Принцип субсидиарности в становлении и развитии Европейского Союза: 1984-2004 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Мещерякова, Ольга Михайловна

  • Мещерякова, Ольга Михайловна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 193
Мещерякова, Ольга Михайловна. Принцип субсидиарности в становлении и развитии Европейского Союза: 1984-2004 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Москва. 2004. 193 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Мещерякова, Ольга Михайловна

Введение

Глава I. Исторические этапы развития субсидиарной концепции

1.Субсидиарность и демократия

2.Христианское происхождение концепции субсидиарное™

3.Концепция субсидиарности и «европейская идея»

Глава II. Роль и место принципа субсидиарности в процессе формирования наднациональных институтов Европейского Союза

1.Уровни европейской идентичности в контексте европейской интеграции

2.Национальный интерес и причины введения принципа субсидиарности в основополагающие документы Европейского Союза

3.Принцип субсидиарности и проблема национальных суверенитетов в контексте договора о Европейском Союзе

Глава III. Проблемы субсидиарно структурированного гражданского общества в условиях расширения Европейского Союза и принятия Европейской Конституции

1.Субсидиарная концепция в региональной политике Европейского Союза

2.Принцип субсидиарности и проблема сохранения национальной идентичности в контексте расширения Европейского Союза и принятия Европейской Конституции 157 Заключение 178 Источники и литература

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Принцип субсидиарности в становлении и развитии Европейского Союза: 1984-2004 гг.»

Актуальность темы исследования определяется прежде всего значимостью принципа субсидиарности как модели развития интеграционных структур.

Одним из ключевых явлений двадцатого столетия стало образование и усиление на мировой арене Европейского Союза, который накопил наиболее богатый интеграционный опыт. Европейский Союз - это свидетельство глобализации интеграционных тенденций в экономической, политической, правовой и социальной областях.

Однако этот узловой период исторического развития поставил целый ряд новых вопросов, как, например, какая роль отводится в XXI столетии демократически конституированным национальным государствам, или какую роль вообще еще может играть в эпоху глобализации наднациональным образом интегрированное малое государство. Эти и другие проблемы еще более обострились в связи с пятым расширением ЕС с 1 мая 2004 г. на Венгрию, Кипр, Латвию, Литву, Мальту, Польшу, Словакию, Словению, Чехию и Эстонию (к 2007 г. предполагается вступление в ЕС Болгарии и Румынии).

Для России Европейский Союз - это не только внешняя среда, которая в любом случае будет оказывать свое влияние, Евросоюз - это основной внешнеполитический и торговый партнер России, правовую основу отношений с которым составляет Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994г., вступившее в силу с 1 декабря 1997г. Это соглашение предусматривает, в частности, осуществление мер по постепенному сближению законодательства Российской Федерации и ЕС в различных областях.1

Кроме того, руководство РФ неоднократно высказывало заинтересованность во вступлении России в ЕС. Поэтому изучение истории

1 Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, утверждающее партнерство между РФ, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой. // Россия и Европейский Союз. Документы и материалы (под ред. Кашкина С.Ю.). М., 2003. становления Европейского Союза и проблем европейского конституционализма приобретает в нашей стране не только теоретическое, но и практическое значение.

Вместе с тем, вступление России в ЕС в качестве полноправного участника вряд ли представляется возможным, поскольку модель развития ЕС - это принцип субсидиарности, а российская традиция связана в первую очередь с централизованной моделью управления. Основные дискуссии в Европе связаны с тем, как с помощью субсидиарной модели устранить сложившийся в Европейском Сообществе демократический дефицит, т.е. максимально сократить административный ресурс, дискуссии же в России связаны с реализацией инструментария централизации. Поэтому наш политический процесс не вписывается в европейскую модель, да и своими политическими подходами Россия интегрироваться в ЕС не может.

Тем не менее, и в российском общественном мнении налицо понимание того, что децентрализация государственной власти и реальное сокращение зоны ее воздействия необходимы для выживания России как целостного образования. Ведь все те же вызовы глобализации, которые способствуют интеграционным процессам (основанным на принципе субсидиарности), при чрезмерной централизации власти могут вызвать совершенно обратный эффект: привести к дезинтеграции. Это в первую очередь относится к России, где неэффективность централизованной модели усиливается такими факторами как огромная территория и малая плотность населения.

В подтверждение этого тезиса можно выдвинуть два основных аргумента: Во-первых, массированное инвестирование средств и ввоз товаров из США, Германии, Японии, Южной Кореи, Тайваня меняют все атрибуты будничной жизни, что может привести в будущем к «растаскиванию» РФ на фактически суверенные куски в рамках прогрессирующего включения страны в мирохозяйственные процессы.2 Во-вторых, централизация власти, сосредоточение центров даже не принятия решений, а их сущностного обсуждения в крайне узких пределах повышает вероятность дезинтеграционного сценария.

2 При определенных условиях потенциально склонны к такому развитию Дальний Восток, Калининградская область, Карелия, Северный Кавказ, Татарстан, Тыва, Горный Алтай.

Но в тоже время, европейский опыт применения принципа субсидиарности, изучение особенностей интеграционных процессов в Европе позволяет аккумулировать опыт, накопленный ЕС за годы интеграции, и помочь РФ избежать ошибок в процессе углубления интеграции в рамках СНГ, в преодолении дефицита российско-белорусской интеграции, а также поставить вопрос о возможности и границах использования опыта Европейского Союза в строительстве Союзного государства Белоруссии и России.

В этой связи важное значение приобретает изучение такого аспекта как деятельность наднациональных органов Евросоюза, а также механизмов принятия решений и разделения компетенций по предметам совместного ведения Союза и государств-членов. Как показывает практика, подход ЕС к этим вопросам (в плане концептуализации) не изменился с 1984г., когда был принят Проект договора о Европейском Союзе, впервые обозначивший принцип субсидиарности как один из основных принципов системы европейских сообществ.

С тех пор развитие европейской интеграции шло в рамках субсидиарной концепции, которая препятствует «размыванию» национальной идентичности и направлена на защиту национальных суверенитетов государств-членов. Поэтому в приложении к Европейскому Союзу субсидиарная концепция рассматривается в неразрывной связи с проблемой национальной идентичности и направлена на то, чтобы политическая система взаимодействовала непосредственно с гражданами, а не с территориями посредством наднационального административного ресурса. «Концепция субсидиарности», - заявил, например, член Палаты лордов Великобритании Б. Эллез, - . «действует в качестве тормоза для расширения полномочий институтов Сообщества».3

Субсидиарная концепция обладает еще одним важным свойством, которое делает ее очень гибким механизмом регулирования интеграционного процесса. Дело в том, что субсидиарность может не только препятствовать деятельности Сообщества, но также и побуждать его к принятию мер, в том числе и по вопросам, выходящим за пределы его исключительной компетенции.

3 Elles В. UK Constitutional and parlamentary aspects of the Maastricht Treaty. // Legal issues of Maastricht Treaty. London. 1998. P. 343.

Не случайно поэтому, что в научной литературе ее уподобляют «двустороннему мечу», действовать которым можно в обоих направлениях, т.к., по мнению одних, принцип субсидиарности может стать гарантией защиты полномочий государств-членов. По мнению других, напротив, он позволяет Союзу расширить свои полномочия в целях повышения эффективности своей деятельности, а также дает ему возможность использовать свои полномочия, когда это необходимо.

С этим свойством принципа субсидиарности непосредственно связана еще одна его роль в укреплении интеграционных структур: принцип субсидиарности служит своеобразной системой «сдержек и противовесов», которая не позволяет интеграции затронуть те аспекты, на которые она не должна распространяться, что, в свою очередь, препятствует развитию дезинтеграционных процессов. .

Таким образом, субсидиарность по своей сущности — это определенный способ построения пирамиды власти, противоположный принципу централизации, который господствовал в большинстве стран Европы со времен абсолютизма. Принцип субсидиарности предполагает, что принятие политических решений должно быть максимально приближено к гражданам, т. е. каждый уровень власти является субсидиарным (дополнительным) по отношению к нижестоящим. Другими словами, политическая организация общества должна строиться снизу вверх, а не, наоборот.

Применительно к Европейскому Союзу принцип субсидиарности можно сформулировать так: «В областях, которые не подпадают под его исключительную компетенцию, Сообщество действует в соответствии с принципом субсидиарности, если и поскольку цели предполагаемого действия не могут быть достигнуты в достаточной мере государствами-членами и поэтому, в силу масштабов и результатов предполагаемого действия, могут быть более успешно достигнуты Сообществом». 4

4 Договор об учреждении Европейского Сообщества. Консолидированный текст (под ред. Кашкина С.Ю.). // Право Европейского Союза. Документы и комментарии. М. 1999. С. 157.

Следовательно, являясь инструментом интеграции на основе сохранения самобытности, принцип субсидиарности, в то же время, предоставляет гарантию против опасности повышения роли отдельных интеграционных объединений, когда определенный государственный институт, партия, само государство становятся самоцелью, т.к. принцип субсидиарности действует и по горизонтали, укрепляя гражданское общество и политическую систему в целом. Отсюда можно заключить, что именно внедренность принципа субсидиарности во все структурные элементы общества является гарантией незыблемости его демократических устоев. Поэтому ни демократию, ни гражданское общество нельзя навязать искусственно: предпосылки для них должны вызреть в рамках общества, основанного на субсидиарной концепции.

Подводя итог, можно выделить следующие моменты, определяющие актуальность темы данного диссертационного исследования:

Возможность использования Россией наработанного в Европейском Союзе интеграционного опыта в построении отношений в рамках СНГ, а также в строительстве Союзного государства Белоруссии и России.

Перспективы возможного использования в свете этих задач наработанных и откорректированных практикой Европейского Союза субсидиарных механизмов регулирования отношений в интеграционных структурах.

Использование опыта стран Евросоюза в построении гражданского общества не только на уровне национальных государств, но и на уровне интеграционного сообщества в целом.

Осознание путем анализа проблем, возникших в ЕС после включения в него стран Восточной Европы того, что для построения гражданского общества недостаточно провозгласить гражданские и политические права и свободы, а затем «ждать», что гражданское общество сложится само собой: предпосылки для складывания гражданского общества возникают там, где развиты субсидиарные традиции местного самоуправления, которые, в свою очередь, подготавливают почву для развития народного представительства, и на этой основе, -парламентаризма, который и создает фундамент для гражданского общества.

Именно такое гражданское общество является гарантом незыблемости демократических устоев.

Все указанные выше факторы в совокупности свидетельствуют о безусловной актуальности рассматриваемых проблем. Именно они явились решающими при выборе темы и определении структуры настоящего диссертационного исследования.

Степень изученности проблемы свидетельствует о том, что в российской науке не проводилось комплексного исследования принципа субсидиарности. Поэтому ввиду особенностей темы данного исследования представляется целесообразным представить сначала зарубежную историографию.

