Правовое поведение среднего класса в России тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, кандидат социологических наук Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна

  • Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2013, МайкопМайкоп
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 137
Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна. Правовое поведение среднего класса в России: дис. кандидат социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Майкоп. 2013. 137 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРАВОВОГО ПОВЕДЕНИЯ.

1.1. Правовое поведение в системе социологического знания.

1.2. Особенности правового поведения россиян: теоретико-методологический аспект.

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ СРЕДНЕГО РОССИЙСКОГО КЛАССА: СТРУКТУРНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ.

2.1. Правовое поведение российского среднего класса в контексте социальной дифференциации российского общества.

2.2. Институциональная композиция правового поведения средних слоев российского общества.

ГЛАВА 3. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ СРЕДНИХ СЛОЕВ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНАЯ МОТИВАЦИЯ.,.

3.1. Ценность права в жизненных стратегиях российского среднего класса.

3.2. Правовое поведение как ориентир жизненных стратегий представителей среднего класса.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Правовое поведение среднего класса в России»

Актуальность темы исследования. В современном российском обществе проблема правового поведения возведена в ранг наиболее обсуждаемых: при разнообразии оценок в целом доминирует критический, а иногда и предкатастрофический настрой, определяемый констатацией криминализации поведения населения, правового нигилизма, неэффективности деятельности правовых институтов. На фоне этих заявлений возрастает актуальность социального диагноза правовых тенденций в поведении россиян, так как обобщенные показатели фиксируют только то, что в реальности является локализованным в отдельных социальных группах и дисперсным по отношению к другим группам.

При том, что правовая ситуация не может считаться оптимальной модернизации российского общества, при том, что россияне разделяют чувство тревоги по поводу расширения неправового поведения как массовой поведенческой модели, есть необходимость изучения отношения к праву и реализации правовых установок российским средним классом. На первый взгляд, эта группа населения не выделяется на общем фоне ни правовой активностью, ни уровнем законопослушания. В этом смысле российский средний класс отходит от аналогии с зарубежным средним классом как классом гражданских и правовых добродетелей. Если же основываться на динамике численности среднего класса, его влиянии на социальную и экономическую жизнь российского общества, занятость в социально-престижных сферах деятельности, его правовое поведение становится необходимым звеном в исследовании перспектив среднего класса в российском обществе и в том, что с правовым поведением среднего класса в целом связано развитие правового государства в России.

Актуальность данной темы подтверждается тем, что элитные и низшие социальные слои российского общества «непроницаемы» для социальной диагностики, образуют обособленные сегменты российского з общества, которые ориентированы на воспроизводство собственных групповых норм и правил. Изучение правового поведения российского среднего класса представляет интерес на том основании, что в своем большинстве россияне ориентированы на вхождение в средний класс, существующие социальные лифты в российском обществе открывают эти возможности и правовое поведение является позитивным фактором в реализации жизненных стратегий.

В условиях роста социальной значимости права правовое поведение среднего класса может способствовать переводу российского общества из состояния маргинализации права в общество реальных рыночных и демократических институтов. При том, что российский средний класс часто представляют не социально аналитическим, а «идеологическим» конструктом, социологический анализ в данном направлении во многом фиксирует эмпирические показатели деятельности среднего класса, расходящиеся с нормативными представлениями, но имеющие значение для определения модального правового поведения, его влияния на жизненные стратегии среднего класса и российского населения в целом.

С учетом этого обстоятельства актуальность темы диссертационного исследования, обусловлена, во-первых, потребностью выявления и изучения условий формирования правового поведения среднего класса; во-вторых, использованием полученных знаний как инструментария в диагностике социальных процессов в российском обществе; в-третьих, недостаточной проработанностью проблемы правового поведения, как определяющей способы включения правовых инноваций в общественные отношения.

Степень научной разработанности темы. Правовое поведение как проблема социологического знания, показывает, что для изучения этого социального явления необходим как учет социологической традиции, так и включение новых парадигм социологического знания.

В классической социологии правовое поведение рассматривается в контексте теории органической солидарности (Э. Дюркгейм)1, отношения к праву как форме социальной регуляции и придания функции реститутивности, развития социальных способностей и навыков через процедуры «разрешительности». При этом подчеркивается, что правовые нормы по эффекту социального воздействия уступают моральным добродетелям, соответствующим принципу органической солидарности.

Такая оценка правового поведения характеризует «минимальность» права как условия социального взаимодействия и акцентирует исследовательское внимание на структурных и функциональных показателях, на описании правового поведения как модели социального действия, обусловленного, с одной стороны, общественной потребностью, с другой — структурными позициями.

В понимающей социологии М. Вебера правовое поведение интерпретируется как целерациональное, связанное с общей тенденцией рационализации общественной жизни. Для позиции М. Вебера очевидным является, во-первых, выявление соответствия поведения, как акта социального действия критерию социальной рациональности (правовые нормы представляются образцом формальной рациональности), во-вторых, описание субъективных «смыслов», вкладываемых в поведение . Можно констатировать, что в веберовской модели правового поведения на первое место выступает нахождение идеальных типов, с которыми эмпирические поведенческие образцы соотносятся по «частоте» включенности правовых норм.

К. Манхейм рассматривает правовое поведение в контексте сохранения демократических ценностей и свобод, делая акцент на привитие правовых ценностей и определение правового поведения в контексте

1 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1999. С. 135-140.

