории ИИМК РАН (Санкт-Петербург, 2007); V Всероссийский съезд общества почвоведов (Ростов на Дону, 2008).

Публикации

По теме диссертации опубликовано 26 работ, 5 из них в реферируемых изданиях, включенных в список ВАК, 5 в международных журналах с высоким индексом цитирования на английском языке. Список основных 16 работ приведен в автореферате.

Структура и объем работы.

Диссертация изложена на 154 страницах машинописного текста. Состоит из введения, 5 глав, заключения, списка литературы и приложения. Работа включает 20 таблиц, 31 рисунок. Список литературы состоит из 151 наименований, в том числе 40 на иностранных языках.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов», 25.00.23 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов», Зазовская, Эля Павловна

Результаты исследования показали, что в целом ландшафтные и климатические условия до начала функционирования поселения были близки к современным, но заметно суше. На водоразделах и террасах господствовали леса. Об этом говорят данные спорово-пыльцевого анализа [Вгопшкоуа е1 а1, 2003], остатки профилей естественных почв лесного генезиса под палеоурбаноземами на террасе ^агоуэкауа, Вгопшкоуа, 2000; Беёоу е1 а1, 1999, Вгопшкоуа е^ а1, 2003], результаты биоморфных исследований [Гольева, Зазовская, 2007]. Однако локальные условия имели ряд существенных отличий: времени предшествующему началу функционирования поселения соответствовал этап понижения поемности, на пойме господствовали леса, аллювиальный седиментогенез приостановился, и усилились почвообразовательные процессы, не прерывающиеся отложением новых порций осадков.

Гнездовский период - это период экстенсивной хозяйственной активности: широкомасштабного сведения лесов, эксплуатации земель как жилых территорий, пастбищных и пахотных угодий. Уже в это время происходит заметная интенсификация паводков. Об этом свидетельствуют стерильные песчаные прослои в материале горизонта урбик (рисунок 3.8)

Рис. 3.8. Стерильные песчаные прослои в материале горизонта урбик погребенного палеоурбанозема погребенных на высокой пойме Днепра палеоурбаноземов. По всей видимости интенсивность поемных процессов в это время была не столь высока и не мешала существованию поселения на территории поймы. На следующем этапе происходит резкое усиление пойменных процессов, погребение культурного слоя и формирование профиля почвы, соответствующей современному фитоценозу. Возможно несколько причин усиления поемности:

Общий тренд изменения климата в сторону гумидизации [Климанов и др., 1995.], что обеспечило большее поступление воды с водосборного бассейна и, следовательно, увеличение паводков. Изменение режима поймы, индуцированное деятельностью человека на водоразделах и во всем водосборном бассейне [Александровский и др., 2005]: сведение лесов и распашка, вызвавшее резкое увеличение паводков. Полученные результаты хорошо коррелируют с данными о климатических циклах последнего тысячелетия. Многими исследователями [Климанов, 1995; Колебания климата за последние тысячелетие, 1988; 1997; Турманина 1976 ] выделяется период IX-XII вв., когда летние температуры были выше на 1-3°С по сравнению с современными при уменьшении количества летних осадков. Климат был теплее и суше современного. Типично было распространение широколиственных лесов в пределах зоны смешанных лесов. В период 1Х-Х1 вв. фиксируется сокращение заболоченности на Русской Равнине, уменьшение паводков рек [Турманина, 1976]. В конце Х1-ХИ вв. отмечается увеличение зимних осадков, что создавало высокие половодья рек весной. По данным Швец [1978] количество лет с высокими паводками Днепра резко возрастает в XII веке. В Х1П-Х1Х вв. происходит понижение температур и увеличение увлажненности. А.Л. Александровским с соавторами (2005) была проведена попытка реконструировать палеорусла Днепра, показано, что пойменная часть поселения, имела облик отличный от настоящего Позднее Паниным с соавторами [Ратп е1 а1, 2012] было показано, что история развития территории имела сложный, цикличный характер. Пойма Днепра не раз меняла свой облик. Были проведены реконструкции более высокого разрешения, подтверждающие и дополняющие полученные нами ранее данные.

Такая сложная история ландшафта, нашла отражение в морфологическом облике описанных нами палеоурбаноземов, погребенных аллювиальными отложениями.

Нами изучены антропогенно-измененные почвы перекрытые молодыми аллювиальными наносами мощностью от 0,4 м до 1,0 м, расположенные на высокой пойме Днепра (рисунок 3.9). а - фоновая пойменная погребенная почва; б- погребенный палеоурбанозем; в вид археологического раскопа на пойме Днепра; г - фрагмент погребенного горизонта урбик с элементами аллювиальной слоистости

Рис. 3.9. Морфологический облик погребенных палеоурбаноземов и фоновой пойменной погребенной почвы.

