Полицентризм объединительных тенденций в Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси, ХIII - ХIV вв. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Александров, Дмитрий Николаевич,

  • Александров, Дмитрий Николаевич,
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 398
Александров, Дмитрий Николаевич,. Полицентризм объединительных тенденций в Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси, ХIII - ХIV вв.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2001. 398 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Александров, Дмитрий Николаевич,

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I - Источниковедческий и историографический обзор.

ГЛАВА II -Образование и основные этапы развития Галицко

Волынского княжества в XIII - первой четверти XIV вв.

ГЛАВА III- Киевское и Переяславльское княжество в XIII- XIV вв.

ГЛАВА IV -Черниговское княжество в ХШ-ХГУ вв.

ГЛАВА V - Полоцкое княжество в ХШ-Х1У вв.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Полицентризм объединительных тенденций в Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси, ХIII - ХIV вв.»

Актуальность и степень изученности проблемы исследования

Тема, взятая за основу исследования - раздробленность, централизация Руси - имеет давнюю историографическую традицию. Еще в дореволюционное время отечественная наука обогатилась ценными изысканиями, относящимися к данной области: по Новгородской земле - трудами С.М. Соловьева, Н.И.Костомарова, И.Д. Беляева; по Галицко-Волынской - Д. Зубрицкого, И.Шараневича, Н.П. Дашкевича, A.M. Андрияшева, H.A. Иванова; Рязанской -Д.И. Иловайского; Ростово-Суздальской - Д.А. Корсакова,

A.В.Экземплярского; Чернигово - Северской - П.В. Голубовского, Д.И.Багалея, Р.В. Зотова; Киевской - М.С. Грушевского; Смоленской - П.В.Голубовского; Полоцкой - В.Е. Данилевича; Переяславльской - В.Г.Ляскоронского; Турово-Пинской - М.С. Грушевского.

Известна и работа А.Е. Преснякова: "Образование великорусского государства" и др.

В центре внимания названных авторов оказывалась Северо - Восточная Русь, заметное место уделялось также истории Новгорода.

Из дореволюционных историков только Д.И. Иловайский и А.Е. Пресняков допускали мысль, что в рамках Северо - Восточной Руси было несколько центров объединения: Суздальско-Нижегородское, Тверское и Рязанское. М.К.Любавский допускал, что политика литовских князей носила объединительный характер.

Имена советских исследователей: Б.Д. Грекова, И.Б. Грекова, М.Н.Тихомирова, JI.B. Черепнина, В.Т. Пашуто, Б.А. Рыбакова, А.Н.Сахарова,

B.JI. Янина, Я.Н. Щапова, JI.B. Милова, A.A. Зимина, О.М. Рапова, А.И.Рогова, В.Б. Кобрина, В.В. Мавродина, И.Я.Фроянова, Ю.А. Лимонова, М.Б. Свердлова, Ю.Г. Алексеева, А.Г. Кузьмина, А.К. Зайцева,

A.Ю.Дворниченко, В.А. Кучкина, Б.Н. Флори, А.А. Горского, Б.М. Клосса,

B.В. Каргалова, С.М.Каштанова, С.В.Думина и других, а также исследователей украинской исторической школы составили целую эпоху в развитии исторической мысли, изучающей многие аспекты жизни Древней и Средневековой Руси, в том числе политическую историю русских княжеств.

Но лишь И.Б. Греков, А.Н. Сахаров и C.B. Думин в своих работах рассматривают историю Руси в целом без отрывочного рассмотрения земель Северо - Восточной Руси от других и говорят о двух объединительных потоках - "московском" и "литовском".1

Традиционно период раздробленности, а также начала централизаторских процессов трактуется как время возвышения Владимиро-Суздальского княжества, передавшего эстафету Московскому княжеству, которое возглавило объединительную политику русских земель.

Причем, Б.Д. Греков и его последователи М.Н. Тихомиров и Л.В.Черепнин исследовали теоретические и методологические аспекты причин раздробленности, возвышения Москвы, самой централизации, исключительно с социально-экономической точки зрения. С тех пор, традиция в основном не менялась.

И здесь следует отметить одну особенность: Концепция Б.Д. Грекова, оказавшая решающее влияние на М.Н. Тихомирова и JI.B. Черепнина, складывалась в обстановке оживленной полемики и дискуссий, имевших место в 30-е годы XX в.

Прения вращались преимущественно вокруг проблем рабовладения, феодализма, причин возникновения раздробленности, начала централизации и возвышения Москвы, этапов развития Российского централизованного

История внешней политики России. Конец XV-XVII век. М., 1999.(А.Н. Сахаров и другие), с.86; Греков И.Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV-XVIbb. M., 1963, с.53; Думин C.B. Другая Русь ( Великое княжество Литовское и Русское) // История отечества. М., 1991. государства. Что касается проблем "региональной истории", то они оставались как бы в тени, в стороне от конструктивных решений.

При этом Б.Д. Греков, как отметил Я.С. Лурье, выводил конкретные факты древнерусской и средневековой истории из "общего хода развития"1.

На построения Б.Д. Грекова, М.Н. Тихомирова и Л.В. Черепнина сильное влияние оказала т. н. теория особой роли Владимиро-Суздальского и Московского княжеств в истории России, в результате чего живой исторический процесс подменялся цепью логических постулатов. Вся "теория" раздробленности и централизации проистекала из общих воззрений Б.Д.Грекова на феодализм как на систему социально-экономических отношений и социально-политических отношений, которые развивались по следующей схеме:

1) Образование и развитие раннефеодальных отношений в рамках Киевской Руси;

2) Распад Киевской Руси и феодальная раздробленность;

3) Объединение русских земель вокруг Москвы. Эта схема нашла немало сторонников и стала крайне популярной в советской историографии.

Даже известный историк В.Т. Пашуто, посвятивший две свои фундаментальные монографии региональной истории2, отвечая на вопрос: можно, ли оценивать Литовско - Русское государство наряду с Московским княжеством как равнозначный потенциальный центр объединения русских земель, говорил, что нельзя отождествлять политику Дмитрия Донского и Ольгерда Гедиминовича Литовского, поскольку Ольгерд был не объединителем, а разорителем русских земель и выразителем экспансии

1 Лурье Я. С. Критика источника и вероятность известия // Культура Древней Руси. М. 1966, с. 123.

2 Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко - Волынской Руси. М., 1950; Образование Литовского государства. М., 1958. молодого Литовского государства, а русские земли, вошедшие в состав Литвы, "попали под ее власть", тяготели к Великороссйи.1

Но в начале 60-х годов XX в. появилась монография И.Б. Грекова, в которой говорилось о наличии двух централизованных государств в Восточной Европе: л

Московского и Литовско - Русского. Вскоре отечественная историография пополнилась новыми работами И.Б.Грекова, где развивался ранее высказанный тезис о наличии двух централизованных государств на территории Восточной Европы - Московского и Литовско - Русского3, также работой Председателя историко-родословного общества в г. Москве, воссоздателя дореволюционных генеалогических традиций C.B. Думина4.

Дальнейшее развитие этот взгляд нашел в недавно вышедшей работе известного российского историка А.Н. Сахарова, который сравнил политику литовских князей по объединению русских земель с деятельностью киевских князей по образованию Киевской Руси и на основе проведенного сравнительного анализа показал, что не только московские, тверские, литовские князья вели объединительную политику русских земель. Такую же политику вели и князья в рамках одного или нескольких княжеств. (Например, Брянские князья вели объединительную политику5 ). Последнее обстоятельство крайне важно, ибо заставляет нас по-другому взглянуть на сам процесс централизации. Все это приобретает актуальное политическое звучание и в наши дни, поскольку, как и тогда, сегодня остро встает вопрос об интеграции восточнославянских земель.

1 Пашуто В.Т., Флоря Б.Н., Хорошкевич A.JI. Древнерусское наследие и исторические судьбы Восточного славянства. М., 1982, с. 27-28.

На то, что В.Т. Пашуто придерживался «московскоцентричного подхода», указывает и А.Н. Сахаров. - См.: История внешней политики России. Конец XV- XVII век. М., 1999, с. 86.

2 Греков И.Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV-XVI вв. М., 1963, с. 53.

3 Греков И. Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды. М., 1975.

4 Думин C.B. Другая Русь (Великое княжество Литовское и Русское) //История отечества. М., 1991.

5 История внешней политики России (А.Н. Сахаров и другие). М., 1999, с.86.

Таким образом, на наш взгляд, назрела необходимость еще раз вернуться к обсуждению проблем раздробленности и централизации русских земель и на основе анализа источникового материала, развивая тезис А.Н. Сахарова об образовании в Восточной Европе нескольких централизованных государств, показать, что на Руси имела место "региональная централизация".(В рамках каждого региона, состоявшего, как правило, из нескольких княжеств), которая шла в XIII-XIV вв. вокруг шести региональных центров. Решение этого вопроса позволит по-новому осветить процесс централизации на Руси в XIII-XIV вв.

Методологическая основа исследования. Известно, что до начала 90-х г. XX в. методология истории, как и всех гуманитарных наук находилась в застывшем состоянии. Все было принято объяснять марксистской методологией, которая заключалась в анализе истории общества как процесса возникновения, развития и смены общественно-экономических формаций. Причем, основным принципом марксистской методологии был классовый подход к анализу общественно-экономических явлений. Признание социально-экономического фактора решающим в анализе любого исторического явления пронизывало всю марксистскую методологию.

Марксистская методология включала следующие конкретные методы познания: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-структурный, историко-типологический.

Своеобразным было "марксистское источниковедение".

Общеизвестно, что основными источниками по истории Руси до начала XV века были летописи.

Советскими источниковедами была разработана методология анализа летописных текстов на основе трудов основателя "летописного источниковедения" академика A.A. Шахматова.

Важнейший вывод A.A. Шахматова заключался в том, что "рукой летописца водили не отвлеченные представления об истине, а мирские страсти и 7 политические интересы". Все летописи были разделены на так называемые своды.

Последователи A.A. Шахматова советские источниковеды М.Д. Приселков, A.A. Насонов, Я.С. Лурье ввели в широкий научный оборот понятия ранний и поздний источник. Если источник отставал от времени описываемых событий на два столетия, то он считался "поздним" и не совсем достоверным для реконструкции событий. Подобные методы прочтения "летописных текстов" полностью отвечали общей марксистской методологии исследования: всюду выявлять истинные замыслы творцов тех или иных произведений. Обозначалось исключительно "текстологичное" прочтение летописных текстов.

Довлеющее значение общих принципов марксистской методологии не позволяло в достаточной степени развиваться конкретно-историческим методам: историко-генетическому, историко-сравнительному, историко-структурному, историко-типологическому.

Однако, в начале 90-х г. XX в. в российском обществе произошли глубокие изменения, позволившие отбросить догматические установки прошлого. Качественные социально-экономические и политические перемены вызвалй подъем исторического самосознания нашего народа.

В 1993 г. отделение Истории Российской Академии наук обосновало свою позицию по методологии истории: «При изучении тех или иных явлений исторического развития интегрировать самые различные методологические, теоретические подходы таким образом, чтобы они давали возможность углубить анализ тех или иных явлений исторического развития»1. Эта объективная позиция ведущих ученых-историков постепенно овладевает всей исторической наукой.

Следует отметить, что еще в "советское время" Б.А. Рыбаков в своих работах подчеркивал: " Процесс анализа летописных текстов не может

1 В Президиуме РАН. Обсуждение работы отделения Истории РАН// Новая и новейшая история. 1993, № 2. заниматься в рамках одной текстологии, без постоянного учета сложной и быстро меняющейся исторической обстановки без непрестанного сопоставления с конкретными условиями, без учета взаимодействия князей, городов, летописцев"1.

