Проблема взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.03, кандидат философских наук Келлер, Галина Степановна

  • Келлер, Галина Степановна
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 2003, МурманскМурманск
  • Специальность ВАК РФ09.00.03
  • Количество страниц 147
Келлер, Галина Степановна. Проблема взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства: дис. кандидат философских наук: 09.00.03 - История философии. Мурманск. 2003. 147 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Келлер, Галина Степановна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ЕВРАЗИЙСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ

ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА.

1.1. Евразийство в контексте историко-философской и общественно политической мысли России.

1.2. Преодоление дихотомии Восток-Запад в евразийской концепции исторического процесса.

ГЛАВА II. ДИАЛОГ КАК ФОРМА МЕЖКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ИСТОРИОСОФИИ ЕВРАЗИЙСТВА.

2.1. Идея "симфонической личности" как субъекта исторического творчества.

2.2. Диалектика общечеловеческих и национальных ценностей.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «История философии», 09.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Проблема взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства»

Актуальность темы исследования. В современном обществе целый ряд причин обуславливает непреходящий исследовательский интерес к проблеме взаимодействия Востока и Запада и к её интерпретациям в различных философских теориях и политических доктринах.

Первыми с точки зрения масштабности в ряду этих причин могут быть названы процессы мировой интеграции и дезинтеграции, отчетливо обозначившиеся в последние годы и составляющие серьезное внутреннее противоречие мирового развития. Связанной с интеграционными процессами тенденции унификации мировой культуры противостоит тенденция углубления в национальные традиции, подчеркнутого культивирования региональной самобытности и, к сожалению, часто политизированных рассуждений о культурном своеобразии. И та, и другая тенденции несут в себе возможность потенциальных конфликтов, особенно в поликультурных регионах и заставляют активно обсуждать проблему конструктивного взаимодействия разных культурных миров. В этих условиях проблема взаимодействия Востока и Запада остаётся актуальным предметом дискуссий, нацеливающих мировое сообщество на формирование сбалансированного взаимодействия сил, которые долгое время воспринимались как разнонаправленные, но на сегодняшний день должны скорее выступать как дополняющие друг друга.

Другой причиной, стимулирующей исследовательский интерес к проблеме Восток-Запад, является всё более усиливающееся в современном мире влияние «восточного» фактора, который проявляет себя и в демографических, и в экономических процессах, и в конфессиональных взаимодействиях, и в проявлениях культурного диалога. Актуальными в этой ситуации становятся все попытки исследования потенциальных возможностей культурных и цивилизационных традиций Востока, а также анализ всех исторических форм органичного взаимодействия Востока и Запада.

Существенным фактором, обуславливающим актуальность данной проблемы, являются также характерные для современного этапа противоречия социокультурного развития России, являющейся по своим геополитическим характеристикам важным участником всех процессов, происходящих в географическом и культурном пространствах, как Востока, так и Запада. Необходимость сформулировать как для общественного, так и для индивидуального сознания представления о национальном интересе России, о её месте в мировом сообществе, о гарантиях её безопасности объясняет интерес к тем концепциям, в которых разрабатывается вопрос своеобразия России в контексте геополитических проблем.

Указанные причины позволяют сделать вывод о том, что обращение к наследию евразийской мысли по проблеме взаимодействия Востока и Запада является оправданным, поскольку эти идеи по-новому звучат в современных условиях.

Русская философская мысль всегда стремилась разрешить проблему культурного и национального бытия России. Особенно остро этот вопрос вставал в переломные исторические периоды. XX столетие завершается так же, как и началось, революционными потрясениями на огромной, шестой части света, территории, где сходятся Европа и Азия, в России-Евразии. Вступление России в период новых потрясений, сопровождался социальными катаклизмами, процессом переоценки ценностей, формированием новых социально-культурных идеалов, разногласием по широкому кругу политических вопросов, обострением межнациональных противоречий.

Поэтому неудивителен интерес к русским социально-философским концепциям начала XX века, в том числе к евразийству, которое большинство исследователей считает единственно новаторской историко-философской доктриной, возникшей в Русском Зарубежье, и которое представляло собой многостороннее размышление-прогноз о судьбе России в послеоктябрьскую эпоху.

Обращение к теоретическому наследию евразийцев интересно и потому, что их историософская концепция оформилась как рефлексия вокруг диалога разных культур. То явно, то имплицитно в их концепции присутствует идея диалога, которая сегодня признаётся эвристически значимой и методологически эффективной. Актуальность рассмотрения диалога различных культур и цивилизаций, основными содержанием которого являются встречное движение различных культурных пластов, типов сознания и личностей, достаточно очевидна сегодня. Как заметил наш соотечественник Ю. М. Лотман, "неточное и дискредитированное понятие "влияния" уместно заменить словом "диалог", ибо в широкой исторической перспективе взаимодействие культур всегда диалогично".1 л

Современный исследователь евразийской темы, М. А. Маслин , замечает, что представляет также интерес идея евразийцев о необходимости полидисциплинарного изучения России как своеобразного евразийского типа цивилизации, что отчасти они и пытались реализовать, и создания новой теоретической дисциплины, которую евразийцы назвали "россиеведением".

Приведенные выше аргументы обусловили обращение автора к данной теме.

1 Лотман Ю.М. Проблема византийского влияния на русскую культуру в типологическом освещении // Византия и Русь: Сб. / Отв. ред. Г.К. Вагнер. М., 1989. С. 230.

2 Проблемы диалога цивилизаций: Обзор матер. 2-го Междунар. симпозиума на тему "Диалог цивилизаций Восток-Запад", 1995, апрель / Сост. Н.И. Петякшева// Вопросы философии. 1996. № 1. С. 189.

Состояние разработанности проблемы. Первые попытки объективно осмыслить идеи евразийцев были предприняты уже в двадцатые годы. Подробный критический анализ евразийства как концепции содержится в работах представителей послереволюционной эмиграции Н. А. Бердяева,

В.В. Зеньковского, И.А. Ильина, А.А. Кизеветтера, Н.О. Лосского, П. Б. Струве. Среди оппонентов оказалось немало и тех, кто вначале заявлял о своей приверженности евразийской доктрине или сочувствовал этому движению, но затем порвал с евразийцами - П. М. Бицилли, Г. В. Флоровский Как сильные, так и слабые стороны этой критики обуславливались тем, что все авторы были современниками мыслителей евразийского круга, а значит, сами были вовлечены в многочисленные, часто политизированные споры о судьбе России, и не могли объективно оценить многие аспекты учения евразийцев.

После длительного перерыва к исследованию теоретического наследия евразийцев обратились только в конце 80-х годов XX столетия. В научно-философский обиход в настоящее время введено большое количество первоисточников, материалов, документов, приоткрывших до недавнего времени неизвестную страницу в истории отечественной социальной мысли и послуживших началом философского анализа евразийского наследия.