Верхняя часть профиля этих почв соответствует по строению почвам аллювиального ряда (аллювиальные серогумусовые, аллювиально-слоистые, аллювиальные серогумусовые глеевые). Нижняя часть профиля представляет собой горизонты погребенной почвы, в разной степени антропогенно преобразованные. Во всех исследованных разрезах на глубине 40-90 см обнаружен горизонт «урбик». Так как антропогенно-измененные почвы погребенные под толщей аллювиальных отложений формировались при сочетании процессов аллювиальной и антропогенной седиментации, подверглись диагенетическим преобразованиям, после погребения, степень которых сложно оценить, мы не сочли возможным выделить разные типы палеоурбаноземов. Изученные нами почвы притеррасной и центральной части поймы, имеют профиля типа: a)AY-AY/BFg-C—[U]; b) AY-; AY/BFg- BFg- Gg~~[U] -[U(AY)] [BFg]- Cg—или с) AY- AY/BFg- BFg- Cg—[U]- [U(AY)]- [U(E)]- [Big]- Cg~~.

Материал горизонта урбик темно-серого цвета (10YR 3/1), глыбисто-комковатый, уплотненный, влажный, с большим количеством углей, остатков обожженной глины. Часто горизонт включает в себя стерильные прослои песчаного материала. В случае а) и имеет мощность до 70 см и полностью замещает профиль естественных почв, на которых был сформирован, под горизонтом урбик вскрывается толща аллювиальных отложений. В разрезах расположенных в притеррасных понижениях (вариант Ь) горизонт урбик прерывается стерильным огленным прослоем, горизонт подстилается глеевым горизонтом. В таких разрезах с глубины 1м вскрываются грунтовые воды. Разрезы, вскрывающие профиля типа с) расположены в центральной части поймы. Горизонт урбик имеет мощность от 20 до 40 см. В некоторых случаях он имеет сложное строение: верхняя часть мощностью до 20 см представлена материалом собственно КС - с большим количеством углей, остатков кирпичей и т. п.; нижняя часть более однородная, с меньшим количеством антропогенных включений, с пятнами и прослоями осветленного материла, более легкого гранулометрического состава - предположительно остатки подзолистого горизонта погребенной почвы. Под горизонтом урбик также макро и микроморфологически читаются остатки подзолистого горизонта. В некоторых случаях горизонт урбик в нижней своей части сильно оглеен, встречаются буро-коричневые железисто-глинистые кутаны. Ниже залегает иллювиальный горизонт погребенной почвы со следами оглеения, большим количеством железистых новообразований, кутан, подстилается толщей слоистых аллювиальных песков.

Современные пойменные почвы имеют слабокислую, близкую к нейтральной реакцию среды по всему профилю - рНВ0Д 5,50- 6,60 (таблица 3.7).

Горизонт урбик характеризуются нейтральной реакцией (рНв0Д - 7,0-7,2). Остатки подзолистого горизонта имеют слабокислую реакциею среды(5,20), далее вниз по профилю реакция среды слабокислая, близкая к нейтральной.

Во всех изученных почвах наблюдается два максимума содержания органического углерода приуроченных к современным гумусоаккумулятивным горизонтам (среднее содержание органического углерода 1,18%) и горизонту урбик (1,23%).

Все изученные почвы характеризуются супесчаным составом в верхней части профиля, некоторым утяжелением состава в палеоурбаноземе, далее вниз по профилю происходит переход к связному песку. В горизонте урбик происходит резкое уменьшение содержания фракции мелкого песка (12,4947,09%) и увеличение доли пыли и ила. В нижележащей толще доля мелкого песка возрастает до 60-79% , количество пыли и ила падает. Для вариантов а) и Ь) максимум содержания илистой фракции приурочен к горизонту урбик 13-7%.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам работы можно сделать следующие выводы:

1. Интенсивная деятельность человека на территории раннесредневековых предгородских центров лесной и лесостепной зоны сформировала специфичный комплекс антропогенно-измененных почв, отличающих их от почв зонального ряда и имеющих общие тренды антропогенных изменений, приближающие их свойства к урбаноземам современных городских территорий. Эти почвы имеют диагностические критерии современных урбаноземов и названы нами палеоурбаноземами. В зависимости от мощности и степени выраженности диагностического горизонта «урбик» (Ц) выделены три типа палеоурбаноземов, характерные для всех исследованных объектов: палеоурбанозем мощный -горизонт и имеет мощность от 80 см до 200 см, и полностью замещает профиль естественной почвы; палеоурбанозем среднемощный - горизонт и имеет мощность от 10-80 см,; палеоурбанозем маломощный - выделяется диагностический гумусовый горизонт Аиг с признаками урбопедогенеза.