Принципы, сформулированные академиком Б.А. Рыбаковым, а также отделением истории в целом, позволяют расширить исследовательский кругозор и отказаться от местного деления летописных памятников на ранние и поздние, и "шахматовского членения" источников на ранние и поздние.

Самые ранние летописные памятники сохранились в списках ХШ-Х1У вв. Между тем, эти летописи описывают события, происходившие в IX, X, XI вв. Следовательно, можно признать упомянутые события, происходившие в Древнерусском государстве, малодостоверными, поскольку со времени описываемых событий прошло как минимум два столетия.

Следовательно, понятия: "ранние", "поздние" летописные источники следует признать чисто условными и в общем ошибочными. Содержание достоверной информации в так называемых поздних летописных источниках, а именно в Иоакимовской летописи, дошедшей только в рукописях В.Н. Татищева ХУШв., доказал еще академик В.Л. Янин, сопоставивший свидетельства Иоакимовской летописи с данными других источников.

Исследователями истории летописания были обнаружены и недостоверные известия в летописях ХУ-ХУ1 вв.

С другой стороны, ряд свидетельств "Повести временных лет" и летописей XII в. также противоречат исторической реальности своего времени. Недостоверная информация может содержаться как в ранних, так и в поздних летописях. То же относится и к достоверной информации летописных памятников.

1 Рыбаков Б.А. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972, с.72 9

Таким образом, методологической основой данной работы является метод "исторического плюралистического анализа летописей"1, который I предполагает отказ от одного из основных принципов академика А.А.Шахматова и его последователей: определение достоверности летописного источника исключительно в зависимости от его раннего или позднего происхождения. Автором диссертационного исследования вводится в широкий научный оборот метод геополитического сравнения, впервые в исторической науке примененный доктором исторических наук И.Б. Грековым.

Метод геополитического сравнения заключается в анализе взаимодействия между странами и учете опосредованного влияния происходящего в одной из них на положение дел и развитие другой.

Особенно актуальным метод геополитического анализа становится при изучении политической истории и объединительных тенденций в Галицко у

Волынском княжестве. В тоже время комплексный подход к проблеме, однако, отнюдь не требует догматической приверженности к какому-либо одному методу исследования или единственно верной теоретической концепции. В отечественной исторической науке утверждается плюрализм, под которым понимается право и обязанность исследователя интегрировать самые различные теоретические подходы, дающие возможность углубить анализ явлений исторического развития.

Новизна исследования. В настоящее время выделяют следующие периоды в истории русских земель ХП-ХУ вв.: Начало раздробленности; Монгольское нашествие; Возвышение Москвы; У истоков самодержавия.2

Еще более радикальным отходом от общепринятых норм является периодизация истории Руси, изложенная в работе А.Л.Юрганова и Л.А.Кацвы «История России VIII-XV вв.» М., 1997: Княжеские усобицы во второй половине XI- начале XII в. Переход Руси к политической раздробленности;

1 Формулировка данного метода вводится автором настоящих строк впервые.

2 Скрынников Р.Г. История российская 1Х-ХУИ вв. М., 1997, с.З.

10

Северо - Восточная Русь в XII в.; Юго-Западная Русь в XII- начале XIII в.; Русские земли накануне монгольского вторжения; Литва и Русь в конце XIV-началеХУв.1

В то же время следует отметить, что в учебнике по Истории СССР с древнейших времен до конца XVII в.( М., 1983), написанном на базе достижений советской историографии: а именно на основе трудов Б.Д.Грекова, М.Н. Тихомирова, Л.Н. Черепнина, В.Т. Пашуто, говорится о трех наиболее сильных княжествах в "домонгольский период": Владимиро - Суздальском (или Ростово-Суздальском), Галицко - Волынском, Новгородской феодальной республике. Позднее происходит монголо-татарское нашествие, земли Южной Руси (и часть Юго-Западной Руси) приходят в запустение и начинается процесс объединения русских земель на Северо - Востоке Руси вокруг Москвы. Подобные утверждения мы встречаем в издании, которое должно опираться на последние достижения исторической науки, а не игнорировать их.2 Такие утверждения можно встретить и в последних изданиях для высшей школы.3

Обобщающие академические и фундаментальные издания (Очерки по истории СССР) и фундаментальные пронизаны одной схемой:

Началась раздробленность, выделились три наиболее сильные княжества: Владимиро-Суздальское, Галицко - Волынское, Новгородское. Киевское княжество главенствующей роли уже не играло, центр политической жизни сместился уже на Северо - Восток Руси. Произошло монголо-татарское нашествие и, примерно, через 50 лет на Северо - Востоке Руси начался "исторический процесс" объединения русских земель вокруг Москвы, складывание великой Московии - великого княжества, основы централизованного русского государства.

1 Юрганов А. Л., Кацва Л.Я. История России УШ-ХУв. М, 1997, с. 238.

2 История СССР с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1983, с.95-150.

3 История России с древнейших времен до 1861 года. (Н.И. Павленко, И.А. Андреев, В.Б.Кобрин, В.А. Федоров). М., 1996; История России с древнейших времен до 1917. (Ю.И.Савельев, В.А. Федоров и др.).М., 1998.

Таким образом, мы имеем дело с "владимиро-московско-центричным" рассмотрением отечественной истории. Подобный "центризм", но уже применительно к своей республике наблюдается в трудах украинских, белорусских и литовских историков.

Цель настоящей работы заключалась в том, чтобы отойти от какого-либо "центризма" при изучении истории русских земель указанного региона XIII-XIV вв.

Исследуя княжества указанного региона, мы отказались от принципа моноцентризма (наличие только одного центра объединения русских земель), декларируемого в трудах Б.Д. Грекова, М.Н. Тихомирова, Л.В.Черепнина, В.Т.Пашуто, а также от явно устаревшей марксистской трактовки объединения, которая заключалась в том, что: Во-первых, объединительный процесс может считаться таковым, если он привел к возникновению крупных монархий, исторически стабильных и долговременных, образование которых было обусловлено определенным развитием экономики, торговли, финансов, социальной перестройкой общества, ликвидацией отношений вассалитета -сюзеренитета, усилением централизирующей монархической власти, созданием на местах подчиненного ей бюрократического аппарата, подавлением властных структур, появлением отношений подданства, а не одним расширением территории. (Так полагают современные последователи грековско-черепнинского направления A.A. Горский, H.A. Горская, Б.Н.Флоря). По их мнению, получается, что процесс объединения русских земель вокруг Москвы должен был завершиться успешно и уже в XIV в. на Северо - Востоке Руси могли наблюдаться вышеперечисленные явления: Создание крупных стабильных монархий и т.д.

Диссертант руководствовался теми методологическими принципами, которые были сформулированы в фундаментальных исследованиях доктора исторических наук И.Б. Грекова1 и члена-корреспондента Российской У

Академии наук, профессора А.Н. Сахарова .

И.Б. Греков и А.Н. Сахаров указывают на возможность образования на базе земель Киевской Руси двух восточнославянских государств: Литовско -Русского и Московского. При этом А.Н. Сахаров говорит о литовско-русском характере государства, которое часто называют Великим княжеством Литовским.

Анализ истории княжеств Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси, проведенный в ходе нашего исследования, привел к следующим выводам: в "предмонгольское время" (т.е. в первые три десятилетия XIII в.) происходит борьба черниговских и галицко-волынских князей за доминирование в Южной, Юго-Западной и частично Западной Руси; в этом регионе ощущается потребность создания сильного великокняжеского центра, полностью подавляющего автономные образования (удельные княжества). Монголо-татарское нашествие, а затем установление золотоордынского ига позволило добиться доминирования галицко-волынским князьям. Черниговские князья оказались сильно ослабленными, а княжество раздробленным. К 70 годам XIII в. на территории Черниговского княжества образовался сильный княжеский центр Брянск, который начал притягивать другие земли раздробленного княжества. В то же время происходил процесс сближения полоцких и литовских князей, который завершился формированием Литовско - Русского государства.

Между тем доктор исторических наук В.А. Кучкин показал, что во второй половине ХШ-Х1У вв. в другом регионе Руси - на Северо - Востоке происходили следующие процессы:

1 Греков И. Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды (на рубеже Х1У-ХУ вв.), М., 1975.

2 Сахаров А.Н. История внешней политики России. Конец ХУ-ХУИ век. М., 1999.

В XIV в. в развитии территорий княжеств Северо - Восточной Руси происходят два противоположных процесса. С одной стороны, усиливается тенденция к объединению земель.центростремительная тенденция выражается в расширении территории великого княжества Владимирского, в стремлении тверских и московских князей, занимавших владимирский великокняжеский стол, к увеличению своих владений.

С другой стороны, продолжается процесс феодального дробления территории княжеств.

Консолидация к концу XIV в. значительной части территории СевероВосточной Руси в руках одного князя и одной княжеской линии была громадным шагом вперед на пути создания единого Русского государства."1

Как бы то ни был о на основе богатого фактического материала В.А.Кучкин выделяет вторую половину ХШ-Х1У вв. как эпоху консолидации территории вокруг одной княжеской линии, которая представляет первый этап централизации на северо-востоке Руси. Об общерусских претензиях, по мнению В.А. Кучкина, тверских или московских князей в указанный промежуток времени не могло быть и речи.

Детально анализируя события, происходившие в Северо - Восточной Руси, В.А. Кучкин более не выделяет ни одного признака централизованного государства. Между тем, в исследуемых княжествах происходили аналогичные процессы:

На протяжении XIII века в каждом изучаемом историко-географическом регионе образовался свой центр консолидации территории и укрепления великокняжеской власти.

1. Для Юго-Западной Руси - Галич.

2. Для Юго-Восточной Руси - Брянск.

1 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо - Восточной Руси в XXIV вв. М., 1984, с. 316-317.

Южная Русь, включавшая территорию Киевского княжества и часть бывшего Переяславльского княжества (другую часть Переяславльского княжества с 40-х г. XIII в., как свидетельствует И. Плано-Карпини, занимали ордынцы), стала ареной борьбы между галицко-волынскими и чернигово-брянскими князьями.

3. Для Западной Руси - Литовско - Русское государство.

Причем, как показывает анализ источников, во второй половине XIII в. -первой половине XIV в. у всех перечисленных князей отсутствовали общерусские политические амбиции.

Следовательно, возможно новое понимание процесса централизации.

В исследуемых нами историко-географических регионах русских земель во второй половине XIII - первой половине XIV в. происходит консолидация княжеских линий соответственно и образование нескольких центров консолидации великокняжеской власти, способной начать наступление на автономные образования. (Один из них (Галич) в силу большого воздействия внешнеполитического фактора оказывается недолговечным и Галицко -Волынское княжество под ударами сильных соседей (Польши, Венгрии) в первой половине XIV века прекращает свое существование).

Для рассматриваемой эпохи мы вправе ввести в научный оборот новый термин: "региональная централизация", которая заключалась в образовании в каждом историко-географическом регионе своего центра концентрации великокняжеской власти, стремившейся к расширению территории за счет ликвидации удельных княжеств и присоединения соседних княжеств. Позднее начиналось соперничество уже между возникшими центрами концентрации великокняжеской власти и средоточение территории в руках одной княжеской линии.

Процесс "региональной централизации" примерно к концу XIV в.завершается концентрацией территории Южной, части Юго-Западной, Юго

Восточной и Западной Руси в руках литовско-русских князей. Следует

15 отметить, что на объединительный характер политики литовско-русеких князей указывает А.Н. Сахаров: задолго до того, как Ольгерд в середине XIV в. повел решающую борьбу с Москвой, Литовско - Русское государство в послемонгольский период уже проводило политику объединения русских земель (на условиях договорного вассалитета, добровольного вхождения, подчинения, завоевания и.т.д.), что во многом напоминало политику великих киевских князей Х-Х1 вв. по созданию Древнерусского государства, в состав которого вошли и балтские народы.»1

Таким образом, автор отказывается от общепринятой терминологии для указанного времени: объединение русских земель вокруг Москвы, возвышение Москвы и т.д. и полагает, что вторую половину ХШ-ХР/ вв. следует оценить как время "региональной централизации", характеризующейся отсутствием общерусских политических амбиций.

