Плейстоценовое перигляциальное рельефообразование на территории Закамья Республики Татарстан тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.25, кандидат географических наук Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна

  • Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна
  • кандидат географических науккандидат географических наук
  • 2011, Набережные ЧелныНабережные Челны
  • Специальность ВАК РФ25.00.25
  • Количество страниц 185
Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна. Плейстоценовое перигляциальное рельефообразование на территории Закамья Республики Татарстан: дис. кандидат географических наук: 25.00.25 - Геоморфология и эволюционная география. Набережные Челны. 2011. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат географических наук Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА ¡.ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ОРОГРАФИЧЕСКОЕ

РАЙОНИРОВАНИЕ ИССЛЕДУЕМОЙ ТЕРРИТОРИИ.

1.1. Географическое положение Закамья на территории Республики Татарстан.

1.2. Орографическое районирование Закамья.

ГЛАВА 2. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ РЕЛЬЕФООБРАЗОВАНИЯ ЗАКАМЬЯ.

2.1. Геологическое строение территории.

2.2. Общие черты геоморфологического строения.

2.3. Общая оценка современной и плейстоценовой природной среды рельефообразования.

ГЛАВА 3. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОВРЕМЕННОЙ И ПЛЕЙСТОЦЕНОВОЙ ПЕРИГЛЯЦИАЛЬНОЙ ЗОНАХ.

ГЛАВА 4. РЕЛЬЕФООБРАЗОВАНИЕ В ПЛЕЙСТОЦЕНОВОМ ПЕРИГЛЯЦИАЛЕ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАКАМЬЯ РТ.

4.1. Осадко- и рельефообразование на водоразделах.

4.2. Склоновое осадконакопление и рельефообразование.

4.2.1 .Покров склоновых отложений и формирование климатического типа асимметрии склонов. оу

4.2.2. Нивация и нивальные формы рельефа.

4.2.3. Внерусловая эрозионная сеть плейстоценовых склонов.

4.2.4. Структурные и аструктурные террасы на склонах речных долин и на уступах поверхностей выравнивания.

4.3. Осадконакопление и рельефообразование в днищах речных долин.

4.4. Эоловые песчаные покровы и формы рельефа.

4.5. Возможности использования результатов исследований.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Геоморфология и эволюционная география», 25.00.25 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Плейстоценовое перигляциальное рельефообразование на территории Закамья Республики Татарстан»

Современный рельеф земной поверхности включает в себя формы, образовавшиеся в разные эпохи геологической истории под воздействием разных процессов. В этой сложной мозаике форм рельефа-, на первый взгляд, трудно выявить какие-либо закономерности их образования и развития. Однако, к настоящему времени разработаны достаточно надежные методологические основы для выявления истории становления и развития рельефа земной поверхности. Одним из таких методологических подходов являются^ теоретические основы климатической геоморфологии. Как ветвь общей геоморфологии, климатическая геоморфология оформилась в середине прошлого века1 в значительной степени благодаря усилиям западно- и восточноевропейских (французских, немецких, польских, чешских) ученых. Исключительную роль в развитии теоретических основ климатической геоморфологии1 в России сыграла казанская геоморфологическая школа [36;78,83,110,140], созданная и долгие1 годы возглавляемая профессором А.П.Дедковым.

Одной из фундаментальных теоретических положений климатической геоморфологии является, что каждой климато-ландшафтной зоне соответствует свой комплекс рельефообразующих процессов; созданных ими форм рельефа и коррелятных отложений. Иными словами — каждой, климато-ландшафтной4 зоне присущ свой, климатически обусловленный тип рельефообразовашда(морфогенеза). Этот факт дает возможность «вычленить» из сложного морфологического и генетического разнообразия форм рельефа земной поверхности" формы, сформировавшие в тех или иных климато-ландшафтных условиях. Помимо форм рельефа, формирующихся и развивающихся- в„ соответствии с современными климато-ландшафтными условиями, на земной поверхности имеются много реликтовых форм. Более того, в некоторых районах реликтовые формы играют решающую роль в морфологии рельефа земной поверхности.

Изучение реликтовых форм имеет большое значение для геоморфологии и палеогеографии. Актуальность изучения реликтовых форм рельефа определяется их ролью в восстановлении палеогеографических условий прошлых геологических эпох. Для этих целей они равнозначны палеонтологическим остаткам, широко используемым в геологии для установления последовательности геологических событий и реконструкции природной обстановки геологического прошлого.

Как показывает анализ литературных источников и собственные исследования, на востоке Русской равнины широким развитием пользуются реликтовые формы рельефа, сформировавшиеся в специфических климатических условиях плейстоценового перигляциала. Именно они в значительной степени определяют морфологический облик рельефа. Как будет показано ниже, они, в целом, достаточно хорошо изучены на востоке Русской равнины. Однако, детальность изучения перигляциальных явлений и форм рельефа не является одинаковой на всей ее огромной площади. В частности, она является достаточно слабой на территории Закамья Республики Татарстан (РТ). К тому же, по общему признанию, проявление любых процессов, в том числе геоморфологических, имеют территориальные особенности. Эти особенности являются,следствием провинциальных и региональных различий природных условиш Не является в этом отношении исключением также и Закамье Республики Татарстан.

Само понятие «Закамье», широко бытующее в географической литературе, и особенно в средствах массовой информации, в рамках этой работы требует более строгого определения. Необходимость последнего диктуется' геоморфологическим содержанием исследований. В этих исследованиях факторы, определяющие сущность рельефообразования, должны находить более четкую, основанную на определенных принципах, пространственную привязку.

Положения, отмеченные во «Введении», определили цель и задачи исследования.

Цель, исследования — территориальные особенности и закономерности развития плейстоценового перигляциальнош морфогенеза на территории Закамья Республики Татарстан.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

1. Обосновать геоморфологические границы Закамья РТ и дать его орографическое районирование.

2. Охарактеризовать природные условия района исследования как среду проявления современного и плейстоценового, перигляциального, рельефообразования.

3. Рассмотреть состояние современных представлений о плейстоценовом перигляциале и изученности перигляциального морфогенеза.

4. Выявить территориальные особенности плейстоценового перигляциального осадконакопления и рельефообразования Закамья РТ.

5. Наметить основные направления использования результатов исследований в прикладных целях.

Работа основывается на теоретических положениях климатической геоморфологии, разработанных в трудах отечественных и зарубежных ученых — Я.Дылика [216,217], А.Яна [218], Ю.Бюделя [213,214], А.Кайе [215], Ж.Трикара [219,220,221], А.А.Величко [49,50 и др.], Ю.М.Васильева [44,45], Э.И:Равского [161], А.П.Дедкова [78,110 и др.], Г.П.Бутакова<[30,36 и*др.] и др.

Информационная« база и методика' исследований. Большая, часть фактического материала, положенного в основу работы, были получены автором в результате полевых исследований в 2002-2010 годах. Широко использовались картографические источники. Морфология и морфометрия нивальных и эоловых форм выявлялась по крупномасштабным топографическим- картам и планам, с сечением горизонталей через 2,5 — 10 м.

Площадное картографирование земной поверхности, помимо полевых наблюдений, проводилось по топографическим картам масштаба 1:50 000 и кондиционным географическим картам Республики Татарстан, изданные в последние годы, масштаба 1:200 000 (2000), масштаба 1:300 000 (2007) и масштаба 1:500 000 (1993). Традиционное использование картографической информации было дополнено новым методическим приемом «сжатия» (или «уплотнения») геоморфологической информации за счет переноса детальности изображения рельефа с крупно- и среднемасштабных топографических карт (1:50 ООО — 1:200 ООО) на мелкомасштабные (1:1000 000 - 1:3000 000) карты. Использование этого приема способствует наглядному проявлению свойства пространственной, интеграции географических объектов и явлений обычно характерного материалам космической съемки земной поверхности. Примером «уплотнения» геоморфологической информации, полученного в результате переноса детальности изображения рельефа с карт масштаба 1:200 000 на карту масштаба 1:1000 000, является приложение 1. Она явилась основой для- изображения геоморфологической информации, полученной по крупно-масштабным картам (1:50 000) на мелкомасштабных аналитических схемах и картах геоморфологического содержания исследуемой территории (приложения 2,3,4). Для получения количественных характеристик асимметрии склонов, структурных и аструктурных террас, поверхностей выравнивания широко использовались традиционные методы. топографического профилирования; наложения профилей- и выявления высотных рядов террас, днищ нивальных форм, региональных поверхностей выравнивания. Было составлено и проанализировано более, 150 профилей

В, опорных разрезах склоновых отложений (Ворошиловский^ карьер), криоэлювия (Нижнекамский карьер), эоловых отложений« были отобраны образцы и определен возраст палеонтологического материала вмещающих толщ, состав и происхождение терригенного материала в покровных суглинках, механический состав эоловых песков. В-специализированных лабораториях аналитическому исследованию подверглись более 120 образцов, отобранных нами в ходе полевых исследований. Помимо этого использовались материалы геологических съемок и инженерно-геологических изысканий. Кроме карт, были использованы материалы аэро- и космического зондирования земной поверхности.

Характеристика структурно-геологической основы территории дается по результатам геологических съемок разных лет, проведенных подразделениями Мингеологии РТ и РФ. При характеристике четвертичных отложений, помимо литературных и фондовых источников, использовались материалы собственных исследований.

Исходный фактический материал собирался и обрабатывался методами полевого картирования, сравнительного описания, картометрии, дешифрирования аэрокосмических снимков и некоторыми приемами ГИС- технологий.

Научная новизна работы. В работе для территории Закамья РТ впервые дается комплексная'характеристика плейстоценовых перигляциальных процессов и созданных ими форм рельефа. В результате выполненной работы:

1. На основе геоморфологических признаков-дано новое орографическое районирование территории Закамья.

2. С использованием топографических карт крупного (Г:50 ООО) и-среднего (1:200 ООО - 1:500 ООО)-масштабов и сети полевых маршрутов прослежена ярусность рельефа и составлена, схема распространения-поверхностей выравнивания масштаба 1:1 ООО ООО исследуемой территории.

3. Получены морфологические и морфометрические характеристики основных плейстоценовых перигляциальных форм рельефа, сохранившихся в современном облике земной" поверхности.

4. Выявлены* территориальные (региональные) закономерности плейстоценового перигляциального рельефообразования на исследуемой территории и составлена схема распространения плейстоценовых перигляциальных форм рельефа.

Практическое- значение работ. Полученные данные о строении плейстоценовых перигляциальных форм рельефа позволяют проследить эволюцию становления и развития современной земной поверхности. Составленные картографические схемы (орографического районирования, поверхностей выравнивания, схема распространения плейстоценовых перигляциальных форм рельефа) могут быть использованы в проектно-изыскательских работах разного содержания (дорожного строительства, мелиорации, ландшафтного обустройства, оценки инженерно-геологической и экологической устойчивости территории и др.) Они же могут быть использованы для составления обобщающих сводных) картографических произведений соответствующего содержания.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Геоморфологические границы территориальной единицы, известной под названием «Закамье», существенно отличается от ее общегеографических и социально-экономических границ. Ее орографическое содержание вскрывается в результате анализа структурно-геологической основы и высотного «поля» междуречных пространств территории.

