Протеасомы в развитии донор-специфической толерантности у крыс при трансплантации ткани эндокринных желёз тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.03.01, кандидат биологических наук Степанова, Анна Александровна

  • Степанова, Анна Александровна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2018, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ03.03.01
  • Количество страниц 113
Степанова, Анна Александровна. Протеасомы в развитии донор-специфической толерантности у крыс при трансплантации ткани эндокринных желёз: дис. кандидат биологических наук: 03.03.01 - Физиология. Москва. 2018. 113 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Степанова, Анна Александровна

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Медицинское значение трансплантации эндокринных желёз

1.2. Реакция отторжения трансплантата

1.3. Типы иммунологической толерантности

1.3.1. Портальная донор-специфическая толерантность (ДСТ)

1.4. Особый иммунологический статус печени

2. Протеасомы

2.1.1. Цилиндрин

2.1.2. Мультикаталитический протеазный комплекс

2.2. Каталитический механизм

2.3. Структура протеасом

2.3.1. Альфа-субъединицы

2.3.2. Бета-субъединицы и каталитические активности протеасом

2.3.3. Регуляторы 20Б протеасомы

2.4. Номенклатура субъединиц протеасомы

2.5. Функции протеасом

2.5.2. Функции иммунных протеасом

2.5.2.1. Участие иммунных протеасом в селекции Т-лимфоцитов

2.5.2.2. Иммунные протеасомы и презентация антигена

2.5.2.3. Запуск иммунного ответа на уровне NFкB и участие иммунных протеасом в образовании цитокинов

3. Возможная роль протеасом в развитии портальной толерантности

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

1. Подготовка животных

2. Определение гормонов в сыворотке крови животных

3. Получение ультратонких срезов печени и трансплантата

4. Гистологическая окраска ультратонких срезов

5. Иммуногистохимическое окрашивание срезов

6. Подготовка образцов для определения активностей протеасом и иммуноблоттинга

7. Иммуноблоттинг

8. Измерение ферментативных активностей протеасом

9. Определение концентрации белка

10. Выделение мононуклеарных клеток печени, свободных от гепатоцитов

11. Проточная цитофлуориметрия

12. Разработка нативного электрофореза протеасом

12.1. Подготовка гомогената

12.2. Удаление нуклеиновых кислот из образца

12.3. Проведение нативного электрофореза с последующей детекцией

протеасом

13. Статистическая обработка данных

РЕЗУЛЬТАТЫ

1. Протеасомы в развитии донор-специфической толерантности

1.1. Иммунные протеасомы и динамика развития ДСТ в печени

1.2. Трансплантация яичника

1.3. Трансплантация щитовидной железы

2. Нативный электрофорез протеасом

2.1. Разработка метода подготовки образцов

2.2. Анализ структуры иммунных протеасом печени

ОБСУЖДЕНИЕ

Динамика развития донор-специфической толерантности в печени

Протеасомы при трансплантации эндокринных желез после индукции донор-

специфической толерантности

Нативный электрофорез протеасом печени

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВЫВОДЫ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физиология», 03.03.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Протеасомы в развитии донор-специфической толерантности у крыс при трансплантации ткани эндокринных желёз»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы. Коррекция нарушений работы эндокринных желёз является важной медицинской проблемой. Заместительная гормональная терапия не позволяет поддерживать в организме систему обратных связей и регулировать уровень гормонов в соответствии с потребностями организма. Более того, длительное применение гормональных препаратов может быть сопряжено с развитием серьезных осложнений. Восстановить систему обратных связей можно с помощью трансплантации тканей или клеток эндокринных желёз. Однако при пересадке аллогенного трансплантата иммунной системой реципиента запускается процесс его отторжения. Применение иммуносупрессантов нежелательно, так как оно может ингибировать синтез гормонов эндокринными железами [Shushan, Schenker, 1992]. Привлекательным решением этой проблемы могла бы служить индукция специфической толерантности к трансплантату.

Особые свойства иммунитета печени позволяют «научить» иммунную систему не реагировать на аллоантигены донора. Так в конце прошлого века было показано [Sato и др., 1998], что введение донорских клеток в воротную вену печени реципиента за 7-14 дней до трансплантации предотвращало развитие иммунного ответа, вызывая донор-специфическую толерантность (ДСТ) к трансплантату. Молекулярные механизмы подобной толерантности практически не изучены. Предполагается, что важную роль при этом играет система регуляции иммунного ответа в печени, где баланс между иммунным ответом и иммунологической толерантностью сдвинут в сторону последней [Parker, Picut, 2005]. Мы полагаем, что молекулярными «менеджерами» иммунного ответа, способными направить его по пути принятия или отторжения трансплантата, могут быть отдельные формы протеасом - ферментов, избирательно расщепляющих внутриклеточные белки. Особые типы протеасом - иммунные протеасомы - образуют биологически активные олигопептиды, обеспечивающие взаимодействие и обмен информацией между антиген-представляющими клетками, лимфоцитами и другими типами клеток. Вероятно, подобное взаимодействие важно для развития иммунологической толерантности.

Цель работы: выявить особенности пулов протеасом печени и трансплантата, связанные с развитием иммунологической толерантности.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать содержание иммунных протеасом в печени крыс на ранних сроках (1-14 сутки) после начала индукции донор-специфической портальной толерантности.

2. Провести аллотрансплантацию ткани щитовидной железы и яичников под капсулу почки у крыс и оценить качество приживления трансплантата (по содержанию тиреоидных гормонов, эстрадиола и прогестерона в сыворотке крови; гистологически).

3. Изучить особенности распределения иммунных субъединиц протеасом в клетках трансплантата и печени методами иммуногистохимии и проточной цитометрии.

4. Исследовать экспрессию иммунных протеасом и 1^- и 19S-регуляторов активности протеасом методом Вестерн-блоттинга в образцах печени и трансплантата.

5. Разработать метод нативного электрофореза осветленных гомогенатов тканей и установать нативную структуры протеасом печени.

Научная новизна.

Впервые охарактеризована динамика протеасомного ответа в печени у крыс после аллогенной трансплантации эндокринных желёз при индукции портальной донор-специфической толерантности. Впервые показана разница функций различных форм иммунных протеасом при трансплантации. Иммунные протеасомы, содержащие субъединицу LMP7, важны для развития иммунного ответа и отторжения трансплантата, в то время как иммунные протеасомы, содержащие субъединицу LMP2, связаны с развитием иммунологической толерантности и приживлением трансплантата.

Впервые показано, что индукция ДСТ у крыс - процесс, длящийся две недели и характеризующийся двумя фазами, в ходе которых изменяется как экспрессия иммунных субъединиц ЬМР2 и ЬМР7 протеасом в клетках Купфера и

мононуклеарных клетках печени, свободных от гепатоцитов, так и число клеток Купфера.

Разработан метод нативного электрофореза неочищенных фракций протеасом. С его помощью впервые показано, что в печени иммунные субъединицы ЬМР2 и ЬМР7 преимущественно связаны со свободными 208-протеасомами и со структурами, содержащими регулятор 11 Б, но не 198. Высокое отношение 118/198 в печени сопряжено с развитием иммунологической толерантности.

Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные результаты важны не только для понимания молекулярных механизмов развития ДСТ, но и для практического применения в медицине. Так, они могут быть полезны для прогноза приживления или отторжения трансплантата по содержанию в нем субъединиц ЬМР2 и ЬМР7 протеасом, а также для разработки подходов, направленных на увеличение жизни трансплантата. Результаты и выводы диссертации могут быть взяты за основу для разработки новых курсов лекций по физиологии, иммунологии и биологии развития.

Личное участие автора. Все разделы диссертации выполнены непосредственно автором или при его активном участии в лаборатории биохимии процессов онтогенеза Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН.

Апробация работы. Работа прошла апробацию на VI Всероссийском съезде трансплантологов (Москва, 24-27 сентября 2012 г.), VI Российском симпозиуме «Белки и пептиды» (Уфа, 11-15 июня 2013 г.), 18-й Международной пущинской школе-конференции молодых ученых «Биология - наука XXI века» (Пущино, 2125 апреля 2014 г.), VII Всероссийской конференции «Протеолитические ферменты: структура, функции, эволюция» (Петрозаводск, 30 июня-4 июля 2014 г.), VII Российском симпозиуме «Белки и пептиды» (Новосибирск 12-17 июля 2015 г.), конференциях молодых ученых Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН (Москва, 2011 г., 2012 г., 2013 г., 2015 г.), I Калининградском научном иммунологическом форуме (Калининград, 27-30 июня 2016 г.).

Ключевые результаты работы были доложены на заседании объединённого семинара физиологических лабораторий ИБР РАН 26 января 2018 года.