Историко-философские труды А. Л. Доброхотова, В. В. Ванчугова, В. О. Гошевского, А. Ф. Замалеева, В. А. Кувакина, М. А. Маслина,

1 См.: Бердяев НА Утопический этатизм евразийцев (1927) // Мир России - Евразия: Сб/Сосг. ЛИ. Новикова, ИН. Сиземская. М, 1995; Бицилли ПМ Два лика евразийства (1927) // Там же; Ильин ИА Самобытность и оригинальничание? (1927) // Там же; Идейный оползень // Новое время. 1925. 7 августа; Зеньковский ВВ. Русские мыслители и Европа Критика европейской культуры у русских мыслителей. Париж, 1926; Кизивеггер АА Евразийство (1925) // Там же; Лосский НО. История русской философии. М, 1991; Савицкий ГШ. В борьбе за евразийство: Полемика вокруг евразийства в 1920-ых годах // Тридцатые годы Утверждение евразийцев. 1931. KH.VH

А. И. Новикова, Ю. В. Перова, В. В. Сербиненко и других1 способствовали углублению научных представлений об истории русской философии, поскольку в них был проанализировано развитие идей многих представителей русской религиозной философии, как в дореволюционный период, так и после их вынужденной эмиграции.

Более детальный анализ евразийства содержится в трудах современных исследователей О. Д Волкогоновой, А. Т. Горяева, И. А Исаева, С. Ю. Ключникова, J1 И Новиковой, О. В. Манихина, Н А Омельченко, В. Я. Пащенко, С. Н Пушкина, И. А Савкина, И. Н Сиземской, А В. Соболева, И А Тугаринова, С. С. Хоружеш и других2. В работах указанных авторов показана значимость евразийского движения, рассмотрен широкий спектр причин, породивших его, а также проанализированы сущность евразийского мировоззрения и умонастроения и соотношение его с реалиями сегодняшней России.

1 См.: Доброхотов AJ1 Мир как имя // Логос. 1996. № 8; Ванчугов ВБ. Очерк истории философии «самобытно-русской». М, 1994; Гошевский В.О., Закондырин ЕВ., Коспокевич В.Ф., Новиков АЛ Русская философия: Из истории отечественной мысли. Мурманск, 1995; Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии. СПб., 1999; Кувакин ВА Религиозная философия в России. Начало XX века М, 1980; Маслин МА Антология текстов: О России и русской философской культуре. Мыслители русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990; Перов Ю.В. Позиция М Вебера в проекции на метафизические основания «мышления в ценностях» // Вестник Ml ТУ. 1999. Т. 2, № 1; Сербиненко ВВ. Владимир Соловьев: Запад, Восток и Россия. М, 1994.

2См.: Волкогонова ОД Евразийство: эволюция идеи // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия 1995. № 4; Волкогонова ОД Образ России в философии Русского Зарубежья. М., 1998; Горяев, А Г. Евразийство: "научный замысел" и практические реалии. М, 2001; Исаев ИА Евразийство: идеология государственности //Общественные науки и современность. 1994. № 5; Манихин ОВ. Евразийство. Предчувствия и свершения // Сов. библиография. 1991. № 9; Новикова ЛИ., Сиземская И.Н. Два лика евразийства // Свободная мысль. 1992. № 7; Евразийский искус // Философские науки. 1991. № 12; Омельченко НА В поисках России. СПб, 1996; Омельченко НА Политическая мысль русского зарубежья: Очерки истории (1920- начало 1930-х годов). М., 1997; Пащенко В Л Евразийству - 80 лет // Вестник Московского, ун-та Сер. 7: Философия. 2001. № 4; Пушкин С Л Историософия евразийства СПб., 1999; Раев М Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции 19191939. М., 1994; Соболев АВ. Уроки евразийства // Евразийская перспектива М., 1994; Топоров ВН. Николай Сергеевич Трубецкой - ученый, мыслитель, человек // Советское славяноведение. 1990. № 6; Хоружий С.С. Карсавин и деМестр//Вопросы философии. 1989. №3; Россия, Евразия и отец Георгий Флоровский// Начала 1991. № 3; Карсавин, евразийство и ВКП // Вопросы философии. 1992. №2.

В последнее десятилетие XX столетия защищено несколько диссертационных работ1, посвященных изучению различных аспектов евразийского учения. А.Т. Горяев в своей работе одним из первых в отечественной исследовательской практике представил евразийство как духовную целостность, как оригинальное и самобытное течение мысли, оказавшее существенное влияние на развитие современного гуманитарного знания. Р.А. Урханова делает акцент на исторические вехи евразийского движения, рассматривает эволюцию евразийских идей, определяет евразийство среди других философско-исторических учений первой половины XX столетия. С.В. Игнатова прослеживает духовные истоки и идейные предпосылки евразийства, рассматривает историко-культурный контекст евразийского движения, определяет причины раскола в движении евразийцев.

Политические аспекты евразийского учения в их связи с сегодняшними идеологическими построениями рассматриваются в работах JI. К. Люкса, В. А. Сендерова, А. С. Панарина . В них отмечается, что основные дискуссии вокруг сущности и будущего цивилизаций выстраиваются вокруг и внутри дихотомии "Восток-Запад".

Для изучения проблемы важными оказались также материалы открытых философских дискуссий, в ходе которых поднимался вопрос актуализации

1 См.: Горяев А.Т. Евразийство как явление культуры России: историко-философский аспект: Автореф. дис. . кан. филос. наук. М., 1993; Игнатова С.В. Историко-философский анализ евроазийского учения: Автореф. дис. . канд. филос. наук. М., 1995; Урханова Р.А. Евразийство как идейно-философское течение в русской культуре XX века: Автореф. дис. . канд. филос. наук. М., 1992.

2 См.: Люкс Л.К. К вопросу об истории идейного развития "первой" русской эмиграции // Вопросы философии. 1992. № 9; Евразийство // Вопросы философии. 1993. № 6; Россия между Востоком и Западом: Сб. статей. М., 1993; Сендеров В.А. Евразийство - миф XXI века? // Вопросы философии. 2001. № 4; Панарин А.С. Россия в Евразии: геополитические вызовы и цивилизационные ответы // Вопросы философии. 1994. № 12. евразийского наследия в связи с современными проблемами и противоречиями геополитического развития России.1

Для реализации задач диссертационного исследования важными были также крупные исследования таких учёных, как А. С. Ахиезер, В. К. Егоров, И. В. Кондаков, Ю. М. Лотман, в которых рассматриваются философские аспекты исторического и культурного развития России, позволяющие сопоставить евразийские подходы к проблеме с современными их интерпретациями.

Безусловно значимыми в методологическом отношении для разработки данной проблемы являются монографии М. М. Бахтина, В. С. Библера, посвященные вопросам диалога культур3, а также коллективные труды по проблемам межкультурных коммуникаций.4

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования состоит в изучении проблемы взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд взаимосвязанных задач:

1. определить место евразийского учения в отечественной философской и общественно-политической мысли, уточнить специфику евразийской идеологии по проблеме взаимодействия Востока и Запада;

1 См.: Евразийство: за и против, вчера и сегодня: (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1995. № 6; Диалог цивилизаций: Восток-Запад: Третий междунар. философ, симпозиум / М1997; Проблемы интеграции философских культур в свете компаративистского подхода: СПб, 1996; Россия и Восток: филология и философия. Омск, 1997.

2 См.: Ахиезер А.С. Россия: Критика исторического опыта. М., 1991; Егоров В.К. Философия культуры России: контуры и проблемы. М., 2002; Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М., 1997; Лотман Ю.М. Византия и Русь. М., 1989; Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000.

3 См.: Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963; Библер B.C. М. М. Бахтин и поэтика культуры. М., 1991; Библер B.C. От наукоучения к логике культуры М., 1993.

4 См.: От философии жизни к философии культуры. СПб., 2001; Человек и духовно-культурные основы возрождения России. СПб., 1996.