2. Свойства палеоурбаноземов, сформированные в процессе антропогенеза на протяжении 200-300 лет, оказались устойчивыми в течение 800-1000 лет после снятия антропогенной нагрузки, таким образом, антропогенно-измененные почвы поселений, расположенных в разных природно-климатических зонах и на контрастных почвообразующих породах (аллювиальные пески, супеси и опесчаненные глины, лессовидные суглинки, известняки), не вернулись за это время к своему исходному состоянию.

3. Для почв лесной зоны свойства, приобретенные в результате интенсивной хозяйственной деятельности, выражены наиболее ярко. Это связано с разнонаправленностью антропогенного и естественного почвообразования. В результате антропогенного привноса вещества происходит аккумуляция гумуса, увеличение содержания фосфора, азота, микроэлементов, понижение кислотности, формируется мощный темноцветный горизонт. В лесостепной зоне антропогенные почвообразовательные процессы имеют тренды сходные с естественными, и морфологический облик палеоурбаноземов ближе к их фоновым аналогам.

4. На примере палеоурбаноземов лесной зоны установлено, что одним из основных факторов устойчивости палеоурбаноземов являются консервативные специфические свойства органического вещества. Интенсивная темная окраска обусловлена значительным содержанием тонкодисперсного углистого материала и органоминеральных пленок. Устойчивость окраски обусловлена тонкодисперсным углистым материалом как наиболее инертным компонентом ОВ. В горизонте урбик около 70% углерода ОВ находятся в недоступных для современного почвообразования формах (угли и углистое вещество). Это определяет как морфологическую, так и биохимическую устойчивость палеоурбаноземов.

5. Компоненты органического вещества горизонта урбик сформированы на различных стадиях существования урбоэкосистемы: высокомолекулярные компоненты органического вещества - в доантропогенный и антропогенный этап; углистый материал накапливается в период интенсивного антропогенного воздействия. После снятия антропогенной нагрузки в составе компонентов органического вещества не происходит значительных изменений.

Изучение антропогенно-измененных почв древних поселений, в том числе почв городских поселений - палеоурбаноземов остается актуальной задачей. На сегодняшний день накоплен большой эмпирический материал, описывающий свойства этих почв. Однако генезис, эволюция, процессная сущность устойчивости этих почв, их поведения во времени до конца еще не поняты исследователями. А ведь только ответив на эти вопросы можно разрабатывать представления о прогнозах антропогенных изменений почв и почвенного покрова в целом.

Необходимо найти место этим почвам в современной почвенной классификации, как Российской, так и мировой, оценить запасы органического углерода этих почв. И, конечно, одной из самых увлекательных и интригующих задач будущих исследований является детальное изучение органического вещества палеоурбаноземов, с привлечением современных методов супрамолекулярной химии.

Список литературы диссертационного исследования кандидат географических наук Зазовская, Эля Павловна, 2013 год

1. Авдусин Д.А. Полевая археология СССР. М.: Высшая Школа, 1980. 335 с.

2. Агаркова М.Г., Целищева J1.K., Строганова М.Н. Морфолого-генетические особенности городских почв и их систематика // Вестник Моск. унта. Сер. 17, почвоведение. 1991. Т. 17. № 2. С. 11-16.

3. Александровский A.JL, Кренке H.A., Нефедов B.C. Палеорельеф высокой поймы Днепра на территории Гнездовского археологического комплекса // Российская Археологи, 2005, №1, с. 112-123.

4. Александровский А.Л., Александровская Е.И. Эволюция почв и географическая среда. М.: Наука, 2005. 221 с.

5. Александровский А.Л. Пирогенное карбонатообразование: результаты почвенно-археологических исследований // Почвоведение, 2007. № 5. С. 517-524.

6. Аржанцева И.А. Каменные крепости алан // Российская археология. -2007.- № 2. С. 75-88.

7. Арманд Д.Л. и др. Механизмы устойчивости геосистем. М.: Наука, 1992.208 с.

8. Ахтырцев Б.П. Почвенный покров Липецкой области. /Б.П.Ахтырцев, В.Д.Сушков // Воронеж: Изд-во ВГУ, 1983. 264 с.

9. Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники Древней Руси IX-XII веков. Л., 1978. 139 с.

10. Вальков В.Ф. Генезис почв Северного Кавказа. Ростов-на-Дону: 1977.160 с.

11. Васильевская В.Д. Роль почвы и почвенного покрова в устойчивости экосистем тундры // Экология и почвы (избранные лекции 1-V11 школ). Пущино. 1998, т.1, С.28-41.

12. Величко A.A. Представление об устойчивости, биоразнообразии и георазнообразии в свете динамики ландшафтной зональности // Пути эволюционной географии (Итоги и перспективы). М.: Ин-т географии РАН, 2002. С 7-31.