2 Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 602-609. 5 устранения социальных диспропорций, социального планирования3. Этому подходу соответствует представленное в позициях Т. Парсонсаотношение к правовому поведению, как ориентированному на интеграцию личности в реализации социальных ролевых и поведенческих комплексов4. Исследовательский инструментарий нацеливается на выявление соотношения между универсальными правовыми принципами и частными правовыми порядками на групповом и личностном уровнях. Это обстоятельство ориентирует на анализ сферы влияния правовых и неправовых норм в поведенческих стратегиях.

Постклассическая социологическая традиция (П. Бурдье, Э. Гидценс, П. Штомпка и др.)5 сосредотачивает исследовательские усилия на выявлении субъектного измерения правового поведения как поведения, связанного с реализацией определенных социальных диспозиций, потребности в применении правовых норм на основе избранных алгоритмов социального действия или габитусов как схем индивидуального и группового социального опыта, что делает приоритетным эмпирическую верификацию деятельностно-мотивационной сферы правового поведения.

Отличительной особенностью современной отечественной традиции исследования правового поведения является анализ права в контексте понимания поведения как фактора влияния на модернизацию общественной жизни и закрепление нового социально-политического и социально-экономического порядка в российском обществе. В работе В.Н. Кудрявцева, В.П. Казимирчука отмечается, что в современных условиях право и связанные с ним проблемы правового поведения становятся ключевыми в осмыслении социальных перемен в российском обществе. Правовое поведение, трактуемое как социально значимое, связанное и соотносимое с нормами права, является наиболее одобряемым в обществе. Вместе с тем, с

3 Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 594-596.

4 Парсонс 71 Система современных обществ. М., 1996. С. 34-36.

5 Бурдье П. Социология политики. М., 1993. С. 43-49; Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурности. М., 2003. С. 306-309; Штомпка П. Социология изменений. М., 1996. С. 53-57. 6 точки зрения указанных авторов, правовое поведение может быть интерпретировано адекватным образом, если включает анализ правотворчества государственных институтов и схем уровня правового сознания наиболее массовых слоев российского населения6.

М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова, Л.Е. Вызов и др. подчеркивают, что правовое поведение россиян, во многом определяясь периодом адаптации к переменам, характеризуется диспропорцией между отношением к праву как инструменту выражения собственных интересов и гарантий прав и свобод и принудительностью, репрессивностью воздействия на тех, кто отклоняется от норм права . Средний класс российского общества интерпретирует правовое поведение двояко: с одной стороны, эта группа демонстрирует наибольшую приверженность правомерному поведению, с другой стороны, это поведение является обусловленным или ситуативным.

В исследованиях Г.М. Аврамовой, Т.М. Малеевой и др. отмечается, что правовая активность среднего класса является явно недостаточной, с точки зрения представительства не только собственных интересов, но и других социальных групп и слоев. Обобщенный средний класс демонстрирует высокий достиженческий потенциал не конвертируемый полностью в правовое поведение, а негативное влияние оказывает формула, что «все, в той или иной степени, нарушают нормы права»8. В работах В.Л. Овчинского, Г.Е. Осипова, Ю.Г. Волкова подчеркивается, что, не преувеличивая значения права в модернизации российского общества и вторичность по отношению к социальной модернизации, следует учитывать, что во многом правовое поведение россиян является проекцией недоверия к правоохранительным структурам и институту права в целом9. Правовое

6 Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М., 1995. С. 85-88.

7 Горшков М.К. Российское общество как оно есть. М., 2012. С. 421-425; Тихонова Н.Е. Бюрократия: часть общества или его контрагент // Социологические исследования. 2006. № 3. С. 39-42.

8 Абрамова Г.М. Адаптационные стратегии населения. СПб., 2004. С. 135-137; Малеева Т.М. и др. Средние классы в России, экономические и социальные стратегии. М.2003. С. 211-213

9 Модернизация России: социально-гуманитарные измерения. СПб., 2011. С. 126-127; Осипов Г.Е. Социальное мифотворчество. М., 2002. С. 32-36; Волков Ю.Г. Креативность: исторический прорыв России. М., 2011.С. 220-227. поведение выступает фактором позитивного воздействия на процесс модернизации общественной жизни, если связано с повышением правовой ответственности всех групп населения, и учитывает специфику национальных условий.

Анализ правового поведения россиян нацеливает на восстановление институционального доверия и последовательную реализацию принципа правового равенства. Определенный вклад в проблему правового поведения внесли П.С. Самыгин, В.Л. Курбатов и др., считая, что правовое поведение определяется фактором социального самочувствия и необходимо, если говорить о восстановлении реститутивного влияния права, следует исходить из состояния оценки интегрированности, включенности правовых норм в структуру поведенческих стратегий населения10. Средний класс является группой, которая осторожно относится к правовым новациям и наиболее остро нуждается в преодолении правового нигилизма в сознании общества, что совпадает с интересами и потребностью самореализации и влияния на общественную жизнь.

В целом можно сказать, что, во-первых, правовое поведение российского среднего класса, хотя и представлено на определенном исследовательском уровне, «страдает» определенной степенью недифференцированности типа поведения внутри среднего класса. Во-вторых, можно обоснованно считать, что средний класс не достиг состояния лидера в правовом поведении, не выявлены реальные преграды и стимулы усиления правомерности в правовом поведении. И, в-третьих, анализ изучения правового поведения среднего российского класса требует выявления долгосрочных трендов в осознании права и реализации на практике правовых норм. Эти обстоятельства являются аргументами в пользу самостоятельного исследования представленной темы.