2. показать характерное для евразийской историософии понимание России как синтеза культурных и цивилизационных оснований двух культурных миров, как преодоление традиционной дихотомии Востока и Запада;

3. выявить имплицитно содержащиеся в евразийской концепции идеи диалога культур;

4. проанализировать идею "симфонической личности" как субъекта исторического процесса, выступающей методологической основой понимания взаимодействия Восток-Запад;

5. рассмотреть диалектику общечеловеческих и национальных ценностей в историософской концепции евразийцев.

Объектом диссертационного исследования является философское наследие Русского Зарубежья двадцатых годов XX столетия.

Предмет исследования -проблема взаимодействия Востока и Запада в контексте историософии евразийцев.

Методологические основания исследования. Методологической основой послужил сравнительно-исторический анализ источников, позволявший выявить сходство и различие взглядов и позиций по анализируемой проблеме как самих евразийцев, так и их современников.

Осуществлено применение метода историзма, предполагающего рассмотрение философских течений и взглядов в контексте историко-философской и общественно-политической мысли России, а также метода социального детерминизма, ориентирующего исследование в соответствии с тенденциями общественно-исторического и культурного развития.

Важным методологическим принципом исследования выступает представление о существовании взаимной обусловленности объектов, их непосредственных и опосредованных воздействиях друг на друга, отражающееся в философской категории «взаимодействие». Применительно к теме диссертации этот принцип способствовал более глубокому пониманию представлений евразийцев об определенном типе целостности (Евразии), порожденном взаимообратным влиянием Востока и Запада.

Применение логического метода помогало реконструировать весьма неоднородные взгляды представителей евразийства по определенной проблеме.

Научная новизна исследования связана с постановкой определенной проблемы, в соответствии с которой осуществлена реконструкция идейного наследия евразийцев. В работе реализована идея, согласно которой историософскую концепцию евразийства можно рассматривать как обоснование исторической продуктивности взаимодействия Востока и Запада, как концепцию, которая имплицитно содержала актуальную на сегодняшний день идею диалогичности культур.

Положения и выводы, выносимые на защиту.

1. Наблюдается глубокая связь евразийской историософской концепции с предшествующей отечественной философской и социально-политической мыслью, однако, по целому ряду вопросов евразийство выделяется концептуальными особенностями. Спецификой евразийского учения является также ярко выраженный междисциплинарный характер исследований и выводов;

2. Характерное для историософской концепции евразийцев преодоление традиционной дихотомии Восток-Запад решается на примере России. Уникальность и позитивность опыта России обосновывается в евразийской концепции примерами «примирения метафизических антитез», противоположностей Востока и Запада в опыте политического устройства, хозяйственной жизни России, в специфическом этнопсихологическом евразийском типе, в духовном опыте православия. Опыт России мыслится как продуктивный не только в историческом аспекте, но и потенциально, хотя ряд сделанных прогнозов носит часто утопический характер.

3. Логика разрешение евразийцами проблемы взаимодействия Востока и Запада имплицитно содержит идею диалогичности, встречи культур.

4. Идея «симфонической личности» как субъекта исторического процесса выступает методологическим основанием для рассмотрения проблемы взаимодействия Востока и Запада. Культура мыслится как органическое и специфическое целое, позволяющее единичным культурам непрерывно утверждать свою самобытность.

5. Проблема диалектики общечеловеческих и национальных ценностей решается в русле основного мотива евразийской концепции - преемственность, синтетичность и открытость культур при сохранении их самобытности.

Практическая значимость диссертации. Положения и выводы могут послужить материалом для дальнейших исследований по курсу истории русской философии; спецкурсов по истории философской мысли Русского Зарубежья, а также для составления программ и учебно-методических пособий по культурологии.

Апробация работы. Положения и выводы диссертации были изложены в выступлении автора на 9-ой (1998) и 10-ой (1999) научных конференциях Мурманского государственного технического университета, использовались при проведении занятий со студентами в курсе "Культурология". Диссертация обсуждена на кафедре философии МГТУ. По теме диссертации опубликованы статьи и тезисы.

Структура работы определяется задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает в себя два параграфа, заключения и библиографического списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «История философии», 09.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «История философии», Келлер, Галина Степановна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В диссертационной работе мы рассматривали проблему взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства.

Проблема Запад-Восток-Россия была представлена во всех течениях русской историософии. Мыслителями обсуждались темы национально-неповторимого и привнесённого извне, общего и особенного в российском прошлом и настоящем. Задавались вопросом, что плодотворнее для России — попытки изоляционизма или активного взаимодействия с Востоком и Западом. В современном мире, в котором наблюдаются процессы «глобализации», «интернационализации», данная проблема по-прежнему привлекает внимание учёных. Отсюда возникает потребность в реконструкции некоторых концепций, представляющихся наиболее актуальными в современных условиях. Наибольший интерес представляет евразийская модель.

Появление евразийства было обусловлено исторической эпохой, оно отражало современное состояние общества после первой мировой войны, революционных событий 1917 года и гражданской войны, когда заложниками политических событий оказались миллионы соотечественников. Требовалась попытка разобраться в глубоких исторических причинах происшедшего на Родине. Как течение общественной мысли Русского Зарубежья евразийство начало складываться в двадцатых годах XX века.

Круг участников движения включал интеллектуалов из разных областей знания, которые в трагической атмосфере изолированности от Отечества, попытались через анализ исторического прошлого и настоящего объяснить свершившуюся с ними катастрофу, сделать прогноз будущего России. Они, одни из первых, применили междисциплинарный подход к осмыслению, сложившейся ситуации и выработали новую интерпретацию исторической судьбы России - евразийство. Имя движения имеет «географическое» происхождение. Евразийцы стали различать, кроме двух материков Европы и Азии, третий, «серединный материк, Евразию, и от последнего обозначения получили своё имя»1.

Евразийская историософия своими корнями связана с предшествующей отечественной философской и общественно-политической мыслью, ей предшествовала традиция критического отношения к Западу славянофилов, религиозных философов начала XX века. Евразийцы обращались к реальной России, и по целому ряду вопросов евразийство выделяется концептуальными историософскими особенностями, связанными с поисками своего, самобытного пути для Отечества: утверждение России как Евразии — особого самобытного культурно-географического мира, отличного от Европы и Азии, но обращённого в сторону последней; русский народ не исчерпывается славянством, он связан через «туранский» элемент своей культуры с неславянскими народами Евразии, который, представляя с ними сходный психологический тип, обеспечивает единство континента; культура мыслится как целостный развивающийся организм, предполагающий существование реализующего себя в нём субъекта, «симфонической личности», сущностным проявлением которой является взаимодействие, диалог, контакт, союз; разрабатывают учение об идеократическом государстве, в котором власть тесно взаимодействует с народом.

Внезапно рухнувшая культура России, считавшая себя частицей Европы, поставила вопрос перед евразийскими мыслителями об отношении России к Западу, романо-германскому миру. Появились идеи о неорганичности западного влияния в России, об обращении её взгляда на Восток. Евразийцы отмечают, что факт взаимовлияния культур отрицать невозможно и Россия вместила в себя европейскую культуру, но ею не исчерпывается, ибо она шире и многообразнее, так как питалась из многих источников, которых у Европы не было. Евразийцы вынуждены были организовать своё творчество в стиле сознательного и подсознательного диалога с окружавшей средой западных и восточных ценностей, поскольку историческое развитие России, включило в себя ценностные доминанты данных социокультурных типов. Синтетичность - характерная черта русской цивилизации и это заставляет мыслителей евразийства обратиться к проблемам отношений её с представителями других народов, государств как на Востоке, так и на Западе.