2. На исследуемой территории прослеживаются и картируются все региональные поверхности выравнивания, характерные для Русской равнины. Территориальные их особенности обусловлены геологическим субстратом и характером проявления новейших тектонических движений. Их исходный морфологический облик претерпел существенную трансформацию в эпохи плейстоценовых перигляциалов.

3. Плейстоценовое перигляциальное рельефообразование проявилось на, всех морфологических элементах земной поверхности: на водоразделах, в днищах речных долин и на их склонах. К настоящему времени формы- рельефа, созданные в эпохи плейстоценовых перигляциалов, сохранились как реликтовые. Они во многом определяют основные морфологические черты; рельефа современной земнойповерхности.

4. Особенности проявления плейстоценового перигляциального рельефа на рассматриваемой территории определялись ее географическим положением и физико-географическими условиями, .особенно геологическими.

5. Прикладные аспекты. Реликтовые формы рельефа представляют собой уникальные природные достопримечательности, обладают высоким научно-познавательным потенциалом и при создании сети особо охраняемых территорий могут быть включены как их эталонные объекты.

Апробация работы. Основные положения и результаты работы, были представлены в десяти публикациях и освещались на конференциях. Отдельные части работы докладывались и обсуждались на региональной научно-практической конференции (Набережные Челны, 2005), региональной научно-практической конференции среди молодых ученых (Набережные Челны, 2005), на XXIX и XXX Пленумах Геоморфологической Комиссии РАН (Ижевск, 2006; Санкт-Петербург, 2008), на кафедре физической географии и ландшафтной экологии Удмуртского госуниверситета (Ижевск, 2010).

Структура и объем работы. Диссертация объемом 171 страницы машинописного текста состоит из Введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 224 наименования, содержит 16 таблиц, 39 рисунков и 4 приложения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Геоморфология и эволюционная география», 25.00.25 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Геоморфология и эволюционная география», Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна

Основные выводы исследования Г.П.Бутакова, которым не противоречат наши наблюдения, сводятся к следующему. Склоновые отложения являются составной частью осадков перигляциальной формации. Залегают они, чаще всего, в форме хордовых шлейфов, перекрывая нижние части склонов. Состав, строение и мощности осадков зависит от морфологии исходных склонов, их экспозиции и состава коренных пород. На крутых склонах, сложенных на исследуемой нами территории песчаниками, известняками и доломитами^ они представлены грубообломочным материалом и, как правило, маломощны. На пологих (от 1,5° до 10°) склонах они представлены обычно коричневыми суглинками с желтовато-бурым оттенком. Мощность их от первых (3-5) метров местами достигает почти 40 м. Нижняя (от 1-2 м до 8-10 м) часть разреза суглинистых шлейфов часто обогащена щебнистым материалом коренных пород. В верхней части разреза обычно наблюдается слабовыраженная слоистость, согласная с падением склона. Здесь же породам весьма свойственна столбчатая отдельность.

Склоновые отложения горизонтами погребенных почв разделяются на отдельные толщи. Наличие горизонтов погребенных толщ отмечается почти всеми исследователями региона [1,4,21,36,61,62,78,113,143,153,204]. Наличие погребенных почв придает разрезу суглинков ритмичное строение. Г.П.Бутаков [36] отмечает хорошо выраженное зональное изменение мощности склоновых суглинков. Их средние максимальные мощности, превышающие 20 м, приурочены к исследуемой нами территории. К северу и югу мощность склоновых отложений постепенно убывает до 10-15 м на широте Самарской Луки и 5-10 м на на севере Удмуртии.

В строении склоновых шлейфов участвуют различные по своему происхождению осадки. В ранних работах [126,132,203,204] склоновые отложения востока Русской равнины рассматривались как делювиальные. В последующем в работах А.И.Москвитина [143], А.В.Кожевникова [113], Г.И. Горецкого [68], А.П.Дедкова [78], Г.П.Бутакова [36] были приведены убедительные доказательства присутствия в разрезе склоновых солифлюкционных отложений. Одним из таких доказательств является наличие в разрезе склоновых отложений многочисленных криогенных текстур, указывающие на вязкопластичное течение грунта. Помимо мерзлотных текстур накопление склоновых отложений в холодных условиях свидетельствует костные остатки млекопитающих, приспособленных к суровым условиям обитания (мамонтовый комплекс), бедные споро-пыльцевые спектры преимущественно травянистых растений.

Исходя из характера изменения климата в ритме «оледенение — межлед-никовье» [51] ученые полагают, что накопление солифлюкционных отложений соответствуют начальным фазам оледенения. Климат в это- время был холодный, влажный. В' фазу максимального развития ледникового' покрова климат перигляциальной зоны становился более сухим. Об этом свидетельствует закоI номерная смена растительного покрова (см.раздел 213): В этой обстановке доминирующими на склонах становились делювиальные процессы. Упомянутая ритмика в строении склоновых отложений является, таким образом, отражением ритмики климатических изменений.

Строение склоновых отложений является надежной основой для восстановления хронологии ледниковых и межледниковых событий, соответственно и основой для определения времени их накопления. Методически это было обосновано Е.В.Шанцером еще в 1935 году. Однако степень сохранности склоновых отложений, соответствующих по времени накопления тем или иным климатическим ритмам, слабая. Она определяется амплитудой эрозионных врезов в долине. Шлейфы опираются обычно в тыловые части речных террас. Местами они вклиниваются в толщу аллювия, слагающего террасы. При врезанном характере строения молодых террас, каковыми являются террасы Камы, склоновые отложения, соответствующие по времени накопления ранним климатическим ритмам плейстоцена, большей частью были размыты при последующих эрозионных врезах. Тем не менее, местами они сохранились достаточно полно.

В разрезе склоновых отложений долины Средней Волги Е.В. Шанцер [203] выделил три толщи, разделенные горизонтами погребенных почв. Нижнюю толщу он отнес к минделю (раннему плейстоцену), среднюю - риссу (среднему плейстоцену) и верхнюю - к вюрму (верхнему плейстоцену). В последующем, многие исследователи [82,143,153] склоновые отложения Поволжья и Прикамья разделили также на три толщи. Однако, по их мнению, в разрезе склоновых отложений отсутствуют раннеплейстоценовые. Нижние две толщи накапливались в среднем, верхняя — в позднем плейстоцене. Имеются описания и четырех ритмов склоновых отложений Поволжья и Прикамья [1,21].

В последней сводке по перигляциальному лито- и морфогенезу востока Русской равнины Г.П.Бутаков [36] выделяет три толщи склоновых отложений. Две толщи, по его мнению, относятся к позднему плейстоцену. Наиболее мощной из них является средняя, отделенная от верхней горизонтом погребенной почвы, сильно деформированной криогенными процессами. Мощность средней толщи суглинков составляет 4-10 м, а иногда и более. Время накопления этой толщи методом возрастных рубежей устанавливается как калининское. Он описывает еще одну, наиболее древнюю толщу склоновых отложений. От поздне-плейстоценовых склоновых суглинков ее отделяет мощный погребенный почвенный комплекс. Последний состоит из двух почвенных горизонтов, наложенных друг от друга или весьма «слабо разделенных». Нижняя и наиболее древняя толща склоновых осадков, по мнению Г.П.Бутакова [36], фациально замещаются перигляциальным аллювием днепровского и московского времени.

Наиболее полно склоновые отложения левобережья Камы нам удалось изучить в районе пристани Бетьки на стенках Ворошиловского карьера по добыче строительных песков [4]. Шлейф склоновых отложений своей фронтальной частью покрывает поверхность V (цокольной) надпойменной террасы

Камы. Мощность склоновых отложений, по данным разведочных работ, колеблется от 8 до 21 м. Обозначены они как среднечетвертичные, соответствующие по времени накопления эпохе днепровского оледенения.

Рис.23. Внешний вид педокомплекса II на стенках Ворошиловского карьера

Полевое исследование разреза склоновых отложений выявило более сложное его строение. В нем выделяется несколько литолого-фациальных толщ, разных по строению, составу, генезису и возрасту. Примечательным оказалось то, что некоторые горизонты погребенных почв в разрезе склоновых отложений являются маркирующими. Судя по литературным источникам [1,2] и нашим полевым наблюдениям, очень хорошую выраженность имеет горизонт тяжелосуглинистой черноземновидной почвы, залегающей на аллювий V террасы. По данным Н.И.Глушанковой [2], почва имеет полигенетический профиль, представленный горизонтом А серовато-светлокоричневого цвета с железисто-марганцовистыми микроорштейнами и горизонта В сизовато-бурых и красновато-коричневых оттенков. На стенках Ворошиловского карьера эта почва имеет великолепную выраженность (рис.23). Этот маркирующий горизонт погребенной почвы выделяется нами как педокомплекс II. Ниже него залегают суглинки темно-коричневые с буроватым оттенком тяжелого механического состава, близкие к глинам. Суглинки массивные, в сухом состоянии плотные. Они содержат значительное количество мергелистых конкреций веретенообразной формы от 1,5 до 3,0 см в поперечнике и длиной до 5-7 см. Конкреции находятся в суглинках в вертикальном положении. Мощность суглинков колеблется от 3,5 до 5,0 м. Суглинки постепенно переходят в темно-коричневые глины с прослоями более светлых суглинков тяжелого механического состава. Некоторые прослои глин, мощностью 20-30 см имеют тонкослоистую структуру, обусловленную чередованием миллиметровых прослоек тонкозернистых песков и алевритов. Толща глин, мощностью 2-2,5 м, особенно в своей верхней части обогащена беспорядочно рассеянными^ мелкими стяжениями мергеля, гравием и галькой уральских пород.

Охарактеризованные глины лежат, на погребенной почве, в карьере мощностью 0,5-0,7 м, а в кернах скважин [1] и в других, обнажениях [2] почти до 2 м. Это погребенная почва обозначается нами как педокомплекс I. Материнскими породами погребенного педокомплекса I являются не только русловые пески (продуктивная толща), но и маломощный (0,5-0,7 м) и локально развитый слой плотных коричневых суглинков с листоватой структурой. Именно суглинки и развитая на них почва служила, очевидно, средой обитания многочисленных мелких млекопитающих (полевок, землероек, сусликов, зайцеобразных и др.). Эти виды, по мнению А.К.Агаджаняна, относятся к среднему и позднему тираспольскому фаунистическому комплексу. Возраст данного фаунистичес-кого комплекса «ограничен второй половиной раннего плейстоцена» [2]. Нами также собраны более 100 косточек сусликов рода СкеНиэ, являющихся типичными представителями этого комплекса.