По нашему мнению, в середине XIII в. крупные изменения произошли в Черниговском княжестве. Черниговское княжество как единая политическая единица прекратило свое существование. Возникло два княжества: Чернигово-Брянское и Курское. Курское княжество, ставшее правопреемником Новгород -Северского княжества (территория самого Новгород -Северского княжества была разделена между чернигово-брянскими и курскими князьями), в свою очередь, включало Рыльский, Воргольский, Липецкий уделы. Во второй половине XIII века началось усиление Чернигово-Брянского княжества. Особенно выделяется деятельность черниговского великого князя Романа Михайловича, направленная на создание в рамках бывшего Черниговского княжества сильной великокняжеской власти; в Полоцкой земле деятельность князя Товтивилла, литовца по происхождению, преследовала цель создать сильный оплот великокняжеской власти в Западной Руси; деятельность Сахаров А.Н. Указ. соч., с. 86. сыновей Игоря Святославича в Юго-Западной Руси заключалась в нахождении путей восстановления Галицко - Волынского княжества.

Источниковая база включает разнообразные по характеру, происхождению и времени их фиксации источники и является достаточно широкой.

Во-первых, были изучены летописи, хроники, эпос, синодики, жития и др. виды источников.

Во-вторых, привлекались иностранные источники. Последнее оказалось возможным благодаря тому, что Русь в рассматриваемый период находилась как бы на стыке различных цивилизаций, на "перекрестке" этнических и культурных взаимовлияний.

Основой исследования явились прежде всего летописи. В частности, Лаврентьевская и Ипатьевская летописи. Большое значение имела Новгородская летописная традиция, особенно Новгородская I летопись (два sn извода). К Новгородской традиции относится также Новгородская IV, V-я, Софийская 1-я летописи. Общепризнанно, что Софийская 1-я и Новгородская IV-я летописи составили единый свод 1448 г.(или свод 1446 г.)

Известна летопись Авраамки, написанная в Смоленске в первой половине

XV в.

Крайне важна Тверская летописная традиция, к которой относится Рогожский летописец (сер. XV в., единственный список этого времени определяет большую ценность этого источника). Из летописей и сводов XVb. следует отметить краткий летописный свод, т.н. "Летописец Переяславля -Суздальского", свод 1472 г., по мнению A.A. Шахматова, отразившийся в первой редакции Вологодско-Пермской летописи (конец XV- первая половина

XVI в.), московские великокняжеские своды.

Из белорусско-литовских летописей XV-XVI вв. в работе использовался свод, составленный в 1446 г. и дошедший в нескольких редакциях (Супрасльской, Никифоровской и др.), а также летописи Красинского, Рачинского и т.д.

Привлекались и данные летописей в.: Тверской, Устюжского летописного свода, Никоновской, Воскресенской.

Поздние письменные источники несут в себе черты творчества их составителей, следы публицистического влияния. Тем не менее, они содержат ряд уникальных известий по русской истории ХШ-Х1У вв. Некоторые из них, вероятно, являются результатом домысливаний летописца, появление других однозначно определить сложно.

В работе подобные сведения привлекались лишь в качестве дополнительного материала, с помощью которого можно выявить генезис тех или иных историографических концепций.(Например, "Сказание о князьях Владимирских".)

Помимо летописных источников в работе была привлечена также агиографическая литература: жития и сказания. Житийная литература, прежде всего, "Житие Довмонта", псковского князя, правившего во второй половине ХИТв., несет черты публицистичности и в качестве источника по конкретной, событийной истории ХШ-Х1У вв. может выступать лишь условно.

Поэтому житийная литература также привлекалась в качестве дополнительного источникового материала.

То же можно сказать и о различного рода "церковных сказаниях". Например, "Сказание о свенском монастыре", в котором упоминается черниговский великий князь Роман Михайлович.

Важным источником, созданным в пределах церкви, являются Синодики.

В XIX в. известным русским историком Н.Д. Квашниным - Самариным был опубликован и проанализирован Любецкий синодик.1 л

Этот источник был уже детально проанализирован Р.В. Зотовым.

1 Чтение в Императорском обществе истории и древностей Российских. 1873, кн. 4.

2 Зотов Р.В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о Черниговском княжестве в татарское время. СПб.,1892, с.24-29.

Синодик уникален тем, что во-первых, в нем записаны все князья, непосредственно правившие в Чернигове, начиная с первого самостоятельного князя - сына Владимира Святого - Мстислава Владимировича и тем более ценно, что в Синодике приводятся имена князей, правивших в Чернигове с 1246 г. по 1400 г., отсутствующие во всех других источниках, еще с титулом: "Великий Черниговский князь".

Во-вторых, в Синодике также упомянуты князья удельных центров Черниговской земли: Новгород - Северского, Курска, Путивля, Трубчевска, Глухова, Новосиля, Тарусы, Оболенска, Карачева, Козельска, что также привносит новое в изучение удельно-княжеской генеалогии.

Многие трактовки статей синодика, сделанные Р.В. Зотовым, в силу скудной источниковой базы, нуждаются в коррективах, тем более, что в настоящее время найдены еще несколько синодиков, в которых приводятся списки черниговских князей.

Синодики донесли до нас генеалогическую информацию и в этом состоит их главное научное значение. Генеалогия в Синодике, с одной стороны, является всегда в "летописных источниках" главным компонентом в процессе описания событий, так как за основу повествования берутся дела конкретных людей, связанных между собой какими-то родственными или свойственными узами. С другой стороны, родовые отношения в синодике имеют большое значение, поскольку князь упоминается не обособленно, а является своего рода.

Недаром в синодике достаточно часто упоминается князь вместе со своим сыном или говорится, чьим был сыном (в некоторых случаях, даже внуком) этот князь. Информация синодиков, во многих случаях дает возможность реконструировать политическую историю Черниговского княжества и его уделов во второй половине XIII- первой половине XIV вв.

Следующей группой источников, несущих чисто генеалогическую информацию, являются родословные книги XV-XVI вв.

По этому поводу авторитетный исследователь родословных книг в России М.Е. Бычкова отметила:

Родословные документы позволяют проследить, как генеалогическим путем объединялись отдельные семьи, ведущие свое происхождение от общего предка, но чье служебное положение в России было различным."1

Наиболее ранним источником, содержащим длинные генеалогические перечни, является рукописный сборник начала XVI в., составителем которого был Дионисий Звенигородский. Родословная князей помещена в середину сборника.

Для данной темы очень важен перечень потомков Михаила Всеволодовича Черниговского и уделов, закрепленных за ними. Другая часть родословного перечня, "Начало русских князей", включает в себя короткое описание княжеских ветвей, происходивших от Михаила Всеволодовича, и, что особенно важно, называет преемника Михаила Всеволодовича на Черниговском престоле - его сына Романа.

Вслед за "Дионисеевым сборником", источником является наиболее ранняя редакция родословных книг, датируемая 40-ми годами XVI в. К ней относятся три списка:

Белявский I, Воскресенская I (в составе летописных сборников) и Уваровский I (в сборнике с тысячной книгой 1550 г. и родословными документами). Родословная книга времени правления Ивана Грозного (патриаршая редакция родословных книг) повторяет все предшествующие данные.

Необходимо отметить, что отрывки родословных книг дошли также в известных летописях XVI в. - Воскресенской и Никоновской, а также в Степенной книге. В данных родословных отрывках, в основном, речь идет о генеалогии полоцких и черниговских князей.

Вторым по значению в серии церковных источников являются «жития». Важным источником по истории Полоцкой земли является Житие Довмонта, псковского князя, правившего во второй половине XIII в. В житии подробно

1 Бычкова М.Е. Состав класса феодалов России в XVI в. М., 1986, с.44.

20 пересказывается история борьбы псковского князя Довмонта с литовским князем Герденем, в которой были задействованы полоцкие князья.1

За XIII в. известны две грамоты: Духовная грамота владимиро-волынского князя Владимира Васильковича (ок. 1287 г.) и Уставная грамота владимиро-волынского князя Мстислава Даниловича.2

Первая грамота позволяет изучить внутриполитическую историю Галицко-Волынской земли. Прежде всего, именно этот документ дает возможность ответить на вопрос: почему "Даниловичам" снова удалось сконцентрировать в своих руках власть над Юго-Западной Русью.

Уставная грамота Мстислава Даниловича (1289 г.) позволяет выяснить границы Владимиро - Волынского княжества в 80-е годы XIII в. Особенно полезной с точки зрения выделенных приоритетов в данном исследовании оказался актовый материал Галицко - Волынского княжества первой, половины XIV века. Введение в научный оборот этого материала и позволило восстановить хронологию правления галицко-волынских князей, начиная с 1316 г., историю княжеской власти в регионе, внешнеполитическую ориентацию галицко-волынских князей в рассматриваемый промежуток времени.

За первую четверть XIV века (до 1330 г.) известны следующие документы: обращение к галицко-волынским князьям Андрею и Льву Юрьевичам от 3 февраля 1317 г., грамота князя Андрея Юрьевича к городам Кракову и Торну от 27 августа 1320 г., грамота Болеслава Георгия из Владимира к магистру у

Ливонского ордена от 9 марта 1327 г.

Письмо папы римского Иннокентия XXII из Авиньона, обращенное к галицко-волынским князьям Андрею и Льву, сообщает под 1317 г. о княжении только во Владимиро - Волынском двух князей Андрея и Льва, что, в свою

1 Охотникова В.И. Повести о Довмонте. М., 1985,с.189.

2 Материалы по истории СССР. М., 1987, с.35-36.

3 Болеслав-Юрий II, Князь Всея Малой Руси. Сб. материалов и исследований. СПб., 1907, с. 149-163. очередь, позволяет говорить о перенесении центра Юго-Западной Руси из Галича во Владимир - Волынский. Последующая грамота от 27 августа 1320 г. говорит о правлении во Владимире-Волынском только одного Андрея, поскольку в начале грамоты стоит следующее обращение: "Andreas dux ladomiriensis et dominus terrae Russiae".1

Грамота как в Краков, так и в Торунь показывает стремление владимиро-волынского князя Андрея Юрьевича поддерживать хорошие отношения с соседней Польшей.2

Письмо польского короля Владислава Локотека к папе Иоанну XXII от 21 мая 1323 г. сообщает о смерти галицко-волынских князей и о татарской угрозе Юго-Западному краю.3 Послание рижского архиепископа к смоленскому великому князю Федору говорит о наместничестве в Смоленске около 1293 г. брянского князя.4

Документ свидетельствует о значительной роли брянского князя в смоленско-полоцких отношениях.

Грамоты полоцких князей Изяслава, Герденя, витебского князя Михаила Константиновича представляют уникальные данные по истории Полоцкой земли второй половины XIII в.5

Только эти грамоты позволяют судить о многих конкретных событиях, происходивших в Полоцкой земле. Грамота князя Изяслава (1264/65) свидетельствует о княжении в Полоцке в середине 60-х годов XIII века представителя местной династии и о тесных взаимоотношениях Изяслава Полоцкого с Войшелком Литовским. Грамота витебского князя Михаила Константиновича является единственным источником по истории Витебского княжества в конце XIII - начале XIV вв. Грамоты полоцких князей второй половины XIII в. и грамоты галицко-волынских князей первой четверти XIV в.

1 Там же, с.151.

2 Там же, с. 151.

3 Там же, с. 151-152.

4 Голубовский П.В. История Смоленской земли до начала XV в. Киев, 1895.

5 Полоцкие грамоты XIII-XVI вв. (Сост. A.JI. Хорошкевич). М., 1977, вып.1.