Евразийцы отмечали, что русская культура сочетает в себе элементы европейские и «азиатско-азийские» и сводит их к некоторому единству. Если обратиться к прошлому, то подлинно «евразийскими», по их мнению, были две культуры: эллинистическая, вместившая в себя элементы эллинистического Запада и древнего Востока, и византийская, сочетавшая культурный мир поздней античности и средневековья. Третьей евразийской культурой стала Россия, поскольку являлась преемницей византийской культуры, располагаясь между двумя такими полюсами, как Восток и Запад и, впитавшая в себя культурные элементы двух великих миров, сохранившая при этом свою особенность и уникальность.

Для историософской концепции евразийцев характерно преодоление традиционной дихотомии Восток-Запад решаемой на примере России, осуществляющей синтез цивилизационных и культурных оснований в диалоге Востока и Запада. Местоположение России-Евразии, обращенной и к Западу, и к Востоку, породило проблему дихотомии. Двойственное местоположение отразило двойственность сознания и двойственность исторического бытия. В какой-то мере образ кентавра вполне применим к русской культуре.1 "Кентавр это особая форма противоречия, особое направление парадоксов. Это не просто противоречие в его многообразии. -это такое состояние сознания (и знания тоже), которое отражает сочетание не сочетаемого, то есть когда разум не может объяснить одновременное существование двух (или нескольких) взаимоисключающих начал"1. Кентаврообразность России проявляется в сложности и дисгармоничности, противоречивости национально-исторического бытия. Россия-Евразия на протяжение своей истории с одной стороны, переплавляла по-своему восточные и западные черты, создав самобытную культуру, с другой являла миру пример притяжения и отталкивания западных и восточных влияний в своём огромном пространстве.

Уникальность и позитивность опыта России обосновывается в евразийской концепции примерами «примирения метафизических антитез», в опыте политического устройства, хозяйственной жизни России, в специфическом этнопсихическом евразийском типе, в духовном опыте православия. В евразийской историософии прослеживается идея взаимодействия самых разных народов, национальностей на обширной территории России.

Евразийцы видели существенную роль азиатского и степного элементов в становлении особого этнопсихологического типа: "Мы имеем право гордиться нашими туранскими предками не меньше, чем предками славянскими, и обязаны благодарностью, как тем, так и другим. Сознание своей принадлежности не только к арийскому, но и к туранскому психологическому типу необходимо для каждого русского, стремящегося к личному и национальному самопознанию" . В то же время евразийцами отмечается, что на территории России-Евразии в результате взаимодействия

1 Тощенко Ж. Кентавр-проблема как особый случай парадоксальности общественного сознания // Вопросы философии. 2002. № 6. С. 34.

2 Трубецкой Н.С. О туранском элементе в русской культуре // Наследие Чингисхана. М.,1999. С. 160. этносов исторически сложился единый культурный мир разных народов, принципиально отличный как от восточных, так и от западных культур. "Мы не славяне и не туранцы (хотя в ряду наших биологических предков есть и те, и другие), а русские. Мы должны констатировать особый этнический тип, на периферии сближающийся как с азиатским, так и с европейским, и, в частности, конечно, более всего славянским, но отличающийся от них резче, чем отличаются друг от друга отдельные, "соседние" в нашем ряду представители"1.

Государственность рассматривается евразийцами как фактор культурно-цивилизационного синтеза евразийских народов. Поскольку совершенного государства на земле не существует, и быть не может, существует А необходимость, по мнению евразийцев, выбрать лучшее из несовершенного . В "евразийском проекте" одной из важнейших задач является построение "идеократического" государства, органически вытекающего из самобытной культуры евразийских народов. На первое место в общественной жизни выдвигается мир идей, а в управлении государством — "идея правительница". При идеократическом строе правящий слой, по Н. С. Трубецкому, объединяло единое миросозерцание. Правящий слой выбирается по признаку преданности общей идее: "В обстановке, в которую мы попали, может быть плодотворным только то историческое действие, которое подхватят и поддержат крылья огромной исторической идеи. Эта идея должна быть именно огромной, всесторонней и положительной. Если будет идея, будут и личности. Историческая личность создаётся в обстановке и посредстве исторической идеи."3.

1 Савицкий П.Н. Евразийство (опыт систематического изложения) // Континент Евразия. М., 1997. С. 39.

2 Карсавин Л.П. Государство и кризис демократии // Новый мир. 1991. № 1. С. 190.

3 Савицкий П.Н. Подданство идеи // Континент Евразия. М., 1997. С. 127.

Единоличную власть они отвергали как не соответствующую установкам симфонической личности и "многоединства" социального объекта, но и многопартийность ведёт к размыванию "идеи-правительницы", что повышает социальную напряжённость. Точка зрения евразийцев заключалась в том, что идеология государства должна быть идеологией национальной соборности и опираться на фундаментальные ценности, исторически выработанные российской цивилизацией. Идеологической основой евразийской государственности является православие. Оно занимало центральное место в культуре России-Евразии, поскольку именно православие отражало реалии евразийского пространства и объединяло в одно культурное целое разнородные племена, исторически связанные с судьбой русского народа, проявляя веротерпимость.

Анализ трудов евразийцев свидетельствует о том, что по их представлениям, идеократия, как форма правления сменит во всём мире демократию, но этот период, предполается ими, будет связан с глубокими революционными потрясениями. Такие мысли евразийцев, по мнению интеллигенции русского зарубежья, созвучны взглядам большевиков, что вызвало негативное отношение к ним эмигрантского окружения и впоследствии привело евразийцев к изоляции и внутреннему кризису этого движения.

Развивая мысль о государстве, евразийцы утверждали, что государство по отношению к культуре вторично и является всего лишь формой исторического бытия. Оно не должно стеснять свободного саморазвития такой "симфонической" личности как Россия-Евразия. Центральная идея-правительница является структурирующим фоном, ей принадлежит роль изначальной основы, определяющей перспективу развития культуры в сложном сочетании географических, этнических, экономических, психологических и других элементов.

Следует обратить внимание, что евразийцы предлагали полицентрическую идею социально-исторического прогресса. Для них характерно отрицание европоцентризма: «Момент оценки, - пишет Н.С. Трубецкой, - должен быть раз и навсегда изгнан из этнологии и истории культуры. Нет высших и низших. Есть только похожие и непохожие. Объявить похожих на нас высшими, непохожих низшими - произвольно, ненаучно, глупо»1. И здесь же Н. С. Трубецкой замечает, что если исключить «недостойное поверхностное обезьянничанье с Европы», то заимствование отдельных элементов романо-германской культуры «только обогатит национальную культуру других народов».

Любая культура, по мнению евразийцев, является непрерывно меняющимся продуктом коллективного творчества прошлых и современных поколений. Основной мотив евразийской концепции звучит как преемственность, открытость, синтетичность, диалогичность культур при сохранении их самобытности. Любая культура самобытна, и только в этом качестве вносит вклад в мировую сокровищницу общечеловеческой культуры.

Осмыслить идеи евразийцев были предприняты их современниками. Критический анализ евразийства содержится в работах Г. В. Флоровского, И. А. Ильина, П. М. Бицилли, А. А. Кизеветтера, Н. А. Бердяева, В. В. Зеньковского. Критики евразийства, не отрицая реальности и глубины поставленных проблем евразийского синтеза, в то же время указали на просчёты евразийских концепций: создаётся натуралистическая теория неизменности культурно-исторических типов; экономический прогресс подводится под "хозяйственно-географические толкования"; экономику частной собственности мыслят объединить с элементарно-патриахальным формами политического устройства; отвергают ценность демократии и парламентаризма для условий России.