Педокомплекс I с фауной тираспольского комплекса фиксирует одну из фаз стабилизации эрозионно-аккумулятивных процессов в долине Камы. На основе литолого-геохимических исследований Н.А.Глушанкова [2] склонна отнести эту почву к межледниковому типу. Следовательно, вышележащая толща маломощных глин и более мощная толща суглинков со специфическими веретенообразными конкрециями мергелей, лежащих между педокомплексами I и II, накапливались в условиях холодного климата. Об этом косвенно свидетельствуют клиновидные текстуры в кровле педокомплекса I, напоминающие псевдоморфозы по ледяным клиньям (рис.24).

Рис.24. Псевдоморфозы по кровле педокомлекса I на стенках

Ворошиловского карьера

С уверенностью говорить о морозобойной природе этих клиньев не приходится. Однако наличие их, несомненно, свидетельствует о перерыве в осадконакоплении, имевшим место между продуктивной толщей и перекрывающей ее толщей глин и суглинков. Структурно-текстурные особенности последних, о чем говорилось выше, констатируют о накоплении суглинков в застойных слабопроточных водоемах в условиях холодного климата. Суровые климатические условия подтверждаются нашими находками в разрезе суглинков, в его верхней части, костных остатков шерстистого носорога. Следовательно, суглинки по времени своего накопления соответствуют, скорее всего, одной из завершающих фаз похолодания раннего плейстоцена.

Палеонтологический материал, извлеченный нами из суглинков, не противоречит такому заключению. Из самой нижней части разреза (из глин) исходит фаланга древней лошади (по определению Э.В.Алексеевой мосбахской или широкопалой), обитавшей в прошлом с раннего до позднего плейстоцена. Из самой верхней части суглинков, как уже отмечалось, извлечена лопатка шерстистого носорога, вида, характерного для среднего-позднего плейстоцена.

Возраст педокомплекса II, сформировавшегося на суглинках, устанавливается в значительной степени по косвенным данным, в основном, методом возрастных рубежей.

В педокомплекс II врезана ложбинно-балочная сеть. Она четко подразделяется на две генерации. К первой, наиболее древней, генерации относятся ложбины и балки, врезанные в толщу нижнеплейстоценовых осадков на глубину 57 м, вплоть до продуктивной толщи. Они выполнены светло-коричневыми суглинками с палевым оттенком, имеющими типичные черты лесса. Суглинки почти на 100% сложены пылеватой фракцией; они пористы, карбонатны. Лессовидные суглинки представляют собой продукты переотложения элювия, сформировавшегося в условиях холодного климата. Именно в таких условиях морозное выветривание приводит к дроблению исходных пород до предельных величин измельчения и резкому увеличению в разрезе криоэлювия доли фракции мелкого алеврита и пыли [94,115]. В последующей транспортировке продуктов выветривания и заполнения ими древних ложбин основную роль сыграли процессы плоскостного смыва. Об этом свидетельствует слабо улавливаемая слоистость, согласная первичному уклону склонов древних ложбин и постепенно выполаживающая в верхней части разреза лессовидных суглинков (рис.25).

Рис.25.Две генерации древних ложбин, выполненные лессами и разделенных горизонтом смытых почв (педокомплекс III), на стенках Ворошиловского карьера

Педокомплекс I, сформировавшийся на нижнечетвертичных отложениях, явно древнее лессовидных суглинков, выполняющих древние эрозионные формы первой генерации. Если рассматривать лессы как продукты холодных эпох плейстоцена, то накопление толщи лессовидных суглинков следует отнести к эпохе днепровского оледенения, а почвы, в которые она вложена - к эпохе лихвинского межледниковья. В пользу такого предположения свидетельствует ряд косвенных данных. Во-первых, лессы, выполняющие древнюю ложбинно-балочную сеть, покрыты почвой (педокомплекс III). Местами она смыта и залегает наклонно, согласно слоистости лессовидных суглинков. На этой почве, а чаще независимо от ней картируется вторая более молодая генерация погребенных эрозионных форм. Как и более древние - это ложбины и балки с глубиной вреза до 5 м. Они погребены под толщей коричневых суглинков среднего механического состава, скрытно слоистых, в некоторых прослоях тявидно, на конец осташковского оледенения. Активизация эоловых процессов в это время указывается всеми исследователями востока Русской равнины [36,78 и др.].

Изучение склоновых отложений, вскрытых горными выработками на значительных площадях, определило их сложное* строение, значительное генетическое и возрастное разнообразие. Выявилось, прежде всего, достаточно широкое распространение в пределах склонов речных долин древних эрозионных форм, полностью погребенных и снивелированных последующим осадконакоплением. Установление их традиционными методами геологического картирования, даже очень густой сетью скважин, практически невозможно. Вр методическом же отношении-их картирование, как будет показано ниже (см. раздел 4.2.3) представляет большою интерес. Погребенная» ложбинно-балочная сеть, будучи тесно связанная с базисом эрозии, рек в единую флювиальную систему, дает дополнительный- материал для установления основных фаз эрозии и аккумуляции в.речной долине.

Таким образом, изучение склоновых- отложений на-левобережье Камы выявило наличие в их разрезе нескольких разновозрастных толщ. Большую долю разреза склоновых отложений составляют продукты переотложения криоэлю-вия. Накопление их происходило как в субаквальной среде (суглинки между педокомплексами I и II), так и в субаэральной сфере (осадки, выполняющие погребенную ложбинно-балочную сеть). Исходя из основ лессовой стратиграфии, рассматривающей лессы как продукт холодных эпох плейстоцена, полные разрезы склоновых отложений левобережья Камы по времени своего накопления, по нашему мнению, соответствуют 5 эпохам похолодания плейстоцена. Самой ранней эпохе соответствуют суглинки между педокомплексами I и И; лессы, выполняющие ложбинно-балочную сеть первой генерации, отвечают времени днепровского похолодания; второй генерации — времени московского похолодания. Суглинки и супеси, срезающие педокомплекс IV, накапливались в эпоху калининского оледенения.,Самый молодой покров склоновых отложений соответствуют времени осташковского оледенения.

Межледниковым эпохам в разрезах склоновых отложений соответствуют перерывы в осадконакоплении. Они фиксируются горизонтами погребенных почв или поверхностями размыва. Механический состав осадков холодных эпох плейстоцена может служить косвенным признаком условий природной обстановки перигляциальной зоны. Лессы, выполняющие погребенную ложбин-но-балочную сеть первой генерации, свидетельствуют о суровых климатических условиях эпохи днепровского оледенения. На это указывает исключительно тонкий механический состав криоэлювия, отложенный процессами плоскостного смыва в древних ложбинах и балках.

Осадконакопление на склонах, таким образом, указывает на длительную историю их развития, обусловившей, в конечном итоге, те характерные морфологические черты склонов, которые всегда были объектом пристального внимания исследователей. Среди таких черт особо выделяется асимметрия склонов речных долин. Под асимметрией склонов речных долин или асимметрией долин подразумевается «неодинаковая крутизна и форма склонов речных долин, прослеживающаяся на большом расстоянии» [193]. Встречается, главным образом, в равнинных странах. Эта морфологическая черта строения речных долин стала объектом внимания исследователей со времен М.В.Ломоносова.

История развития идей и представлений в процессе изучения этой геоморфологической проблемы достаточно подробно рассмотрена в работе Ю.В.Бабанова [15]. Мы условно подразделяем эту историю на три этапа: ранний — от появления первых идей до 20-х гг. прошлого века; второй этап - 1920 - 1960-е гг. и современный - начавшийся с 1970-х годов. Отрадно отметить приоритетную роль отечественных ученых на всех этапах в исследовании этой проблемы. Уже на первом этапе, помимо чисто внешних, морфологических признаков этого явления, отмеченных М.В.Ломоносовым (. «у знатных рек одна сторона нагорная, другая - луговая».), были сделаны попытки объяснить его физическую сущность. Еще в 1827 г. П.А.Словцов, обративший внимание на асимметрию долин сибирских рек, попытался объяснить это явление вращением Земли. В 1856 г. русский естествоиспытатель К.М.Бэр пришел к выводу о влиянии суточного вращения Земли на подмыв правых берегов речных долин меридионального простирания. Тремя годами позже, французский физик и астроном Ж.Бабине распространил это явление и на долины широтного простирания. Их представления оформились в «закон Бэра-Бабине», объясняющий причину отклонения течения крупных рек в правую сторону в северном полушарии и в левую — в южном. Это отклонение обусловлено действием силы Ко-риолиса, вызванной суточным вращением Земли. Её геоморфологическим проявлением является заметный подмыв правого берега в северном полушарии, левого - в южном. Тип асимметрии долин, обусловленный проявлением силы Ко-риолиса, получил название планетарного типа. Правостороннее смещение русел под действием силы Кориолиса хорошо выражено в долинах исследуемого региона. Помимо русел крупных рек Камы, Белой, это явление хорошо выражено в долинах их притоков Шешмы, Зая, Ика, Сюня. Так, по данным В.В.Мозже-рина и Е.В.Петровой [138], все притоки Камы — Шешма, Зай, Ик - со времени своего заложения в плиоцене испытали заметное правостороннее смещение. Величина смещения закономерно возрастает вниз по течению, по мере возрастания водности рек. Максимальное смещение русла в низовьях Шешмы достигает 6 км, Зая — 2,3 км, Ика - 1,8 км. В верховьях рек величина смещения русла составляет, как правило, 0,5-0,7 км. Исследованиями казанских геоморфологов была выявлена численная величина объема стока, необходимая для правостороннего смещения русла в долинах крупных рек под воздействием силы Кориолиса. Геоморфологическое проявление этого эффекта начинается при объеме стока не менее 1000 м /сек.

В конце XVIII в. (1789 г.) французский исследователь де-Ламбарди отметил, что в Нормандии более крутыми являются склоны, ориентированные перпендикулярно направлению преобладающих дождевых ветров, а подветренные склоны, наоборот, являются пологими. Позднее это объяснение асимметрии долин А.Пенком было распространено на всю территорию Западной Европы. Этот тип асимметрии в течение долгого времени рассматривался как инсоляционный. На Русской равнине оценка о роли инсоляции в выработке асимметрии склонов речной долины впервые была дана в работах В.В.Докучаева, Н.А.Димо,

A.Д.Архангельского и С.С.Неуструева.

К первому же этапу относится представления русских ученых о роли структурного фактора, обусловленного залеганием геологического субстрата (пассивное влияние геологической структуры) или же непосредственным влиянием новейших тектонических движений. Заметную роль для вычленения особого, структурного типа асимметрии сыграли работы профессора Казанского университета Н.А.Головкинского.

Отечественные ученые - А.В.Нечаев в 1892 году, А.А.Борзов в 1913 г., пришли к выводу о существенной роли первичных топографических уклонов для выработки асимметрии долин. По их представлениям, склон долины, совпадающей с направлением уклона топографической' поверхности, со временем вырабатывает более пологий профиль, чем склон, противоположный общему уклону местности. Этот тип асимметрии долин со временем получил название топографического.

