Проблемы теории и практики криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.09, кандидат юридических наук Хорошева, Анна Евгеньевна

  • Хорошева, Анна Евгеньевна
  • кандидат юридических науккандидат юридических наук
  • 2011, БарнаулБарнаул
  • Специальность ВАК РФ12.00.09
  • Количество страниц 241
Хорошева, Анна Евгеньевна. Проблемы теории и практики криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах: дис. кандидат юридических наук: 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность. Барнаул. 2011. 241 с.

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Хорошева, Анна Евгеньевна

ВВЕДЕНИЕ.4

ГЛАВА I. Теоретические вопросы построения криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах

1.1 Понятие и значение криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах .23

1.2 Типовая криминалистическая характеристика судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей.48

1.3 Предмет судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей.59

1.4 Механизм судебного доказывания по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей.76

ГЛАВА II. Значение данных о личности подсудимого в доказывании по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей

2.1 Криминалистическая характеристика личности подсудимого по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей . 102

2.2 Исследование данных о личности подсудимого в суде присяжных при рассмотрении уголовных дел об убийствах.123

ГЛАВА III. Судебные ситуации, складывающиеся при рассмотрении с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах, и их разрешение при помощи тактико-криминалистических приемов

3.1 Понятие и классификация судебных ситуаций, складывающихся при рассмотрении уголовных дел об убийствах в суде присяжных.137

3.2. Разрешение в суде присяжных ситуаций, связанных с заявлением защитой ходатайств о признании доказательств недопустимыми, как разновидность судебных ситуаций по уголовным делам об убийствах.156

3.3 Тактико-криминалистические приемы разрешения судебных ситуаций, складывающихся при рассмотрении с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах.171

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность», 12.00.09 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Проблемы теории и практики криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах»

Актуальность темы диссертационного исследования. Проводившиеся в последние десятилетия в Российской Федерации политические, экономические, социальные преобразования, направленные на обеспечение реализации конституционных прав и гарантий личности, не смогли коренным образом повлиять на состояние насильственной преступности в стране. Значительное место среди подобных преступлений по-прежнему занимают убийства. По официальным данным, ежегодно в России совершаются 17-19 тыс. убийств1. Являясь наиболее опасными и жестокими по своей сущности среди иных преступлений против личности, убийства не только ежегодно уносят жизни нескольких тысяч людей, но и подрывают внутреннюю безопасность государства. Разрушительная сила данных преступлений проявляется еще и в том, что нередко убийства сопряжены с иными деяниями: разбоями, бандитизмом, захватом заложников, изнасилованиями. За последние несколько лет участились случаи совершения убийств, отягченных посягательствами на половую неприкосновенность малолетних и несовершеннолетних. Растет количество так называемых заказных убийств, особенно в рамках развития профессиональной организованной преступности, жертвами которых становятся предприниматели, журналисты, представители власти. Так, в Алтайском крае в 2010 году зарегистрировано 264 убийства. По заявлениям о безвестном исчезновении граждан в данном периоде возбуждено 39 уголовных дел. В ходе расследования этих уголовных дел 17 убийств, замаскированных под безвестное исчезновение граждан, раскрыты2.

Из толкования части второй статьи 20 Конституции Российской Федерации вытекает гарантированное каждому обвиняемому в совершении особо тяжкого преступления против жизни конституционное право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. В этой связи пункт 2

1 Официальный сайт Генеральной Прокуратуры РФ. URL: http: // genproc.gov.ru. (дата обращения 16.09.2010).

2 Итоги работы следственного управления Следственного комитета по Алтайскому краю за 2010 год. URL : http: //www.altai-skp.ru.(flaTa обращения 07.04.2011). части 2 статьи 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве одной из форм судебного производства признает состав суда, включающий судью федерального суда общей юрисдикции и коллегию из двенадцати присяжных заседателей, наряду с иными, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством. Таким образом, каждый обвиняемый в Российской Федерации в совершении особо тяжкого преступления против жизни, а именно к таковым относятся убийства, вправе заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей, которое должно быть удовлетворено.

Следует отметить, что большое количество уголовных дел об убийствах, «прогремевших» в СМИ и вызвавших противоречивые суждения и явный резонанс в обществе, были рассмотрены именно с участием присяжных заседателей. Среди таких «громких» дел — дело об убийстве главного редактора русской версии журнала «Forbes» Пола Хлебникова, журналиста газеты

Московский комсомолец» Дмитрия Холодова, губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, журналистки Анны Политковской, депутата Государственной Думы Сергея Юшенкова, зампреда Центробанка Андрея Козлова, уголовные дела в отношении «битцевского маньяка» А. Пичушки-на, супругов Гречушкиных и многие другие.

Алтайский край, в котором суды присяжных действуют с 1 января 1994 года, явился одним из девяти регионов, наряду с Московской, Рязанской, Саратовской, Ивановской, Ульяновской и Ростовской областями, Ставропольским и Краснодарским краями, первыми внедривших данную форму судебного производства по уголовным делам. В Алтайском краевом суде за период с 1994 по 2010 гг. сложилась обширная практика по рассмотрению с участием присяжных уголовных дел об убийствах. Однако нельзя сказать, что она стабильна. Так, период с 1995 по 2000 гг. отличается значительным количеством рассмотренных с участием присяжных уголовных дел об убийствах (в среднем 10-12 в год). С 2001 по 2008 гг. количество разрешенных судом присяжных уголовных дел об убийствах значительно сократилось (до

5-7 уголовных дел в год). В настоящее время, снова отмечается рост числа ходатайств о рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей, поступающих от обвиняемых по делам об» убийствах. Так, Алтайским* краевым судом с участием присяжных заседателей в 2009 г. рассмотрено с вынесением приговора 11 дел, число осужденных — 31, число оправданных — 2, остаток нерассмотренных дел — 2; в. 2010г. рассмотрено с вынесением приговора111 дел, число осужденных - 15, число оправданных - 5, остаток

3 ' нерассмотренных дел — четыре . Для- сравнения, в Ульяновском областном суде с участием присяжных в 2009 г. рассмотрено с вынесением приговора 10 дел; в первом полугодии 2010г. — 3 дела. В! Ростовском областном суде с участием присяжных заседателей в 2009 г. рассмотрено с вынесением приговора 21 уголовное дело4.

Однако, несмотря на то, что в настоящее время во всех субъектах Российской Федерации функционируют действующие суды присяжных заседателей, отношение к данному институту более чем неоднозначное. Если не сказать больше - ни одни современный правовой институт не вызывает столько дискуссий и разнообразных оценок, как. суд, состоящий из простых граждан.

За последние несколько лет произошли серьезные подвижки в вопросе о суде присяжных, причем, по глубокому убеждению многих юристов, в худшую сторону. К одному из существенных негативных факторов, наряду с сокращением сферы деятельности суда присяжных, следует отнести процесс так называемой коррекционализации. Так, в докладе Федеральной палаты адвокатов РФ отмечается, что в настоящее время, органы, осуществляющие уголовное преследование, нередко пользуются данным приемом, квалифицируя убийство (которое по тем или иным квалифицирующим признакам

3 Годовые статистические отчеты Алтайского краевого суда о работе первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за 1994 -1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009 гг., годовой отчет Алтайского краевого суда о работе первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за 2010 гг.

4 Статистические показатели, размещенные на Интернет-сайтах Ульяновского и Ростовского областных судов. URL: http: // ulobsud, http: // www.rostoblsud.ru (дата обращения 01.02.2011). должно быть отнесено к ч: 2'ст. 105 УК РФ) как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В»* частности, из доклада следует, что в период введения суда присяжных в большинстве регионов России (2003-2004 гг.). количественное соотношение между обвинительными приговорами, вынесенными по >ч. 2" ст. 105 УК РФ и по ч. 4 ст. 111УК РФ, изменилось в пользу последних5.

Основной довод противников существования суда присяжных заседателей - большое количество' оправдательных вердиктов, постановленных народными судьями при очевидной, на первый взгляд, доказанности вины подсудимого. К слову сказать, анализ судебной статистики говорит о том, что оправдательные приговоры, вынесенные на основе оправдательных вердиктов присяжных заседателей, признаются необоснованными не намного чаще приговоров, постановленных при отправлении» правосудия посредством обычной формы судебного производства. Так, во втором полугодии 2009 года Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменены приговоры, постановленные при участии присяжных заседателей, в отношении 25 осужденных, или 6,1% от числа осужденных, в-отношении которых дела рассмотрены в кассационном порядке (без участия- присяжных заседателей этот показатель равен 4,0%), и 22 оправданных, или 20,1% от числа оправданных судом с участием присяжных заседателей, в отношении которых дела рассмотрены в кассационном порядке (без участия присяжных заседателей — 15, 8%)6. Как видим, процентная разница между отмененными оправдательными приговорами, постановленными с участием коллегии присяжных заседателей и без участия присяжных заседателей, составляет всего 4,3%. В соответствии с новыми данными, по кассационным жалобам и представлениям на приговоры, постановленные с участием коллегии при

5 Обеспечение прав и интересов граждан при осуществлении уголовно-правовой политики в Российской Федерации (доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации). URL: http: // www.consuitarit.ru (дата обращения 05.09.2009).

6 Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за второе полугодие 2009 г. // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http: //www. vsrf.ru (дата обращения 01.02.2010). сяжных заседателей, в первом и втором полугодиях 2010 г. было рассмотрено 255 дел на 532 лица (442 осужденных и 90 оправданных) и 283 дела на 646 лиц (539 осужденных, 106 оправданных, одно лицо признано невменяемым). В первом полугодии 2010г. отменены приговоры в отношении* 21 осужденного и 15 оправданных. Во втором полугодии 2010 г. оправдательные приговоры отменены в отношении 24 осужденных, а обвинительные в отношении 34 лиц с направлением дела на новое судебное рассмотрение . Таким образом, оправдательных вердиктов присяжные выносят значительно меньше, нежели обвинительных. К тому же; изучение кассационных определений позволяет сделать вывод, что отменяются приговоры, постановленные при участии присяжных заседателей, по причине некачественной деятельности не самих присяжных, а председательствующих, государственных обвинителей и защитников.

Еще один заслуживающий внимания аргумент, к которому апеллируют не довольные работой суда присяжных, является утверждение о предвзятости и предубежденности коллегии присяжных заседателей, о существовании того коллективного разума, который действует вразрез принятым правовым нормам. Речь идет о ситуации, когда присяжные положительно отвечают на вопросы, касающиеся события преступления и доказанности совершения деяния подсудимым, но его виновности не признают или признают доказанными его действия, но при иных обстоятельствах. Подобное имело место по уголовным делам в отношении Веры Засулич, Ульмана, Александра Тарана. Интересно, что данные судебные процессы имели не столько уголовное, сколько общеполитическое значение, обнажив острые социальные проблемы. В первом случае, проблему борьбы за справедливость и права угнетенных классов, во втором — чеченского конфликта, а в третьем — невозможности обычному гражданину в современной России надеяться на защиту и помощь со стороны должностных лиц и правоохранительных органов. Как представ

7 Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за первое и второе полугодия 2010 г.// Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http: //vvww.supcourt.ru. (дата обращения 10.03.2011). ляется, не1 глубокое понимание- профессиональными юристами, чаще государственными обвинителями, различий между уголовно-правовым значением вины, и социальным'смыслом виновности, вопрос о? наличии.или отсутствии которой и решает коллегия" присяжных заседателей, во ^многом и приводит к многочисленным ошибкам. Однако представляется, не последнюю роль в этом играет и несовершенство законодательного закрепления процедуры рассмотрения- уголовных дел с участием присяжных заседателей, а также неверное толкование судьями и прокурорами уже существующих норм, регулирующих производство по делу в суде присяжных. В этой связи, за' рамками судебного разбирательства, остается много важной* для дела информации, допуск к которой присяжным ограничен или запрещен законом.

В настоящее время-в современной России совершается большое количество преступлений по- мотиву межнациональной ненависти или вражды, являющихся в дальнейшем предметом рассмотрения в- суде с участием присяжных. Например, уголовные дела в отношении членов банды «Белые волки», группировки «Рыно-Скачевского», лидеров подобных групп Ильи Шутко, Василия, Кривца, Дмитрия Уфимцева и многих других. Так, по данным Следственного комитета РФ в 2005 го'ду было официально зарегистрировано 152 убийства, совершенных по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а в 2009 году — 548 таких преступлений8. За последний год только в Мосгорсуде с участием присяжных заседателей осуждены свыше 40 скинхедов — за убийства и нападения на национальной почве. Но по тем же обвинениям присяжные признали не виновными 19 фигурантов, понесших наказания за убийства и покушения, совершенные из хулиганских побуждений. В этой связи в> прессе высказываются предложения исключить уголовные дела об убийствах, совершенные по мотивам межнациональной розни, из подсудности судов с участием присяжных по тем соображениям, что нередко присяжные, вынося вердикты по

8 Официальный сайт Следственного комитета РФ. URL: http: //vvww.s 1 edcom.ru.(дата обращения 07.04.2011). таким преступлениям, сами находятся* под воздействием негативного отношения-к той или иной национальности. Думается, сокращение-сферы действия суда присяжных — не эффективный выход из сложившейся ситуации, хотя достаточно1 простой. Гораздо важнее в этом случае обратить внимание на усовершенствование процедуры» судебного разбирательства с участием присяжных по уголовным делам об убийствах, принять меры.по повышению профессионального »уровня судей и обвинителей, поддерживающих государственное обвинение по данным видам уголовных дел, а также правосознания граждан России, потенциальных присяжных заседателей. Помочь в этом может глубокое научное исследование уголовно-процессуальных и тактико-методических криминалистических проблем судебного разбирательства с ' участием присяжных заседателей-по различным группам уголовных дел, в том числе и по убийствам. Все вышесказанное и определило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. С начала 90-х годов прошлого столетия1 ученые посвящали свои работы вопросам становления и развития суда присяжных, в основном, под углом зрения исторического, социального и процессуального аспектов деятельности данного института. Лишь с конца XX - начала XXI столетия внимание юристов было уделено разработке тактических приемов ведения судебного следствия, особенностям исследования доказательств в суде с участием присяжных заседателей.

Среди таких работ следует назвать кандидатские исследования С.А. Насонова (1999 г.), Г.Г. Гаврилина (2000 г.), О.Н. Тренбак (2000 г.), C.B. Марасановой (2002 г.), A.B. Ильина (2004 г.), JI.C. Ярцевой (2005 г.), Н.Г. Кемпф (2006 г.), H.A. Развейкиной (2007 г.), Ю.В. Шидловской (2007 г.). Необходимо выделить работу A.B. Хомяковой «Особенности деятельности государственного обвинителя и защитника на судебном следствии в суде с участием присяжных» (2002 г.), в которой автор впервые на диссертационном уровне рассмотрела отдельные вопросы, связанные с порядком исследования доказательств, тактикой допроса подсудимых, потерпевших, свидетелей в суде присяжных, уделив внимание не только-процессуальному, но и криминалистическому аспектам деятельности гособвинителя- и защитника в суде присяжных. Также в 2002 году была с успехом защищена*кандидатская, диссертация А.Ю. Корчагина «Криминалистические проблемы организацию судебного разбирательства, по уголовным- делам», содержащая параграф, посвященный деятельности суда присяжных. Однако диссертант уделил внимание*Bj основном контрольно-организационным функциям« председатель-' ствующего при рассмотрении уголовных дел коллегией присяжных заседателей.

Проблемами суда' присяжных занимаются такие ученые, как С.А.Пашин, Т.Г. Морщакова, H.A. Дудко, JI.M. Карнозова*; В В. Конин, Е.В. Рябцева, О.Н. Тисен, Ю.Ю. Чурилов и др. Научный интерес представляют затрагивающие проблемы доказывания'в^ суде с участием присяжных публикации в периодической-печати М.А. Фомина (2008-2010 гг.), а также статьи Т.В1 Моисеевой (2009 г., 2010 г.), посвященные проблемным уголовно-процессуальным вопросам процедуры судебного* разбирательства с участием присяжных заседателей. Перекрестный допрос в суде с участием присяжных заседателей является предметом исследования в работах A.C. Александрова, С.Н. Гришина, Е.В. Колузаковой (2005-2009 гг.).

В рамках развития ситуационного подхода активно разрабатываются рекомендации по ведению судебного следствия. Выводится на теоретический уровень понятие судебно-следственных ситуаций, внедряются способы их разрешения в судебном разбирательстве по уголовным делам. К исследованиям общих проблем методики и тактики судебного разбирательства по уголовным делам следует отнести работы Н.П. Кирилловой (2007 г.), А.Ю. Корчагина (2006 г., 2007 г.), О.В. Полстовалова (2009 г.). Однако все они касаются деятельности обычного суда. В настоящее время научные исследования, посвященные разработке криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам; об убийствах, адресованные председательствующим;: судьям и государственным обвинителям-отсутствуют.

Объектом! исследования, с однош стороны,; выступает криминальная деятельность лиц, совершающих убийства, включающая в себя совокупность всех действий до, в момент т после, совершения? данных преступлений, а такжеимеющиезначениедлякримйналистическогоисследованияразличные способы; противодействия! и иные;, законные и незаконные;: действия» таких лиц. в; суде с участием- присяжных«: заседателей:. (2 другой? стороны;. объектом исследования5 является/ правоприменительная деятельность, председательствующего; присяжных заседателей; государственного обвинителя'и защитника, а также процессуальные и научные результаты исследований; связанные с криминалистическим обеспечением судебного^- разбирательствам по? уголовным делам об убийствах. "

Предметом исследования« являются закономерности: преступной- деятельности ■ лиц, совершающих убийства; их противодействие в; судебном* разбирательстве- с участием присяжных заседателей и связанные с ними« закономерностшдеятельности участников судебного разбирательства-по этим видам уголовных дел.

Цель, исследования« состоит в том; чтобы на основе анализа, проблем осуществления доказательственной деятельности участниками судебного разбирательства в суде присяжных, с учетом; требований- деятельностного и ситуационного подходов, разработать оптимальную криминалистическую методику судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах.

Поставленная цель достигается посредством решения комплекса следующих задач:

- обосновать необходимость разработки криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах, как эффективной теоретической и прикладной модели в борьбе с преступностью методами науки криминалистики;

• ; ■ 1 ч. •." '■■ 13 ■.• :••'■'■.

- предложить авторское: понятие: и, определение криминалистической характеристики судебного- следствия- с участием присяжных заседателей« по • уголовным делам об убийствах, раскрыть ее содержание и значение для криминалистического обеспечения: судебного разбирательства' по« этой категории преступлений;. '; - дать .трактовку криминалистическому понятию «предмет судебного следствия с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах»;

- предложить,определение криминалистического понятия: «механизм :судеб-ного доказывания» по уголовным делам, об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей»,- и выявить проблемные вопросы, возникающие в ходе доказательственной деятельности председательствующего и сторон в суде присяжных по делам об убийствах;

- исследовать личность подсудимого как базовый компонент криминалистической методики судебного разбирательства по уголовным делам об убийст- • вах, рассматриваемым.с участием присяжных заседателей;:

- дать характеристику судебным' ситуациям, складывающимся: в ходе рассмотрения и разрешения с: участием; присяжных заседателей уголовных; дел об убийствах;

- выделить из числа судебных: ситуаций группу ситуаций: судебного следствия^, складывающихся в ходе рассмотрения с участием присяжных уголовных дел об убийствах, и предложить основания их классификации;:

- предложить разработанную- систему тактико-криминалистических:приемов? председательствующим и государственным обвинителям для разрешения' судебных ситуаций; складывающихся в: ходе' рассмотрения участием: присяжных заседателей уголовных дел об убийствах.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. Для обоснования: выводов; и результатов исследования использовались системно-структурный, исторический; сравнительно-правовой, формально-логический, конкретно-социологический, статистический методы исследования, а также общенаучные методы дедукции, индукции, анализа и абстрагирования.

Нормативно-правовую, базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, Федеральный закон от 20 августа 2004 г. «О присяжных заседателях федеральных судов, общей- юрисдикции в Российской Федерации», иные федеральные законы и подзаконные нормативно-правовые акты, а также общепризнанные принципы и нормы международного права. Автором были изучены и проанализированы Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. №' 23 «О* применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей», Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», а также Постановления Конституционного Суда РФ, затрагивающие особенности судебного производства с уча- , стием присяжных заседателей.

Теоретическая-база исследования. Основой настоящего исследования послужила отечественная' и зарубежная литература, которая может быть разделена на несколько блоков.

К первой группе следует отнести работы ученых, посвятивших свои исследования разработкам в,области криминалистической методики и тактики предварительного и судебного следствия, юридической психологии и судебной экспертизы, а также уголовно-процессуальным и криминалистическим аспектам доказывания по отдельным группам (видам) уголовных дел. Среди них следует назвать труды Т.В. Аверьяновой, В.А. Азарова, О.И. Андреевой, JI.E. Ароцкера, P.JI. Ахмедшина, О.Я. Баева, P.C. Белкина,

A.Р. Белкина, A.A. Белякова, В.М. Бозрова, Н.Т. Ведерникова, И.А. Возгрина, Н.Ф. Волкодаева, JI.M. Володиной, Т.С. Волчецкой, Г.А. Воробьева, С.Э. Воронина, Ю.П. Гармаева, А.Ю. Головина, Л.Я. Драпкина, O.A. Зайцева,

B.Д. Зеленского, А.Ф. Зелинского, Г.А. Зорина, В.Н. Карагодина, Д.В. Кима,

Н.П. Кирилловой, C.JI. Кисленко, В.И. Комиссарова, Ю.В. Кореневского, г

А.Ю. Корчагина, О.Н. Коршуновой^ И.А. Кудрявцева, В.Л. Кудрявцева, Я.М. Мазунина, И.А. Макаренко, В:В. Новик, И.Д. Перлова, С.К. Питерцева,

A.C. Подшибякина, О.В. Полстовалова; К.В. Пронина, Е.Р. Российской, Ф.С. Сафуанова, М.К. Свиридова, В.Г. Ульянова, В.И. Фалеева, Т.Б. Чеджемова, Ю.К. Якимовича и др. В их числе можно отметить работы ученых, занимающихся^ вопросами исследованиям криминалистических аспектов расследования и судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах: C.B. Бородина, А.И. Бородулина, B.C. Бурдановой, В.В. Велика-нова, В.К. Гавло, Ю.П. Дубягина, В'.Н. Исаенко, Е.Г. Килессо, H.H. Китаева, В.О. Коноваловой, A.A. Корчагина, A.M. Кустова, В.В: Крылова, ОЛ. Левченко, Т.Ф. Лозинского, С.Г. Любичева, О.Н. Макаренко, 1

Г.Н. Мудьюгина, В.А. Образцова; A.A. Протасевича, А.Л. Протопопова,

B.Ф: Робозерова, H.A. Селиванова, Л. Д. Самыгина, Т.Н. Шамоновой, В.И. Шелубченко, В.И. Шиканова, C.B. Шошина, М.Н. Шухнина, Н.П. Яблокова, Я.М. Яковлева и др.

Второй блок включает в себя работы авторов, исследующих уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы функционирования суда присяжных в Российской Федерации и в зарубежных странах. К ним относятся исследования: A.C. Александрова, У. Бернэма, C.B. Боботова, В.В. Воскресенского, Г.Г. Гаврилина, H.A. Дудко, С.И. Добровольского, Б.Д. Завидова, В.В. Золотых-, Л.М. Карнозовой, Н.Г. Кемпф, В.В. Конина, И. В. Корнеевой, П.А. Лупинской, Ю.А. Ляхова, C.B. Марасановой, В.В. Мельник, М.С. Мельниковского, Т.В. Моисеевой, С.А. Насонова, Н.В. Осиповой, С.А. Пашина, A.B. Петрова, И.Л. Петрухина, В.А. Пшцаль-никововой, Н.В. Радутной, H.A. Развейкиной, Е.В. Рябцевой, В.М. Савицкого, Дж. Спенса, С. Теймэна, О.Н. Тисен, И.Л. Трунова, М.А. Фомина, A.B. Хомяковой, Н.Ф. Чистякова, Ю.В. Шидловской, А.П. Шурыгина и др.

Эмпирическая база исследования. В соответствии со специально разработанной анкетой диссертантом были изучены 140 уголовных дел об убийствах, рассмотренных Алтайским краевым судом с участием присяжных заседателей за период с 1995-2010 гг. Проанализирована судебная^ практика по рассмотрению с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах в Новосибирской и Кемеровской областях. Подробно исследованы 250 кассационных определений по делам об убийствах, рассмотренными участием присяжных заседателей, взятых за период с 200Ь по 2010 гг., а также проанализирована вся доступная информация- о рассмотрении с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах, размещенная на Интернет-сайтах Алтайского краевого суда, Ульяновского и, Ростовского областных судов, Верховного» Суда РФ- и «Российской газеты». Проведено анкетирование 25 государственных обвинителей Прокуратуры' Алтайского края, а также интервьюирование 10 судей Алтайского краевого * суда, рассматривавших уголовные дела с участием присяжных заседателей.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем разработана теоретическая'и практическая модель частной криминалистической-методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах. На основе научных положений о криминалистической методике предварительного расследования и судебного разбирательства по отдельным видам преступлений, автором представлена криминалистическая методика судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах. В ее структуре исследованы понятия: криминалистической характеристики судебного следствия; предмета судебного следствия, механизма судебного доказывания, криминалистической» характеристики личности подсудимого и значение содержащейся в ней информации для судебного следствия. Представлена классифицированная по различным основаниям группа судебных ситуаций, складывающихся при рассмотрении в суде присяжных уголовных дел об убийствах, а также предложена система тактико-криминалистических приемов по их разрешению.

На защиту выносятся следующие положения, выводы и рекомендации:

1. В развитие современных представлений о предмете криминалистики автор приходит к выводу о теоретическом4 и практическом значении разработки не только полноструктурных частных криминалистических методик предварительного расследования* и судебного разбирательства по отдельным* видам уголовных дел, но и неполноструктурных, так называемых усеченных методик, к которым следует отнести криминалистическую методику судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах.

2. Структура криминалистической методики судебного разбирательства- с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах- состоит из следующих компонентов: 1) криминалистической характеристики убийств; 2) типовой криминалистической? характеристики судебного? следствия с участием присяжных заседателей по уголовным делам, об- убийствах; 3) предмета судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей; 4) механизма судебного доказывания по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей; 5) исследования и оценки субъектами доказывания с участием присяжных заседателей элементов, составляющих криминалистическую характеристику личности подсудимого по уголовным делам об убийствах; 6) системы тактических приемов по разрешению1 судебных ситуаций, складывающихся в ходе рассмотрения с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах.

3. Авторское понимание криминалистической характеристики судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, как систематизированной информации о деятельности председательствующего, присяжных заседателей, сторон обвинения и защиты, образованной несколькими уровнями знаний: 1-й уровень. Исходный (проверка версии предварительного расследования, т.е. выводов, сформулированных в обвинительном заключении); 2-й уровень. Проверочный

18 •."•.' . ■■ (проверка защитительных версий, выдвигаемых в ходе судебного следствия с участием- присяжных: заседателей);. 3-й:уровень. Сравнительный^ (сопоставление и оценкам версий; обвинения1 и защиты); 4-й уровень. Заключительный ; (формирование окончательных обвинительной, и защитительной версий по уголовным делам об убийствах).

