Проза М. М. Зощенко в литературном контексте рубежа XIX-XX вв. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Даренская, Наталья Александровна

  • Даренская, Наталья Александровна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2000, БарнаулБарнаул
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 185
Даренская, Наталья Александровна. Проза М. М. Зощенко в литературном контексте рубежа XIX-XX вв.: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Барнаул. 2000. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Даренская, Наталья Александровна

Введение.

Глава 1. М. Зощенко и Ф. Сологуб.

1.1 М. Зощенко и Ф, Сологуб: к истории литературных отношений.

1.2 Поэтика демистификации. "Сологубовская тема" в рассказе "Про даму с цветами".

1.3. Тема исцеления в "литературном разрезе". О "гоголевско-сологубовских" аллюзиях в повести "Сирень цветет".

Глава 2. М. Зощенко и А. Блок.

2.1 М. Зощенко и А. Блок: к истории литературных отношений.

2.2 "Блоковская тема" в творчестве М. Зощенко.

Глава 3. М. Зощенко и В. Розанов.

3.1 Гоголь в писательской рефлексии Зощенко и Розанова (К проблеме мировоззренческой корреляции творчества писателей).

3.2. "Опавшие листья" М. Зощенко и В. Розанова ( Жанровое своеобразие и гносеологическая проблематика "Перед восходом солнца" Зощенко и "Опавших листьев" Розанова).

3.3 М. Зощенко и В. Розанов: к проблеме литературного нарциссизма.

Глава 4. М. Зощенко и В. Маяковский.

4.1 Сатирическое наследие М. Зощенко и В. Маяковского: критические оценки и перспективы.

4.2 В. Маяковский в творчестве раннего Зощенко.

4.3 Миф и реальность. В. Маяковский в научно-художественных" повестях М. Зощенко.

4.4 Поэтика отражения и взаимодействия.

Деконструкция поэтического мифа В. Маяковского.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Проза М. М. Зощенко в литературном контексте рубежа XIX-XX вв.»

М. Зощенко относится к числу советских классиков, чье творчество в последнее время открывается перед исследователями во всей своей сложности и многогранности. По мере того как уходит в прошлое канонизированный советской литературоведческой практикой взгляд на Зощенко как на «сатирика-бытописателя» и «обличителя мещанства», все большую актуальность приобретает задача переосмысления его литературного наследия.

Важнейшим шагом к новому освоению поэтического мира Зощенко явилось сравнительно недавнее опубликование Ю.В. Томашевским ряда материалов, относящихся к раннему «допечатному» периоду творчества писателя1 и свидетельствующих об огромном влиянии символистско-декадентской поэтики на его литературное становление. Ознакомление широкого круга исследователей с первыми литературными опытами Зощенко, ориентированными на усвоение ницшеанско-символистской эстетики, а также реабилитация автопсихоаналитической повести «Перед восходом солнца» (1943), послужили толчком к изучению влияния философской традиции конца XIX - начала XX века на формирование мировоззренческой концепции писателя (А. Эткинд, Н. Скалон, Т. Кадаш, В. Федоров) . Особого внимания заслуживают работы, посвященные проблеме взаимодействия

1 См.: Зощенко В. Так начинал М. Зощенко // Вопросы литературы. - 1975.- № 10. - С. 244-266.;

Зощенко М. М. Из писем и дневниковых записей (1917-1921) // Новый мир. - 1984. - № 11. - С. 211-229; Зощенко В. Так начинал М. Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко. - Л.: Худож. лит., 1990. - С. 5 -28.; Зощенко М. М. Из писем (1917 -1921). Ранняя проза. Критические статьи. Из тетрадей и записных книжек // Лицо и маска Михаила Зощенко. - М.: Олимп, 1994. - С.20 - 134.

2 См.: Эткинд А. Советский человек у советского аналитика // Эткинд A.M. Эрос невозможного. История психоанализа в России. - СПб., 1993. - С. 412-419.; Скалон Н. Р. Повесть М. Зощенко «Перед восходом солнца» (Некоторые литературные переклички и параллели) // Возвращенные имена литературы. Аспекты поэтики, эстетики, философии. - Самара. Изд. Сам. ГПИ., 1994. - С. 157 - 168.; Кадаш Т. В. Мировоззренческие аспекты творчества М. Зощенко: Автореф. дисс. канд. филол. наук. - М. , 1996. - 25 е.; Федоров В. С. Об онтологических и философских аспектах мировоззрения М. Зощенко // Михаил Зощенко: Материалы к творческой биографии. - СПб: Наука, 1997. - Кн. 1. - С. 226-239. творчества М. Зощенко с «ницшеанским» и «психоаналитическим» дискурсом, демонстрирующие сложность авторской позиции (трактуемой как «притяжение - отталкивание») к виднейшим мыслителям рубежа веков, принимающей в его текстах эзоповые формы литературно-полемического диалога (Т. Ходж, Р. Гроуз, А. Куляпин, Т. Кадаш)1. Огромная значимость названных исследований заключалась в том, что своим стремлением «вписать» творчество Зощенко в литературно-философский контекст Серебряного века, они способствовали разрушению традиционных представлений как о зощенковской поэтике, так и о месте писателя в историко-литературном процессе первой половины XX века.