10 Самыгин П.С., Тихонов В.Т. Социально-политическая активность российской студенческой молодежи. Ростов н/Д, 2012. С. 149-151; Курбатов В.Л. Социальные технологии. Ростов н/Д, 1996. С. 59-60. 8

Цель диссертационного исследования заключается в рассмотрении правового поведения «обобщенного» среднего российского класса в условиях закрепления нового социально-политического порядка.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

- рассмотреть традицию исследования правового поведения в системе социологического знания;

- изучить особенности формирования и становления правового поведения российского среднего класса;

- выявить влияние социальной дифференциации российского общества на правовое поведение среднего класса;

- раскрыть институциональную композицию правового поведения российского среднего класса;

- исследовать ценность правовых норм в деятельностно-мотивационной структуре поведения российского среднего класса;

- проанализировать значение права как нормативного ориентира поведения российского среднего класса.

Объектом исследования выступают средние слои российского общества как обобщенный средний класс, характеризующийся удовлетворительным материальным положением, высоким образовательным и профессиональным потенциалом, и обладающий определенным уровнем правовой компетентности.

Предметом исследования является правовое поведение среднего российского класса как социально значимое поведение, ориентированное на применение норм права на социальном микроуровне и в публичной сфере.

Гипотеза исследования заключается в том, что российский средний класс, имея определенные различия с зарубежным средним классом по социетальным параметрам, в контексте рационализации жизненных стратегий выражает потребность в правовом поведении как модели социального действия, наиболее оптимально соответствующей социально9 статусному положению среднего класса, несмотря на влияние правового релятивизма и двойственность позиции в оценке ценности права в деятельностно-мотивационной структуре поведения. На фоне релятивизации правового сознания в российском обществе представители среднего класса ориентируются на переход от социально-фиксированной установки, связанной с законопослушанием, к правовой активности, определяемой процессом повышения гражданского статуса российского среднего класса.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют идеи понимающей социологии М. Вебера, направленные на отношение к праву как субъективному смыслу социального действия, реализуемого в поведенческих практиках. Фундаментальность этой идеи закрепляется в исследовательском конструкте, включающем концепт правового поведения В.П. Казимирчука и В.Л. Кудряшова о социальной значимости правового поведения, правового поведения как проекции правопорядка внутри определенной группы М.К. Горшкова, а также при разработке основных положений автор исходила из принципа мотивированности правового поведения П.С. Самыгина, роли правового поведения в развитии социально созидательных практик в российском обществе Ю.Г. Волкова.

В диссертационном исследовании использовались процедуры сравнительного анализа и социальной экстраполяции.

Эмпирическую базу исследования составили результаты исследований, проведенных ведущими российскими социологическими центрами в 2008-2012 гг., (Институт социологии РАН, ВЦИОМ, Левада-Центр), региональных исследований, изложенные в материалах научно-практической конференции «Социология в российском обществе» (Уфа 2012г.), статистические данные Минсоцразвития и Госкомстата РФ.11

11 Готово ли российское общество к модернизации? / ИС РАН, 2011; О чем мечтают россияне? / ИС РАН, 2012; Что ждет Россию в 2020 году? / ВЦИОМ, июнь 2012; Насколько счастливы россияне? / Левада-Центр, 2011; Российское общество и власть. / Левада-Центр, январь 2012; Материалы научно-практической конференции «Социология в российском обществе». Уфа, 2012.

10

Совокупность эмпирических источников, использованных автором в ходе разработки указанной темы исследования, представляется вполне репрезентативной основой для выявления ключевых тенденций динамики правового осознания средних слоев российского общества.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- рассмотрено правовое поведение как многоуровневая категория социологического анализа, как способ социального конструирования модели социальных отношений между различными социальными группами и слоями; также показано, что правовое поведение в системе социологического знания характеризует переход к субъектно-деятельностному аспекту, рассмотрению права как фактора взаимовлияния институциональных условий и образа права в сознании людей;

- определена особенность правового поведения в российском обществе, связанная с предположением, что влияние права на систему общественных отношений определяется сдвигом от сферы регулирования государственного права к праву как сфере межличностных отношений, связанных с представительством интересов и защитой прав, свободой граждан, что характеризует правовое поведение как наиболее динамичный сегмент социального поведения россиян;

- изучено влияние социальной дифференциации на поведение среднего класса в российском обществе, что фиксирует формирование ограничений на правовое поведение в контексте неактуализированности права как личностного социального ресурса, что связано с смещением статусных позиций на профессиональную самореализацию по сравнению с правовой компетентностью;

- охарактеризована институциональная композиция правового поведения среднего российского класса, что выявляет ориентированность на институты права как институт поддержания порядка и стабильности, но и в меньшей степени на институт права как институт ассоциирования и защиты

11 групповых интересов, средний российский класс занимает выжидательную позицию в отношении развития правовых институтов, делая упор на неформальные социальные отношения, что сближает его с другими группами российского общества, но сужает участие в правовой активности;

- определена ценность права в деятельностно-мотивационной сфере поведения среднего класса в российском обществе, которая характеризуется тем, что право занимает полуядерные позиции по отношению к ценностям, к достиженческим ценностям, и наблюдающийся синтез терминальности права зависит от степени активности, от способа реализации одобряемых поведенческих моделей;

- проанализировано влияние права как нормативного ориентира поведения среднего класса, заключающееся в принятии права как наиболее оптимального для взаимоотношений с государством и не имеющего терминального значения на уровне межличностных отношений, что обусловливает определенную асимметрию права и имеет перспективу в закреплении на основе правового поведения гражданских добродетелей.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Анализ правового поведения в контексте социологического знания показывает, что правовое поведение концептуализируется на уровне структурных факторов, детерминированности под влиянием правовых норм как норм социально-дифференцирующего воздействия в контексте формирования рациональных социальных отношений. В постклассической социологической традиции правовое поведение связывается с актуализацией схем восприятия права и соотнесенностью с социальными диспозициями. В условиях социальной неопределенности эвристическое значение обретает структурно-деятельностный подход, включающий корреляцию структурных условий и субъектно-деятельностных параметров правового поведения на индивидуальном и групповом уровнях.