Среди оппонентов оказалось немало и тех, кто вначале заявлял о своей приверженности евразийской доктрине или сочувствовал этому движению, но затем порвал с евразийцами. Двойственным было отношение к евразийству П. Б. Струве. Ему импонировали идеи восстановление русской государственности, с одной стороны, но по своему мировоззрению П. Б. Струве был "западником", и его не устраивало утверждение евразийцев о культурно-историческом своеобразии России-Евразии с её тезисом "исхода к Востоку". И. А. Ильин с симпатией отзывался о евразийстве за его выступление против соединения церквей - православной и католической, но в 1925 году выступил с резкой критикой, где призвал решительно высказаться против "евразийских писаний"1. Непримиримым критиком евразийства был А. А. Кизеветтер. Он считал, что главной идеей евразийства, была мысль о том, что в национальных культурах нет общечеловеческих элементов, что человечество разбито на взаимно чуждые культурные миры. А. А. Кизеветтер отмечает, что в каждой из культур есть общечеловеческие начала и нормы, "значение которых выходит за пределы местного различия и нормативная сила которых сохраняет свою ценность при всех национальных своеобразиях, будучи связана с основными стихиями человеческой природы и в стихиях имея подлинно свой корень"3. Критически-доброжелательные отношения сложились между евразийцами и Н. А. Бердяевым. Были между ними и точки соприкосновения при решении ряда вопросов, таких как оценка русской революции, мировой войны, обретении Россией статуса государства мирового значения, но Бердяев критиковал евразийство за "сектантскую психологию", противление духу вселенскости, за нигилистическое отношение к Западу.

1 Ильин И.А. Идейный оползень // Новое время. 1925. 7 авг.

2 Кизеветтер А.А. Евразийство // Мир России -Евразия: Сб. // Сост. Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. М., 1995. С. 320-321.

3 Там же. С. 322.

Заслугой евразийства, по нашему мнению, является то, что самобытность России заключена не в обособлении от мира и отказе от его универсальных начал, а в том, что Россия имеет свой единственный путь воплощения «цели человечества», который «лежит только через осуществление и целей данной культуры и данного народа»1.

Россия, стоящая в центре Востока и Запада, синтезирующая в себе культурные элементы того и другого, представляется важным звеном в диалоге, что значительно облегчает объективной тенденции, стремящейся к цивлизационному единству в культурном многообразии, воплотиться в реальность.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Келлер, Галина Степановна, 2003 год

1. Алексеев, Н. Н. Евразийцы и государство / Н. Н. Алексеев // Евразийская хроника. 1927. - Вып. 9.

2. Алексеев, Н. Н. Русское западничество / Н. Н. Алексеев // Путь. 1929. -№5.

3. Алексеев, Н. Н. Советский федерализм/ Н. Н. Алексеев // Евразийская хроника. 1927. - Вып. 5.

4. Арсеньев, Н. Н Эмиграция на фоне России / Н. Н Арсеньев // Возрождение. - 1967. - № 19.

5. Беговатов, А. И. Россия как Евразия: идеология и геополитика / А. И. Беговатов, Л. А. Козырева; С-Петербург. гос. техн. ун-т. СПб., 1995. -Рук. деп. в ИНИОН РАН. № 50784. 4.Х. 1995.

6. Бердяев, Н. А. Восток и Запад / Н. А. Бердяев // Путь. 1930. - № 23.

7. Бердяев, Н. А. Евразийцы / Н. А. Бердяев // Путь. 1925. - № 1.

8. Бердяев, Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма / Н. А. Бердяев. -М.: Наука, 1990.

9. Бердяев, Н. А. Новое средневековье: Размышления о судьбе России и Европы / Н. А. Бердяев. М.: Феникс; ХДС-Пресс, 1991.

10. Ю.Бердяев, Н. А. Утопический этатизм евразийцев: "Евразийство. Опыт систематического изложения" / Н. А. Бердяев // Путь. 1928. - № 8. Н.Бессонов, Б. Н. Судьба России: взгляд русских мыслителей / Б. Н. Бессонов. -М.:Б.и., 1992.

11. Бицилли, П. М. "Восток" и "Запад" в истории Старого Света / П. М. Бицилли // На путях. Утверждение евразийцев. М.-Берлин, 1922. - Кн. 2.

12. Бицилли, П. М. Два лика евразийства / П. М. Бицилли // Современные записки. 1927. - Т. 31.

13. Болотоков, В. X. Выдающиеся представители русской социально-философской мысли первой половины XX века /В. X Болотоков,А. М. Кумыков. -М.:Гелиос АРВ, 2002.

14. Бромберг, Я. А. Евреи и Евразия / Я.А. Бромберг. М.: Аграф, 2002.

15. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией: Из истории российской общественной мысли XIX и XX веков.- 2-е изд., перераб. и доп. -М.: Логос, 1997.

16. Вандалковская, М. Г. Историческая наука российской эмиграции: "евразийский соблазн" / М. Г. Вандалковская; РАН, Ин-т Рос. истории. М.: Памятники историч. мысли, 1997.

17. Ванчугов, В. В. Очерк истории философии "самобытно-русской"/ В. В. Ванчугов. М.: РИЦ "Пилигрим", 1994.

18. Вернадский, Г. В. Из древней истории Евразии: Хуну / Г. В. Вернадский // Новый журнал. 1960. - № 92.

19. Вернадский, Г. В. Милюков и "месторазвитие русского народа"/ Г. В. Вернадский // Новый журнал. 1964. - № 77.

20. Вернадский, Г. В. Монгольское иго в русской истории/ Г. В. Вернадский // Евразийский временник.- 1927. Кн. 5.

21. Вернадский, Г. В. Против солнца. Распространение русского государства к востоку / Г. В. Вернадский // Русская мысль. 1914. - Т. 35. Вып. 1.

22. Версты / Под ред. кн. Д. П. ОтххлавагМ1фскою,ППСувчинского,СЯ. Эфрона. -Париж, 1926. -№ 1.

23. Водолагин, А. Метафизическая ось евразийства / А. Водолагин, С. Данилов. -Тверь: Б.и., 1994.

24. Волкогонова, О. Д. Евразийство: эволюция идеи / О.Д. Волкогонова // Вест. Моск. ун-та. Сер. 7: Философия. 1995. - № 4.

25. Волкогонова, О. Д. Образ России в философии русского зарубежья / О. Д. Волкогонова М.: РОССПЭН, 1998.

26. Вытель, В. Н. Николай Николаевич Алексеев / В. Н. Вытель // Вести. МГУ. Сер. 12: Полит, науки. 2001. - № 6.

27. Герасимов, Ю. К. Религиозная позиция евразийства / Ю. К. Герасимов // Русская литература. 1995. - № 1.

28. Гессен, С. И. Евразийство / С. И. Гессен // Современные записки. Париж, 1925.-Т. 25.

29. Глобальные проблемы и перспективы цивилизации: (Феномен евразийства) / РАН ИНИОН; Отв. ред. Ф. И. Чиренок. М.: ИНИОН, 1993.

30. Горяев, А. Г. Евразийство: возвращение времени / А. Г. Горяев // Диалог цивилизаций: Восток-Запад: Третий междунар. филос. симпозиум/ Рос. ун-т дружбы народов. М., 1997.