4. Механизм, судебного доказывания,- по уголовным- делам об убийствах, рассматриваемым в суде присяжных, понимаемый как система; устройство;, определяющее порядок деятельности субъектов доказывания; складывается; из совокупности следующих звеньев: 1) определение тактически выгодного порядка представления'доказательств; 2) учет фактора возможности исследовать доказательства; 3),стремление опровергнуть.невыгодные доказательства, более благоприятными;: 4) применение' в ходе доказыванияшовейших криминалистических: приемов; 5) использование: в< доказывании специальных знаний; Представленные звенья механизма доказыванияпо уголовными делам об убийствах, , рассматриваемым в суде: присяжных, в равнош степени работают в таких сложных с: позиции доказывания-мод елях, как: а) преобладание косвенных • доказательств; б) избыточность: доказательственной базы;, в) дефицит доказательств.по уголовному делу.

5: Анализ судебной практики рассмотрения; уголовных дел с участием присяжных заседателей позволил - разделить всех подсудимых, по делам об убийствах в зависимости от способности осуществлять контроль, над своим поведением на.группы а) не контролирующих себя агрессоров и б) чрезмерно контролирующих себя агрессоров: Исходя из типологии агрессивных действий, все; подсудимые по делам об убийствах могут быть поделены на убийц, применяющих агрессию в качестве средства достижения* определенной цели (характерен для подсудимых по делам об убийствах, совершенным из корыстных побуждений); убийц, использующих агрессию как: способ психологической разрядки (выделяется среди подсудимых по делам об убийствах,, совершенным из хулиганских побуждений, а также сопряженным с сексуальными преступлениями); убийц,. удовлетворяющих потребность в самореализации и самоутверждении (данный тип личности отмечается-среди подсудимых по делам об убийствах, совершенных по мотиву межнациональной ненависти или вражды).

6. В целях достижения объективного порядка рассмотрения, уголовных дел в суде- присяжных предлагается, наравне с иными участниками судебного разбирательства,, допустить, присяжных заседателей к исследованию всей информации о подсудимом, в том числе и отрицательно его характеризующей.

7. Авторское определение-типовой судебной ситуации по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных-заседателей, охарактеризованной как информационно-психологическая модель обстановки, в которой реализуют свою • деятельность председательствующий, присяжные заседатели, стороны обвинения и защиты, складывающаяся в ходе судебного доказывания, - осуществляемого участниками уголовного судопроизводства, обусловленного их тактическими целями и направленного на вынесение справедливого вердикта присяжными заседателями й постановленного5 на основе данного вердикта приговора суда. Предложенные диссертантом в развитие ситуационного подхода классификационные основания деления судебных ситуаций; складывающихся при рассмотрении с участием присяжных уголовных дел об убийствах: 1) судебные ситуации, различающиеся в зависимости от уголовно-процессуальных этапов судебного'разбирательства; 2) судебные ситуации, выделенные, исходя из специфики предмета судебного следствия в суде присяжных; 3) судебные ситуации, различающиеся в зависимости от особенностей их возникновения; 4) судебные ситуации, обусловленные особенностями процесса доказывания; 5) судебные ситуации, различающиеся по степени выраженности возникшего в ходе судебного следствия конфликта; 6) судебные ситуации, складывающиеся под влиянием иных неблагоприятных факторов.

8. Оценивая все судебное разбирательство с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах как сложную комплексную деятельность, обусловленную ситуационным характером исследования и оценки присяжными доказательств по делам об убийствах, автор делает вывод о возможности использования, государственным обвинителем в суде присяжных тактико-криминалистических приемов, основанных на технике речевого ч воздействия. В1 этой связи диссертант выделяет следующие- их виды. 1) Тактический прием, заключающийся в создании в ходе1 доказывания обстановки, позволяющей присяжным убедиться в реальности придерживаемой гособвинителем версии («попадание в реальность»). 2) Тактический прием, основанный на субъективной интерпретации ситуации и представлениях- субъекта о жизненных ценностях («техника оправдания»). Может использоваться- государственным обвинителем в ходе допроса, проводимого с участием присяжных, например, для убеждения свидетеля в важности дачи им правдивых показаний не в силу требований закона, а исходя из общечеловеческих принципов и убеждений. 3) Тактический прием, основанный на использовании рефрейминга, т.е. правильно- подобранной совокупности языковых средств, способной воздействовать на систему ценностей субъекта (присяжных заседателей, потерпевших, свидетелей) с тем, чтобы« изменить, сложившуюся в рамках этой системы установку («коррекция системы ценностей»). 4) Тактический прием, заключающийся в признании неблагоприятных для данной стороны фактов раньше, чем это может сделать другая сторона. Посредством применения данного приема государственный обвинитель может предвосхитить неблагоприятную для себя ситуацию, сформулировав свои вопросы в ходе прямого допроса так, чтобы допрашиваемый сам имел возможность рассказать о некоторых негативных моментах раньше, чем о них станет известно в процессе его перекрестного допроса защитником.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что они могут быть применены в дальнейших теоретических разработках, посвященных уголовно-процессуальным и криминалистическим аспектам деятельности профессиональных участников судебного разбирательства, проводимого с участием присяжных заседателей по отдельным видам (группам) уголовных дел. Также ими в своей деятельности могут руководствоваться государственные обвинители, поддерживающие обвинение по уголовным делам об убийствах в суде с участием присяжных заседателей, и судьи, председательствующие при разрешении! уголовных дел об* убийствах посредством данной формы судебной^ производства. Настоящее исследование может быть использовано в ходе образовательного процесса при преподавании таких учебных дисциплин, как «Криминалистика», «Прокурорский надзор в РФ» и «Юридическая.психология».

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в одиннадцати научных статьях (три статьи в.изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнау-ки РФ). По результатам проведенных исследований диссертантом были сделаны сообщения, послужившие предметом обсуждений на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научно-практических конференциях в Алтайском государственном университете, Томском государственном университете, Барнаульском юридическом институте МВД России, Санкт-Петербургской академии управления и экономики, Новосибирском юридическом институте (филиал ТГУ), а также в других высших учебных заведениях (2008-2011 гг.). Автор явился участником Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 15-летию деятельности суда присяжных заседателей на Алтае, проводившейся в Алтайском краевом суде. Также результаты исследования были доложены диссертантом на Международной научно-практической конференции «Судебная'власть и правосудие в сфере уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы», проходившей 30-31 марта 2011 года в Свердловском областном суде в городе Екатеринбурге при содействии Уральской государственной юридической академии.

Подготовленные по результатам исследования научно-практические материалы используются диссертантом в учебном процессе в ходе преподавания дисциплины «Прокурорский надзор в Российской Федерации».

Структура диссертации соответствует теме и логике проведенного исследования и представлена введением, тремя главами, включающими девять параграфов, заключением, списком использованной литературы и источников и двумя приложениями.

FJIABAI. Теоретические вопросы построения криминалистической методики, судебного разбирательства с участием присяжных заседателей* по уголовным делам об убийствах

111'Понятие и значение криминалистической методики \ судебного разбирательства с участием присяжныхзаседателей. по уголовным делам об убийствах

Для наиболее эффективного соответствия потребностям времени любая наука должна использовать арсенал новейших методов и технологий. Криминалистика исключением не является. Ее достижения по выявлению, раскрытию, предупреждению преступлений и изобличению лиц, виновных в их совершении, по праву являются уникальными. Однако с момента зарождения и развития данной отрасли знаний прошли- годы. За этот период изменилось законодательство, по-иному стали определяться роль и значение деятельности лиц, раскрывающих преступления, а также осуществляющих функцию защиты по уголовным делам. Преступная деятельность приобрела новые формы, что выразилось в избрании более активных методов противодействия установлению истины, применении изощренных уловок отдельными лицами, организованными преступными группами и сообществами с целью избежать, ответственности за свои деяния. Несомненно, данные процессы не смогли не отразиться на содержании предмета криминалистики, который является отражением потребностей времени, позволяя определять жизнеспособность многих ее учений.

Дискуссии относительно предмета криминалистики продолжаются уже долгие годы. Всего в литературе насчитывается свыше тридцати подходов к определению предмета данной науки. Они во многом связаны со спором о преобладании в криминалистике черт прикладного или фундаментального характера и позволяют взглянуть на предмет ее науки с разных методологических позиций для того; чтобы выявить /отличия криминалистики от других наук уголовногправового цикла.

IIa, сегодняшний день главенствующим в криминалистике является определение: ее предмета; предложенное: Р:(Е.: Белкиным' ш воспроизведенное в различных его работах: с незначительными? редакционными изменениями: Так, P.C. Белкин определяет криминалистику как: «науку о закономерностях механизма, преступления;, возникновения; информации! о преступлении и его участниках, собирания,, исследования, оценки и использования! доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах; и методах судебного1 исследования.: и предотвращения^ прёступлений»1. Большинство? ученых активно поддержали такой взгляд на предмет криминалистики; высказывая- лишь, различные суждения: о - характере: направленности изучаемых криминалистикой закономерностей:

Анализируя суждение Р;С. Белкина о предмете науки криминалистики, О.Я. Баев приходит к выводу о необходимости разъяснения двух моментов из представленного определения, требующих, по его мнению, уточнения и конкретизации. «Во-первых,.что есть-«специальные средства, основанные на» познании указанных автором, закономерностей?». Во-вторых, кто является субъектами «судебного исследования», для которых эти специальные средства создаются?» . Как: считает. О.Я- Баев, ответ на. эти вопросы позволит отграничить криминалистику от теории доказывания, являющейся;составной частью уголовного процесса. По мнению; автора, криминалистика «изучает закономерности возникновения, сохранения и переработки информации при? доказывании, но в иных целях, чем теория доказывания — в целях оптимизации средств и методов информационно-познавательной деятельности при процессуальном исследовании преступлений» . К сказанному О.Я: Баевым следует добавить, что в качестве цели изучения криминалистикой законо

1 Белкин P.C. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. — М.: Юрист, 1997. -С. 112.

2 Баев О.Я. Основы криминалистики: курс лекций. - М.: Экзамен, 2001. - С. 30.

3 Баев О.Я. Основы криминалистики. С. 30.

•.;'■'.- ; , . '" 25; ■•. ■ ' мерностей: в рамках,- судебного исследования можно- назвать! цель, эффективного приспосабливания методов познавательной деятельности; к условиям судебного разбирательства; а также создание качественно новых: приемов судебного исследования. • .

Данное Р!С. Белкиным: определение предмета криминалистикишодвёр-гает критике В.Я. Колдин, который в.качестве одного из главных аргументов относительно • спорного характера утверждений: автора1 ссылается; на. невозможность. найти, в определении; P.C. Белкина: понятие - криминалистической деятельности, которая, по мнению В .Я. Колдина, «растворяется? в деятельности по борьбе с преступностью, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений»1. В итоге, ученый предлагает свое: определение предмета криминалистики, представленного им в виде «структуры; информационно-познавательной; деятельности по раскрытию; расследованию w предупреждению^ преступлений и обеспечивающих ее оптимизацию> легальных, организационных, технических и тактико-методических средств, приемов и> технологий» . Таким образом,, автор выводит на научный уровень, понятие, криминалистической технологии.

Наряду с предметом криминалистики; выделяют и: объект криминалистического познания. Объект познания представлен- несколькими; системами деятельности: преступной деятельностью, деятельностью по раскрытию и расследованию какого-либо из видов? преступного поведения, а также: деятельностью по рассмотрению: и разрешению уголовных дел в суде. Bi каждом из данных объектов имеется свой предмет, представляющий собой совокупность закономерностей, изучение которых обеспечивается криминалистическими методами и приемами. Однако, по справедливому замечанию Н.П. Яблокова, «объектом криминалистического изучения является не вообще преступная деятельность,, а главным образом отдельные ее роды,, виды и группы. Соответственно- предметом криминалистического изучения

1 Колдин В.Я. Криминалистика: теоретическая наука или прикладная методология? // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право.-2000.- 4. - С. 15.

2 Колдин В.Я. Криминалистика: теоретическая наука или прикладная методология? С. 15. каждого рода и вида преступления являются те черты, в которых содержатся данные, необходимые для формирования криминалистической характеристики рода, вида или группы преступлений, а также процесса отражения любой преступной деятельности вовне в виде следов-последствий»1. Как представляется, предметом криминалистического изучения применительно к деятельности по судебному исследованию преступлений выступают закономерности, образованные в процессе взаимодействия между собой организационно образованных систем, избирающих наиболее оптимальные методы решения присущих им задач.

Системность криминалистики выводит на новый уровень ее методологию. Нельзя, забывать, что предмет любой науки можно рассматривать как систему, элементы которой- имеют внутренние и внешние связи, наличие которой характеризуется единством, порожденным при «взаимодействии л субъекта с объектом» . Как справедливо отмечает O.A. Крестовников, «актуальность системного подхода породила целые направленияг научно-практических исследований, к числу которых относятся ситуалогические, комплексные и интегративные исследования (Г.Л. Грановский, В.В. Пучков, Л.Я. Драпкин, Т.С. Волчецкая, Г.В. Арцишевский и ряд других)» . Представляется, что применение одного научного подхода к понятию предмета и сущности криминалистики сужает область его применения. Например, C.B. Лаврухиным подчеркивается преемственность научных концепций в ходе суждений о предмете криминалистики посредством использования различных исследовательских подходов — методологического, интегративно-го, доказательственного, познавательного, информационного, науковедче-ского, объектного и т.д.4 Его идея достаточно ясна и выражается в том, что при определении предмета криминалистики не следует использовать какой

1 Яблоков Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. - 1997. -№ 1.-С. 28.

2 Ким Д.В. Закономерности научного познания и их проявление в криминалистике: методологические аспекты // Ползуновский вестник. - № 1. - 2005. — С. 242.

3 Крестовников O.A. Система методологии криминалистики // Государство и право. - 2007. - № 9. -С. 53

4 Лаврухин C.B. Понятие криминалистики // Государство и право. - 1998. - №4. - С. 74-79. либо подход в чистом виде, целесообразнее применять части исследовательских подходов.

Так как основным объектом криминалистического изучения выступают различные системы^ деятельности, наиболее эффективным является систем-но-деятельностный подход. Впервые данная- концепция криминалистики была предложена в 1986» году. Она предполагает разработку качественно< новых методик и расширение категориального аппарата науки, а также систематизацию и структуризацию криминалистической деятельности. Происходит смена парадигм, которую следует рассматривать как закономерное явление. Современное состояние криминалистики, таково, что в, настоящее время данная область научных знаний испытывает кризис, что отмечается многими исследователями1. Многие согласятся с тем, что выводы предварительного следствия не являются истиной в первой инстанции, а требуют тщательной проверки в суде. В этой связи системность позволяет рассматривать деятельность по борьбе с преступностью как непрерывный процесс, протекающий в двух формах — предварительного расследования и судебного разбирательства.

В настоящее время многими учеными поддерживается разработка криминалистических рекомендаций (методик) ^ для судебного разбирательства, что свидетельствует о пересмотре традиционных представлений о предмете криминалистики, существовавших в науке долгие годы.

Впервые идея о внедрении в предмет данной науки изучения закономерностей познавательной деятельности в судебном разбирательстве была предложена саратовским ученым А.Л. Цыпкиным, который в 1938 году в статье «Судебное следствие и криминалистика» написал следующее: «Советская криминалистика не должна рассматриваться узко как «руководство для следователя», как «система приемов предварительного следствия», - совет

1 Лаврухин C.B. Система криминалистики // Государство и право. - 1999. - № 8. — С. 31-36; Филиппов А.Г. О системе отечественной криминалистики // Государство и право. - 1999. - № 8. — С. 37-41; Ким Д.В. Закономерности научного познания и их проявление в криминалистике: методологические аспекты // Ползуновский вестник. - 2005. - № 1. - С. 241 -245. екая криминалистика важна: и. там;, где* имеет место в судебной: обстановке собирание, проверка и. оценка доказательств и даже: там, где производится .кассационныйи:надзорный;контролБ;ЭТОЙфаботы, тоесть^на- всем протяже-нии.уголовного процесса»1. . днако его! идея: не сразу был а ■ поддержана' учеными-криминалистами: Связано это с тем, что с момента своего возникновения криминалистика развивалась как наука для предварительного расследования.

Только после выхода монографических исследований Л.Е. Ароцкера, специально посвященных вопросам использования криминалистических достижениШдля^совершенствованиягтактики производствасудебногогследст-вия, стало: общепризнанным мнение о том, что задачей криминалистики является разработка методики и тактики судебного следствия .

Против использования криминалистических методов в судебном разбирательстве высказался- А.Н. Васильев, указывающий на преобладающую роль данных предварительного расследования; так как «самая«сложная и трудоемкая работа по- делу проводится предварительным расследованием:. Если: же: расследование произведено на низком уровне, то суду не помогут никакие специальные тактические приемы и научно-технические средства. Таким образом, хотя» опубликованные работы: Л.Е. Ароцкера действительно представляют собой интересное научное исследование, однако сами по себе содержащиеся в них выводььи предложения,не могут быть приняты»3.

Хотя: существует точка зрения; что в целом, А.Н. Васильев.не отрицал: использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. Речь идет о разработке криминалистических рекомендаций применительно к различным разделам судебного разбирательства4.

1 Кисленко СЛ., Комиссаров В.И. Судебное следствие: состояние и перспективы. - М., 2003; - С. 53-54.

2 См.: Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. - М., 1964. - 264 с. Он же, Тактика и этика судебного допроса. — М., 1969. - 215 с.

3 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М., 1984.-С. 43-46.

4 Корчагин А.Ю. Судебное разбирательство как объект криминалистики // Российская юстиция. -2006.-№.5.-С. 52.

Идеи JI.E. Ароцкера получили свое дальнейшее развитие в трудах О.Я. Баева, М.О. Баева, P.G. Белкина, В.М. Бозрова, И.А. Возгрина, Н.Ф. Волкодаева, Т.С. Волчецкой, Г.А. Воробьева, С.Э. Воронина, В:К. Гавло, Л.Я: Драпкина, Г.А. Зорина, Д.В. Кима, С.Л. Кисленко,

B.И. Комиссарова, О.Н; Коршуновой, Ю;В. Кореневского, А.Юг Корчагина, В .Л. Кудрявцева, Я.М. Мазунина, В.В. Новик, В: А. Образцова, И: Д. Перлова,

C.К. Питерцева, О.В. Полстовалова, К.В: Пронина, В!Г. Ульянова, Т.Б. Чеджемова и др. Анализ работ данных авторов по вопросам совершенствования общей методики судебного разбирательства по уголовным делам и разработки на ее основе частных методик по отдельным группам (видам) преступлений позволяет сделать вывод о практической значимости предложенных теоретических идей.

После Л.Е. Ароцкера предметно о необходимости разработки криминалистических рекомендаций для судебного разбирательства по уголовным делам заявили Г.А. Воробьев и А.Ю. Корчагин1. По справедливому замечанию последнего, «понятие криминалистической методики судебного разбирательства необходимо, с одной стороны, для объединения многих криминалистических рекомендаций в стройную систему. С другой стороны, это будет иметь практическое значение для использования этих рекомендаций государл ственным обвинителем и составом суда» . Кроме того, им предложено использование тактических приемов проведения отдельных судебных действий, а также обосновывается необходимость внедрения в криминалистику нового раздела под названием «Криминалистическое обеспечение судебного разбирательства». Однако основной акцент в работах А.Ю. Корчагина, в том числе и в его докторской диссертации, выполненной под научным консуль

1 См.: Воробьев Г.А. Соотношение предварительного и судебного следствия: автореферат дис. .канд. юрид. наук. - М., 1967. - 22 с. Он же, Планирование судебного следствия. — М., 1978. - С. 28; Корчагин А.Ю. Криминалистические проблемы организации судебного разбирательства по уголовным делам: дис. .канд. юрид. наук: 12.00.09. — Краснодар: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). — С. 190. Он же, Судебное разбирательство уголовных дел: понятие, организация, тактика: монография. — М., 2006. — С. 128. Он же, Основы тактики и методики судебного разбирательства уголовных дел: монография. — Краснодар, 2007. — С. 96.

2 Корчагин А.Ю. Криминалистические проблемы судебного разбирательства уголовных дел // Вестник криминалистики. - 2007. — Вып. 1(21). - С. 27. тированием В.Д. Зеленского, сделан на исследование- криминалистических вопросов организационно-тактического и методического обеспечения судебного разбирательства1.

Для построения« криминалистических систем требуется специальный инструментарий, «в, качестве которого выступают криминалистические методики»2. Вопросы, связанные с определением понятия, классификаций, принципов построения, содержанием структурных элементов криминалистических методик нашли свое разрешение'в многочисленных исследованиях.

Об интересе криминалистов к проблемным вопросам методик свидетельству* ет большое количество монографических работ . Построение данных методик происходит на всех уровнях общности. Создание частных криминалистических методик базируется на положениях общей методики расследования и судебно-следственной практики по конкретной группе* уголовных дел. Их выделение обусловлено, прежде всего, непосредственным объектом и (или) предметом преступного посягательства. Интерес в этой'связи представляет определение, данное В.Е. Корноуховым, который под частной методикой понимает «порождаемую противоречивым отношением исходных ситуаций расследования с предметом доказывания, специфика которого обусловлена предметом преступного посягательства, систему тактических задач и операций, которые по сравнению с видовой методикой имеют специфическое содержание»4. Следует отметить, что специфика предмета преступного

1 Корчагин А.Ю. Организацинно-тактические и методические основы криминалистического обеспечения судебного разбирательства уголовных дел: автореф. дис. . доктора юрид. наук. — М., 2007.-С. 44.

2 Крестовников O.A. Система методологии криминалистики // Государство и право. - 2007. - № 9. -С. 53.

3 См.: Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. - Минск: Высш. школа, 1983. - 215 е.; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. — 333 е.; Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования: (некоторые теоретические положения). - М.: Изд-во МГУ, 1985. — 97 е.; Гармаев Ю.П., Лубин А.Ф. Проблемы создания криминалистических • методик расследования преступлений: теория и практика. — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2006. - 301 е.; Шмонин A.B. Методика расследования преступлений. — М.: Юстицинформ, 2006. — 462 е.; Корноухов В.Е. Методика расследования преступлений: теоретические основы. — М.: Норма, 2010. — 223 е., и др.

4 Корноухов В.Е. Методика расследования преступлений: теоретические основы. — М.: Норма, 2010.-С. 149. посягательства является не единственным основанием, определяющим появление частных методик, но об этом речь пойдет позднее.

Несмотря на то, что в настоящее время активно разрабатываются полноструктурные методики предварительного расследования- и судебного разбирательства по отдельным группам (видам) уголовных дел1, все они посвящены разрешению проблем, возникающих при рассмотрении уголовных дел посредством обычной формы судебного производства2. Тогда как нередко подсудимые по делам об особо тяжких преступлениях против жизни - убийствах, отдают предпочтение суду с участием присяжных заседателей. Так, с 1994 по 2008 г. включительно, в Алтайский краевой суд поступило 380 дел в отношении 885 лиц с ходатайством о рассмотрении дела судом присяжных, из, них отказались от рассмотрения дела с участием присяжных 278 лиц по 115 делам . Данные изучения и обобщения практики суда присяжных позволили придти к выводу, что в ходе рассмотрения^ таких дел сторонами и председательствующим допускаются ошибки, возникновение которых обусловлено недостаточным знанием приемов и методов .ведения судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Эти ошибки являются не только результатом несоблюдения процессуальных особенностей производства в суде присяжных, но и отсутствия методических реко

1 Диссертантом поддерживается точка зрения В.К. Гавло, предложившего разрабатывать полноструктурные методики предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам, в содержании которых следует выделять три блока подсистем: подсистема типовых знаний о механизме (технологии), источниках и следах преступной деятельности (криминалистическая характеристика преступлений); методика предварительного расследования; методика судебного разбирательства. См. раб. Гавло, В.К. Теоретические проблемы и практика применения криминалистической методики отдельных видов преступлений / В. К. Гавло. — Томск, 1985. - С. 130-212. Гавло, В.К., Ким Д.В., Клочко В.Е. Судебно-следственные ситуации: психолого-криминалистические аспекты. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. - С. 195.

2 См.: Корчагин A.A. Расследование убийств, связанных с исчезновением лиц женского пола: автореферат дис. .канд. юрид. наук. - Барнаул, 2003. — 25 е.; Неймарк М.А. Проблемы теории и практики расследования хощений денежных средств в сфере банковского кредитования: автореферат дис. .канд. юрид. наук. - Барнаул, 2006. — 28 е.; Бойко Ю.Л. Особенности методики расследования корыстно-насильственных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел: автореферат дис. канд. юрид. наук. - Барнаул, 2007. - 26 с.

3 Из доклада председателя Алтайского краевого суда В.П. Ширнина «Становление суда присяжных в Алтайском крае», посвященного 15-летию суда присяжных на Алтае / В.П. Ширнин. // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: материалы ежегодной Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 15-летию деятельности суда присяжных на Алтае (3-4апр.2009 г.). - Выпуск 9. - Барнаул:Изд-во АлтГУ. - 2009. - С.б. мендаций, затрагивающих криминалистические аспекты участия председательствующего и сторон в судебном-разбирательстве с коллегией присяжных заседателей по делам об* убийствах. Но не только приведенные обстоятельства, порой, влекут вынесение противоречивых вердиктов, например, когда при наличии обоснованной5 обвинительной доказательственной^ базы-присяжные заседатели оправдывают подсудимого. Либо, наоборот, при дефиците обвинительных доказательств присяжные выносят обвинительный, вердикт. Немаловажную роль играют и ошибки следственные, которые, эволюционируя, трансформируются в судебные ошибки1. В результате происходит утрата ценных доказательств по делу, выявляются пробелы, связанные с невозможностью установить отдельные обстоятельства преступления. Своевременное, устранение такого рода ошибок в процессе производства по делам об убийствах в суде присяжных, отличающегося^ особой сложностью по целому ряду причин, невозможно без творческого использования в судебном разбирательстве достижений криминалистической науки. Криминалистическое обеспечение судебного разбирательства в складывающихся судебных ситуациях по-делам данной категории является ее приоритетной задачей в борьбе с преступностью криминалистическими методами. Нельзя согласиться с мнением некоторых авторов о том, что «сам факт, что дело может попасть на рассмотрение судей с улицы, заставляет правоохранительные органы работать лучше, тщательно соблюдая нормы закона выходе предварительного следствия»2. Как нам представляется, данное утверждение не соответствует действительности. В большинстве случаев, ходатайство о выборе суда присяжных в качестве формы судебного производства обвиняе

1 См.: Цветков С.И. Тактические ошибки следователя, их выявление и использование защитником на предварительном следствии и в суде // Тактика, методика и стратегия профессиональной защиты. - Екатеринбург, 2002. - С.119; Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. - С. 321; Пучкова М.Е. Исправление судом следственных ошибок на стадии предварительного расследования и при производстве в суде первой инстанции: автореферат дис. . канд. юрид. наук. — Томск, 2004. — С 25; Комарова Е.И. Влияние ошибок досудебного производства и характеристики судебной ситуации на тактику поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции: автореферат дис. . канд. юрид. наук. - Воронеж, 2009.-С. 23.