Публикации по теме диссертации. По теме диссертации опубликовано 5 статей в журналах из Перечня ВАК и 9 тезисов докладов на конференциях.

Работа поддержана Российским фондом фундаментальных исследований (гранты № 14-03-31013 мол_а Степановой А.А. и № 12-04-31621 мол_а Карповой Я.Д.)

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Медицинское значение трансплантации эндокринных желёз

По данным Всемирной организации здравоохранения заболевания щитовидной железы занимают второе место по распространенности после диабета [Heuck и др., 2001]. До эры заместительной терапии с начала ХХ в. предпринимались попытки пересадки тиреоидной ткани с целью лечения различных форм функциональной недостаточности щитовидной железы [Алферов и др., 1995].

Применение методов заместительной терапии приводит лишь к частичной компенсации недостаточности, может выражаться в развитии рефрактерности к вводимым извне гормонам, побочных реакций [Davies, 2013]. Необходимость систематического введения препаратов связана с невозможностью постоянно осуществлять регуляцию метаболизма в соответствии с сиюминутными биологическими потребностями организма [Sakr, Mahmoud, 2017; Божок, 2011].

Трансплантация желёз внутренней секреции имеет ряд особенностей. Во-первых, эндокринные железы можно пересаживать как орган - анатомически целую структуру, так и как ткань - отдельные фрагменты. Во-вторых, отторжение аллотрансплантатов эндокринных желёз протекает замедленно и характеризуется морфологическим своеобразием [Krohn, 1965; Кирпатовский, Смирнова, 1972].

Характерными местами аллотрансплантации эндокринных желёз являются мышцы передней брюшной стенки, предбрюшинная и подкожная клетчатка, печень, селезёнка, сальник, почка (трансплантат обычно помещают под ее капсулу) [Кирпатовский, Смирнова, 1972]. Экспериментальные наблюдения показывают что, чем быстрее восстанавливается кровообращение ткани, тем лучше сохраняется морфология и функция органа [Krohn, 1965].

1.2. Реакция отторжения трансплантата

Иммунологическое отторжение - это основная проблема при аллотрансплантации тканей и органов [Ярилин, 2010]. Иммунная природа чужеродных трансплантатов была доказана в 40-е годы прошлого века

П.Медаваром [Billingham, Medawar, 1948a; Billingham, Medawar, 1948b; Medawar, 1957]. Отторжение трансплантатов происходит на 10-12 сутки при различиях между донором и реципиентом по генам главного комплекса гистосовместимости (ГКГ), сопровождается нарушением питания трансплантата вследствие тромбоза сосудов и некрозом ткани. При различиях по слабым локусам ГКГ реакция развивается медленнее и иногда приобретает хронический характер с постепенным отмиранием клеток трансплантата в течение нескольких месяцев и их замещением клетками реципиента.

Отторжение трансплантата сочетает черты цитотоксической и воспалительной форм иммунного ответа. Оно протекает с участием как CD8+, так и CD4+ Т-лимфоцитов. Первые ответственны за гибель клеток трансплантата; вторые обеспечивают развитие воспаления, приводящего к нарушению питания трансплантата и активации врожденного иммунитета [Ярилин, 2010].

Т-лимфоциты не способны напрямую распознавать и взаимодействовать с чужеродными антигенами (бактериями, вирусами, клетками, тканями или органами), они способны узнавать антиген только с помощью антиген-представляющих клеток (АПК) в контексте молекул ГКГ I или II классов [Azimzadeh и др., 2011]. Показано, что при развитии ответа на трансплантат Т-лимфоциты распознают молекулы ГКГ двумя путями - прямым и опосредованным через представление АПК реципиента [Caballero и др., 2006].

Прямое распознавание агентов происходит при активации CD8+ Т-лимфоцитов. В этом случае Т-клеточный рецептор напрямую взаимодействует с чужеродной молекулой ГКГ класса I, представленным на аллогенной дендритной клетке -клетке-пассажире. Полагают, иммунный ответ запусказется за счет особенностей структуры молекулы ГКГ, отличающейся от ГКГ хозяина, а природа пептида вообще не имеет значения. Очевидно, что аллогенная дендритная клетка должна поставлять костимулирующие сигналы, необходимые для полноценной активации Т-лимфоцитов [Azimzadeh и др., 2011; Caballero и др., 2006; Lechler и др., 2005; Ярилин, 2010].

Представление аллоантигена собственными АПК может протекать по двум механизмам: полупрямому и непрямому [Azimzadeh и др., 2011; Caballero и др., 2006]. В последнем случае оно реализуется по классическому пути: молекулы аллогенных клеток (в том числе молекулы ГКГ) захватываются дендритными клетками в ходе эндоцитоза, расщепляется в их эндосомах и встраиваются в состав молекул ГКГ класса II. Такой путь представления антигена обычно происходит при активации CD4+ Т-лимфоцитов.

Рис. 1. Способы представления аллоантигена при трансплантации [Caballero и др., 2006]. МНС - главный комплекс гистосовместимости.

Третий путь представления аллоантигена, названный полупрямым, сочетает в себе черты двух описанных механизмов. В этом случае мембранные компоненты АПК донора, включая комплексы ГКГ с пептидами, в результате межклеточных

контактов или через экзосомы могут встраиваться в мембрану АПК реципиента.

10

г

Эти антигенпрезентрирующие клетки, содержащие химерные молекулы ГКГ, могут напрямую активировать Т-лимфоциты реципиента [Azimzadeh и др., 2011; Caballero и др., 2006].

Формирующиеся эффекторные Т-клетки обоих типов поступают в циркуляцию, мигрируют в очаги воспаления. Наряду с этими клетками в трансплантат мигрируют естественные киллеры (ЕКК), а также макрофаги. В результате происходит лимфоидная инфильтрация - характерное морфологическое проявление трансплантационной реакции.

Реакция, опосредованная Т-клетками, складывается из двух составляющих: цитотоксической и воспалительной. Типичная цитотоксическая реакция опосредуется ЕКК и цитотоксическими Т-лимфоцитами. Участие ЕКК связано с отсутствием сингенных молекул ГКГ на клетках мишенях. Цитотоксические Т-лимфоциты напрямую распознают молекулы ГКГ класса I донора на поверхности клеток трансплантата, и происходит цитолиз по перфориновому [Stanley, Luzio, 1988] и Fas-зависимому механизмам [Nagata, 1994].

Клеточный ответ воспалительного типа опосредуется макрофагами и CD4+ Т-клетками и создает фон для цитотоксического ответа. Т-лимфоциты выделяют провоспалительные интерферон гамма (ИФНу) и фактор некроза опухоли (ФНОа). Активированные макрофаги выделяют провоспалительные цитокины, активные формы кислорода, оксид азота, ферменты и другие факторы, участвующие в разрушении трансплантатов. Продукты макрофагов запускают развитие локального воспаления, приводящее к нарушению микроциркуляции, формированию тромбов и другим изменениям, выражающимся в нарушении питание трансплантата и его отторжении [Ярилин, 2010].

Два принципиально разных подхода могут быть использованы для замедления отторжения трансплантата: иммуносупрессивная терапия, неспецифически подавляющая иммунный ответ на аллоантигены, и создание специфической толерантности к трансплантату. Изучение механизмов индукции и развития иммунной толерантности реципиента к клеткам и тканям донора является

актуальной задачей современной медицины и биологии.

11

1.3. Типы иммунологической толерантности

В 1945 году Р. Оуен описал сосуществование в одном организме клеток разного генотипа - устойчивый химеризм - эритроцитов телят-близнецов, имевших в эмбриональном периоде сращение сосудов пуповины. Данное наблюдение стало отправной точной поиска способа индукции толерантности -неотвечаемости на аллоантигены [Owen, 1945]. Спустя декаду, группа британских ученых (Р. Биллингем, Л. Брент и П. Медавар) расширила список моделей [Billingham, Brent, Medawar, 1953] по успешной индукции иммунологической толерантности, вслед за этим вышло еще несколько аналогичных работ. Показано, что иммунологическая толерантность может быть вызвана введением аллогенных клеток в первые сутки после рождения. Под влиянием классических работ селезёнка стала использоваться в качестве источника аллогенных клеток [Brent, 1997].

Иммунологическая толерантность - активное состояние ареактивности иммунной системы только на антигены, использованные для индукции толерантности с сохранением у животных способности к иммунному ответу на другие антигены. Различают три типа иммунологической толерантности: центральную, периферическую и приобретенную. Центральная толерантность к собственным антигенам развивается в процессе созревания Т- и В-лимфоцитов в центральных лимфоидных органах. Если аутореактивные клетки все же прошли отрицательную селекцию, то их активность контролируется с помощью механизмов периферической толерантности: анергия Т-клеток (неотвечаемость на антиген), игнорирование (запрет доступа к антигену в иммунологически привилегированных органах), клеточная гибель (индукция апоптоза через систему Fas/FasL), супрессия или регуляция (за счет действия цитокинов, выделяемых особыми типами клеток) [Azimzadeh и др., 2011; Ярилин, 2010].