Среди самых ранних исследований, посвященных федерализму основанному на субсидиарной идее (без использования этого термина) следует выделить прежде всего работу немецкого кальвиниста и юриста И. Альтхауса «Политика» (1603), которая представляет собой первую теорию федерализма, основанного на субсидиарных началах, где каждый уровень легитимности и полномочий зависит от нижестоящего.5 Для иллюстрации своей концепции И. Альтхаус теоретически обосновал сложную децентрализованную структуру Священной Римской империи.

Далее следует выделить проект герцога де Сюлли, предложившего создать федерацию европейских государств, где протестанты находились бы под юрисдикцией протестантских государей, а католики - католических. Эта федерация должна была противостоять Османской империи. Проект этот вышел в 1638 г. и назывался «Большая Европа», предлагал учредить Европейский Союз под управлением Федерального Совета и избираемого прямыми выборами Сената.6 В 1854 г. А. Линкольн изложил субсидиарную идею в своей речи, посвященной необходимости создания федерации на основе объединения северных и южных

7 ^ штатов . В 1878 г. швейцарский правовед И. Блунштли в своей работе «Организация европейского союза государств» предлагал учредить Европейский Союз под управлением Федерального Совета и избираемого прямыми выборами Сената.8 Как становится очевидным, все названные проекты объединяет одно: все

5 Альтхаус И. Политика. СПб. 1911.

6 Семнадцатый век — век федерализма: от И. Альтхауса до У. Пенна: мысли. Комментарии. Рига. 1994.

7 The Federalist papers. A collection of essays written in support of the Constitution of the United States. // Selected Edited by Roy P. Fairtield. N.Y., 1996,

8 J. Bluntschlli. Europeische Union. Munchen. 1921. они, за исключением положений, изложенных А. Линкольном, представляют собой скорее идеи, причем идеи во многом утопические, чем реальные проекты, которые можно было бы воплотить в жизнь.

Далее развитие субсидиарной идеи шло в рамках прудоновской концепции интегрального федерализма. Идеолог европейского анархизма П. Прудон, с полным основанием может считаться теоретиком и даже отцом интегрального федерализма. В своем основном труде, посвященном этому вопросу («Принцип федерации», 1858),9 в котором речь идет об объединении Италии, П. Прудон, опасаясь, что результатом итальянского националистического движения может стать централизованное национальное государство, подчеркивал, что Италия это страна с сильными местными традициями, что объединить ее провинции, регионы, города под властью одного суверена не представляется возможным. Это было бы сродни попытке французского императора аннексировать Нидерланды. В связи с этим П. Прудон писал, что федерация - есть соглашение, посредством которого несколько городов, групп городов или государств берут на себя взаимные и равные обязательства, ответственность за которые возложена исключительно на представителей федерации.

Что касается исследований, относящихся к периоду, когда субсидиарная идея была оформлена в концепцию и легитимирована христианским социальным учением в форме принципа субсидиарности, то здесь следует выделить два основных направления научных изысканий: это - изучение субсидиарной концепции в рамках ее социального аспекта, и как следствие, рассмотрение в том же ключе соотношения принципов субсидиарности и демократии. И второе направление - это изучение вопросов становления концепции в рамках Европейского Союза.

Первым результатом работы европейской научной мысли, посвященным соотношению принципов субсидиарности и демократии стал реферативный сборник «Развитие и субсидиарность».10 Особого внимания в нем заслуживают исследования В. Кербера и А. Раушера. В исследование В. Кербера, «Субсидиарность и

9 Proudhon P.-J. Du principe federatif. Paris. 1970.

10 Entwicklung und Subsidiaritat. Munchen. 1988. демократия. Философское разграничение» право личности на принятие политических решений приравнивается к праву на рождение, на свободу и социальную справедливость.11

Определяющим для обоих принципов автор считает то обстоятельство, что оба предусматривают участие граждан в политической жизни общества. При этом принятие решений должно оставаться за низовыми общественными структурами и за конкретным человеком. Автор отмечает, что, когда говорят о демократическом принципе, речь идет, прежде всего, о способе принятия решений. В случае же функционирования субсидиарной концепции - речь идет об уровне, на котором это решение должно приниматься. На основании этого положения делается вывод: демократия не является заменой субсидиарности, оба принципа сосуществуют и взаимодополняют друг друга. Только в этом случае можно говорить об истинной демократии.

Работа А. Раушера «Принцип субсидиарности и христианский облик человека» также находится в полном соответствии с официальной доктриной Ватикана.12 Основную угрозу автономии личности автор видит в функционировании монопольных структур, действия которых представляют собой угрозу для функционирования принципа субсидиарности. «Монопольные структуры», считает автор, больше не видят своей задачи прежде всего в координации и субсидиарном содействии труду и жизни граждан, а все больше становятся изолированно независимыми». Далее автор весьма убедительно доказывает, что там, где структурная организация общества больше не определяется принципом субсидиарности, исчезает христианский облик человека, общество находится в опасности превратиться в тоталитарное, в общество не для человека. Сам же человек, по его мнению, становится объектом манипуляции тех, кто стоит у власти.

Фридрих Кроц, социолог и математик, научный руководитель Гамбургской высшей школы управления исследовал теоретические основы и исторические корни социальной политики, основанной на субсидиарной концепции и воплощенной в политике ХДС/ХСС ФРГ. В своей работе «Притягательность консервативной

11 Kerber W. Subsidiaritat und Demokratie. Philosophische Abgranzung. // Entwicklung und Subsidiaritat. Munchen. 1988.

12 Rauscher A. Subsidiaritat und christliches Menschenbild.// Entwicklung. социальной политики» он обозначил мероприятия, направленные на улучшение экономических и социальных условий жизни индивидов и общественных групп.13 Автор проанализировал основополагающие принципы христианского социального учения и сформулировал на их основе принцип субсидиарности в том виде, в каком его и стали использовать христианские демократы в своей социальной политике: общество не в праве лишать человека того, чего он может добиться по собственной инициативе и собственными силами, т.е. любая помощь должна быть помощью для самопомощи, которая предоставляет человеку тот стартовый минимум, который необходим для развития его собственной инициативы.

Своеобразным подведением итогов теоретических изысканий по вопросам теории и практики субсидиарной концепции на уровне социальной политики может служить исследование политолога ХДС по вопросам имущественной политики В.-Д. Нарра. Дело в том, что к середине 1960-х г.г. уже можно было подвести своеобразный итог применения на практике тех выводов, которые были сделаны учеными-теоретиками. В.-Д. Нарр подводит итог имущественной политике ХДС, которая базировалась на теоретических положениях, выведенных из постулатов христианского социального учения. В своем исследовании программы и практики ХДС по вопросам имущественной политики, основанной на принципе субсидиарности, автор сравнивает ее с основными программными положениями социал-демократов по этому вопросу14. В своем исследовании он констатирует, что субсидиарный «эксперимент» прошел успешно, а концепция «депролетаризации», рассматриваемая в основном в отношении «изгнанных с родины и беженцев», дала положительные результаты, что даст возможность и в будущем развивать субсидиарную концепцию в программных документах партии и претворять ее в жизнь.

Таким образом, на социальном уровне принцип субсидиарности зарекомендовал себя с положительной стороны. Хотя, существуют и работы, которые рассматривают основанную на субсидиарности социальную политику резко отрицательно. Такой подход мы видим, например, в работе исследователя,

13 Kroz F. Der Zauber konservativer Sozialpolitik. Munchen. 1980.

14 Narr W.-D. CDU-SPD: Hrogramm und Praxis nach 1945. Stuttgart. 1966. стоящего на марксистских позициях, Н. Адамо.15 В своей книге «ХДС/ХСС: сущность и политика» он рассматривает социальное измерение политики этого блока с классовых позиций, видя в таких мероприятиях как снижение пособий по безработице, сокращение срока их выплат, введение платы за обучение (с государственной гарантией беспроцентного долгосрочного кредита) тотальное наступление на права трудящихся16.

Что касается второй группы исследований, посвященных вопросам становления субсидиарной концепции в рамках Европейского Союза, то здесь особое значение для данного исследования представляют работы Дени де Ружмона, пришедшего к идее «Европы регионов» как альтернативе «Европе государств», и теоретика регионализма, выдающегося австрийского экономиста Леопольда Кора. Изыскания этих ученых представляют интерес по той причине, что их идеи не укладываются в рамки представлений об интеграции, выражаемых политиками и лидерами национальных государств. Эти две работы представляют, если можно так выразиться, оппозицию победившей в Европейском Союзе концепции «Европы отечеств».

Эти исследователи придерживаются прудоновских представлений о федерализме и, более того, стараются подвести под теоретические положения, сформулированные П. Прудоном, современные основания, подкрепленные, на их взгляд, сегодняшними европейскими реалиями. Оба исследования укладываются в формулу: коль скоро не удалось преодолеть национальные государства сверху (посредством европейских наднациональных институтов), нужно попытаться подорвать их снизу - посредством регионализации Европы.

Дени де Ружмон направил свои теоретические изыскания на более полное раскрытие потенциала регионов. В своем основном труде «Будущее и наше дело» он

17 указывает на то, что «Европа государств» - это противоречие в терминах. Федерация европейских народов - такова альтернатива национальному государству. Излагая свое понимание региона, автор пишет, что география здесь не играет особой

15 Adamo Н. CDU/CSU: Wesen und Politik. Frankfurt a. M. 1976.

16 Христианские демократы видели в этих мероприятиях проявление субсидиарной концепции, что всякая помощь должна быть помощью для самопомощи.

17 Rougemont D. de. L' avenir est notre affaire. Paris. 1978. роли. Важнее национальных и расовых различий ему представляется единство культуры, нравов, стереотипов, языка, социальных структур. Для Д. де Ружмона главным фактором деления на регионы является участие в гражданской жизни и автономном самоуправлении. Большое внимание в работе придается Европейскому парламенту, который должен выполнять задачи европейского масштаба (национальные парламенты Д. де Ружмон в расчет не принимал).

Что касается Л. Кора, то он также призывал к «дезорганизации» европейских наций. В своей книге «Распад наций» он указывал, что все социальные беды происходят от гигантизма государств. В доказательство своего постулата о необходимости вычленения из национальных государств более мелких единиц он приводил в пример Швейцарию, где французы, итальянцы и немцы успешно живут вместе благодаря малым размерам кантонов и нарезке их границ не по - , 18 национальным критериям, что является предпосылкой для успешной федерации .

Однако следует отметить, что как Д. де Ружмон, так и Л. Кор стоят на субсидиарной концепции. Если для первого принцип субсидиарности является необходимым условием успешной региональной автономии, то второй видит в нем фактическую основу существования Швейцарии. Оба исследователя предлагают использовать принцип субсидиарности не на государственном уровне, как это сложилось в ЕС, а на региональном.

Таким образом, в ЕС принцип субсидиарности используется для защиты национальных суверенитетов национальных государств, а Д. де Ружмон и Л. Кор предлагают его использовать в новом качестве - для защиты индивидов, объединенных в сообщества по различным основаниям. Однако здесь следует заметить, что федеративное государство представляет собой нечто большее, чем сумму составляющих его компонентов.