13. Веллесте JI. Анализ фосфатных соединений почвы для установления мест древних поселений // Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР. 1951. вып. 42. С. 135-140.

14. Водяницкий Ю.Н. Образование оксидов железа в почве, М.: 1992.

15. Гаджиев И.М., Дергачева М.И., Ковалева Е.И., Тихова В.Д., Фадеева В.П. Новые материалы изучения почв в природном эксперименте. Препринт. Новосибирск: ИПА СО РАН, 1995. 28 с.

16. Геннадиев А.Н., Солнцева Н.П., Герасимова М.И. О принципах группировки и номенклатуры техногенно-изменных почв // Почвоведение. 1992. №2. С.50-61.

17. Геннадиев А.Н. Почвы и время: модели развития, М.: МГУ, 1990. 230 с.

18. География Липецкой области: природа, население, хозяйство. Липецк. 2008. 303 с.

19. Герасимова М.И., Строганова М.Н., Можарова Н.В., Прокофьева Т.В. Антропогенные почвы: генезис, география, рекультивация. Учебное пособие. Смоленск: Ойкумена, 2003. 268 с.

20. Глазовская М.А., Солнцева Н.П., Геннадиев А.Н. Технопедогенез: формы проявления // Успехи почвоведения. М.: Наука, 1986 с. 103-114.

21. Глазовская М.А. Методологические основы оценки эколого-геохимической устойчивости почв к техногенным воздействиям. М.: Изд-во МГУ, 1997. 100 с.

22. Глазовская М.А. Проблемы и методы оценки эколого-геохимической устойчивости почв и почвенного покрова к техногенным воздействиям // Почвоведение. 1999, №1, с. 114-124.

23. Глазовская M.А. Педолитогенез и континентальные циклы углерода. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. 336 с.

24. Гнездовский могильник. Археологические раскопки 1874-1901 гг. (по материалам ГИМ). Часть 1 ./Труды Государственного Исторического музея. Памятники культуры, выпуск XXXVI. М.: Государственный исторический музей, 1999. 157 с.

25. Гольева A.A. Комплексные естественнонаучные исследования на городище Ростиславль Рязанский // Археология Подмосковья. Материалы научного семинара. 2004. С. 24-29.

26. Гольева A.A. Микробиоморфные комплексы природных и антропогенных ландшафтов. М: Изд-во ЛКИ, 2008. 240 с.

27. Гольева A.A., Зазовская Э.П., Тропин H.A. Почвенные исследования на Лавском городище // Тезисы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения В.П.Левенка, Липецк,2006. С. 383-387.

28. Гольева A.A., Зазовская Э.П. Антропогенная память почв // Память почв. Почва как память биосферно-геосферно-атропосферных взаимодействий. Отв. Редакторы В.О. Таргульян, C.B. Горячкин. Москва, 2008. С.617-633.

29. Гольева A.A., Зазовская Э.П. Биоморфный анализ образцов почв и культурных слоев Гнездовского комплекса // Сборник статей. Гнездово. Результаты комплексных исследований памятника. Отв. Ред. В.В. Мурашева. С.-Пб.: изд-во «Альфарет», 2007. С. 303-323.

30. Гольева A.A., Хохлова О.С. Антропогенная нарушенность погребенных почв под курганами ранних кочевников юга Оренбуржья по данным биоморфного анализа // Известия РАН. Серия географ. 2004. № 1. С. 81-87.

31. Горячкин C.B. Почвенный покров Севера (структура, генезис, экология, эволюция) М., ГЕОС, 2010. 414 с.

32. Гришина Л.А., Орлов Д.С. Система показателей гумусного состояния почв.// Проблемы почвоведения, М.,Наука, 1978. С. 42-47.

33. Глушанкова Н.И. Органическое вещество погребенных почв новейших отложений и его палеогеографическое значение: автореф. дис. . канд. биол. наук. -M., 1972.-25 с.

34. Демкин В.А, Дьяченко А.Н. Итоги палеопочвенного изучения поселения Ерзовка 1 в Волгоградской области //Российская Археология. 1994. № 3. - С. 216-222.

35. Демкина Т.С., Демкин В.А. Изменение гумусного состояния почв сухих и пустынных степей за историческое время // Почвоведение, 1994; N 9,С. 5-11.

36. Демкин В.А., Дергачева М.И., Борисов A.B., Рысков Я.Г, Олейник С.А. Эволюция почв изменение климата восточно-европейской полупустыни в позднем голоцене //Почвоведение. 1998. - №2. С. 1-11.

37. Дергачева М.И. Органическое вещество почв: статика и динамика. Новосибирск: Наука, 1984. 155 с.