31. Горяев, А. Т. Евразийство: "научный замысел" и практические реалии / А. Т. Горяев. М.: Элиста, 2001.

32. Гошевский, В. О. Русская философия: из истории отечественной мысли / В. О. Гошевский, Е. В. Закондырин, Е. В. Костюкевич, В.Ф. Новиков. Мурманск: Обл. науч.-метод. центр системы образования, 1995.

33. Гумелёв, JI. Н. Меня называют евразийцем / Л. Н. Гумелёв // Наш современник. 1991. -№ 1.

34. Гумилёв, Л. Н. Древняя Русь и Великая степь / Л. Н. Гумилёв. М.: ТОО "Мищель и К", 1994.

35. Гумилёв, Л. Н. Заметки последнего евразийца / Л. Н. Гумилёв // Наше наследие. 1991. - № 3.

36. Гумилёв, Л. Н. От Руси к России: Очерки этнической истории / Л. Н. Гумилёв. М.: Экопрос, 1994.

37. Гумилёв, Л. Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации / Л. Н. Гумилёв; Предисл. С. Б. Лаврова. М.: Экопрос, 1993.

38. Гумилёв, Л. Н. Чёрная легенда: Друзья и недруги Великой степи / Л. Н. Гумилёв. М.: Экопрос, 1994.

39. Гумилёв, JI. Н. Этногенез и биосфера земли / JI. Н. Гумилёв. М.: ТОО "Мишель и К", 1994.

40. Данилевский, Н. Я. Россия и Европа / Н. Я. Данилевский. М.: Наука, 1994.

41. Дубинина, В. С. Проблема "Россия и Европа" в русской общественной мысли XIX века/ В. С. Дубинина // Философский век: Альманах 10: Матер. Второй междунар. летней школы по истории идей, С.-Петербург, 8-9 авг. 1999 г. СПб., 1999.

42. Дьяков, В. А. О научном содержании и политических интерпретациях историософии евразийства / В. А. Дьяков // Славяноведение. 1993. - № 5.

43. Евлампиев, И. И. История русской метафизики в XIX XX веках. Русская философия в поисках абсолюта. Ч. 2. - СПб.: Алетейя, 2000.

44. Евразийская хроника. Прага,1925. - Вып. 1-4; Париж, 1926. - Вып. 5,6; 1927. - Вып. 7-9; 1928. - Вып. 10.

45. Евразийские тетради. Париж, 1935. - № 5.

46. Евразийский временник: Непереодическое издание / Под ред. П. Н. Савицкого, П. П. Сувчинского, Н.С. Трубецкого. Берлин, 1925. -Кн. 4; Париж, 1927. - Кн. 5.

47. Евразийский сборник: Политика. Философия. Россиеведение. Прага, 1929. - Кн. 6.

48. Евразийство и современность (по материалам "круглого стола") // Alma mater. 1993. - № 5.

49. Евразийство: за и против, вчера и сегодня: (Материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1995. - № 6.

50. Евразийство: Опыт систематического изложения. Б.м.: Б.и.,1926.

51. Евразийство: формулировка 1927 года // Евразийская хроника. 1927. -Вып. 9.

52. Егоров, В. К. Философия культуры России: контуры и проблемы / В. К. Егоров. М.: Изд-во РАГС, 2002.

53. Зеньковский, В. В. Русские мыслители и Европа / В. В. Зеньковский. М.: Республика, 1997.

54. Игнатов, А. "Евразийство" и поиск новой русской культурной идентичности / А. Игнатов; Пер. с нем. В. К. Кантора // Вопросы философии. 1995. - № 6.

55. Ильин, В. Н. Евразийство / В.Н. Ильин // Русская мысль. 1973. - № 3.

56. Ильин, В. Н. Евразийство и славянофильство / В.Н. Ильин // Евразийская хроника. -1926. Вып. 4.

57. Ильин, В. Н. Идейный оползень В. Н. Ильин // Новое время. Белград, 1925. - 7 авг.

58. Исаев, И. А. Евразийство: идеология государственности / И. А. Исаев // Общественные науки и современность. 1994. - № 5.

59. История философии: Запад-Россия -Восток: В 4-х кн./ Под ред. Н. В. Мотрошиловой, А. М. Руткевич. М.: "Греко-латинский кабинет"

60. Ю. А. Шичалина, 1998. Кн. 3.

61. Исход к Востоку: Сб. ст. / Под ред. О. С. Широкова. М.: Добросвет, 1997.

62. Каган, М.С. Ещё раз о проблеме "Восток-Запад" в исторических судьбах России / М. С. Каган // Человек и духовно-культурные основы возрождения России: Сб. СПб., 1996.

63. Казнина, О. А. Н. С. Трубецкой и кризис евразийства / О. А. Казнина // Славяноведение. 1995. - № 4.

64. Калашникова, В. Россия и Запад (заметки по поводу евразийцев и антизападников) / В. Калашникова // Ступени. 1992. - № 3.

65. Карсавин, Л. П. Введение в историю. (Теория истории) / Л. П. Карсавин. -СПб.: Наука и школа, 1980.

66. Карсавин, Л. П. Восток, Запад и Русская идея / Л. П. Карсавин. Пб.: Академия, 1922.

67. Карсавин, Л. П. Диалоги / Л. П. Карсавин. Берлин: Обелиск, 1923.

68. Карсавин, Л. П. Малые сочинения / Л. П. Карсавин. СПб.: АО "Алетейя", 1994.

69. Карсавин, Л. П. О личности / Л. П. Карсавин. Каунас: Б.и., 1929.

70. Карсавин, Л. П. Ответ на статьи Н. И. Бердяева о "евразийцах"/ Л.П. Карсавин // Н.А. Бердяев: pio et contra. СПб., 1994. - Кн.1.

71. Карсавин, Л. П. Религиозно-философские сочинения: В 2 т. / Л. П. Карсавин; Сост. и вступ. ст. С. С. Хоружего. М.: Ренессанс, 1992. Т.1.

72. Карсавин, Л. П. Святые отцы и учителя Церкви: (Раскрытие православия в их творениях) / Л. П. Карсавин. М.: Изд-во МГУ, 1994.

73. Карсавин, Л. П. Философия истории / Л. П. Карсавин. СПб.: АО Комплект, 1993.

74. Карсавин, Л.П. Жозеф де Местр / Л. П. Карсавин // Вопросы философии.1989.- №3.

75. Кизеветтер, А. А. Евразийство/ А. А. Кизеветтер // Экономический сборник. -Прага, 1926. Вып. 3.

76. Ключевский, В. О. Сочинения: В 8 т. / В. О. Ключеский. М.: Просвещение,1990.

77. Кожинов В. О евразийской концепции русского пути / В. Кожинов // Евразия. Народы. Культуры. Религии. М., 1997.

78. Колеров, М. А. Бегство св. Софии: "веховцы" и евразийцы (1921-1925) / М. А. Колеров // Вопросы философии. 1994. - № 10.

79. Колесниченко, Ю. В. Опыт евразийства: тема личности в отечественной философии / Ю. В. Колесниченко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12: Соц.-полит. исслед. 1994. - № 1.

80. Конрад, В. К. ".Есть европейская держава". Россия: трудный путь к цивилизации: Историософские очерки /В. К. Конрад. М.: Рос. полит, энцикл., 1997.

81. Кошарный, В. П. Евразийство как объект междисциплинарного синтеза / В. П. Кошарный // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7: Философия. 1994. - № 4.