Разработке проблемы отношений между федерацией и ее субъектами на основе субсидиарной концепции посвящена работа Клемина А.В. «Полномочия земель ФРГ как участников интеграции в рамках ЕС». В работе анализируется опыт Боннской республики, где принцип субсидиарности в отношениях между федерацией и землями зафиксирован в Конституции, а также зафиксированы

18 Кор Л. Распад наций. Рига. 1998. возможности влияния со стороны земельных правительств на европейскую политику Федерации (ст. 23. Конституции ФРГ). 19 Этот же автор занимался

20 исследование суверенных прав государств-членов в Европейском Сообществе.

Среди работ, посвященных европейскому измерению принципа субсидиарности особое значение имеют два наиболее полных и комплексных исследования различных аспектов европейской интеграции (причем эти аспекты рассматриваются в свете субсидиарной концепции): это работа профессора Департамента политических наук и Института политических исследований Женевского университета Д. Сиджански «Федералистское будущее Европы: от Европейского Сообщества до европейского Союза» и работа венгерского ученого М. Араха «Европейский Союз: видение политического объединения».21

В качестве своеобразного «предисловия» к двум указанным работам следует обратить внимание на теоретическое изыскание Т. Шиллинга «Новое измерение субсидиарности» т.к. оно служит ключом для понимания механизмов действия принципа субсидиарности, изложенных в двух вышеупомянутых работах. Т. Шиллинг показал, каков механизм действия принципа субсидиарности в качестве тормоза интеграционного процесса. В то же время автор указывает, на то, что субсидиарность может не только препятствовать, но и побуждать Сообщество к действию. Поэтому Т. Шиллинг сравнивает принцип субсидиарности с «двухсторонним мечом», который может действовать в обоих направлениях.22 Именно на таком понимании этого принципа основаны выкладки Д. Сиджански и М. Араха.

Оба эти исследования посвящены истории европейской интеграции, в обоих трудах значительное внимание уделено принципу субсидиарности, отражен «путь», пройденный этим принципом в Европейском Союзе. Вопросы распределения компетенций рассматриваются в свете концепции «двустороннего меча». Д. Сиджански обращает также внимание на специфические и частные случаи применения принципа: в области научно-технических исследований, в той части,

19 Клемин A.B. Полномочия земель ФРГ как участников интеграции в рамках ЕС. Казань, 1992.

20 Клемин A.B. Европейский Союз и государства-участники: взаимодействие правовых порядков (практика ФРГ)-Казань, 1996; К вопросу о суверенных правах государств-членов. Казань, 1992.

21 Сиджански Д. «Федералистское будущее Европы: от Европейского сообщества до Европейского Союза» М. 1998; Арах А. Европейский Союз: видение политического объединения. М. 1998. которая основана на многостороннем сотрудничестве; в документах Единого европейского акта, посвященных защите окружающей среды и в «Хартии основных социальных прав трудящихся Сообщества» (1989 г.). Большое внимание также уделено определению той грани, которая отделяет компетенции государств-членов от исключительной компетенции Союза.

При этом М. Арах обращает особое внимание на проблему сохранения национальной идентичности на фоне далеко продвинувшейся унификации образа жизни, показывает механизмы действия принципа субсидиарности в этом направлении.

Как уже отмечалось выше, как сам принцип субсидиарности, так и механизмы его действия в системе Европейского Сообщества не стали предметом специальных исследований российских ученых. Если же сравнивать научный интерес к принципу субсидиарности в различных областях его применения, то следует констатировать, что Европейский Союз сам по себе вызывает интерес российских ученых в гораздо большей степени, чем основной механизм, на котором основана деятельность этого интеграционного сообщества. Хотя в последние годы и появились исследования по проблемам Европейского Союза, где принцип субсидиарности учитывается в ряду основных принципов ЕС.

Особое место здесь занимают исследования В.Г. Шемятенкова «Европейская интеграция» и работа, написанная коллективом авторов «Европейский Союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития». В обеих книгах рассмотрен процесс углубления европейской интеграции и становления Европейского Союза. Оба исследования уделяют внимание и принципу субсидиарности, правда, не в плане аналитическом, а пока только в виде констатации факта его присутствия в документах этого интеграционного сообщества без раскрытия всех коллизий, связанных с проблемой национальных суверенитетов и субсидиарным разделением компетенций. Также, следует отметить, что мало исследована в плане аналитического аспекта институциональная система ЕС.

22 Schilling Т. A new dimension of subsidiarity. Oxford. 2002.

23 Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. М. 2003.; Европеский Союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития (под ред. Борко Ю.А. и Буториной О.В.), М. 2001.

Комплексным международно-правовым исследование принципиальных основ институциональной и правовой структуры Европейского Союза, включающим правосубъектность, компетенцию, нормативные процедуры является монография А .Я. Капустина «Европейский Союз: интеграция и право» В ней дается анализ основных концепций и правовых институтов, составляющих интеграционный правопорядок. А также в данной монографии уделено большое внимание проблеме действия норм права Сообщества во внутреннем праве государств-членов.24

Нельзя не отметить работу А. Амплеевой «Субсидиарность и демократия: введение в тему» . В этой очень небольшой по объему работе показано происхождение концепции от социальной доктрины Ватикана и рассмотрена социальная составляющая принципа субсидиарности.

В этой же связи следует отметить работу Сокольского C.JL, которая посвящена политике ХДС/ХСС, и, в частности социальной политике этого блока, где также есть ссылка на принцип субсидиарности, являющийся основой рассматриваемых там мероприятий ХДС/ХСС по «созданию собственности в руках рабочих» и «депролетаризации».26 Однако все указанные мероприятия рассмотрены с идеологических позиций, что, несомненно, обусловлено временем написания этой работы.

Проблемам строительства гражданского общества в России посвящено исследование Г. Вайнштейна «Роль гражданского общества в демократизации России: надежды и разочарования»27. В работе обосновано положение, что между ходом демократических преобразований и развитием гражданского общества имеется принципиальная связь. Автор показал, что формирование институтов гражданского общества и становление самодеятельности низовой гражданской активности самым непосредственным образом способствуют процессу демократизации. Только при таком условии формирующееся гражданское общество «прокладывает» так сказать дорогу к демократии. Термина «субсидиарность» в

24 Капустин А.Я. Европейский Союз: интеграция и право. М. 2000.

25 Амплеева А. Субсидиарность и демократия: введение в тему. М. 1996.

26 Сокольский С.Л. Христианско-демократический союз ФРГ: социология и политика. М. 1983.

27 Вайнштейн Г. Роль гражданского общества в демократизации России: надежды и разочарования.// Профессионалы за сотрудничество. Выпуск 3. М. 1999. работе нет, однако здесь явно прослеживается не только субсидиарная концепция, но и понимание взаимосвязи демократии и субсидиарности.

Следует также упомянуть коллективную работу «Федерализм: теория и история развития» под редакцией М. М. Марченко28. В разделе «История германского федерализма от «союза князей» до конституционной федерации» показано происхождение германского федерализма и вскрыты исторические причины укорененности в нем субсидиарного начала. Автор показал, что германская школа федерализма в ходе длительного исторического развития выработала закономерности применения принципа субсидиарности, проанализировал исторические причины этого явления, выводя их из особенностей процесса исторического развития Германии как «союза князей», который сохранял свою, если можно так выразиться, «договорную федералистскую основу», даже в рамках Священной римской империи Германской нации. После ее распада немцы не переставали осознавать себя единой нацией, а образование Германской империи, как ни парадоксально, заложило основы для подлинного федерализма.

Конечно, в качестве официально легитимированного принципа федерализм Германской империи не был заложен в юридических нормах, но в теории германского государственного права он всегда предполагался. А закономерность действия принципа субсидиарности, сложившаяся в процессе исторического развития Германии, заключается в следующем: чем больший объем властных полномочий имеют члены федерации, тем больше масштаб, в котором члены сообщества могут реализовать себя и тем эффективнее они действуют в пределах своих полномочий.

Из приведенных обоснований делается вывод о том, что успешное применение теории федерализма в ФРГ было обеспечено во многом благодаря следованию принципу субсидиарности.

Таким образом, нельзя утверждать, что у отечественных ученых отсутствует инициатива в изучении принципа субсидиарности. Наглядно проиллюстрировать это утверждение может такая работа как «Федерализм: теория, институты, отношения» под общей редакцией Топорнина Б.Н. где отмечается, что

28 Федерализм: теория и история развития. (Под ред. Марченко М.М.), М. 2000. особенностью федерализма является то, что государственная власть принадлежит как федерации в целом, так и субъектам.29

Единство и разделение властей в федеративных государствах имеет свою специфику: помимо горизонтального разделения единой власти в самой федерации, в ней существует еще и вертикальное разделение. И далее делается вывод: чтобы не допускать анархии и распада общества в результате противоборства властных структур государственная власть должна быть единой. Далее, учитывая изложенные аргументы, авторы подводят читателя к следующему утверждению: в современных условиях концепция разделения властей дополнена идеей баланса ветвей, а в последние годы - сочетанием разделения, единства и субсидиарности ветвей власти. Первоначально проблема субсидиарности ветвей власти была связана с опытом ЕС и имела международно-правовой характер, но в исследуемой работе субсидиарность ветвей власти рассматривается во внутригосударственных отношениях.

Таким образом, авторы делают вывод, что государственная власть в федерации едина и осуществляется в соответствии с принципом ее горизонтального разделения на ветви и вертикального разделения между федерацией и ее субъектами на условиях сбалансированности, взаимодействия и субсидиарности. Смысл этой формулировки состоит в том, что, если одной ветви власти недостает полномочий (или возможностей) для осуществления своих функций, другая ветвь помогает ей своими средствами, если это разрешает конституция и нет возражений со стороны первой ветви власти.

В заключении можно констатировать, что, несмотря на наличие большого числа исследований, в отечественной и зарубежной историографии до единодушия в этом вопросе еще далеко: сколько авторов — столько и мнений. Причем серьезные разногласия вызываю практически все проблемы: от сущности принципа субсидиарности до конкретных механизмов его применения в рамках Европейского Союза.

29 Топорнин Б.Н. Федерализм: теория, институты, отношения. М. 2001.

Объектом исследования являются отношения между Европейским Союзом как интеграционной структурой и государствами-членами, вытекающие из принятия принципа субсидиарности в качестве основополагающего принципа деятельности Союза в сфере совместной компетенции Сообщества и государств-членов.

Предметом исследования является принцип субсидиарности, а также выявление его связи с проблемой национальной идентичности, что в свою очередь соприкасается с проблемой неоднородности Европейского Союза, которая еще усилилась в связи с его расширением, обусловившим необходимость кардинальных реформ, что и привело к принятию новой Европейской Конституции.

Целью данного исследования является выявление причин обращения такой интеграционной структуры как Европейский Союз к субсидиарной концепции для решения проблем, возникших в сфере отношений национальных государств с ими же созданными наднациональными интеграционными институтами.

Для достижения указанной цели в ходе исследования были поставлены следующие задачи:

1) Посредством рассмотрения исторических, политических, экономических факторов, способствующих интеграции, а также вскрытия закономерностей эволюции «европейской идеи» определить место субсидиарного начала в доинтеграционных проектах объединения Европы.