2 Попова А.Д. Суд присяжных как атрибут демократического государства: история и современность // Российская юстиция. - 2010. - №5. — С. 58. мые заявляют уже после того, как собраны все доказательства по делу. В соответствии с положениями ст. 217 УПК РФ;„ регулирующей- порядок ознакомления обвиняемого и его- защитника с материалами уголовного дела, непосредственно на данном этапе следователь разъясняет: обвиняемому: его право» ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием; присяжных заседателей (п., 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ). Все; вышеизложенное позволяет сделать, вывод о необходимости разработки криминалистической методики судебного4 разбирательства с участием; присяжных заседателей: по уголовным; делам об убийствах.: Исходя? из уголовно-процессуальных: особенностей судебного разбирательства; с участием; присяжных заседателей? по уголовным делам; об* убийствах, необходимо* выделить, ряд важных положений, которые должны- быть учтены в: процессе построения; криминалистиче-• ской методики;

Уголовно-процессуальный аспеют Базис методики судебного разбирательства; по уголовным делам, об убийствах, рассмотренным с участием присяжных заседателей, составляют, нормы уголовно-процессуального законодательства, закрепляющиешравила подсудности; уголовных дел (ст. 31 УПК РФ), а. также положения гл. 42 УПК РФ, регулирующие; производство по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей1. Процессуальный-;критерий включает в себяйзнания не только о законодательно закрепленных специфических особенностях процедуры рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, но и о составляющих элементах принципа состязательности, рассматриваемого через призму данных особенностей.

Анализ проблем реализации принципа состязательности в суде присяжных необходим еще и потому,, что позволяет понять природу конфликтной судебной ситуации, складывающейся: при рассмотрении уголовных дел об убийствах с участием присяжных заседателей. Следует согласиться смнени

1 См. раб. Якимович Ю.К., Ленский A.B., Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса / под общ. ред. М.К. Свиридова. — М.", 2001. — 312 с. Якимович Ю.К. Особенности уголовного судопроизводства по отдельным категориям дел. — Томск, 2005. - 61 с. ем Н.П. Кирилловой, занимающейся исследованием причин^ уголовно-процессуального конфликта в суде, которая полагает, что'«внедрение состязательности в уголовное судопроизводство влечет за собой' признание конфликтного характера уголовного судопроизводства,, несовместимости целей, преследуемых его участниками»1. Несомненно, состязательность, как один« из; принципов уголовного судопроизводства, наиболее, полно проявляется на судебной, стадии уголовного процесса: Однако в последнее1 время' среди ученых все чаще бытует мнение, что состязательность присуща лишь.стадии судебного'- разбирательства. Так, говоря^ о состязательности, A.A. Давлетов выделяет два существенных момента: «Во-первых, состязательность никак не может распространяться на досудебное производство. Во-вторых, состязательность - это всего лишь оптимальная5 форма- уголовного процесса; но не его содержание»2. Как-представляется, первая часть, данного высказывания, в отличие от второй, выглядит несколько спорной; Нельзя согласиться и с высказываемой в работах отдельных авторов точкой зрения, что состязательность вообще «принципом уголовного процесса не является, так как не распространяется на досудебную^ стадию, по своему содержанию- состязательность шире, чем общие условия судебного разбирательства, поэтому для ее обозначения необходимо предусмотреть специальный уголовно-процессуальный термин «судопроизводственное начало»3. В. этой связи можно представить два важных довода. Во-первых, провозглашение состязательности в качестве условия, в которых должно протекать не только судебное разбирательство, но и предварительное расследование по делу необходимо для закрепления того идеала, к которому следует стремиться, а значит,

1 Кириллова Н.П. Уголовно-процессуальный конфликт и реализация уголовно-процессуальных функций в суде // Известия вузов. - 2007. - №5. - С. 100. Она же, Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел. — СПб, 2007.-С. 408.

2 Давлетов A.A. Состязательность в уголовном процессе / из доклада, представленного на научно-практической конференции «Судебная власть и правосудие в сфере уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы». Екатеринбург, 30-31 марта 2011 г.

3 Рыбинская Е.Т. Состязательность российского уголовного судопроизводства при рассмотрении дел в судах первой инстанции: автореферат дис. . канд. юрид. наук: 12. 00.08. - Иркутск, 2008. —

С. 7. совершенствовать законодательство. В противном- случае уголовный,процесс: приобретет черты розыскного; Во-вторых, термины «общие условия»? «начала» по- своей« сути« подразумевают идеи, которые пронизывают все стадии» уголовного' процесса; а замена*, терминологии, в данном случае ничего не меняет. " ■

Как правило;.состязательность-сводят юдвум-основным|факторам::

- равенство процессуальных прав и возможностей; сторон в процессе собирания, проверки: и оценки доказательств;

- роль председательствующего: судьшв ходе этошдеятельности.

При этом в понятие' состязательности в; обычном судебном разбирательстве следует вкладывать иной смысл, нежели в суде с участием присяжных заседателей. В первом случае деятельность сторон направлена на формирование судейского убеждения, которое складывается на основе изучения материалов дела; а также непосредственного; исследования: доказательств. В; суде присяжных си туация коренным образом меняется. Появляется коллегия присяжных заседателей; состоящая- из людей разных возрастов, социальных слоев, убежденийивзглядов^ которыене связаныщеформациейторидическо-го сознания, а наделены обостренным чувством того, что есть справедливо; а что нет.

Некоторые авторы, рассуждая по поводу состязательности в современном уголовном процессе, сводят проблему к- отсутствию возможности получить такие виды доказательств, как. показания* потерпевшего, свидетеля. В рамках данного вопроса^ даже: предлагается внести изменениям действующиш уголовно-процессуальный закон, предусматривающие оставить право допроса свидетелей и потерпевших только за судом, а следователям и адвокатам -разрешить опрашивать свидетелей: и потерпевших с оформлением, протоколов опросов, которые могут служить лишь основаниями, вызова; указанных лиц в суд в качестве свидетелей и потерпевших,. не подлежат оглашению в суде и использованию в качестве самостоятельных доказательств1. Полагаем, указанная точка зрения- противоречит самому понятию» состязательности, которая предполагает четкое- разделение функций стороны обвинения и защиты, и наделяет председательствующего несвойственными ему полномочиями, расследовать, и изобличать. Представляется; ученые смешивают два понятия, «равноправие сторон» и «процессуальное равноправие участников ■ процесса». Говорить- о равноправии участников не приходится, однако состязательность вытекает именно из равноправия, сторон. При рассмотрении дел с участием присяжных заседателей подобное проявляется-в предоставлении равных прав на заявление ходатайств о признании доказательств недопустимыми и о приобщении к делу новых доказательств, в распределении бремени доказывания, в участии в формировании^ коллегии присяжных заседателей, в исследовании судебных доказательств, в< выступлениях в судебных прениях, в постановке вопросов перед присяжными заседателями. А вот каким образом реализовать указанные правомочия, зависит уже от самих участников судебного разбирательства, их профессионального уровня, подготовки и осознания своей роли. Но, к сожалению, практика показывает, что стороны далеко не всегда- находятся в равных условиях, что проявляется' уже на уровне организации процесса судопроизводства. Так, во многих зданиях судов среднего звена, в том числе в Алтайском краевом суде, выделены помещения, в которых расположены отделы* государственных обвинителей. Подобная ситуация позволяет председательствующим в судебных заседаниях судьям и прокурорам, встречаясь в- коридоре несколько раз в день, обсудить интересующие их вопросы в неформальной обстановке.

Состязательность в суде - явление многоаспектное, исследование-которого не ограничивается дискуссией об объеме и пределах профессиональных функций участников судебного разбирательства. Помимо прочего, понятие состязательности нельзя рассматривать в отрыве от такого процесса, как

1 Копытов И.А. Приобщение к делу доказательств, собранных защитником // Уголовный процесс. -2007.- №12.-С. 56. возможность установления истины; в ходе разрешения уголовного дела в суде присяжных. ' .

Криминалистический таюпико-методическит аспект. Методика судебного разбирательства, с участием присяжных заседателей по делам об убийствах относится; к разряду усеченных частных' криминалистических методик. Под: усеченной? следует понимать методику, содержащую; знания, применяемые либо в досудебном, либо в судебном производстве1. Она структурно и логически взаимосвязана с методикой^ расследования; убийств, которая; «конкретизирует обстоятельства^ подлежащие установлению по уголовному делу, и разрабатывает типичные для данного вида преступлений вопросы, выяснение которых, является важным для установления истины по о • делу» . Выделение- данной? методики; обусловлено« складывающейся- на момент окончания? предварительного расследования* следственной»ситуацией - заявление обвиняемым; ходатайства^ о- рассмотрении его дела судом присяжных (ст. 325 УПК РФ). В свою очередь, методика судебного разбирательства- по уголовным делам об убийствах, с участием присяжных: заседателей направлена на использование: своих рекомендаций в деятельности; по доказыванию или опровержению типичных обстоятельств по делу, а также устранению пробелов и упущений. В основе ее выделения;лежит материальный уголовно-правовой критерий - часть видового объекта преступлений, закрепленного в главе 16 Уголовного кодекса РФ (жизнь:человека). В'.содержание данной главы входят составы, предусматривающие, уголовную ответственность за преступления против-жизни, из которых наиболее опасными являются убийства. Проведенные нами исследования: показали, что убийства; являющиеся предметом рассмотрения в суде присяжных, в большинстве случаев (85,5%) относятся-к разряду неочевидных, основанием для расследования которых являются факты обнаружения трупа с признаками насиль

1 Гавло В.К., Корчагин А.А. Расследование фактов безвестного исчезновения женщин при подозрении на их убийство: монография. - Барнаул: Изд-во Алт. Гос. ун-та, 2006. - С. 10.

2 Криминалистика: учебник / под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. — М.: Изд-во Закон и право. -2008.-С. 565. ственной смерти (72% от общего количества уголовных дел об убийствах) либо уголовное дело возбуждается в связи с исчезновением лица при подозрении на его убийство (24,3% от общего количества дел об* убийствах). Во всех случаях доказывание по данным составам преступлений-характеризуется. следующими альтернативными- ситуациями - дефицитом доказательственного ресурса, избыточностью имеющихся в уголовном. деле доказательств или их уязвимым содержанием.

Традиционно, важными критериями выделения частных методик расследования убийств выступали различные основания, положенные в основу криминалистической классификации. К таковым следует отнести уголовно-правовое деление Особенной части УК РФ, а также отдельные элементы криминалистической характеристики* преступлений: способ и обстановка совершения преступления, типологические-и иные особенности* лица, совершившего преступление, отдельные свойства потерпевших, а также некоторые особенности следственных ситуаций и т.д. В данном случае указанные элементы не могут являться единственными основаниями для разработки методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по делам об убийствах. Но в дальнейшем они, естественно, должны учитываться при развитии положений об отдельных элементах данной методики - учении о предмете судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассмотренным с участием присяжных заседателей; учении о судебных ситуациях, складывающихся при рассмотрении данных дел судом присяжных и других. В этой связи следует присоединиться к точке зрения В.К. Гавло, который приводит следующую систему оснований для классификации преступлений в методике расследования: «уголовно-правовое основание (общность родового объекта посягательства, вид, общественная опасность и др.), уголовно-процессуальное основание (особенности предмета доказывания и уголовно-процессуального производства по отдельным видам преступлений), криминологическое основание (криминологическая характеристика преступлений), криминалистическое основание (криминалистическая характеристика преступлений и следственные ситуации)1.

Для построения методики немаловажное значение приобретает анализ, систем деятельности, осуществляемой« в. связи-с рассмотрением в суде присяжных уголовных дел об убийствах, субъектами, которой являются председательствующий, присяжные заседатели, стороны обвинения и защиты2. Представляется, такая деятельность — логическое продолжение деятельности по расследованию преступлений, направленной' на установление истины по уголовному делу. Данная деятельность неизбежно порождает конфликт, так как задачи перед субъектами, ее осуществляющими, поставлены разные. При этом по-разному определяется и статус самих участников, условия и характер обстановки, в которой она реализуется. Проведенный нами анализ судебной практики показал, что основное убеждающее воздействие на, присяжных производит способность участников судебного разбирательства - обвинения и защиты, профессионально вести судебное следствие, так как именно на данном этапе происходит полная реализация принципов состязательности, непосредственности и устности в суде присяжных. Как показывают результаты проведенного научными сотрудниками НИИ при Генеральной прокуратуре РФ анкетирования присяжных заседателей (после вынесения ими обвинительного вердикта подсудимым, обвинявшимся в убийстве), у большинства присяжных заседателей (60%) внутреннее убеждение о виновности подсудио мого сформировалось еще в ходе судебного следствия .

В последние годы в свете бурных дискуссий о предмете криминалистики ведутся оживленные споры о возможности разработки в рамках ее предмета криминалистических рекомендаций для защитников.

1 Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. - С. 153-154.

2 Говоря о последнем субъекте, диссертант относит осуществляемую им деятельность к полезной и требующей непосредственного изучения в рамках данной методики.

3 Трунов И.Л., Мельник В.В. Искусство речи в суде присяжных: учеб.- практ. пособие. - М.: Высшее образование. — 2009. - С. 298.

Первая группа ученых придерживается позиции, отрицающей необходимость развивать положения о криминалистике для защиты!. Рассуждения этих авторов начинаются- с доводов о том, что состязательность, особенно в свете нового' УПК РФ, несомненно, предполагает равенство- функций обвинения и защиты. Далее следует мнение, что хотя», их функции равны, но преследуют они совершенно разные цели. Что касается обвинения, то здесь все предельно ясно, если же говорить о стороне защиты, то ее назначение никак не согласуется с задачами, решаемыми наукой криминалистикой. На основе чего делается' вывод, что выделение тактики защиты по уголовным делам не обосновано, а если она и должна разрабатываться, то в^ рамках специальной дисциплины (адвокатуры, теории относимости, допустимости доказательств и т.п.).

Вторая группа ученых выдвинула концепцию так называемой «состязательной криминалистики», «криминалистики обвинения и криминалистики защиты», вызвавшей бурные дискуссии в научных кругах . Однако авторы, провозгласившие тезис о необходимости рассматривать в качестве субъектов криминалистики государственного обвинителя и защитника, исключают суд из числа субъектов, судебного исследования преступлений криминалистическими средствами, с чем, на наш взгляд, нельзя согласиться.

В свете вышесказанного следует отметить следующее. С момента своего возникновения криминалистика, как наука, включает в свой предмет познания две системы деятельности - преступную деятельность и деятельность по расследованию преступлений. Первый вид несет в себе типичную

1 См.: Эксархопуло A.A. Предмет и система криминалистики. - СПб., 2004. - С. 112; Комиссаров В.И Предмет криминалистики // Законность. - 2004. - №3. - С. 6-9; Яблоков Н.П. Есть ли необходимость в перестройке системы криминалистики в свете положений действующего уголовно-процессуального закона // Вестник моек, ун-та. Сер. 11. Право. - 2005. - №5. - С. 3-13; Полстовалов О.В. Системно-структурный анализ в теории криминалистической тактики // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. - 2005. - №2. — С. 85-93.

2 См.: Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: автореф. дис. . канд. юрид наук. — Воронеж, 1998; Зорин Г.А., Зорин Р.Г. Концепция криминалистики защиты // Профессиональная деятельность адвоката как объекта криминалистического исследования. - Екатеринбург, 2002. — С. 58; Баев О.Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него: Следственная тактика. Науч.-практ. пособие. — М., 2003. — С. 90; Конин В.В. Тактика профессиональной защиты подсудимого в суде первой инстанции: автореферат дис. канд юрид. наук. - Калининград, 2003. — С. 20. информацию о закономерностях подготовки, совершения и сокрытия преступления; данные о механизме преступной деятельности, о личности преступника, о способах противодействия расследованию и т.д. На этой' основе разрабатываются частные криминалистические методики- расследования преступлений отдельного вида (группы). Однако перенос предмета познания криминалистики в сферу судебного разбирательства привел к некоторым, противоречиям. Исследование наиболее типичных способов^ поведения защиты в рамках судебного разбирательства по отдельным категориям уголовных дел должно преследовать цель не создания второй криминалистики, а совершенствования методических рекомендаций для» государственных обвинителей и судей в целях эффективного разрешения, в суде уголовных дел, в, том числе с участием присяжных заседателей. Например, знание следователем данных о типичных способах сокрытия убийств позволяет ему выстраивать ход расследования в нужном направлении. Аналогично этому данные о< типичных защитительных версиях по-делам об убийствах, тактике их доказывания, о типичных способах противодействиям установлению истины в суде с участием присяжных заседателей позволят совершенствовать систему тактических приемов поддержания ^ государственного обвинения по делам об убийствах в суде присяжных. Таким образом, верной представляется точка зрения, в соответствии с которой тактика судебного разбирательства включает в себя суммарность тактики государственного обвинения, профессиональной защиты и суда1. В этой связи представляется целесообразной разработка криминалистических рекомендаций председательствующим и обвинителям, поддерживающим государственное обвинение по уголовным делам, в том числе в судебном разбирательстве с участием* присяжных заседателей. Тактическая деятельность защитников существует и развивается независимо от предмета криминалистики, но выявляемые в ходе

1 См.: Чеджемов Т.Б. Судебное следствие. - М., 1979. - С. 114; Кириллова Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции: автореферат дис. . доктора юрид. наук: 12.00.09. - СПб., 2008. - С. 51. осуществления такой деятельности закономерности должны изучаться криминалистикой в единстве с тактической деятельностью' председательствующего и государственных обвинителей, что позволит выработать для последних субъектов наиболее оптимальные приемы по ведению^ судебного следствия по уголовным делам. Что касается роли суда (судьи) в процессе рассмотрения уголовных дел, представляется, что положения процессуального закона не делают его пассивным и бесправным в установлении истины. Напротив, в суде присяжных роль председательствующего возрастает вдвойне. Уголовно-процессуальный закон предоставляет ему в этом отношении значимые полномочия. Они начинают реализовываться при выявлении осознанности ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела судом присяжных и формировании коллегии присяжных заседателей, а заканчиваются вынесением приговора на основании вердикта присяжных. Руководство процессом (или состязанием сторон)1 — важнейшая-функция председательствующего в суде присяжных. Она проявляется и в судебных прениях при определении границ доказывания, в противном случае до сведения присяжных может быть доведена информация искаженная, способная вызвать предубеждение присяжных.

Организационно-деятелъностнмй аспект. В памятке присяжного заседателя, размещенной на сайте Краснодарского краевого суда, закреплено следующее обращение к лицам, привлеченным к разбирательству дела в качестве присяжных: «Вы являетесь важной частью нашей системы правосудия и должны гордиться тем, что вы исполняете обязанности присяжного заседателя»2. Однако действительно ли действующее законодательство создает все необходимые условия для полноценной реализации данных предписаний? С одной стороны, присяжные наделяются достаточно высоким

1 Как справедливо полагает Н.С. Соколовская, правильно использовать терминологию «руководство состязанием сторон». См.: Соколовская Н.С. Роль суда в состязании сторон по уголовно-процессуальному законодательству: монография. — Томск: Томск, гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники, 2006. - С. 126.

2 Памятка присяжного заседателя // Официальный сайт Краснодарского краевого суда. URL http III www. kubansud. ru. социальным статусом - определять виновность либо невиновность подсудимого в совершении преступления. Во всех исследованных диссертантом 1 протоколах судебного следствия делам об'убийствах (100%) зафиксировано; что председательствующий в своем вступительном слове перед присяжными подчеркивал почетность их роли — выступать в качестве «судей факта». Но, с другой стороны, сам^законодатель при этом, закрепляя в п.ЗО ч. 5 УПК РФ'понятие присяжного-заседателя, использует выражение «лицо, привлеченное в установленном настоящим Кодексе порядке для-участия в судебном разбирательстве и вынесения вердикта»1. Получается, что по закону присяжные не являются судьями в прямом смысле этого слова, во-первых. Во-вторых, анализ уголовно-процессуальных норм позволяет сделать вывод, что основная роль по организации судебного разбирательства принадлежит председательствующему судье. Сами присяжные на процедуру рассмотрения дела в суде оказать влияния не могут. Поэтому немаловажным фактором, влияющим на формирование внутреннего убеждения у присяжных, является деятельность судьи по руководству судебным разбирательством. Представляется, компетенция председательствующего в ходе рассмотрения уголовного дела выходит далеко за рамки разрешения вопросов права. Только на нем лежат полномочия по расширению сферы у познания присяжных или по ее сужению, то есть данная проблема находится в плоскости судейского усмотрения. Так, при рассмотрении судом с участием присяжных уголовных дел об убийствах лишь в 2,9% случаях (4 уголовных дела) из изученных нами 140 уголовных дел, сторона защиты ходатайствовала о необходимости выезда участников судебного разбирательства, в том числе присяжных заседателей, на место происшествия для того, чтобы помочь им в последующем разрешить вопросы, связанные с установлением некоторые фактических обстоятельств по делу. Во всех случаях председательствующий в судебном заседании отказал в удовлетворении таких ходатайств, а присяжным заседателям в

1 На данное противоречие также обращает внимание Ю.В. Шидловская. См. раб. Участие присяжных заседателей в исследовании доказательств в уголовном процессе России: автореферат дис. . канд. юрид. наук. — Томск, 2007. — С. 25. зале суда были продемонстрированы, видеозапись осмотра, места происшествия и вещественные доказательства.

Полагаем, четкого разграничения вопросов;« «факта» и. «права» в суде присяжных нет, так как все" фактические и правовые вопросы, пересекаются! между собой. В> компетенцию присяжных: входит лишь, разрешение: трех основных вопросов: доказано ли, что* деяние- имело место; доказано ли, что это- деяние совершил подсудимый;: виновен ли подсудимый; в совершении: этого- деяния. Компетенция же председательствующего; включает в себя не только: разрешение: правовых вопросов; но и осуществление, надлежащей организации: процедуры по рассмотрению уголовного дела в суде: В ходе реализации этой деятельности председательствующий' не только* исследует все представленные: сторонами, доказательства, в том числе и относящиеся*к фактической- стороне дела, а также познает такие, допустимость, которых ставится под сомнение: Наконец, вердикт присяжных — не итоговое решение по делу. Рассмотрение уголовного дела оканчивается постановлением; на основании вердикта присяжных заседателей приговора;, суда. При этом обвинительный вердикт коллегии, присяжных заседателей: не препятствует постановлению оправдательного приговора, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления (ч. 4 ст. 348 УПК РФ); Таким образом, данное положение закона^ является? активным проявлением права на судейское усмотрение, которым законодатель наделяет председательствующего. Однако помимо непосредственного вмешательства в процедуру судебного производства с участием присяжных заседателей, существует еще и так называемое вмешательство опосредованное, которое на практике не всегда «полезно»; Как видится, данный вопрос: лежит в плоскости проблематики, касающейся злоупотребления правом со стороны судьи, и последствий такого злоупотребления. По мнению H.A. Развейкиной, «вердикт присяжных в значительной степени отражает поведение председательствующего. Вместе с тем, несправедливые вердикты присяжных в большинстве случаев являются результатом такого судейского воздействия, которое превышает пределы допустимого, иными словами, является результатом неправомерного воздействия»1.

Психолого-криминалистический аспект. Необходимо» отметить, что коллегия присяжных заседателей, состоящая, из 12 человек, субъект специфический. Не обремененность юридическими познаниями; отсутствие предвзятости и обвинительного- уклона; позволяет им оценивать судебную ситуацию на основе житейской мудрости и здравого смысла, руководствуясь совестью и критериями нравственности. По своей сути, присяжные — обыкновенные, заурядные люди. Материалы судебной практики по- делам об убийствах, рассмотренным с участием присяжных заседателей, показали, что в 70,6% случаях это лица, имеющие среднее общее (полное) или среднее профессиональное образование, в 80% случаев граждане среднего возраста (35-55 лет) и старше. Отметим, что обязанности присяжных заседателей в отдельных случаях исполняют лица, являющиеся пенсионерами или безработными. Нельзя сказать, что * данная ситуация является распространенной, однако она имела место по каждому 4 уголовному делу. Представленная картина позволяет сделать вывод, что образовательный уровень современных народных судей является посредственным, однако при характеристике суда присяжных данному обстоятельству нельзя отводить главенствующую роль. В определенной мере этот факт позволяет избежать недостатков, присущих обычной форме производства по уголовному делу, а именно, уйти от профессиональных ярлыков при оценке доказательств и с уважением относиться к отведенной им роли. При этом нельзя согласиться с высказанным в литературе предложением, дополнить ст. 3 ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» посредством внесения в список цензов для кандидатов в присяжные заседатели нового пункта о наличии среднего (полного) общего образования. Более высокий уровень образования, по мнению автора, приведет «к сокращению количест

1 Развейкина H.A. Злоупотребление правом как способ неправомерного воздействия председательствующего на присяжных заседателей и средства защиты от него: автореферат дис. .канд. юрид. наук. - Самара, 2007. - С. 7. ва являющихся в судебное заседание для формирования коллегии представителей' народа, а; следовательно, снизит возможности сторон- при- заявлении отводов»1. Подобное высказывание, во-первых, ограничивает права-граждан в данной сфере и противоречит принципу равенства, а, во-вторых, нельзя, низводить суд присяжных к «суду толпы» в буквальном« смысле, так* как только? в. грамотном обществе с высоким уровнем- правосознания - может функционировать справедливый, суд присяжных. К тому же, как показал анализ списков< сформированных коллегий присяжных заседателей полделам об убийствах, если в коллегии, был хотя бы один присяжный, с высшим образованием, он в 100% случаев-избирался старшиной. Можно предположить, что в дальнейшем это явилось положительным фактором работы всей коллегии в целом.

Несмотря на то, что законодатель сделал попытку максимально закрепить процедуру рассмотрения дел в суде присяжных, все же отдельные аспекты такой деятельности' урегулировать не представляется- возможным. Прежде всего, это касается факторов (социально-психологического характера), влияющих на принятие решения присяжными заседателями. В силу того, что положения* уголовно-процессуального закона не обязывают присяжных обосновывать мотивы принятого ими решения, проследить процесс формирования у них внутреннего убеждения достаточно затруднительно.

Теоретически структура криминалистической методики, судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах может быть представлена следующим образом: 1) криминалистическая характеристика убийств; 2) типовая криминалистическая характеристика судебного следствия с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах; 3) предмет судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей; 4) механизм судебного доказывания по уголовным делам* об убийствах, рассматри

1 Тисен О.Н. К вопросу о способности присяжных заседателей решать фактические обстоятельства уголовного дела // Российская юстиция. — 2010. - № 5. — С. 60. ваемым с участием, присяжных заседателей; 5) исследование: и оценка субъектами доказывания; с участием; присяжных заседателей; элементов- составляющих, криминалистическую, характеристику личности, подсудимого? по уголовным делам;об убийствах; 6) система тактических приемов-по разрешению судебных, ситуаций, складывающихся; в ходе рассмотрения с участием присяжных заседателе!! уголовных дел об убийствах;

По мнению диссертанта, выделение именно данных компонентов методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по делам об убийствах позволит наиболее полно отразить специфику заложенных в такой методике рекомендаций:.Примечательно, что характер представленных в рамках криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей? положений-являет собой результат компромиссам между формализмом процедуры рассмотрения уголовных дел судом с. участием присяжных заседателей; и субъективными факторами, определяемыми психологией судебного разбирательства, и самих его участников; Первое позволяет обозначить круг элементов, образующих предмет судебного следствиях участием присяжных заседателей по делам, об убийствах. Факторы субъективного порядка пронизывают все тактические действия: участников доказывания по делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей. Не последнюю роль в адаптации методических рекомендаций к нуждам производства в суде присяжных играет учет морально-нравственного аспекта, основой для формирования которого выступают базовые ценности современного общества, помноженные на субъективное понимание справедливости представителями различных социальных групп.