2. Особенности правового поведения в российском обществе связаны как с выявлением специфики формирования российского среднего

12 класса, как субъекта правового поведения, так и с диапазоном влияния правовых норм на поведенческие практики. В условиях, когда правовое поведение не может «фиксироваться» по критериям референтности, связано с релятивизацией правовых норм, составляющими теоретико-методологического конструкта исследования выступает критерий ранжирования (частоты) применения правовых норм и схем восприятия правовых норм, интерпретаций, связанных с жизненными стратегиями среднего класса.

3. Социальные позиции российского среднего класса определяются как обеспеченные и стабильные на фоне существующих избыточных социальных неравенств. Так как российский средний класс является группой профессиональной и должностной «ренты», для него характерен акцент на реализацию жизненных стратегий включением профессионального и образовательного ресурсов, что сужает социальную значимость правового поведения. Правовое поведение соотносится со сферой взаимодействия личности и государства при тенденции востребованности частных правовых норм в сфере межличностных отношений, защиты прав личности.

4. Институциональная композиция российского общества характеризуется дефицитом доверия российского среднего класса к институту права, ассоциируемому с деятельностью правоохранительных структур. Эта позиция выражается в запросе на повышение эффективности правовых норм в борьбе с системными негативными эффектами и пролонгирует минимизацию правовых норм как действенных на уровне принятия институциональных поведенческих стратегий. Правовые нормы рассматриваются в контексте «окна» возможностей личности вне ее самореализации и саморазвития, что снижает привлекательность правового поведения как социально-инвестиционного.

5. Ценность права в жизненных стратегиях представителей российского среднего класса фиксируется в соотнесении с иерархией жизненных целей. Можно констатировать двойственность ценностного

13 измерения права, которое выступая как терминальная ценность на уровне «обладания высокой культурой» в качестве социального маркера, инструментализируется и релятивизируется в сфере жизненных стратегий. В этом отношении ценность права фиксирует сближение терминальной и инструментальной значимостей в сфере отношений личности и государства, уступая влияние «моральным добродетелям» на уровне межличностных отношений.

6. В условиях конвенциональное™ и ситуативности правового поведения российского среднего класса повышение уровня его модальности связывается с расширением институциональных ресурсов, содержащих возможность представительства и защиты личных и групповых прав и интересов; во-вторых, с повышением уровня социальной референтности через правовую активность в различных сферах общественной жизни. Главным является переход от системы «присваивающего» (применения норм права для реализации частных интересов) правового поведения к гражданскому типу правового поведения, связанному с паритетом личных и общественных интересов в жизненных стратегиях российского среднего класса.

Теоретическая и научно-практическая значимость работы обусловлена актуальностью темы исследования, необходимостью теоретического осмысления специфики правового поведения в российском обществе, содержащиеся в диссертационном исследовании положения и выводы могут представлять интерес и значимость для формирования правовой политики на региональном и муниципальном уровнях, содействовать разработке программ по повышению правовой культуры российского населения, реформированию системы правоохранительных органов.

Практическая значимость результатов исследования заключается в подготовке рекомендации для системы правового воспитания молодежи, для формирования молодежной политики на локальном и региональном уровне.

14

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке и чтении общих и специальных курсов по социологии образования, социологии молодежи, социологии права, а также могут быть основой для дальнейшей научной работы в данном направлении.

Апробация работы. Результаты исследования были изложены на региональных, международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях и семинарах в 2011 - 2012 гг. В частности, на: Международной научно-практической конференции «Модернизация России: региональные особенности и перспективы» (г. Ростов-на-Дону, 21-22 апреля 2011 г.); III международной научно-практической конференции «Кавказ - наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 27 - 29 сентября 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности» (г. Ростов-на-Дону, 19-20 апреля 2012 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Социально-культурная консолидация в условиях модернизации современной России» (г. Майкоп, 12-14 марта 2013 г).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 5 научных публикациях, в том числе, в изданиях, которые входят в список ВАК Минобрнауки РФ, и составляет объем 10 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Если отметить основной исследовательский лейтмотив, то можно констатировать, что российский средний класс, отличаясь от стандартов западного аналога, переживает противоречивое становление. Если на Западе говорят о закате среднего класса, то представители «обобщенного» российского среднего класса характеризуются динамичным ростом в количественном и качественном аспектах. В количественном аспекте, очевидно, более 20 % населения образуют «ядро» среднего класса, характеризуются социально-статусным и высоким образовательным и профессиональным потенциалом, а также социальной самоидентификации. Описанная ситуация требует тщательного и системного подхода к проблеме нахождения теоретико-методологических координат среднего класса. Для этой быстро растущей группы российского населения структурно-функциональный анализ явно недостаточен в связи с тем обстоятельством, что большая часть российского среднего класса является периферийными и полупериферийными слоями и не характеризуется стабильностью ' социального положения.

Вместе с тем существующий институциональный подход показывает преобладание в поведенческих практиках среднего класса неформальных социальных норм, связанных как с активностью на социальном микроуровне, так и с повышенной оценкой профессионального и образовательного ресурсов, с упором на то, что благодаря этим факторам можно совершить социальное восхождение. Учитывая эти обстоятельства, в ходе исследования выяснилось, что адекватным для воспроизведения логики российского среднего класса является структурно-деятельностный подход, рассматривающий в комплексе социальный и мотивационный, социально-деятельностный и структурный аспекты среднего класса как взаимно коррелируемые в контексте правового поведения.