2) Рассмотреть и вскрыть причины, побудившие католическую церковь обратиться к принципу субсидиарности.

3) Посредством рассмотрения основных положений христианского социального учения определить факторы, приведшие к возможности спроецировать обоснованный и легитимированный в социальной доктрине Ватикана принцип субсидиарности на отношения «национальное государство -Европейский Союз».

4) Очертить закономерности развития законодательства Евросоюза и выявить причины «углубления» в нем субсидиарного начала.

5) Определить особенности действия принципа субсидиарности в качестве «двустороннего меча», который, то позволяет интеграционным структурам расширить свои полномочия, то становится своеобразной «охранной грамотой» для полномочий государств-членов.

Достижение цели исследования через решение поставленных задач определяет и его хронологические рамки: с 1984 г. - принятия парламентского проекта Договора о Европейском Союзе, когда принцип субсидиарности был впервые введен в документы Сообщества, до настоящего времени, поскольку, хотя 18 июня 2004 г. Конституция Европейского Союза и принята Европейским Советом, а 29 октября 2004 г. этот документ был подписан в Риме в торжественной обстановке, ратификация его, несомненно, будет сопряжена с борьбой за его реформирование и дальнейшее развитие, и, следовательно, вопрос о том, какое место займет в этом документе принцип субсидиарности остается открытым.

Решение поставленных в диссертации задач обеспечено достаточно широким кругом источников, которые условно можно разделить на следующие группы: документы Европейского Союза, законодательные акты стран-членов Сообщества; Папские энциклики; официальные политические документы (документы политических партий, общественных организаций), периодические издания.

В первую, наиболее важную группу источников вошли документы Европейского Союза. Главное место в ней занимают договоры ЕС. Эта группа документов относится к источникам официального происхождения и назначения. Они опубликованы в официальных изданиях, что гарантирует подлинность документов и аутентичность их текстов. Аутентичные тексты публикуются в указателе действующего законодательства Сообщества. Услуга предоставляется официальным веб-сайтом «Europa EUR-Lex». База данных обеспечивает тексты законодательства, принятого институтами ЕС (в том числе вторичного законодательства - решений, директив и регламентов), а алфавитные и аналитические списки поддерживаются простой или продвинутой поисковой формой по году, номеру или типу документа.30

При анализе данных документов автор рассматривал их на предмет поступательного развития и углубления в них субсидиарной концепции, стараясь, как можно полнее, представить себе существовавшую в момент их принятия

30 Directory of Community Legislation in Force: http: // Europa. Eu. Int/eur-lex/en//lifyindex.html. ситуацию в Европейском Союзе и государствах-членах, а также, уделяя внимание институциональной структуре ЕС, давая анализ основных концепций, составляющих интеграционный правопорядок.

Поскольку акты ЕС несут основную смысловую нагрузку при достижении цели данного диссертационного исследования, их оценке следует уделить особое внимание.

Так, в работе проанализирована Торжественная декларация о Европейском Союзе (1983г.), которая явилась своеобразным подготовительным актом для

Ч1 принятия Проекта договора о Европейском Союзе 1984 г. Разработанный под руководством видного представителя интегрального федерализма, члена Еврокомисси, а затем депутата Европейского парламента А. Спинелли, проект договора носил явно выраженный федералистский характер, усиливая роль Европарламента. А. Спинелли настаивал на усилении наднациональных институтов, старался заложить основы для придания им в будущем статуса институтов федеративного государства. Однако, взятый А. Спинелли курс, не согласовывался с интересами национальных государств.32 Поэтому Проект договора о Европейском Союзе явился своего рода миной замедленного действия, которая во многом предопределила будущие разногласия по вопросам разделения компетенций между государствами-членами и Союзом по предметам конкурирующей компетенции.

Единый Европейский акт 1987 г. продолжил курс на расширение полномочий Европейского Парламента и Совета. Однако здесь к достижениям государств-членов следует отнести то, что этот документ способствовал развитию связей Европарламента и групп интересов, как существующих при Сообществе, так и национальных. В дальнейшем эта тенденция продолжала развиваться, т.к. государства-члены, в соответствии с субсидиарной концепцией, считали, что Европарламент должен служить для выражения их национальных интересов (в дальнейшем при обсуждении проекта Конституционного договора был поставлен вопрос о предварительном информировании национальных парламентов по

31 Торжественная декларация о Европейском Союзе.// Документы Европейского Союза. Тарту. T.l. 1995.

32 Концепция интегрального федерализма, представителем которой был А. Спинелли, подразумевает дезорганизацию национальных государств, вычленение из них более мелких единиц и создание на их основе европейской федерации.

33 Единый Европейский акт. Договор о Европейском Союзе.//Малая библиотека Европейского Союза на русском языке (отв. ред. Борко Ю.А.). М., 1994. вопросам, стоящим в повестке дня Европейского парламента, а также о контроле за деятельностью Европейского парламента со стороны национальных парламентов).

Автор строил свой анализ, исходя из того, что правильно оценить содержание законодательного акта, и определить границы его использования в качестве источника можно лишь с учетом того, насколько данный акт имеет значение в контексте целей данного диссертационного исследования. Так, многие документы несут отпечаток не только исторических условий в момент их принятия, но и более широких по масштабам процессов, характерных для определенной полосы развития отдельных регионов или целых континентов. Это, прежде всего, относится к Договору о Европейском Союзе (Маастрихтскому договору), принятому в 1992 г. и вступившему в силу с 1 ноября 1993 г.34

Целью договора явилось, как обозначено в тексте этого документа, образование Европейского Союза как более тесного союза между народами Европы. Однако именно на этом этапе европейской интеграции, когда наднациональные институты Союза стали уже достаточно сильны, в повестке дня появился вопрос о защите национальных суверенитетов от необоснованного вмешательства наднациональных структур в дела, которые традиционно считались прерогативой национальных государств. Иначе говоря, возникла потребность в системе «сдержек и противовесов» в отношениях между государствами-членами и Союзом. Такой системой и стал принцип субсидиарности. Говорить о нем как о системе позволяет то обстоятельство, что его уподобляют «двустороннему мечу», который то служит механизмом для расширения компетенций институтов ЕС, то, наоборот, - орудием противников дальнейших уступок в области национальных суверенитетов.

Ко времени принятия Маастрихтского договора Союз, насчитывающий уже 15 государств-членов, утратил однородность: более развитые в экономическом отношении государства не хотели больше уступать «ни пяди» своего суверенитета. Поэтому принцип субсидиарности виделся им гарантией его защиты, а государства, получающие помощь по линии ЕС, видели в принципе субсидиарности средство для расширения полномочий Союза.

34 Единый Европейский акт. Договор о Европейском Союзе. Указ. Соч.

Таким образом, неоднозначный характер имеет не только сфера применения принципа субсидиарности, но и его политическое значение. Но, со всей очевидностью, молено сказать, что принцип субсидиарности является именно той системой «сдержек и противовесов», необходимость в которой назрела в процессе углубления интеграции. Этим и объясняется то обстоятельство, что принцип был включен не только в Преамбулу Маастрихтского договора (что означало принятие его в качестве политической декларации), но и в ст. 5 Договора, т.е. принцип субсидиарности получил статус юридической нормы.

Однако в Договоре ничего не сказано о соглашениях между государствами-членами, регионами и другими государственными и частными организациями. Нет в этом документе и упоминания о федерализме. Следовательно, федералисты не смогли преодолеть национальное государство ни сверху (с помощью наднациональных структур), ни снизу - с помощью европейских регионов, которые являлись бы альтернативой национальным государствам. Комитет регионов, хотя и был учрежден Договором, представляет собой орган, целью которого стала координация политики «выравнивания».

Следующим важным актом, которому следует уделить внимание, является «Протокол о применении принципов субсидиарности и пропорциональности», принятый в 1997 г. и ставший приложением к Амстердамскому договору.35 Необходимость принятия этого документа была вызвана включением принципа субсидиарности в качестве юридической нормы в Договор о Европейском Союзе и теми спорами, которые возникли по вопросам применения этого принципа ввиду неоднозначности его формулировки. Протокол, в частности, разъяснял, что принцип субсидиарности не подвергает сомнению полномочия Союза, а лишь дает ориентир в том, как эти полномочия должны осуществляться на уровне Сообщества. Протокол выделил три основных условия применения принципа субсидиарности: наличие у вопроса транснациональных аспектов; отсутствие действий со стороны Сообщества противоречит условиям учредительного договора; большая эффективность мер на уровне Сообщества. Если возникающая проблема отвечает указанным требованиям, ее решение должно осуществляться на уровне Сообщества.

35 Европейский Союз: Документы и комментарии 1992-1998 г.г. Тарту. 1999.

Таким образом, само появление такого документа указывало на то, что принцип субсидиарности занял достойное место в системе права Евросоюза. Это ознаменовало новый важный этап развития концепции, т.к. до этого времени принцип субсидиарности' был принят ЕС только в качестве политической декларации.

Автор рассматривает также законодательные акты государств-членов. В частности, рассматриваются некоторые положения Конституции ФРГ как иллюстрация того факта, что такая страна как Германия, которая является локомотивом европейской интеграции, ставит свое внутренне право выше права ЕС. В Основном законе (Конституции) ФРГ прямо указано, что, если акты Союза противоречат Конституции ФРГ, то они не имеют силы для этой страны. Также в Конституции зафиксировано, что в обязанности Союза входит соблюдение принципов демократии и субсидиарности. Положения этого документа лучше всего иллюстрируют понимание наиболее развитыми в экономическом отношении государствами ЕС принципа субсидиарности как механизма защиты национальных интересов, а также трактовку ими самих целей интеграции как возможности использовать действия на уровне всего Сообщества там, где действия на национальном уровне не могут достичь достаточной эффективности.

Не менее важное место в решении поставленных в диссертации задач занимает и вторая группа источников - Папские энциклики. Это объясняется тем, что именно в официальной доктрине Ватикана по социальным вопросам субсидиарная концепция была оформлена в «основной принцип социальной мудрости» - принцип субсидиарности. Среди этих документов особое место занимает энциклика Пия XI «Квадрагесимо Анно» которая, собственно, и ввела термин «субсидиарность» и дала ему «путевку в жизнь». Вклад в оформление субсидиарной концепции внесли также такие энциклики как «Рерум Новарум» (1891г.) - послание Льва XIII по рабочему вопросу, подготовившее почву для легитимации принципа субсидиарности в «Квадрагесимо Анно» и содержавшее

36 Основной закон Федеративной Республики Германии.// Конституции зарубежных государств (под ред. Маклакова В.В.).М., 1997.

37 «Квадрагесимо Анно». // Папские послания Льва XIII, Пия XI и Пия XII. Рим, 1942. предостережения целым народам.38 Энциклика Иоанна XXIII «Пацем ин Террис» («Мир на земле» (1963г.) явилась своеобразным продолжением «Квадрагесимо Анно».