Ядро криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по делам об убийствах составляет деятельность по доказыванию, которая, будучи структурно' сложноорганизованной, была выделена в отдельный компонент данной методики: и получила название «механизм судебного доказывания».

В силу того, что судебное следствие с участием присяжных заседателей характеризуется^ набором: разнообразного сочетания-! ' информационных, организационных, психологических и иных элементов, деятельность, его участников! протекает в различных судебных ситуациях. - Судебное рассмотрение'и разрешение уголовных дел - процесс динамический; поэтому, одной из задач- создания? методики; судебного- разбирательства, с участием; присяжных заседателей: является' важность, изучения в? ее рамках, многообразия складывающихся в суде; присяжных судебных, ситуаций и выработки конструктивных путей их разрешения сторонами и председательствующим. В? этой связи представляется^ необходимым посвятить третью главу настоящего исследования- рассмотрению: теоретических и прикладных вопросов;, связанных с судебными ситуациями;, складывающимися в ходе: рассмотрения: с участием присяжных заседателей уголовных дел об убийствах.

Таким образом; построенная по представленной- схеме оптимальная? модель криминалистической ме тодики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по делам об убийствах позволит выявить, ряд проблем, присущих рассмотрению в суде присяжных дел об убийствах, и предложить оптимальные пути их решения; учитывающие последние достижения уголовно-процессуальной И:криминалистической^наук.

1.2"Типоваягкриминалистическая*характеристика судебного следствия но уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием , присяжных заседателей

Криминалистическая характеристика судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым: с участием присяжных заседателей, представляет собой систематизированную информацию о криминалистических приемах доказательственной деятельности участников судебного следствия; генетически; обусловленных особенностями данной категории преступлений:

Криминалистическая' характеристика судебного следствия выступает таким компонентом настоящей методики, анализ которого позволяет наиболее полно проследить взаимосвязь криминалистической* характеристики убийств, и криминалистической характеристики расследования убийств. Познание криминалистической характеристики« судебного следствия по делам об'-убийствах, как определенной' совокупности знаний, является' оправданным только в случае выявления специфических особенностей, присущих данной группе уголовных дел.

Следует отметить, что с участием присяжных заседателей чаще всего рассматриваются так называемые резонансные убийства (из 140 изученных дел об убийствах к таковым относятся 104, что-составляет 74,3% от общего числа)! Под резонансными в данном случае понимаются« убийства, характеризующиеся рядом признаков: особыми свойствами личностей виновного и потерпевшего, корреляционными связями и зависимостями между ним и убийцей, изощренным, циничным и жестоким способом совершения и* сокрытия таких убийств, повышенным вниманием общественности и средств массовой информации к подобным преступлениям.

Вызвавшее огромный общественный резонанс уголовное дело было возбуждено после обнаружения под мостом через реку Пехорка в Люберецком районе Московской области тела трехлетнего мальчика. Судебно-медицинская экспертиза установила, что ребёнок, брошенный в реку, был жив и умер от асфиксии при утоплении. Им оказался-приемный сын Владимира Гречушкина и его супруги Айрини-Софьи Баской, которые и явились в дальнейшем обвиняемыми по данному уголовному делу. В декабре 2009 года Московский областной суд на основании вердикта присяжных заседателей, которые практически единогласно признали супругов виновными, вынес обвинительный приговор, осудив Гречушкина к пожизненному лишению свободы, а Баскую к 16 годам лишения свободы. В* мае 2010 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала вынесенный приговор-законным и обоснованным1.

Анализ судебно-следственной практики позволяет сделать вывод о том, что 90% уголовных дел об убийствах, рассмотренных с участием присяжных заседателей; можно отнести к- неочевидным преступлениям. Их явное преобладание перед другими видами убийств (например, очевидными, совершенными в драке) порождает ряд сложностей, влияющих на механизм доказывания в суде присяжных. Термин «неочевидное убийство» в литературе раскрывается в работах P.C. Белкина, BIC. Бурдановой, А.Н. Васильева, B.Bi Крылова, В:Ф. Робозерова, Л.Д. Самыгина, С.Г. Любичева, А.Л. Протопопова и др. По мнению В.В. Новика, понятие «неочевидное преступление» имеет несколько смысловых нагрузок. Ученый обоснованно, полагает,, что неочевидным может быть как все преступление в целом, так и отдельные* обстоятельства события. «Здесь нет потерпевшего-в его обычном понимании, либо бывает чрезвычайно сложно определить виновное лицо (организатора, соучастника, пособника), выявить направленность умысла, а иногда и доказать противоправность совершенных деяний»2. Как представляется, для, неочевидных убийств характерно следующее:

- проведение расследования вследствие обнаружения трупа с признаками насильственной смерти либо в связи с исчезновением^ человека при наличии данных, свидетельствующих о его возможном убийстве; заранее обдуманный умысел и четко обозначенная цель, с одной стороны. Совершению таких преступлений предшествует длительный период подготовки, изощренность совершения, особенности сокрытия — они тщательно маскируются, а следы преступной деятельности по возможности уничтожаются. С другой стороны, неочевидное убийство может произойти вследствие внезапной ссоры, конфликта, а также из хулиганских побуждений (так называемые неочевидные ситуационные убийства);

1 По материалам Российской газеты от 13.05.2010г.

2 Новик В. В. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. - СПб.: Юрид. центр Пресс. - 2005. С. 36-38.

- судебно-следственной практике известны случаи, когда неочевидное убийство совершается в присутствии свидетелей. Это имеет место в групповых преступлениях, которые происходят на улицах, в ресторанах' на глазах посетителей, официантов, администрации. Нередко преступникам* удается^ скрыться- с места происшествия, и их дальнейшее местонахождение остается неизвестным, либо их выявление вообще затруднительно.

Событие- преступления, являющееся предметом рассмотрения- в суде, присяжных, следует изучать в уголовно-правовом, криминологическом и криминалистическом аспектах. Уголовно-правовой срез необходим для « закрепления объективных и субъективных признаков! состава убийства, наличие или отсутствие которых требуется установить. Однако сделать это не представляется возможным без познания закономерностей преступной деятельности, нашедших выражение через • криминалистические признаки; совокупность которых представлена типовой криминалистической характеристикой убийств. Понятие и обоснование возникновения термина «криминалистическая характеристика преступления» относятся к числу наиболее дискуссионных вопросов,в криминалистике современного периода, несмотря на глубокую степень разработанности данных проблем1.

Вопрос о составляющих содержание криминалистической характеристики убийств элементах не является, по нашему мнению, достаточно спорным. В этой связи обратимся к высказанной в одной из своих работ точке зрения Т.С. Волчецкой, по мнению которой «для успешного раскрытия и расследования умышленных убийств особое значение приобретают следующие элементы: а) пол и возраст потерпевшего; б) вид и особенности расположения места происшествия; в) время, место и способ убийства; г) сопутст

1 См.: Герасимов И.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений в методике расследования преступлений. - Свердловск, 1978. — С. 5; Гавло В.К. К вопросу о криминалистической характеристике преступлений // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью: сб. статей. — Томск, 1980. — С. 122-123; Он же, Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. — Томск: изд-во Том. ун-та, 1985. - С. 163-166; Белкин P.C. Криминалистическая характеристика преступления - реальность или иллюзия // Криминалистика: Проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М., 2001. - С. 221. и др.

52 ^ вующие убийству иные действия преступника (например, расчленение и сокрытие трупа); д) данные, характеризующие преступника (пол, возраст, черты характера) и его отношения с потерпевшим (родственные, дружеские и иные связи); мотив совершения преступления»1.

Криминалистическая характеристика личности потерпевшего полделам об убийствах имеет первостепенное значение, когда доказывание затруднено наличием ряда таких негативных факторов, как дефицит доказательственной' информации по делу, преобладание косвенных доказательств, неустойчивость доказательственной базы и т.д. Составить типичный портрет потерпевшего по делам об убийствах, рассмотренным с участием присяжных, не представляется возможным в силу многообразия данных преступлений, к тому же такие характеристики потерпевших, как пол, возраст, наличие образования, не могут оказать существенного значения при доказывании в суде. Приоритетную роль в этом случае играют следующие факторы: характер связей и отношений, сложившихся у потерпевшего на момент убийства, длительность или краткосрочность таких связей, образ жизни, привычки и интересы, сфера деятельности и другие. По результатам обобщения данных изучения уголовных дел об убийствах, рассмотренных в суде присяжных, по 98 уголовным делам (86,1%) преступник и жертва были знакомы; по 25 уголовным делам (25,5%) их связи носили характер родственных отношений; по 4 уголовным делам (4,1%) отношения складывались в силу принадлежности к общей сфере деятельности; по 49 делам (50%) об-убийствах связи носили характер продолжительных знакомств; в 12 (12,2%) случаях связи потерпевшего и убийцы носили краткосрочный ситуационный характер. По 22 уголовным делам (18,3%) преступник и потерпевший не были знакомы. Исследования показали, что по 83,3% уголовных дел потерпевшие вели нормальный образ жизни, из них 44,5% от общего числа занимались бизне

1 Волчецкая Т.С. Применение ситуационного подхода в расследовании умышленных убийств // Ситуационный подход в практике и исследовательской криминалистической деятельности.-Калининград: Изд-во Калин, гос.ун-та, 2001. — С. 44-45. сом на профессиональной основе и имели от этого постоянный доход; 23,6% - рабочие, 21% - пенсионеры.

Наблюдается определенная зависимостьiмежду выбором преступником способа, орудия убийства, характера причинения смертельных повреждений и биологическими, социальными и психологическими признаками потерпевшего. Обобщения практики показали, что в тех ситуациях, когда потерпевшими являлись^ женщины, и лица, в силу возраста не способные оказать сопротивление, например, пожилые люди, преступники в 75, 5% случаев прибегали к удушению руками, удавкой, сделанной из бытовых предметов, подушкой. В ходе предварительного и судебного следствия было- установлено, что к способу причинения смерти посредством механической асфиксии виновные прибегали в 21% случаев.

Огнестрельное оружие преступниками применялось (по 50 уголовным делам, что составляет 36% от их общего числа) в отношении потерпевших-мужчин в возрасте от 27-60 лет, что связывается с физическими* свойствами самих потерпевших (ловкость, физическая развитость, возможность оказать активное сопротивление и т.д.) и, исходя из своих поражающих свойств, указывает на намерение виновного причинить смертельные повреждения.

В качестве огнестрельного оружия преступники использовали: револьверы POJI-1, ПМ калибра 9 мм., огнестрельное оружие, изготовленное самодельно из сигнальных пистолетов «СПШ-44», наганы, охотничьи ружья кал. 16 мм., огнестрельное оружие, изготовленное из пневматических винтовок (кал. 5,6 мм) и газовых пистолетов моделей «SUPER РР». Исследования показали, что по 45 убийствам, совершенным с применением огнестрельного оружия, виновные использовали оружие криминальное, то есть находящееся в незаконном обороте. Обобщения судебно-следственной практики по делам об убийствах, совершенных в Алтайском крае, позволили сделать вывод, что преступники после совершения убийства не бросали его на месте преступления, а использовали для совершения иных преступлений, в отличие от иных регионов, где популярностью пользуется так называемое «одноразовое» оружие, которое преступники оставляли на месте совершения убийства. По 5 уголовным делам преступники совершали убийство»из служебного оружия, к которому имели доступ вследствие своих должностных обязанностей.

Колюще-режущие орудия (32% уголовных дел) использовались для совершения убийств, заранее тщательно не- планировавшихся, так называемых ситуационных, а также убийств, сопряженных с разбоем и совершенных по. мотивам национальной ненависти или вражды. Следует отметить, что последние виды убийств, широко распространены в последние годы и совершаются почти во всех регионах нашей страны так называемыми скинхедами - представителями молодежной среды, студенчества, состоящими1 в объединениях, придерживающихся националистических взглядов.

Так, коллегия присяжных заседателей Московского городского, суда вынесла обвинительный вердикт в отношении скинхеда — студента1 Василия Кривца, обвиняемого' в пятнадцати убийствах. В процессе* доказывания в судебном разбирательстве было установлено, что в период с октября 2007 года по октябрь, 2008 года вблизи станций метро Кривец и другие участники группировки совершили пятнадцать нападений на граждан России и иных стран. Они сбивали жертву с ног, кололи ножами в шею, живот, спину, и, нанеся десятки ударов; убегали. При нападениях также использовали молотки и обрезки металлической арматуры. На основании обвинительного вердикта присяжных суд приговорил Василия Кривца к пожизненному лишению свободы1.

Предметы, используемые в качестве оружия и обладающие высокой поражающей силой (ножи, топоры, вилы, сапожные инструменты) также применяли преступники в случаях (10% от общего числа уголовных дел), когда потерпевшие своим виктимным поведением провоцировали преступников на совершение в отношении их преступления, например, являлись зачинщиками ссоры при совместном употреблении спиртных напитков.

1 По данным Российской газеты от 31 августа 2010г.

Результаты изучения материалов судебно-следственной практики по данной категории преступлений показали, что виновные активно прибегали к сокрытию следов убийства: тела погибшего (уничтожали труп путем, сожжения; забрасывали труп землей-, известью; ветками, листьями), а также иных-следов, образовавшихся в результате совершения преступления (замывали следы крови, уничтожали следы пальцев рук и т.д.) в тех случаях,, когда находились с потерпевшим в родственных или, дружеских отношениях, т.е. имели тесные связи. Для ситуационных убийств такое преступноеповедение не является-типичным.

Мотив совершения убийств, как один из'элементов криминалистиче ской характеристики убийств, относится к обстоятельствам, подлежащим обязательному установлению с участием присяжных заседателей, и должен быть отражен в приговоре суда. Основным мотивом убийств, рассмотренных с участием присяжных, является корыстный мотив с целью завладения материальными ценностями потерпевшего (80% или 111 уголовных дел из 140 изученных). Однако на преступление виновных толкали не тяжелое материальное положение или долги, а желание повысить.свой уровень.жизни за чужой счет; в отдельных случаях преступники расходовали полученные деньги на приобретение алкоголя, наркотических средств или азартные игры.

Вопрос о дефиците доказательств остро возникает при разрешении в суде присяжных уголовных дел об убийствах по найму (возникал not 14,3% уголовных дел). В данном случае найм рассматривается нами как частный случай корысти. Однако он выступает таковым, когда речь идет об исполнителях. Организаторы же могут руководствоваться совершенно иными мотивами и целями совершения убийств. Чаще всего жертвами подобных преступлений становятся представители бизнеса разных уровней (руководители компаний, «валютчики», предприниматели). Так, в апреле 2008 года в городе Барнауле в своем офисе был убит директор ООО «Семлайн» Николай Швец. Позже выяснилось, что данное убийство организовал конкурент потерпевшего по бизнесу Тукташ, который путем уговоров и обещаний выплатить денежное вознаграждение1 в размере пятидесяти тысяч рублей, склонил к лишению-жизни Швеца Корнилова и-Нечуева, приискавшими орудия совершения-убийства - металлический штырь.и> обрез* пневматической' винтовки, переделанной для стрельбы патронами калибра 5,6 мм. Несмотря-на попытки, I преступников скрыть следы, совершенного1 убийства; все трое'были задержаны. В' судебном разбирательстве, проводившемся с участием присяжных заседателей, виновность подсудимых была полностью доказана; хотя со стороны подсудимых и их защитников имело место активное противодействие. На основании обвинительного' вердикта присяжных виновные были осуждены.к длительным срокам лишения,свободы1.

В. отдельных случаях потерпевшими от убийств по найму являлись лица, не имеющие отношения к коммерции. По 3 (2,14%) изученным уголовным делам организаторами таких преступлений выступали женщины, желающие избавиться от своих супругов в силу различных причин.

Убийства, сопряженные с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, в суде присяжных рассматриваются редко, (всего 2% от общего количества1 уголовных дел). В'литературе*такие преступления называют условно сексуальными убийствами. Преступное поведение виновных обусловлено основным движущим мотивом — удовлетворением половой потребности. Убийство же совершается по несексуальному мотиву — сокрыть предшествовавшее ему изнасилование или из< мести за оказанное сопротивление. Условно сексуальные убийства совершаются путем удушения либо путем нанесения множественных ранений колюще-режущими орудиями. Доказать' факт совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера довольно затруднительно в ситуациях, когда труп жертвы обнаруживается спустя длительное время-после совершения преступного деяния, так как по объективным причинам утрачиваются многие следы-последствия.

1 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-42/09.

Сложно доказуем и в 37,7% случаев не находит своего подтверждения в суде с: участием- присяжных-: заседателей; хулиганский? мотив;: совершения убийства: Представляется;, что данная? проблема? лежит в плоскости соотношения понятий; хулиганские: побуждения; и личные; неприязненные отношения; которые порой! трудно« разграничить, что важно? учитывать: субъекту доказывания; Обычно таким: убийствам предшествует, непродолжительный« по времени контакт; жертвы, и преступника;, отсутствие очевидцев: произошедшего;

Элементы криминалистической: характеристики: убийств, рассматриваемых в;-суде, присяжных, выступая- информационной? базой, кладутся, в основу формирования, предмета судебного следствия по данной категории преступлений! По своей сути, изучение материалов, уголовного; дела об убийстве есть познание' криминалистической характеристики конкретного преступления., Однако для4 разработки системы; жизнеспособных: рекомендаций, являющихся^ частью методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, все же следует вести речь о типовой криминалисти-ческошхарактеристике убийств;

Думается, что- понимание криминалистической характеристики судебного следствия? проводимого с участием присяжных заседателей по делам об убийствах, как абстрактной модели, позволяет раскрыть, ее содержание через систему уровней. Каждый из: подобных образований (уровней) несет вя себе специфические, черты того алгоритма действий, которому следуют субъекты доказывания. На наш взгляд, в криминалистической характеристике судебного следствия с участием присяжных заседателей; по делам- об убийствах целесообразно выделять следующие уровни.

Уровень первый. Исходный; (проверка версии предварительного расследования, т.е. выводов^ сформулированных в обвинительном заключении).

Уровень второй. Проверочный (проверка защитительных версий, выдвигаемых в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей).

Уровень третий.Сравнительный; (сопоставление и оценка; версий обвинениями защиты):

Уровень четвертый. Заключительный (формирование окончательных-обвинительной-и^защитительной* версий по уголовным делам об убийствах).

О гправной точкой судебного следствиях участием присяжных является исследование; позиции; изложенной в обвинительном; заключении. Как видится, не случайно, законодатель при формулировании содержания ч.2 ст. 335 УПК РФ, говоря о государственном обвинителе,. использует словосочетание «существо предъявленного обвинения», а не «предъявленное- обвинение», как указано, в- ч.1 ст. 273 УПК РФ. Представляется^ законодатель подчеркивает тот факт, что прокурор не связан выводами предварительного расследования и данная позиция- по делу — не окончательная. К началу судебного следствия государственный1 обвинитель руководствуется предварительной позицией по уголовному делу, на основе которой определяется порядок исследования;доказательств и разрабатываются приемы воздействия на присяжных заседателей; В этой связи, обозначим первый» уровень вхтрук-туре криминалистической характеристики судебного следствия, как; исходный, так как деятельность.'субъектов доказывания на данном этапе прогнозируема и не порождает возникновения« проблемных ситуаций судебного следствия высшей степени сложности. ,

Проверка версий; выдвигаемых защитой, образует новый; уровень криминалистической характеристики судебного следствия. Подчеркивая взаимосвязь всех компонентов- методики судебного разбирательства; с участием присяжных заседателей по делам об убийствах, отметим, что информация об исследовании с участием присяжных заседателей судебных версий является; одной из составляющих предмета судебного следствия с участием присяжных заседателей по делам об убийствах. Подробнее версии защиты будут рассмотрены в параграфе 1.3.

К окончанию судебного следствия первоначальная позиция по делу пересматривается. В частности, государственный обвинитель: 1) анализирует доказательства с точки зрения» их относимости, достоверности и достаточности; 2) сопоставляет материалы предварительного следствия, и исследованные в суде доказательства; 3) выявляет пробелы, и упущения в 1 доказывании; 4) сопоставляет установленные фактические обстоятельства и выводьъ обвинительного заключения; 5) определяет правовую ^квалификацию по делу. Следует отметить, что сопоставление и оценка версий обвинения-и защиты — мыслительный процесс, в который вовлечены все субъекты доказательственной деятельности. Однако^ для гособвинителя и защитника он особенно важен, так как позволяет завершить формирование окончательной позиции, отстаиваемой в ходе следующего этапа — судебных прений*.

Таким образом, основная роль типовой криминалистической характеристики судебного следствия с участием присяжных заседателей по делам об убийствах сводится' к определению* границ тех видов деятельности, в пределах которых работают иные компоненты методики судебного разбирательства с участием присяжных,заседателей.

1.3 Предмет судебного следствия по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей

Предмет судебного следствия по уголовным делам об убийствах в суде присяжных занимает одно из центральных мест в. структуре криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей по рассматриваемой группе уголовных дел и имеет свои- особенности. Известно, что наиболее разработанным в науке уголовно-процессуального права является понятие «предмет доказывания», однако необходимо заранее оговориться, что разработка методики судебного разбирательства по делам об убийствах требует развития и совершенствования своего категориального аппарата, так как исследованию подлежат криминалистические аспекты рассмотрения уголовных дел об убийствах в суде присяжных. Для уяснения смысла понятия «предмет судебного следствия с участием присяжных заседателей по делам об убийствах», а также составляющих его элементов, представляется методологически верным проанализировать такие не тождественные друг другу термины, как «предмет доказывания» и «предмет судебного следствия».

Предмет доказывания» представляет собой-термин процессуальный. В его содержание чаще всего включают перечень обстоятельств; установление которых является обязательным условием разрешения уголовного дела по* существу. Выскажем по этому поводу ряд соображений. Действительно, предмет доказывания тем и уникален, что является универсальным для всех категорий уголовных дел и этапов судебного разбирательства, а его- состав может видоизменяться и дополняться в зависимости от элементов состава преступления. При этом вызывает сомнение правильность выражения! «обстоятельства, подлежащие доказыванию». В суде познание обстоятельств преступного деяния возможно лишь посредством уже накопленной информации, знаний о фактах. Впоследствии именно эта информация подлежит доказыванию и обоснованию. Поэтому прав Г.П. Корнев, который указывает следующее: «Важно отметить, что смысловое выражение «обстоятельства, подлежащие доказыванию» верно в том случае, если под обстоятельствами понимаются не реальные факты преступного поведения, а знания о них»1. Однако включение в предмет судебного следствия лишь перечня таких обстоятельств является следствием так называемого узконормативного подхода. Следует отметить, что предложенная законодателем конструкция обстоятельств, подлежащих доказыванию и составляющих предмет доказывания, довольно сложна. В частности, из смысла ч.1 ст. 74 УПК РФ следует, что при определении обстоятельств, подлежащих установлению посредством доказательств, проводится их деление на две группы: 1)обстоятельства, подлежащие доказыванию, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, которые, собственно, и образуют предмет доказывания; 2) иные обстоятельства,

1 Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. — Ниж. Новгород: Нижегород высш Школа МВД РФ. — 1995. - С. 118-119. Он же, Идеонормативная концепция истины. Философия и правоприменение. - М.: Акад. Проект, 2006. - 352 с. имеющие значение для уголовного дела. Не возникает никакого сомнения, что обстоятельства,.перечисленные в ст. 73 УПК РФ,5 являются общими и подлежат обязательному установлению по- всем без исключения уголовным делам. Как верно указывается в литературе, «все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, должны иметь уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение для разрешения дела по существу»1. Однако правильным является и то, что приведенные в ст. 73 УПК РФ обстоятельства, являются общими и не соотносятся с каким-либо преступлением. Так, по справедливому замечанию В.Е. Корноухова, «эти элементы не образуют структуру, которая в различных науках является) объектом познания, а предметом - связи, и свойства этой структуры»2. Из рассуждений ученого следует мысль о том, что, подгоняя событие преступления под указанный перечень, мы тем самым нарушаем* логику познания, так как сначала необходимо дать уголовно-правовую^ оценку деяния, а затем очертить предмет доказывания. Однако »далее В.Е. Корноухов, делает, на наш взгляд, скорый вывод: «Поскольку исходные данные о преступлении в силу их разрозненности могут быть объяснены по-разному, постольку может быть несколько

4 -2 общих версий, т.е. не один, а несколько предметов доказывания» . С данным утверждением, полагаем, согласиться сложно. Получается, что-в зависимости от субъекта, выдвигаемого версию (председательствующего, присяжных заседателей, сторон обвинения и защиты), по одному уголовному делу может быть множество предметов доказывания. Думается, что та совокупность обстоятельств, которая подлежит установлению по уголовному делу, может быть только одна - та, которая имела место до, в момент и после совершения преступления. Как можно, говорить, например, о предмете доказывания применительно к защитнику, который стремится к оправданию подсудимого или смягчению для него наказания всеми доступными ему средствами,

1 Ульянова J1.T. Предмет доказывания и доказательства в уголовном процессе России: учеб. пособие. - М.: Городец, 2008. - С. 42.

2 Корноухов В.Е. Методика расследования преступлений: теоретические основы. - М/ Норма, 2010.-С. 50-51.

3 Корноухов, В Е. Методика расследования преступлений: теоретические основы. С. 50-51. иногда искажая действительные факты, или же толкуя их в пользу своего подзащитного. Что же касается' иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, то в литературе к таковым чаще всего относят те, которые являются^ существенными для принятия по делу промежуточных процессуальных решений^ Например, когда разрешается ходатайство о-признании? доказательства недопустимым' и уточняется порядок производства следственного действия, в ходе которого данное доказательство было получено: Из этого следует, что в отдельных случаях «иные обстоятельства» образуют предмет доказывания, но только тогда, когда это необходимо для разрешения уголовного- дела, т.е. когда в этом имеется уголовный, или- уголовно-процессуальный смысл. Если же такой смысл отсутствует, то обстоятельства включению в предмет доказывания не подлежат.

В литературе к числу подлежащих доказыванию обстоятельств убийства относят следующие: 1) вид (характер преступления); 2) место; 3) время; *

4) орудие; 5) способ совершения; 6) виновность, обвиняемого (форма вины); 7) мотив его криминальных действий; 8) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 9) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание2. Как представляется, данные элементы можно отнести ко всем без исключения делам об убийствах. Однако специфика судебного разбирательства участием присяжных заседателей требует учета присущих именно данной форме судебного производства особенностей. В этой связи справедливо высказывание С.А. Шейфера: «С достаточным основанием можно утверждать, что по отдельным категориям дел, отнесенным законодателем к особым производствам, общее положение о предмете доказывания и состав

1 Смиронов Г.К. Понятие, сущность и структура предмета доказывания по уголовным делам // Российская юстиция. - 2007. - № 10. - С. 59.