Говоря о специфике российского среднего класса, мы также отмечаем, что, являясь группой, в которой происходит разновременные и разнонаправленные процессы, средний класс обретает достаточно четкие конфигурации именно в сфере жизненных стратегий, которые можно охарактеризовать как достиженческие, в отличие от традиционных целей акцент делается на личный успех, удовлетворение не только материальных, но и досуговых, профессиональных потребностей, при этом с демонстрацией социальной самостоятельности.

В исследовании делается вывод, что социальные позиции российского среднего класса во многом определяются диспропорциональностью социальной структуры, резким разрывом между низшими социальными слоями и элитой. Учитывая, что средний класс по социально-статусным позициям не является группой, примыкающей к элитным слоям, у большинства представителей среднего класса отсутствуют перспективы вхождения в субэлитные и элитные слои, вместе с тем представители низших социальных слоев относятся к среднему классу как ориентиру социальной адаптации, материальной обеспеченности и приложения профессиональных и образовательных навыков.

Следует подчеркнуть, что социальная неоднородность среднего класса одновременно является сплачивающим фактором; в отличие от субэлитных слоев средний класс открыт для ротации и обновления, что, конечно, приводит к размытости правовых моделей как параметра поведения среднего класса, но вместе с тем представляет средний класс как группу со значительным правовым потенциалом. Установлено, что социально-статусные позиции влияют на различение средним классом правового поведения как поведения, относящегося к сфере отношений с государством, учитывая, что большинство среднего класса являются лицами наемного труда и их положение зависит от должностной и интеллектуальной ренты.

Обращает на себя внимание тот факт, что средний класс, как социально-неоднородная группа, в большей степени связывает отношение к праву с конкретными жизненными стратегиями. Ясно, что для среднего класса ведущей является рационализация общественных отношений, в условиях полуправового состояния российского общества сдвиг в рационализацию означает ситуативность и обусловленность правовых норм, ориентацию на возможность применения неформальных социальных правил, способствующих достижению конкретных социальных целей.

Представители среднего класса, если и обладают властным ресурсом, рассматривают этот шанс для продвижения в собственной профессиональной сфере и не рассматривают правовое поведение как возможность занятия властных позиций. Институциональный дизайн российского общества с преобладанием неформальных социальных норм и неэффективностью института права сужает возможности ассоциирования ресурсов среднего класса с институтом права, в большей степени, как выявлено в процессе исследования, средний класс ориентируется на институт права как институт государства, как не обеспечивающий стабильное правило в социальных отношениях.

К тому же сфера приватной индивидуальной свободы среднего класса, как и у большинства других россиян, характеризуется минимизацией правовых влияний, и то, что представители среднего класса заявляют о недоверии к институту права или обращаются к правовым практикам в исключительных случаях, преимущественно для защиты своих прав или для представительства интересов, свидетельствует о том, что не оформилась система частного правопорядка тех норм, которая является связующим звеном между сферой регулирования отношений личности и государства и сферой межличностных отношений.

Как показывают результаты исследования, те, кто относят себя к среднему классу, возлагают надежды на институт права исключительно пока в решении общесистемных проблем, таких как: коррупция, снижение уровня насилия в обществе. В меньшей степени и часто косвенным образом эффективность института права на уровне гражданского законодательства ассоциируется с жизненными стратегиями среднего класса.

Этот вывод в большей степени уточняет положение о том, что для субъектов достиженческих стратегий свойствен выбор либеральных правовых ценностей, в отличие от традиционных - обычай, привычки, использование механизмов клиентелизма. Как мы выявили, сдвиг в сторону правовой институционализации жизненных стратегий среднего класса определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, возрастанием эффективности правовых норм и расширением сферы применения на уровне группового и межгруппового взаимодействия и реализацией принципа равенства перед законом, что повышает доверие к государству как гаранту и источнику права.

Ценность права для большинства представителей среднего класса определяется двоичностью отношения. С одной стороны, право рассматривается как терминальная ценность, что связано с позицией законопослушания и того, каким право должно быть в отношении своих граждан. Вторая - с тем, что в жизненных стратегиях присутствуют правовой релятивизм, использование права как инструментальной ценности. Это противоречивое отношение выражается в том, что, демонстрируя достаточно высокую приверженность правовым нормам, представители российского среднего класса по умолчанию минимизируют применение правовых стратегий, правовых моделей в контексте безальтернативного сознательного выбора, и относят правовые нормы исключительно к личной компетенции, наподобие морального выбора.

Изложенное выше дает основание считать, что переход среднего класса к правовому поведению как ориентиру жизненных стратегий является постепенным и связан с изменениями на институциональном, групповом и индивидуальных уровнях. На институциональном это связано с тем, чтобы право прекратило быть монополией отдельных групп или использовалось избирательно, на групповом с переводом правового ресурса в гражданскую активность среднего класса преимущественно не через формы политической активности, где средний класс соблюдает политический нейтралитет и индифферентность, а через микросоциальные акции, связанные с ростом запроса на правовые нормы в решении проблем повседневной деятельности.

Перевернуть» это основание означало бы закрепить за средним классом статус группы со стороны, озабоченной личным существованием и объединенной логикой группового эгоизма. На личностном уровне переход к правовым стратегиям определяется тем, что из проблемы личностного выбора как выбора по обстоятельствам правовое поведение стало постоянным фактором или фактором жизненных стратегий и вариативность применения права связывалось со спецификой деятельности и приоритета конкретных жизненных целей.