Своеобразным подведением итогов явилась энциклика Иоанна Павла II «Центессимус Аннус», написанная к столетию выхода в свет первой социальной энциклики Ватикана «Рерум Новарум» . Эти два документа как бы перекликаются между собой: если «Рерум Новарум» содержала предостережения и пророчества по поводу неприемлемости социалистических идей (при всем том, что социализм существовал тогда лишь в форме социалистической доктрины), то «Центессимус Аннус» была написана после распада социалистической системы в Восточной Европе и намечала пути выхода из глубокого кризиса, вызванного нарушением субсидиарной концепции как на уровне «индивид - общество», так и на уровне государств, которые существовали в замкнутом жестко централизованном «восточном блоке» и были отгорожены «железным занавесом» от остального мира. Последствия блоковой экономики и вызвали в Восточной Европе глубокий кризис и стагнацию. Все указанные трудности трактуются энцикликой как следствия одной и той же причины - нарушения субсидиарного начала.

В целом же значение папских энциклик состоит в том, сто они впервые оформили субсидиарность, существовавшую до этого только в виде идеи, в четкую концепцию, выраженную принципом субсидиарности.

К третьей группе источников относятся документы политических партий и общественных организаций. Среди них особое место занимает так называемая Аленская программа - Воззвание ХДС Южный Вюртемберг - Гогенцолерн (1947 г.) которая сделала принцип субсидиарности основным принципом христианской

- 40 демократии, воспринявшей его из социальной доктрины католицизма.

Следует учитывать, что партийно-правительственные документы тоже имеют официальный характер, поскольку отражают прежде всего общую линию данного движения в целом или его течений и лишь во вторую очередь вклад в его

38 «Рерум Новарум» («О новых вещах») - явилась своеобразным ответом на Манифест коммунистической партии, обличала социалистическую доктрину, в частности обобществление средств производства и уравнительную систему оплаты труда. (Сто лет христианского социального учения, М. 1991).

39 «Центессимус Аннус» («Год сотый»).// Сто лет христианского социального учения. М, 1991.

40 См.: Dokumente zur prteipolitischen Entwicklung in Deutschland seit 1945. Dusseldorf. 1990. деятельность отдельных лиц, оттенки их мнений и позиций. Примером здесь могут служить многочисленные Манифесты интегрального федерализма. Так, в 1930 г. был опубликован «Манифест за новый порядок», автором которого был А. Марк.41 Этот документ отражал реалии своего времени, а именно: настроения упадка, охватившие Европу в период после Первой мировой войны и общее недовольство системой безопасности национальных государств. Поэтому Манифест отвергал систему безопасности Лиги Наций, поскольку она основывалась на национально-государственном принципе суверенитета, а интегральный федерализм, как известно, предполагает дезинтеграцию национальных государств, расчленение их на более мелкие единицы (регионы), на основе которых и предполагается создать европейскую федерацию.

В 1941 г. был опубликован «Манифест Вентотене», одним из его авторов был А. Спинелли, а чуть позже был выпущен «Манифест европейского Сопротивления» В числе его авторов были все тот же А.Спинелли, а также А. Марк, Дени де Ружмон42. Оба эти документа были написаны под впечатлением ужасов и разрушений Второй мировой войны, а источник всех бед авторы усматривали в национализме государств-наций. Выход виделся составителям этих документов в создании наднациональных институтов, чему, кстати, А. Спинелли посвятил всю свою жизнь (основным его достижением на этом пути был уже упоминавшийся Проект договора о Европейском Союзе 1984 г.).

В 1948 г. в свет вышел «Манифест интегрального федерализма» (авторы: А. Марк и Р. Арон). Этот документ как бы подводил итог Второй мировой войне, обличая упадок демократии в централизованных государственных структурах с «тоталитарными» поползновениями. В документе, в частности, содержалось такое положение: государственная деятельность должна быть ограничена решением тех задач, которые не могли быть решены снизу, что, несомненно, представляет собой признание принципа субсидиарности, но, авторы указывали, что эти начала должны действовать не на уровне «национальное государство - наднациональные

41 Ordre nouveau. Paris. 1980.

42 Der integrate Foderalismus: Dokumente. Leipzig. 1985. структуры», а на уровне региональной федерации, что облегчит дальнейшее развитие наднациональных институтов.

Во всех документах этой группы, особенно в тех, соавтором которых был А. Спинелли, преобладает такой стиль изложения, который рассчитан на эмоциональное воздействие, отличается внешней броскостью, пафосностью.

Особое место среди источников занимают те, которые относятся к еще одной группе - мемуарная литература. Они составлены в виде диалогов-интервью и написаны людьми, находившимися в центре событий и имеющими возможность прояснить принципиальные вопросы. Такого рода источники раскрывают позицию автора и позволяют дать оценку его личности. Они составлены как бы «по горячим следам», что может быть свидетельством того, что позиция автора еще не сильно отличается от той, когда он находился в центре событий. Таковы, например, мемуары А. Спинелли, в которых он предлагал превратить распространившийся к тому времени в Европе европеизм в движение народного протеста и созвать Европейский народный конгресс, направленный против самой законности существования национальных государств43. Документ пронизан пафосом, для него характерна безапелляционность суждений, что вполне объяснимо, т.к. А. Спинелли посвятил идее европейского объединения и борьбе с «идолом национальных государств» всю свою жизнь. Большое значение как источники играют периодические издания. К ним принадлежат научные журналы, еженедельные и ежедневные издания, являющиеся как печатными органами Европейского Союза, так и освещающие различные проблемы правового и политического характера.

Как в каждом государстве, в ЕС существуют официальные периодические издания, которые на регулярной основе публикуют законодательные акты, предложения, решения и др. подготовительные документы институтов Союза. Это прежде всего Официальный Журнал Европейских Сообществ, который издается в трех сериях: законодательство, сообщения, дополнения.44 Веб-сайт содержит полные тексты выпусков журнала за последние 50-90 дней. Недавние выпуски предоставляются службой «Eur-Lex» (сервер «Европа» Европейского Союза).

43 Spinelli A. Come ho tentato di diventare saggio. Bologna. 1984.

44 Official Journal of the European Communities (OJ). Luxemburg: http// europa.eu.int/eur-lex/en/oj/index.html.

Информация предлагается в диапазоне европейских языков всех государств-членов ЕС.

Информацию о текущей деятельности Союза, статистические данные, справки по различным сферам политики и правового регулирования можно получит также в различных сборниках решений Европейского Суда, обзорах, глоссариях и словарях. К таким изданиям относится публикуемый десять раз в Большое значение для данного исследования имеют периодические издания

К этой группе источников принадлежат научные журналы, еженедельные и ежедневные издания, являющиеся как печатными органами Европейского Союза, так и освещающие различные проблемы правового и политического год «Бюллетень Европейского Суда», являющийся отчетом о текущей деятельности Европейской Комиссии и других институтов ЕС. Журнал публикуется на 11 языках. На веб-сайте доступны ежегодные кумулятивные индексы, начиная с 1996 г., список ссылок на Официальный Журнал Европейских Сообществ.45

Электронные статьи по европейской интеграции - единственный междисциплинарный электронный журнал в области исследования европейской интеграции. Это издание публикуется Австрийской ассоциацией изучения Европейского Сообщества с 10 апреля 1997 г.46

Ныне в повестке дня стоит вопрос о будущем Европейского Союза. Поэтому право ЕС находится в трансформации, фундаментальным образом затрагивающей национальные правовые системы, различные уровни управления, группы интересов. Поэтому серьезные изменения приходится вносить и в практику. Форумом для обсуждения этих вопросов является «Журнал Европейского права», основанный Европейским университетским институтом во Флоренции, который издается пять раз в год издательством «Blackwells». 47 Главной целью этого издания является изучение европейского права в его социальном, культурном, политическом и экономическом аспектах. Журнал призван заполнить пробел в современной научной литературе по вопросам Европейского права.

45 Bulletin of the European Union (BEU): http://europa.eu.int//abc/doc/ofl/but/en/welcome.htm. С 1996 г.

46 Austrian European Communities Studies Association (ECSA-AUSTRIA): http//www. Fgr.wu-wien.ac.at/ecsa/ecsa-e.htm. с 10 апреля 1997г.

47 European Law Journal, http: //www.blackwellpublisching.com/journal.asp?ref=1351-5993.Ред.Ф. Снайдер.

Статьи, посвященные Европейскому Союзу публикуются также и в периодических изданиях, не являющихся печатными органами Европейского Союза. Например, «Московский журнал международного права» (МГИМО МИД) освящает различные проблемы международно-правового характера, в том числе и касающиеся ЕС.

Так, статья директора Института европейского права МГИМО МИД проф. Энтина M.J1. «Правовые основы внешней политики Европейского Союза» посвящена появлению первых официальных набросков глобальной стратегии ЕС, разработкой которой занимался Конвент о будущем Европейского Союза.48 В статье указывается, что в ходе проделанной работы Конвентом были выявлены основные проблемы, нуждающиеся в переосмыслении: при осуществлении внешнеполитической деятельности институты Союза и государства-члены дублируют друг друга; по многим вопросам расхождения в позициях влекут за собой паралич внешнеполитической деятельности на соответствующих направлениях. Указано также, что цели и принципы общей внешней политики безопасности нуждаются в уточнении.

Все обозначенные проблемы еще раз свидетельствуют о том, что укрепившаяся институциональная система Союза начинает конкурировать с институтами национальных государств. Поэтому найти способ принятия решений, который максимально учитывал бы как общеевропейские интересы, так и позиции национальных государств представляется весьма сложной задачей.

Конвент предложил такое решение: утверждение обновляемой общей внешнеполитической стратегии и стратегий по максимально конкретным вопросам, а также подготовка ежегодных внешнеполитических посланий.

В целом все эти проблемы являются свидетельством того, что назрела необходимость как в реформе институциональной системы Союза, так и в изменении общих подходов и принципов принятия решений. Подтверждением этого положения может служить неспособность ЕС и государств-членов выработать

48 Энтин М.Л. Правовые основы внешней политики Европейского Союза.// Московский журнал международного права. М. 2003, №4. единые подходы к войне в Ираке в 2003 г., что, в свою очередь, подводит к необходимости принятия нового Конституционного Договора.

Регулярно публикует статьи, посвященные ЕС, издающийся в Москве журнал Германского общества внешней политики Internationale Politik. Журнал знакомит с проблемами, стоящими перед ЕС и представляет различные точки зрения относительно их разрешения.