38. Дергачева М.И. Гумус почв: к вопросу поведения в меняющейся обстановке // Экология и почвы. Избранные лекции X Всерос. школы. T.IV. Пущино: ОНТИ ПНЦ РАН, 2001. С. 29-39.

39. Дергачева М.И. Гумусовая память почв // Память почв. Почва как память биосферно-геосферно-атропосферных взаимодействий. Отв. Редакторы В.О. Таргульян, C.B. Горячкин. Москва, 2008. С.530-560.

40. Добровольский Г.В., Урусевская И.С. География почв. М.: МГУ, 2004.458 с.43 .Добровольский Г.В. Структурно-функциональная роль почвы в устойчивости наземных экосистем // Экология и почвы (избранные лекции 1-У11 школ). Пущино. -1998, т. 1. С. 9-15.

41. Долгих A.B. Формирование педолитоседиментов и почвенно-геохимической среды городов европейской России: автореф. дис. .канд. географических наук. М., 2010. - 26 с.

42. Дроздова Н.С., Терехова В.А., Зазовская Э.П., Трофимов С.Я. Разложение органического вещества почв древнерусских поселений при интродукции микромицетов. Вестн. Моск. ун-та. сер 17. Почвоведение. 2001. № 4. С.39-44.

43. Дубов И.В. К проблеме «переноса» городов в Древней Руси // Генезис и развитие феодализма в России: проблемы историографии. JI.,1983. С.70-72.

44. Дубов И.В. Города величеством сияющие. Л.: Изд-во Ленинградского университета 1985. 184 с.

45. Занина A.A. Кавказ. Климат СССР. Л.: Гидрометеоиздат, 1961. 289 с.

46. Евдокимова А.К. Сравнительная характеристика показателей содержания тяжелых металлов в антропогенных органических слоях Новгорода и Пскова // Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков, 1986 а. С. 2831.

47. Евдокимова А.К. Тяжелые металлы в культурном слое средневекового Новгорода // Вестник Моск. Ун-та, Сер. 5, География, 19866, № 3. С. 86-91.

48. Естественно-научные методы исследования культурных слоев древних поселений (под ред. Сычевой С.А., Леоновой Н.Б.). М: НИА-Природа. 2004 г. 107 с.

49. Кайданова О.В. Геохимия культурных слоев древних городов//Эколого-геохимический анализ техногенного загрязнения. М.: ИМГРЭ, 1992. С.126-133.

50. Кайданова О.В. Геохимические методы изучения культурных слоев древних городов // Культурные слои археологических памятников. Теория, методы и практика исследований. Материалы научной конференции. М.: ИГ РАН, ИА РАН, НИА-Природа, 2006 г. С. 270-279.

51. Караваева H.A. Агрогенная память почв // Память почв. Почва как память биосферно-геосферно-атропосферных взаимодействий. Отв. Редакторы В.О. Таргульян, C.B. Горячкин. Москва, 2008. С.578-614.

52. Классификация и диагностика почв. Под ред. Г.В.Добровольского. -Москва: Почвенный институт им. В.В.Докучаева, 2004. 341 с.

53. Климатический атлас Липецкой области. Л.: Гидрометеоиздат, 1967. 41с.

54. Климанов В.А., Хотинский H.A., Благовещенская Н.В. Климатические колебания в центре Русской равнины в исторический период // Известия РАН. Серия географ. 1995, №1. С. 89-96.

55. Козловский Ф.И. Современные естественные и антропогенные процессы эволюции почв. М.: Наука, 1991. 196 с.

56. Корчагин П.А., А.Ф.Мельничук «Протогород» А была ли проблема? // Вестник Пермского университета, Вып. 4, 2003. С. 55-64.

57. Ларионова A.A., Золатарева Б.Н., Евдокимов И.В., Быховец С.С., Кузяков Я.В., Бюггер Ф. Идентификация лабильного и устойчивого пулов органического вещества в агросерой почве // Почвоведение. 2011. №6. С. 685-698.

58. Лебедева И.И., Тонконогов В.Д., Шишов Л.Л. Классификационное положение и систематика антропогенно-преобразованных почв // Почвоведение. 1993. №9. С. 98-106.

59. Лебедева И.И., Тонконогов В.Д. Память генетических горизонтов и почвенного профиля // Память почв. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. С. 162-182.

60. Леонова Н.Б., Несмеянова С.А. Проблемы палеоэкологический характеристики культурных слоев // Методы реконструкции в археологии. Новосибирск, 1991. С.219-246.

61. Лепнева О.М., Обухова А.И. Экологические последствия влияния урбанизации на состояние почв Москвы // Сб.: Экология и охрана окружающей среды Москвы и Московской области. М.: 1990. С.63-69.

62. Лихачева Э.А., Тимофеев Д.А., Жидков М.П. и др. Город-экосистема. М.: Изд-во Медиа-Пресс, 1997. 335 с.