Приобретенная, или индуцированная, толерантность возникает как адаптация иммунной системы к внешним антигенам. Типичными примером является индуцированная толерантность организма матери к развивающемуся плоду во

время беременности [Ярилин, 2010], толерантность к пищевым антигенам [Azimzadeh и др., 2011].

1.3.1. Портальная донор-специфическая толерантность (ДСТ)

В трансплантологии печень является уникальным органом как в качестве объекта, так и в качестве сайта трансплантации. Аллогенные, а в некоторых случаях и ксеногенные, трансплантаты печени способны приживаться у многих видов без использования иммуносупресантов [Calne и др., 1969]. Кроме того, в уникальном микроокружении печени островки поджелудочной железы способны выживать несравненно дольше, чем в других органах. Этот феномен нашел клиническое применение в лечении инсулин-зависимого диабета: разработан Эдмонтонский протокол представляющий собой интрапортальную трансплантацию островков [Shapiro и др., 2006].

За годы экспериментальной и клинической практики была показана возможность задействовать арсенал печени для подавления реакции отторжения трансплантата. Было накоплено много данных, указывающих на увеличение срока выживаемости трансплантата путем введения аллоантигена донора в организм реципиента до трансплантации [Iwata и др., 2002]. Это явление называется донор-специфической толерантностью (ДСТ). Необходимым условием для развития толерантности является попадание антигена через воротную вену в особое микроокружение синусоида печени [Knolle, Gerken, 2000].

Метод индукции ДСТ состоит из двух шагов: предварительное введение донорских клеток в воротную вену печени или периферический кровоток и проведение трансплантации органа или ткани от того же донора через 7-14 дней после первого этапа. В качестве донорских клеток для индукции ДСТ могут выступать мононуклеары периферической крови, клетки лимфоузлов, селезёнки, костного мозга. Следует отметить, что следование данному методу не дает абсолютных гарантий развития иммунологической толерантности. Существует ряд критических условий, соблюдение которых повысит шансы успешной индукции ДСТ. Первый фактор - это время с момента введения донорского

материала в воротную вену печени до момента проведения трансплантации. Установлено, что оно не может быть меньше 7 дней [Dhanireddy и др., 2009; Sato и др., 1998]. Второй фактор - это количество вводимого донорского материала: повышение дозы вводимых клеток ингибирует индукцию ДСТ [Dhanireddy и др., 2009]. Следует отметить, что для повышения эффективности развития ДСТ возможно использование иммуносупрессии в промежутке между этапами [Божок, 2011].

Для детального понимания механизмов развития ДСТ было сделано допущение о наличии сходных принципов, лежащих в основе развития разных типов иммунологической толерантности. Таким образом, возможными механизмами развития ДСТ после представления аллоантигена являются клональная делеция цитотоксических Т-лимфоцитов, индукция анергии Т-лимфоцитов, уклонение их от иммунного ответа, активация регуляторных Т-лимфоцитов, микрохимеризм [Crispe и др., 2006; Knolle, Gerken, 2000; Watanabe и др., 2008]. Понимание роли перечисленных механизмов в развитии ДСТ не возможно в отрыве от рассмотрения особенностей регуляции иммунного ответа в печени.

1.4. Особый иммунологический статус печени

Печень эволюционно сформировалась как пищеварительная железа - вырост средней кишки. Однако пограничное положение в системе кровотока обязывает печень выполнять ряд функций иммунной системы организма. Были накоплены факты, свидетельствующие об особой регуляции иммунитета печени: приживление трансплантатов печени при слабой тканевой совместимости [Calne и др., 1969]; развитие толерантности к растворимым и пищевым [Knolle, Gerken, 2000; Parker, Picut, 2005] антигенам, чувствительной к созданию анастомозов между воротной и нижней полой венами; увеличение приживаемости тканевых трансплантатов после введения в воротную вену печени донорских клеток [Gorczynski, 1992].

Уникальность иммунных функций, выполняемых печенью, определяется анатомическими особенностями микроциркуляции крови в печени, особым клеточным составом и уникальными межклеточными взаимоотношениями. Гепатоциты занимают большую часть объема печени (78-80%) и выполняют большую часть функций печени, оставляя 5-6% объема на долю непаренхиматозных клеток и 14-17% на межклеточное пространство. Непаренхиматозные клетки включают в себя эпителиальные клетки синусоида печени (LSEC, 45%), клетки Купфера (резидентные макрофаги печени, 33%), звездчатые клетки печени (hepatic stellate cells, HSC,. 22%) [Blouin, Bolender, Weibel, 1977; Bouwens и др., 1992; Kmiec, 2001].

Анатомической и функциональной единицей печени является печеночная долька - шестигранная призма, построенная из печеночных пластинок и проходящих между ними синусоидных капилляров, впадающих в центральную вену. Синусоидные капилляры получают смешанную кровь, обогащенную антигенами из желудочно-кишечного тракта. Синусоид является функциональной единицей микроциркуляции в печени (рис. 2). Стенку синусоида формируют эндотелиальные клетки (LSEC), лишенные базальной мембраны и содержащие ситовидные отверстия в мембране диаметром приблизительно 100 нм. Это обеспечивает контакт между просветом капилляров и пространством Диссе.

В пространстве синусоида находятся резидентные макрофаги печени - клетки Купфера, а в пространстве Диссе находятся звездчатые клетки. Узкий диаметр синусоидов и низкая скорость тока облегчает контакт между кровью и клетками печени. Приходящие с кровотоком антигены и лейкоциты прежде всего взаимодействуют с макрофагами и эндотелиальными клетками, составляющими основную популяцию клеток синусоидов. Считается, что особенности подобного взаимодействия лежат в основе явления портальной толерантности [Bertolino, McCaughan, Bowen, 2002].

Являясь резидентными макрофагами печени, клетки Купфера способны

выполнять роль антиген-представляющих клеток. Однако в сравнении с

макрофагами и дендритными клетками костного мозга и селезёнки, они

15

характеризуются сниженной способностью активировать Т-лимфоциты in vitro [Watanabe и др., 2008]. Для эффективной активации лимфоцитов необходимо два сигнала: основной, связанный с антигеном, - от ГКГ I и II класса и костимулирующий от корецепторов CD40 и B7-1, B7-2. В силу неэффективного представления антигена (первый сигнал) клетками Купфера , активированные Т-лимфоциты вырабатывают интерлейкин-2 (ИЛ-2) в количестве, недостаточном для последующей пролиферации Т-лимфоцитов. Было также показано, что клетки Купфера играют основную роль в аккумуляции активированных CD8+ T-лимфоцитов в печени, влияя на общий иммунный ответ организма [Crispe и др., 2000].

Рис. 2. Строение синусоида печени и контакты Т-клеток с каноническими и неканоническими АПК печени. LSEC - эндотелиальные клетки синусоида печени. 1- контакт Т-клетки с дендритной клеткой может привести к активации лимфоцита так как дендритная клетка имеет полный набор мембранных молекул, необходимых для активации лимфоцита. 2 -контакт Т-клетки с печеночным макрофагом - клеткой Купфера. 3 - взаимодействие Т-клетки с эндотелиальной клеткой синусоида печени. 4 - даже гепатоциты за счет прободения фенестраций эндотелиальных клеток могут вступать в контакт с Т-лимфоцитами. Адаптировано из [Bogdanos, Gao, Gershwin, 2013].

В роли непрофессиональных антиген-представляющих клеток могут также выступать эндотелиальные клетки [Crispe и др., 2006; Knolle, Gerken, 2000; Watanabe и др., 2008]. Они способны захватывать антиген и представлять его как через ГКГ II класса CD4+ T-лимфоцитам [Knolle, Limmer, 2001], так и через ГКГ I класса CD8+ T-лимфоцитам [Tokita и др., 2006]. Кроме того, патоген-ассоциированные молекулярные образы (PAMP) запускают созревание LSEC и их превращение в профессиональные АПК, несущие не только молекулы ГКГ классов I и II, но и все необходимые костимулирующие молекулы для активации Т-лимфоцитов. Выгодное положение LSEC неизбежно приводит к постоянным контактам с циркулирующими лимфоцитами. Представление антигена LSEC наивным CD4+ T-клеткам направляет их дифференцировку в сторону регуляторных Т-клеток CD4+CD25+Foxp3+ фенотипа, которые поддерживают развитие иммунологической толерантности. Представление захваченных антигенов через ГКГ класса I CD8+ T-клеткам - кросс-презентация - подавляет их развитие в эффекторные цитотоксические лимфоциты.