В-развитии идей и представлений о формировании асимметрии долин на втором этапе (20-60-е гг. XX века) большая роль принадлежит западноевропейским ученым (немецким - Г.Позер, Ю.Бюдель; французским - А.Кайе, Ж.Трикар; чешским и польским - А.Ян, Х.Марущак, Т.Чудек и др.). Однако, изначальные идеи для понимания физической сущности формирования асимметрии склонов в долинах средних и малых рек были высказаны отечественными учеными А.Н.Мазаровичем [132], Е.В.Шанцером [203] и др. Важным итогом развития идей и представлений о формировании! асимметрии долин на втором этапе явилось доказательство природы инсоляционного типа асимметрии. В противовес представлениям Н.А.Димо, А.Д.Архангельского, М.Ф.Колбина,

B.Ф.Перова, В.Н.Сементовского, И.С.Щукина и др., допускающими возможность образования этого типа асимметрии в современных климато-ландшафт-ных условиях, была доказана реликтовая природа этого типа асимметрии на территории всей внеледниковой зоны Западной Европы и Русской равнины. В Западной Европе это впервые было отмечено Г.Позером и Ж.Трикаром. Истоки этих идей в отечественной литературе заметны уже в трудах С.С.Неуструева. Инсоляционную асимметрию он трактовал как результат действия процессов, действовавших в иных климатических условиях. А.Н.Мазарович [132] дополнил идеи С.С.Неуструева геологическими данными. Он показал, что разность типов строения и мощностей плейстоценовых склоновых отложений в значительной степени объясняется' неодинаковым характером проявления1 геолого-геоморфологических процессов на разноориентированных (инсолируемых) склонах в геологическом прошлом.

Третий, современный этап развития идей и представлений о формировании асимметрии долин характеризуется разработкой количественных методов оценки* асимметрии, (А), выявлением и детальным изучением этого явления на обширных площадях внеледниковой- зоны Северо-Американского- и ЕвроАзиатского континентов и глубоким теоретическим осмыслением природы ин-соляционного типа асимметрии, занимающего доминирующее место в рельефе перигляциальных зон упомянутых континентов: Изучение явления асимметрии долин, сформировавшейся в разной климато-ландшафтной обстановке, потребовало его количественной оценки, обоснованной на общих методических принципах. Ранее предложенные'методы количественной оценки, асимметрии» (А) — А.Глорда, Ж.Трикара, В.Н.Сементовского были дополнены новыми - эксI траполяционный метод В.А.Бокова и метод Г.Карраша. Последний, особенно, удобен и прост для оценки асимметрии в картометрических работах. Г.Карраш предложил определить асимметрию как отношение длин горизонтального про-ложения крутого-и пологого склонов:

А — Ькр/ Ьпол. (1)

Сопоставление различных способов количественнойч оценки А, специально проведенное С.Р.Порманом [159], показало большую информативность и однозначность результатов вычисления А методом Г.Карраша. Для удобства вычислений эта формула несколько трансформирована и имеет следующий вид:

А — 1 — Ьцр/ 1^пол. (2)

Значение «А» с использованием этой формулы будет меняться от 0 в симметричных долинах до значений, близких к 1 в резко асимметричных. Метод оценки «А», предложенный Г.Каррашем, использован и в нашей работе.

Изучение явления асимметрии долин, сформировавшихся в разной климато-ландшафтной обстановке, привело к установлению ряда интересных закономерностей. Во-первых, в климато-ландшафтной обстановке современной перигляциальной зоны (Сибирь, Канада, Аляска) были установлены два варианта инсоляционной асимметрии: северный и южный [69,70]. Северный вариант характеризуется крутым склоном, обращенным на север, северо-восток, северо-запад и восток, а южный, наоборот, — с крутым склоном, обращенным на юг, юго-запад, запад и юго-восток. Г.Ф.Гравис объясняет существование двух типов асимметрии в современной перигляциальной зоне степенью увлажнения склоновых отложений. При значительном увлажнении склоновых отложений, по его мнению, формируется северный вариант асимметрии, а при недостаточном — южный. Существование двух типов асимметрии долин - северной (холодной) и южной (теплой) плейстоценовой перигляциальной зоны в конце 40-х годов было выявлено и в Западной Европе [213,219,221]. Причиной формирования указанных типов асимметрии в долинах широтных рек они считали инсоляцию, в меридиональных долинах инсоляционные показатели дополнялись разницей увлажненности отложений разноэкспонированных склонов.

Широкомасштабные исследования явления асимметрии долин, предпринятые в 70-80-е годы прошлого века представителями казанской школы климатической геоморфологии [5,14,15,30,36,78,159,184] показали, что в плейстоценовой внеледниковой, т.е. перигляциальной зоне Русской равнины абсолютно доминирующую роль играет южный (теплый) тип асимметрии. Эти же исследования позволили дать более объективную оценку геоморфологической роли инсоляции при формировании асимметрии. Различие радиации на разноэкспонированных склонах является известным фактом. Это различие особенно заметно на разноэкспонированных склонах широтно ориентированных речных долин [8,26]. Склоны, обращенные на юг, в зависимости от крутизны получают тепла 2-3 раза больше, чем противоположные. С возрастанием крутизны до 30° это различие достигает почти 200%. Характер и сроки снеготаяния, форма и интенсивность стока на этих склонах, естественно, будут различными, что, в конечном итоге, может сказаться на их морфологии. Такое в современной климато-ландшафтной обстановке наблюдается в сухих степях и полупустынях. Однако, не менее ярко выраженная асимметрия склонов и в долинах меридионально вытянутых рек. Она проявляется не только в долинах крупных рек, обусловленная проявлением силы Кориолиса (планетарный тип асимметрии), но и в долинах средних и малых рек, даже на склонах крупных плейстоценовых балок. В то же время, количество тепла, получаемое разноэкспонированными склонами меридионального простирания в ясные дни, является практически одинаковым [26]. Правда, некоторые ученые [78,173] полагают, что склоны западной экспозиции прогреваются сильнее, чем противоположные. Они объясняют это смещением максимального суточного хода температуры воздуха на вторую половину дня. В первой половине дня на склонах восточной экспозиции часть солнечной энергии тратится на испарение,' на прогрев почвы и атмосферы. Тем не менее, эти различия менее значимы, чем на склонах широтной ориентировки и не выходят за пределы 25%.

Возможно участие в формировании асимметрии разноэкспонированных склонов, помимо радиации и других факторов. Многие указывают на различную увлажненность почвы разноориентированных склонов по отношению к преобладающему метелевому переносу снега. Во многих работах [26,55,165, 173,182 и др.] подтверждено, что метелевый перенос значительно увеличивает запасы снега, а дальше увеличивается увлажненность почвы на подветренных склонах. Разница в мощности снега на подветренных и наветренных склонах,может достичь 50 см. Очевидно, в формировании асимметрии склонов разной экспозиции, помимо инсоляции, участвуют и другие климатические факторы. Поэтому вполне справедливо, что инсоляционный тип асимметрии в настоящее время более обоснованно обозначается как климатический. Его природу для обширных территорий плейстоценовой перигляциальной зоны, где климатический тип асимметрии в долинах средних и малых рек занимает доминирующее место. Эту особенность на примере Среднего Поволжья впервые обосновал А.П.Дедков [78]. Была отмечена морфологическая близость климатическою типа асимметрии склонов долин средних и малых рек на территории всей обширной плейстоценовой перигляциальной зоны, находящейся в настоящее; время; в разных климато-ландшафтных условиях. Во-вторых, , этот факт послужил одним из оснований для вывода о реликтовой природе климатического типа асимметрии долин плейстоценовой перигляциальной зоны и об общей причине, его обуславливающей. По его мнению, общей причиной; придающей черты сходства асимметрии склонов долин средних и малых рек в перигляциальной обстановке, является различие общей направленности и интенсивности солифлюкционных процессов на разноэкспонированных склонах. В перигляциальной обстановке затененные, более увлажненные склоны; подвержены более активному проявлению, солифлюкционных процессов и выполаживаются до предельных величин — 1,5-3°. Этот вывод подтверждается факгом тесной связи степени выраженности асимметрии с мощностью склоновых: отложений. Впервые он был- упомянут А.Н.Мазаровичем [132], показан в работе А.ЖДедкова^ [78] и" убедительно подтвержден на обширном: фактическом материале в вышеупомянутых работах казанских геоморфологов, особенно в работе Г.П.Бутакова [36].

В исследованиях казанских геоморфологов Ю.В.Бабанова, Г.П.Бутакова, А.П.Дедкова, В.И.Мозжерина, А.М.Трофимова, А.А.Куржановой, особенно в работах А.П.Дедкова [78] и Г.П.Бутакова [36] было убедительно доказано преобладание в долинах средних и малых рек Русской равнины климатического типа асимметрии, сформировавшейся в эпохи плейстоценовых оледенений: На Ветлуго-Вятском междуречье этот тип асимметрии составляет около 94%, на. Вятско-Камском - 98%, в Предволжье - 92%, в Заволжье - 86% от всех асимметричных участков речных долин. Близкие; результаты, для всей территории Татарии (88%) были получены несколько раньше В'.КСементовским [173]. Они же были подтверждены для исследуемой нами территории А.А.Куржановой [124]. На долю других .типов асимметрии приходится незначительное количество, колеблющееся в пределах 2—. 8% и не превышающее 15%.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В комплексе форм рельефа земной поверхности, сформировавшихся в соответствии с современной климато-ландшафтной обстановкой, широко представлены формы, чуждые ей, обязанные своим происхождением климато-ландшафтной обстановке прошлых геологических эпох. Такие формы получили название «реликтовых». Изучению таких форм геоморфология всегда уделяла большое внимание. Именно результаты исследования подобного содержания во многих случаях давали возможность восстановить палеогеографическую, обстановку прошлых геологических эпох и установить основные вехи перестройки природной обстановки в эволюционной географии.

Одним из таких районов широкого развития реликтовых форм: рельефа является восток Русской равнины, в том числе и территория Закамья РТ как ее составная часть. Здесь широко представлены разнообразные реликтовые::формы: рельефа, сформировавшиеся в эпохи плейстоценовых оледенений в их:внелед-никовой (перигляциальной) зоне.

Методическая* основа изучения таких реликтовых форм: опирается/ на* принцип актуализма, включающий- в себя сравнительный- анализ процессов и форм рельефа современной перигляциальной; зоны, являющейся близким аналогом плейстоценовых перигляциальных зон.

Первоначальное образование и последующая сохранность реликтовых форм во многом определялись самим рельефом, в крупных морфологических чертах которого нашло обобщенное, выражение история геологического и тектонического развития территории. Эта история нашла на исследуемой территории интегрированное выражение в морфологическом; обособлении трех крупных орографических единиц - Западного; Центрального и Восточного Закамья.