В целом же можно сказать, что российский средний класс, несмотря на противоречивость социального становления и неоднозначность влияния правового поведения на формирование жизненных стратегий, является единственной группой населения, которая реально способна стать массовым субъектом правовой активности и при этом условии включиться в процесс правовой и социокультурной модернизации российского общества.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Лошкарева-Имгрунт, Светлана Ивановна, 2013 год

1. Аврутин Ю. Е. Государство и право. Теория и практики. М., 2009.

2. Аврамова Г.М. Адаптационные стратегии населения. СПб., 2004.

3. Американская социология. Перспективы. Проблемы. Методы. М., 1972.

4. Американская социологическая мысль. М., 1996.

5. Андреев С. Структура власти и задачи общества // Нева, 1989. № 1.

6. Аристотель. Политика. М., 1974.

7. Артемов В. М. Социокультурные ориентации правоохранительных органов. // Социологические исследования. 2000, № 1.

8. Аспекты социальной теории современного общества. М., 2000.

9. Ашкеров А. Нулевая сумма. М., 2011.

10. Ю.Базовые ценности россиян. М., 2003.

11. Байтин М. И. Сущность права. Саратов, 2001.

12. Баранов П. П., Шпак А. В. Сила права: политико-институциональный анализ. Ростов н/Д, 2004.

13. Баранов П. П., Шпак В. Ю. Философия права. Ростов н/Д, 2002.

14. Бачинин В. А., Сальников В. П. История философии и социологии права. М., 2001.

15. Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Полис, 2000. № 6.

16. Белов М.Т., Любченко B.C. Властная элита: процессы трансформации российского социума. Ростов н/Д, 2002124

17. Бергер П. Л. Приглашение в социологию. Гуманистическая перспектива. М., 1996.

18. Бердяев Н. Русская идея. Судьба России. М., 1992.

19. Бойков В.Э. Десять лет реформаторства // Социологические исследования, 2001. № 7.

20. Бойков В.Э. Ценности и ориентиры общественного сознания россиян // Социологические исследования, 2004. № 7.

21. Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. проф. А. Я. Сухарева. — М., 2007.

22. Бряник Л. В. Право и власть: философские акценты. // Философия права. 2001, № 6.

23. Бурдье П. Начала. М., 1994.

24. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

25. Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб, 2005.

26. Бурдье П. Социология социального пространства. СПб, 2005.

27. Бюрократия и власть: новые в России позиции населения и оценки экспертов. М., 2005.

28. Валлерстайн И. Конец знакомого мира. М., 2003.

29. Вебер А.Б. Устойчивое развитие как социальная проблема. М., 1999.

30. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

31. Волков В. Силовое предпринимательство. СПб., 2002.

32. Волков Ю. Г. Идентичность и идеология: взгляд в будущее. М., 2006.

33. Волков Ю. Г. Креативность: исторический прорыв России. М., 2011.

34. Волков Ю. Г. Социология. М., 2010.

35. Восленский М., Номенклатура. М., 1989.

36. Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. СПб., 1997.

37. Галкин A.A., Красин Ю.А. Россия на перепутье. М., 1998.

38. Гвардини Р. Конец Нового времени. Попытка найти свое место. // Самосознание культуры и искусства XX века. М., 2000.

39. Гегель Г. Ф. Философия права. М., 1990.

40. Гидденс Э. Социология. М., 2006.

41. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурности. М., 2003.

42. Горяинова В. П. Групповая солидарность и ценностные ориентации. // Социологические исследования, 1997, № 3.

43. Горшков М. К., Шереги Ф. Э. Молодежь России: социологический портрет. М., 2010.

44. Горшков М. К. Российская повседневность в условиях кризиса: социологическое измерение. // Социологические исследования. 2009, № 12.

45. Гревцов Ю. И. Очерки и теории социологии права. СПб, 1996.

46. Гревцов Ю. И. Социология права. СПб., 2001.

47. Данилова Е. Н. Идентификационные стратегии: российский выбор. // Социологические исследования, 1995, № 6.

48. Девиантность и социальный контроль в России. М., 2000.

49. Де Болт Дж. Причины и последствия неудач модернизации в России. // Социологические исследования, 2006, № 10.

50. Дилигенский Г. Г. Люди среднего класса. М., 2002.

51. Динамика социального экономического положения населения в России вып.2, 2008.

52. Динамика ценностей населения реформируемой России. М., 1996.

53. Дроздов А. Ю. Агрессивное поведение молодежи в контексте социальной ситуации. // Социологические исследования. 2003, № 4.

54. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1999.

55. Западноевропейская социология XIX начало XX века. М., 1996.

56. Заславская Т. И. Современное российское общество. М., 2004.5 7. Заславская Т. И., Шабанова М. А. Социальные механизмы трансформации неправовых практик. // Общественные науки и современность, 2001, № 5.

57. Зубок Ю. А., Чупров В. И. О формировании правовой культуры молодежи в России и Белоруссии. // Социологические исследования, 2006, № 10.

58. Зубок Ю. А. Феномен риска в социологии. М., 2007.

59. Иванов А. А. От талиона к индивидуализации юридической ответственности. Исторический очерк становления правового принципа. М., 2009.

60. Изменяющаяся Россия в зеркале социологии. М., 2003.

61. Ильин В. И. Социальное неравенство. М., 2000.

62. Ильин П. Постмодернизм. Словарь терминов. Тула, 2001.

63. Исаев И. А. Правовая культура России. М., 2009.