В печени первостепенную роль играют реакции врожденного иммунитета. В обеспечении такого иммунного ответа участвуют многие клеточные субтипы: макрофаги, нейтрофилы, естественные клетки-киллеры (ЕКК) и естественные Т клетки-киллеры (ЕКТ) и даже гепатоциты [Parker, Picut, 2005]. Своеобразный состав клеток иммунной системы печени предопределяет особый статус адаптивного иммунитета в этом органе и сдвиг баланса в сторону развития иммунологической толерантности, а не активного иммунного ответа.

Таблица 1. Механизмы по

ртальной толерантности [Crispe и др., 2006].

Механизм Иммунный ответ Толерантность

Мембранные молекулы Цитокины Лиганды ТЯЕ Профессиональные АПК, другие клетки Лимфоциты ГКГ I, II, CD40, CD80/86 ИФНу, ФНОа ЛПС (экзогенные), РАМР Миелоидные, лимфоидные дендритные клетки ЕКК, ЕКТ PD-L1 ИЛ-4, ИЛ-10, ТФР-ßl ЛПС Дендритные клетки, клетки Купфера, LSEC, звездчатые клетки Т-регуляторные

2. Протеасомы

Протеасомы были выбраны в качестве молекулярного участника развития ДСТ к трансплантату. Данный раздел содержит основные вехи биологии протеасом, описание строения и функции протеасом, а также процессов в иммунной системе, протекающих с их участием.

Время жизни белков в организме варьирует от минут до многих дней и зависит от функции этих белков. Большое количество белков имеет время полужизни меньше суток, поэтому должен строго соблюдаться баланс между процессами синтеза и распада этих белков. Распад 70-90% [Jung, Catalgol, Grune, 2009; Rock и др., 1994] цитоплазматических белков происходит в особых внутриклеточных протеазах - протеасомах. Своеобразная структура протеасом позволяет выявлять поврежденные или специально меченные белки и ограничивает вероятность случайного гидролиза остальных белков. Протеасомы присутствуют во всех эукариотических клетках и составляют около 1% от общего количества цитоплазматических белков. Они представлены в цитоплазме, ядре, могут быть связаны с эндоплазматическим ретикулумом или компонентами цитоскелета [Rivett, 1993].

История изучения протеасом начинается с конца 1960-х годов, когда впервые были выделены и описаны крупные белковые комплексы из лизата эритроцитов. В первые годы исследований происходило накопление знаний о биологии протеасом. Разные исследователи зачастую не подозревали о том, что работают с одним и тем же объектом. Одни считали главным атрибутом протеасом их форму, за которую белок получил название цилиндрин, другие - функцию: способность гидролизовать пептидную связь при определенных физиологических условиях.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физиология», 03.03.01 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Степанова, Анна Александровна, 2018 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алферов А.Н.Трансплантология / А. Н. Алферов, Ф. С. Баранова, Н. Б. Богданова, И. Г. Выборный / под ред. В.И. Шумаков. — М., 1995. Медицина-391с.

2. Божок Г.А. Влияние введения донорских спленоцитов на выживаемость фрагментов ткани щитовидной железы при аллотрансплантации / Г. А. Божок // Проблеми ендокринног паталогп - 2011. - 60-66с.

3. Божок Г.А. Возможная роль протеасом в реализации механизмов транспрантационной толерантности / Г. А. Божок, Я. Д. Карпова, Ю. В. Люпина, Е. И. Легач, Ю. В. Богомягкова, Т. П. Бондаренко, Н. П. Шарова // Вестник трансплантологии и искусственных органов - 2011. - Т. 13 - № 3- 73-81с.

4. Кабак Я.М.Практикум по эндокринологии / Я. М. Кабак - М., 1968. Вып. Сов. наука- 61-64с.

5. Кирпатовский И.Д.Основы оперативной техники пересадки органов / И. Д. Кирпатовский, Э. Д. Смирнова - М.: Медицина, 1972.- 175с.

6. Родоман Г.В. Новый тест дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных опухолей щитовидной железы. / Г. В. Родоман, И. Р. Сумеди, Т. И. Шалаева, А. С. Плеханова, Н. П. Шарова, Т. М. Астахова // Лечебное дело - 2015. - Т. 3- 72-76с.

7. Розен Б.В.Основы эндокринологии / Б. В. Розен - М.: Изд-во МГУ, 1994. Вып. 3.- 384с.

8. Фёршт Э.Структура и механизм действия ферментов / Э. Фёршт - М.: Мир, 1980.- 432с.

9. Шарова Н.П. Диагностика рака щитовидной железы: ограничения существующих методов и перспективы будущих разработок / Н. П. Шарова, И. Р. Сумеди, Т. М. Астахова, А. С. Плеханова, Ю. В. Люпина, Е. Е. Шашова, И. В. Кондакова, Г. В. Родоман // Известия РАН Сер Биол - 2014. - Т. 4- 348-354с.

10. Ярилин А.А. Иммунитет в защите и повреждении организма. Патология иммунитета М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 553-588с.

11. Dhanireddy K.K. Portal venous donor-specific transfusion in conjunction with sirolimus prolongs renal allograft survival in nonhuman primates. / K. K. Dhanireddy, D. A. Bruno, T. A. Weaver, H. Xu, X. Zhang, F. V Leopardi, D. A. Hale, A. D. Kirk // Am J Transplant - 2009. - Т. 9 - № 1- 124-31с.

12. Bertolino P. Role of primary intrahepatic T-cell activation in the «liver tolerance effect». / P. Bertolino, G. W. McCaughan, D. G. Bowen // Immunol Cell Biol - 2002. - Т. 80 - № 1- 84-92с.

13. Jung T. The proteasomal system. / T. Jung, B. Catalgol, T. Grune // Mol Aspects Med - 2009. - Т. 30 - № 4- 191-296с.

14. Al-Homsi A.S. Post-transplant cyclophosphamide and bortezomib inhibit dendritic cell maturation and function and alter their IkB and NFkB / A. S. Al-Homsi, Z. Lai, T. S. Roy, M. M. Al-Malki, N. Kouttab, R. P. Junghans // Transpl Immunol -2014. - Т. 30 - № 1- 40-45с.

15. Amel Bouacha A.G. Proteasome Activity as New Approach to the Management of Multiple Myeloma / A. G. Amel Bouacha // J Hematol Thromboembolic Dis -2014. - Т. 2 - № 4.

16. Amerik A.Y. Mechanism and function of deubiquitinating enzymes. / A. Y. Amerik, M. Hochstrasser // Biochim Biophys Acta - 2004. - Т. 1695 - № 1-3- 189-207с.

17. Arrigo A.P. Identity of the 19S «prosome» particle with the large multifunctional protease complex of mammalian cells (the proteasome). / A. P. Arrigo, K. Tanaka, A. L. Goldberg, W. J. Welch // Nature - 1988. - Т. 331 - № 6152- 192-4с.

18. Azimzadeh A.M. Immunobiology of Transplantation: Impact on Targets for Large and Small Molecules. / A. M. Azimzadeh, J. R. Lees, Y. Ding, J. S. Bromberg // Clin Pharmacol Ther - 2011. - Т. 90 - № 2- 229-242с.

19. Baeuerle P.A. Function and activation of NF-kappa B in the immune system. / P. A. Baeuerle, T. Henkel // Annu Rev Immunol - 1994. - Т. 12- 141-79с.

20. Baumeister W. The proteasome: paradigm of a self-compartmentalizing protease. / W. Baumeister, J. Walz, F. Zühl, E. Seemüller // Cell - 1998. - T. 92 - № 3- 367-80c.

21. Billingham R.E. Actively acquired tolerance of foreign cells. / R. E. Billingham, L. Brent, P. B. Medawar // Nature - 1953. - T. 172 - № 4379- 603-6c.

22. Billingham R.E. Pigment spread and cell heredity in guinea-pigs' skin. / R. E. Billingham, P. B. Medawar // Heredity (Edinb) - 1948. - T. 2- № Pt 1- 29-47c.

23. Billingham R.E. Infective transformations of cells. / R. E. Billingham, P. B. Medawar // Br J Cancer - 1948. - T. 2 - № 2- 126-31c.

24. Bishop G.A. Spontaneous acceptance of liver transplants in rodents: evidence that liver leucocytes induce recipient T-cell death by neglect. / G. A. Bishop, C. Wang, A. F. Sharland, G. McCaughan // Immunol Cell Biol - 2002. - T. 80 - № 1- 93-100c.