82. Ламанский, В. И. Три мира азийско-европейскош материка / В. И. Ламанский. -СПб.: Б.и., 1892.

83. Леонтьев, К. Н. Собр. соч.: В 9 т./ К. Н. Леонтьев. М.: Б.и., 1912.

84. Лосский, Н. О. История русской философии / Н. О. Лосский. М.: Сов. писатель, 1991.

85. Лотман, Ю. М. Проблема византийского влияния на русскую культуру в типологическом освещении / Ю. М. Лотман // Византия и Русь / Отв. ред. Г.К. Вагнер.- М., 1989.

86. Люкс, Л. К. Евразийство / Л. К. Люкс; Пер. с нем. Н. Бурихина // Вопросы философии. 1996. - № 3.

87. Люкс, Л.К. Евразийство и консервативная революция /Л.К. Люкс // Вопросы философии. 1996. - № 3.

88. Люкс, Л.К. К вопросу об истории идейного развития "первой" русской эмиграции / Л.К. Люкс // Вопросы философии. 1992. - № 9.

89. Люкс, Л.К. Россия между Западом и Востоком: Сб. ст. / Л.К. Люкс. М.: Моск. фил ос. фонд, 1993.

90. Марцева, Л. М. Наука и идеология в концепции евразийства / Л.М. Марцева // Россия и Восток: филология и философия: Матер. IV междунар. науч. конф. "Россия и Восток: проблемы взаимодействия". М., 1997.

91. Маслин, М. А. "Неоевразийство" в судьбе России / М. А. Маслин // Вест. Рос. ун-та дружбы народов. Сер.: Философия. 1997. - № 1.

92. Менделеев, Д. И. К познанию России / Д. И. Менделеев. СПб.: Алетейя, 2003.

93. Метаморфозы Европы: Сб. / РАН. Ин-т всеобщ, истории; Центр по изуч. европ. цивилизации; Отв. ред. А. Д. Чубарьян. М.: Наука, 1993.

94. Мечников, JI. И. Цивилизация и великие исторические реки / JI. И. Мечников. М.: Наука, 1995.

95. Мечников, Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. Париж: Б.и., 1988.

96. Милюков и теория Евразии // Евразийский альманах. История. Традиции. Культура. М., 1994.

97. Милюков, П. Н. Очерки из истории русской культуры: В 3 кн. М.: Просвещение, 1994. - Кн 1.

98. Мир России Евразия: Сб. / Сост. Л. И. Новикова, И. Н. Сиземская. - М.: Высш. школа, 1995.

99. Мяло, К. Восстановление России и евразийский соблазн / К. Мяло, К. Нарочницкая // Наш современник. 1994. -№ 1-12.

100. Никитин, В. П. Мы и Восток / В. П. Никитин // Евразия. 1929. - № 17.

101. Никонов, К. С. Восток и мы / К. С. Никонов. Харбин, 1941.1060 России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья: Сб. / АН СССР; Сост. М. А. Маслин. М.: Наука, 1990.

102. Освальд Шпенглер и "Закат Европы": Сб М.: Вузовская книга, 2000.

103. Очирова, Т. Н. Евразийство и пути русского исторического самопознания / Т. Н. Очирова // Изв. Рос. АН. Сер.: Литература и язык. 1993. - Т. 52, №4.

104. Очирова, Т.Н. Историческая концепция евразийства: Обзор / Т. Н. Очирова//Соц. и гуманит. науки. Отечеств, и зарубеж. лит.: РЖ. Сер. 3: Филос. науки/ИНИОН РАН. М., 1993. -№ 2.

105. Панарин, А. С. Двуполушарная структура мира: переосмысление дихотомии "Восток-Запад" / А. С. Панарин // Восток Oriens. - 1998. - № 2.

106. Панарин, А. С. Россия в Евразии: геополитические вызовы и цивилизационные ответы / А. С. Панарин // Вопросы философии. 1994. - № 12.

107. Пащенко, В. Я. Евразийству 80 лет / В. Я. Пащенко // Вест. Моск. ун-та. Сер. 7: Философия. - 2001. - № 4.

108. Пащенко, В. Я. Евразийцы и мы / В. Я. Пащенко // Вестник МГУ. Сер. 12: Соц.-полит. исслед. 1993. - № 3, 4.

109. Пащенко, В. Я. Марксизм, большевизм, революция в зеркале евразийства / В. Я. Пащенко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12: Полит, науки. 1999. -№3.

110. Полюса евразийства: Из истории русской общественной мысли / Сост. В. В. Соболева, И. А. Савкина // Новый мир. 1991. - № 1.

111. Пономарева, Л. В. "Евразийство": его место в русской и западноевропейской культурной традиции / Л.В. Пономарёва // Россия и современный мир. 1993. - № 2.

112. Пономарёва, Л. В. Типология евразийства / Л. В. Пономарёва // Евразийская перспектива. М., 1994.

113. Пушкин, С. Н. Историософия евразийства / С. Н. Пушкин. СПб.: Вече, 1999.А

114. Раев, М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 19191939: Пер. с англ. / М. Раев. М.: Прогресс-Академия, 1994.

115. Россия и Восток: проблемы взаимодействия/ Ин-т востоковед.; Ред. С. А. Панарин.-М., 1993.-Ч. 1,2.

116. Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Матер. 3-й междунар. конф. 29.05-4.06 1995 г./ Челяб. гос. ун-т. Челябинск, 1995. - 4.5, Кн.2.

117. Русская идея: Сб. /Сост. М. А. Маслин. М.: Республика, 1995.

118. Русский узел евразийства: Восток в русской мысли: Сб. тр. евразийцев / РАН. Ин-т мировой литер; Рос. фонд культуры; Отв. ред. Н. И. Толстой. М.: Беловодье, 1995.

119. Савицкий, П. Н. В борьбе за евразийство/ П. Н. Савицкий // Тридцатые годы. Утверждение евразийцев. Б.м., 1931. - Кн. 7.

120. Савицкий, П. Н. Географические и геополитические основы евразийства / П. Н. Савицкий // Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов.- М., 1992.

121. Савицкий, П. Н. Два мира / П. Н. Савицкий // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София, 1921. -Кн. 1.

122. Савицкий, П. Н. Евразийство / П. Н. Савицкий // Евразийский временник. -1925.-Кн. 4.

123. Савицкий, П. Н. Миграция культуры / П. Н. Савицкий // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София,. 1921. -Кн. 1.

124. Савицкий, П. Н. О задачах кочевниковедения (почему скифы и гунны должны быть интересны для русского?) / П. Н. Савицкий. Прага: Б.и., 1926.

125. Савицкий, П. Н. Поворот к Востоку / П. Н. Савицкий // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София, 1921. — Кн. 1.

126. Савицкий, П. Н. Подданство идеи/ П. Н. Савицкий // Евразийский временник. 1923. - Кн. 3.

127. Савицкий, П. Н. Россия особый географический мир / П. Н. Савицкий. -Прага: Б.и., 1927.

128. Савицкий, П. Н. Россия и латинство/ П. Н. Савицкий // Россия и латинство. Берлин, 1923.

129. Савицкий, П. Н. Степь и оседлость/ П. Н. Савицкий // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София, 1921. Кн. 1.

130. Сагатовский, В. Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь / В. Н. Сагатовский. СПБ.: Петрополис, 1994.

131. Святослав-Мирский Д. Три тезиса об идеократии / Д. Святослав-Мирский // Евразия. 1929. - № 12.