Однако в целом влияние на творчество Зощенко философской традиции конца XIX - начала XX вв. сегодня представляется малоизученным, а проблема межтекстовых взаимосвязей «Зощенко -литература Серебряного века» до сих пор находится вне поля зрения исследователей-зощенковедов2. Причину сложившейся ситуации можно объяснить стереотипным представлением о Зощенко как писателе, «решительно порвавшем» с дореволюционной культурой и литературной эстетикой. Кроме того, в советский период первостепенную роль сыграл долгий идеологический запрет на широкое изучение литературного наследия рубежа XIX - XX вв.

1 Томас П. Ходж. Элементы фрейдизма в «Перед восходом солнца» Зощенко // Лицо и маска Михаила Зощенко. - М.: Олимп. - 1994. - С. 254 - 278; R. Grose. Zoshchenko and Nietzshe's Philosophy: Lessons in Misogyny, Sex and Self-Overcoming // "The Russian Review". - 1995. - 54 (3). - C. 352 - 364; Куляпин А. И. Замаскирован смехом (Зощенко и Ницше) // Звезда. - 1995.- № 8. - С. 198 - 201; Кадаш Т. «Зверь» и «неживой человек» в мире раннего Зощенко // Литературное обозрение. - 1995. -№ 1 - С. 36 - 39; Кадаш Т. В. Мировоззренческие аспекты творчества М. Зощенко: Автореф. дисс. канд. филол. наук. - М. - 1996. - 25 с.

2 Отметим лишь две известные нам статьи, освещающие эту проблему: Скалом Н. Р. Повесть М. Зощенко «Перед восходом солнца» (Некоторые литературные переклички и параллели) // Возвращенные имена литературы. Аспекты поэтики, эстетики, философии. - Самара. Изд. Сам. 1 ПИ— 1994. - С. 157 - 168.; Куляпин А. И. «Неизлечимая душа», «Карающая рука» и «Великая Операция» (М. Зощенко и Е. Замятин)// Wiener Slawistisher Almanach Band 40. 1997. - p 89 - 92.

Предшествующая литературоведческая практика (начиная с работ 20 - 40-х г.г.) изучала особенности поэтики Зощенко - главным образом, специфику сказовой манеры и языка, а также сюжеты, фабулы и образы, по линии усвоения - отталкивания от литературной традиции XIX века (Гоголя, Достоевского, Лескова, Чехова), минуя ближайший писателю литературный контекст. Авторитетное влияние целой эпохи советского «компаративного» зощенковедения настолько велико, что современные, в том числе западные исследования, акцентирующие свое внимание на тех или иных аспектах металитературной игры Зощенко, предпочитают не выводить его творчество за рамки русской классики XIX века1.

Актуальность темы «Проза М. Зощенко в литературном контексте конца XIX - начала XX вв.» обусловлена необходимостью реинтерпретации зощенковской поэтики и демифологизации стереотипных представлений о творчестве писателя.

Научная новизна диссертации заключается в том, что предлагаемая работа является первым опытом исследования литературно-игровых форм взаимодействия творчества писателя с литературной традицией Серебряного века.

Объектом исследования является собственно художественное творчество писателя. Предмет - многообразие текстовых взаимосвязей творчества Зощенко с литературным контекстом Серебряного века.

Литературно-игровое начало положено в основу понимания художественной концепции писателя и специфических особенностей его поэтики. Это связывается не только с феноменом авторского художественного перевоплощения (проблемой «лица» и «маски»), но и с

1 См. например, работы А. Жолковского и К. Попкин. Popkin С. The pragmatics of insigniticance: Chekov, Zoshchenko, Gogol. - Stanford (Cal).: Stanford univ. Press., 1993.; А.Жолковский. Зеркало и зазеркалье: Лев Толстой и М. Зощенко // Блуждающие сны и др. работы. - М.: Наука. - 1994. - С. 122 - 138; А. Жолковский. Зощенко и Чехов: страх, футляр, случай // Жолковский А. К. Михаил Зощенко: поэтика недоверия. - М.: Школа «Языки русской культуры». - 1999. - С. 174- 188. изучением специфических особенностей осуществления «литературной преемственности» в творчестве Зощенко.