25. Blanco B. Treatment with bortezomib of human CD4+ T cells preserves natural regulatory T cells and allows the emergence of a distinct suppressor T-cell population. / B. Blanco, J. A. Pérez-Simón, L. I. Sánchez-Abarca, T. Caballero-Velazquez, S. Gutierrez-Cossío, P. Hernández-Campo, M. Díez-Campelo, C. Herrero-Sanchez, C. Rodriguez-Serrano, C. Santamaría, F. M. Sánchez-Guijo, C. Del Cañizo, J. F. San Miguel // Haematologica - 2009. - T. 94 - № 7- 975-83c.

26. Blanco B. Bortezomib induces selective depletion of alloreactive T lymphocytes and decreases the production of Th1 cytokines. / B. Blanco, J. A. Pérez-Simón, L. I. Sánchez-Abarca, X. Carvajal-Vergara, J. Mateos, B. Vidriales, N. López-Holgado, P. Maiso, M. Alberca, E. Villarón, D. Schenkein, A. Pandiella, J. San Miguel // Blood -2006. - T. 107 - № 9- 3575-83c.

27. Blouin A. Distribution of organelles and membranes between hepatocytes and nonhepatocytes in the rat liver parenchyma. A stereological study. / A. Blouin, R. P. Bolender, E. R. Weibel // J Cell Biol - 1977. - T. 72 - № 2- 441-55c.

28. Blow A.M. Metal-dependent proteinase of the lens. Assay, purification and properties of the bovine enzyme. / A. M. Blow, R. V Heyningen, A. J. Barrett // Biochem J - 1975. - T. 145 - № 3- 591-9c.

29. Bogdanos D.P. Liver immunology. / D. P. Bogdanos, B. Gao, M. E. Gershwin // Compr Physiol - 2013. - Т. 3 - № 2- 567-98с.

30. Bouwens L. Liver cell heterogeneity: functions of non-parenchymal cells. / L. Bouwens, P. De Bleser, K. Vanderkerken, B. Geerts, E. Wisse // Enzyme - 1992. - Т.

46 - № 1-3- 155-68с.

31. Brégégère F. The ubiquitin-proteasome system at the crossroads of stress-response and ageing pathways: a handle for skin care? / F. Brégégère, Y. Milner, B. Friguet // Ageing Res Rev - 2006. - Т. 5 - № 1- 60-90с.

32. Brent L. The discovery of immunologic tolerance. / L. Brent // Hum Immunol -1997. - Т. 52 - № 2- 75-81с.

33. Buchholz B.M. Hydrogen inhalation ameliorates oxidative stress in transplantation induced intestinal graft injury. / B. M. Buchholz, D. J. Kaczorowski, R. Sugimoto, R. Yang, Y. Wang, T. R. Billiar, K. R. McCurry, A. J. Bauer, A. Nakao // Am J Transplant - 2008. - Т. 8 - № 10- 2015-24с.

34. Caballero a Tolerogenic response: allorecognition pathways. / a Caballero, N. Fernandez, R. Lavado, M. J. Bravo, J. M. Miranda, a Alonso // Transpl Immunol -2006. - Т. 17 - № 1- 3-6с.

35. Callery M.P. Kupffer cell blockade inhibits induction of tolerance by the portal venous route. / M. P. Callery, T. Kamei, M. W. Flye // Transplantation - 1989. - Т.

47 - № 6- 1092-4с.

36. Calne R.Y. Induction of immunological tolerance by porcine liver allografts. / R. Y. Calne, R. A. Sells, J. R. Pena, D. R. Davis, P. R. Millard, B. M. Herbertson, R. M. Binns, D. A. Davies // Nature - 1969. - Т. 223 - № 5205- 472-6с.

37. Camacho-Carvajal M.M. Two-dimensional Blue native/SDS gel electrophoresis of multi-protein complexes from whole cellular lysates: a proteomics approach. / M. M. Camacho-Carvajal, B. Wollscheid, R. Aebersold, V. Steimle, W. W. a Schamel // Mol Cell Proteomics - 2004. - Т. 3 - № 2- 176-82с.

38. Cascio P. Properties of the hybrid form of the 26S proteasome containing both

19S and PA28 complexes. / P. Cascio, M. Call, B. M. Petre, T. Walz, A. L. Goldberg

// EMBO J - 2002. - Т. 21 - № 11- 2636-45с.

101

39. Cascio P. 26S proteasomes and immunoproteasomes produce mainly N-extended versions of an antigenic peptide. / P. Cascio, C. Hilton, a F. Kisselev, K. L. Rock, A. L. Goldberg // EMBO J - 2001. - T. 20 - № 10- 2357-66c.

40. Chu-Ping M. Identification, purification, and characterization of a protein activator (PA28) of the 20 S proteasome (macropain) / M. Chu-Ping, C. A. Slaughter, G. N. DeMartino, C. P. Ma, C. A. Slaughter, G. N. DeMartino // J Biol Chem - 1992.

- T. 267 - № 15- 10515-10523c.

41. Cong Y. Generation of antigen-specific, Foxp3-expressing CD4+ regulatory T cells by inhibition of APC proteosome function. / Y. Cong, A. Konrad, N. Iqbal, R. D. Hatton, C. T. Weaver, C. O. Elson // J Immunol - 2005. - T. 174 - № 5- 2787-95c.

42. Crispe I.N. The liver as a site of T-cell apoptosis: graveyard, or killing field? / I. N. Crispe, T. Dao, K. Klugewitz, W. Z. Mehal, D. P. Metz // Immunol Rev - 2000. -T. 174- 47-62c.

43. Crispe I.N. Cellular and molecular mechanisms of liver tolerance. / I. N. Crispe, M. Giannandrea, I. Klein, B. John, B. Sampson, S. Wuensch // Immunol Rev - 2006.

- T. 213- 101-18c.

44. Dahlmann B. Identical subunit topographies of human and yeast 20S proteasomes / B. Dahlmann, F. Kopp, P. Kristensen, K. B. Hendil // Arch Biochem Biophys -1999. - T. 363 - № 2- 296-300c.

45. Dangi A. Selective expansion of allogeneic regulatory T cells by hepatic stellate cells: role of endotoxin and implications for allograft tolerance. / A. Dangi, T. L. Sumpter, S. Kimura, D. B. Stolz, N. Murase, G. Raimondi, Y. Vodovotz, C. Huang, A. W. Thomson, C. R. Gandhi // J Immunol - 2012. - T. 188 - № 8- 3667-77c.

46. Dasuri K. Comparison of rat liver and brain proteasomes for oxidative stress-induced inactivation: Influence of ageing and dietary restriction. / K. Dasuri, A. Nguyen, L. Zhang, O. S. Fernandez-Kim, A. J. Bruce-Keller, B. A. Blalock, R. De Cabo, J. N. Keller // Free Radic Res - 2009. - T. 43 - № 1- 28-36c.

47. Davies T.F. Is Thyroid Transplantation on the Distant Horizon? / T. F. Davies //

Thyroid - 2013. - T. 23 - № 2- 139-141c.

102

48. Dick T.P. Coordinated dual cleavages induced by the proteasome regulator PA28 lead to dominant MHC ligands. / T. P. Dick, T. Ruppert, M. Groettrup, P. M. Kloetzel, L. Kuehn, U. H. Koszinowski, S. Stevanovic, H. Schild, H. G. Rammensee // Cell - 1996. - T. 86 - № 2- 253-62c.

49. Djaballah H. Use of serine-protease inhibitors as probes for the different proteolytic activities of the rat liver multicatalytic proteinase complex. / H. Djaballah, J. A. Harness, P. J. Savory, A. J. Rivett // Eur J Biochem - 1992. - T. 209 - № 2-629-34c.

50. Dubiel W. Purification of an 11S regulator of the multicatalytic protease. / W. Dubiel, G. Pratt, K. Ferrell, M. Rechsteiner // J Biol Chem - 1992. - T. 267 - № 31-22369-22377c.

51. Elsasser S. Characterization of the proteasome using native gel electrophoresis. / S. Elsasser, M. Schmidt, D. Finley // Methods Enzymol - 2005. - T. 398 - № 5-353-63c.

52. Everly M.J. Role of proteasome inhibition in sensitized transplant candidates. / M. J. Everly, J. J. Everly, P. I. Terasaki // Chin Med J (Engl) - 2011. - T. 124 - № 5-771-4c.

53. Fast L.D. Recipient CD8+ cells are responsible for the rapid elimination of allogeneic donor lymphoid cells. / L. D. Fast // J Immunol - 1996. - T. 157 - № 11-4805-10c.

54. Ferrell K. Regulatory subunit interactions of the 26S proteasome, a complex problem. / K. Ferrell, C. R. Wilkinson, W. Dubiel, C. Gordon // Trends Biochem Sci - 2000. - T. 25 - № 2- 83-8c.