Так, в статье А. Папенфусс, посвященной саммиту Европейского Совета в Ницце, делается акцент на том, что, когда речь идет об этом саммите, основной акцент делается не на заключительном документе, а на так называемом «Договоре Ниццы», т.е. результатах работы Межправительственной конференции, которая внесла важные изменения в документы. Это касается, прежде всего, такого важного аспекта как нарушение основных прав государств-членов ЕС. Такая необходимость возникла как следствие санкций ЕС против Австрии, введенных в связи с тем, что председатель Австрийской партии свободы Йорг Хайдер возглавил кабинет.49

В статье П. Глотца «Какое правительство нужно Европе?» делается акцент на необходимости создать четкую систему распределения компетенций между ЕС и государствами-членами и придать принципам деятельности ЕС, в том числе принципу субсидиарности, большую действенность. Автор указывает, что Конвент проверяет возможность применения правовых механизмов, демократических «сдержек и противовесов», которые держали бы под постоянным контролем распределение задач между Союзом и государствами-членами.50

Все это особенно актуально с учетом того факта, что принятая Европейским Советом 18 июня и подписанная 29 октября 2004 г. в Риме Европейская Конституция не систематизировала полномочия, что является не только ее существенным недостатком, но в значительной мере умаляет ее значение, поскольку система полномочий - это ядро любой Конституции. К тому же вопрос о компетенциях и полномочиях по вопросам совместного ведения ЕС и государств-членов является одним из основных в процессе европейской интеграции, начиная с

49 Папенфусс А. Европейский Совет в Ницце.// Internationale Politik. 2001. №1.

50 Глотц П. Какое правительство нужно Европе? // Internationale Politik. 2002. №9.

1984 г., когда принцип субсидиарности впервые появился в документах Сообщества как механизм защиты полномочий национальных государств.

Проведенное исследование носит комплексный междисциплинарный характер, определивший набор соответствующих методов и теоретических установок.

Прежде всего следует отметить метод системного и комплексного анализа (разработанный такими отечественными учеными как Блауберг И.В., Богданов Р.Г., Гантман В.И., Поздняков Э.А., Юдин Э.Г.), позволяющий охватить большую совокупность данных и сгруппировать их в единое непротиворечивое целое.

Специфика работы связана с анализом разнохарактерных источников, поэтому в качестве теоретического основания исследования служит, разработанная В.Н. Садовским общая теория систем. С точки зрения системного подхода, субсидиарность — это наилучший способ оптимизации степеней свободы в сложноорганизованной системе, где каждый элемент обладает своей степенью свободы и при этом не нарушает целостность всей системы

Междисциплинарный подход позволил автору использовать данные различных наук (истории, юриспруденции, политологии, социологии) при ведущей роли историко-типологического принципа.

Сравнительно-исторический метод дал возможность изучить роль и место принципа субсидиарности на различных уровнях его применения и проследить особенности его восприятия на конкретных исторических отрезках времени.

Научно-практическая значимость результатов данного исследования определяется прежде всего тем, что они позволяют оценить роль принципа субсидиарности в такой интеграционной структуре как Европейский Союз, а также выявить связь принципа субсидиарности с принципом уважения национальной индивидуальности, что позволит избежать ошибок в процессе углубления интеграции в рамках СНГ, в преодолении дефицита российско-белорусской интеграции, а также поставить вопрос о возможностях использования опыта Европейского Союза в строительстве союзного государства Белоруссии и России.

Научная новизна данного диссертационного исследования определяется прежде всего тем, что оно является одной из первых попыток исследования проблем, связанных с комплексным применением принципа субсидиарности, не нашедших сколько-нибудь полного отражения в работах российских исследователей.

Диссертант проследил историческое развитие принципа субсидиарности, раскрыл его сущность, дал исчерпывающую характеристику его общественно-политического содержания. Кроме того, в диссертации проанализированы роль и место принципа субсидиарности в системе права Европейского Союза, показано его значение как системы «сдержек и противовесов», которая не позволяет интеграции зайти слишком далеко, т.е. затронуть те сферы, на которые она не должна распространяться. В диссертации показано, что данное свойство принципа субсидиарности делает его незаменимым для функционирования такой интеграционной структуры как Европейский Союз.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры всеобщей истории РУДН и была рекомендована к защите. Практическая проверка основных положений и результатов диссертации нашла свое отражение в выступлениях автора на научно-практических конференциях аспирантов кафедры всеобщей истории РУДН, а также статья диссертанта «Принцип субсидиарности и национальный интерес в становлении Европейского Союза» принята к печати в сборнике международного научного симпозиума «Россия, Франция, Германия и Португалия в контексте европейской интеграции».

I. Исторические этапы развития субсидиарной концепции

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Мещерякова, Ольга Михайловна

Заключение

В работе рассмотрена история принципа субсидиарности от становления субсидиарной концепции в христианском социальном учении до включения принципа субсидиарности в качестве политической декларации в документы Европейского Сообщества, и, наконец, до придания ему статуса юридической нормы в Договоре о Европейском Союзе. Были рассмотрены также причины, побудившие как католическую церковь, так и государства-члены Европейского Союза обратиться к субсидиарной концепции. Анализ этих причин показал, что в обоих случаях они были сходны, и между ними можно провести аналогии.

Помещая в центре своей системы ценностей человека, христианское социальное учение отвергает превращение общества в «безликое месиво», где отдельная личность подвергается всеобщей нивелировке либо подавляется в условиях тоталитарного государства. Человек рассматривается христианским социальным учением как «подобие бога», т.е. подчеркивается его индивидуальность, инициативность, ответственность за свой личный успех. Фридрих Кроц, социолог и математик, научный сотрудник Гамбургской высшей школы экономики охарактеризовал субсидиарную доктрину католицизма так: общество не в праве лишать человека того, чего он может достичь по собственной инициативе и собственными силами300. А в условиях, сложившихся в Европе в первой половине XX века, угроза всеобщей нивелировки, низведения личности до положения «винтика» во всеобъемлющем государственном механизме стала вполне реальной. Объяснялось это двумя причинами, во-первых, пролетаризацией подавляющей части лиц наемного труда, связанной с крайне низким уровнем заработной платы; во-вторых, с воплощением в жизнь «социалистического эксперимента», который не только насаждал одну для всех идеологию, но своей уравнительной системой лишал личность автономии и инициативности, посягая тем самым на ценность морали, права и культуры в целом.

300 См.: Freiheit in Verantwortung: Grundsatzprogramm. Beshcluss des 5. Parteitags der CDU vom 23. Februar 1994 in Hamburg. Bonn, 1994. S. 80-84.

В рамках субсидиарной концепции была выдвинута концепция депролетаризации и «участия». Концепция депролетаризации или «включения» предполагала включение лиц наемного труда в экономическую и общественную жизнь общества, что предполагало, прежде всего, необходимость создания «собственности в руках рабочих». Для этого необходимо, во-первых, поднятие заработной платы с прожиточного минимума до уровня, обеспечивающего достойную жизнь, и, во-вторых, возможность распоряжаться этой заработной платой, т.е. создания на ее основе собственности, а не распределение материальных

302 благ через систему государственных льгот и компенсаций. Согласно субсидиарной концепции католицизма, именно частная собственность является необходимым условием, обеспечивающим автономию личности и возможность ее свободного развития, т.к. она предполагает, что общество должно состоять из свободных индивидов, имеющих возможность объединяться для достижение совместного решения каких-либо задач. В свою очередь, эти объединения являются предпосылкой для складывания субсидиарно структурированного гражданского общества, где властная пирамида строится снизу вверх, т.е. в компетенцию вышестоящих органов должны передаваться лишь те вопросы, которые не могут быть эффективно решены на уровне нижестоящих, более близких к гражданам структур.

Таким образом, центральными предпосылками функционирования принципа субсидиарности являются основные элементы естественного права, как его понимает католическая церковь, - свобода личности и право человека на частную собственность. Другими словами, свобода и частная собственность - суть полноценной, самостоятельной человеческой жизни. Отсутствие же права частной собственности ставит человека в зависимость от вышестоящих структур. В свою очередь, для утверждения своей свободы личность нуждается в гражданском обществе и развитости системы политических институтов. Само функционирование принципа субсидиарности возможно только в том обществе, которое обладает

301 Эти концепции были восприняты христианско-демократическими партиями и христианскими профсоюзами.

302 После второй мировой войны политика «включения» была успешно применена в ФРГ, на территории которой оказалось 12 млн. немецких беженцев, которые по решению Потсдамской конференции были изгнаны с территорий, входивших ранее в Рейх в границах 1937 г. развитой политической системой, т.к. именно через политические институты гражданского общества личность осуществляет свои права и свободы.

С другой стороны, именно принцип субсидиарности заключает в себе механизм создания условий для защиты свободной деятельности и защиты от тоталитарной зависимости. Но, к сожалению, здесь следует подчеркнуть, что субсидиарность нельзя провозгласить, насадить сверху. Субсидиарные начала должны быть заложены в менталитете народа (т.е., состоит ли народ из свободных индивидуалистов или, напротив, в нем сильны коллективистские начала, а коллективизм, как известно, является прямой противоположностью субсидиарности). На практике индикатором укорененности в сознании нации субсидиарного начала являются, сложившиеся на протяжении веков традиции местного самоуправления. Наглядным примером здесь может служить Англия, где территориальные традиции управления оказались сильнее сословной замкнутости. Это обстоятельство привело к тому, что палата Общин с самого начала стала формироваться не только на основе представительства сословий, но и на основе сочетания принципов сословного и местного (территориального) представительства. Поэтому в палате Общин соединились представители от городского и сельского населения без различия сословий.

Именно сочетание в английском парламенте сословного и местного начала сыграло важную роль в развитии английского парламентаризма. Уже в XIV представители от городских и сельских общин объединились в палате Общин, что придало ей жизнеспособность.303 Отсутствие же сословных перегородок на этом уровне дало возможность палате Общин противостоять королю и выступать от имени всей нации. Только при таком условии субсидиарность создает предпосылки для развития (пусть и по - средством буржуазных революций) политической системы общества, что соотносится с практикой общественного и государственного строительства демократического гражданского общества.

В демократически организованном обществе принципы субсидиарности и демократии становятся взаимодополняющими. Они близки друг другу и по своей

303 В других государствах Европы с укреплением королевской власти сословно-представительные органы постепенно сошли на нет. целенаправленности. В самом деле, определяющим как принципа демократии, так и принципа субсидиарности является то обстоятельство, что все члены сообщества участвуют в принятии решений. Однако принцип субсидиарности направлен против постоянной опасности повышения роли отдельных организованных объединений, когда сообщество, определенный государственный институт, само государство становятся самоцелью, не в последнюю очередь из-за идеологических интересов власти.

Таким образом, всевластие тоталитарных образований и функционирование принципа субсидиарности естественным образом противостоят друг другу, и, следовательно, демократия не является заменой субсидиарности. Напротив, защищенность принципа субсидиарности, его внедренность и сам процесс проникновения этого принципа в различные структуры общества является индикатором в определении демократичности общества и степени сохранности его демократических устоев.

Следовательно, в основе субсидиарной доктрины христианского социального учения лежит мысль о преимущественных правах отдельной личности перед правами общества и государства. Субсидиарность можно рассматривать как позитивную альтернативу такой упадочнической форме социального существования как коллективизм. Другими словами, субсидиарность направлена на защиту индивидуальности и самобытности элементов, входящих в интеграционную структуру, каковыми являются общество и государство, и служит предохранительным механизмом против чрезмерной централизации власти.

Все эти положения были обоснованы в христианском социальном учении, которое легитимировало принцип субсидиарности в качестве основного механизма интеграции как отдельного индивида в экономическую и политическую жизнь государства, так и целых интеграционных групп - в сложный механизм функционирования интеграционных сообществ. Причем субсидиарный механизм интегрирования предполагает не создание одной общей индивидуальности, а интеграцию на основе сохранения индивидуальности всех элементов интеграционной системы.