63. Марусова Е.А. Проблемы оценки устойчивости почв в экосистемах // Материалы по изучению русских почв. Изд-во Санкт-Петербургского ун-та. 2001, вып. 2(29), С. 123-127.

64. Марфенина O.E., Горбатовская Е.В., Горленко М.В. Микологическая характеристика культурных слоев почв древнерусских поселений // Микробиология. 2001. Т.70. № 6. С.855-859.

65. Марфенина O.E., Кулько А.Б., Иванова А.Е., Согонов М.В. Микроскопические грибы во внешней среде города // Микология и фитопатология. 2002. Т.36. Вып.4. С. 22-32.

66. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Формирование сети раннегородских центров и становление государства (Древняя Русь и Скандинавия) // История СССР. 1986, № 5, С. 63-77.

67. Милановский Е.Е., Хаин В.Е. Геологическое строение Кавказа. М.: Изд-во МГУ, 1963.357 с.

68. Морозова Т.Д., Чичагова O.A. Исследование гумуса ископаемых почв и их значение для палеогеографии // Почвоведение. 1968, №6. С.34-44.

69. Петрухин В.Я., Пушкина Т.А. К предыстории древнерусского города // История СССР, №4, 1979. С.100-112.

70. Плеханова Л.Н. Демкин В.А. Древние нарушения почвенного покрова речных долин степного Зауралья // Почвоведение. 2005, №9, С. 1102-1111.

71. Природные ресурсы и экология России: Федеральный атлас; под ред. Н.Г. Рыбальского, В.В. Снакина. М. 2003.

72. Почва. Город. Экология. Под ред. Добровольского Г.В., М., 1997. 310 с.

73. Почвообразование и выветривание в гумидных ландшафтах, М.: Наука, 1978.213 с.

74. Приймак П.Г. К вопросу об устойчивости экосистем // Тезисы докладов научно-технической конференции МГТУ (Мурманск, 19-29 апреля, 2000 г.). Мурманск: МГТУ, 2000. С. 495.

75. Прокофьева Т.В. Городские почвы, запечатанные асфальтобетонными покрытиями (напримере г. Москва). Дис. . канд. биол. наук. М., 1998. 121 с.

76. Прокофьева Т.В., Седов С.Н., Каздым A.A. Источники, состав и условия формирования глинистого материала городских почв // Бюл. Почв, ин-та им. В.В. Докучаева, 2007. Вып. 60. С. 41-55.

77. Прокофьева Т.В., Седов С.Н., Строганова М.Н., Каздым A.A. Опыт микроморфологической диагностики городских почв // Почвоведение. 2001. № 7. С. 879-890.

78. Прокофьева Т.В., Мартыненко И.А., Иванников Ф.А. Систематика почв и почвообразующих пород Москвы и возможность Pix включения в общую классификацию // Почвоведение, 2011, № 5. С. 611-623.

79. Пушкина Т.А. Гнездово: Итоги и задачи исследования // Гнездово. 125 лет исследования памятника. Тр. ГИМ. 2001. Вып. 124. С. 37-43.

80. Резанов A.A., Зазовская Э.П. Содержание фосфора в почвах археологического комплекса Гнездова // Тезисы VIII конференции студентов и аспирантов им. М.В.Ломоносова. М.: 2002. С. 56.

81. Романов С.Л., Красуцкая Е.П., Макаева Е.С. Вынос минеральных фосфатов стоком в условиях антропогенного воздействия (на пример БССР) // Почвы исследования и применение удобрений. - 1988. - Т. 19. С.34-41.

82. Роде A.A. Почвообразовательный процесс и эволюция почв. М.: Географгиз, 1947. 142 с.

83. Рыжова И.М. Анализ устойчивости почв на основе нелинейных моделей круговорота углерода. Автореф. дис. д-ра биолог, наук. М.: 2006. 48 с.

84. Седов B.B. Становление Европейского средневекового города. М.: «Высшая школа» 1988. 114 с.

85. Смоленск, Гнездово (К истории древнерусского города) под ред. Авдусина, М.: МГУ, 1991. 264 с.

86. Солнцева Н.П., Геннадиев А.Н. Дивергенция и конвергенция почв: естественный и техногенные тренды// Тез. докл. Всес. съезда почвоведов. Т.2. Новосибирск, 1989. С. 17-18.

87. Строганова М.Н., Мягкова А.Д., Прокофьева Т.В. Роль почв в городских экосистемах//Почвоведение. 1997. № 1. С. 96-101.

88. Сычева С.А. Почвенно-геоморфологические аспекты формирования культурного слоя древних поселений // Почвоведение 1994,.№3. С.28-33.