Теория литературной эволюции, предложенная русской «формальной» школой1, достаточно актуальна для понимания художественной концепции писателя. Свою приверженность к методике «освоения старого в новом качестве» Зощенко не скрывал, признаваясь, что «постарался ввести в мелкие рассказы - традицию и сюжет большой литературы» 2, то есть «переписать» ее на свой лад, вместив в рамки избранного «неуважаемого» «мелкого» жанра. Этот прием литературной референции осуществлялся писателем, главным образом, в практике пародирования. Пародия в данном случае и являлась амбивалентной формой осуществления литературной преемственности . Однако, несмотря на методологию «пародийной ассимиляции» классических претекстов, у писателя очень силен элемент литературной маскировки, поэтому «зощенковские интертекстуальные отсылки часто остаются наполовину, а то и целиком скрытыми или вообще ложными»4.

1 В частности, Ю. Н. Тыняновым, рассматривающим литературную эволюцию как «борьб[у], разрушение старого целого и нов[ую] стройк[у] старых элементов». (Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука. - 1977. - С. 198.)

2 Цит. по: Зощенко М. М. Уважаемые граждане: Пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные пьесы. - М.: Книжная палата. - 1991. - С. 603.

3 Можно с полным правом утверждать, что концепция Ю. Тынянова (разрабатываемая им теория пародии) имела огромное влияние на литературное становление молодого Зощенко. Первые литературные шаги Зощенко (создание в период с 1919 по 1923 г. многочисленных стилизаций и пародий) осуществлялись под непосредственным влиянием его лекций (В 1919 г. Тынянов читал курс по истории и теории пародии в Доме литераторов, а в 1920 г. - на занятиях литературной студии «Дома искусств»; См. об этом: Чудакова М.О. Поэтика Михаила Зощенко. - М.: Наука. - 1979. - С. 32). В этой связи, достаточно интересной задачей представляется спроецировать творчество Зощенко не только на концепцию литературной эволюции Ю. H. Тынянова, но и на ее более «современный» вариант, представленный работами американского литературоведа Г. Блума. Он обогатил формалистскую концепцию литературной преемственности «психоаналитическим элементом», считая, что литературный преемник всегда «уподобляется» Эдипу, поскольку «жаждет доказать свое превосходство над предшественником, «убить» его как художника тем, что намеренно, хотя бы и подсознательно неверно прочитывает его тексты и переписывает их на свой манер, дабы на собственных условиях овладеть искусством» (Пратт С. Гарольд Блум и «Страх влияния» // Новое литературное обозрение. - 1996. - № 20. - С. 6.).

4 А. Жолковский О статусе интертекстуальных сопоставлений // Михаил Зощенко: Поэтика недоверия. - М.: Школа «Языки русской культуры» . - 1999. - С. 303.

Сразу же следует оговориться, что методика интертекстуального анализа используется в нашей работе, но не является самодовлеющей. Ее использование применительно к творчеству Зощенко оправдано постольку, поскольку она помогает показать, «[что многие] <.> тексты, сознательно декларирующие разрыв с предшествующей традицией, в действительности являются интертекстуальными par excellence» 1. Зощенко предстает как художник, вышедший из культуры Серебряного века, но затем отказавшийся от ее составляющих во имя новой «пролетарской» культуры. Безусловно, факт «отмежевания» от декадентской эстетики выглядит бесспорным, учитывая как «антиромантическую» направленность его художественной установки, так и характер творческой эволюции в целом. Но принципиальное значение имеет вопрос о хронологических рамках этого «разрыва» и текстовых формах его репрезентации. Традиционно он понимается как некий одномоментный акт, хронологически совпавший с завершением «рукописного периода» (книгой литературно-критических очерков «На переломе» (1919 - 1920)). Однако в этой связи достаточно парадоксальной выглядит «главная книга жизни», венец писательского поиска - повесть «Перед восходом солнца», ориентированная на культурный контекст начала века и со всей «болезненностью» актуализировавшая проблему авторского «разрыва».

Цель предлагаемой работы - показать сложный характер взаимосвязи творчества М. Зощенко с дискурсивными практиками рубежа Х1Х-ХХ вв. - «символистской» (Ф. Сологуб, А. Блок); «философско-публицистической» (В.Розанов), «футуристско-пролетарской» (В. Маяковский). При этом предпринята попытка

1 Ямпольский М. Беспамятство как исток (читая Хармса). -1998. - С. 5. (Выделено курсивом мною. - Н.Д.)

М.: Новое литературное обозрение. представить мировоззренческий и цитатно-игровой аспекты металитературного диалога в концептуальной взаимосвязанности.