Экзогенные рельефообразующие процессы, проявляющиеся; в; климато-ландшафтной обстановке гумидного климата умеренных широт, в которой находится исследуемая территория, и созданные ими формы рельефа, характеризуются узким «спектром» генетического и морфологического разнообразия.

Совершенно иная картина наблюдается в современной перигляциальной климато-ландшафтной обстановке, где благоприятную роль для проявления различных рельефообразующих процессов, соответственно и форм рельефа, создает «вечная» или многолетняя мерзлота. Верхняя часть земной коры, скованная- мерзлотой, формирует криолитозону, с которой ученые связывают образование особого — мерзлотного или криогенного типа литогенеза и особых типов горных пород - криогенных. Содержащийся в минеральном веществе лед после деградации (вытаивания)-оставляет в толще горных пород различные, так называемые криогенные текстуры, сохранившиеся и хорошо картируемые в геологических разрезах. Обилие продуктов морозного выветривания - крио-элювия, тонкий механический состав, сильная увлажненность обуславливают его высокую подвижность и преобразование в различные генетические типы отложений, транспортируемых и откладываемых проявлением различных рельефообразующих процессов — склоновых, флювиальных и др. «Спектр» экзогенных рельефообразующих процессов-и созданных ими форм рельефа в современной перигляциальной климато-ландшафтной обстановке резко расширяется в условиях гумидного климата умеренных широт.

Специфические особенности рельефообразования- и осадконакопления, характерные современной перигляциальной зоне, были присущи ее прошлым, плейстоценовым аналогам. Об этом свидетельствует широкий комплекс- плейстоценовых реликтовых форм рельефа, сохранившихся на всех морфологических элементах земной поверхности — на водоразделах, склонах речных долин и в их днищах.

Наши исследования плейстоценового перигляциального осадконакопления и рельефообразования на территории Закамья РТ позволили дополнить результаты ранее проведенных работ новыми данными.

1. Пространственная группировка плейстоценовых криогенных форм по генезису, морфолого-морфометрическими признакам, отчасти и по возрасту, во многом определялась орографией, интегрировавшей в себе историю геологического и тектонического (особенно неотектонического) развития территории.

2. Склоновый литогенез свидетельствует о пяти крупных эпохах похолодания климата, подтверждаемых ритмичным чередованием склоновых отложений с горизонтами погребенных почв; Возраст некоторых ритмов подтвержден нами палеонтологическим материалом.

3. Получили достаточно подробную морфологическую и морфометри-ческую характеристику реликтовые формы (нивальные, делли), лишь намеченные в предыдущих работах по плейстоценовому морфогенезу востока Русской равнины. В классификацию генетического ряда склонов рекомендуется-внести еще один генетический тип склонов — нивальный.

4. Полученные данные вносят определенный вклад в теорию климатической геоморфологии и эволюционной географии.

В' комплексе форм рельефа земной поверхности на исследуемой территории доминирующее положение занимают реликтовые формы. Они придают ландшафтам территории весьма специфические характеристики и свойства, включающие в себя большой научно-познавательный, эстетический и рекреационный потенциал. Поэтому изучение реликтовых форм рельефа приобретает исключительно важное не только-теоретическое, но и прикладное значение. Отмечены основные направления применения результатов исследований вландшафтного обустройства территории.

Находясь однако в другой климато-ландшафтной обстановке от времени своего первоначального образования и под мощной антропогенной нагрузкой, эти реликтовые формы вынуждены приспосабливаться к новой среде. Это приспособление может сопровождаться значительным нарушением установившегося природного равновесия и спровоцировать возникновение неблагоприятных экологических ситуаций. Последствия таких событий требуют прогнозирования и учета в мероприятиях по рациональному природопользованию, ландшафтному обустройству территорий и сохранения уникальных реликтовых геоморфологических образований в качестве природных достопримечательностей или памятников природы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат географических наук Валиуллина, Гульфия Шамсемухаметовна, 2011 год

1. Аверьянов В;И. Казанское Поволжье и Прикамье/ В.И. Аверьянов; Е.А.Блудорова, Н Л. Фомичева; П.Г.Ясонов// Плиоцен и плейстоцен Вол го-Уральской области. М., 1981. - С. 95-114.

2. Алексеева Э.В: К строению покровной толщи Ворошиловского месторождения песка / ЭЗ.Алексеева,. A.F. Илларионов, Г.Ш. Валиуллина II Вестн. Удмурт, ун-та.— 2005.— №11. С.257--268.

3. Алексенцева А.И. К проблеме происхождения западинного рельефа/ А.И;Алексенцева, Г.П.Бутаков // Природно-территориальные и природные комплексы Приуралья; — Ижевск, 1977. — С.32-45.

4. Алексенцева А.И. Климатическая асимметрия речных долин Русской равнины / А.И.Алексенцева; Г.П.Бутаков // Климатический фактор рельефо-образования. Казань: Изд-во Казан.уи-та, 1978. - С. 41-43.

5. Алексенцева А.И. О симметрии и дисимметрии-Прикамья / А.И.Алексенцева // Физико-географические основы-, размещения? и развития производительных сил Нечерноземного Урала. Пермь: Изд-во Перм.ун-та.1981- С.70-76.

6. Арашкова Е.П. Радиационный режим на территории СССР/ Е.П:Арашкова,В .Л:Еаевский, Л.Н.Дьяченко. Л.:Еидрометеоиздат, 1961. - 256 с. .

7. Асеев A.A. Роль тектонического и климатического факторов в формировании аллювия равнинных рек / А.А.Асеев // Изв. АН СССР. Сер. 5, География; 1960. - №2. - С. 17-27.

8. Асеев A.A. Флювиальный морфо и литогенез на равнинах под влиянием чередования гумидных и перигляциальных морфоклиматических условий /A.A. Асеев // Климат, рельеф и деятельность человека: сб. науч. тр.- М., 1981.- С.128-135.

9. Асеев A.A., Дедков А.П. Смена климатов и развитие рельефа / А.А.Асеев,

10. A.П.Дедков // Климат, рельеф и деятельность человека: сб.науч.тр.- М., 1981.- С.118 — 127.

11. Атлас Республики Татарстан Карты. / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография»; гл. ред. Б.Г.Петров —М.:Картография, 2005.- 215 с.

12. Афремов Д.Н. Состав и свойства перигляциального аллювия на Русской равнине как показатели условий осадконакопления/ Д.Н. Афремов // Бюл. Комиссии по изучению четвертичного периода — 1977.- №47.- С.95 — 99.

13. Бабанов Ю.В. О некоторых различиях в развитии плейстоценовых склонов Среднего и Нижнего4 Поволжья / Ю.В.Бабанов, А.М.Трофимов // Климатический фактор рельефообразования. Казань, 1978; - С. 43-48.

14. Бабанов Ю.В. Асимметрия рельефа: причины и следствия / Ю.В.Бабанов; — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1979. 97 с.

15. Бабанов Ю.В. Формирование асимметрии склонов речных долин в перигляциальных, условиях плейстоцена' / Ю:Вг.Бабанов // Ландшафтные исследования на территории Поволжья.- Казань, 1979. — Сб.11— С.88-95.

16. Бабанов Ю.В. Перигляциальное рельефообразование на востоке Русской равнины /Ю.В. Бабанов, Г.П. Бутаков, В.И. Мозжерин // Климат, рельеф и деятельность человека: сб. науч. тр. — М.: Наука, 1981. — С.135-142.

17. Бердников В.В. Реликтовый мерзлотный микрорельеф в бассейне верхней Волги / В.В.Бердников// Геоморфология. 1970 - №2. — С.63-70.

18. Бердников В.В. Палеокриогенный-микрорельеф центра Русской равнины /

19. B.В.Бердников. М.:Наука, 1976. - 127 с.

20. Беспалый В.Г. Климатические ритмы и их отражение в рельефе и осадках / В.Г. Беспалый; отв. ред. Н.И. Кригер. -М.: Наука, 1978. — 213 с.

21. Блудорова Е.А.Опорные разрезы кайнозоя Казанского Поволжья /

22. Е.А.Блудорова, H.JI. Фомичева.- Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1985. —164 с.

23. Бойцов М.Н. О некоторых формах мерзлотного рельефа ЗападноСибирской' низменности/ М.Н.Бойцов// Информ. Сб.—1962.— №52.-С.93-102.

24. Бойцов М.Н. Генезис и эволюция трещинно-полигонального рельефа / M'.Hi Бойцов- // Материалы по четвертичной геологии и геоморфологии: сб.науч.статей.- Л., 1963. Вып.5. - С.56 - 64.

25. Боков В.А. Радиационный баланс на территории Удмуртии/ В.А.Боков, В.Н.Макальская // Природно-территориальные и производственные комплексы Приуралья. Ижевск, 1977. - С.56-77.

26. Борсук O.A. Привлекательность как критерий эстетической.геоморфологии / О.А.Борсук, Д.А.Тимофеев// Геоморфология^ на. рубеже XXI века (IV Щукинские чтения). М.: Изд.-во Моск. ун-та; 2000. - С.124-126.

27. Бофилль Р. Пространства для жизни / Р.Бофилль; пер. с фр. М.В.Предтеченского. — М.: Стройиздат, 1993. 136 с.

28. Бутаков Г.П. Типизация псевдоперигляциальных образований/ Г.П.Бутаков// Геоморфология. 1978. - №2. - С.60-66.

29. Бутаков Г.П. Генезис песчаных покровов на востоке Русской равнины / Г.П.Бутаков // Перигляциальные образования плейстоцена. Киев, 1980. -С.6-8.

30. Бутаков Г.П. Основные закономерности развития, перигляциальных явлений на равнинах Предуралья и Зауралья / Г.П.Бутаков, А.Г.Илларионов // Геоморфология . -1982. №1. - С.66-71.

31. Бутаков Г.П. Плейстоценовые перигляциальные процессы и их роль в лито- и морфогенезе равнин / Г.П. Бутаков // Экзогенные процессы и эволюция рельефа: сб. науч. статей. Казань, 1983. — С. 24-37.

32. Бутаков Г.П. Высокие цокольные террасы в речных долинах Волжско-Камского бассейна /Т.П. Бутаков; И.А.Серебренникова, В.В.Силантьев^ // Геоморфология. 1998. - № 2.- С. 59 - 65.

33. Бутаков Г.П: Неоплейстоцен / Г.П.Бутаков // Геология Татарстана: Стратиграфия и тектоника. М.:ГЕОС, 2003. - С.253-270.

34. Валиуллина Г.Ш. Песчаные покровы на территории Прикамья/ Г.Ш.Валиуллина // Вест. Удмурт, ун-та.- 2007. №11. - С.65-73.

35. Валиуллина Г.Ш. Плейстоценовое перигляциальное рельефообразование на территории Закамья Республики Татарстан/ Г.Ш.Валиуллина, А.Г.Илларионов-// Вест. Удмурт, ун-та 2011. - №1. - С.65-73.