2 Курс криминалистики: 2 т. Криминалистическая методика: методика расследования преступлений против личности, общества, безопасности и общественного порядка/ И.А. Возгрин, М.С. Гурев, К.А. Корсаков и др. / под ред. О.Н. Коршуновой, А.А. Степанова. - СПб., 2004. - С. 173.

63 . ;:у •.; ляющих ей* элементах подвергается: конкретизации и известному преобразо-ванию»% ' . ■ ••

В содержании: предмета: доказывания по уголовным делам: об убийствах, рассматриваемым: с участием- присяжных, следует выделять главный; факт,, под которым ^понимаются, доказанность-фактов: совершения-убийства;, в котором обвиняется^ подсудимый;; того; что1 данное: убийство) совершил подсудимый: и его виновности- в:совершении этого • деяния- (ч. . 1 ст. 339 УПК: РФ). Учитывая правила: разграничения* компетенции«; между председательствующим: и присяжными заседателями; выяснение характерами размера»вреда, причиненного преступлением; проводится без участия присяжных. Помимо; главного5 доказательственного факта в, структуре предмета- доказывания по уголовным делам, об убийствах следует выделять промежуточные (вспомогательные) факты", установление; которых способствует признанию; доказанными-основнь1Х элементов предмета доказы^ '.••■

Немаловажная роль в доказывании? принадлежит криминалистически, значимой? информации,, которая; и образует предмет судебного следствия по: уголовным делам, рассматривав мымвсудеприсяжных, однако исследуется в границах, предусмотренных законодательным разделением;вопросов • факта и права. Исходной информационной- базой?для предмета судебного- следствия служит ряд вопросов, разрабатываемых на основе анализа; уголовно-правовой и криминалистической характеристик убийств.

Установление факта совершения; убийства, который во всех- случаях,, включает в себя доказанность. времени, места и способа причинения смерти, в судебном разбирательстве'с участием коллегии присяжных заседателей в 33,6% случаев вызывает определенные трудности. В этой связи, в зависимости от наличия знаний об объективных данных могут сложиться две ситуации: 1) личность потерпевшего: опознана;, однако у присяжных возникли сомнения в. доказанности причины смерти или ее криминального характера;

1 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. — М.: Норма, 2009. - С. 82.

64. ' V

2) опознание тру па затруднено, выводы о причине- и времени наступления-смерти являются? предположительными:

Пёрвая ситуация-; встречалась, по 8 уголовным делам об убийствах,, в связи« с чем ее нельзя«назвать. достаточно распространенной: Вторая? ситуация имеет место в случаях, когда; уголовное дело? возбуждено по факту исчезновения человека, однако: труп не найден; но у следствия есть, объективные данные предполагать, что было совершено убийство: По прошествии времени труп обнаруживается; однако без дополнительных исследований установить личность погибшего не представляется; возможным. Из представленного следует,. что логика суждений - присяжных- заседателей: может привести их к отрицанию-факта убийства. Поэтому важная; задача государственного обвинителя? состоит в,том, чтобы подвести их к иным доказательствам,. указывающим на следы-отображения совершенного деяния; помочь, им обратиться, к иным объектам окружающей действительности.

Следует отметить, что проблема отнесения той или иной? информации к вопросам факта , распространяется " и на некоторые: оценочные, понятия, установление, которых по мысли законодателя относится к компетенции председательствующего. Подобное можно рассмотреть на примере такого обстоятельства, как «особая жестокость». Согласно п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодека РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей», вопросы с использованием« таких юридических терминов, как убийство, убийство с особой жестокостью (курсив мой - А. X.), убийство из хулиганских или корыстных побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения и т.д., относятся к вопросам, требующим собственно юридической оценки1. Упоминая данный признак в присутствии присяжных заседателей, председательствующий производит замену данных терминов. Так как действующее в настоящее время Постановление Пленума Верховного Суда от 27 января

1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве», понятие особой жестокости связывает как со ►способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости, термин «особая* жестокость» заменяется словосочетанием «умышленное лишение жизни способом, особо мучительным для потерпевшего». Исследования1 показали, что наибольшие трудности возникают тогда, когда особо жестокий способ причинения смерти выражается- в нанесении большого количества телесных повреждений. Во-первых, критерий множественности нигде не обозначен и по-разному оценивается субъектами доказывания. Во-вторых, можно ли вообще утверждать, что нанесение жертве 20 - 30'ножевых ран в область груди и живота, от которых смерть наступает обычно через 1-2 минуты, доставляет ей особые мучения,.а нанесение одного ранения; например, проникающего ранения брюшины, от которого потерпевший, находясь в сознании, умирает при отсутствии медицинской помощи через несколько часов, не доставляет таковых? В1 ходе изучения материалов судебной практики по убийствам данной* категории, возникала ситуация; когда председательствующий разъяснял присяжным лишь смысл нормативно закрепленного» понятия «особая* жестокость», толкуя его в понятной для присяжных форме, но не проявлял должной активности, чтобы исследовать криминалистически значимую информацию, позволяющую выяснить, в чем конкретно особая жестокость проявилась. Сделать это представляется возможным, например, вызвав и допросив в судебном заседании эксперта, производившего судебно-медицинскую экспертизу трупа, по вопросу разграничении прижизненных и посмертных телесных повреждений. Подобное позволило бы присяжным более глубоко и всесторонне исследовать фактические обстоятельства уголовного дела и избежать необоснованного, на наш взгляд, исключения из квалификации признака особой жестокости. Как видится, установление в ходе судебного разбирательства таких оценочных признаков, как особая жестокость, общеопасный способ, хулиганские побуждения и других, должно находиться в компетенции присяжных заседателей.

66 . Особых .трудностей не возникает, например, при решении вопроса о наличии корыстного мотива. Так, если присяжные устанавливают факт того; , что подсудимый'незаконно завладел чужим имуществом; председательствующим впоследствии? признается,. что действовал он с корыстным; мотивом. Однако ? при: наличии; вмененного' органами; предварительного! расследования-? признака особой? жестокости,, присяжным? не предлагается« установить, следующие факты: что подсудимый; действовал с умысломшричинить.особые; мучения и

I • • страдания.« и что потерпевший их испытывал. Ситуация: складывается, таким; образом; что факт совершения убийствашодлежит установлению присяжными;, а вопрос наличия в деянии? лица признака особой жестокости! решается: председательствующим единолично. При этом на рассмотрение присяжным, вопрос об установлении; особо мучительного; способа даже не выносится. Думается; необходимо;- пересмотреть перечень,тех обстоятельств; для" решения которых требуются специальные: юридические знания, и исключить из них отдельные оценочные категории, например; такие как- особая жестокость. По нашему мнению, к вопросам,, требующим собственно юридической оценки, следует отнести вопросы иного порядка, то есть те, дляфазрешения: которых необходимы, действительно юридические знания и возможность; их соотношения с правовой; нормой. Для? установления же ряда оценочных понятий, вопрос по которым является; открытым не только в, уголовном законодательстве, но и в действующих постановлениях пленума Верховного Суда РФ, обладание особыми специальными знаниями, по нашему мнению, не требуется.

Обзор судебной практйки по уголовным дел об убийствах, рассмотренным с участием присяжных заседателей, по Алтайскому краю, Новосибирской и Кемеровской областях, а также анализ кассационных определений и постановлений Верховного Суда РФ по указанной группе уголовных дел, позволили сделать вывод, что квалифицирующий признак особой жестокости не находит своего подтверждения в суде или при пересмотре дела в 87,7% случаев. Однако по уголовным делам об убийствах, рассмотренных посредством обычной формы, судебного производства, подобное: имело место в 25,6% случаев; При этом позиция судебных: органов:.по уголовным делам об убийствах,; вообще, является спорной; Несмотря- на очевидную доказанность, данных фактов;, председательствующие: признавали признак, предусмотренный п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, не: нашедшим своего подтверждения. Так, по уголовному делу об убийстве в отношении»: Политкова и Конурина, присяжные в своем вердикте признали установленными- факты нанесения;Соколовой и Казанцеву множественных ударовфуками; ногами, .молотком; ножницами;, отверткой по металлу, т.е. предметами;, имеющими: поражающие: свойства, (чем причинили потерпевшим особые мучения и страдания — прим. автора А: X). Был доказан факт того, что при совершении убийства подсудимые обменивались указанными предметами., Но^председательствующийшсключил из обвинения квалифицирующий признак - «убийство, совершенное с особой-жестокостыо», мотивируя; тем, что? нанесение' множественных: ударош несвидетельствует об-умысле на причинение Соколовой: и: Казанцеву особых мучений, а является способом?реализации; совместного умысла.на:убийство. Кроме того, председательствующий учел обстоятельства, преступления;., о которых подсудимые; сообщили: в ходе предварительного расследования, о том, что после нанесения ударов по голове: потерпевшие потеряли сознание1. Даже то обстоятельство, что- подсудимые неоднократно возвращались к месту преступления-и, убедившись, что потерпевшие еще живы, добивали их, • а также использование ими орудия^ убийства, обладающего повышенной, поражающей силой, - не убедили председательствующего в том, что перед смертью потерпевшие испытывали особые мучения и страдания.

Следует отметить, что предмет судебного следствия по уголовным: делам об убийствах является системным образованием, познание которого необходимо для полноценного построения криминалистической методики рассмотрения уголовных дел в суде присяжных. Не согласимся» с мнением тех авторов, которые: поддерживают концепцию о выделении так называемых двух предметов судебного следствия?. Выделяя два предмета, мы тем самым разбиваем все судебное разбирательство на два самостоятельных подэтапа, преследующих различные цели. Посредством исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию, присяжные устанавливают наличие или отсутствие совокупности фактов, которая-может быть только* одна. Для* более полноценного определения предмета судебного следствия в, суде присяжных необходимо- рассмотреть еще* одно процессуальное- понятие — пределы исследования уголовного дела.

По нашему мнению, под пределами исследования в суде уголовного дела следует понимать объективно» и (или) субъективно установленные границы подлежащего изучению знания об обстоятельствах по делу, обусловленные определенной формой судебного производства, особенностями' конкретного уголовного дела и правом на судейское усмотрение. Как справедливо полагает М.А. Фомин, судебное доказывание в суде присяжных неотделимо от процедуры непрерывного спора о том, что можно, а что о нельзя доводить до сведения присяжных заседателей . Проблема определения пределов изучения уголовного дела в суде присяжных до настоящего ^ времени не решена. По делам об убийствах это особенно актуально, так как при изучении 67% уголовных дел наблюдалась ситуация-дефицита представленной им фактической информации, что мешало присяжным вынести справедливый вердикт.

Уяснение границ исследования уголовного дела необходимо для разработки понятия предмета судебного следствия, так как это позволит обозначить границы, в пределах которых будет исследоваться в суде присяжных криминалистически значимая информация. Как правило, пределы исследования обстоятельств по делу следует отличать от категории «пределы доказывания», которая определяется достаточностью доказательств, таким их

1 Насонов С.А. Судебное следствие в суде присяжных: особенности и проблемные ситуации (теория, законодательство, практика): автореферат дис. . канд. юрид. наук. - М., 1999. - С. 14.

2 Фомин М.А. Структура доказывания в суде с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс. - 2009. - №4. - С. 36. количеством,- которое необходимо для вынесения справедливого1 вердикта. При*этом не верным представляется утверждение, в соответствии с:которым «выводы, присяжных о фактических обстоятельствах, дела могут быть достоверными либо^ вероятными в зависимости от того; достаточно ли доказательств представили стороны; в судебном разбирательстве»1. В этом случае: возникает встречный? вопрос: «При вынесении обвинительного или оправдательного вердикта выводы присяжных являются вероятными?». Если автор подразумевал обвинительный; вердикт, то высказывание; нарушает принцип презумпции; невиновности, в соответствии с которым обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Думается, вышесказанное: распространяется и на вердикт присяжных заседателей. Оправдательный же вердикт присяжными принимается тогда, когда у них формируется убеждение в недоказанности события-преступления и (или)• в<невиновности лица'в совершении данного деяния. Именно убеждение, а не предположение или вероятный вывод. ■ • :■ - : '

Проблемы определения пределов исследования уголовного дела сводятся к. тому, что присяжные вправе исследовать лишь доказательства, составляющие фактическую основу дела: При этом стороньг нередко* стремятся «как бы случайно» донести до их сведения обстоятельства, которые те знать не вправе. Анализ данных изученияшротоколов; судебных заседаний,, проведенных с участием присяжных заседателей по делам об/ убийствах, свидетельствует, что в 15% случаев эта информация касается, наличия недопустимого доказательства; в 36,6% - обстоятельств, связанных с задержанием лица или возбуждением уголовного дела; в, 28,5% случаев - отрицательно характеризующей информации о потерпевшем или свидетеле; в 19,9% случаев - сведений, отрицательно характеризующих подсудимого. Однако пределы изучения уголовного дела динамичны, их границы способны расширяться и сужаться в, зависимости от тактической деятельности сторон. На

1 Кемпф Н.Г. Проблемные вопросы исследования фактических обстоятельств дела в суде с участием присяжных заседателей: дис. .канд. горид. наук. - Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. -С. 16. пример, все вышесказанное можно отнести к обсуждению в судебном; заседании- возможности1 предъявления! присяжным заседателям; фотографий трупов' или. видеозаписей, приобщенных к протоколу осмотра места происшествия. В одних случаях председательствующие судьи: допускают подобную демонстрацию, в других - запрещают:. Иногда;их позиция? изменяется? в зависимости от ситуации; складывающейся« в ходе: судебного разбирательства. Так, при рассмотрёнии уголовного дела по обвинению Б. и П. в соверше-иии убийства, предусмотренного п. «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, председательствующим было вынесено постановление о* возобновлении судебного следствия. Основанием послужили доводы государственного обвинителя; В частности,, возражения касались заявления, сделанного защитой, в ходе судебных прений; о том; что-на:шее трупа была-обнаружена- веревка только с одним свободным концом и второго конца, за который тянул другой причи-нитель смерти, не было. В связи с этим, государственный обвинитель просила, в опровержение: не соответствующего действительности заявления? защитника, возобновить судебное следствие и продемонстрировать присяжным фотографии; с места, происшествия, в демонстрации которых председательствующим ранее было отказано; по мотивам защиты; присяжных от сильных, эмоциональных воздействий1. Любопытно,, что судебное следствие было возобновлено, тогда как.ч.5 ст. 344 УПК РФ предусматривает данное действие только по инициативе присяжных заседателей.

Таким образом, существуют две группы факторов; которые влияют на. установление пределов-исследования уголовного; дела в суде присяжных. В первую очередь, это касается; содержания тех обстоятельств, которые подлежат исследованию. Их должно быть достаточно для того;, чтобы присяжные ответили на три; основных вопроса: о событии преступления, о преступных действиях конкретного подсудимого и о привлечении его к ответственности именно за данные действия. Второй перечень касается ограничений, прямо вытекающих из закона: запрет на ознакомление уголовного дела в полном объеме. Он распространяется, на невозможность исследования недопустимых доказательств, и ограничения при изучении данных о личности подсудимого, потерпевшего, свидетеля.

Рассматривая проблему пределов исследования уголовных дел об убийствах в суде с участием» присяжных заседателей, необходимо затронуть вопрос, касающийся4 оглашения перед присяжными отрицательной информации о личности потерпевшего. Судебная практика показывает, что положе ния п. 8 ст. 335 УПК РФ распространяются и на исследование данных о потерпевшем, так как игнорирование данного требования закона может повлечь формирование у присяжных предубеждения, в отношении их показаний и повлиять на объективность присяжных при вынесении вердикта. Как показывают результаты изучения дел данной категории, по 85,5% делам- об убийствах таким недозволенным приемом пользуются защитники.

По мнению диссертанта, все отрицательно характеризующие потерпевшего сведения* могут быть систематизированы и разделены на следующие группы. К первой группе следует отнести данные, способные вызвать у присяжных предубеждение в отношении личности потерпевшего, например, наличие судимости, ведение криминального образа жизни и т.д. Вторая группа включает в себя сведения о потерпевшем, которые могут вызвать сомнения в его показаниях у присяжных заседателей (выявившаяся в личности потерпевшего склонность ко лжи, преувеличениям, фантазированию, наличие у него расстройств, не исключающих вменяемости и т.д.). Третья группа состоит из сведений, установление которых может выступить смягчающим обстоятельством при оценке преступного поведения подсудимого, например, осознанное или неосознанное виктимное поведение потерпевшего (сведения о присущих потерпевшему агрессивных чертах его личности и т.д.). Полагаем, что в отличие от первой, вторая и третья группы сведений должны подлежать исследованию с участием присяжных заседателей в рамках всестороннего и полного изучения обстоятельств уголовного дела. Проведенные исследования показали, что 11,1% от общего числа потерпевших ранее были судимы; 20,3% - злоупотребляли спиртными напитками и вели асоциальный образ жизни; 4,5% - получали доход от занятия- криминальной деятельностью. По полученным диссертантом данным, председательствующие судьи подобного разграничения не^ проводят. Они либо вообще запрещают оглашать любую негативную, по их мнению, информацию о потерпевшем, либо* вовремя-не прерывают свидетеля, дающего отрицательную характеристику на потерпевшего; чем нарушают процедуру рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей: По обобщенным данным опроса, проведенного среди государственных обвинителей, на вопрос «Подлежат ли исследованию с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах сведения о личности потерпевшего?» 82 % от числа всех опрошенных ответили отрицательно, посчитав, что таким образом неоправданно расширяется предмет судебного следствия; 9,1% признали,' что это необходимо для всестороннего исследования всех обстоятельств по уголовному делу; по мнению 9,1% от числа опрошенных исследованию должны подлежать только положительные сведения о потерпевшем, отрицательно же характеризующая его информация с'участием присяжных заседателей исследоваться не должна.

В ходе судебного следствия- по уголовному делу в отношении Чмелева, обвинявшегося в совершении убийства общеопасным способом, защитником было заявлено ходатайство об оглашении перед присяжными заседателями выводов эксперта в части, касающейся обстоятельства, что в момент конфликта между Чмелевым и потерпевшими, погибший Мартыненко находился в тяжелой степени алкогольного опьянения. В' ходатайстве председательствующим было отказано на основании того, что степень алкогольного опьянения Мартыненко не может повлиять на выводы о доказанности деяния либо виновности Чмелева. По мнению судьи, данный факт относится к характеристике потерпевшего, а соответственно не относится к компетенции присяжных заседателей1. Как видится, действия председательствующего нельзя признать обоснованными, так как выяснение данного обстоятельства позволило бы присяжным понять причины, способствовавшие совершению убийства, установить корреляционные связи1 между потерпевшим и подсудимым, а в случае признания Чмелева-виновным в совершении убийства, ответить на вопрос, заслуживает ли подсудимый снисхождения.

Таким образом, вся информация, входящая в предмет судебного следствия' по делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, может включать в себя:

1) криминалистически значимую- информацию об обстоятельствах совершенного преступления (элементы криминалистической характеристики конкретного убийства);

2) информацию об »исследовании» с участием присяжных заседателей судебных версий, выдвигаемых сторонами.по делам об убийствах;

3) информацию о пределах исследования с участием присяжных заседателей криминалистически значимых для дела обстоятельств;

4) информацию о разрешении криминалистическими приемами заявленных сторонами в ходе судебного заседания ходатайств.

Важнейшее место в структуре1 предмета судебного следствия по уголовным делам об убийствах отводится исследованным с участием присяжных заседателей версиям защиты. Изучение судебно-следственной практики по уголовным делам об убийствах позволяет сделать вывод о том, что на всем протяжении уголовного судопроизводства в 67,8% (95 уголовных дел) случаев сторона защиты придерживалась различных версий, варьируемых в зависимости от объема и содержания доказательств по делу. Исходя из уголовно-правовой и криминалистической характеристик убийств, все защитительные версии следует разделить на две группы: 1) относящиеся к объективным признакам преступления; 2) относящиеся к субъективным признакам преступления. Первая группа включает в себя версии, выдвигаемые по поводу способа, времени, а также иных обстоятельств деяния. Вторая группа объединяет версии относительно формы вины, мотива убийства, особенностей личности лица; его совершившего. Наиболее распространены в-суде присяжных версии защиты: о несчастном случае (31,4%); об алиби. (18,6%); об отсутствии сопряженности с иными деяниями (17,8%); об отсутствии вмененных обвинением мотивов,(12,1%); о необходимой обороне или иных обстоятельствах, исключающих уголовную» ответственность, (10%); о совершении убийства одним*лицом, а не группой лиц по предварительному сговору или организованной-группой (10%).

Часто встречаемой версией защиты по делам об убийствах, совершенным с применением огнестрельного оружия, является верещу о самопроизвольном выстреле' (несчастном случае). Так, в ходе судебного заседания с участием присяжных заседателей по обвинению Исакова в совершении убийства, подсудимый выдвинул версию о том, что потерпевший Бетеньков сам напал на него и в результате борьбы выстрелил себе в голову. В процессе проверки данной версии гособвинитель пришел к следующему выводу: результаты проведенной медико-баллистической экспертизы опровергают данную версию. В частности, в заключении экспертизы сказано, что раневой канал располагается вертикально сверху вниз слева направо, а не справа налево (версия Исакова), так как иначе направление выстрела не совпадает с направлением раневого канала. Позднее, в обоснование своей версии защитник выдвинул следующие доводы:

1) в уголовном деле имеется третье заключение медико-баллистической экспертизы, выводы которой в целом не исключают самопроизвольного выстрела;

2) выстрел, действительно, был произведен сверху вниз, однако пуля, ударившись о стенку затылочной кости, раскололась и изменила траекторию;

3) по показаниям Исакова, выстрел произошел именно в тот момент, когда спинка сиденья под потерпевшим сломалась, что также могло повлиять на траекторию выстрела;

4) на вопрос защиты о возможности рикошета осколков пули, вызванный в судебное заседание эксперт пояснил, что рикошет возможен, но сделать категорический вывод не представляется возможным, так как осколки сильно расплющены.

Таким образом, защитник заронил существенные сомнения, которые присяжные истолковали в пользу подсудимого' и вынесли оправдательный, вердикт1.

Как представляется; в круг подлежащей исследованию» информации должны включаться версии'стороны защиты, в которых предлагается иной механизм совершения преступления. Игнорирование данного требования влечет нарушение принципа состязательности и, как следствие, отмену приговора. Как показывает- практика, председательствующие не только игнорируют нормы действующего уголовно-процессуального законодательства, но и по своей инициативе изменяют вопросы, которые-могли бы улучшить положение подсудимого, наоборот, в сторону их ухудшения.

Обвинительный приговор Алтайского краевого суда в отношении Чме-лева, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, был отменен Верховным Судом РФ по следующему основанию. В судебном заседании подсудимый и его защитник придерживались позиции, в соответствии с которой смерть потерпевшего Мартыненко и ранение Дорофеева произошли в результате рикошета от столба. При формулировании вопросов адвокат предложил поставить альтернативный вопрос в следующей редакции: «Чмелев вышел с ружьем, предупредил, чтобы все расходились, после чего произвел один выстрел в воздух и два выстрела в столб». Однако председательствующий вопреки позиции защиты изменил вопрос по существу и, значительно его расширив, указал в девятом вопросе: «Произведя два других выстрела, Чмелев направил ружье в сторону столба у дороги, недалеко от которого стояла группа вышеназванных лиц, в числе которых были Дорофеев и Мартыненко», и тем самым ухудшил положение подсудимого2.

1 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-111/03.

2 Кассационное Определение Верховного Суда РФ № 51004-61СП от 03.08. 2004. Архив Алтайского краевого суда.

С учетом изложенного, можно предложить следующее определение понятия предмета судебного следствия по уголовным делам об» убийствах, рассмотренным с участием присяжных заседателей. Его можно представить как систему данных, обусловливающую типовую*модель судебного? следствия,, основанную! на? знаниях криминалистической- характеристики конкретного убийства, отражающую набор характерных приемов осуществления тактической деятельности- участниками* судебного разбирательства по исследованию судебных версий,.разрешению заявленных сторонами• в ходе судебного следствия ходатайств,, проводимой в пределах,, необходимых для познания присяжными-фактических обстоятельств по делу. *

1.4 Механизм,судебного доказывания по уголовным делам,об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей*

По своей сути деятельность сторон по доказыванию составляет ядро структуры методики судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым в суде присяжных. По мнению А.Р1 Белкина, «процесс доказывания - это производимые в установленном законом порядке собирание, проверка и оценка доказательств и использование их с целью достоверного установления обстоятельств уголовного дела»1. Не сложно заметить, что в данном определении автор опирается на положения ст. 85 УПК РФ, раскрывая доказывание как уголовно-процессуальную категорию. Однако для построения жизнеспособной методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей недостаточно рассматривать лишь процессуальный аспект доказывания, которое в суде присяжных очерчено рамками ст. ст. 334 и 335 УПК РФ. Без разработки криминалистических основ доказывания в суде с участием присяжных заседателей невозможно

1 Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. — М, 2005. — С. 77. представить себе эффективное рассмотрение уголовных дел об убийствах в условиях состязательного уголовного процесса. В литературе отмечается; что «криминалистическое понятие доказывания, являясь более широким; детальным, конкретным, включает следующие элементы: отыскание (выявление); 'прочтение обнаруженных следов, их расшифровка; закрепление (фиксация), удостоверение; проверка; оценка; использование доказательств в .ходе производства следственных действий и судебном разбирательстве»1. Данное определение является достаточно абстрактным, общим, не отражающим специфику доказывания по конкретной группе уголовных дел.

Как уже было сказано ранее, механизм судебного доказывания^ выступает одним из наиболее важных компонентов криминалистической методики судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Исходя из этимологического значения, термин «механизм» понимают в двух смыслах — 1. Внутреннее устройство (система звеньев) машины, прибора; аппарата, приводящие их в действие; 2. Система, устройство, определяющее порядок какого-нибудь вида деятельности2. Совокупность звеньев, из которых складывается механизм доказывания по делам об убийствах, рассматриваемым в суде присяжных, может быть представлена следующим образом: 1) определение тактически выгодного порядка представления доказательств; 2) учет фактора возможности исследовать доказательства; 3) стремление опровергнуть невыгодные доказательства более благоприятными; 4) применение при доказывании новейших криминалистических приемов; 5) использование в доказывании специальных познаний.

По нашему мнению, элементы механизма судебного доказывания в суде присяжных в равной степени работают в таких сложных с позиции доказывания моделях, как а) преобладание косвенных доказательств; б) избыточность доказательственной базы; в) дефицит доказательств по уголовному делу.

1 Новик В.В. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. - СПб.: Юрид. центр Пресс. - 2005. С. 24.

2 Ожегов С.И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. - М.:Азъ Ltd, 1992. - С. 363.