89. Сычева С.А. Культурный слой как объект географии // Изв. РАН. Сер. геогр. 1999, №6. С. 13-21.

90. Сычева С.А., Леонова Н.Б., Узянов A.A., Александровский А.Л., Пустовойтов К.Е. Эволюция культурных слоев эпохи голоцена. // Изв. РАН. Сер. геогр. 2000. №4. С. 29-37.

91. Сычева С.А., Гольева A.A. Разнообразие и эволюция культурных слоев древних поселений. В сб. Многоликая география. Развитие идей И.П.Герасимова (к 100-летию со дня рождения). Гл. ред. Н.Ф.Глазовский. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2005, С. 76-89.

92. Таргульян В.О., Козловский Ф.И., Караваева H.A., Александровский А.Л. Проблемы эволюции почв в докучаевском почвоведении // 100 лет генетического почвоведения. М.: Наука, 1986. С.104-117.

93. Таргульян В.О. Развитие почв во времени.// Проблемы почвоведения. М.: Наука. 1982. С.108-113.

94. Теория и практика химического анализа почв. Под ред. Л.А. Воробьевой). М., ГЕОС, 2006. 400 с.

95. Тропин H.A. Исследования Лавского городища древнерусского времени на Быстрой Сосне // Российская археология. 2005, № 4. С. 150-158.

96. Тропин H.A. Южные территории Чернигово-Рязанского порубежья в XII-XV вв.: автореф. дис. доктора исторических наук. М., 2007. 44 с.

97. Трофимов С.Я., Якименко О.С., Седов С.Н., Зазовская Э.П., Дорофеева Е.И., Олейник С.А., Горшкова Е.И., Демин В.В. Состав и свойства органического вещества почв древних славянских поселений лесной зоны // Почвоведение, 2004, № 9. С. 1057-1066.

98. Уланкина A.B., Горшкова Е.И. Инозитфосфаты в почвах зонального ряда // Вестник Московского Университета. 2000. Сер. 17. С.28-33

99. Устойчивость геосистем. М.: Наука. 1983. 89 с.

100. Фокин А.Д. Устойчивость почв и наземных экосистем: Подходы к систематизации понятий и оценке // Известия ТСХА. 1995, вып. 2. С.71-85.

101. Фрид A.C. Методология оценки устойчивости почв к деградации //Почвоведение. 1999, № 3. С. 115-121.

102. Чичагова O.A., Зазовская Э.П. Радиоуглеродный метод. // Естественнонаучные методы исследования культурных слоев древних поселений., М. 2004, С.34-46.

103. Щапова Ю.Л. Естественно-научные методы в археологии. М.: МГУ, 1988. 150 с.

104. Швец Г.И. Многовековая изменчивость стока Днепра. Л. Гидрометеоиздат. 1978. 82 с.

105. Элементарные почвообразовательные процессы. М., 1992. 183 с.

106. Alexandrovsky, A.L., and Chichagova, О.А., 1998. Radiocarbon age of Holocene paleosols of the East European forest-steppe zone, Catena, 34, P. 197-207.

107. Alexandrovsky A.L., Dolgikh A.V., Skripkin V.V. Archaeological humus as an object of 14C dating. // l4C and archaeology 7th international symposium. Book of abstract. Ghent. 2013. - P.91 -92

108. Bal L. Micromorphological analysis of soils: Lower levels in the organization of organic soil materials. Soil Survey Pap. No. 6. Wageningen, the Netherlands: Netherlands Soil Survey Inst, 1973. 176 p.

109. Barbara L. The old soils as a source of new archaeological information //Transactions of the 15th World Congress of Soil Science, Acapulco, Mexico. Jule 1994. Vol.6a.P 321-326.

110. Bethell P.H. The use of soil phosphate analysis in archaeology: A critique // Scientific Analysis in Archaeology. (Eds. J. Henderson). Oxford University Committee, monograph. 1989. No. 19. P. 1-29.

111. Biscaye P.E. Mineralogy and sedimentation of recent deepsea clay in the Atlantic Ocean and Adjacent Seas and Oceans. Geological Soc. America Bull., 1965, v. 76, p. 803.

112. Boutton N.W., Archer S.R., Midwood A.J. Stable isotopes in ecosystem science: structure, function and dynamics of a subtropical savanna // Rapid communications in mass spectrometry. 1999. №13. P. 1263-1277.

113. Boutton T.W. Stable Carbon Isotope Ratios of Soil Organic Matter and Their Use as Indicators of Vegetation and Climate Change. Mass Spectrometry of Soils. 1996. P. 47-82.

114. Blume H.&P. Classification of soils in urban agglomerations // Catena. 1989. V. 16. P. 269-275.

115. Craul P.J. Urban soils in landscape design. John Wiley&Sons, 1992. 396 p.

116. Christensen B.T. Decomposability of organic matter in particle size fractions from field soils with straw incorporation // Soil Biol, and Bioch. V. 19, 1987. P.439-425.