22 являются единственным источником, сообщающим имена полоцких и галицко-волынских князей за соответствующий период.

В отдельную группу выделяются иностранные источники. "Хроника Генриха Латвийского" - важный источник для восстановления истории смоленско-немецких отношений в первой четверти XIII в. М.Н. Тихомиров отмечал, что "Хроника Генриха Латвийского" занимает в средневековой историографии одно из первых мест, являясь одновременно и важнейшим источником для изучения ранней истории прибалтийских народов.

Написанная очевидцем и участником событий, "Хроника" отличается большой точностью и подробностью содержания, хотя симпатия автора целиком - на стороне Ливонского ордена.

Хроника Генриха Латвийского" состоит из четырех книг. Первые две книги, очень небольшие по размеру, посвящены описанию истории деятельности двух первых немецких епископов в Прибалтике - Мейнарда и Бертольда. В "Хронике" содержатся некоторые сведения о смоленско-ливонских отношениях первой четверти XIII в.1

Источником польского происхождения является Хроника польского историка XV в. Я. Длугоша. Она была написана в 60-80 гг. XV в. Я. Длугош приводит ряд важных сообщений по истории Смоленского и Черниговского княжеств первой четверти XIII в. Однако, необходимо отметить, что многие датировки Я. Длугоша вызывают сомнение 2 и нуждаются в существенных уточнениях.

Произведение итальянского миссионера Иоанна де Плано-Карпини "История монголов", созданное в конце 40-х - начале 50-х годов XIII в., содержит ряд сообщений, имеющих неоценимое значение для истории Черниговского княжества. (Путь итальянского миссионера проходил через территорию Киевского и Черниговского княжеств.)3 Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. М.-Л.,1938.Славянские хроники. СПб.,1996.

2 011Щ05з1з .Гоаррез РШ1опае Рокше.Ь.ШЗ,5.11,181-210.

3 Иоанн де Плано- Карпини. История монголов.СПб.,1911, с.7-57.

23

Итак, обзор источников позволил выявить основные летописные своды, крайне важные для рассматриваемой темы: Ипатьевская летопись, Лаврентьевская летопись, Рогожский летописец, Симеоновская летопись, Новгородская 1У-я летопись, Софийская 1-я летопись.

Именно данные летописи - благодаря отражению в них материала местного происхождения - позволяют в результате проведения сравнительного анализа реконструировать политическую историю данных княжеств.

Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей ХШ-Х1У вв., Синодики, Жития, свидетельства иностранных источников существенным образом во многих случаях дополняют летописные материалы.

Объектом исследования стали политическая история княжеств Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси в ХШ-Х1У вв., а также анализ объединительных тенденций в княжествах указанного региона, позднее вошедших в состав Литовско - Русского государства.

Выбор этого региона обусловлен тем, что политическая история и объединительные тенденции другого региона Руси, получившего в литературе название "Великороссия", оказались достаточно полно изученными в отечественной историографии. Повышенное внимание исследователей к Северо - Восточной Руси и Новгородской земле имеет вполне объективные причины. Во-первых, именно эта территория стала ядром нового, Российского государства. Во-вторых, летописание Северо - Восточной Руси, Новгорода и Пскова Х1П-Х1У вв. представлено большим количеством материала. В-третьих, подавляющее большинство актов ХШ-Х1У столетий непосредственно связано с Северо - Восточной Русью и Новгородской землей.

Известны следующие монографические исследования:

А.Н. Насонов. Монголы и Русь. Л.,1940. (История взаимоотношений князей Северо -Восточной Руси с монголо-татарами.);

A.Н. Насонов. "Русская земля" и образование территории Древнерусского государства. М., 1951;

JI.B. Черепнин. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М„ I960;

B.Л. Янин. Новгородские посадники. М., 1962;

A.M. Сахаров. Образование и развитие Российского государства в XIV-XVIIbb. М„ 1969;

B. А. Кучкин. Формирование государственной территории СевероВосточной Руси в X-XIV вв. М., 1984;

Ю.Г. Алексеев. Под знаменами Москвы. 1992;

Ю.Г. Алексеев. Государь всея Руси. Н.,1991;

Н.С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII- первая половина XIV века. М., 1999.

Речь идет о главных, фундаментальных исследованиях по истории СевероВосточной Руси и Новгородской земли, выпущенных за последние 60 лет. К сожалению, объем данного исследования не позволяет перечислить десятки других работ, вышедших по данной теме. Однако, необходимость изучения именно тех объединительных тенденций, которые зародились в конце XII в. в землях Южной, Юго-Восточной и Западной Руси и сохранились в этих же землях после "Батыева погрома", и является главным предметом исследования.

Вместе с тем, хорошо известно, что объединительные тенденции невозможно изучить без анализа политической истории княжеств.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования является изучение тенденций к «региональной централизации», существовавших в «предмонгольское» время в Южной и Западной Руси. В связи с поставленной целью определены следующие задачи исследования:

- Дать общий анализ основных черт и особенностей политического развития княжеств указанного региона;

- Выявить тенденции к "региональной централизации", существовавшие в "предмонгольское" время в Южной, Западной Руси;

- Проследить политическую историю и развитие "региональной централизации" в княжествах, позднее вошедших в состав Литовско-Русского государства;

- На основе источниковедческого анализа показать отсутствие самого понятия "общерусской централизации" для времени Х1П-Х1У вв. в силу полицентризма объединительных тенденций.

Хронологические рамки исследования. "Нижним хронологическим рубежом" настоящего исследования является начало XIII в - именно то время, которое предшествовало столкновению русских князей с татарами накануне битвы на р. Калке и «Батыева нашествия».

Верхняя хронологическая грань настоящей работы определяется временем вхождения того или иного княжества в состав Литовско - Русского государства или Польши.

Практическое значение диссертации. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при создании обобщающих трудов по средневековой истории Руси и исследований по социально-политической и генеалогической истории, в лекционных курсах и семинарских занятиях по отечественной истории, источниковедению, вспомогательным историческим дисциплинам, генеалогии.

Апробация результатов работы

Основные результаты работы докладывались на научных конференциях, проходивших в Институте Российской истории: "Восточная Европа в древности и средневековье"(1995), в Институте молодежи (социогуманитарной Академии): "Историческое сознание: разбегающиеся смыслы"(1997), в Российском университете Дружбы народов: "Личность,

26 общество и власть в истории России: системный компаративный анализ"(1998), в Российском государственном гуманитарном университете: «Вспомогательные исторические дисциплины: «Высшая школа, исследовательская деятельность, общественные организации» (1994), в Удмуртском государственном университете «Историческое познание: традиции и новации» (1993), в Государственном историческом музее: "Россия и зарубежье: генеалогические связи"(1999), а также на заседаниях Историко-родословного общества в Москве (1992); изложены в опубликованных монографиях, научных статьях и тезисах докладов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, источниковедческого и историографического обзоров, пяти глав, заключения, списка источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Александров, Дмитрий Николаевич,

Выводы И.Б. Грекова потверждает на основе конкретно-исторического анализа другой историк C.B. Думин, пришедший к следующему заключению:

Киевская Русь - держава, названная Марксом "империей Рюриковичей", и повторила судьбу империи Карла Великого, распавшейся на несколько независимых королевств. На обломках Киевской Руси также возникли два государства, сохранившие традиции древнерусской культуры, восточнославянской в своей основе.

1 Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды.(На рубеже Х1У-ХУ вв.) М., 1975 с. 483-487.

2 Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды.(На рубеже Х1У-ХУ вв.) М., 1975 с. 483-487.

История Великого княжества интересна для историка России, в частности, как альтернативный вариант развития её государственного строя у восточных славян в период феодализма. Мы уже не раз говорили, что и Московская, и Литовско-Русская державы сложились на преимущественно восточнославянской основе, на государственной территории Киевской Руси, хотя включали также земли, древнерусскому государству ранее не принадлежавшие."1

Известный историк член-корреспондент Российской Академии наук, профессор А.Н.Сахаров в своей работе "История внешней политики России" по новому поставил проблему централизации русских земель:

Историк полностью согласился с тем, как ставили этот вопрос его предшественники Н.Г. Устрялов, М.К. Любавский, И.Б.Греков: наличие двух объединительных центров в Восточной Европе: Московского и Литовско-Русского.

Но в то|же время А.Н. Сахаров впервые в историографии цоставил вопрос о централизации в рамках нескольких княжеств:

Чернигов стал объектом как внешнеполитических притязаний Литовско-Русского государства, так и централизаторских тенденций внутри самой Чернигово-Северской земли.

На первое место в начале XIV века среди Чернигово-Северских городов выходит Брянск, который становится средоточием объединительных тенденций в масштабах Западной и центральной Руси и одним из основных противников Литвы на западных русских рубежах".2

Итак, в настоящее время существует следующая картина истории русских земель ХН-ХУ вв.: Начало раздробленности. Монгольское нашествие. Возвышение Москвы. У истоков самодержавия.3

1 Думин C.B. Другая Русь (Великое княжество Литовское и Русское)//История отечества. Люди, идеи, решения. М., 1991, с.121.

2 Сахаров А.Н. Бычкова М.Е. и др. История внешней политики России. М., 1999, с. 82.

3 Скрынников Р.Г. История Российская IX-XVII вв. М., 1997, с.З.

Еще более радикальным отходом от общепринятых норм является периодизация истории Руси, изложенная в работе А.Л.Юрганова и Л.А.Кацвы "История России УШ-ХУ вв.М., 1997.

Княжеские усобицы во второй половине Х1-начале XII в. Переход Руси к политической раздробленности.

Северо-Восточная Русь в XII в.

Юго-Западная Русь в ХП-начале XIII в.

Русские земли накануне монгольского вторжения.

Литва и Русь в конце XIV- начале XV в.1

В то же время следует отметить, что в учебнике по Истории СССР с древнейших времен до конца XVII в.( М., 1983), написанном на базе достижений советской историографии: а именно на основе трудов Б.Д.Грекова, М.Н. Тихомирова, Л.Н. Черепнина, В.Т. Пашуто, говорится о трех наиболее сильных княжествах в "домонгольский период": Владимиро-Суздальском (или Ростово-Суздальском), Галицко-Волынском, Новгородской феодальной республике. Позднее происходит монголо-татарское нашествие, земли Южной Руси (и часть Юго-Западной Руси) приходят в запустение и начинается процесс объединения русских земель на Северо-Востоке Руси вокруг Москвы.

Такие подобные утверждения мы встречаем в издании, которое должно опираться на последние достижения исторической науки, а не игнорировать их.2

Подобные утверждения можно встретить и в последних изданиях для высшей школы.3

Все обобщающие академические издания (Очерки по истории СССР) и фундаментальные пронизаны только одной схемой: началась раздробленность, выделились три наиболее сильные княжества: Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, Новгородское. Киевское

1 Юрганов А.Л. Кацва Л.А. История России УШ-ХУ вв. М., 1997, с. 238.

2 История СССР с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1983, с.95-150.

3 История России с древнейших времен до 1861 года. М., 1996.(Н.И.Павленко, И.А.Андреев, В.Б.Кобрин, ВЛ.Федоров)

История России с древнейших времен до 1917.М.,1998.(Ю.И. Савельев, В.А.Федоров и др.) княжество реальной исторической роли уже не играло, центр политической жизни был уже на Северо-Востоке Руси. Произошло монголо-татарское нашествие и, примерно, через 50 лет на Северо-Востоке Руси начался "исторический процесс" объединения русских земель вокруг Москвы, а остальную часть Руси захватили литовские князья. Таким образом, мы имеем дело с "владимиро-московско-центричным" рассмотрением отечественной истории. К сожалению, подобный "центризм", но уже применительно к своей республике наблюдается в трудах украинских, белорусских и литовских историков.