Доказательственная деятельность сторон в суде с участием присяжных заседателей базируется* на принципах, основное предназначение которых заключается» в, обеспечении эффективности рассмотрения уголовных' дел об убийствах. В систему данных принципов следует включать:

- принцип доступности доказательственной информации. Его смысл заключается в создании условий для полноценного восприятия основной* массы-доказательств, которые представляются присяжным в наиболее понятной для них форме (демонстрация- орудий преступления; вещественных доказательств, планов, схем, макетов и рисунков, воспроизведение аудио — (или) и видеозаписей). По наиболее сложным^ уголовным делам об убийствах необходимо применять методики» реконструкции отдельных обстоятельств совершения- преступления. В практической деятельности сторон^ обвинения»' и защиты, участвующих в рассмотрении уголовных дел судом с участием присяжных, данный прием получил название «работать на восприятие»;

- принцип логической последовательности. Данный принцип-означает, что все доказательства, представляемые присяжным, находятся, в логической взаимосвязи с событием преступления, а между ними должна прослеживаться каузальная (генетическая) связь1. Учитывая тот факт, что первостепенная роль по делам об убийствах принадлежит косвенным доказательствам, сторонам необходимо показать присяжным относимость каждого доказательства к исследуемому факту;

- принцип недопустимости объективизации доказательств. Дискуссия относительно приоритета одних доказательств перед другими, например, вещественных перед свидетельскими показаниями и показаниями подсудимого, не может быть разрешена в ту или иную пользу . Хотя последние нередко

1 Природа и сущность каузальной связи исследуется в работе А.Р. Белкина Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. — М, 2005. - С. 258.

2 Обоснованное мнение о недопустимости противопоставления одних доказательств другим было высказано еще советскими учеными-процессуалистами. См. раб. Выдря М.М. Вещественные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955. — С. 31. Однако некоторые современные исследователи придерживаются иной точки зрения. Например, В.В. Новик, который считает объективизацию «средством повышения устойчивости доказательственной базы». См.: Новик В.В. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. СПб.: Юрид. центр Пресс. — испытывают на себе черты субъективного восприятия лицом окружающей действительности, искаженные под влиянием негативных факторов: забывчивости, невнимательности, склонности, ко лжи и преувеличениям, фантазирования, желания, уйти от уголовной ответственности-и т.д. Однако в ряде зарубежных стран данный вопрос разрешается иначе. Например, в» США (в штате Массачусетс) разработана специальная, процедура ведения' процессов по уголовным делам об особо-тяжких преступлениях с участиемг присяжных заседателей, предусматривающая наличие особых гарантий, касающихся доказанности факта совершения деяния и установления виновности. К их числу относятся: обязательное наличие в уголовном деле судебных экспертиз, в частности анализов ДНК, правило о том, что показания-свидетелей и очевидцев имеют меньший вес, чем экспертные заключения, постановка перед присяжными вопроса; отражающего степень доказанности, в виде формулировки «не-осталось вообще никаких сомнений», вместо «нет существенных сомнений» в доказанности виновности подсудимого1. Вообще, дискуссия о приоритете свидетельских показаний перед вещественными доказательствами, и наоборот, ведется и в странах англо-саксонской правовой системы. Однако многочисленные публикации в иностранных научных изданиях и приводимые их авторами примеры несправедливых вердиктов, вынесенные на основе показаний свидетелей-очевидцев, свидетельствуют о явном предпочтении вещественных улик. Так, по уголовному делу State of North Carolina v. James Alan Gell, коллегия присяжных заседателей признала подсудимого виновным в убийстве первой степени и приговорила к смертной казни только лишь на основании показаний двух свидетелей обвинения, которые, как впоследствии выяснилось, оказались заинтересованными в исходе дела. В ходе повторного судебного разбирательства эксперт, высту

2005. С. 52. По мнению Г.Г. Гаврилина, объективизация доказательств является важнейшим фактором эффективного рассмотрения уголовных дел в суде присяжных. См.: Гаврилин Г.Г. Объективизация доказательств как фактор повышения эффективности суда присяжных: автореферат дис. .канд. юрид. наук. — Барнаул, 2000. —С. 25.

1 Трунов И.Л., Мельник В.В. Искусство речи в суде присяжных: учебно-практическое пособие. -М: «Высшее образование», 2009. — С. 313. пающий на стороне защиты, представил присяжным несколько заключёний, опровергающих версию свидетелей. Решающую роль в этом сыграли исследования пуль и гильз, а также луж и потеков крови; обнаруженные на месте преступления в квартире потерпевшего. Их месторасположение и отсутствие их там, где по мысли свидетелей они должны были быть, явно противоречило версии обвинения. В итоге, присяжные признали подсудимого'не виновх * ным, а сам он стал 121 человеком в штате, избежавшим смертной казни .

Следует отметить, что" проблема недопустимости объективизации доказательств выходит далеко за рамки, их возможной фальсификации, хотя в отдельных случаях подобное5 может иметь, место. На глубинном уровне данный вопрос звучит в несколько иной интерпретации, а именно: «Насколько достоверным с точки зрения соответствия* факту может быть, то или иное доказательство?». В суде с участием присяжных заседателей принцип объективизации доказательств ставится под сомнение в ситуации оглашения перед коллегией' присяжных выводов экспертных заключений, представленных в вероятностной форме. Как представляется, такое доказательство неизбежно вызывает колебания у представителей народа при их оценке. Именно поэтому беспристрастные и профессиональные судьи, разъясняя присяжным правила оценки доказательств, в 100% случаев предостерегают их от ошибок принять на веру категорические выводы, экспертов и считать недостоверными вероятностные заключения.

Примером неэффективности провозглашения объективизации доказательств в российском суде присяжных является уже упомянутое ранее уголовное дело в отношении А. Тарана, обвиняемого по пяти составам, в числе которых убийство трех лиц и одно покушение на убийство. Только спустя четыре года с момента совершения последнего преступления следствие смогло собрать необходимый материал, доказывающий его причастность к совершению данных деяний. Житель села нашел в лесополосе, недалеко от

1 Miller Marilyn Т. Eyewitnesses, Physical Evidence, and Forensic Science: A Case Study of State of North Carolina v. James Alan Gell // Victims and Offenders, Volume 3, Issue 2 and 3. April 2008, pages 142-149. пасеки Тарана, завернутый в старый халат автомат Калашникова с самодельным глушителем. Но основной' уликой следствия1 стал человеческий волос,, который:, отыскали на найденном, в лесу автомате; Экспертиза! показала; что этот волос принадлежит именно Тарану. Однако присяжные,, рассматривающие данное:, уголовное; дело; вынесли оправдательный? вердикт,, признав' «вину подсудимого полностью недоказанной»1. - принцип преодоления эмоциональной скованности. К. числу негативных факторов; затрудняющих эффективное: рассмотрение уголовных дел об убийствах в суде: с коллегией- присяжных заседателей,' относятся усталость.и скука1 последних. Сторонам, представляющим1 доказательства в судебном заседании, всегда следует помнить о том,, что присяжные — люди, сознание которых не обременено юридическим формализмом, поэтому крайне важной является манера; участия обвинения и защиты в доказывании; Преодолеть эмоциональную.;скованность можно различными путями: заметный акцент, на важных доказательствах, обращение к жизненному опыту самих народных судей; использование вербальных (словесных) и невербальных средств» передачи информации.

Большое значение при доказываниишо делам об убийствах имеет порядок исследования доказательств, который служит своеобразным «компасом» для изложения позиции в судебном заседании с участием: присяжных и определяется стороной, представляющей доказательства, суду (ч.1 ст.274 УПК РФ). Стороне, обвинения дается право первой представлять доказательства, далее исследуются! доказательства, стороны защиты (ч.2 ст. 274 УПК РФ). Проанализировав протоколы судебных заседаний с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах, диссертант пришел к выводу, что в 76,6% случаев' стороны предпочитают исследовать более сильные -доказательства, в начале* и в конце своего выступления . Так, если

1 Емельянова С. Доказательства присяжных не убедили. Краевой суд оправдал «Ворошиловского стрелка» // Российская газета. 2009. 5 июня.

2 Данные проведенного среди гособвинителей опроса, поддерживающих обвинение по уголовным делам об убийствах в суде с участием присяжных заседателей, показали, что 36,4% опрошенных уголовное дело было возбуждено по факту безвестного исчезновения' лица при подозрении на его убийство; то предъявление доказательств необходимо1 начинать с допроса-близких потерпевшего, а также лиц, видевших погибшего в последний раз; если в результате преступного посягательства потерпевший , остается, жив, целесообразно начинать с ' его* допроса. В1 ситуации, когда уголовное дело возбуждается по факту обнаружения^ трупа с признаками насильственной смерти,, в первую очередь допрашиваются свидетели, обнаружившие труп. Как. правило, подсудимые; не признающие свою» вину, изъявляют желание давать показания в конце судебного следствия: Подобная позиция легко объяснима и ожидаема с тактической стороны. Проанализировав все представленные обвинением доказательства, подсудимый может варьировать их, подстраивая под излагаемую в суде версию.-.

В »отдельных случаях государственные обвинители при выборе способа представления доказательств по уголовным делам об убийствах (в суде с участием присяжных исходят из очередности вопросов в вопросном .листе: т' доказано ли событие преступления; доказаны* ли действия лица по совершению преступления; виновно ли данное лицо в совершении преступления. Приведенный порядок не лишен некоторых недостатков. Руководствуясь той логикой, что облегчают присяжным в будущем задачу отвечать на вопросный лист, обвинители дробят факт совершения убийства и доказанность совершения убийства конкретным лицом. В сознании присяжных доказанность времени, места, обстановки убийства существует независимо от направленности умысла ■ подсудимого и обусловленности мотивов совершения им преступления. Подобная ситуация по отдельным уголовным делам привела к тому, что присяжные, ответив утвердительно на вопросы, подтверждающие версию стороны обвинения, вопрос о виновности подсудимого оставили без ответа, что впоследствии повлекло отмену приговора в кассационном поряднаиболее приоритетным посчитали порядок исследования доказательств, исходя из формирования обстоятельств вокруг эпизодов; 27,3% - исходя из возможности исследовать те или иные доказательства; 18,2% - в хронологическом порядке развития преступления; 9,1% - исходя из последовательности вопросов в вопросном листе; 36,4% предложили иной порядок исследования доказательств. ке. В определенной степени оптимальным представляется^ хронологический порядок предъявления» доказательств, позволяющий исследовать доказатель-, ства последовательно, когда обоснованность одного обстоятельства непосредственно вытекает из другого (применялся', гособвинителями лишь в. 19,3% случаев).

В1 отдельных сложившихся ситуациях в,заявленный тактический порядок представления доказательств- может вмешаться фактор невозможности исследования того или иного доказательства. Происходить, это может в силу различных причин: отказ подсудимого от дачи показаний, заявление другой стороной ходатайства об исключении доказательства в связи с признанием' его недопустимым, неявка вызванных потерпевших и свидетелей в судебное заседание. В' практике рассмотрения- уголовных дел об - убийствах встречались случаи, когда свидетели, опасаясь мести со стороны подсудимых-, покидали зал судебного заседания еще до их допроса и на дальнейшие вызовы в суд не являлись. Как представляется, задача председательствующего состоит не только в том, чтобы подвергнуть свидетеля или потерпевшего принудительному приводу, но и обеспечить его дальнейшую безопасность.

Так как основная доля (85,5%) убийств, являющихся предметом рассмотрения в суде присяжных, совершаются в условиях неочевидности, преобладающее значение при доказывании принадлежит косвенным доказательствам. Например, к таковым относятся доказательства принадлежности вещей. В частности, это улики, свидетельствующие о том, что определенные предметы (вещи) принадлежат подсудимому. В суде* присяжных их значение велико, особенно когда речь идет об одежде или обуви со следами крови (предположительно потерпевшего), принадлежность которых подсудимому отрицается им в судебном заседании. По 65,5% изученных уголовных дел на одежде, изъятой у подсудимых, судебно-биологическими экспертными исследованиями было подтверждено наличие пятен крови. Однако лишь в некоторых случаях (32,6% от общего количества уголовных дел об убийствах) данные предметы предъявлялись присяжным для обозрения. В основном, это происходило, когда разрешался вопрос об исключении из материа-, лов дела протоколов« выемки данных вещей и (или) постановлений о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств. В большинстве же случаев обвинители ограничивались, оглашением перед присяжными экспертиз. В ходе допроса подсудимые по 66,7% от общего-количества уголовных дел отказывались от принадлежности им вещей со следами-крови, а в 33,3 % случаев' признавали факт принадлежности им одежды или обуви, но высказывали различные'версии, объясняющие происхождение-следов крови-: Так, по одному из уголовных дел об убийстве, рассмотренному Алтайским краевым-судом с участием присяжных, подсудимый объяснил происхождение-на его одежде следов крови произошедшей накануне с его участием дракой1.

Для формирования чистого* убеждения в виновности подсудимого у коллегии присяжных обвинителю следует одновременно» воздействовать-на вербальный, и визуальный каналы восприятия, т.е. параллельно с предъявлением присяжным для' осмотра одежды подсудимого со следами крови необходимо оглашать материалы, судебно-медицинских исследований, объясняющих механизм образования капель и брызг крови на вещах.

Отдавать преимущество вещественным или личным доказательствам, как представляется, неверно и с методологической, и с тактической точек зрения. Хотя-«как достоверным, так и недостоверным может быть - и то, и другое (например, фальсификация доказательств)»", все же значение вещест-' венных доказательств при доказывании по делам об убийствах в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей недооценивать нельзя. Во всех случаях, когда речь идет о следах биологической природы, источником происхождения которых являются, предположительно, потерпевший и подсудимый, государственные обвинители в 69,5% случаев развивают версию о доказанности факта нахождения подсудимого на месте совершения

1 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-17/09.

2 Ульянов В.Г. Государственное обвинение в Российском уголовном судопроизводстве (процессуальные и криминалистические аспекты): автореферат дис. . д-ра юрид. наук. - Краснодар: Б.и., 2002.-С. 38. убийства, что служит косвенным доказательством его причастности к преступлению. Сложности возникают в ситуации, когда подсудимые, не отрицая своего пребывания на месте преступления, не признают своей виновности в совершении убийства. Подобное встречалось по 14 (10%) уголовным делам. Анализ материалов данной группы уголовных дел позволил придти к выводу, что даже наличие на лице и теле подсудимых следов крови позволяет имл выдвигать версии о своей невиновности. По мнению авторов практического^ пособия по расследованию преступлений, «сложность доказывания вины здесь обусловливается невозможностью использования-в доказывании следов крови, оставленных отпечатков пальцев рук, других следов. Утрачивает доказательственное значение и сам факт пребывания на месте происшествия»»1. Подобное высказывание вряд ли обоснованно. Действительно, сложившаяся ситуация является проблемной, однако при профессиональном владении методикой доказывания, разрешаемой. Задача государственного обвинителя в этой части заключается не только в том, чтобы с помощью допросов экспертов и специалистов сформировать у присяжных представление1 о характере механизма следообразования, но и опровергнуть доводы подсудимого как ложные. К тому же современные исследования позволяют установить определенные закономерности образования следов крови на лице, теле, одежде преступников* в зависимости от способа совершенного преступления. Например, если повреждения наносятся топором, палкой, молотком, т.е. орудиями, имеющими значительный рычаг приложения силы, пятна крови на преступнике могут находиться на спине его одежды, плечах или груди2.

Так, в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей по делу об убийстве трех лиц, совершенном с применением топора, молотка, сапожного «башмака», государственным обвинителем в присутствии при

1 Настольная книга следователя: расследование преступлений против личности: (убийство, торговля людьми): научно-методич. пособие /под общ ред. А.И. Дворкина и А.Б. Соловьева. — М., 2007.-С. 387-388.

2 Левченко Е.В. Следы биологического происхождения человека как объект криминалистического исследования: автореферат дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 2007. - С. 22. сяжных были оглашены материалы проведенных исследований; согласно которым в области лица, плеч и ног подсудимого Борисова были выявлены множественные точечные наложения« вещества бурого цвета;, похожего на кровь. Свою причастность , к убийству подсудимый; отрицал полностью. В> частности, доводы Борисова сводились к,.следующему: преступление совершено его сыном: в» отсутствие- его дома; (сам; подсудимый! утверждал; что; в; период непосредственного совершения,: убийства находился* в магазине), придя;домой; Борисов сделал попытку оттащить,сына от уже мертвых тел, но-тот беспорядочно наносил по ним удары, поэтому брызги крови попали на Борисова-старшего; Версия подсудимого была тщательно исследована в суде с участием присяжных. По ходатайству обвинителя был вызван и допрошен в судебном заседании эксперт по вопросу механизма образования следов, а также оглашены выводы судебно-медицинских экспертиз трупов погибших. В? результате- стороной обвинениям были представлены следующие; противоречия,.указывающие на ложность, доводов Борисова-старшего:

1) допрос эксперта показал, что брызги могли попасть на лицо и одежду только: в случае, если близко находиться к предмету, от которого идут брызги, если только?подсудимый сам не наносил погибшим удары;

2) согласно заключениям экспертов, все телесные повреждения? являются прижизненными (а не посмертными), что противоречит версии Борисова, о том, что в момент убийства его не было дома; а; когда он пришел, погибшие были уже мертвы1.

Таким образом; государственный обвинитель достаточно профессионально с помощью косвенных улик доказал причастность Борисова-старшего к совершению тройного убийства,: что позволило присяжным вынести справедливый вердикт.

По уголовным делам об убийствах, сопряженным с; изнасилованиями или насильственными действиями сексуального характера, которые являлись предметом рассмотрения в суде с участием* присяжных, в 60% случаев исследовались материалы, свидетельствующие об отсутствии на месте преступления, а также одежде и теле потерпевшей и обвиняемого следов, спермы, что позволяло подсудимым не признавать эпизоды, совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера. В подобных случаях государственные обвинители представляли* выводы экспертиз вещественных доказательств, подтверждающие наличие на одежде обвиняемого посторонних волокон-наслоений, дальнейшие1 исследования которых позволяли доказать их происхождение от одежды потерпевших. Также оглашались материалы.в части исследований срезов ногтевых пластин погибших, под которыми во всех случаях был обнаружен биологический материал обвиняемых. Таким образом, были опровергнуты версии подсудимых, отрицавших наличие всякого контакта с потерпевшей. Аналогичным образом осуществлялся процесс доказывания в судебном следствии, проводимом с участием присяжных заседателей по уголовному делу в отношении У.З. Ярматова. Подсудимый, уроженец Узбекистана, обвинялся в том, что в июне 2008 г. в частном доме в поселке Власиха по улице Сибирской г. Барнаула сначала причинил множественные телесные повреждения топором 44-летнему К. Ладуде, а затем совершил изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении его 12-летней дочери Н. Ладуды, после чего, чтобы скрыть следы преступления нанес ей множественные удары топором. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила * наличие у погибших большого количества рубленых ран, нанесенных орудием, предположительно, топором, по различным частям тела. В ходе предварительного расследования и судебного разбирательства с участием присяжных Ярматов отрицал свою причастность к совершенным преступлениям, ссылаясь на наличие по делу только косвенных доказательств, а также на заключение экспертизы, подтвердившей отсутствие следов спермы на вещах малолетней Н. Ладуды. Тогда в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей по ходатайству государственного обвинителя были подробно исследованы заключения экспертиз, объектами которых выступали вещи

Ярматова и срезы ногтевых пластин Н. Ладуды. В частности, на рубашке и брюках подсудимого, согласно экспертизе, были обнаружены, посторонние волокна-наслоения, образованные от контакта с одеждой потерпевшей. Также на срезах ногтевых пластин, принадлежащих погибшей, был выявлен* биологический материал Ярматова. Присяжные признали подсудимого* виновным в совершении инкриминируемых деяний, на*основечего тот был осужден судом к лишению свободы сроком на 21 год1.

Безусловно, все материалы уголовного дела, касающиеся фиксации, изъятия, а также приобщения к делу и дальнейшего исследования вещественных доказательств, если только» они не были признаны недопустимыми, изучаются в судебном заседании с участием присяжных. В 100% случаев это судебно-биологические исследования крови и дактилоскопические исследования/пальцев рук и участков ладоней, изъятых при осмотре места происшествия. Реже оглашаются* (примерно 26,6%) выводы экспертиз по вопросу обнаружения на окурках сигарет, изъятых с места происшествия, слюны человека. Редко обнаруживаются, изымаются и направляются на экспертное исследование волосы, оставленные на месте происшествия. Вместе с тем, как верно замечает Т.Н. Шамонова, «волосы преступника (и потерпевшего) почти всегда остаются на месте происшествия. Наибольшее их скопление характерно для мест совершения убийства путем причинения телесных повреждений, сопровождаемого активными действиями преступника, иногда и потерпевшего (при оказании сопротивления — так называемые следы борьбы) или сопряженного с изнасилованием, и иных преступных дейстл вий» . В тех случаях, когда волосы становятся все же объектом исследований, типичные вопросы, поставленные перед экспертом, сводятся к определению их регионального происхождения и принадлежности человеку (или животному) в общем, и конкретному лицу, в частности. Тогда как волосы позволяют решить многие вопросы, возникающие в ходе расследования

1 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-17/09.

2 Шамонова Т.Н. Осмотр места обнаружения признаков убийства. — М • Щит-М, 2008. - С. 34-35. убийств. Например, определить орудие нанесения повреждений, а если установлено, что ранение причинено огнестрельным оружием, определить его вид. Автор многочисленных исследований по судебной медицине Л.О. Барсегянц отмечает еще два немаловажных фактора. «Исследование волос, извлеченных из. старых захоронений, показало, что они длительное время не подвергаются существенным изменениям и поэтому могут служить достаточно надежным объектом для диагностики огнестрельных повреждений. К тому же копоть, откладывающаяся на волосах, не удаляется при промывании их ни в теплой мыльной< воде, ни в спирте с эфиром. Это имеет важное значение при экспертизе огнестрельных повреждений на трупах, длительно находившихся в воде»1. Однако практика показывает, что российские следователи и прокуроры, данные обстоятельства учитывают лишь в 15% случаев.

Несомненно, проводимые в настоящее время современные экспертные исследования в определенной степени облегчают процесс доказывания в суде с участием присяжных заседателей по делам об убийствах. Например, в ходе предварительного следствия по уголовному делу об убийстве и изнасиловании пятилетней Полины Мальковой, пропавшей 19 марта 2007г. в Красноярске и обнаруженной спустя 10 дней в гаражном массиве на окраине города, было назначено около 200 молекулярно-генетических, 40 судебно-биологических и медико-криминалистических экспертиз. В* результате длительного расследования был задержан 36-летний Владимир Наумов, ранее привлекавшийся к уголовной ответственности за совершение половых преступлений. Исследованные в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей заключения молекулярно-генетических экспертиз, проводившиеся в экспертных учреждениях Красноярска и Москвы и давшие одинаковые результаты, убедили присяжных в достоверности их выводов, подтверждающих причастность Наумова к совершению данных преступле

1 Барсегянц ДО. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств: (кровь, выделения, волосы). - М.: Медицина, 2005. - С. 323. ний. Несмотря на заявление подсудимого об алиби, которое впоследствии опровергли свидетели, присяжные единогласно вынесли^ обвинительный вердикт, на основе которого суд приговорил Наумова* к пожизненному лишению свободы1.

К разряду наиболее эффективных исследований по делам, об убийствах относится метод генотипоскопической идентификации. Первые сообщения' о возможности использования анализа молекулы ДНК (дезоксирибонуклеино-вой кислоты)1 для-идентификации человека сделал в середине 80-х гг. ученый» из Великобритании А. Дж. Джеффрейс . В' частности, им и его соавторам удалось выявить одно из семейств ГВ-участков - мини-сателлитнукь ДНК, которая располагается сразу в нескольких локусах хромосом. Общая структурная^ организация мини-сателлитной ДНК оказалась, индивидуальной для каждого человека, поэтому было предложено* использовать обнаруженные участки для идентификации личности в судебной медицине3. Иными словами, его суть заключается в констатации факта существования различий в структуре ДНК разных индивидов. Нельзя не отметить тот факт, что проблема установления личности неопознанных трупов является в настоящее время достаточно актуальной и может вызвать множество вопросов при доказывании в суде присяжных по делам об убийствах. С одной стороны, метод генотипоскопической идентификации имеет массу преимуществ: 1) провести исследование ДНК даже при минимальном* количестве биологического материала, а также объектов с сильно разрушенной ДНК (например, обгоревшие костные фрагменты, единичные волосы, перхоть и т.д.; 2) проводится в короткие сроки. В качестве еще одного положительного фактора некоторые исследователи упоминают высокую точность результатов исследования4.

1 По материалам Российской газеты от 25.05.2010г.

2 Судебная медицина в расследовании преступлений: курс лекций/ A.M. Кустов, С.С. Самищенко. -М., 2002.-С. 416.

3 Аманов А.Т. О необходимости использования возможностей генотипоскопии при установлении личности неопознанных трупов в Кыргызской Республике // Российский следователь. — 2009. - № 4.- С. 37.

4 См.: Горянов Ю.И. Идентификация личности по ДНК: анализ практики и перспективы ее развития // Уголовный процесс. — 2010. - № 8. С. 68-73.

Так, в литературе утверждается, что «генотипоскопия позволяет отождествлять человека по следам биологического происхождения (кровь, сперма, ткани), практически со 100% уверенностью устанавливать происхождение биологического фрагмента от конкретного индивида, но и однозначно^ устанавливать* биологическое родство людей»1. Последнее нередко применяется в доказывании по-убийствам прошлых лет, когда найденный труп не позволяет с достоверностью его опознать. Однако с данным высказыванием можно поспорить. Таким образом, с другой стороны, метод ДНК-анализа не дает стопроцентно точных и правдивых результатов, что на сегодняшний день признается многими учеными и практиками. Например, в случае неправильного подбора условий ПНР' или использования образца, загрязненного посторонней ДНК, участки тела человека, исследуемые посредством полиме-разной цепной реакции (ПЩР), могут быть подвергнуты ложному типирова-нию. По. сути, на каждом этапе ДНК-исследования не исключены ошибки, а значит, существует И' риск фальсификации его результатов. Так, в Великобритании, где имеется развитая база данных ДНК в 2000 г. был выявлен факт случайного совпадения при исследовании ДНК одного подозреваемого. Только благодаря наличию у него алиби следствие провело анализ по 10 локусам, результаты которого подтвердили непричастность подозреваемого к преступлению2. К тому же; вывод эксперта о признании конкретного лица погибшим или принадлежности человеку следов биологического происхождения может быть сделан только в вероятностной форме. Как видится, в судебном разбирательстве, проводимом с участием присяжных заседателей, обозначенная ложная объективизация доказательств, основанных по большей части на выводах экспертов, может привести к неразрешимым судебным ошибкам. Следует отметить, что метод генотипоскопии при экспертном исследовании неопознанных трупов является в настоящее время не единственным. Речь идет о судебно-медицинской экспертизе скелетированных и

1 Шухнин М.Н. Неопознанный труп. Установление личности. - М., 2006. - С. 172.

2 Аксенов Р.Г. Претензии к методу ДНК-анализа в основном по технике // Уголовный процесс. -2010.-№8.-С. 72.

• ;■■■ 92 , ; ; сожженных костей, основанной; на! методе многомерной!, статистики; с; помощью которого; можно диагностировать основные прижизненные параметры тела* человека: длину тела, размера головы, туловища и конечностей, массивность и тип телосложения1.