117. Frank A.B., Tanaka D.L., Hoffman L., Follett R.F. Soil carbon and nitrogen of northern Great Plains grasslands as influenced by long-term grazing// J. Range Manage. 1995. Vol. 48. P. 470-474.

118. Fedeneva I.N., Dergacheva M.I. Paleosols and basis of environmental reconstructions in Altai mountainous areas //Quaternary international.- 2003. vol. 106107. P.89-101.

119. Goldberg E. Black Carbon in the Environment. Wiley, New York 1985. 3151. P

120. Iakimenko O, S. Trofimov, A. Stepanov, E. Vorontsova. Organic matter in buried soils of archaeological complex as compared to background soils. Proc. of the 1 Int. Conf. On Soil and Archaeology. Budapest. 30 May 03 June 2001. P.71-74.

121. Holliday V.T. (ed) Soils in archaeology: Landscape evolution and human occupation. Wash. (D.C.); L. Smithsonian Inst. Press, 1992. 254 p.

122. Holliday V.T., Gartner W.G. Methods of soil P analysis in archaeology // Journal of Archaeological Science 2007. - N 34. - P. 301-333.

123. Krasilnikov P., Calderon Norma E., Garcia WRB-based buried paleosol classification // Quaternary International, Volumes 156-157, 2006. - P. 176-188.

124. Ottaway J.H. Persistence of organic phosphates in buried soils // Nature. Vol 307.-N 1, 1984. P. 131-138.

125. Lehmann A., Stahr K. Nature and Significance of Anthropogenic Urban Soils // Soils & Sediments. 2007. V. 7. № 4. P. 247-260.

126. Leonardi .G., Miglavacca M., Nardi S. Soil Phosphorus Analysis as an Integrative Tool for Recognizing Buried Ancient Ploughsoils // Journal of Archaeological Science. 1999. -N 26. P.342-352.

127. Limbrey S. Soil science and archaeology. Academic press. London, 1975.384 p.

128. Marfenina O.E., Ivanova A.E., Kislova E.E. The comparison of mycological properties of anthropogenically transformed soils of medieval urban centres and modern urban soils // SUITMA 2005. Abstracts book. November 17-25, 2005, Cairo, Egypt. P. 89-91.

129. Munsell Colour Company. Munsell Soil Colour Chart. Macbeth Division of Kollmorgen Instruments Corporation. Newburgh. New York. USA. 1992.

130. Preston, C.M., Schmidt, M.W.I. 2006. Black (pyrogenic) carbon: a synthesis of current knowledge and uncertainties with special consideration of boreal regions. Biogeoscience 3, 397-420.

131. Ping C.L., Vichaelson G.J. Phosphorus sorption by major agricultural soil of Alaska // Communic. In Soil Sc. Plant Analysis. 1986. T.17. - N 3/ - P. 299-320.

132. Rypkema H.A., Lee W.E., Galaty M.L., Haws J. Rapid, in-stride soil phosphate measurement in archaeological survey:a new method tested in Loudoun County, Virginia // Journal of Archaeological Science. 2007. -N34.- P. 1859-1867.

133. Schmidt M., Skjemstad J., Gehrt E., Kogel-Knabner I. Charred organic carbon in German chernozemic soils. European Journal of Soil Science. 1999. V.50. p. 351-365.

134. Taylor J. Soil Phosphate Analysis and Field Survey. //M Pasquinucci and F Trement (eds.) Non Destructive Techniques Applied to Landscape Archaeology. Oxbow. -2000.-P. 182-89.

135. Torn M.S., Lapenis A.G., Timofeev A., Fischer M.L., Babikov B.V., Harden J.W. Organic carbon and carbon isotopes in modern and 100-year-old-soil archives of the Russian steppe // Global Change Biology. 2002. Vol.8. P. 941-953.

136. Trofimov S., Sedov V., Dorofeeva E., Iakimenko O., Gorshkova E., Vorontsova E. Specific of composition and properties of soils of archaeologicalcomplex Proc. of the 1 Int. Conf. On Soil and Archaeology, Budapest, 30 May-03 June 2001., p. 103-106.

137. World Reference base for soil resources (WRB), in World Soil Resources Reports, Food And Agriculture Organization Of The United Nations: Italy, Rome, Food and Agricultural Organization of the United Nations, 2nd edition. 2006. 103 p.

138. Zazovskaya E.P., Bronnikova M.A. Cultural layers of medieval towns as a result of pedoanthropogenic irreversible change in soil system of urban environment.// Proceedings of the 1st international conference on soils and archaeology. 2001. P. 8992.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.