Выбор имен, обозначивших сопоставительный контекст, осуществлялся не столько со ссылкой на частотность упоминания в текстах Зощенко (в том числе и небеллетристических1), сколько определялся концепцией исследования (показать значимость творчества указанных писателей для мировоззренческого и художественного самоопределения Зощенко) и поставленными задачами. Так, например, в произведениях Зощенко не только нет прямых отсылок к творчеству Сологуба, но писатель ни разу не упоминает его имя. Но поскольку речь в работе идет как о "легитимных" источниках авторской полемики (творчестве Блока), так и о "скрытых" формах литературно-полемического диалога, то творчество Сологуба привлекалось нами как яркий пример "завуалированной" "подтекстовой" игры в произведениях писателя. Немаловажным критерием выбора контекстного ряда является необходимость обобщить и критически осмыслить сложившиеся на сегодняшний день в зощенковедении мнения и оценки. И хотя интересующая нас проблема не была предметом специального целенаправленного изучения, отдельные попытки анализа творчества Зощенко в контексте литературы Серебряного века предпринимались, но находились в рамках социологического, либо вульгарно-социологического подходов (более подробно см. далее).

На основании общей цели работы сформулируем частные задачи исследования:

1) Описать характер литературно-полемического диалога Зощенко с эстетикой Серебряного века;

1 Имеются в виду критические статьи о Блоке и Маяковском, написанные в период занятий в литературной студии при издательстве «Всемирная литература» (1919 - 1920).

2) выявить коррелирующие связи (мировоззренческие, художественно-эстетические) поэтики Зощенко с творчеством писателей исследуемого ряда;

3) актуализировать личностно-психологический и личностно-экзистенциальный аспект восприятия писателем культурного наследия рубежа веков.

Среди писателей-символистов имя Ф. Сологуба являлось наиболее «отдаленным» от Зощенко и какие-либо сопоставительные параллели творчества были исключены, а если и допускались, то носили скорее случайный характер1. Между тем, огромный интерес Зощенко к одному из законодателей символистской эстетики вполне закономерен (учитывая как его юношеские символистско-декадентские увлечения, так и предположительный факт личного знакомства с «мэтром русского декаданса», см. с. 17). Очень ценное замечание (в плане возможности реконструкции литературно-игровых "взаимоотношений" писателей) было сделано Ц. Вольпе. На одной из страниц своей «Книги о Зощенко» в текстовом примечании он указывает, что в новелле «Рассказ про даму с цветами» Зощенко использовал некоторые подробности гибели Чеботаревской и розысков ее Сологубом . Эта небольшая «фактобиографическая» отсылка, не получившая никакого комментария со стороны исследователя, была актуализирована в нашей работе (см. § 1.2).

1 Не предполагающий сколько-нибудь серьезных оснований для анализа. Например, небезынтересно отметить, что рецензии на первую книгу Зощенко не избежали сравнений повествовательной манеры писателя с сологубовской символикой. Так, A.C. Свентицкий в рецензии, озаглавленной «Синебрюховщина» (Литературный еженедельник, 1923. № 23, С. 15) замечает: «Этот навязчивый образ как какая-то недотыкомка, чувствуется почти везде». (Цит. По Зощенко М. М. Уважаемые граждане: Пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные пьесы. - М.: Книжная палата. - 1991. - С. 41.)

2 Вольпе Ц.С. Книга о Зощенко // Вольпе Ц.С. Искусство непохожести. М.: Советский писатель. -1991.-С. 63.

Блоковская тема» привлекала внимание исследователей (отметим работы Ц. Вольпе и М. Чудаковой1). Одна из глав «Книги о Зощенко» Ц. Вольпе носит название «Сатира на Александра Блока». Автор отмечает пародийную направленность повести «Мишель Синягин» по отношению к блоковскому творчеству и биографии поэта, а также подчеркивает принципиально сниженный характер трактовки темы гибели и отчаяния в повести «Возмездие». Вызывают интерес и замечания исследователя о повести «Возвращенная молодость», рассматриваемой как возможная пародия на мемуары А. Белого (книгу «На рубеже двух столетий»). Но, по мнению Вольпе, блоковская тематика в творчестве Зощенко исчерпывается сугубо разоблачительно-сатирической функцией. Автобиографическая повесть «Перед восходом солнца» не могла быть учтена критиком2, и это обстоятельство определило основные пробелы данной работы.

М. Чудакова впервые подчеркнула огромное влияние А. Блока на литературное становление М. Зощенко. Как считает исследовательница, именно поэма Блока «Двенадцать» открыла перед начинающим писателем новые языковые возможности - замещение «варварской лирой» голоса поэта. Однако в дальнейшем, по ее мнению, Зощенко и Блок «не выглядят единомышленниками», и вслед за Вольпе творчество Блока трактуется как «отзвучавшая для писателя литературная тема»3:

Поэзия Блока <.> получает в литературной системе Зощенко свое определенное место - как вершина той литературы и той общественной психологии, с которой он стремится порвать»4. Позитивную значимость

1 См.: Вольпе Ц.С. Книга о Зощенко // Вольпе Ц.С. Искусство непохожести. - М.: Советский писатель. —1991. - С. 141 - 316.; Чудакова М.О. Поэтика Михаила Зощенко. - М.: Наука. - 1979.