Изучение и анализ протоколов;судебных;-заседанийшо;делам.об убийствах, с участием коллегии- присяжных заседателей позволили сделать = вывод, что вопрос о применении и оценке участниками судебного разбирательства заключений и показаний эксперта относится к наиболее дискуссионным. Обобщение судебной практики по делам об убийствах помогает сформулировать ряд проблем, с которыми сталкиваются участники судебного разбирательства с участием присяжных заседателей при доказывании по делам об убийствах:

Г)? участники^уголовного судопроизводства;(председательствующий, прокурор, защитник, присяжные заседатели;, эксперт) являются носителями разных, типов-знаний (специальных, обыденных, профессиональных)^ что, безусловно; отражается на оценке достоверности экспертного заключения;;

2) реализованная' идея так называемой состязательной экспертизы- влечет наличие: в уголовном деле по? одному предмету исследования- заключений-нескольких экспертиз, выводы; которых могут быть, диаметрально противоположны друг другу;

3) вопреки распространенному в теории^ доказывания, в экспертной; и судебной практике ФРГ мнению; что эксперт может, давать заключение только о в вероятной форме , российская система правосудия по уголовным делам в равной степени воспринимает выводы эксперта, сделанные и в категорической; и в вероятной« формах. Однако отношение участников процесса к таким выводам различно, так как вероятностные выводы эксперта почти всегда

1 См.: Архипова А.Н. Новая технология судебно-медицинской экспертизы скелетированных и сожженных останков человека // Российский следователь. — 2008. -№ 18. — С. 2-3.

2 Ильина Е.Р., Сергеев В.В., Тарасов A.A. Оценка заключения судебно-медицинского эксперта по уголовным делам. - М.: Юрлитинформ, 2008. - С. 152. оспариваются защитой (70% от общего количества дел), в отличие от категорических суждений (30% от общего количества дел).

По 100% уголовных дел об убийствах возникает необходимость в установлении причин смерти, поэтому назначение и производство судебной экспертизы по данным делам является обязательным (ст. 196 УПК РФ). Несомненно, речь идет о судебно-медицинской экспертизе, которая ^включает в себя не* менее десяти узких экспертных специализаций. Поэтому круг вопросов, подлежащих исследованию, является более широким и выходит далеко за пределы установления только причин смерти. В частности, он включает в себя следующие вопросы.

1) Установление времени наступления смерти, а также способа и орудия совершения убийства. Что касается времени наступления смерти, то выводы эксперта в этой части в 90,5% случаев даются в вероятной форме, особенно-когда с момента совершения убийства и обнаружения трупа проходит длительный промежуток времени (от нескольких месяцев и более). Так, по одному из уголовных дел об убийстве, сопряженном с изнасилованием, заключение судебно-медицинского эксперта представлялось в следующей формулировке: «Причина смерти гражданки Ежовой не установлена из-за резко выраженного универсального гниения трупа (.) Смерть Ежовой могла наступить в промежутке от нескольких недель до нескольких месяцев назад до момента исследования трупа в морге (.) Наиболее вероятный «костный» возраст неизвестной женщины от 25 до 40 лет»1. Характер данного доказательства (заключение эксперта), в частности, невозможность установить причину и время наступления смерти, позволил адвокату на протяжении всего судебного следствия и в прениях отстаивать перед присяжными версию о том, что доказательства того, что труп найденной женщины принадлежит пропавшей без вести Ежовой, отсутствуют. В подобной ситуации убедить коллегию присяжных в обратном позволила лишь правильно выстроенная прокурором линия обвинения, в соответствии с которой тот сделал акцент на исследовании в судебном заседании в присутствии присяжных одежды, найденной на месте происшествия, в дальнейшем опознанной матерью и братом погибшей, как принадлежавшая пропавшей Ежовой.

• Выводы эксперта об орудии совершения'убийства носят как вероятный, так и категорический характер. Как правило, по делам об убийствах, совершенным с применением огнестрельного оружия, по которым в 100% случаев проводятся* комплексные медико-баллистические исследования, определить вид оружия по стреляным пулям и гильзам не представляет особых затруднений. Так, во время операции у потерпевшего из раны были извлечены металлические осколки. Согласно заключения экспертизы, представленные на исследование два, фрагмента явились частями- пули (пуль) спортивно-охотничьего патрона кольцевого воспламенения; калибра 5,6мм1.

Если повреждения, вызвавшие смерть, причинены тупым предметом, то вывод эксперта относительно орудия убийства чаще всего носит вероятностный характер: Вообще, ситуация, когда эксперт в суде не может дать категоричный ответ на вопрос, были ли причинены телесные повреждения указанным предметом, является не слишком-распространенной (всего 9,5% уголовных дел), однако носит проблемный характер. Анализ протоколов судебных заседаний, проведенных с участием присяжных, свидетельствует о стремлении государственных обвинителей предотвратить негативное воздействие; возникшее при оценке присяжными таких экспертиз. Происходит это следующим образом. Во-первых, в период допроса эксперта присяжным представляется для обозрения вещественное доказательство — орудие преступления, служившее предметом исследования. Во-вторых, прокурором уточняется, почему эксперт затрудняется дать заключение в категоричной форме. Так, по 5 уголовным делам эксперты объясняли сторонам, присяжным и председательствующему, что во многом характер вывода зависит от того, групповые или индивидуальные признаки имеют те или иные орудия убийства. Так, по мнению всех экспертов, топору присущи индивидуальные признаки зазубрины), чего нельзя сказать, например, о металлическом усилителе-газового ключа, явившемуся орудием убийства по одному из уголовных дел, рассмотренных с участием присяжных, который почти не имеет индивидуальных признаков: Во всех случаях правильная тактика государственного обвинителя- позволила присяжным объективно оценить заключение и показание эксперта:

2) Причинены ли все повреждения одновременно или в разное время; все ли< повреждения причинены прижизненно, если нет, то какие повреждения посмертны и через какое время после наступления смерти они причинены? Разделение прижизненных и посмертных повреждений позволяет выделить те, которые повлекли смерть. В доказывании по делам об убийствах, совершенных с особой жестокостью, выраженной в нанесении большого*количества ранений через небольшой промежуток времени, установление данного' обстоятельства имеет особое значение. Например, если установлено, что смерть наступила после первых повреждений, остальные же множественные ранения являлись посмертными, защита в подобных случаях отстаивает версию об отсутствии в действиях лица признака особой жестокости, так как, по ее мнению, погибший не испытывал особые мучения и страдания, а промежуток времени, равный нескольким десяткам секунд, свидетельствует о желании виновного поскорее причинить смерть.

3) Количество имеющихся у трупа повреждений, их локализация, степень тяжести, давность причинения.

4) Установление механизма следообразования при том или ином способе причинения смерти. Выяснение данных признаков имеет значение, когда подсудимый отрицает криминальный характер деяния, доказывая версию, что смерть наступила от несчастного случая, например, имел место самопроизвольный выстрел или потерпевший умер не от асфиксии, а от нехватки кислорода.

Установление закономерности образования следов является важным, когда в ходе совершения убийства определенным способом, те следы, которые закономерно должны были возникнуть, отсутствуют. Для присяжных, не являющихся носителями специальных знаний и не имеющих отношения* к юриспруденции, это особенно необходимо. Например, по одному из уголовных дел об убийстве, рассмотренных с участием присяжных заседателей, из» заключения судебно-медицинской экспертизы следовало, что смерть-потерпевшего наступила от сдавливания органов шеи тупым твердым предметом. Однако основной след - странгуляционная- борозда - на шее погибшего отсутствовала. Для того чтобы разъяснить сложившуюся ситуацию, по ходатайству государственного' обвинителя в. судебное заседание был вызван* и допрошен с участием присяжных эксперт, проводивший СМЭ трупа. На вопрос обвинителя об отсутствии странгуляционной борозды, эксперт пояснил, что в данном случае борозда не образовалась из-за так называемой мацарации кожи потерпевшего, т.е. так как труп долгое время находился в воде, кожа погибшего сморщилась, и это явилось фактором того, что странгуляционная борозда не отобразилась1.

5) Устанавливать происхождение крови, спермы, слюны, пота и- других объектов биологического происхождения от конкретного лица.

6)-В случае обнаружения смешанных следов биологического происхождения, что характерно для убийств нескольких лиц, устанавливать конкретный источник происхождения того или иного вещества.

7) По делам об убийствах, связанным с обнаружением трупа, опознание которого затруднено, одно из направлений судебно-медицинской экспертизы — молекулярно-генетические исследования — позволяют определить биологическое (генетическое) происхождение трупа от конкретных лиц (родительской пары), т.е. провести его идентификацию. Усматривается определенное сходство между судебно-медицинской экспертизой объектов биологического происхождения, которая по делам об убийствах проводится в 100% случаев, и молекулярно-генетическими исследованиями. Как верно пишет по этому поводу Е.Р. Российская, «если при проведении первой из них анализируются различные вещества: белки, глипротеины, гликопиды, синтез которых детерминирован генами, т.е. проводится опосредованный анализ генетической информации, то при молекулярно-генетическом анализе исследуют непосредственный носитель наследственных признаков?- ДНК. При этом информативность анализа* существенно повышается»1.

8)'Другие вопросы.

В» случае если подсудимый^ в судебном заседании высказывает свою версию событий, предусматривающую иной механизм причинения* повреждений, принятие которой присяжными влечет признание его невиновным, по ходатайству государственного обвинителя или по инициативе председательствующего может быть назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза. В" подобной ситуации на рассмотрение эксперта- должен быть вынесен следующий вопрос: «Возможно ли причинение имеющихся у погибшего телесных повреждений при обстоятельствах, установленных в ходе рассмотрения► уголовного дела в суде, в частности в ходе допроса подсудимого (указывается число, месяц, год)?» Как правило, выводы эксперта в этой части носят категорический характер, что позволяет присяжным заседателям высказать сомнения относительно версии, изложенной подсудимым в зале суда.

По уголовным делам об убийствах, разрешаемым судом с участием присяжных заседателей, велико значение комплексных медико-криминалистических и медико-баллистических экспертиз, а также судебных трасологических, судебно-химических, судебных экспертиз веществ и материалов, судебно-почерковедческих и других. Относительно последнего вида экспертизы следует отметить, что почерковедческие экспертизы назначались не для выяснения отдельных обстоятельств убийства, а для разрешения вопросов, связанных с расследованием или судебным разбирательством

1 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе; Гл. 36. Судебно-медицинские экспертизы.- М.: «НОРМА», 2006. URL: http:// www.consultant.ru. по конкретному уголовному делу. По. 70% уголовных дел ходатайства о назначении; почерковедческих экспертиз были заявлены стороной защиты и лишь, по 30% уголовных дел государственным: обвинителем. Например; адвокаты настаивали на проведении данного вида экспертизы для* выяснения вопроса:: «Принадлежит ли подсудимому подпись в * протоколе следственного действия»? в ситуации, когда: ставили; под сомнение допустимость, того или иного доказательства. Нередко? выявлялось,, что лица; обвинявшиеся в совершении групповых убийств и содержащиеся в период уголовного судопроизводства по стражей в СИЗО; ведут переписку друг другом. Изъятые , впоследствии записки, тексты которых содержали различные улики поведения (например, предложения; взять вину на. себя одному из; подсудимых) был И: направлены на исследования, позволяющие идентифицировать лицо по его почерку. В дальнейшем данные записки были использованы обвинителем в судебном заседании в качестве косвенных доказательств, с помощью которых устанавливалась виновность подсудимых: (ого) в совершении убийства. При доказывании по уголовным, делам об убийствах, совершенным; по мотиву национальной;ненависти или вражды, а также сопряженным с преступлениями экстремистской направленности; во всех случаях в суде с участием, присяжных исследовались- заключения комплексных лингвистических экспертиз:. Присяжным же для обозрения были представлены тексты, содержащие, по мнению стороны обвинения, лексические и графические языковые средства, побуждающие1 к действиям против лиц иных национальностей и органов власти. ,

Правовые гарантии достоверности заключения судебного- эксперта закреплены в ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», статья 8 которого закрепляет требования объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований1. В; частности, она гласит, что эксперт проводит исследо

1 ФЗ от 31.05.2001 (ред. от 28.06.2009) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 05.04.2001). URL: http:// www.consuItant.ru. вания объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение* эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных (курсив мой - А. X.). Отметим, что1 оценивать заключение эксперта с точки зрения научных данных, например, медицинских или химических, непрофессионалам крайне сложно. Участники уголовного судопроизводства, как правило, не владеют ни методикой исследований, ни знанием современных экспертных технологий. Как верно отмечает одна из признанных теоретиков в области судебной экспертизы Е.Р. Российская1, «Все усложняющиеся задачи1 судебной экспертизы, появление новых родов и видов экспертиз, базирующихся на самых современных технологиях, развитие и усложнение судебно-экспертных методик ведут к неуклонному росту сложностей в оценке состоятельности экспертных исследований»2.

Следует отметить, что наибольшие трудности возникают в ситуации, когда по одному уголовному делу имеется несколько разновидностей экспертиз: комплексные, повторные и дополнительные. Анализ судебной практики по указанной категории дел позволил сделать вывод, что даже любое несоответствие выводов эксперта предложенной обвинителем или защитником версии побуждает данных лиц к заявлению ходатайства о назначении экспертизы. Эта обратная сторона состязательной экспертизы нередко ведет к ситуации наличия по одному уголовному делу об убийстве трех и даже четырех заключений, выводы которых противоречат один другому. Подобное имеет место и по другим труппам уголовных дел. Некоторую ясность по этому поводу внес Пленум Верховного Суда РФ, разъяснив в Постановлении от 21.12.2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» смысл

1 Российская Е.Р., Галяшина Е.И., Зимин A.M. Теория судебной экспертизы, учеб. для вузов. - М. Норма, 2009.-С. 382.

2 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе; Гл. 11. Оценка заключения судебного эксперта следователем и судом — М : «НОРМА», 2006. URL: http:// www.consultant.ru. таких применительно к экспертному заключению понятий, как «недостаточная ясность», «неполнота» и «необоснованность»1. Однако думается, применение данного постановления на практике приведет к- возникновению не менынего'ряда проблем.

Большое значение при формировании внутреннего' убеждения у присяжных заседателей при- оценке достоверности выводов * эксперта играет допрос данного эксперта в судебном заседании. Как правило, ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе эксперта заявляет сторона, которой тактически выгодно' подвести заключение под свою версию или выставить перед присяжными выводы эксперта в свете несостоятельности; сомнительности, противоречивости. Восприятие непосредственно личности эксперта присяжными необходимо еще и потому, что «важно подчеркнуть. значение субъективного фактора (убежденности) эксперта в механизме формирования-содержательно достоверных заключений»2. Несомненно, устное оглашение в судебном заседании перед присяжными выводов эксперта меркнет по сравнению с использованием при доказывании его показаний, данных в суде. К тому же опытные обвинители и адвокаты понимают, что в случае разъяснения экспертом присяжным заседателям значения отдельных специальных терминов, они могут свободно оперировать данными понятиями в дальнейшем, не вызвав у присяжных их неоднозначного понимания. Так, в ходе судебного следствия* по рассмотрению с участием присяжных уголовного дела в отношении Чмелева, адвокатом подсудимого было заявлено ходатайство. Во-первых, пригласить в судебное заседание и допросить судебно-медицинского эксперта, проводившего экспертизу трупа погибшего в связи с выяснением вопроса о направлении раневого канала. Также, по мнению защитника, это позволило бы присяжным определить расположение стрелявшего и убитого, и положение ружья в момент выстрела. Во-вторых,

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российская газета от 30.12.2010.

2 Ильина Е.Р., Сергеев В.В., Тарасов A.A. Оценка заключения судебно-медицинского эксперта по уголовным делам. - М.: Юрлитинформ, 2008. - С. 161. вызвать и допросить в качестве свидетеля эксперта-баллиста по1 вопросу уточнения, понятий «визирование» и «рикошет», которые фигурирует в выводах данного эксперта1.

Вызванный в судебное * заседание эксперт, допрашивается* дважды: в отсутствие* присяжных» № с участием- коллегии присяжных заседателей. В первом случае предмет допроса касается- вопросов; связанных с допустимостью экспертного заключения, его полноты и всесторонности, правильности примененных при исследовании методик. Далее судебный'эксперт допрашивается в присутствии^ присяжных, но только для- выяснения фактических обстоятельств уголовного дела. Например, по указанному выше уголовному делу Чмелева, в отсутствии присяжных защитник выяснял у эксперта с помощью каких методик по-имеющимся кровоизлияниям тот смог определить направление раневого канала. В присутствии же присяжных сторонами были заданы эксперту следующие вопросы:

- Если бы смертельное ранение Мартыненко было' причинено в результате рикошета дроби, имелись ли какие-либо специфические повреждения на исследуемых объектах?

- Как следы рикошета были бы видны на деревянной и бетонной частях столба, если бы они были?

- Имеет ли деформацию дробь, извлеченная из трупа? л

- Какие повреждения обнаружены на дроби?

Таким образом, состязательный характер судебного разбирательства с участием присяжных заседателей позволяет сторонам самостоятельно выстраивать линию обвинения и. защиты, избирая для себя приемлемый способ представления доказательств и использования в судебном-заседании доказательственных фактов в рамках предложенной для оценки присяжным заседателям версии.

1 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-80/04.

2 Архив Алтайского краевого суда. Уголовное дело № 2-80/04.

Похожие диссертационные работы по специальности «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность», 12.00.09 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность», Хорошева, Анна Евгеньевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленное исследование позволило диссертанту придти к некоторым выводам, имеющим, как теоретическое, так и прикладное значение:

1. В соответствии с главенствующим в науке криминалистике системно-деятельностным подходом к определению ее предмета, диссертантом* поддерживается точка зрения ученых, предлагающих изучать две системы деятельности^ - преступную! и криминалистическую, включающую в себя деятельность по расследованию преступлений и судебному рассмотрению уголовных дел. В' этой связи представляется целесообразным развивать научные положения, касающиеся построения частных криминалистических методик предварительного расследования и судебного разбирательства^ по уголовным делам, а также усеченных криминалистических методик судебного разбирательства- по отдельным5 группам (видам) уголовных дел, в том числе методик судебного разбирательства с участием присяжных заседателей.

Потребность в разработке криминалистической методики судебного разбирательства- с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах обусловлена: 1) значительным количеством ходатайств, поступающих от обвиняемых по делам об убийствах, о рассмотрении их дел посредством данной формы судебного производства; 2) отсутствием методических рекомендаций государственным обвинителям и председательствующим, затрагивающим криминалистические аспекты участия председательствующего и сторон в судебном следствии с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах; 3) наличием ошибок, результатом которых являются противоречивые и несправедливые приговоры, постановленные на основе вердиктов коллегии присяжных заседателей по делам об убийствах.

2. Структура криминалистической методики судебного разбирательства с участием, присяжных заседателей по уголовным; делам- об убийствах, по мнению диссертанта, может выглядеть представлена, следующим образом:: 1) криминалистическая;характеристика:убййств; 2) типоваЯ' Криминалистичег ская'характеристика судебного следствия с участием присяжных заседателей по уголовным:делам:об!;убийствах; .3);предмет судебного; следствияш'о-деламс об -убийствах, рассматриваемым' судом»: с: участием - присяжных заседателей; 4) механизм судебного доказывания; по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым, с участием присяжных; 5) исследование и оценка субъектами доказывания с участием присяжных! заседателей элементов; составляющих криминалистическую характеристику личности; подсудимого по уголовным делам-об убийствах;; 6)|система^тактических-приемов по разрешению судебных ситуаций, складывающихся; в ходе рассмотрения с участием присяжных заседателей уголовных дёл об убийствах.

3. Предмет судебного следствия!по уголовным; делам об убийствах; рассматриваемым с участием присяжных заседателей, представляет собой, систему данных,, обусловливающую- типовую модель судебного следствия, основанную; на знаниях криминалистической; характеристики; конкретного убийства, отражающую набор характерных приемов осуществления;тактической деятельности участниками судебного разбирательства, по исследованию судебных версий, разрешению заявленных сторонами в; ходе* судебного следствия ходатайств, проводимой в пределах, необходимых для- познания присяжными фактических обстоятельств по делу.

4. Изучение теоретических и практических положений о личности подсудимого по уголовным делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, следует осуществлять в двух направлениях - процессуальном и криминалистическом. Процессуальный аспект является продолжением дискуссии о том, что можно; и что нельзя доводить до сведения присяжных заседателей. Криминалистическое направление предполагает не только построение психолого-криминалистического портрета, личности подсудимого по уголовным делам об убийствах, но и выявление в их действиях способов противодействия, затрудняющих рассмотрение уголовных дел в суде присяжных.

5. Типовая судебная*, ситуация по-делам об убийствах, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, может быть представлена-как информационно-психологическая модель обстановки, в которой реализуют свою деятельность председательствующий, присяжные заседатели, стороны обвинения и защиты, складывающаяся выходе судебного доказывания, осуществляемого1 участниками уголовного судопроизводства, обусловленного их тактическими целями и направленного на вынесение справедливого вердикта присяжными заседателями и постановленного на основе данного вердикта приговора суда. Все судебные ситуации, складывающиеся в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах, можно классифицировать по следующим основаниям: 1) судебные ситуации, возникающие на различных этапах судебного разбирательства; 2) судебные ситуации, выделенные, исходя из специфики предмета судебного следствия в суде присяжных (возникающие и разрешаемые с участием и без участия присяжных заседателей); 3) судебные ситуации, различающиеся в зависимости от особенностей их возникновения (стихийно возникшие, эволюционирующие, смешанные); 4) судебные ситуации, обусловленные спецификой процесса доказывания; 5) судебные, ситуации, различающиеся по степени выраженности возникшего в ходе судебного следствия конфликта (ситуации с открытой конфронтацией и ситуации с закрытой конфронтацией); 6) судебные ситуации, складывающиеся под влиянием иных неблагоприятных факторов (содержательного; процессуального и организационно-деятельностного; тактико-психологического); 7) судебные ситуации, складывающиеся в ходе судебного допроса.

6. Формирование и развитие реакций присяжных заседателей на возникающие в ходе рассмотрения уголовных дел об убийствах судебные ситуации связывается не только с их социальным статусом, уровнем образования, половой принадлежностью, но и способностью воспринимать и анализировать вербальную и невербальную информацию. Анализ материалов судебной практики разрешения уголовных дел об убийствах с участием присяжных заседателей, а также данных наук прикладной психологии и юридической лингвистики позволил придти к выводу о целесообразности использования в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей тактико-криминалистических приемов речевого воздействия.

Как видится, рамками настоящего диссертационного исследования невозможно охватить все проблемные вопросы, возникающие в процессе изучения процессуальной и криминалистической деятельности участников судебного разбирательства, проводимого с участием присяжных заседателей по уголовным делам об убийствах. В этой связи, перспективным и требующим разработки направлением представляется дальнейшее развитие методики судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах, разрешаемым с участием присяжных заседателей.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Хорошева, Анна Евгеньевна, 2011 год

1. Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» // Российская, газета Федеральный выпуск № 29 (5405) от 11 февраля 2011 г.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ*от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российская газета Федеральный выпуск № 296 (5375) от 30.12.2010 г.

3. Монографии, учебники, учебные пособия, комментарии, сборникинаучных трудов

4. Абрамова, Г.С. Практическая психология: учебник для вузов. 4-е изд., перераб. и доп. / Г.С. Абрамова. - Екатеринбург: Деловая кн., 1999. - 512 с.

5. Алдер, Гарри НЛП: Современные психотехнологии: Перевод. / Гарри Алдер. [2-е изд.] . - СПб. И др.: Питер, 2003. - 159 с.

6. Александров, A.C. Перекрестный допрос: учеб.-практ.пособие/ A.C. Александров, С.Н. Гришин. -М., Юрлитинформ, 2007. 588 с.

7. Алексеева, Л.Б. Защитник в суде присяжных: Сборник / Л.Б. Алексеева. (Алексеева Л.Б., Григорьева Н.В., Львова Е.Ю., Радутная Н.В.) А.Г.М, 1997. -152 с.

8. Антонян, Ю.М. Феномен зависимого преступника / Ю.М. Антонян, О.В. Леонова, Б.В. Шестакович; под ред. Ю.М. Антоняна; Ин-т гуманитарного образования. -М.: Аспект-Пресс, 2007. 192 с.

9. Антонян, Ю.М. Личность преступника=РегзопаШу of criminal / Ю.М. Антонян, В.Н. Кудрявцев, В.Е. Эминов; Ассоц. «Юрид. центр». -СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. 364 с.

10. Ароцкер, Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел / Л.Е. Ароцкер. — М., 1964. — 246 с.

11. Ароцкер, Л.Е. Тактика и этика судебного допроса / Л.Е. Ароцкер. М., 1969.-215 с.

12. Ахмедшин, Р.Л. Криминалистическая характеристика личности преступника / Р.Л. Ахмедшин, Н. Т. Ведерников. Томск, Изд-во ТГУ. - 2005.- 208 с.

13. Баев, О.Я. Содержание и формы криминалистической тактики / О .Я. Баев. — Изд-во Воронежского гос. ун-та. — 1975. — 59 с.

14. Баев, О .Я. Криминалистическая тактика и .уголовно-процессуальный закон/О.Я-. Баев. Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1977. - 114 с.

15. Баев, О.Я. Основы криминалистики: курс лекций* / О.Я. Баев. М.: Экзамен, 2001.-287 с.

16. Баев, О.Я; Тактика уголовного, преследования и профессиональной защиты от него: Следственная тактика: научно-практическое- пособие / О.Я. Баев. Mi: Изд-во, 2003. - 432 с.

17. Баев, 0:Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: научно-практическое пособие / О. Я: Баев. М'.: Юрлитинформ, 2006. - 144 с.

18. Баев, О.Я. Основы методики уголовного преследования и профессиональной защиты от него (на примере уголовно-процессуального исследования должностных и служебных преступлений): научно-практическое пособие / О.Я. Баев. М.: Эксмо, 2009. - 396 с.

19. Барсегянц, JI.O. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств: (кровь, выделения, волосы) / JI.O. Барсегянц. М.: Медицина, 2005.-447 с.

20. Бартол, Курт Психология криминального поведения / Курт Бартол. 7-е международное издание. - СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК: ОЛМА-пресс, 2004. -352 с.

21. Белкин, P.C. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы / P.C. Белкин. — М.: Наука, 1966. 296 с.

22. Белкин, P.C. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики / P.C. Белкин. — М.: ВШ МВД СССР, 1970. — 132 с.

23. Белкин, P.C. Криминалистика: общетеоретические проблемы / P.C. Белкин, А.И. Винберг. М.: Юрид. лит., 1973. - 264 с.

24. Белкин, P.C. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории / P.C. Белкин. М.: Юрид. лит., 1987. - 272 с.

25. Белкин, P.C. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике / P.C. Белкин. М.: Юрид. лит., 1988. — 304 с.

26. Бозров, В.М. Судебное следствие / В.М. Бозров, В.М. Кобяков. Екатеринбург. - 1992. - 144 с.

27. Бородин, C.B. Рассмотрение судами уголовных дел об убийствах / C.B. Бородин. М.: Юрид. лит., 1964. - 211 с.

28. Брусницын, JI.B. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и, международный опыт XX века: (Процессуальные исследования) / JI.B. Брусницын. — М.: Юрлитин-форм, 2001.-398 с.