64. Казимирчук В. П. Социальный механизм действия права.// Советское государство и право, 1970, № 10.

65. Кант И. Критика чистого разума. СПб., 1993.

66. Капелюшников Р.И. Институциональная природа переходных экономик: российский опыт // Куда идёт Россия. Формальные институты, реальные практики 2001.

67. Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1994.

68. Кемеров В. Е. Введение в социальную философию. М., 2000.

69. Кивинен М. Прогресс и хаос. Социологический анализ прошлого и будущего России. СПб., 2001.

70. Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1998.

71. Кленнер Г. От права природы к природе права. М., 1998.

72. Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия. М., 2000.

73. Колосова Н.М. Интегративная функция правовой системы. М. 1990.

74. Кольев А. Н. Политическая мифология. М., 2003.

75. Косалс JI. Я. Между хаосом и порядком. // Pro et Contra, 1999, Т. 4, № 6.

76. Коркунов Н. М. Указ и закон. СПб., 1894.

77. Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе. // Социологические исследования. 2004, № 3.

78. Кривошеев В. В. Короткие жизненные проекты: проявления аномии в современном обществе. // Социологические исследования. 2009, № 3.

79. Ксенофонтова В.Н. Правовое поведение личности: содержание и особенности. М., 2006.

80. Кто и куда стремится вести Россию? М., 2001.

81. Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития. М., 1995.

82. Куда идет Россия? Власть, общество, государство. М., 2000.

83. Куда идет Россия? Кризис институциональных систем. Век, десятилетие, год. М., 1999.

84. Куда идет Россия? Общее и особенное в общественном развитии. М., 1997.

85. Куда идет Россия? Формальные институты и реальные практики. М., 2002.

86. Куда пришла Россия? М., 2003.

87. Кудрявцев В. Н., Казимирчук В. П. Современная социология права. М., 1995.

88. Кудрявцев В. Н. О правопонимании и законности. // Государство и право. 1994, № 3.

89. Кудрявцев JI. Д. Современное огбщество и нравственность. М., 2000.

90. Куценко О. Д. Общество неравных. Харьков, 2000.

91. Лапаева В. В. Право и политика. Из научной публицистики. М., 2005.

92. Лапаева В. В. Социология права в поисках новой парадигмы.// Государство и право, 1992, № 7.

93. Лапин Н. И. Пути России. М., 2000.

94. Левада Ю. А. От мнений к пониманию. М., 2000.

95. Левицкий С. А. Свобода и ответственность. М., 2003.

96. Лихачев Д. С. Русское искусство: от древности до авангарда. М., 1992.

97. Личность и уважение к закону. Социологический аспект. М., 1979.

98. Локк Дж. Сочинения. Т. 1. М., 1960.

99. Луман Н. Власть. М., 2001.

100. Магомедов К. О. Гражданское общество и государство. М., 1998.

101. Малиновский А. А. Злоупотребления правом. М., 2000.

102. Малютин М.В. Новая элита в новой России // Общественные науки и современность, 1992. № 2.

103. Мартышин О. В. Справедливость и право. // Право и политика. 2000, № 12.

104. Медушевский А.Н. Социология права. М., 2006.

105. Модернизация России Социально-гуманитарные измерения. М.СПб. 2011

106. Молодёжь в новой России образ жизни и ценностные параметры, М. 2007.

107. Моторина JI. Е. Философская антропология. М., 2003.

108. Наумова Н. Ф. Человек и модернизация России. М., 2006.

109. На перепутье. Новые вехи. М., 1999.

110. Нерсесянц В. С. Право математика свободы. Опыт прошлого и перспективы. М., 1996.

111. Нерсесянц В. С. Философия права. М., 2000.

112. Никонов В.А. Эпоха перемен: Россия 90-х глазами консерватора. М., 1998.

113. Новая молодежь России: жизни и ценностные ориентиры. М., 2004. Вып. 7.

114. Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999.

115. Новгородцев П. И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. М., 1996.

116. Новое и старое в теоретической социологии. М., 1999.

117. Новые потребности и новые риски: реальность 90-х годов. СПб., 2001.

118. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997.

119. Нуреев Р. М. Теория общественного выбора. М., 2005.

120. Общая социология. Тексты. М., 2006.

121. Обновление и стабильность. М., 2000.

122. Олейник А. «Жизнь по понятиям»: институциональный анализ повседневной жизни «российского простого человека».// Политические исследования. 2001, № 2.

123. Опыт словаря нового мышления. М., 1989.

124. Певзнер Я. А. Крах коммунизма и современные общественные отношения. М., 1999.

125. Перегудов С. П., Лапина Н. Ю., Семененко И. С. Группы интересов и российское государство. М., 1999.

126. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 1907.

127. Петрова Л. Е. Социальное самочувствие молодежи. //Социологические исследования. 2000, № 12.

128. Петухов В. В. Новые поля социальной напряженности. // Социологические исследования. 2004, № 3.

129. Петухов В. В., Пахомов Е. И., Седова Н. Н. Права человека: дискриминационные практики в современной России. // Общественные науки и современность. 2003, № 5.

130. Попов М. Ю.Правовая культура как элемент социального порядка. Власть. 2006, № 6.

131. Попов M. Ю. Социальная аномия и её влияние на социализацию. Власть. 2006, № 2.

132. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992.

133. Постсоветский институционализм: власть и бизнес. М., 2006.

134. Проданов В. Насилие в современную эпоху. София, 2005.

135. Пути России: существующие ограничения и возможные варианты. М., 2004.

136. Радаев В. В., Шкаратан О. И. Социальная стратификация. М., 1996.