2 Работа Ц. Вольпе была написана в 1940 г., первая часть «Перед восходом солнца» Зощенко опубликована в 1943.

3 Чудакова M. О. Поэтика Михаила Зощенко, С. 22, С. 188

4 Там же, С.25. блоковского творчества для Зощенко Ц. Вольпе и М. Чудакова сводили, главным образом, к социально-идеологическим понятиям (отношению к революции, чувству вины интеллигенции перед народом). Поэтому «блоковская тема» трактовалась как тема «возмездия»1, завершающе-кульминационным развитием которой в творчестве Зощенко, по мнению исследователей, является повесть «Возмездие» (1936), названная по аналогии с последней поэмой Блока.

В целом же, согласно избранному исследователями культурно-социологическому подходу, отношение Зощенко к творчеству Блока оценивалось как сугубо «негативное», без каких-либо нюансов двусмысленности. И хотя Чудакова сделала оговорку о «напряженном отношении писателя к поэзии Блока» (ср.: «творчество Блока «предстанет в сложной роли в «Голубой книге», а затем в последней повести «Перед восходом солнца»»), но в дальнейшем никак не подкрепила данное замечание. В современных исследовательских работах эта тема также не обсуждается, за исключением декларируемого тезиса о том, что «Зощенко с самого начала своей литературной карьеры был ориентирован на сказовый подрыв блоковской поэтики» (А. Жолковский2).

Разработка темы «В. Розанов и М. Зощенко» была начата двумя статьями С.Р. Федякина3. Признавая огромную значимость для Зощенко розановской традиции интимно-исповедальной прозы, автор акцентирует свое внимание на проблеме «творческой эволюции» и

1 Давно отмечено, - пишет Чудакова, - что именно символистыО приняли каждый по-своему -события революционных лет как возмездие, встретили их «приветственным гимном» (Брюсов). Зощенко был одним из многих их младших собратьев, для которых жизнеобразующим стало развитие блоковской темы» (С. 190).

2 Жолковский А. Аристокастрактка // Жолковский А.К. НРЗБ. Рассказы. - «Тоза». - 1991. - С. 49.

3 См.: С. Федякин. Розанов и Зощенко. Два пути преодоления литературы // Литературное обозрение. - 1995. - № 1. - С. 58 - 61.; С. Федякин. « О, мои горькие опыты.» (Жанровые искания Розанова и Зощенко) // Лицо и маска Михаила Зощенко. - М.: Олимп. - 1994. - С. 291 - 302. жанрового поиска» писателей. Отдельные положения указанных статей (вопрос о жанровой конвергенции и гносеологической проблематике) получили развитие в нашей работе (см. § З.2.). Однако нам представляется достаточно интересным сопоставить творчество писателей в свете разрабатываемой ими экзистенциальной проблематики, а также соотнести писательские портреты Розанова и Зощенко как литературный и личностно-психологический тип.

Подобно Маяковскому, за Зощенко еще при жизни была прочно закреплена репутация «обличителя мещанства». Вполне закономерно, что «мещанская» проблематика оказалась для критиков темой вне конкуренции при рассмотрении сатирического наследия двух писателей. Для литературной критики и исследователей-литературоведов, пишущих о Зощенко, имя Маяковского являлось излюбленным «сопоставительным аналогом» творчества Зощенко. Сближение творчества двух сатириков осуществлялось по идейно-политическому принципу: Зощенко и Маяковский рассматривались как писатели, «избравшие объектом анализа мещанина-собственника - накопителя и стяжателя, который из политического противника стал противником в сфере морали, рассадником пошлости»1. Этот подход представлен зощенковедческими работами 70 - 90-х г., демонстрирующими близость моральных установок и «параллелизм мышления» советских писателей . Отдельные замечания, касающиеся «обывательско-бытовой» тематики и типологии героев в творчестве Маяковского и Зощенко приводятся в работах Ю. Карабчиевского, Ю. Щеглова, А. Жол

1 Ершов Л.Ф. Из истории советской сатиры. М. Зощенко и сатирическая проза 20 - 40 -х годов. - Л.: Наука.- 1973.-С. 35.

2 См. например, Молдавский Д. Михаил Зощенко. Очерк творчества. - Л.: Советский писатель. -1977. - С. 106. ковского1, но они носят фрагментарный характер.