29. Брусницын, JI.B. Комментарий законодательства об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства / Л.В. Брусницын. М.: Изд. дом Шумиловой И. И., 2005. - 90 с.

30. Бурданова, B.C. Поиски истины в уголовном процессе / B.C. Бурданова. СПб., Юрид. центр Пресс, 2003. 247 с.

31. Бэрон, Роберт А. Агрессия: учебное пособие / Роберт А. Бэрон, Дебора Р. Ричардсон. СПб.: Питер, 1997. - 330 с.

32. Васильев, А.Н. Следственная тактика / А.Н. Васильев. — М.: Юрид. лит., 1976.- 196 1. с.

33. Васильев, А.Н. Предмет, система и теоретические основы криминалистики / А.Н. Васильев; Н.П. Яблоков. М.: МГУ, 1984. - 144 с.

34. Ведерников, Н.Т. Личность, обвиняемого и подсудимого (Понятие, предмет и методика изучения) / Н.Т. Ведерников: — Томск: изд-во/Тсэмск. унта, 1978. 174'с.

35. Владимиров,.Л.Е. Суд присяжных: условия действия.института присяжных и метод разработки доказательств / Л.Е. Владимиров.^ — М.:. Изд-во Современного гуманитарного ун-та, 2009. 235 с.

36. Воробьев, Г.А. Планирование судебного следствия / Г.А. Воробьев. -М., 1978. 80 е.

37. Выдря, М.М. Вещественные доказательства в советском уголовном процессе / М.М. Выдря. М., Госюриздат, 1955. - 118 с.

38. Гавло, В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений / В.К. Гавло. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. - 333 с.

39. Гавло, В.К. Актуальные проблемы поисково-познавательной деятельности в суде: учебное пособие/ В.К. Гавло, С.Э. Воронин. Барнаул: Барнаульский юрид. ин-т МВД России, 2000. - 42 с.206

40. Гавло; В.К. Судебно-следственные1 ^ ситуации: психолого-криминалистические аспекты:; монография, / В.К. Гавло, В.Е. Клочко, ДШг Ким; под.,ред: проф. В:К. Гавло.- Барнаул: Изд-во Алт. ун-та,- 2006. -223с; ■■■ • .'■.'•■■.'.:; . ;.

41. Гармаев,, Ю.П. Проблемы создания криминалистических методик расследования преступлений: теория и практика / Ю.П. Гармаев, А.Ф. Лубин;.Ассоц; «Юрид. центр». — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2006: 301 с.

42. Гладышева, О.В. Проблемы поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции / 0:В: Гладышева^ Х.М. Лукожев: — М.: Юрлитин-форм, 2009. 198 с.

43. Громов, H.A. Доказательства, их виды и доказывание в уголовном процессе: учебно-практич. Пособие / H.A. Громов, С.А. Зайцева, А.Н. Гущин. М.: Приор-издат, 2005. - 81, с.

44. Дилтс, Роберт Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП / Роберт Дилтс. СПб.: Питер, 2002. - 320 с.

45. Драпкин, Л.Я. Понятие и классификация* следственных ситуаций. — В кн.: Следственные ситуации и раскрытие преступлений / Л.Я. Драпкин. — Науч. Тр. Свердловск. — Юрид. ин-та, вып. 41. — Свердловск. — 1975. —329 с.

46. Драпкин, Л.Я. Основы теории следственных ситуаций / Л.Я. Драпкин. — Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1987. 163, 1. с.

47. Дубягин, Ю.П. Особенности методики расследования неочевидных убийств / Ю.П. Дубягин, О.П. Дубягина, С.Г. Логинов. М.: Юрлитинформ, 2004.-249 с.

48. Дудко, H.A. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: предварительное слушание: учебное пособие: учебное пособие/Н.А. Дудко; АлтГУ — Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2003.- 128 с.

49. Дудко, H.A. Суд. присяжных в России: возрождение и этапы развития: учебное пособие / H.A. Дудко; Федер. Агентство по образованию, Алт. гос. ун-т. Барнаул: Изд-во АТУ, 2009. — 133 с.

50. Егоров; H.H. Вещественные доказательства в следственной и судебной практике: монография / H.H. Егоров; под ред. С.П. Щербы. М.: ВНИИ МВД России, 2003. - 160 с.

51. Егоров, H.H. Вещественные доказательства: уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты: монография / H.H. Егоров. М.: Юрлитинформ, 2007.-304 с.

52. Епихин, А.Ю. Обеспечение безопасности личности в уголовном судопроизводстве / А.Ю. Епихин; Ассоц. «Юрид. центр». — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. 329 с.208 '

53. Золотых, В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном; процессе / В.В. Золотых. М;: Ростов<н/Д: ACT; .Феникс, 1999; - 288 с.

54. Зорин; Г.А. Криминалистическая методология: научно-популярная; литература / P.A. Зорин.' Минск: Амафея, 2000. - 607 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века).

55. Ильина, Е.Р. Оценка заключения судебно-медицинской экспертизы по уголовным делам / Е.Р. Ильина, В.В. Сергеев, A.A. Тарасов. — М.: Юрлитинформ, 2008. 223 с.

56. Исаева, JI.M. Специальные познания в уголовном судопроизводстве / JI.M. Исаева. М.: ЮРМИС, лд, 2003. - 304 с.

57. Карабчевский, Н.П. Около правосудия: статьи. Защитительные речи. Очерки / Н. П. Карабчевский; сост. Н.П. Потапчук; Авт. вст. Ст. H.A. Троицкий. — Тула: Автограф, 2001. — 671 с.

58. Карнозова, JI.M. Возрожденный суд присяжных: Замысел и проблемы становления/ Л.М. Карнозова: РАН. Ин-т государства и права. М.: NOTABENE, 2000. - 368 с.

59. Ким, Д.В. Криминалистические ситуации и их разрешение в*уголовном судопроизводстве / Д.В. Ким. Барнаул. Юрид. ин-т. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. - 206 с.

60. Ким, Д.В. Теоретические и прикладные аспекты криминалистических ситуаций/ Д.В. Ким / под. науч. ред. В.К. Гавло, Барнаул, юрид. ин-т, Алт. -ун-та, 2008.- 196 с.

61. Кипнис, Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве/ H. М. Кипнис. М., 1995.-340 с.

62. Кириллова, Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел: монография /Н.П. Кириллова.- СПб: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2007. 408 с.

63. Кисленко, С.Л. Судебное следствие: состояние и перспективы / С.Л. Кисленко, В.И. Комиссаров. М.: Юрлитинформ, 2003. -176 с.

64. Китаев, H.H. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств / H.H. Китаев, А.П. Тельцов. Иркутск: ИГУ, 1992. - 168 с.

65. Китаев, H.H. Экспертные психологические исследования в уголовном процессе: проблемы, практика, перспективы / H.H. Китаев, В.Н. Китаева; Байкальский гос. ун-т экономики и права (Иркутск). — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2002. -432 с.

66. Ковалев, C.B. Основы нейролингвистического программирования: введение в человеческое совершенство: учеб. пособие / C.B. Ковалев. Изд. 4-е, доп. и перераб. - М.: Профит Стайл, 2007. - 207 с.

67. Комиссаров, В.И. Криминалистическая тактика: история, современное состояние и перспективы развития / В.И. Комиссаров. М.: Юрлитинформ, 2009.-191 с.

68. Комиссарова, Я.В. Криминалистика + криминалисты^ опыт борьбы с преступностью / Я.В. Комиссарова, Е.Г. Килессо, В.О. Перч М.: Юрлитинформ, 2005. - 196 с.

69. Конин, В.В. Реализация функции.защиты в,суде с участием присяжных заседателей / В.В. Конин. М.: Юрлитинформ, 2010. — 150 с.

70. Коновалова, В.О. Убийство: искусство расследования: монография / В.О. Коновалова. Харьков: Факт, 2001. - 311 с.

71. Кореневский, Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальные, тактические и нравственные аспекты): метод, пособие / Ю.В. Кореневский; Научно-исслед. ин-т проблем укрепления законности и правопорядка. М., 1994. - 84 с.

72. Кореневский, Ю.В! Криминалистика для судебного следствия / Ю.В. Кореневский. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. - 197 с.

73. Кореневский, Ю.В. Участие защитника в доказывании / Ю.В. Кореневский, Г.П. Падва. М: ЮРИСТЬ, 2004. - 159 с.

74. Корнев, Г.П. Идеонормативная концепция истины. Философия и правоприменение: монография. / Г.П. Корнев; Нижнегород. гос. ар-х ст. ун-т. -М.: Акад. Проект, 2006. 352 с.

75. Корноухов, В.Е. Методика расследования преступлений: теоретические основы / В.Е. Корноухов. — М.: Норма, 2010. 223 с.

76. Корчагин, А.Ю. Судебное разбирательство уголовных дел: понятие, организация, тактика: монография / А.Ю. Корчагин. — М.: (б.и.),2006. 128 с.

77. Корчагин, А.Ю. Основы тактики и методики судебного разбирательства уголовных дел: монография / А.Ю. Корчагин; (науч. ред. В.Д. Зеленский). — Краснодар: Качество, 2007. 96 с.

78. Крейдлин, Г.Е. Невербальная семиотика: язык тела и естественный язык. / Г.Е. Крейдлин. М.: Новое лит. обозрение, 2004. — 581 с.

79. Кривошеев, A.C. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования / A.C. Кривошеев. — М.: Юрид. лит., 1971. —11 с.

80. Т.91 Криминалистика: учеб. для вузов» / Т.В. Аверьянова, P.C. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Российская; Под. ред. P.C. Белкина. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2005. - 990 с.

81. Криминалистика: учебник п<г спец. 021100 «Юриспруденция» / Т.С. Волчецкая и др.; под ред Н.П. Яблокова; Моск. ун-т им. М. В. Ломоносова. — 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. — 781.

82. Статьи в периодических изданиях

83. Александров, A.C. Некоторые аспекты участия подсудимого в судебном следствии / A.C. Александров, А. Дикинов // Уголовное право. 2006. № 5: С. 87-89.

84. Аутлев, Ш.В. Понятие «противодействие судебному следствию». Генезис и современное состояние / Ш.В. Аутлев // Закон и право: Юнити, 2009. № 3. С. 55-56.

85. Белоковыльский, М.С. Проблемы проверки и оценки допустимости доказательств в суде присяжных / М.С. Белоковыльский // Бюллетень УрО МАСП. 2010. № 2 (4). С. 47-55.

86. Богданов, В. Остановить «Ворошиловского стрелка» можно только в том случае, если работает правовая система / В. Богданов // Российская газета. 2009. 17 февраля. С. 7.

87. Быков, В.М. О расширении прав присяжных заседателей / В.М. Быков, E.H. Митрофанова // Российская юстиция. 2009. №3. С. 30-34.

88. Быков, В.М. Причины вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов / В.М. Быков, E.H. Митрофанова // Российская юстиция. 2010. № 2. С. 47-51.

89. Гавло, B.K. Тактиками методика судебного следствия / В.К. Гавло // Известия Алт. гос. ун-та. 2004. № 2. С. 64-71.

90. Гавло, В.К. Суд присяжных правовая реальность / В.К. Гавло,

91. H.A. Дудко // Известия Алт. гос. ун-та. 2010. № 2/1. С. 77-79.

92. Гибадуллин, А. Применение компьютерной техники в суде с участием присяжных заседателей / А. Гибадуллин, М! Беляев // Законность. 2006. № 11. С. 15-18.

93. Гладышева, О. О проблемах регулирования судебного разбирательства с участием присяжных заседателей / О. Гладышева, Н. Стус // Уголовное право. 2008. № 1. С. 87-90.

94. Горянов, Ю.И. Идентификация личности по ДНК: анализ практики и перспективы ее развития / Ю.И. Горянов // Уголовный процесс. 2010, № 8. С. 68-73.

95. Демичев, A.A. «Теневое право» и суд присяжных / A.A. Демичев // Государство и право. 2004. № 7. С. 104-107.

96. Егоров, К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания/ К. Егоров //Российская юстиция. 2000 №12. С.32.

97. Емельянова, С. Доказательства присяжных не убедили. Краевой суд оправдал «Ворошиловского стрелка» / С. Емельянова // Российская газета. 2009. 5 июня.

98. Зарипова, Г.А. Выбор тактики допроса на основе результатов психодиагностики / Г.А. Зарипова // Уголовный процесс. 2007. № 1. С. 49-53.

99. Зарипова, Г.А. Использование психологических знаний гособвинителем /Г.А. Зарипова//Законность. 2006. № 11. С. 18-20.

100. Карякин, Е.А. И. вновь» о наводящих вопросах в судебном допросе / Е.А. Карякин // Российская юстиция. 2007. № 10. С. 54-55.

101. Кириллова, Н.П. Уголовно-процессуальный конфликт w реализация уголовно-процессуальных функций в суде / Н.П. Кириллова // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. 2007. № 5: С. 100-111.

102. Кириллова, Н.П. Состязательность судебного4 разбирательства и установление истины по уголовному делу / Н.П. Кириллова; // Известия высшихучебных заведений.- 2008. №1. С. 93-102.*

103. Ъ21 Кириллова, H.A. Соотношение принципа состязательности уголовного процесса и ревизионных функций суда / H.A. Кириллова // Уголовный процесс. 2008. № 10. С. 62-64.

104. Колдин, В.Я. Криминалистика: теоретическая наука и прикладная методология / В.Я. Колдин // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 2000. № 4. С. 3-19.

105. Колоколов, H.A. Реакция присяжных заседателей на текст и контекст вопроса / H.A. Колоколов // Уголовное судопроизводство. 2008. № 1. С. 2-5.

106. Коломенская, С. Состав и численность коллегии присяжных заседателей в США / С. Коломенская // Российская юстиция. 2007. № 9. С. 68-70.

107. Конин, В.В. Суд присяжных: конфликт в судебном следствии / В.В. Конин // Вестник Оренбургского гос. ун-та. Юриспруденция. 2006. № 3 (53). С. 99-102.222

108. Копытов, И.А. Приобщение к делу доказательств, собранных защитником / И.А. Копытов // Уголовный процесс. 2007. № 12. С. 56-57.

109. Корчагин, А.Ю. Судебное разбирательство как объект криминалистики / А.Ю. Корчагин // Российская юстиция. 2006. №.5. С. 51-56:

110. Корчагин, А.Ю. Общие положения судебного допроса / А.Ю: Корчагин // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 55-57.

111. Корчагин; А.Ю. О тактике допроса подсудимого, потерпевшего и свидетелей в суде / А. Ю. Корчагин // Российская юстиция. 2007. № 4. С. 59-61.

112. Корчагин, А.Ю. Криминалистические проблемы судебного разбирательства уголовных дел / А.Ю. Корчагин // Вестник криминалистики: вып. 1» (21) -М.: Спарк, 2007. С. 24-29.

113. Крестовников, O.A. Система методологии криминалистики / O.A. Крестовников // Государство и право. 2007. № 9. С. 50-57.

114. Лаврухин, C.B. Понятие криминалистики / C.B. Лаврухин // Государство и право. 1998. № 4. С. 74-79.

115. Мазунин, Я.М. О соотношении тактики предварительного и судебного следствия / Я.М. Мазунин // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. 2004. № 5. С. 171-180.

116. Макаров, Ю.Я. Установление истины в состязательном процессе при рассмотрении уголовных дел / Ю.Я. Макаров // Уголовный процесс. 2009. № 11. С. 29-33.

117. Маркова, Т.Ю. Вопросы, не подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей / Т.Ю. Маркова // Уголовный процесс. 2009: № 9. С. 2631.

118. Моисеева, Т.В: Вступительные заявления сторон условие, обеспечивающее объективность присяжных заседателей / Т.В. Моисеева*// Российскаяюстиция. 2009. № 10. С. 50-52.

119. Моисеева, Т.В. Исследование присяжными заседателями' данных о личности подсудимого, потерпевшего и свидетеля / Т.В. Моисеева // Российская юстиция. 2010. № Г. С. 37-39.

120. Никонов, В.А. Использование-наглядности при поддержании государственного обвинения / В.А. Никонов // Уголовный процесс. 2008. № 8. С. 47-481

121. Пашков, В.И. Особенности рассмотрения и разрешения правовых вопросов в суде присяжных / В.И. Пашков, Н.Г. Кемпф // Российская юстиция. 2006. №8. С. 51-53.

122. Пашков, С.Ю. Роль председательствующего в обеспечении всесторонности и полноты исследования обстоятельств уголовного дела / С.Ю. Пашков // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 36-39:

123. Попова, А.Д. Суд присяжных как атрибут демократического государства: история и современность / А.Д. Попова // Российская юстиция. 2010. № 5. С. 56-58.

124. Посохина, И.В. Типичные судебно-следственные ситуации по делам о взяточничестве / И.В. Посохина // Вестник криминалистики. Вып. 3 (15). -М.: Спарк, 2005. С. 78-85.

125. Рябцева, Е.В. Суд присяжных в России: дискуссионные вопросы / Е.В. Рябцева // Российская юстиция. 2008. № 1. С. 57-60.

126. Рябцева, Е.В. Изменение компетенции присяжных заседателей: история повторяется? / Е.В. Рябцева // Российская юстиция. 2009. № 6. С. 52-54.

127. Тисен, О.Н. К вопросу о способности; присяжных заседателей* решать фактические обстоятельства; уголовного дела: / О.Н. Тисен // Российская? юстиция. 2010. № 5. С. 59-61.

128. Фомин; М.А. Проблемы, доказывания в суде с участием присяжных: заседателей / М.А. Фомин // Уголовный процесс. 2009. - № 1. - С. 27-33.

129. Фомин; М.А. Структура доказывания в суде с участием присяжных; заседателей/ М.А. Фомин // Уголовный процесс. 2009. № 5. С. 12-18.

130. Червонная; Т.М. О возможпости допроса дознавателей и следователей в качестве свидетелей по уголовному делу / Т.М. Червонная, Н.Ю. Волосова // Российская юстиция. 2008. № 9. С. 57-59.

131. Чурилов, Ю.Ю; Причины отмены оправдательных приговоров судов с участием, присяжных заседателей / Ю.Ю. Чурилов // Российская юстиция. 2008. № 9. С. 59-61.

132. Шаталов, A.C. Актуальные проблемы криминалистической методики: история и перспективы их решения / A.C. Шаталов // Государство и право. 1999. №3. С. 53-60.

133. Яблоков, Н.П. Объект и предмет криминалистического изучения / Н.П. Яблоков // Вестник моек, ун-та. Серия 11. Право. 1997. № 1. С. 20-30.

134. Яблоков, Н.П. Система криминалистики: наступил ли ее кризис /Н.П. Яблоков // Вестник Моск. ун-та.1 Серия 1Г Право. 2002. № 6. С. 54-65.

135. Яблоков, Н.П. Есть ли необходимость в перестройке системы криминалистики в свете положений / Н.П. Яблоков^// Вестник Московского ун-та. Серия 11 Право. 2005. № 5. С. 3-13.

136. Александрова, O.E. Криминалистическая характеристика убийств по найму и организационно-тактические особенности их расследования: автореферат дис. . канд. юрид. наук / O.E. Александрова. — Нижний Новгород, 2005.-23 с.

137. Алексеев, А.Г. Вопросы теории и практики заявления, рассмотрения и разрешения ходатайств в уголовном процессе Российской Федерации: автореферат дис. . канд. юрид. наук / А.Г. Алексеев. — Алт. гос. ун-т. Барнаул, 2005.-23 с.

138. Алтаев, Е.А. Тактика допроса подсудимого государственным обвинителем в судебном заседании: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Е.А. Алтаев. М., 2009. - 27 с.

139. Ахмедшин, P.JI. Криминалистическая характеристика личности преступника: автореферат дис. . д-ра юрид. наук / Р.Л. Ахмедшин. Томск, гос. унт. Томск, 2006. - 48 с.

140. Баев, М.О. Тактические основы деятельности- адвоката-защитника вуголовном судопроизводстве России: теория и практика: автореферат дис. .д-ра юрид. наук / М.О: Баев. Воронеж, 2005. - 44 с.

141. Балеёвских, Ф.В. Тактико-психологические основы преодоления противодействия допрашиваемого: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Ф.В. Балеевских. Екатеринбург, 2008. - 27 с.

142. Белокобыльская, О.И. Особенности расследования убийств, совершенных организованными группами: автореферат дис. . канд. юрид. наук / О.И. Белокобыльская. — Волгоград, 2005. — 20 с.

143. Бризжак, З.И. Личностные детерминанты- формирования внутреннего убеждения присяжных заседателей: автореферат дис. . канд. юрид. наук / З.И. Бризжак. Ростов/н Д, 2005. - 18 с.

144. Булаева, О.В. Особенности расследования убийств, совершенных по-найму: автореферат дис. . канд. юрид. наук / О.В. Булаева. — Саратов, 2009. 26 с.

145. Васильева, O.A. Психологический реагент как объект криминалистического исследования и следственной, практики: автореферат дис. . канд. юрид. наук / O.A. Васильева. — М., 2008. 26 с.

146. Волчецкая, Т.С. Криминалистическая ситуалогия: автореферат дис. . д-ра юрид. наук / Т.С. Волчецкая. — М., 1997. 48 с.

147. Воронин, С.Э. Проблемно-поисковые следственные ситуации и установление истины в уголовном судопроизводстве: автореферат дис. . д-ра юрид. наук / С.Э. Воронин. Екатеринбург, 2001. - 44 с.

148. Гаврилин- Барнаул, 2000Г— 25 с.

149. Демидов, H.H. Изучение личности преступника в процессе расследования Электронный ресурс.: дис.—канд. юрид. наук: 12.00.09VH.H: Демидов: — Волгоград: РГБ, 2003 (Из. фондов Российской Государственной Библиотеки).-189 с: /

150. Исаеико, В.II. Проблемы теории и практики расследования серийных убийств: автореферат.дис. . д-ра юрид. наук / В Н. Исаенко. М;, 2005. - 52. с.

151. Кемпф, H.F. Проблемные вопросы исследования? фактических обстоятельств дела в суде: с: участием^ присяжных заседателей:; автореферат дис. . . канд. юрид. наук/Н. Г. Кемпф. Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. - 25 с.

152. Кириллова, Н:П: Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел в суде первой9инстанции: автореферат дис. . д-ра юрид. наук / Н.П. Кириллова: — СПб., 2008.-50 с.

153. Конин, В.В; Тактика профессиональной защиты подсудимого в суде первой инстанции: автореферат дис. . канд. юрид. наук. / В.В. Конит -Калининград, 2003. — С. 20.

154. Коробов, И.З; Тактико-этические основы коллизионной защиты по; уголовным делам: автореферат; дис: . канд. юрид. наук / И.З. Коробов. — Воронеж, 2009. 23 с.

155. Корчагин, А.Ю. Криминалистические проблемы организации судебного разбирательства по у головным-делам Электронный ресурс.: дис. . канд.юрид. наук: 12.00.09V А.Ю. Корчагин. Краснодар: РГБ, 2002 (Из фондов' •

156. Кривошеин, И:Т. Криминалистическая характеристика личности-обвиняемого и тактика* его допроса: диссер. . канд. юрид. наук / И:Т. Кривошеин. Томск, 1991'. - 212 с.

157. Левченко, Е.В. Следы биологического происхождения человека как объект криминалистического исследования: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Е.В. Левченко. Саратов, 2007. - 22 с.

158. Макаренко, О.Н. Тактико-психологические особенности-допроса обвиняемых в убийствах: автореферат дис. . канд. юрид. наук / О.Н. Макаренко. -Волгоград, 1996.- 23 с.

159. Марасанова, C.B. Организационные и процессуальные проблемы деятельности суда присяжных: автореферат дис. .канд. юрид. наук / C.B. Марасанова. М:, 2002. - 25 с.

160. Маркова, Т.Ю. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Т.Ю. Маркова. -М., 2007.-33 с.

161. Насонов, С.А. Судебное следствие в суде присяжных: особенности и проблемные ситуации (теория, законодательство, практика): автореферат дис. . канд. юрид. наук / С.А. Насонов. М, 1999. - 26 с.

162. Полстовалов, О.В. Процессуальные, нравственные и психологические проблемы криминалистической тактики на современном этапе: автореферат дис. . д-ра юрид. наук /О.В. Полстовалов. — Саратов, 2009. 55 с.

163. Рыбинская, Е.Т. Состязательность российского уголовного судопроизводства при рассмотрении дел в судах первой инстанции: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Е.Т. Рыбинская. Иркутск, 2008. - 23 с.

164. Сутягин, К.И. Основания и процессуальный порядок исключения недопустимых доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу: автореферат дис. . канд. юрид. наук / К.И. Сутягин. СПб., 2007. - 23 с.

165. Тарасов, М.Ю. Расследование уголовных дел об убийствах: процессуальные и криминалистические вопросы: автореферат дис. . канд. юрид. наук / М.Ю.* Тарасов. М., 2003. - 25 с.

166. Тренбак, О.Н. Признание доказательств недопустимыми и исключение их из разбирательства дела в суде присяжных: автореферат дис. . канд. юрид. наук / О.Н. Тренбак. Саратов, 2000. - 26 с.

167. Ульянов, В.Г. Государственное обвинение в Российском уголовном судопроизводстве (процессуальные и криминалистические аспекты): автореферат дис. . д-ра юрид. наук / В.Г. Ульянов. Краснодар: Б.и., 2002. — 58 с.

168. Хомякова, A.B. Особенности деятельности государственного обвинителя и защитника на судебном следствии в суде с участием присяжных заседателей: автореферат дис. . канд. юрид. наук / A.B. Хомякова. — Краснодар: Б.и., 2002. 24 с.

169. Шидловская, Ю.В. Участие присяжных заседателей в исследовании доказательств в уголовном процессе России: автореферат дис. . канд. юрид. наук / Ю.В. Шидловская. Томск, 2007. - 25 с.

170. Ярцева, JI.C. Деятельность адвоката-защитника по делам, рассматриваемым в суде с участием присяжных заседателей: автореферат дис. . канд. юрид. наук / JI.C. Ярцева. Томск, 2005. - 27 с.5. Официальные материалы

171. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое и второе полугодия 2010 г. Электронный ресурс. URL: http://www.supcourt.ru.

172. Алтайский краевой суд. Информационный бюллетень (спец. Выпуск) по вопросам, связанным с назначением' судебных экспертиз / Управление Судебного департамента в Алтайском крае. Барнаул: Управление Судебного департамента в Алтайском крае., 2010. - 287 с.

173. Итоги работы следственного управления Следственного комитета по Алтайскому краю за 2010 г. Электронный ресурс. URL: http:// www. altai-skp.ru.

174. Годовые статистические отчеты Ростовского областного суда о работе первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за 2007, 2008, 2009 гг.

175. Электронный ресурс. / Государственная автоматизированная система «Правосудие». URL: http:// rostoblsud.

176. Литература на иностранном языке

177. Miller, Marilyn Т. Eyewitness, Physical Evidence, and Forensic Science: A Case Study of State of North Carolina v. James Alan Gell / Marilyn T. Miller // Victims and Offenders. Volume 3, Issue 2 and 3. April 2008. P. 142-149.

178. Wines, Michael Justice in Russia is No Longer Swift or Sure / Michael Wines // The New York Times. 2003. Feb. 22.233

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.