Цель же данной работы состояла в том, чтобы отойти от какого-либо "центризма" при изучении истории русских земель указанного региона XIII-XIV вв.

Берясь за исследование княжеств указанного региона, мы отказались от принципа моноцентризма (наличие только одного центра объединения русских земель), декларируемого в трудах Б.Д.Грекова, М.Н.Тихомирова, Л.В.Черепнина, В.Т.Пашуто, а также от явно устаревшей марксистской трактовки объединения, которая заключалась в том, что:

Во-первых, объединительный процесс может считаться таковым, если он привел к возникновению крупных монархий, исторически стабильных и долговременных, образование которых было обусловлено определенным развитием экономики, торговли, финансов, социальной перестройкой общества, ликвидацией отношений вассалитета - сюзеренитета, усилением централизирующей монархической власти, созданием на местах подчиненного ей бюрократического аппарата, подавлением властных структур, появлением отношений подданства, а не одним расширением территории. (Так считают современные последователи грековско-черепнинского направления А.А.Горский, H.A. Горская, Б.Н. Флоря.)

Следовательно, по их мнению, получается, что процесс объединения русских земель вокруг Москвы должен был завершиться успешно и уже в XIV веке на Северо-Востоке Руси могли наблюдаться вышеперечисленные явления: создание крупных стабильных монархий и т.д.

Необходимо отметить, что автор настоящих строк руководствовался теми методологическими принципами, которые были сформулированы в фундаментальных исследованиях доктора исторических наук И.Б. Грекова и

379 члена-корреспондента Российской Академии наук, профессора А.Н. Сахарова.1

И.Б. Греков и А.Н. Сахаров указывают на возможность образования на базе земель Киевской Руси двух восточнославянских государств: Литовско-Русского и Московского. При этом необходимо отметить, что А.Н.Сахаров указывает на литовско-русский характер государства, которое часто называют Великим княжеством Литовским.

Результаты же, полученные в ходе нашего исследования, можно разделить на две группы выводов.

Первая группа выводов.

1) Анализ истории княжеств Южной, Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси свидетельствует, что в "предмонгольское время" (т.е. в первые три десятилетия XIII в.) происходит борьба черниговских и галицко-волынских князей за доминирование в Южной, Юго-Западной и частично Западной Руси. В этом регионе ощущается потребность создания сильного великокняжеского центра, полностью подавляющего автономные образования (удельные княжества). Монголо-татарское нашествие, а затем установление золотоордынского ига позволило добиться доминирования галицко-волынским князьям. Черниговские князья оказались сильно ослабленными, а княжество раздробленным.

К 70 годам XIII века на территории Черниговского княжества образовался сильный княжеский центр Брянск, который начал притягивать другие земли раздробленного княжества

В то же время происходил процесс сближения полоцких и литовских князей, который завершился формированием Литовско-Русского государства.

Между тем доктор исторических наук В.А.Кучкин показал, что во второй половине ХШ-Х1У вв. в другом регионе Руси - на Северо-Востоке происходили следующие процессы:

В XIV в. в развитии территорий княжеств Северо-Восточной Руси происходят два противоположных процесса. С одной стороны, усиливается

1 Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды (на рубеже Х1У-ХУ вв.). М., 1975.

Сахаров А.Н. История внешней политики России. Конец ХУ-ХУП век. М., 1999. тенденция к объединению земель. центростремительная тенденция выражается в расширении территории великого княжества Владимирского, в стремлении тверских и московских князей, занимавших владимирский великокняжеский стол, к увеличению своих владений.

С другой стороны, продолжается процесс феодального дробления территории княжеств.

Консолидация к концу XIV в. значительной части территории СевероВосточной Руси в руках одного князя и одной княжеской линии была громадным шагом вперед на пути создания единого Русского государства."1

Как бы то ни было, на основе проанализированного громадного фактического материала В.А.Кучкин выделяет время вторую половину XIII-XIV вв. как эпоху консолидации территории вокруг одной княжеской линии, которая, тем самым, выделяется в первый этап централизации на Северо-Востоке Руси. Об общерусских претензиях, по мнению В.А. Кучкина, тверских или московских князей в указанный промежуток времени не могло быть и речи.

Детально анализируя события, происходившие в Северо-Восточной Руси, В.А. Кучкин более не выделяет ни одного признака централизованного государства. Столь пространная выдержка из работы В.А.Кучкина нами приведена для того, чтобы показать, что в исследуемых княжествах происходили аналогичные процессы:

На протяжении XIII века в каждом изучаемом историко-географическом регионе образовался свой центр консолидации территории и укрепления великокняжеской власти.

1. Для Юго-Западной Руси - Галич.

2. Для Юго-Восточной Руси - Брянск.

Южная Русь, включавшая территорию Киевского княжества и часть бывшего Переяславльского княжества (другую часть Переяславльского княжества с 40-х г. XIII в., как свидетельствует И. Плано-Карпини, занимали

1 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-ХГ/ вв. М, 1984, с.316-317. ордынцы), стала ареной борьбы между галицко-волынскими и чернигово-брянскими князьями.

3. Для Западной Руси - Литовско-Русское государство.

Причем, как показывает анализ источников, во второй половине XIII в.-первой половине XIV в. у всех перечисленных князей отсутствовали общерусские политические амбиции.

Следовательно, мы приходим к новому пониманию процесса централизации.

В исследуемых нами историко-географических регионах русских земель во второй половине ХШ-первой половине XIV в. происходит консолидация княжеских линий соответственно и образование нескольких центров консолидации великокняжеской власти, способной начать наступление на автономные образования.(Один из них (имеется в виду Галич) в силу большого воздействия внешнеполитического фактора оказывается недолговечным и Галицко-Волынское княжество под ударами сильных соседей (Польши, Венгрии) в первой половине XIV века прекращает свое существование).

Следовательно, для рассматриваемой эпохи мы вправе ввести в научный оборот новый термин: "региональная централизация", которая заключалась в образовании в каждом историко-географическом регионе своего центра концентрации великокняжеской власти, стремившейся к расширению территории за счет ликвидации удельных княжеств и присоединения соседних княжеств. Позднее начиналось соперничество уже между возникшими центрами концентрации великокняжеской власти и средоточение территории в руках одной княжеской линии. Этим и завершается процесс "региональной централизации", примерно, к концу XIV века- концентрацией территории Южной, части Юго-Западной, Юго-Восточной и Западной Руси в руках литовско-русских князей. Следует отметить, что на объединительный характер политики литовско-русских князей указывает А.Н.Сахаров:".задолго до того, как Ольгерд в середине XIV века повел решающую борьбу с Москвой, Литовско-Русское государство в послемонгольский период уже проводило политику объединения русских земель (на условиях договорного вассалитета, добровольного вхождения, подчинения, завоевания и.т.д.), что во многом

382 напоминало политику великих киевских князей Х-Х1 веков по созданию Древнерусского государства, в состав которого вошли и балтские народы."1

Следовательно, время вторую половину ХШ-ХГУ в. следует оценить как время "региональной централизации", характеризующейся отсутствием общерусских политических амбиций.

Таким образом, автор отказывается от общепринятой терминологии для указанного времени: объединение русских земель вокруг Москвы, возвышение Москвы и т.д.

Источниковедческий анализ, проведенный автором, позволил ему придти к выводам конкретного характера: а) В середине XIII в. крупные изменения произошли в Черниговском княжестве. Черниговское княжество как единая политическая единица прекратило свое существование. Возникло два княжества: Чернигово-Брянское и Курское. Курское княжество, ставшее правопреемником Новгород-Северского княжества (территория самого Новгород-Северского княжества была разделена между чернигово-брянскими и курскими князьями), в свою очередь, включало Рыльский, Воргольский, Липецкий уделы. Во второй половине XIII века началось усиление Чернигово-Брянского княжества. Особенно выделяется деятельность черниговского великого князя Романа Михайловича, направленная на создание в рамках бывшего Черниговского княжества сильной великокняжеской власти. б) В Полоцкой земле деятельность князя Товтивилла, литовца по происхождению, преследовала цель создать сильный оплот великокняжеской власти в Западной Руси. в) Деятельность сыновей Игоря Святославича в Юго-Западной Руси заключалась в нахождении путей восстановления Галицко-Волынского княжества.

1 Сахаров А.Н. Указ. соч., с.86.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги исследования, необходимо отметить следующее:

Как известно, в дореволюционной историографии в трудах известных историков Н.М.Карамзина, С.М. Соловьева, В.О. Ключевского сложилась примерная периодизация отечественной истории (до XVI в.)

Н.М. Карамзин приводит периодизацию истории Древней и Средневековой Руси по князьям, правившим в Киеве до 1169 г., а потом по князьям, правившим во Владимиро-Суздальской земле.1

С.М. Соловьев так озаглавил основные разделы своих томов: "Владимир Святой. Ярослав I." , "События при жизни сыновей Ярослава I (10541093)".

События при внуках Ярослава 1(1093-1125). "События при правнуках Ярослава I, борьба дядей с племянниками в роде Мономаха и борьба Святославичей с Мономаховичами до смерти Юрия Владимировича Долгорукого (1125-1157)". "События от смерти Юрия Владимировича до взятия Киева войсками Андрея Боголюбского (1157-1169)."

От взятия Киева войсками Боголюбского до смерти Мстислава Мстиславича Торопецкого (1169-1228)".

От смерти Мстислава Торопецкого до опустошения Руси татарами (1228-1240)".

От Батыева нашествия до борьбы между сыновьями Александра Невского (1240-1276)".

Борьба между сыновьями Александра Невского (1276-1304)".

Борьба между Москвою и Тверью до кончины Великого князя Ивана Даниловича Калиты (1304-1341)".

События в княжение сыновей Ивана Калиты (1341-1362)".

Княжение Дмитрия Ивановича Донского (1362-1389)".

И далее идет периодизация по деятельности московских князей.1

1 Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн.1 (тг.НУ). М., 1988.

2 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.1-2. М., 1988, с.795-797

3 Там же, с.797.

Обобщив большой фактический материал, С.М. Соловьев давал конкретно-истогрическую периодизацию по деятельности, как правило, владимиро-суздальских и московских князей.

Позиция С.М. Соловьева основывалась на русских летописях, которые были, в основном, московского или владимиро-суздальского происхождения (исключения составляли Ипатьевская, Новгородская и Тверские летописи), а также на "Сказании о князьях Владимирских", где прорисовывалась магистральная линия развития отечественной истории: Киев - Владимир на р. Клязьме - Москва. Владимиро-Суздальские князья приняли эстафету от древнерусских князей, а московские князья стали прямыми наследниками Владимиро-Суздальских.

Фактически у С.М. Соловьева прослеживается тенденция выделения наиболее сильных княжеств в домонгольский период: Владимиро-Суздальского, Галицко-Волынского, Новгородской земли.

В.О. Ключевский в своих лекциях уделял большое внимание вопросам теории. Период раздробленности он называл временем удельной Руси и рассматривал в следующей последовательности:

1. Княжеские усобицы.

2. Половецкие нападения.

3. Запустение Киевской Руси.2

Под давлением этих трех неблагоприятных условий, юридического и экономического понимания низших классов, княжеских усобиц и половецких нападений, с половины XII в. становятся заметны признаки запустения Киевской Руси, Поднепровья."

Значит, в этих городах (имеется в виду Черниговской земли) остались княжеские дворовые люди да мирные половцы, перешедшие на Русь. К нашему удивлению, в числе этих семи запустелых городов Черниговской земли мы встречаем и один из самых старинных и богатых городов Подрепровья - Любеч."4

1 Там же. с.762-764.

2 Термин "Киевская Русь" впервые введен в научный оборот вовсе не Б.Д.Грековым, а В.О.Ключевским.

3 Ключевский В.О. Курс русской истории. T.I.M., 1987, с.285.

4 Там же.