В советском зощенковедении активно культивировался взгляд на Маяковского как главного литературного наставника Зощенко. Как писал Ю. Томашевский, «на перепутьях смутного для Зощенко времени Маяковский силой своего слова, убежденностью в правоте происходящего более, видимо, нежели кто-то другой в тогдашней литературе, помог будущему писателю определиться, поверить в возможность работать на новую власть, поверить в свое писательское назначение»2. Однако чему бы мог поучиться Зощенко у своего «старшего» коллеги, остается неясным. Кроме того, сама мысль о непоколебимости для Зощенко авторитета «пролетарского агитатора» представляется достаточно спорной, если учитывать то обстоятельство, что Зощенко «пародийным исполнением обязанностей пролетарского писателя», подрывал общепринятый взгляд на пролетарского художника как идеолога и наставника читательской массы.

Методологической основой диссертационного исследования послужили работы западных и отечественных постструктуралистов (Р. Барта, М. Фуко, Г. Блума, Ю.М. Лотмана, И.П. Смирнова, А.К. Жолковского. М.Б. Ямпольского и др.). В процессе исследования нами были использованы следующие методики анализа художественного текста - сравнительно-типологическая, психоаналитическая, интертекстуальная, культурологическая.

Практическая ценность исследования обусловлена тем, что основные положения диссертации могут быть использованы в учебном

1 Карабчиевский Ю. А. Воскресение Маяковского. - М.: Советский писатель. - 1990. - С. 111.; Щеглов Ю. Энциклопедия некультурности Зощенко. Рассказы 20 -х годов и «Голубая книга» // Жолковский А.К., Щеглов Ю.К. Мир автора и структура текста. - Tenafly. N. J.: Hermitage. - 1986. -С. 55; Жолковский А. "Воображаемый пролетарский писатель"// Жолковский А.К. Блуждающие сны: Из истории русского модернизма. - M.: Советский писатель. - 1992. - С. 45.

2 Томашевский Ю. Вступительное слово к публикации. Зощенко M.M. Из писем и дневниковых записей (1917- 1921)//Новый мир. - 1984. -№ 11. - С. 212. процессе при чтении курса по истории русской литературы XX в., в разработке спецсеминаров и спецкурсов по творчеству М. М. Зощенко. Отдельные положения диссертации были изложены в докладах на Межвузовской конференции «Традиции и новаторство в литературе: сюжеты и мотивы» (Новосибирск, 1995); научно-практической конференции «Человек-коммуникация-текст» (Барнаул, 1995); межвузовской региональной научной конференции «Проблемы межтекстовых связей» (Барнаул, 1996); VI11 научной межвузовской конференции по проблемам литературных жанров (Томск, 1996); XXV Зональной научно-практической конференции литературоведов Поволжья и Бочкаревских чтений (Самара, 1996); По теме диссертации имеются три публикации.

На защиту выносятся следующие положения:

1) литературно-игровые формы взаимодействия творчества Зощенко с литературой рубежа Х1Х-ХХ вв. в процессе исследования представлены не как случайный и единичный факт зощенковской поэтики, а как закономерное явление, ставшее неотъемлемой частью мировоззренческой и литературно-эстетической позиции писателя;

2) двойственный характер «взаимоотношений» Зощенко с литературно-эстетической традицией рубежа XIX -XX вв. (трактуемых как «притяжение» - «отталкивание») мотивирован как объективной причиной - утверждением своей новизны и независимости в искусстве, так и личностно-субъективной - борьбой автора с собственным неврозом;

3) анализ «сологубовской» и «блоковской» темы в произведениях Зощенко демонстрирует концептуальную значимость для писателя полемического диалога с символистской поэтикой, не теряющей своей актуальности на протяжении всех этапов его творческой эволюции;

15

4) изучение цитатно-игровой формы взаимодействия прозы Зощенко и Розанова позволяет не только констатировать сходство используемых авторами литературных приемов, но выйти на более глубокий уровень корреляции творчества - поэтический, мировоззренческий, экзистенциально-психологический;

5) зощенковское восприятие творчества Маяковского, а также трактовка образа поэта, в эволюционной перспективе (от литературно-критических очерков книги «На переломе» (1919-1920) к «научно-художественным» повестям (1933, 1943) деконструируют мифотворческую практику Маяковского и опровергают сложившиеся в литературоведении представления о Маяковском как «наставнике» и «идеологе» его творчества

Работа состоит из введения, четырех глав, примечаний, заключения и библиографии.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Даренская, Наталья Александровна

Заключение

Переосмысление литературно-философского наследия рубежа XIX - XX вв. являлось актуальной задачей для писателя на протяжении всех этапов творческой эволюции. Поэтому применительно к творчеству Зощенко следует говорить не столько о «разрыве», сколько о явных или скрытых формах литературной полемики с эстетикой рубежа веков.

Основным и крайне амбивалентным приемом осуществления литературно-полемического диалога в творчестве Зощенко является пародия. Благодаря создающемуся эффекту комической отстраненности, она служит наиболее адекватной формой выражения сложных и противоречивых взаимоотношений писателя с культурой Серебряного века.