36. Васильев* Ю.М. О перигляциальном аллювии / Ю.М.Васильев // Бюл. Комис. по изучению четвертичного периода. — 1973. — №40. С.87-95.

37. Васильев, Ю.М; Отложения перигляциальной зоны Восточной« Европы /Ю.М. Васильев. М.: Наука, 1980. - 172 с.

38. Величко A.A. Криогенный рельеф позднеплейстоценовой перигляциальной зоны (криолитозоны) Восточной Европы / A.A. Величко-//Четвертичный период и его история: сб.науч.статей. М.,1965. - С. 104-120;

39. Величко A.A. Развитие мерзлотных процессов« в верхнем плейстоцене /

40. A.A. Величко // Лесс-перигляциал-палеолит на территории Средней и Восточной Европы: сб. ст. М.,1969. - С.429-438.

41. Величко A.A. Основные горизонты, лесов и ископаемых почв Русской равнины* / А.А.Величко, Т.Д.Морозова // Лессы, погребенные почвы и криогенные явления на Русской равнине. М.: Наука, 1972. - С.5-25.

42. Величко A.A. Природный процесс в плейстоцене / A.A. Величко. М.: Наука, 1973. - 256 с.

43. Величко A.A. Вторая' жизнь вечной мерзлоты /А.А.Величко,

44. B.В.Бердников // Природа. 1975. -№11.- С.95-105.

45. Величко A.A. К вопросу о последовательности и принципиальной структуре главных климатических ритмов плейстоцена / А.А.Величко // Вопросы палеогеографии плейстоцена ледниковых и перигляциальныхобластей.- М.: Наука, 1981.- С.220 -246.

46. Вельмина Н.А. О происхождении западинного и гривного рельефа Западно-Сибирской низменности Г Н.А.Вельмина // Геокриологические условия Западной Сибири, Якутии и Чукотки. М.: Наука, 1964. — С.34-70.

47. Волков И.А. Позднечетвертичная субаэральная формация / И.А.Волков. -; М.: Наука, 1971.- 254 с.

48. Волков И.А. Роль эолового-фактора в эволюции рельефа / И.А. Волков // Проблемы, экзогенного рельефообразования. М:, 1976. —Кн. 1 -С. 264 -288.

49. Воскресенский С.С. Асимметрия; склонов речных долин на территории европейской части СССР / С.С.Воскресенский // Вопр. географии. 1947.1. Сб.4. С.107 — 114.

50. Втюрина Е.А. Криогенное строение пород сезоннопротаивающего слоя / Е.А. Втюрина. -М.: Наука, 1974. -187 с.

51. Втюрин Б .И; Подземные льды СССР /Б.И.Втюрин.-М. :Наука, 1975.-214 с.

52. Геология Татарстана: Стратиграфия и тектоника. — М.:ГЕОС,2003.-442 е.,

53. Геоэкологические основы.охраны архитектурно-исторических памятников и рекреационных объектов/ Л.В.Бахирева, Е.А.Киселева, В.I I. Коломенская и др.. М.: Наука, 1991. - 159 с.

54. Герасимов И.П. Экологические; проблемы в прошлой, настоящей и будущей географии мира / И.П.Герасимов. Mi : Наука, 1985. — 247 с.

55. Глушанкова Н.И. Плейстоцен бассейна Средней Волги / I I.И. Глушанкова. М.: Изд-во Моск. ун-та,1992. - 81 с.

56. Глушанкова Н.И; Новые данные по палеогеографии и стратиграфии новейших отложений бассейна Средней Волги / И.Н. Глушанкова, A.K. Агаджанян // Вестн. Моск. ун-та. Сер.5, География. 1992. - №5. -С.59-70.

57. Гляциологический словарь / В.М.Котляков.- М.: Гидрометеоиздат. Моск. отд-ние, 1984. -528 с. :

58. Горелов С.К. Морфоструктурный анализ нефтегазоносных территорий / С.К.Горелов. М.: Наука, 1972. -216 с.

59. Горелов С.К. О проблеме эколого-геоморфологического картографирования (на примере территории северной Евразии) / С.К.Горелов// Геоморфология. — 2008.-№2. С.61-66.

60. Горецкий Г.И. О перигляциальной формации / Г.И. Горецкий // Бюл. Комис. по изучению четвертичного периода. 1958 .- №22. - С.3-23.

61. Горецкий Г.И. Генетические типы и разновидности отложений перигляциальных формаций / Г.И. Горецкий // Материалы по генезису и литологии- четвертичных отложений:сб.науч.статей. — Минск, 1961.• С. 107-125; .

62. Гравис Г.Ф. Склоновые отложения Якутии / Г.Ф- Гравис. М.: Наука,1969.-128 с.

63. Григорьев Н.Ф. Формирование рельефа и мерзлых горных пород побережья Восточной Антарктиды/Н.Ф. Григорьев.-М.:Изд-во АН СССР, 1962.-167 с.

64. Гричук М.П^ О предледниковой растительности на территории СССР / М.П. Гричук, В.П. Гричук // Перигляциальные явления на территории СССР: сб. науч.статей. -М.: Изд-во Моск. ун.-та,1960. С.66-100.

65. Данилов И.Д. Мерзлотные и псевдомерзлотные клиновидные деформации в осадочных породах / И.Д.Данилов // Проблемы криолитологии. — М: Изд.-во Моск. ун.-та, 1972. Вып.2. - (Е.31-48.

66. Данилова Н.С. Грунтовые жилы и их происхождение / Н.С.Данилова// Материалы к основам учения о мерзлых зонах земной коры. М.: Изд-во АН СССР, 1956. - Вып.З. - С.109-122.

67. Данилова Н.С. Следы криогенных процессов и их использование при палеогеографических реконструкциях /Н.С. Данилова, В В. Баулин // Палеокриология в четвертичной стратиграфии и палеогеографии:сб.науч.статей. М.: Наука, 1973. - С.66-79.

68. Дедков А.П. О связи порядка и возраста речных долин / А.П.Дедков //Вопросы морфометрии. Саратов: Изд-во Саратовск. ун-та, 1967.- Вып.2. -С.75-81.

69. Дедков А.П. Медленное движение почвенно-грунтовых масс на задернованных склонах / А.П.Дедков, В.А.Дуглав// Изв. АН СССР. Сер.5.География. 1967. -№4. - С.90-93.

70. Дедков А.П. Экзогенное рельефообразование в Казанско-Ульяновском Поволжье / А.П. Дедков. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970. - 256 с.

71. Дедков А.П. Развитие склонов в плейстоценовом перигляциальном климате Среднего Поволжья / А.П.Дедков // Склоны, их развитие и методы изучения.- Казань, 1971.- С. 142-151.

72. Дедков А.П. О происхождении песков лесного Засурья / А.П.Дедков, У.Г.Дистанов, Н.Г.Латыпов // Тр. Геол. ин-та- Казань,1971.-Вып.29.-С.42-49.

73. Дедков А.П. Поверхности снижения и формирование ярусности рельефа / А.П. Дедков, Г.П. Бутаков, Ю.В. Бабанов // Развитие склонов и выравнивание рельефахб. науч. статей. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1974. - С.3-37.

74. Дедков А.П. Четвертичные отложения Татарской АСССР/ А.П.Дедков, Ю.В .Бабанов // Вопросы географии Поволжья. — Казань, 1976. — Сб.9 — С.3-25.

75. Дедков А.П. Теоретические проблемы современной климатической геоморфологии / А.П. Дедков, Г.П.Бутаков, В.И. Мозжерин // Проблемы структурно- климатического подхода к познанию рельефа. Новосибирск: Наука, 1982. -С.21-28.

76. Дедков А.П. Верхнее плато Восточно-Европейской равнины / А.П. Дедков // Геоморфология. 1993. - №4.- С. 82-88.

77. Дедков А.П. Новые данные о генезисе и возрасте нижнего плато Приволжской возвышенности / А.П.Дедков, В.В. Мозжерин //168

78. Геоморфология. -2000. №1. - С.56-61.

79. Дедков. А.П. Неотектоника и геоморфология / А.П. Дедков // Геология Татарстана: Стратиграфия и тектоника. М.:ГЕОС, 2003. - С. 337-364.

80. Дедков» А.П. Эогшейстоцен / А.П.Дедков, В.В.Мозжерин: // Геология Татарстана: Стратиграфия и текто!шка. — М:: ГЕОС, 2003. — С.242-253.

81. Достовалов Б.Н; Закономерности-развития тетрогональных систем ледяных и грунтовых жил в дисперсных породах / Б.Н.Достовалов // Перигляциальные явления, на территории СССР. — М.: Изд-во -Моск. ун-та, 1960.-С. 37-65.

82. Достовалов . Б.Н. Исследование морозобойного; и диагенетического растрескивания пород / Б.Н; Достовалов // Мерзлотные исследования:.— М-: Наука; 1961.-Вып.2 — С.37-65-.

83. Егоров: Н.Е. Влияние; антропогенного; фактора на эрозионно-аккумулятивные процессы в бассейнах малых рек Вятско-Камского региона / И.Е.Егоров; А.Г.Илларионов, ИЖРысин, В.И.Стурман // Геоморфология. 1993. - №3. - С.46-50.

84. Ермолаев О.П. Пояса- эрозии в природно-антропогенных: ландшафтах речных бассейнов / О.П.Ермолаев. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1992.147 с. ^94;, Ершов Э.Д. Общая геокриология / Э.Д; Ершов. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002.-682 с.

85. Жигарев Л.А. Причины и механизмы развития; солифлюкции / Л.А. Жигарев. М.: Наука, 1967. - 158 с.

86. Жиров А.И. Геоморфология и геоэкология / А.И.Жиров // Отечественная геоморфология: прошлое,.настоящее и будущее. Материалы XXX Пленума

87. Геоморфологической Комиссии РАН Санкт-Петербург. СПб., 2008 — С.14-18.

88. Земляков Б.Ф. О древних материковых дюнах Казанского и Ветлужско-Волжского левобережья / Б.Ф. Земляков// Тр. Комиссии по изучению четвертичного периода—1935.— Т.4, вып.2 — С.287 — 301.

89. Илларионов А.Г. Проявление эоловых процессов в плейстоцене на юге Западной Сибири и их геоморфологические последствия/А.Г.Илларионов // Геоморфология. 1989. - № 3. - С.65-71.

90. Илларионов А.Г. Примеры возможной связи рисунка эрозионной сети платформенных областей с гравитационной и сдвиговой тектоникой / А.Г. Илларионов // Вестн. Удмурт, ун-та. -2004. — №8. С. 125-134.

91. ЮО.Илларионов А.Г. Морфологическая характеристика, условия и время формирования нивальных форм Вятско-Камского региона / А.Г. Илларионов, Л.Р. Терентьева // Вестн. Удмурт, ун-та. 2005. - №5. -С. 123-140.