Далее В.О. Ключевский, анализируя источники, приходит к выводу о притоке населения на Северо-Восток и Юго-Запад Руси.

В осторожной форме В.О.Ключевский, касаясь истории разных земель и княжеств, отделает предпочтение Северо-Восточной Руси:

В то же время в суздальских князьях и обществе вместе с сознанием своей силы обнаруживается пренебрежение к Киеву, отчуждение от Киевской Руси. Это значит, что порвались внутренние связи, которыми прежде соединялась Северо-Восточная окраина Русской земли со старым земским центром с Киевом. Все эти факты суть прямые или косвенные последствия русской колонизации Суздальской земли."1

Таким образом, Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев и В.О. Ключевский отдавали приоритет Северо-Восточной Руси ( т.е. Владимиро-Суздальской земли) как единственной централизирующей силе русских земель.

В то же время в дореволюционной историографии встречались и другие мнения:

Известный историк Н.Г. Устрялов писал:

Учитывая все вышесказанное, очевидно, что основанная Гедимином держава, под именем Великого княжества Литовского, была чисто русская, что не только религия, язык, гражданские уставы выдержали русский отпечаток, но и сами князья, в глазах современников принадлежали к владетельному дому Владимира Святого."

Другой не менее известный историк Н.И. Костомаров фактически говорил о двух центрах создания единого государства:

Юго-Западной (или Южной) и Северо-Восточной Руси в XIII в. Даниила Галицкого он считал создателем южнорусского государства: "В судьбе этого князя было что-то трагическое. Многого добился он, чего не достигал ни один южно-русский князь и с такими усилиями, которых не вынес бы другой. Почти вся Южная Русь, весь край, населенный южнорусским племенем, был в его власти.

1 Ключевский В.О. Указ. соч., с. 334.

2 Устрялов Н.Г. Русская история до 1855. Петрозаводск, 1997 (Переиздание с издания 1855 г.).

Южная Русь, явившись еще в XIII веке на короткое время в образе государства под властью князя, получившего титул монарха между европейскими странами."

Далее Костомаров рассматривает Владимиро-Суздальскую и Московскую Русь.1 М.К.Любавский писал о двух центрах объединения: Литовско-Русском и Московском государствах.2

Характеризуя историю земель второй половины XIII в., М.К. Любавский не исключал, что галицко-волынские князья возглавят вместо литовско-русских объединительный процесс:

И однако в конце концов не Галицко-Волынская земля заняла первенствующее положение и явилась в роли объединительницы Западной Руси и Литвы, а именно Литва.»3.

Еще один историк А.Е.Пресняков в своих работах большое значение уделял землям Западной и Южной Руси и считал абсолютно неправильным рассматривать историю данных земель от Северо-Восточной Руси.

Прошлое - до Х1-ХП вв. включительно - позднейшее время - XVII-Х1Хвв. - так тесно принадлежат одинаково к истории обеих русских -великорусской и украинской, что без ущерба для полноты и правильности научного изучения, без измены исторической правде разрывать изучения их судеб нельзя." "Киевский период рассматривать как пролог не южнорусской, а общерусской истории»4.

В другой своей работе: "Образование великорусского государства" А.Е.Пресняков старается показать несостоятельность представления о традиционной магистрали русской истории, идущей из Киева через Владимир в Москву.

Иначе говоря, он не был согласен с тем, что история начинается на Киевском юге, переносится на Северо-Восток Руси во Владимиро-Суздальскую и Московскую земли5.

1 Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.Т.1. М., 1998, с. 179.

2 Любавский М.К. Очерк истории Литовско-Русского государства. М., 1910, с.1-4.

3 Там же, с. 27.

4 Пресняков А.Е. Лекции по русской истории: в 2 т. Т.1. Киевская Русь. М., 1938, с. 10.

5 Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства. Очерки по истории ХШ-ХУ столетий. Пг., 1918, с. 7.

Необходимо также отметить, что за "киево-центричную" схему изложения отечественной истории выступал известный украинский историк М.С.Грушевский.

В 1917 г. в России происходит известный исторический перелом. И на протяжении 1917-1924 гг. происходит становление советской исторической науки.

Историю предстояло разрабатывать с принципиально новых марксистских позиций. И это предстояло делать историкам-марксистам со слабой профессиональнеой подготовкой.

Поэтому столь важно было найти в среде специалистов "старой" школы тех, кто взялся бы фундаментально с помощью марксистско-ленинской методологии создать неведомую дореволюционной науке картину древнейшей истории восточных славян и русского средневековья.

Таким историком стал Б.Д.Греков. В период своего творчества в 30-50-х гг.XX в. Греков был первым, кто рискнул применить марксистскую теорию к изучению русского средневековья. Активная работа Б.Д. Грекова по созданию и закреплению в советской исторической науке марксистского варианта видения • русского средневековья помогла становлению следующей периодизации истории русского средневековья.' (Общие принципы, заложенные Б.Д. Грековым, были развиты применительно уже к конкретным периодам его последователями и учениками: М.Н.Тихомировым, Л.В.Черепниным, В.Т.Пашуто, А.М.Сахаровым.)

Таким образом, сложилась примерная периодизация истории России до XVI в.:

1. Киевская Русь как раннефеодальное государство IX- нач.XII вв.

2. Феодальная раздробленность.(Домонгольский период)

3. Монголо-татарское нашествие на Русь.

4. Объединение русских земель вокруг Москвы. Складывание единого Русского централизованного государства.

5. Великое княжество Литовское.

Пресняков А.Е. Лекции по русской истории (читанные автором в 1908-1910 гг, т.П, в.1 Западная Русь и Литовско-Русское государство). М, 1939.

1 Советская историография.(Под ред. Ю.Н. Афанасьева) М,1996, с.171-172.

По иронии судьбы возрождать дореволюционные традиции начал сын основателя советской исторической науки академика Б.Д. Грекова доктор исторических наук И.Б. Греков, отвечавший на вопрос: можно ли оценивать Литовско-Русское государство наряду с Московским княжеством как равнозначный потенциальный центр объединения русских земель положительно.1

И.Б. Греков писал: "Изучение исторического развития восточноевропейских стран во второй половине XIV - начало XV в. свидетельствует о закономерном процессе преодоления феодальной раздробленности и уверждении сил феодальной концентрации, происходивших в условиях борьбы двух тенденций: сохранения этнически однородных государств (на базе возрождения этнического и политического облика восточноевропейского пространства X-XII вв.) или сложения новых многонациональных государств, тенденций, предполагавших формирование новой политической карты этой части Европейского континента.

Постоянные попытки Великого Владимирского княжения, а также Великого княжества Литовского восстановить как-то единство русской земли не были проявлением политического авантюризма или исторического "романтизма" той или иной феодальной группировки этих княжений."2

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Александров, Дмитрий Николаевич,, 2001 год

1. Акты исторические, относящиеся к России, извлеченные из иностранных архивов А.И.Тургеневым, т. 1. СПб., 1841-1842.

2. Акты Литовской метрики, т.1, вып.1 (1413-1498), Варшава, 1896.

3. Акты Литовско-русского государства, вып. 1, М., 1890.

4. Акты, относящиеся к истории Западной России (1340-1506), т. 1, под ред. И. Григоровича, СПб., 1846.

5. Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России (1361-1598), т. 1, под ред. Н.И. Костомарова, СПб., 1863.

6. Грамоты великих князей литовских (1390-1569), под ред. В. Антоновича и К. Козловского. Киев, 1868.

7. Грамоты Великого Новгорода и Пскова, под ред. С.Н.Валка, М.-Л., 1949.

8. Древняя Российская Вивлиофика. М., 1788.

9. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV XVI вв. подготовил к печати Л.В.Черепнин. М.-Л., 1950.

10. Древнейшие грамоты по истории карпато-русской церкви и иерархии А.Петров. Прага, 1930.

11. Житие князя Александра Невского, в кн.: Н.Серебрянский, Древнерусские княжеские жития. Пг., 1915.

12. Житие митрополита Петра. Краткая редакция, в кн.: Макарий, История русской церкви, т. V, прил. III.

13. Житие митрополита Петра. Пространная редакция, ПСРЛ, т. XXI, Степенная книга, ч. I, СПб., 1908; см. также Б.С.Ангелов, Из старата бъягрска, русска и сербска литература. София, 1958.

14. Житие князя Довмонта, в кн.: Н.Серебрянский, Древнерусские княжеские жития. Пг., 1915.

15. Задонщина. Тексты, в кн.: «Слово о полку Игореве и памятники куликовского цикла». М.-Л., 1966.

16. Исторический архив, т. V. М., 1950, Краткие летописцы XV XVI вв.

17. Исторические связи народов СССР и Румынии в XV XVIII вв, т.1 (1408-1632). М.,1968.

18. Любецкий синодик (по изданию:Зотов Р.В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о Черниговском княжестве в татарское время. СПб. 1892.

19. Мемуары к истории Южной Руси, вып. 1 (Сочинение Михилона Литвина), пер. К.Мельник, ред. В.Б.Антонович. Киев, 1890.

20. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950.

21. Новгородские летописи (так называемые Новгородская вторая и Новгородская третья летописи). СПб., 1879.

22. Описание книг и актов Литовской метрики, сост. Пташицкий. СПб., 1887.

23. Памятники древнерусского канонического права, РИБ, т. IV, СПб.,1880.

24. Памятники древней письменности, М., 1885.

25. Памятники русского права, вып. 1, М., 1952, вып. 2, М., 1953, вып. 3, М„ 1955.

26. ПСРЛ, т. II, Ипатьевская летопись, СПб., 1908, Переиздание, М.,1962.

27. ПСРЛ, т. IV, Новгородская четвертая летопись, вып. 1, Пг.1915, вып.2. Л., 1925.

28. ПСРЛ, т. V, Софийская первая летопись, вып. I (до 1255г), Л., 1925; ПСРЛ, т. V (до 1471г.), СПб., 1851; т. VI (до 1509г.), СПб., 1853.

29. ПСРЛ, т. VI, Софийская вторая летопись. СПб., 1853.

30. ПСРЛ, т. VII, Летопись по Воскресенскому списку. СПб., 1856.

31. ПСРЛ, т. VIII, Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859.

32. ПСРЛ, т. IX XIV, Никоновская летопись, СПб., 1861.

33. ПСРЛ, т. XV, Летописный сборник, именуемый Тверской летописью, СПб., 1863.

34. ПСРЛ, т. XV, вып. I, Рогожский летописец. Пг., 1922.

35. ПСРЛ, т. XVI, Летописный сборник, именуемый летописью Авраамки. СПб.,1889.

36. ПСРЛ, т. XVII, Западнорусские летописи. СПб., 1907.

37. ПСРЛ, т. XVIII, Симеоновская летопись, СПб., 1913.

38. ПСРЛ, т. XX, Львовская летопись, ч. I, СПб., 1910, ч. 11,1914.

39. ПСРЛ, т. XXI, Степенная книга, СПб., 19Q9.

40. ПСРЛ, т. XXII, Хронограф, ч.1,1911, ч. 11,1914.

41. ПСРЛ, т. XXIII, Ермолинская летопись, СПб., 1910.

42. ПСРЛ, т. XXIV, Типографская летопись, Пг., 1921.

43. ПСРЛ, т. XXV, Московский летописный свод конца XV в., М.-Л., 1949.

44. ПСРЛ, т. XXVI, Вологодско-Пермская летопись, М., 1959.

45. Послания митрополита Киприана, "Православный собеседник", Казань, 1860.

46. Псковские летописи, М.-Л., вып. 1,1941, вып. 11,1955.

47. Смоленские грамоты XIII XV вв. М., 1963.

48. Собрание государственных грамот и договоров, М., т. I, 1813, т. II, 1819, т. III, 1822.

49. Собрание государственных и частных актов, касающихся истории Литвы и соединенных с нею владений (1387 1710), ч. I, Вильно, 1858.

50. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. т. I (извлечения из сочинений арабских), СПб., 1884.

51. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. T. II (извлечения из персидских сочинений обработаны А.А.Ромаскевичем и С.Л.Волиным). М.-Л., 1941.

52. Троицкая летопись, реконструкция М.Д.Приселкова, под ред. К.Н.Сербиной, М.-Л., 1950.

53. Украинские грамоты, т. 1, (XIV пол. XV вв.), Киев, 1928.

54. Устюжский летописный свод. М.-Л., 1950.

55. Хроника Быховца. М., 1966.

56. Ярлыки ханские. Н.И. Березин. Казань, 1851.

57. Ярлыки Тохтамыша и Темир-Кутлуя. В.Радлов. «Записки Восточного отдела Русского археологического общества», т. III, 1889,

58. Acta Patriarchatus Constantinopoitani (1315 1402) Miklosich - Muller,t.I-II.Wien, 1860-1862.

59. Dlugoss Jan, Banderia Prutenorum, Warszawa, 1958.

60. Dlugossil J., Historiae Poloniae, t. III, IV, Krakow, 1873; Jana Dlugosza, Dzieow Polskich ksiag dwanasie, I. III, IV, Krakow, 1868.

61. Monumenta poloniae histórica. Pomniki Dziejowe Polski, t.II,1872;t. III, 1878.67. 5criptores rerum prissicarum,t.II, Leipzig, 1863.68. 5criptores rerum prissicarum, Jochann Posilge Chronik des Landes Preussen (1360-1409), t. III, Leipzig, 1866.

62. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. M.-Л.,1938.

63. В настоящее время переиздана в сборнике "Славянские хроники" .СПб., 1996.)

64. Dusburg Petri de chronicf terrae Prussiae, e d m. Toeppàn// Scriptores rerum prissicarum, t.I, pp.21-269.

65. Петр из Дюсбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997.

66. Jana Dlugosza roczniki czyli kroniki slawnego kro'lestwa Polskiego, ks 1-2, Warszawa, 1969.

67. M. Меховский: "Tractatus de duabus sarmatiis"; "Chronica Polonorum".

68. Stryikowski M. Kronica polska, litewska, zmo'dzkai wszystiki es Rusi w K'rolewcu.1582.

69. Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М.,1957.

70. Книга Марко Поло. М., 1955.

71. Джованни дель Плано Карпини. История монголов. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. Книга Марко Поло. М., 1997.1. Литература

72. Адрианова-Перетц В.П. Задонщина. ТОДРЛ, т. V, 1947; т. VI, 1948.

73. Адрианова-Перетц В.П. Слово о житии и преставлении в. кн. Дмитрия. -ТОДРЛ, т. V, 1947.

74. Адрианова-Перетц В.П. Историческая литература XI начала XV в. и народная поэзия, - ТОДРЛ, т. VIII, 1951.

75. Александров Д.Н., Володихин Д.М. Борьба за Полоцк между Литвой и Русью в XII-XVI веках. M., 1994.

76. Алексеев Л.В. Полоцкая земля в IX XIII вв. М., 1966.

77. Алексеев Л.В. Смоленская земля в IX XIII вв. М.,1980.

78. Андриашев A.M. Очерки истории Волынской земли до конца XIV в. Киев, 1887.

79. Аннинский С.А. Известие венгерских миссионеров в XIII XIV вв. о татарах в Восточной Европе. - «Исторический архив», т. III, 1940.

80. Антонова М.Ф. Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского. ТОДРЛ, т. 28,1974.

81. Антонович В.Б. Монография по истории Западной и Юго-Западной России. Т. 1, Киев, 1885.

82. Арбузов Л. Очерк истории Лифляндии, Эстляндии, Курляндии. СПб.,1912.

83. Багалей Д. История Северской земли до половины XIV в. Киев, 1882.

84. Барсов Т. Константинопольский патриарх и его власть над русской церквью. СПб., 1878.

85. Барсуков И. Источники русской агиографии. СПб., 1882.

86. Baumgarten N.Genealogies des branches regnantes des Rurikides du XIII au XVI siecle. Roma, 1934.

87. Бегунов Ю.К. Житие А. Невского в составе Новгородской I и Софийской I летописей. «Новгородский исторический сборник», вып. 9, Новгород, 1959.

88. Бегунов Ю.К. Об исторической основе сказания о Мамаевом побоище. в кн. ""Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла", М.,1966.

89. Бегунов Ю.К. Памятник русской литературы XIII в. "Слово о погибели Русской земли". М.-Л., 1965.

90. Белоруссия и Литва. СПб., 1890.

91. Беляев И.Л. История Полоцка или Северо-Западной Руси с древних времен до Люблин. М., 1872.

92. Беляева С.А. Южнорусские земли во второй половине XIII-XIV вв. Киев,1984.

93. Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963.

94. Борзаковский B.C. История Тверского княжества, СПб., 1876.

95. Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV XV веков. М„ 1986.

96. Брянцев П.Д. История литовского государства с древнейших времен, Вильно, 1890.

97. Брянцев П.Д. Очерк древней Литвы и Западной России, Вильно, 1891.

98. Бычкова М.Е. Родословные книги XVI-XVII вв. как исторический источник, М., 1968.

99. Бычкова М.Е. Состав класса феодалов России в XVI в. М., 1986.

100. Васильев A.A. Падение Византии. Л., 1925.

101. Василевский И.П. История города Вильны, в кн.: "Памятники русской старины в западных губерниях Империи", Вильно, 1876.

102. Виноградов И.П. Исторический очерк г. Вязьмы с древнейших времен до XVII в. М„ 1980.

103. Владимирский-Буданов М.Ф. Население юго-западной Руси от половины XIII в. до половины XVII в.- "Архив юго-западной России", т.1, 4.VII, Киев, 1886.

104. Владимирский-Буданов М.Ф. Очерки по истории литовско-русского права, т.1, Киев, 1889.

105. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1905.

106. Власьев Г.А. Потомство Рюрика. Князья черниговские. СПб., 1906, ч.1.

107. Wolff J. Kniaziowie Litewsko-Ruscu ocl konca czternastego wieku. Warzaea, 1895.

108. Воронин H.H. Зодчество северо-восточной Руси XII-XV вв., М.,1967.

109. Голубинский Е. История русской церкви, т. II, кн.1,М., 1901 ;т.П, кн.2, М., 1911.

110. Голубинскии Е. История канонизации святых в русской церкви, М.,1903.

111. Голубовский П.В. История смоленской земли до начала XV столетия, Киев, 1895.

112. Горский A.A. Москва, Тверь и Орда в 1300-1339 годах// "Вопросы истории". 1995, № 4, с. 34-46.

113. Горский A.A. О времени и причинах перехода Брянска под власть смоленских князей // Россия в X-XVIII вв. Проблемы истории и источниковедения. М., 1995, (тезисы докладов и сообщений), с.155-156.

114. Горский A.A. Политическая борьба на Руси в конце XIII века и отношения с Ордой //Отечественная история. 1996, № 3, с.74-92.

115. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.-Л.,1950.

116. Греков И.Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV-XVI вв., М., 1963.

117. Греков И.Б. О первоначальном варианте "Сказания о Мамаевом побоище", «Советское славяноведение», 1970, № 6.

118. Греков И.Б. К вопросу о датировке так называемой второй духовной грамоты Московского князя Василия. Сб. статей к 70-летию акад. М.Н.Тихомирова. М., 1963.

119. Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды на рубеже XIV -XV вв. М.,1975.

120. Грушевский М.С. История Украши Руси, т. 1(1898), Львов, 1904.

121. Грушевский М.С. История Украши Руси, Т.П. Льв1в, 1905.

122. Грушевский М.С. История Украши Руси, т. III (по року 1340). Льв1в, 1905.

123. Грушевский М.С. История Украши Руси, т. IV (Х1У-ХУ1 вв.). Вщюсины пол1тичны, Кшв - Льв1в, 1907.

124. Данилевич В.Е. Очерк истории Полоцкой земли до конца XIV в., Киев, 1896.

125. Дашкевич Н.П. Заметки по истории Литовско-Русского государства, Киев, 1885.

126. Дашкевич Н.П. О времени присоединения Вольни и Киева к Литве, -«Чтения ОЛДР им. Нестора», 1888.

127. Дмитриев Л.А. К литературной истории "Сказания о Мамаевом побоище", в кн.: «Повести о Куликовской битве», М., 1959.

128. Дмитриев Л.А. Роль и значение митрополита Киприана в историидревнерусской литературы, ТОДРЛ, т. XIX, 1966.

129. Дмитриева Р.П. Сказание о князьях владимирских, М.-Л., 1955.

130. Довнар-Запольский Н.В. Государственное хозяйство в. к. Литовского при Ягеллонах, т. I, Киев, 1901.

131. Довнар-Запольский Н.В. Русская история в очерках и статьях, т. I, М., 1909, т. II, М„ 1910; т. III, М., 1912.

132. Древнерусское государство и его международное значение, М., 1966.

133. Древнерусское наследие в исторической судьбе восточного славянства. М., 1982.

134. Думин С. В. Другая Русь (Великое княжество Литовское и Русское)//История отечества. Люди, идеи, решения. М., 1991.

135. Зайцев А.К. и др. Древнерусские княжества X-XIII вв. М., 1975.

136. Зимин A.A. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV первой трети-XVI вв. М., 1988.

137. Зотов Р.В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и Черниговском княжестве в татарское время, СПб., 1892.

138. Иванкин Г.Ю. Киевская земля XIII XV вв. Киев, 1985.

139. Иловайский Д.И. История Рязанского княжества. М., 1884.

140. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1962; Кн.1(т.1-IV).M„ 1988.

141. Карташев A.B. Очерки по истории русской церкви, т. I и II, Париж,1959.

142. Квашнин-Самарин Н.Д. По поводу Любецкого синодика. М., 1874.

143. Клепатский П.Г. Очерки по истории Киевской земли, т.1, литовский период, Одесса, 1912.

144. Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М.,1980.

145. Ключевский В.О. Сочинения. Курс русской истории, т.1, М., 1956; т. Н,М., 1957; Т1.М.,1987.

146. Королюк В.Д. Западные славяне и Киевская Русь, М., 1964.

147. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. T.I.M., 1998.

148. Крипьякевич И. История украшьской колонизации. География ук-рашьских и сумежных земель, Льв1в, 1938.

149. Кузьмин А.Г. Рязанское летописание, М., 1965.

150. Кучкин В.А. О древнейших смоленских грамотах. // История СССР, №3,1966.

151. Кучкин В.А. Роль Москвы в политическом развитии Северо-Восточной Руси конца XIII в.// Новое в прошлом нашей страны. М., 1967.

152. Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. М., 1974.

153. Кучкин В.А. Формирование государственной территории СевероВосточной Руси в X XIV вв. М., 1984.

154. Кучкин В.А. Русские княжества и земли перед Куликовской битвой. // Куликовская битва. М., 1980.

155. Леонтович Ф. Очерки по истории литовско-русского права. Образование территории Литовского государства, СПб., 1844.

156. Лимонов Ю.А. Летописание Северо-Восточной Руси, Л., 1967.

157. Лихачев Д.С. Идеологическая борьба Москвы и Новгорода в Х1У-ХУ вв., ИЖ, 1941, № 6.

158. Лихачев Д.С. Культура Руси эпохи образования Русского национального государства, М.-Л., 1946.

159. Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение, М.-Л., 1947.

160. Лихачев Д.С. Текстология, М.-Л., 1962.

161. Лурье Я.С. Роль Твери в создании русского централизованного государства, «Ученые записки ЛГУ», Л., 1939, № 4.

162. Лурье Я.С. Общерусские летописи XIV XV в. Л., 1970.