Большое место в работе уделялось личностно-психологическому и личностно-экзистенциальному аспекту восприятия писателем культурного наследия рубежа веков. Это не случайно, поскольку актуальная для любого художника проблема преодоления зависимости от литературных предшественников, в "случае" Зощенко осложнялась дополнительным психологическим фактором необходимостью собственного исцеления от симптомов "декадентской болезни". Именно личностная проблема -борьба с собственным неврозом оказалась тем решающим обстоятельством, которое существенно предопределило отношение Зощенко к творчеству писателей-декадентов, начиная с ранней так и ненаписанной книги "На переломе" и заканчивая итоговой книгой - повестью "Перед восходом солнца". Комментируя раннюю статью Зощенко о творчестве

Б. Зайцева, А.И. Павловский очень тонко подметил, что "на рассказах Б. Зайцева, на некоторых из его героев, страдавших душевной надломленностью, <Зощенко>, возможно, впервые решил дать бой собственной болезни, обрушившись на ее симптомы у зайцевских персонажей"1. Личностная проблема -борьба писателя с собственной болезнью, предопределяет направленность авторской полемики с декадентской эстетикой и в зрелом творчестве. В этой связи, в работе особое внимание акцентировалось на поэтике "двойничества" и психотерапевтической функции используемых автором пародийных приемов. Проблема жизнеутверждающего начала -центральная в творчестве Зощенко и именно она является внутренним связующим стержнем исследуемого контекстного ряда - будь то апелляция писателя к жизнеутверждающей поэтике Розанова, полемика с "иррациональной" эстетикой символизма или развенчание биографического мифотворчества Маяковского.

Огромное место в творчестве Зощенко занимает «блоковская тема», которую следует связывать не только с социально-идеологической, но и с личностно-психологической проблематикой. Обнажая всю болезненность и мучительность разрыва с декадентской культурой, писатель особо акцентирует внимание на собственном "двойничестве" с Блоком. Показательно, что именно в автопсихоаналитической повести "Перед восходом солнца" блоковская тема лишается иронико-пародийного начала и звучит собственным трагически-интимным откровением автора.

1 Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. - Кн. 1. - СПб.: Наука. - 1997. - С. 48.

Авторский пафос демифологизации направлен на широко распространенный на рубеже веков неоромантический культ духовной исключительности и экзальтированности жизненного поведения. В этой связи, особое внимание Зощенко привлекает не только символистская эстетика ( в частности, творчество Сологуба и Блока). В одном ряду с «умирающими декадентами» оказывается «старший» коллега - Маяковский. Демифологизаторские посылки в завуалированной форме представлены в рассказе «Грустные глаза» и легко обнаруживаются в «научно-художественных» повестях.

Проблема, положенная в основу настоящей работы, - это во многом проблема стратегии писательской самопрезентации. Признаваясь, что первые произведения создавались под "возможным влиянием Гоголя или Чехова", (а также афишируемым неприятием "декадентской" эстетики), Зощенко формировал у читателей и критики представление о себе прежде всего как наследнике и продолжателе традиций XIX века. И хотя сегодня можно с полным правом утверждать, что литературная традиция XIX в.( не в меньшей, а может быть и в большей, чем начала XX в.) представлена в его произведениях в пародийно-полемическом аспекте, именно этот стереотип оказался самым жизнеспособным и надолго определил "литературоведческую судьбу" зощенковского наследия. Данное обстоятельство поразительно, учитывая тот факт, "что как субъективный жизнетворческий сценарий писателя, так и предлагавшиеся ему объективные обстоятельства имели идеологические корни, уходившие в культурную почву Серебряного века - ницшеанство, чувство вины интеллигенции перед народом, "нигилизм" (в смысле С. Франка), преданность прогрессу" и т.д."1. При этом речь идет не только об "идеологической", но и, как показывает проведенное исследование, - мировоззренческой, творческой (поэтической) корреляции (в частности, корреляции игровой природы творчества Зощенко) с литературной эстетикой Серебряного века. Очевидно, что собственная творческая установка писателя (интерес к литературной маске, приемам "поэтического" и "биографического" перевоплощения) также уходит в культурную почву рубежа веков.