55. Gorczynski R.M. Immunosuppression induced by hepatic portal venous immunization spares reactivity in IL-4 producing T lymphocytes. / R. M. Gorczynski // Immunol Lett - 1992. - T. 33 - № 1- 67-77c.

56. Grant C.R. Liver immunology: How to reconcile tolerance with autoimmunity / C. R. Grant, R. Liberal // Clin Res Hepatol Gastroenterol - 2016.

57. Griffin T.A. Immunoproteasome assembly: cooperative incorporation of

interferon gamma (IFN-gamma)-inducible subunits. / T. A. Griffin, D. Nandi, M.

103

Cruz, H. J. Fehling, L. Van Kaer, J. J. Monaco, R. A. Colbert // J Exp Med - 1998. -T. 187 - № 1- 97-104c.

58. Groettrup M. Proteasomes in immune cells: more than peptide producers? / M. Groettrup, C. J. Kirk, M. Basler // Nat Rev Immunol - 2010. - T. 10 - № 1- 73-8c.

59. Groettrup M. The interferon-gamma-inducible 11 S regulator (PA28) and the LMP2/LMP7 subunits govern the peptide production by the 20 S proteasome in vitro. / M. Groettrup, T. Ruppert, L. Kuehn, M. Seeger, S. Standera, U. Koszinowski, P. M. Kloetzel // J Biol Chem - 1995. - T. 270 - № 40- 23808-15c.

60. Groettrup M. The subunits MECL-1 and LMP2 are mutually required for incorporation into the 20S proteasome. / M. Groettrup, S. Standera, R. Stohwasser, P. M. Kloetzel // Proc Natl Acad Sci U S A - 1997. - T. 94 - № 17- 8970-5c.

61. Groll M. Structure of 20S proteasome from yeast at 2.4 A resolution. / M. Groll, L. Ditzel, J. Löwe, D. Stock, M. Bochtler, H. D. Bartunik, R. Huber // Nature - 1997. - T. 386 - № 6624- 463-71c.

62. Groll M. The catalytic sites of 20S proteasomes and their role in subunit maturation: a mutational and crystallographic study. / M. Groll, W. Heinemeyer, S. Jäger, T. Ullrich, M. Bochtler, D. H. Wolf, R. Huber // Proc Natl Acad Sci U S A -1999. - T. 96 - № 20- 10976-83c.

63. Groll M. Substrate access and processing by the 20S proteasome core particle / M. Groll, R. Huber // Int J Biochem Cell Biol - 2003. - T. 35 - № 5- 606-616c.

64. Grune T. Degradation of oxidized proteins in K562 human hematopoietic cells by proteasome. / T. Grune, T. Reinheckel, K. J. Davies // J Biol Chem - 1996. - T. 271 -№ 26- 15504-9c.

65. Halling K.B. Evaluation of oxidative stress markers for the early diagnosis of allograft rejection in feline renal allotransplant recipients with normal renal function. / K. B. Halling, G. W. Ellison, D. Armstrong, K. Aoyagi, C. J. Detrisac, J. P. Graham, S. P. Newell, F. G. Martin, J. M. Van Gilder // Can Vet J - 2004. - T. 45 -№ 10- 831-7c.

66. Harris J.R. Release of a macromolecular protein component from human erythrocyte ghosts. / J. R. Harris // Biochim Biophys Acta - 1968. - T. 150 - № 3-534-7c.

67. Harris J.R. Comparative studies on cylindrin: Identity withaminocyl-tRNA synthetase / J. R. Harris // Micron Microsc Acta - 1983. - T. 14 - № 3- 193-205c.

68. Harris J.R. Erythrocyte cylindrin: possible identity with the ubiquitous 20S high molecular weight protease complex and the prosome particle. / J. R. Harris // Indian J Biochem Biophys - 1988. - T. 25 - № 6- 459-66c.

69. Harris J.R. The high molecular weight proteins released from cultured cells / J. R. Harris, K. D. Brown, J. F. Aiton // Biochim Biophys Acta - Protein Struct - 1976. -T. 427 - № 2- 727-737c.

70. Harris J.R. The subunit composition of two high molecular weight extrinsic proteins from human erythrocyte membranes / J. R. Harris, I. Naeem // Biochim Biophys Acta - Protein Struct - 1978. - T. 537 - № 2- 495-500c.

71. Harris J.R.R. Further studies on the characterization of cylindrin and torin, two extrinsic proteins of the erythrocyte membrane / J. R. R. Harris, I. Naeem // Biochim Biophys Acta - 1981. - T. 670 - № 2- 285-90c.

72. Hase J. The quaternary structure of carp muscle aklaline protease. / J. Hase, K. Kobashi, N. Nakai, K. Mitsui, K. Iwata, T. Takadera // Biochim Biophys Acta -1980. - T. 611 - № 1- 205-13c.

73. Heemels M.T. Generation, translocation, and presentation of MHC class I-restricted peptides. / M. T. Heemels, H. Ploegh // Annu Rev Biochem - 1995. - T. 64- 463-91 c.

74. Heide H. Complexome profiling identifies TMEM126B as a component of the mitochondrial complex I assembly complex. / H. Heide, L. Bleier, M. Steger, J. Ackermann, S. Drose, B. Schwamb, M. Zornig, A. S. Reichert, I. Koch, I. Wittig, U. Brandt // Cell Metab - 2012. - T. 16 - № 4- 538-49c.

75. Heuck C.C.Diagnosis and monitoring of diseases of the thyroid / C. C. Heuck, A.

Kallner, A. S. Kanagasabapathy, W. Riesen, W. H. O. D. I. and L. Technology -

Geneva: World Health Organization, 2001.- 8-9c.

105

76. Huber E.M. Immuno- and constitutive proteasome crystal structures reveal differences in substrate and inhibitor specificity. / E. M. Huber, M. Basler, R. Schwab, W. Heinemeyer, C. J. Kirk, M. Groettrup, M. Groll // Cell - 2012. - T. 148

- № 4- 727-38c.

77. Iwata H. Prolongation of xenograft survival by combining donor-specific intravenous presensitization with FK 506. / H. Iwata, Y. Umeda, Y. Matsuno, S. Yoshikawa, T. Marui, T. Miyauchi, H. Takagi, Y. Mori, H. Hirose // Transplant Proc

- 2002. - T. 34 - № 7- 2745-8c.

78. Kiprowska M.J. Neurotoxic mechanisms by which the USP14 inhibitor IU1 depletes ubiquitinated proteins and Tau in rat cerebral cortical neurons: Relevance to Alzheimer's disease / M. J. Kiprowska, A. Stepanova, D. R. Todaro, A. Galkin, A. Haas, S. M. Wilson, M. E. Figueiredo-Pereira // Biochim Biophys Acta - Mol Basis Dis - 2017. - T. 1863 - № 6.

79. Kisselev A.F. Binding of hydrophobic peptides to several non-catalytic sites promotes peptide hydrolysis by all active sites of 20 S proteasomes. Evidence for peptide-induced channel opening in the alpha-rings. / A. F. Kisselev, D. Kaganovich, A. L. Goldberg // J Biol Chem - 2002. - T. 277 - № 25- 22260-70c.

80. Kleijnen M.F. Stability of the proteasome can be regulated allosterically through engagement of its proteolytic active sites. / M. F. Kleijnen, J. Roelofs, S. Park, N. A. Hathaway, M. Glickman, R. W. King, D. Finley // Nat Struct Mol Biol - 2007. - T. 14 - № 12- 1180-8c.

81. Kmiec Z. Cooperation of liver cells in health and disease. / Z. Kmiec // Adv Anat Embryol Cell Biol - 2001. - T. 161- III-XIII, 1-151c.

82. Knolle P.A. Local control of the immune response in the liver. / P. A. Knolle, G. Gerken // Immunol Rev - 2000. - T. 174 - № 1- 21-34c.

83. Knolle P.A. Neighborhood politics: the immunoregulatory function of organresident liver endothelial cells / P. A. Knolle, A. Limmer // Trends Immunol - 2001.

- T. 22 - № 8- 432-437c.

84. Kopp F. Evidence indicating that the human proteasome is a complex dimer. / F.

Kopp, B. Dahlmann, K. B. Hendil // J Mol Biol - 1993. - T. 229 - № 1- 14-9c.

106

85. Krohn P.L. Transplantation of endocrine organs, with special reference to the ovary. / P. L. Krohn // Br Med Bull - 1965. - T. 21 - № 2- 157-61 PASSIMc.

86. Krüger E. 20S proteasome biogenesis. / E. Krüger, P. M. Kloetzel, C. Enenkel // Biochimie - 2001. - T. 83 - № 3-4- 289-93c.

87. Kuehn L. Structural and functional properties of proteasome activator PA28. / L. Kuehn, B. Dahlmann // Mol Biol Rep - 1997. - T. 24 - № 1-2- 89-93c.