163. Лурье Я.С. Из истории русского летописания конца XV в., ТОДРЛ, т.Х1, 1955.

164. Любавский М.К. Литовско-русский сейм. Опыт по истории учреждения в связи с внутренним строем и внешней жизнью государства, М., 1900.

165. Любавский М.К. Очерк истории Литовско-русского государства до Люблинской унии включительно, М., 1910.

166. Любавский М.К. История западных славян, М., 1918.

167. Любавский М.К. Образование основной государственной территории великорусской народности, Л., 1929.

168. Любавский М.К. Областное деление и местное управление Литовско-русского государства ко времени издания Литовского статуса. М., 1892.

169. Мавродин В.В. Очерки истории Левобережной Украины (с древнейших времен до второй половины XIV в.). Л., 1940.

170. Мавродин В.В. Образование единого русского государства, М.-Л.,1951.

171. Мавродин В.В. Основные этапы этнического развития русского народа, ВИ, 1950.

172. Мавродин В.В. Древнерусское государство. М., 1956.

173. Макарий (Булгаков), История русской церкви, т. III, IV, СПб., 1866.

174. Маковский Д.П. Смоленское княжество, Смоленск, 1948.

175. Муравьева Л.Л. Летописание Северо-Восточной Руси XIII-XV веков. М, 1983.

176. Мурзакевич H.A. История губернского города Смоленска. Смоленск, 1808.

177. Насонов А.Н. Летописные своды Тверского княжества, «Доклады АН СССР», сер. В, ноябрь-декабрь, Л., 1926.

178. Насонов А.Н. Летописные памятники Тверского княжества (опыт реконструкции тверского летописания от XIV до конца XV в.), «Известйя АН СССР», отделение гуманитарных наук, 1930, № 9,10.

179. Насонов А.Н. Монголы и Русь, М.-Л., 1940.

180. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства, М., 1951.

181. Насонов А.Н. История русского летописания XI начала XVII в., М.,1969.

182. Павлов A.C. О начале галицкой и литовской митрополий и о первых тамошних митрополитах по византийским документам и источникам XIV в., М.,1894.

183. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, М„ 1950.

184. Пашуто В.Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век), М., 1956.

185. Пашуто В.Т. Образование Литовского государства.- М., 1959.

186. Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси,- М., 1968.

187. Пичета В.И. Образование белорусского народа, ВИ, 1946,№ 5-6.

188. Пичета В.И. Великое княжество Литовское в XIII XVI вв., - в кн.: «История СССР», т. I, М., 1947.

189. Попов А.Н. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян (XI-XV вв.), М., 1875.

190. Преображенский Г.Н. Святой и благонравный и великий князь Федор Ростиславич Ярославский и Смоленский. СПб., 1899.

191. Пресняков А.Е. Образование великорусского государства. Очерки по истории XIII XV столетий, Пг., 1918.

192. Пресняков А.Е. Лекции по русской истории (читанные автором в 1908-1910 гг.), т. III, вып. I. Западная Русь и Литовско-русское государство, М„ 1939.

193. Приселков М.Д. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X XIII вв., СПб., 1913.

194. Приселков М.Д. Ханские ярлыки русским митрополитам, СПб., 1916.

195. Приселков М.Д. и Фасмер М.Р. Отрывки В.И.Бенешевича по истории русской церкви XIV в., ИОРЯС, т. XXI, 1916.

196. Приселков М.Д. Летописание XIV в., в кн.: «Сборник статей по русской истории, посвященных С.Ф.Платонову», Петербург, 1922.

197. Приселков М.Д. История русского летописания XI XV вв. Л., 1940.

198. Приселков М.Д. История рукописи Лаврентьевской летописи и ее изданий, «Ученые записки ЛГПИ им. Герцена», т. 19, Л., 1939.

199. Приселков М.Д. Лаврентьевская летопись, «Ученые записки ЛГУ», № 32, сер. историч. наук, вып. 2, Л., 1939.

200. Приселков М.Д. Летописание Западной Украины и Белоруссии, -«Ученые записки ЛГУ», № 67, сер. историч. наук, вып. 7, Л., 1941.

201. Рамм Б.Я. Папство и Русь в X XI вв., М.-Л., 1967.

202. Рапов О.М. Княжеские владения на Руси в X XIII вв. М., 1977.

203. Ржига В.Ф. О Софонии Рязанце. Слово Софония Рязанца о Куликовской битве («Задонщина») как литературный памятник 80-х годов XIV в., в кн.: «Повести о Куликовской битве», М., 1959.

204. Рогов А.И. Русско-польские культурные связи в эпоху Возрождения (Стрыйковский и его хроника). М., 1966.

205. Рогов А.И. Житие Александра Невского. М., 1968.

206. Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи, М., 1963.

207. Рыбаков Б.А. Проблема образования древнерусской народности, -ВИ, 1952, №9.

208. Рыбаков Б.А. Древние русы, «Советская археология», 1953, № 17.

209. Рыбаков Б.А. Схематическая карта населенных пунктов домонгольской Руси, упоминаемых в русских письменных источниках, в кн.: «История культуры древней Руси», т. I, М.-Л., 1951.

210. Рыбаков Б.А. Борьба Руси с Батыем, в кн.: «Народ-богатырь (IX-XIII)», М„ 1948.

211. Рыбаков Б.А. Раскопки в Звенигороде (1943-1945). Из истории московско-нижегородских отношений в начале XV в., в кн.: «Материалы и исследования по археологии Москвы», т. II, под ред. А.В.Арциховского. М.-Л., 1949.

212. Рыбаков Б.А. Просвещение на Руси в XIII XIV вв., - в кн.: «Очерки русской культуры ХШ-ХУ вв.». М., ч. 2,1960.

213. Рыбаков Б.А. "Слово о полку Игореве" и его современники. М., 1971.

214. Рыбаков Б.А. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972.

215. Салмина М.А. «Летописная повесть» о Куликовской битве и «Задонщина», в кв.: «"Слово о полку Игореве" и памятники куликовского цикла». М.-Л., 1966.

216. Салмина М.А. "Слово о житии кн. Дмитрия Ивановича, царя Русского", ТОДРЛ, т. XXV, М.-Л., 1970.

217. Сапунов А.П. Витебская старина. Витебск, 1883.

218. Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980.

219. Сахаров А.Н. История внешней политики России. М., 1999.

220. Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой ' Орды, Саранск, 1960. 147. Серебрянский Н. Древнерусские княжеские жития, М., 1915.

221. Симеон П. История Серпухова, М., 1880.

222. Словарь книжника и книжности Древней Руси. М., 1988, ч. I.152. "Слово о полку Игореве" и памятники куликовского цикла, под ред. Д.С.Лихачева, Л.А.Дмитриева, М.-Л., 1966.

223. Советская историография. (Под ред. Ю.Н. Афанасьева). М., 1996.

224. Соколов П.П. Русский архиерей из Византии и право его назначения. Киев, 1913.

225. Соловьев С.М. История России с древнейших времен, т. I, М., 1959; Т.3-4. М.,1988.

226. Софроненко К.А. Общественно-политический строй Галицко-Волынской Руси XI-XIII вв. М., 1955.

227. Татищев В.Н. История Российская с Древнейших времен. СПб., 1769-1784, книги 1-4.

228. Тихомиров И.А. Галицкая митрополия, М., 1895.

229. Тихомиров И.А. О составе западно-русских т. н. литовских летописей, ЖМНП, 1901, март, май.

230. Тихомиров М.Н. «Списки русских городов дальних и ближних», -«Исторические записки», 1952.

231. Тихомиров М.Н. Древняя Москва. М., 1947.

232. Тихомиров М.Н. Исторические связи русского народа с южными славянами, в кн.: «Славянский сборник», 1947.

233. Тихомиров М.Н. Куликовская битва 1380 г. в кн.: «Повести о Куликовской битве». М., 1959.

234. Тихомиров М.Н. Куликовская битва, -.ВИ, 1955, №9.

235. Толочко А.П. Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология. Киев, 1992.

236. Улащик H.H. Введение в изучение белорусско-литовского летописания. М., 1985.

237. Усачев H.H. К оценке западных внешнеторговых связей Смоленска в XII XIVbb. // Международные связи России до XVII в. М., 1961.

238. Устрялов Н.Г. Русская история до 1855. (переиздание с 1855г.)Петрозаводск, 1997.

239. Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов, М., 1966.

240. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси 1200 1304 гг. М., 1989.

241. Филарет. Историко статистическое описание Черниговской епархии. 7 книг, Чернигов, 1873 - 1874.

242. Филевич И.П. Борьба Польши и Литовской Руси за Галицко-Владимирское наследие. СПб., 1890.

243. Филевич И.П. Вопрос о двух русских народностях и "Киевская старина", «Варшавские университетские известия», 1905,№ 5.

244. Филевич И.П. К вопросу о борьбе Польши и Литовской Руси за галицко-владимирские наследия, ЖМНП, 1891.

245. Флоря Б.Н. Литва и Русь перед битвой на Куликовом поле. // Куликовская битва, М., 1980.

246. Хорошкевич А.Л. Торговля Великого Новгорода в XIV-XV вв., М.,1963.

247. Чамярыцю В.А. Беларусюя леташсы як помнии лгтаратуры, Мшск, 1968.

248. Черноусов Е. Дука один из историков конца Византии, ВВр., т.ХХ1, СПб., 1914(1915).

249. Черепнин Л.В. Летописец Даниила Галицкого, ИЗ, т. 12,1941.

250. ЧерепНин Л.В. Духовные и договорные грамоты Дмитрия Донского как источник, ИЗ, № 24,1947.

251. Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы ХГУ-ХУ вв., ч. I, 1948; ч.П,1951, М.-Л.

252. Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства. М., 1960.

253. Черепнин Л.В. Отражение международной жизни XIV начала XV в. в московском летописании, - в кн.: "Международные связи России до ХУШв.". М., 1961.

254. Черепнин Л.В. Исторические условия формирования русской народности. М., 1958.

255. Черепнин JI.В. К вопросу о характере и форме древнерусского государства X начала XIII вв., - «Исторические записки», № 89,1972 (издание Института истории СССР Академии наук СССР).

256. Чистович И. Очерки истории западно-русской церкви, ч.1. СПб.,1882.

257. Шабульдо Ф.М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. Киев, 1987.

258. Шамбинаго С.К. Повести о Мамаевом побоище, СПб., 1906.

259. Шамбинаго С.К. Статьи по истории русского летописания, в кн.: "История русской литературы", т. II.

260. Шамбинаго С.К. Летописные редакции повести о Мамаевом побоище. Древности, «Труды Славянской комиссии Московского археологического общества», т. 4, вып. 1. М., 1970, Протоколы.

261. Шараневич И. История Галицко-Владимирской Руси от наидавней ших времен до раки 1453, Львов, 1853.

262. Шахматов A.A. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв., М.-Л., 1938.

263. Шахматов A.A. О супрасльском списке Западно-русской летописи, -«Летопись занятий Археологической комиссии за 1900г.», т. 13,1901.

264. Шахматов A.A. Симеоновская летопись XVI в. и Троицкая летопись начала XV в., ИОРЯС, 1900.

265. Шахматов A.A. Общерусские летописные своды XIV-XV вв., -ЖМНП, 1900-1901.

266. Шахматов A.A. Отзыв на сочинение С.К.Шамбинаго, «Отчет о 12-м присуждении премии Макария», 1910.

267. Шахматов A.A. Сборник статей и материалов (1864-1920), М.-Л.,1947.

268. Шахматов A.A. О так называемой Ростовской летописи, ЧОЛДР, т.1(208),1904.

269. Шеков A.B. Верховские княжества (Краткий очерк политической истории XIII середины XVI вв.). Тула, 1993.

270. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси. М., 1972.

271. Щапов Я.Н. Государство и церковь в Древней Руси. X XIII вв. М.,1989.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.