Именно эта возможность объединять, сохраняя идентичность, привлекла внимание к принципу субсидиарности в конце XX - начале XXI века, к попыткам спроецировать его с уровня «индивид - общество», обоснованного в христианском социальном учении, на уровень «государства-члены - Европейский Союз».

В самом деле, индивидуальность и самобытность личности в проекции на систему «государство-нация - Европейский Союз» можно рассматривать как национальную идентичность, а автономию и свободу личности - как национальный суверенитет. Следовательно, причиной введения принципа субсидиарности в документы Европейского Союза стала возможность рассматривать его в качестве механизма защиты национальной идентичности и национального суверенитета от попыток «переплавить» их в общеевропейскую идентичность и общеевропейский суверенитет. Поэтому, в европейской интеграции принцип субсидиарности заложен уже в самих целях, поставленных перед Европейским Союзом.

Этот принцип направлен на оптимальное распределение полномочий в интеграционном пространстве Союза, а также на то, чтобы облегчить выполнение новых задач, поставленных глобализацией, и которые не могут быть эффективно решены на национальном уровне. В сущности, речь идет о том, чтобы избежать чрезмерной централизации власти, которая не отвечает демократическим критериям адекватного участия и целям сохранения автономии центров принятия решений.

Принцип субсидиарности получил почти единогласную поддержку государств-членов Европейского Союза. Однако этот факт объясняется не единством позиций государств-членов, а, скорее, наоборот. Дело в том, что более развитые в экономическом отношении страны связывают с принципом субсидиарности гарантии защиты полномочий государств-членов Европейского Союза. Остальные же, напротив, рассматривают принцип субсидиарности как инструмент расширения полномочий Союза в целях повышения эффективности его деятельности.

Однако, бесспорно, что и в том, и в другом случае речь идет о защите национальных интересов государств-членов Европейского Союза. Действительно, более богатые страны, такие как, например, Германия, чей вклад в бюджет Союза вдвое превышает совокупный вклад Франции и Великобритании, защищая свои полномочия, оберегают свой национальный интерес. А более бедные государства, получающие значительные выгоды вследствие политики «выравнивания», проводимой на наднациональном уровне, получают дополнительную гарантию своих национальных интересов от укрепления наднациональных институтов Союза. Поэтому, хотя мотивы, по которым та или иная страна поддерживает принцип субсидиарности различны, цель у всех одна - защита своего национального интереса.

При этом общепризнанным является тот факт, что принцип субсидиарности способствует преодолению демократического дефицита в процессах принятия решений и распределения компетенций по вопросам совместного ведения.

Таким образом, принцип субсидиарности - это способ осуществления публичной власти в интеграционных структурах на наиболее адекватном уровне. И, если все согласны трактовать субсидиарность как передачу полномочий самым малым административным единицам, то согласия по поводу определения этих единиц так и не было достигнуто. Поэтому принцип был принят Договором о Европейском Союзе в достаточно расплывчатой форме. А в каком виде он войдет в Конституцию Европейского Союза, покажет время, ведь в процессе ратификации этого документа странами-участницами могут быть внесены значительные поправки. С другой стороны, злоупотребление ссылкой на принцип субсидиарности со стороны государств-членов Европейского Союза может стать причиной отсутствия динамики в развитии европейской интеграции.

Следовательно, принцип субсидиарности представляет собой обоюдоострое оружие. Действительно, на начальных этапах интеграции, когда наднациональные институты еще достаточно слабы, он служит укреплению наднациональных структур и придает определенную позитивную динамику интеграционному процессу. Но, как только интеграция вступает в качественно новый этап своего развития, принцип субсидиарности служит своеобразным тормозом, препятствующим «переплавке» национальной идентичности в идентичность общеевропейскую, ибо Договор о Европейском Союзе учредил союз стран с целью достижения все более тесного союза европейских народов, организованных в государства, а не создание государства, опирающегося на народ Европы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Мещерякова, Ольга Михайловна, 2004 год

1. Официальные документы н материалы

2. Декларация о будущем Европейского Союза (Лаакенская декларация). // Интернет-сайт Кафедры Права Европейского Союза МГЮА : http: eu law. Edu. ru. 20.04.03.

3. Договор об учреждении Европейского Сообщества. Консолидированный текст, (под ред. С.Ю. Кашкина). // Право Европейского Союза. Документы и комментарии. М., 1999.

4. Протокол о применении принципов субсидиарности и пропорциональности. //Европейский Союз. Документы и комментарии. 1992-1998 г.г. Тарту, 1999.

5. Единый Европейский акт. Договор о Европейском Союзе.// Малая библиотека Европейского Союза на русском языке (под ред. Борко Ю.А.) М., 1994.

6. Квадрагесимо Анно. Окружное послание Римского Папы Пия Х1.//Папские послания Льва XIII, Пия XI и Пия XII. Рим, 1942.

7. Матер эт Магистра. Окружное послание Папы Иоанна XXIII.// Папские послания Льва XIII, Пия XI и Пия XII. Рим, 1942.

8. Основной закон Федеративной Республики Германии.// Конституции зарубежных государств, (под ред. Маклакова В.В.). М, 1997.

9. Проект договора о Европейском Союзе 1984 г.// Документы Европейского Союза. Тарту, 1995.

10. Резолюция Европейского парламента от 6 июня 1984 г. // Документы Европейского Союза. Тарту, 1992. Т.2.

11. Рерум Новарум. Окружное послание Папы Льва XIII.// Папские послания Льва XI11, ПияХ1 и ПияХ11. Рим, 1942.

12. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между РФ с одной стороны и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны. // Россия и Европейский Союз. Документы и материалы (под ред. Кашкина С.Ю.), М, 2003.

13. Торжественная декларация о Европейском Союзе.//Документы Европейского Союза. Тарту, 1995.

14. Центессимус Аннус. Окружное послание Папы Иоанна Павла И. // Сто лет христианского социального учения. М., 1991.

15. Basic Law of the Federal Republic of Germany. Stuttgart, 1993.

16. Case 6/64 v/ENEL 1964. European Court Reports. 585.

17. Dokumente zur parteipolitischen Entwicklung in Deutschland seit 1945. Dusseldorf, 1990.

18. The Federalist papers. A collection of Essays Written in Support of the Constitution of United States (Selected Edited by P. Roy Fairtield). N.Y. 1966.

19. Freiheit in Verantwortung. Grundsatzprogramm. Beschluss des 5. Parteitages der CDU vom 23. Februar 1994 in Hamburg. Bonn. 1994.

20. Grundgesetz fur die Bundesrepublik Deutschland. Bonn, 1992.

21. Zur Neuordnung der Europaischen Union: Die Regirungskonferenz 1996/1997. Baden-Baden.

22. Ordre nouveau. Paris, 1980.

23. Report on European political cooperatoin issued by the Foreign Ministers of Ten on 13 oct. 1981. Part. П. Luxemburg, 1981.

24. Solemn Declaration on European Union. Stuttgart, 1983.1.. Труды государственных и политических деятелен

25. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Опыты федерализма. М., 1994.

26. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров IO.A. Федерализм в истории России. В 3-х книгах. М., 1992.

27. Коль Г. Шансы и вызовы глобализации (отрывки из речи Г. Коля в Берлине 12 октября 1997).// Internatinale Politik. М., 1998. №5.

28. Ланг Жак. Бюрократизация большого проекта. Без обновления Европа останется телом без души.// Intrnationale Politik М., 1998. №5.

29. Delors Jacques. L'avant-garde europeenne, un nouveau centre de gravite pour 1' Europe.// Le Monde. Paris, junie 2000.

30. Delors Jacques. Le nouveau concept europeen. Paris, 1992.

31. Fischer Joschka. Eine Verfassung fur Europa.// Die Zeit. Januar 1999, №21.

32. Froment-Meyrice H. Ein starkes Deutschland den Nachbarn verpflichtet.// Frankfurter allgemeine Zeitung. 30. Okt. 1990.

33. Gaull Ch. de. Memoires d' Esproir. Paris, 1970.

34. Miglio J. La prospetiva teorica nuovo federalismo.// Federalismo societa. Roma, 1994. V. 1.

35. Spinelli A. Come ho tentato di diventare saggio. Bologna, 1984.

36. Vedrin Hubert. Reponse a JoschkaFiacher. //Le Monde. 11-12 juni 2000. Литература

37. Азаров А.Я. Права человека. Новое знанием., 1995.

38. Альтхаус И. Политика. СПб., 1911.

39. Амплеева А. Субсидиарность и демократия. Введение в тему. М., 1996.

40. Арах М. Европейский Союз: видение политического объединения. М.,1998.

41. Байме К. фон. Упадок парламентов. Международная политика и национальный суверенитет в принятии решений. // Internationale Politik. М., 1998. №4.

42. Борко Ю.А., Загорский Л.В., Караганов С.Л. Общий европейский дом: что мы о нем думаем. М. 1991.

43. Вайденфельд В. Новое лицо Европы.// Internationale Politik. М. 2004. №4.

44. Вайнштейн Г. Роль гражданского общества в демократизации России: надежды и разочарования.// Профессионалы за сотрудничество. Вып. 3. М., 1999.

45. Вейген Д. Свидетель надежды: Иоанн Павел П. В 2-х кн. Кн. 1 М., 2001.

46. Винклер Х.А. Границы расширения. Турция не является частью «Европейского проекта».// Internationale Politik. М., 2003 №3.

47. Геенно Ж.-М. Переломные моменты демократии. // Internationale Politik. М., 1998. №4.

48. Геро Ульрике. Конституция для Европы. Новые правила для старого континента? // Internatonale Politik. М., 2001. №2.

49. Глотц П. Какое правительство нужно Европе. // Internationale Politik. М., 2002. №9.

50. Григулевич И.Р. Папство. Век XX. 2-е изд. М., 1981.

51. Гулевич В.Н. Роль ХДС/ХСС в формировании внутренней политики ФРГ.// Социальная природа буржуазных партий в современном капиталистическом мире. Киев, 1980.

52. Густов В.А., Малько В.Х. Россия-СНГ: путь интеграции тернист. СПб.2002.

53. Европейская интеграция: современное состояние и перспективы. Сборник научных статей, (научн. ред. С.И. Паньковский), Минск, 2001.

54. Европейский Союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития, (под ред. Борко Ю.А. и Буториной О.В.) М., 2001.

55. Единая Европа. Идея и реальность. Концепции культурной идентичности (под ред. Фадеевой Т.М.), М., 1997.

56. Кашкин С., Четвериков А. На пути к европейской интеграции: Европейский Конвент и перспективы разработки Конституционного договора (Конституции) Европейского Союза. // Конституционное право. Восточноевропейское обозрение. М., 2003, №1.

57. Капустин А.Я. Европейский Союз: интеграция и право. М., 2000.

58. Кирт Р. Наступление новой эры в конце столетия. Малые государства в эпоху глобализации. \\ Internationale Politik. М., 1998. №5.