88. Kwak M.-K. Antioxidants enhance mammalian proteasome expression through the Keap1-Nrf2 signaling pathway. / M.-K. Kwak, N. Wakabayashi, J. L. Greenlaw, M. Yamamoto, T. W. Kensler // Mol Cell Biol - 2003. - T. 23 - № 23- 8786-94c.

89. Laemmli U.K. Cleavage of structural proteins during the assembly of the head of bacteriophage T4. / U. K. Laemmli // Nature - 1970. - T. 227 - № 5259- 680-5c.

90. Lechler R.I. Organ transplantation--how much of the promise has been realized? / R. I. Lechler, M. Sykes, A. W. Thomson, L. A. Turka // Nat Med - 2005. - T. 11 - № 6- 605-13c.

91. Li J. Molecular dissection of the 11S REG (PA28) proteasome activators. / J. Li, M. Rechsteiner // Biochimie - 2001. - T. 83 - № 3-4- 373-83c.

92. Liang J. Effective elimination of nucleic acids from bacterial protein samples for optimized blue native polyacrylamide gel electrophoresis. / J. Liang, Q. Niu, X. Xu, Y. Luo, X. Zhou, Z. Deng, Z. Wang // Electrophoresis - 2009. - T. 30 - № 14-2454-9c.

93. Lie-Injo L.E. Globin chain separation by sds polyacrylamide gel electrophoresis / L. E. Lie-Injo, A. Solai, J. Ganesan // J Chromatogr A - 1978. - T. 153 - № 1- 161-165c.

94. Liu C.-W. Endoproteolytic activity of the proteasome. / C.-W. Liu, M. J. Corboy, G. N. DeMartino, P. J. Thomas // Science - 2003. - T. 299 - № 5605- 408-11c.

95. Livneh I. The life cycle of the 26S proteasome: from birth, through regulation and function and onto its death / I. Livneh, V. Cohen-Kaplan, C. Cohen-Rosenzweig, N. Avni, A. Ciechanover // Cell Res - 2016. - T. 26 - № 8- 869-885c.

96. Lowe J. Crystal structure of the 20S proteasome from the archaeon T. acidophilum at 3.4 A resolution / J. Lowe, D. Stock, B. Jap, P. Zwickl, W. Baumeister, R. Huber // Science (80- ) - 1995. - Т. 268 - № 5210- 533-539с.

97. Lowry O.H. Protein measurement with the Folin phenol reagent. / O. H. Lowry, N. J. Rosenbourg, A. L. Farr, R. J. Randall // J Biol Chem - 1951. - Т. 193 - № 1-265-75с.

98. Lupas A. Archaean Proteasome / под ред. N.D. Rawlings, G. Salvesen. Elsevier, 2013. - 3666-3671с.

99. Malik R. The relationship between the thyroid gland and the liver. / R. Malik, H. Hodgson // QJM - 2002. - Т. 95 - № 9- 559-69с.

100. McGuire M.J. Purification and characterization of a high molecular weight proteinase (macropain) from human erythrocytes. / M. J. McGuire, G. N. DeMartino // Biochim Biophys Acta - 1986. - Т. 873 - № 2- 279-89с.

101. Medawar P.B. Transplantation immunity and subcellular particles. / P. B. Medawar // Ann N Y Acad Sci - 1957. - Т. 68 - № 2- 255-267с.

102. Melnikova V.I. Ontogenesis of rat immune system: Proteasome expression in different cell populations of the developing thymus. / V. I. Melnikova, N. P. Sharova, E. V Maslova, S. N. Voronova, L. A. Zakharova // Cell Immunol - 2010. - Т. 266 -№ 1- 83-9с.

103. Miwa S. Carboxylesterase converts Amplex red to resorufin: Implications for mitochondrial H2O2 release assays. / S. Miwa, A. Treumann, A. Bell, G. Vistoli, G. Nelson, S. Hay, T. von Zglinicki // Free Radic Biol Med - 2016. - Т. 90- 173-83с.

104. Mundt S. No prolongation of skin allograft survival by immunoproteasome inhibition in mice / S. Mundt, M. Basler, B. Sawitzki, M. Groettrup // Mol Immunol -2017. - Т. 88- № February- 32-37с.

105. Murakami Y. Ornithine decarboxylase is degraded by the 26S proteasome without ubiquitination / Y. Murakami, S. Matsufuji, T. Kameji, S. Hayashi, K. Igarashi, T. Tamura, K. Tanaka, A. Ichihara // Nature - 1992. - Т. 360 - № 6404-597-599с.

106. Murata S. Regulation of CD8+ T cell development by thymus-specific proteasomes. / S. Murata, K. Sasaki, T. Kishimoto, S.-I. Niwa, H. Hayashi, Y. Takahama, K. Tanaka // Science - 2007. - Т. 316 - № 5829- 1349-53с.

107. Murata S. Thymoproteasome: probable role in generating positively selecting peptides. / S. Murata, Y. Takahama, K. Tanaka // Curr Opin Immunol - 2008. - Т. 20

- № 2- 192-6с.

108. Myeku N. Assessment of proteasome impairment and accumulation/aggregation of ubiquitinated proteins in neuronal cultures. / N. Myeku, M. J. Metcalfe, Q. Huang, M. Figueiredo-Pereira // Methods Mol Biol - 2011. - Т. 793- 273-96с.

109. Nagata S. Apoptosis regulated by a death factor and its receptor: Fas ligand and Fas. / S. Nagata // Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci - 1994. - Т. 345 - № 1313-281-7с.

110. Nandi D. The ubiquitin-proteasome system. / D. Nandi, P. Tahiliani, A. Kumar, D. Chandu // J Biosci - 2006. - Т. 31 - № 1- 137-55с.

111. Nathan J.A. Immuno- and constitutive proteasomes do not differ in their abilities to degrade ubiquitinated proteins. / J. A. Nathan, V. Spinnenhirn, G. Schmidtke, M. Basler, M. Groettrup, A. L. Goldberg // Cell - 2013. - Т. 152 - № 5- 1184-94с.

112. Orlowski M. Catalytic activities of the 20 S proteasome, a multicatalytic proteinase complex. / M. Orlowski, S. Wilk // Arch Biochem Biophys - 2000. - Т. 383 - № 1- 1-16с.

113. Owen R.D. Immunogenetic consequences of vascular anastomoses between bovine twins. / R. D. Owen // Science - 1945. - Т. 102 - № 2651- 400-1 с.

114. Parker G.A. Liver immunobiology. / G. A. Parker, C. A. Picut // Toxicol Pathol -2005. - Т. 33 - № 1- 52-62с.

115. Pickering A.M. The immunoproteasome, the 20S proteasome and the PA28aP proteasome regulator are oxidative-stress-adaptive proteolytic complexes. / A. M. Pickering, A. L. Koop, C. Y. Teoh, G. Ermak, T. Grune, K. J. A. Davies // Biochem J

- 2010. - Т. 432 - № 3- 585-94с.

116. Pickering A.M. Nrf2-dependent Induction of Proteasome and Pa28aP Regulator

Are Required for Adaptation to Oxidative Stress / A. M. Pickering, R. A. Linder, H.

109

Zhang, H. J. Forman, K. J. A. Davies // J Biol Chem - 2012. - Т. 287 - № 13-10021-10031с.

117. Puntarulo S. Production of reactive oxygen species by microsomes enriched in specific human cytochrome P450 enzymes. / S. Puntarulo, A. I. Cederbaum // Free Radic Biol Med - 1998. - Т. 24 - № 7-8- 1324-30с.

118. Rammensee H.G. Peptides naturally presented by MHC class I molecules. / H. G. Rammensee, K. Falk, O. Rötzschke // Annu Rev Immunol - 1993. - Т. 11 - № 1-213-44с.

119. Raynes R. Degradation of oxidized proteins by the proteasome: Distinguishing between the 20S, 26S, and immunoproteasome proteolytic pathways / R. Raynes, L. C. D. Pomatto, K. J. A. Davies // Mol Aspects Med - 2016. - Т. 50- 41-55с.

120. Realini C. Molecular cloning and expression of a gamma-interferon-inducible activator of the multicatalytic protease. / C. Realini, W. Dubiel, G. Pratt, K. Ferrell, M. Rechsteiner // J Biol Chem - 1994. - Т. 269 - № 32- 20727-32с.

121. Rechsteiner M. Mobilizing the proteolytic machine: cell biological roles of proteasome activators and inhibitors. / M. Rechsteiner, C. P. Hill // Trends Cell Biol -2005. - Т. 15 - № 1- 27-33с.

122. Rechsteiner M. The proteasome activator 11 S REG (PA28) and class I antigen presentation. / M. Rechsteiner, C. Realini, V. Ustrell // Biochem J - 2000. - Т. 345 Pt 1 - 1-15с.