137. Рассадина Т. А. Трансформация традиционных ценностей россиян в постперестроечный период. // Социологические исследования. 2006, №9.

138. Реформирование России: мифы и реальность. М., 1994.

139. Реформы переходного периода. М., 2005.

140. Ритцер Дж. Современные социологические теории. СПб., 2002.

141. Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. М., 2005.

142. Российская идентичность в социологическом измерении. М., 2008.

143. Российская идентичность в условиях трансформаций. М., 2005.

144. Российский менталитет: история и современность. СПб., 1993.

145. Российское общество на изломе: взгляд изнутри. М., 1997.

146. Россия, которую мы обретаем. Новосибирск, 2003.

147. Россия реформирующаяся. Вып. 7. М., 2008.

148. Россия трансформирующаяся. М., 2001.

149. Россия: новая социальная реальность. М., 2004.

150. Россия: риски и опасности «переходного» общества. М., 2000.

151. Русанова Н. М. Правовые установки и правовое поведение россиян. // Социология и общество. СПб., 2000.

152. Свобода. Неравенство. Братство. Социологический портрет новой России. М., 2007.

153. Седова И. Н. Морально-нравственные ориентации и социальная активность. // Социологические исследования. 2004, № 8.

154. Селигмен А. Проблема доверия. М., 2002.

155. Скирбекк Г., Гилье Н. История философии. М., 2000.

156. Смит Р. История гуманитарных наук. М., 2008.

157. Смоленский М.Б., Колюшкина Л.Ю. Теория государства и права. М., 2009.

158. Советский простой человек. М., 1995.

159. Современный либерализм. М., 1998.

160. Соловьев В. Л. Сочинения в 2-х томах. Т. 1. М., 1990.

161. Соловьев Э. Ю. Прошлое толкует нас. М., 1991.

162. Солодникова И.В. Социализация личности: сущности и особенности на разных этапах жизни// Социологические исследования.2007, № 2.

163. Социальная сфера общества: сегодня, завтра, послезавтра. М.,2008.

164. Социальная философия. Словарь. М., 2003.

165. Социальное неравенство и социальная политика в современной России. М., 2008.

166. Социальное согласие в современном мире. М., 2000.

167. Социальные конфликты в современной России. М., 1999.

168. Социальные ориентиры общественности: общество и человек. М., 1990.

169. Социальные трансформации в России: Теория, практика, сравнительный анализ. М., 2005.

170. Социальные факторы и консолидация российского общества. М., 2010.

171. Социальный капитал и социальное расслоение в современной России. М., 2003.

172. Социальная стратификация российского общества. М., 2003.

173. Социальная трансформация в России: теории и практики, сравнительный анализ. М., 2005.

174. Социокультурная модернизация в России. М., 2010.

175. Социология и современная Россия. М., 2003.

176. Социология неформальных отношений: политика, экономика, культура. Тюмень, 2005.

177. Спиридонов JL И. Общественное мнение и право. Д., 1985.

178. Справедливые и несправедливые неравенства в современной России. М., 2005.

179. Стариков E.H. Общество-казарма от фараонов до наших дней. Новосибирск, 1996.

180. Становление нового социального порядка в России. Краснодар, 2000.

181. Тимофеев JI.M. Институциональная коррупция. М., 2001.

182. Тихонова Н.Е. Бюрократия: часть общества или его контрагент// Социологические исследования. 2006, № 3.

183. Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М. 2001.

184. Тощенко Ж. Т., Харченко С. В. Социальное настроение. М., 1996.

185. Федотова В. Г. Хорошее общество. М., 2005.

186. Фуко М. Нужно защищать общество. СПб., 2005.

187. Фукуяма Ф. Доверие. М., 2008.

188. Хабермас Ю. Расколотый Запад. М., 2008.

189. Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М., 2003.

190. Хагуров Т. А. Человек потребляющий: проблема девиантологического анализа. М., 2006.

191. Хеффе О. Справедливость. М., 2007.

192. Чего опасаются россияне? М., 2008.

193. Человеческий потенциал: опыт комплексного анализа. М., 1999.

194. Шабанова М. А. Образы свободы в реформируемой России. // Социологические исследования. 2000, № 2.

195. Шабанова М. А. «Неправовая свобода» и самозащитное поведение населения. // Регион: экономика и социология. 2000, № 1.

196. Шабанова М. А. Социальная адаптация в контексте свободы. // Социологические исследования. 1995, № 9.

197. Шабанова М. А. Социология свободы: трансформирующееся общество. М., 2000.

198. Шаповалов М. Ф. Россиеведение. М., 2001.

199. Шкаратан О. И. Российский порядок: вектор перемен. М., 2004.

200. Шкаратан О. И., Бондаренко В. А. и др. Социальное расслоение и его воспроизводство в современной России. М., 2003.

201. Штомпка П. Социология изменений. М. 1996.

202. Штомпка П. Социология. М., 2007.

203. Щербакова Н. В. Правовая установка и социальная активность личности. М., 1986.

204. Экимов А. И. Политические интересы и юридическая наука. // Государство и право. 1996, № 12.

205. Элиас Н. Общество индивидов. М., 2001.

206. Эффективность правовых норм. М., 1980.

207. Ядова В. Л. Поведенческие установки постсоветского поколения. // Социологические исследования. 2006, № 10.

208. Ядов В. А. Проблемы российской трансформации. СПб., 2006.218. XX лет реформ. М., 2011.

209. Парсонс Т. Система современных обществ. М. 1996. С. 34-36.

210. Малеева Т.М. и др. Средние классы в России, экономические исоциальные стратегии. М.2003. С.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.