92. Илларионов А.Г. Некоторые черты осадко- и рельефообразования в плейстоценовом перигляциале Прикамья на территории Удмуртии и Татарстана / А.Г. Илларионов, Г.Ш. Валиуллина // Вестн. Удмурт, ун-та. -2007.-№11.-С.95-109.

93. Илларионов А.Г. Рельеф. География Удмуртии: природные условия и ресурсы: учеб. пособие. Часть 1/ А.Г.Илларионов. — Ижевск: Удмуртский университет, 2009. С. 14-70.

94. ЮЗ.Каплина Т.Н. Следы древних криогенных и посткриогенных процессов / Т.Н. Каплина // Полевые геокриологические исследования.- М.: Изд-во АН СССР, 1961. С.276-288.

95. Каплина Т.Н. Криогенные склоновые процессы / Т.Н. Каплина. М.: Наука, 1965.-296 с.

96. Катасонов Е.М. Принципы историзма и актуализма в геокриологии/ Е.М. Катасонов // Проблемы геокриологии. Новосибирск: Наука, 1973. — С.19-25.

97. Качурин С.П. Основные закономерности развития рельефа в условиях распространения многолетнемерзлотных горных пород и в перигля-циальных условиях / С.П. Качурин // Материалы Второго геомор. совещ. — М, 1959. С.84-98.

98. Ю9.Качурин С.П. Термокарст на территории СССР / С.П.Качурин. М.: Изд-во

99. АН СССР, 1961.-291 с. ПО.Климатическая геоморфология денудационных равнин / А.П.Дедков,

100. B.И.Мозжерин, В.А.Ступишин, А.М.Трофимов. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1977. 224 с.

101. Ш.Ключарев Н.И. О рельефе и строении эоловых песков на Жигулевском левобережье Волги / Н.И. Ключарев // Геоморфология-1975. -№3.1. C.59-65.

102. Колобов Н.В. Климат Среднего Поволжья / Н.В.Колобов. Казань:Изд-во Казан, ун-та, 1968. - 252 с.

103. Конищев В.Н. Формирование состава дисперсных пород в криолитосфере /

104. В:Н.Конищев. Новосибирск: Наука, 1981. — 195 с.

105. Коргиус В.Г. Город и рельеф / В.Г.Коргиус. М.:Стройиздат, 1979.-122 с.

106. Костяев А.Г. О происхождении клиновидных и складчатых деформаций слоев в четвертичных отложениях / А.Г. Костяев // Проблемы палеогеографии и морфогенеза в полярных странах и высокогорье. — М.: Изд-во Моск. ун.-та, 1964. С. 131.-163.

107. Котлов Ф.В. Изменение геологической среды, под влиянием деятельности человека / Ф.В:Котлов. М.: Недра, 1978. — 263 с.

108. И9.Крылков.Ю.В. К вопросу о генезисе четвертичных отложений в бассейне р.Камы и их инженерно-геологическое изучение / Ю.В.Крылков // Вопр. гидрогеологии и инженерной геологии. М., 1958.- G.69-78.

109. Крылков ЮЛЗ; Перигляциальные отложения в области, бассейна реки Камы / Ю.В. Крылков // Материалы Всесоюзн. Совещания по изучению четвертичного периода: -М., 1961.- Т.2. С.69-78.

110. Кудрявцев В.А. Температура верхних горизонтов вечномерзлой толщи, в пределах СССР / В.А.Кудрявцев. М.: Изд-во АН СССР, 1954. - 183 с.

111. Кудрявцев, В.А. Температура, мощность и прерывистость толщ мерзлых пород/В.А.Кудрявцев// Основы, геокриологии (мерзлотоведения). М1.: Изд-во-АН- СССР, 1959: —Т.4. - С.119-173.

112. Курбанова С.Г. Антропогенные изменения режима стока и эрозионно-аккумулятивных процессов, в Среднем Поволжье: автореф. дис. . канд.геогр.наук. / С.Г.Курбанова; Казан.гос. ун-т. Казань, 1996 - 19 с.

113. Куржанова A.A. Асимметрии- склонов речных долин- Среднего Поволжья: автореф. дис. . канд.геогр.наук. / А.А.Куржанова; Казан, гос. ун-т. -Казань, 1993.-20 с.

114. Лаврушин Ю.А. Некоторые особенности механизма накопления ритмичнослоистых отложений склонов / Ю.А.Лаврушин // Четвертичный период и его история-М., 1965 -С.91-103.

115. Леонтьев O.K. Общая геоморфология / О.К.Леонтьев, Г.И.Рычагов. — М.: Высшая школа, 1979. — 287 с.

116. Лихачева Э.А. Эколого-геоморфологические критерии оценки- городской территории / Э.А.Лихачева, Д.А.Тимофеев, Г.П.Локшин, Н.С.Просунцова // Геоморфология. 1999.' - №3. - С. 18-26.

117. Лотоцкий Г.И. О следах плейстоценового перигляциального морфогенеза в Саратовском правобережье/ Г.И.Лотоцкий// Вопр. геоморфологии Поволжья. Саратов, 1977. - Вып. 14. - С.39-44.

118. Лотоцкий Г.И: О нивальных процессах в Саратовском правобережье / Г.И.Лотоцкий// Вопр. геоморфологии Поволжья. Саратов, 1978. - Вып 2(5). — С.48-51.

119. Лукашов A.A. Экологическая геоморфология. Содержание и* основные понятия/ А.А.Лукашов, Г.И.Рычагов; Ю.Г.Симонов и др.// Экологические аспекты теоретических и прикладных аспектов геоморфологии. — М.: Из-во Моск. ун-та, 1995. С.3-9.

120. Мазаровичс А.Н. Из области«геоморфологии и^ истории рельефа Нижнего Поволжья/ А.Н:Мазарович // Землеведение. 1927. - Т.29, вып. 3-4'. -С. 21-42.

121. Марков К.К. Основные проблемы геоморфологии. / К.К.Марков.- М.: Географгиз, 1948.-225 с.

122. Мещеряков Ю:А. Рельеф СССР / Ю.А.Мещеряков.-М;:Наука,1972.-517 с.

123. Мильков Ф.Н. Поздневесенние снежники как геоморфологический фактор на Русской равнине / Ф.Н; Мильков // Природа. -1948.-№4 С.32-33.

124. Мильков Ф.Н. Рукотворные ландшафты / Ф.Н.Мильков. М.: Мысль, 1978.- 86 с.

125. Мозжерин В.В. Развитие рельефа Среднего Поволжья в эоплейстоцене: автореф. дис. . канд. геогр. наук/ В.В.Мозжерин; Казан, гос. ун-т. -Казань, 2003. — 23 с.

126. Мозжерин В.И. Перигляциальные явления средне — и позднеплейстоценовых оледенений на востоке Русской равнины / В.И. Мозжерин, Г.П. Бутаков // Перигляциальные образования плейстоцена: сб. науч.статей. Киев, 1980. - С.24-26.

127. Мозжерин В.И. Геоморфология и экология: анализ нового методического подхода в, геоморфологических исследованиях за рубежом / В.И. Мозжерин, А.М.Трофимов, Р.М.Тукаев // Геоморфология. 1989. - №4. -С.34-39.

128. Москвитин А.И. О следах мерзлоты и необходимости их распознавания / А.И. Москвитин // Мерзлотоведение: 1947 - Т.2, №1. - С.42-48.

129. Москвитин А.И. Об ископаемых следах «вечной» мерзлоты / А.И. Москвитин // Бюлл. комис. по изучению четвертичного периода. — 1948— №12. С.69-77.

130. Москвитин А.И. Четвертичные отложения и история* формирования долины р.Волги в ее среднем течении / А.И.Москвитин // Тр. геол. ин-та АН СССР:-М., 1958.- Вып. 12. С. 210-221.

131. Некрасова Л. А. Социальные аспекты эколого-геоморфологических исследований / Л.А.Некрасова// Геоморфология. — 2008. №2. — С.22-32.

132. Нефедьева Е.А. Геоморфологическая роль снежников' / Е.А. Нефедьева // География снежного покрова: сб. ст. -М.,1960. С.69-89.

133. Николаев В.А. Проблемы регионального ландшафтоведения / В.А. Николаева. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979.- 237 с.

134. Николаенко Д.В. Рекреационная география: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Д.В.Николаенко. М.: ВЛАДОС, 2001. - 288 с.

135. Овражная эрозия востока Русской равнины / под ред. А.П.Дедкова.

136. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990. — 142 с.

137. Переведенцев Ю.П. Теория климата / Ю.П.Переведенцев. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2009. 504 с.

138. Перов В.Ф. Снежно-ледяные и мерзлотные образования горных тундр, (на примере Хибин и Полярного Урала): автореф. дис. . канд. геогр. наук / В.Ф. Перов; Моск. гос.ун-т.- М.,1964- 22 с.

139. Петрова Е.В. Неогеновые долины территории Республики Татарстан: автореф. дис. . канд. геогр. наук/ Е.В.Петрова; Казан, гос. ун-т. — Казань, 2009.-24 с.

140. Плиоцен и плейстоцен Волго-Уральской области / отв. ред. М.А.Камалетдинов, ВЛ. Яхимович-М.: Наука,1981- 174 е.: ил., табл.

141. Полянин В.А.Литологические исследования четвертичных отложений долин Волги и Камы на территории Татарии / В.А.Полянин // Учен. зап. Казан, ун-та.- 1957.-Т.117, кн.4.-С. 256- 268.

142. Попов А.И. О происхождении покровных суглинков Русской равнины / А.И. Попов // Изв. АН СССР. Сер.5.География 1953.- №5.- С.30-41.

143. Попов А.И. Грунтовые жилы на севере Западной Сибири / А.И. Попов // Вопросы физической географии полярных стран: сб. науч.статей. — М., 1959.-Вып.2 С.173-185.

144. Попов А.И. Перигляциальные образования и их генетические типы на севере СССР/ А.И. Попов // Современные проблемы географии: сб.науч. статей. М.,1964. -С.10-17.

145. Попов А.И. Мерзлотные явления в земной коре (криолитология) / А.И.Попов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. - 303 с.

146. Попов А.И. Генетическая система перигляциальных. образований / А.И. Попов // Палеогеография и перигляциальные явления плейстоцена: сб. науч. тр. М.,1975. - С.67-73.

147. Порман С.Р. К вопросу об асимметрии склонов долин юго-востока Татарской АССР / С.Р.Порман // Сб. аспирант, работ Казан, ун-та. Естественные и геогр. науки. Казань, 1974. - С. 97-103.

148. Пряхин А.И. Мерзлотные деформации в третичных и четвертичных отложениях долин рек Камы, Вятки, Белой/ А.И.Пряхин// Материалы Всесоюзн. по изучению четвертичного периода. М.: Изд-во АН СССР, 1961. -Т.2.-С.221-226.