59. Клемин А.В. Европейский Союз и государства-участники: взаимодействие правовых порядков (практика ФРГ). Казань, 1996.

60. Клемин А.В. К вопросу о суверенных правах государств-членов Европейского Сообщества. Казань, 1992.

61. Клемин А.В. Полномочия земель ФРГ как участников интеграции в рамках ЕС. Казань, 1992.

62. Кор JI. Распад наций. Рига, 1998.

63. Маастрихтский договор: трудности ратификации, поиски решений, перспектив, (под общей ред. Борко Ю.А.). // Доклад Института Европы. М., 1994. №8.

64. Мартене Ш. Франция-Германия. От движущей силы ЕС к ее тормозу? // Internationale Politik. М., 2002. №9.

65. Мертес М. Германская Европа. Некролог в связи с кончиной одного жупела.// Internationale Polinik. 2002. №9.

66. Мещерякова О.М. Политическая культура Германии до и после воссоединения.// Материалы конференции аспирантов кафедры Всеобщей истории РУДН. М., 2003.

67. Папенфусс А. Европейский Советв Ницце. // Internationale Politik. М., 2001.2.

68. Перпис И. Необходимость институциональных реформ. Накануне межправительственной конференции.// Internationale Politik. М., 2000. №8.

69. Пономарева И.О. Христианские демократы в послевоенной Германии.//Народ-партия-власть. М., 1997.

70. Пфеч Ф.Р. Вдохнуть в Европеу душу.// Internationale Politik. М., 2000. №8.

71. Салевски М. Европа национальных государств. Реалистическая альтернатива или продукт подмены действительного желаемым.// Internationale Politik. М., 1997. №11.

72. Семнадцатый век век федерализма: от И. Альтхауса до У. Пенна: Мысли. Комментарии. Рига, 1994.

73. Сиджански Д. Федералистское будущее Европы: от Европейского Сообщества до Европейского Союза. М., 1998.

74. Сокольский C.JI. Христианско-демократический союз ФРГ: социология и политика. М., 1983.

75. Тадден Р. фон. Привилегированное партнерство. Елисейский договор вчера, сегодня, завтра.// Internationale Politik. М., 2003. №1.

76. Топорнин Б.Н. Федерализм: теория, институты, отношения. М., 2001.

77. Федерализм: теория и история развития, (под ред. М.М. Марченко), М.,2000.

78. Чубарьян А.О. Бриановская Европа.// Метаморфозы Европы. М., 1993.

79. Шемятенков В.Г. Европейская интеграция М. 2003.

80. Энтин M.JI. Правовые основы внешней политики Европейского Союза. // Московский журнал международного права. М., 2003. №4.

81. Яннинг Й., Гиринг К. Миф о способности к расширению на восток. // Internationale Politik. М., 1997. №11.

82. Adamo Н. CDU/CSU: Wesen und Politik. Frankfurt a. M. 1976.

83. Allen D., Wallace W. European political cooperation. London. 1979.

84. Aron R., Marc A. Principes du federalism. Paris. 1948.

85. Baldwin-Edwards M., Schain M. A. The politics of immigration: Introduction. // West-European politics. London, 1994. Vol. 17. №2.

86. Balme R. Les politiques du neoregionalisme: action collective regionale globalisation. Paris. 1996.

87. Bluntschli J. Europeische Union. Munchen. 2001.

88. Campi A. Beyond the state: Gianfranco Miglio's challenge. // Telos. N.Y. №100.

89. Cpotorti Fr., Hill M., Jacobs Fr., Jacques J.-P. Le traite d' Union Europeenne (Commentaire du projet adopte par le Parlament Europeen). Bruxelles. 1985.

90. Daltrop A. Political realities. Politics and the European Community. London-New-York. 1986

91. Elles B. UK Constitutional and parlamentary aspects of the Maastricht Treaty. // Legal issues of Maastricht Treaty. London, 1998.

92. Europa als Auftrag: Die Politik dt. Christdemokraten ins Europ. Parlament: 1957-1997. Koln. 1997.

93. Le federalisme personaliste aux source de l'Europe de demain: Hommage de A. Marc. Baden-Baden, 1998.

94. Fleming T. The Federal Principle.// Telos. N. Y. 1994. 100.

95. France-Allemagne: Passions et Raison. Le colloques. // Documents. Paris, 1999.

96. The future of the nation state: Essays on cultural pluralism and political integration. N.Y. 1996.

97. Haeglin T. Federalism, Subsidiarity and the European tradition: some clarification. // Telos. N.Y., 1994. №100.

98. Hartue T.S. Federalism. Courts and legal system: The emerging Constitution the European Community. // Amer. Intern. Law. N.Y., 1986.

99. Heraud G. Les principes du federalisme et la federation Europeenne. Paris.1968.

100. Jacques J.-P. La Constitution communitaire. // Revue univercelle des Drois de Г Homme. Paris, 1995.

101. Jacques J.-P. The draft Treaty establishing of European Union. Yearbook of European Law. Oxford, 1984. №4.

102. Jong C. De. Towards a European immigration policy under the Treaty on European Union. Brussels. 1998.

103. Kerber W. Subsidiaritat und Demokratie. Philosophische Abgranzung.// Entwicklung Subsidiaritat. Munchen, 1988.

104. KohrL. Disunion now.//Telos. N.Y. 1992 №91.

105. Krotz F. Der Zauber konservativer Sozialpolitik. Munchen. 1988.

106. Kuhnhart L. Federalism and subsidiarity.// Telos. N.Y., 1992.№91.

107. Kunz J. Supra-national organs. // Amer. J. Intern. Law. 1952.

108. Laufer H., Fischer Th. Foderalismus als Strukturprinzip fur die Europaische Union. Gutersloh. 1996.

109. Lepsius R.M. Beyond the nation-state: the multinationl state as the model for the European community. // Lettres international. Paris, 1990. №1.109 .Lois J.-V. The Community legal order. Brussels. 1993.

110. Loureau R. Le principe de subsidiarite contre Г Europe. Paris, 1997.

111. Lugon A. Le catholicisme aux Etats-Unis. Paris, 1930.

112. Marquand D. Reinventing federalisme: Europe and the left.// New left. Revue. N.Y. 1994. №203.

113. Matheus P. Subsidiarity in Article 3b of the EC Treaty. Gobledegook or Justifiable principle.// Integrational and comparative law quarterly. 1996. V.45.

114. Milward A. The European rescue of the nation-state. London, 1992.

115. Muller L. Die Bedeutung des Subsidiaritatsprinzips auf der Ebene des States.// Subsidiaritat und Demokratie. Duussedorf. 1981.

116. Narr W.-D. CDU-SPD: Programm und Praxis nach 1945. Stuttgart. 1966.

117. Nickel D., Corbett The Draft Treaty Establisching of European Union.// Yearbook of European Law. Oxford, 1984. №4.

118. Palaver W. Leopold Kohr: Prophet of the federal Europe? // Telos. N.Y., 1992.

119. Der personalistische Foderalismus und die Zuckunft Europas. Bd. 7. Baden-Baden. 1998.

120. Pfang E. Das Verhaltniss zwischen Europeischen Gemeinschafitsrecht und deutschem Recht nach der Maastricht-Entscheidung des Bundesverfassungsgericht. Frankfurt a. M., 1997.

121. Piccone P. The crisis of liberalism and the emergence of federal populism.// Telos. N. Y., 1991. №89.

122. Pijpers A. Regelsberger E., Wessels W. European political cooperation in the 1980. Stuttgart, 1989.

123. Proudhon P.-J. Du principe federatif. Paris. 1970.

124. Rauscher A. Subsidiaritat und chrostliches Menschenbild.// Entwicklung und Subsidiariat. Munchen. 1988.

125. Richter P. Die Erweiterung der Europeiscytn Union: unter besonderer Derucksichtigung der Beitrittsbedingungen. Baden-Baden, 1997.

126. Rougemont D. de. L' avenir est notre affaire. Paris. 1978.

127. Rougemont D. De. The state of the Union of Europe. Report of the Cadmos group to the European people. Oxford. 1979.

128. Rumheld L. Integral federalism: model for Europe. Frankfurt a. M., 1990.

129. Schilling T. A new dimension of subsidiarity. Oxford. 2002.

130. Sidjanski D. Ou est 1 Union europeenne? Du projet de traite d' Union Europeenne a 1' Acte Unique. // Cadmos. Paris, 1986. №35.

131. Stephanou C. Reformes et mutations de l'Union Europeenne. Bruxelles-Paris.1997.

132. Toth A.G. The principle of subsidiarity in the Maastricht Treaty. Oxford, 2001.

133. Ulmen G.L. What is integral federalism?// Telos. N.Y., 1992. №1.

134. Unterlechner J. Die Mitwirkung der Lander am EU-Willensbildungprozess: Normen-Praxis-Wirtung. Wien. 1997.

135. Weydert J., Beround S. Le devenir de 1' Europe. Paris. 1997.

136. Периодические и справочные издания

137. Европейские правовые культуры. Большая Европа. (Москва) Internationale Politik. (Москва)

138. Католицизм. Словарь атеиста (под общей редакцией JI.H, Великовича). М., 1991.

139. Конституционное право. Восточно-европейское обозрение. (Москва)

140. Московский журнал международного права. (МГИМО МИД), (Москва)

141. Профессионалы за сотрудничество (Москва)

142. Юридический энциклопедический словарь (Москва)

143. American Journal Intern. Law. (New York)

144. Austrian European Communities Studies Association (ECSA-Austria) : http: www. Fgr. Wu-wien. Ac. At/ ecsa. С 10 апреля 1997.

145. Bulletin of the Europe an Union (BEU): http: // europa. Eu. Int/abc/off/bul/en/welcome.htm. с 1996 г.

146. Deutsche Monatsblat (Bonn)

147. European Law Journal (ELJ). Directory of Community Legislation in Force: http: // europa. Eu. Int / eur-lex/ en // lif/index/ html/

148. Federalismo sosieta. (Roma)

149. Frankfurter Allgemeine Zeitung. (Frankfurt am Main)

150. La grande Larousse en 5 Volumes.Vol. 5. Paris, 1987.

151. La grande encyclopedic en 20 Volumes. Vol. 18. Librairie Larousse. Paris,1976.

152. Der grosse Brockhauss in zwolf Bander. Wiesbaden. 1980.

153. Integratinal and comparative law quarterly. (New York)

154. Lettres International. Paris.

155. Meyers Enzyklopedisches Lexikon. Deutaches Worterbuch. Bd. 22. Mannheim-Wien-Zurich. 1981.

156. Meyers Enzyklopedisches Lexikon in 25 Bander. Mannheim-Wien-Zurich.1978.156. Le Monde (Paris)

157. Official Journal of the European Communities (Luxemburg)

158. Revue universelle de Droits de Г Homme (Paris)

159. The new encyclopedia Britannica. Vol. 28. London. 1988.160. Telos. New York.

160. Yearbook of European Law (Oxford)

161. West-European politics (London)163. Die Zeit (Hamburg).

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.