132. Святослав-Мирский, Д. К вопросу об отличии России от Европы/ Д. Святослав-Мирский // Евразия. 1929. - № 14.

133. Селезнёв, С. В. К вопросу о евразийстве / С. В. Селезнёв; Моск. гос. авиац. ин-т. М., 1997. Рук. Деп. В ИНИОН РАН. № 52270. 22.01.97.

134. Семёнов-Тянь-Шанский, В. П. О русском психологическом типе/ В. П. Семёнов-Тянь-Шанский. Париж,1957.

135. Сендеров, В. А. Евразийство миф XXI века?/ В.А. Сендеров // Вопросы философии. - 2001.-№ 4.

136. Сербиенко, В. В. Владимир Соловьев: Запад, Восток и Россия./ В. В. Сербиенко. М.: Наука, 1994.

137. Сердобинцев, К. С. Русская идея и евразийство /К. С. Сердобинцев // Проблемы русской философии и культуры. Калининград, 1997.

138. Соболев, А. В. Полюса евразийства / А. В. Соболев // Новый мир. 1991. -№ 1.

139. Соболев, А. В. Уроки евразийства / А. В. Соболев // Евразийская перспектива: Сб. -М., 1994.

140. Соболев, А. Князь Н. С. Трубецкой и евразийство: Из истории русской философской мысли / А. Соболев // Литературная учёба. 1991. - Кн. 6.

141. Соловьёв, В. С. Сочинения: В 2 т./ В. С. Соловьёв. М.: Просвещение, 1988.

142. Степун, Ф. А. Россия между Европой и Азией/ Ф. А. Степун // Новый журнал.-1962.-Кн. 69.

143. Струве П. Б. Избранные сочинения / П. Б. Струве; Сост. М. А. Колерова. -М.: РОССПЭН, 1999.

144. Ступишин, В. Россия и Европа / В. Ступишин // Посев. Frankfurt a Main, 1999. - Т.54, № 3.

145. Сувчинский, П. П. Новый "Запад"/ П. П. Сувчинский // Евразия. 1928. -№2.

146. Сувчинский, П. П. Сила слабых / П. П. Сувчинский // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. София, 1921. - Кн.1.

147. Тамошин, И. Лев Карсавин о нравственном прогрессе / И. Тамошин // Нравственный прогресс и личность. Вильнюс, 1976.

148. Тойнби, А. Дж. Постижение истории/ А. Дж. Тойнби. М.: Наука, 1988.

149. Толстогудов, П. Камень, который отвергли строитель (идейное наследие евразийцев) / П. Толстогудов // Лепта. 1993. - № 2.

150. Тридцатые годы. Утверждение евразийцев. Б.м., 1931. - Кн. 7.

151. Трубецкой Н. С. Язык. Культура. История / Н. С. Трубецкой. М.: Прогресс, 1991.

152. Трубецкой, Н. С. Верхи и низы русской культуры. Этническая база русской культуры / Н. С. Трубецкой // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. София, 1921. - Кн.1.

153. Трубецкой, Н. С. Европа и человечество / Н. С. Трубецкой. — София: Б.и., 1920.

154. Трубецкой, Н. С. К проблеме русского самопознания: Сб. статей. / Н. С. Трубецкой. Париж: Б.и., 1927.

155. Трубецкой, Н. С. Мы и другие/ Н. С. Трубецкой // Евразийский временник. -1925.-№4.

156. Трубецкой, Н. С. О туранском элементе в русской культуре/ Н. С. Трубецкой //Евразийский временник. 1925. - Кн. 4.

157. Трубецкой, Н. С. Об идее-правительнице идеократического государства / Н. С. Трубецкой // Евразийская хроника.- 1935. Вып. 11.

158. Трубецкой, Н. С. Об истинном и ложном национализме / Н. С. Трубецкой // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. -София, 1921. Кн. 1.

159. Трубецкой, Н. С. Общеевразийский национализм / Н. С. Трубецкой // Евразийская хроника. 1927. - Вып. 9.

160. Трубецкой, Н. С. Общеславянский элемент в русской культуре/ Н. С. Трубецкой // К проблеме русского самопознания. Париж, 1927.

161. Трубецкой, Н. С. Религия Индии и христианство / Н. С. Трубецкой // На путях. Утверждение евразийцев. -Берлин, 1922.

162. Трубецкой, Н. С. Соблазн единения/ Н. С. Трубецкой // Россия и латинство. Берлин, 1923.

163. Трубецкой, Н.С. Вавилонская башня и смешение языков/ Н. С. Трубецкой // Евразийский временник. 1923. - № 3.

164. Тугаринов И. А. Евразийство в круге нашего внимания / И. А. Тугаринов // Alma mater. 1992. - № 7-9.

165. Уткин, А. И. Вызов Запада и ответ России / А. И. Уткин. М.: Алгоритм, 2003.

166. Федотов, Г. П. Лицо России / Г. П. Федотов // Федотов Г. П. Судьба и грехи России: В 2 т. СПб.: София, 1991. - Т. 1.

167. Федотов, Г.П. Святые Древней Руси / Г. П. Федотов. М.: Моск. рабочий, 1990.

168. Флоровский, Г. В. Евразийский соблазн / Г. В. Флоровский // Современные записки. 1928. -№34.

169. Флоровский, Г. В. Из прошлого русской мысли / Г. В. Флоровский. М.: Аграф, 1998.

170. Флоровский, Г. В. О народах неисторических: Страна отцов и страна детей / Г. В. Флоровский // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. София, 1921. - Кн.1.

171. Флоровский, Г. В. О патриотизме праведном и греховном/ Г. В. Флоровский // На путях. Утверждение евразийцев. М.: Берлин, 1922. -Кн. 2.

172. Флоровский, Г. В. Окамененное бесчувствие: По поводу полемики вокруг евразийцев / Г. В. Флоровский // Путь. 1926. - № 2.

173. Флоровский, Г. В. Разрывы и связи/ Г. В. Флоровский // Исход к Востоку. Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. София, 1921. - Кн.1.

174. Хачатурян, В. М. Евразия: между Востоком и Западом / В.М. Хачатурян // Евразия.- 1993.-№2.

175. Хоружий, С. С. Карсавин и де Местр / С. С. Хоружий // Вопросы философии. 1989.- №3.

176. Хоружий, С. С. Карсавин, евразийство и ВКП / С.С. Хоружий // Вопросы философии. 1989. - № 3.

177. Хоружий, С. С. Карсавин, Евразия и отец Георгий Флоровский / С. С. Хоружий // Начала. 1991. - № 3.

178. Хоружий, С. С. Философская миссия русской эмиграции / С. С. Хоружий // Культурное наследие российской эмиграции. 1917-1940: В 2 кн. М., 1994. - Кн 1.

179. Цивилизации и культуры: Науч. альманах / РАН; Ин-т востоковед.; Моск. гос. ун-т культуры. М., 1995. - Вып. 2: Россия и Восток: цивилизационные отношения.

180. Шкаренков, JI. К. Агония белой эмиграции/ JI. К. Шкаренков. М.: Мысль, 1986.

181. Шпенглер, О. Закат Европы: В 2 т. / О. Шпенглер. Новосибирск: Наука, 1993.

182. Ясперс, К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. М.: Наука, 1991.

183. Luks Leonid. Geschichte Russland und der Sowjetunion. Von Lenin bis Jelzin. Regensburg: Verlag Friedrich Pustet, 2000.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.