149. Равский Э.И. Осадконакопление и климат внутренней Азии в антропогене/ Э.И. Равский. -М.: Наука, 1972. 335 с.

150. Развитие рельефа и его устойчивость / С.М.Александров, С.К.Горелов, С.С.Коржуев и др. -М.: Наука, 1993. 187 с.

151. Рельеф Земли. Морфоструктура и морфоскульптура. — М.: Наука, 1967. — 331 с.

152. Рельеф среды жизни человека (Экологическая геоморфология)/ Э.А.Лихачева, Д.А.Тимофеев. -М.: Медиа-Пресс, 2002.- 640 с.

153. Рождественский А.П. К вопросу об асимметрии склонов речных долин северо-западной части Башкирии / А.П.Рождественский // Вопр. геоморфологии и геологии Башкирии.- Уфа, 1957.- Сб.1.- С.5 16.

154. Рождественский А.П. Новейшая тектоника и развитие рельефа Южного Приуралья / А.П.Рождественский. М.: Наука, 1971. - 304 с.

155. Романовский H.H. К вопросу о формировании сингенетических трещинно-жильных льдов / Н.Н.Романовский // Гляциологические исследования в период МГГ. М.: Изд-во АН СССР, 1959. - С.83-86.

156. Романовский H.H. Влияние температурного режима горных пород на морозобойное трещинообразования и развития полигонально-жильных форм / Н.Н.Романовский // Мерзлотные исследования. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970.-Вып. 10.-С.164-192.

157. Романовский H.H. Закономерности развития полигонально-жильных образований и использование их для палеогеографических реконструкций / H.H. Романовский // Палеокриология в четвертичной стратиграфии и палеогеографии. М., 1973.- С.50 -59.

158. Романовский H.H. Формирование полигонально-жильных структур / Н.Н.Романовский. Новосибирск: Наука, 1977. -214 с.

159. Рябченков A.C. Следы многолетней мерзлоты ледникового периода в бассейне Верхнего Дона / А.С.Рябченков// Тр. ВСЕГИНГЕО, сб. 18. М.: Госгеолтехиздат, 1959. - С.146-153.

160. Селиверстов Ю.П. Основные проблемы и направления развития инженерной географии в СССР / Ю.П.Селиверстов// Инженерная география. М.: МФРГО, 1989. - С.3-15.

161. Сементовский В.Н. Закономерности морфологии платформенного рельефа / В.Н.Сементовский. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1963. 170с.

162. Сиднев A.B. Переуглубленные долины бассейна рек Белой и Камы в плиоцене и плейстоцене/ A.B. Сиднев // Возраст и генезис переуглублений на шельфах и история речных долин.- М., 1984.- С. 103-110.

163. Сиднев A.B. История развития . гидрографической сети плиоцена в Предуралья / А.В.Сиднев. М.: Наука, 1985. - 221 с.

164. Симонов Ю.Г. Геоморфология и проблемы изучения окружающей среды / Ю.Г.Симонов, Д.А.Тимофеев// Изв. АН СССР. Сер. 5, География. 1989. -№4. - С.8-15.

165. Симонов Ю.Г. Эколого-геоморфологический анализ. Концепция и главные задачи / Ю.Г. Симонов // Эколого-геоморфологические исследования. -М.: Изд-во-Моск. ун-та, 1995. С.87-92.

166. Симонов Ю.Г. Морфологический анализ рельефа / Ю.Г. Симонов. — М. — Смоленск.: Изд-во Смолен, гум. ун-та, 1998 272 с.

167. Симонов Ю.Г. Геоморфология. Методология фундаментальных исследований / Ю.Г. Симонов. СПб, 2005,- 427 с.

168. Соболев Д.Н. Польско-Украинская перигляциальная эоловая формация / Д.Н. Соболев// Изв.Укр.отд.геолог.комитета -Киев, 1925.-Вып.6 С.51-78.

169. Солнцев H.A. Снежники как геоморфологический фактор / H.A. Солнцев. -М.: Географгиз, 1949 92 с.

170. Ступишин A.B. Снеговая асимметрия и асимметрия склонов / A.B. Ступишин // Вопр. географии. 1950. - Сб.21. - С. 101-102.

171. Ступишин A.B. Равнинный карст и закономерности его развития напримере Среднего Поволжья / А.В.Ступишин. — Казань: Изд-во Казан. унта, 1967.-291 с.

172. Ступишин>. А.В. Асимметрия? речных долин, ее причинность и геоморфологические: следствия в Среднем Поволжье / А.В.Ступишин // Вопр; геоморфологишПоволжья:г Саратову 1977.-С^4-7.

173. Стурман В;И. Новые данные: о строении; наиболее: высокой террасы рек Среднего; Поволжья / В.И.Стурман, И.В.Глейзер // Проблемы комплексной географии;,—Казань, 1985;—С. 52 —58.

174. Сумгин М:И. Общее мерзлотоведение1 / М.И: Сумгин, С.П. Качурищ Н.И. Толстихин, В.Ф. Тумель. M.-JI.: Изд-во АН СССР, 1940.- 250 с.

175. Суходровский-. В.Л; Особенности^ формирования- склонов в^ области распространения* многолетнемерзлотных горных пород / В. Л. Суходровский // Палеогеография шперигляциальные явления плейстоцена: сб; науч.статей. М;,1975. - С.133-138.

176. Суходровский? В .Л; Экзогенное: рельефообразование в криолитозоне / В .Л. Суходровский. -М.:.Наука,1979;-280 с.

177. Тимофеев Д:А. Терминология денудации и склонов / Д.А. Тимофеев. М.: Наука, 1978-243 с.

178. Тимофеев Д.А. Поверхности выравнивания суши / Д.А. Тимофеев. — М.: Наука, 1979.-270 с.

179. Тимофеев Д.А. Экологическая геоморфология: объект, цели, задачи / Д.А.Тимофеев// Геоморфология. 1991. — №4. - С.3-10.

180. Тупиков Е.В. Новые данные о надпойменных террасах Камы в окрестностях г.Набережные Челны / Е.В.Тупиков // Геоморфология. 2001. Л" 1. — С.67-76.

181. Тутковский П.А Ископаемые пустыни Северного полушария; / П.А. Тутковский.-М., 1910.-373 с. •

182. Тютюнов И.А. Введение в теорию формирования мерзлых: пород / И.Л. Тютюнов. М. : Изд-во АН СССР, 1961. - 192 с.

183. Уошборн A.JI. Мир холода. Геокриологическое исследования / А.Л. Уошборн; пер. с англ. А.Ф.Глазовского. — М.: Прогресс, 1988. -382 с.

184. Федорович Б.А. Мерзлотные образования в степях и пустынях Евразии / Б.А.Федорович // Тр. Комис. по изучению четвертичного периода. — 1962. -№19. С.70-100. ■ V.

185. Хабаков А;В. Об эоловь1х поелетретичнь1х образованиях;Вятской губернии / А.В.Хабаков//Зап. Рос. минерал, об-ва. 1926. -Т.55, вып.2. -С.380-391.

186. Хруцкий C.B. Разновидности склонов в зависимости от их формирования в межледниковых и перигляциальных условиях / C.B. Хруцкий, Э.В.Косцова // ЬСлимат, рельеф и деятельность человека. -М., 1981.- С. 148 -155.

187. Шанцер Е.В. Некоторые данные по стратиграфии четвертичных отложений Среднего Поволжья в связи с вопросом; о погребенных почвах в делювиальных шлейфах / Е.В .Шанцер // Тр. Комис. по изучению четвертичного периода. 1935. - Т.4, вып.2. — С.37 - 59.

188. Шанцер Е.В; Склоновый смыв как фактор морфогенеза и литогенеза суши /Е.В.Шанцер// Генезис и литология континентальных антропогеновых отложений. -М.: Наука, 1965. С.7 -19.

189. Швецов П.Ф. Происхождение и закономерности распространения подземных льдов / П. Ф.Швецов// Вестн. АН СССР.-1956- №3. С. 32-46.

190. Швецов П.Ф. Об экзогенном процессе, называемом нивацией / П.Ф. Швецов, М.М. Корейша // Геоморфология. 1981. - №4. - С.24-30.207.1Цукин Й.С. Общая геоморфология?/ И.С. Щукин. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1960.-615 с.

191. Щукин И.С. О так называемых перигляциальных явлениях / И.С. Щукин // Вестн. Моск.ун-та. Сер.5, География. 1963. — №5. - С.7-13.

192. Шумский П.А! Основы структурного ледоведения / П.А.Шумский. — М.: Наука, 1955.-492 с.

193. Эколого-геоморфологическое картографирование Московской области / Б.А.Новаковский; Ю!.Г.Симонов, Н.И.Тульская. — М.: Научный мир, 2005.-72 с.

194. Яхимович В Л. Плиоцен и плейстоцен Приуралья / B.JI. Яхимович// Основные проблемы изучения четвертичного пери ода.-М., 1965-С. 89 -99.

195. Büdel J; Die klima-morpñologiscHen Zonen der^^ Polarländer. Erdkunde; 1948. -Bd.п. . "'-'.■■

196. Büdel J. Klima-genetische Geomorphologie. Geogr. Rundschau, 1963,15,7 - p. 201-228.

197. Cailleux. A. Eolisations perigliciaires quaternaires au Canada. Biul. perygl. 1973, 18, № 4-p. 81-115. '

198. Dylik I. О periglacjalnym chraktrze zrezby srodkowej Polsci. Acta Geographica Univer. Lodziensis, 4, 1953. -110 s.

199. Dylik I. Elements essentiels de la notion de «periglaciaire». Biul. Peryglacialny, 1964, 14, LTM. - s. 87-97.

200. Jahn A. Zagadnienia strefvperyglacjalnej. Warszawa; 1970: -202's.

201. Tricart J. Climate ef géomorphologie. Cahiers inform, geogr 1953. -№ 2

202. Tricart J. Zagadnienia geomorfologiczne. Warszawa, 1960. - 360 s.

203. Tricart J., Cailleux A. Introduction to climatic geomorphology. London, 1972.-295 p.1. Фондовая литература:

204. Геолого-съемочные работы масштаба 1:50 ООО с общими поисками и геоэкологическими исследованиями (листы N-39-8-B, Г; N-39-9-A, В; N-39-20-Б; N-39-21 -А)/Сунгатуллин Р.Х.,Хазиев М.И. и др.- Казань: Татарстангеология, 2000.

205. Марамчин С.А., Руднев M.JL, Семакин Ю.Г., Соловьев Е.А., Уланов Е.Е.

206. Сводная геологическая карта доплейстоценовых отложений Республики Татарстан масштаба 1:200 000. Пояснительная записка—Казань: ТГРУ, 1997.

207. Отчет об инженерно-геологических изысканий по объекту на территориисанатория «Тарловка».-Казань: КазТИСИЗ, 1972.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.