123. Rivett A.J. Purification of a liver alkaline protease which degrades oxidatively modified glutamine synthetase. Characterization as a high molecular weight cysteine proteinase. / A. J. Rivett // J Biol Chem - 1985. - Т. 260 - № 23- 12600-6с.

124. Rivett A.J. Proteasomes: multicatalytic proteinase complexes. / A. J. Rivett // Biochem J - 1993. - Т. 291- № Pt 1- 1-10с.

125. Rock K.L. Degradation of cell proteins and the generation of MHC class I-presented peptides. / K. L. Rock, A. L. Goldberg // Annu Rev Immunol - 1999. - Т. 17- 739-79с.

126. Rock K.L. Inhibitors of the proteasome block the degradation of most cell

proteins and the generation of peptides presented on MHC class I molecules. / K. L.

110

Rock, C. Gramm, L. Rothstein, K. Clark, R. Stein, L. Dick, D. Hwang, A. L. Goldberg // Cell - 1994. - Т. 78 - № 5- 761-71с.

127. Sakr M. Review of Heterotopic Thyroid Autotransplantation / M. Sakr, A. Mahmoud - 2017. - Т. 10- № December- 289-295с.

128. Sato Y. Impact of 70% partial hepatectomy on administration of donor leukocytes in cardiac transplantation in rats. / Y. Sato, O. Farges, D. Buffello, K. Hatakeyama, H. Bismuth // Transplant Proc - 1998. - Т. 30 - № 7- 3873-5с.

129. Schägger H. Analysis of molecular masses and oligomeric states of protein complexes by blue native electrophoresis and isolation of membrane protein complexes by two-dimensional native electrophoresis. / H. Schägger, W. A. Cramer, G. von Jagow // Anal Biochem - 1994. - Т. 217 - № 2- 220-30с.

130. Schomburg D. Multicatalytic endopeptidase complex / под ред. D. Schomburg, D. Stephan. Berlin, Heidelberg: Springer Berlin Heidelberg, 1998. - 517-528с.

131. Shapiro A.M.J. International trial of the Edmonton protocol for islet transplantation. / A. M. J. Shapiro, C. Ricordi, B. J. Hering, H. Auchincloss, R. Lindblad, R. P. Robertson, A. Secchi, M. D. Brendel, T. Berney, D. C. Brennan, E. Cagliero, R. Alejandro, E. A. Ryan, B. DiMercurio, P. Morel, K. S. Polonsky, J.-A. Reems, R. G. Bretzel, F. Bertuzzi, T. Froud, R. Kandaswamy, D. E. R. Sutherland, G. Eisenbarth, M. Segal, J. Preiksaitis, G. S. Korbutt, F. B. Barton, L. Viviano, V. Seyfert-Margolis, J. Bluestone, J. R. T. Lakey // N Engl J Med - 2006. - Т. 355 - № 13- 1318-30с.

132. Shibatani T. Global organization and function of mammalian cytosolic proteasome pools: Implications for PA28 and 19S regulatory complexes. / T. Shibatani, E. J. Carlson, F. Larabee, A. L. McCormack, K. Früh, W. R. Skach // Mol Biol Cell - 2006. - Т. 17 - № 12- 4962-71с.

133. Shushan A. Immunological Factors in Infertility / A. Shushan, J. G. Schenker // Am J Reprod Immunol - 1992. - Т. 28 - № 3-4- 285-287с.

134. Sijts E.J. a M. The role of the proteasome in the generation of MHC class I ligands and immune responses. / E. J. a M. Sijts, P. M. Kloetzel // Cell Mol Life Sci -2011. - Т. 68 - № 9- 1491-502с.

135. Stadtmueller B.M. Proteasome activators. / B. M. Stadtmueller, C. P. Hill // Mol Cell - 2011. - T. 41 - № 1- 8-19c.

136. Stanley K. Perforin. A family of killer proteins. / K. Stanley, P. Luzio // Nature -1988. - T. 334 - № 6182- 475-6c.

137. Strehl B. Interferon-gamma, the functional plasticity of the ubiquitin-proteasome system, and MHC class I antigen processing. / B. Strehl, U. Seifert, E. Krüger, S. Heink, U. Kuckelkorn, P.-M. Kloetzel // Immunol Rev - 2005. - T. 207- 19-30c.

138. Tai H. Characterization of the Brain 26S Proteasome and its Interacting Proteins. / H. Tai, H. Besche, A. L. Goldberg, E. M. Schuman // Front Mol Neurosci - 2010. -T. 3- № May- 1-19c.

139. Takeda K. Implications for proteasome nuclear localization revealed by the structure of the nuclear proteasome tether protein Cut8. / K. Takeda, N. K. Tonthat, T. Glover, W. Xu, E. V Koonin, M. Yanagida, M. A. Schumacher // Proc Natl Acad Sci U S A - 2011. - T. 108 - № 41- 16950-5c.

140. Tanaka K. Molecular biology of proteasomes / K. Tanaka // Mol Biol Rep -1995. - T. 21 - № 1- 21-26c.

141. Tanaka K. The proteasome: overview of structure and functions. / K. Tanaka // Proc Jpn Acad Ser B Phys Biol Sci - 2009. - T. 85 - № 1- 12-36c.

142. Taylor D.E. Reactive oxygen species produced by liver mitochondria of rats in sepsis. / D. E. Taylor, A. J. Ghio, C. A. Piantadosi // Arch Biochem Biophys - 1995. - T. 316 - № 1- 70-6c.

143. Thrower J.S. Recognition of the polyubiquitin proteolytic signal. / J. S. Thrower, L. Hoffman, M. Rechsteiner, C. M. Pickart // EMBO J - 2000. - T. 19 - № 1- 94-102c.

144. Toda S. Thyrocyte integration, and thyroid folliculogenesis and tissue regeneration: perspective for thyroid tissue engineering. / S. Toda, N. Koike, H. Sugihara // Pathol Int - 2001. - T. 51 - № 6- 403-17c.

145. Tokita D. Liver Sinusoidal Endothelial Cells That Endocytose Allogeneic Cells Suppress T Cells with Indirect Allospecificity / D. Tokita, M. Shishida, H. Ohdan, T.

Onoe, H. Hara, Y. Tanaka, K. Ishiyama, H. Mitsuta, K. Ide, K. Arihiro, T. Asahara // J Immunol - 2006. - Т. 177 - № 6- 3615-3624с.

146. Unno M. Structure determination of the constitutive 20S proteasome from bovine liver at 2.75 A resolution. / M. Unno, T. Mizushima, Y. Morimoto, Y. Tomisugi, K. Tanaka, N. Yasuoka, T. Tsukihara // J Biochem - 2002. - Т. 131 - № 2- 171-3с.

147. Voigt A. 20S proteasome-dependent generation of an IEpp89 murine cytomegalovirus-derived H-2L(d) epitope from a recombinant protein. / A. Voigt, U. Salzmann, U. Seifert, M. Dathe, A. Soza, P.-M. Kloetzel, U. Kuckelkorn // Biochem Biophys Res Commun - 2007. - Т. 355 - № 2- 549-54с.

148. Wan J. M2 Kupffer cells promote M1 Kupffer cell apoptosis: a protective mechanism against alcoholic and nonalcoholic fatty liver disease. / J. Wan, M. Benkdane, F. Teixeira-Clerc, S. Bonnafous, A. Louvet, F. Lafdil, F. Pecker, A. Tran, P. Gual, A. Mallat, S. Lotersztajn, C. Pavoine // Hepatology - 2014. - Т. 59 - № 1-130-42с.

149. Watanabe T. Molecular mechanisms of portal vein tolerance. / T. Watanabe, M. Kudo, T. Chiba, Y. Wakatsuki // Hepatol Res - 2008. - Т. 38 - № 5- 441-449с.

150. Wilk S. Degradation of bradykinin by isolated neutral endopeptidases of brain and pituitary. / S. Wilk, M. Orlowski // Biochem Biophys Res Commun - 1979. - Т. 90 - № 1- 1-6с.

151. Yeh C.-H. Role of the proteasome in fly models of neurodegeneration. / C.-H. Yeh, M. Jansen, T. Schmidt-Glenewinkel // Methods Mol Biol - 2011. - Т. 793-149-65с.

152. You Q. Mechanism of T cell tolerance induction by murine hepatic Kupffer cells. / Q. You, L. Cheng, R. M. Kedl, C. Ju // Hepatology - 2008. - Т. 48 - № 3- 978-90с.

153. IUBMB Enzyme Nomenclature [Электронный ресурс]. URL: http://www.chem.qmul.ac.uk/iubmb/enzyme/EC3/4/25/1.html.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.