В работе намечены перспективы дальнейшего исследования. Безусловно, затрагиваемая в работе проблема корреляции игрового начала зощенковской поэтики с литературной эстетикой начала века (в частности, проблема "лица" и "маски" в творчестве Зощенко, Розанова, Маяковского) требует дальнейшего тщательного изучения. За рамками работы оказался и многочисленный ряд имен писателей, чье творчество может служить благодатным материалом в изучении литературного наследия Зощенко. Например, достаточно интересным, на наш взгляд, представляется изучение влияния на творчество писателя беллетристики 10-х годов (произведений Б. Зайцева, 3. Гиппиус, М. Арцыбашева, В. Инбер, И. Северянина, Л. Лесной, А. Вербицкой). Названные имена вызывают интерес не только в связи с символистско-декадентскими увлечениями молодого Зощенко. «Беллетристическая мода» оказывает большое влияние и на его позднее творчество (например, первоначальное название повести «Перед восходом солнца»

1 Жолковский А. К переосмыслению канона: Советские классики-нонконформисты в постсоветской перспективе // Новое литературное обозрение. - 1998. - № 29. - С. 56.

Ключи счастья», дается по аналогии с нашумевшим романом А. Вербицкой).

Напомним, что целью нашей работы явилась демонстрация сложных коррелирующих связей творчества Зощенко с дискурсивными практиками рубежа XIX - XX вв. Мы полагаем, что широкое "контекстное исследование" творчества писателя (тенденция, наметившаяся лишь в последние годы изучения его литературного наследия) позволяет увидеть многомерность и глубину художественного мира Зощенко, заслуживающего того, чтобы считаться большим "всечеловеческим классиком".

На наш взгляд, изучение творчества Зощенко в литературно-эстетическом, литературно-философском контексте Серебряного века, открывает новую (достаточно интересную и перспективную в исследовании) грань зощенковской поэтики.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Даренская, Наталья Александровна, 2000 год

1. Абдулаева 3. Притчи для детей и взрослых (О рассказах М. Зощенко о В. И. Ленине) // Искусство кино. - 1995. - № 7. - С. 15-25.

2. Адамович Г. Литературные заметки // Дружба народов. 1993. -№8.-С. 210-216.

3. Александр Блок. Новые материалы и исследования. Кн. 1-4. - М.: Наука, 1980- 1987.

4. Анненков Ю. Дневник моих встреч: Цикл трагедий. М.: Худож. лит., 1991.-Т. 1.-С. 310-321.

5. Ардов В. Михаил Зощенко // Ардов В. Этюды к портретам. М.: Советский писатель, 1983. - С. 76 - 84.

6. Ардов В. Феномен Зощенко (Воспоминания) // Столица. 1992. - № 8.-С. 56-60.

7. Ардов В. Легендарная Ордынка // Новый мир. 1994. - № 4. - С. 3 -43.

8. Бакинский В. Михаил Зощенко. Из записок современника // Нева.1988.-№ 12.-С. 196-200.

9. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс.1989.-615 с.

10. Белая Г. А. «Униженные и оскорбленные» в зеркале литературы XX века (По страницам «Сентиментальных повестей» Зощенко) // Филологические науки. Научные доклады высшей школы. 1979. -№ 5.-С. 10-17.

11. Белая Г. Экзистенциальная проблематика творчества Зощенко // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 4 - 14.

12. Белый А. Начало века. Воспоминания. В 3 кн. М.: Худож. лит.,1990.

13. Белый А. Символизм как миропонимание. М.: Республика. - 1994. -528 с.

14. Белявский А. Очень странный классик // Русская мысль = La pensee russe. Париж. - 1993. - 29 июля - 4 августа. - № 3990. - С. 13.

15. Бердяев Н.А. Самопознание. М.: Книга, 1991. - 448 с.

16. Бицилли П. Зощенко и Гоголь. // Дружба народов. — 1993. № 8. - С. 206 - 209.

17. Блок А.А. Собр. соч. в 6 т. Л.: Худож. лит., 1982.

18. Блок А.А. Собр. соч. в 8 т. М. - Л.: Гослитиздат, 1960.

19. Боген А. Музей Зощенко в Петербурге // Русская мысль = La pensee russe. Париж. - 1994. - 28 июля - 3 августа. - № 4040. - С. 12.

20. Блум X. Страх влияния. Карта перечитывания. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1998.

21. Бур дин В.И. Трагикомический характер повестей М. Зощенко «Коза» и «Страшная ночь» // Из истории советской литературы. -Пермь, 1992.-С. 55-64.

22. Брюсов В.Я. Сочинения. В 2 т. Т. 2. - М.: Худож. лит., 1987. - 575с.

23. Вайскопф М. Сталин глазами Зощенко // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. -1998. Т. 57. - № 5. - С. 51 - 54.

24. Вольпе Ц.С. Книга о Зощенко // Вольпе Ц.С. Искусство непохожести. -М.: Советский писатель, 1991.-С. 141-316.

25. Воспоминания о серебряном веке. -М.: Республика, 1993. 559с.

26. Вспоминая Михаила Зощенко. -Л.: Худож. лит., 1990. 510 с.

27. Выступление М. М. Зощенко на диспуте // Звезда. 1994. - № 8. - С. 3-6.

28. Гачев Г. Русская Дума. Портреты русских мыслителей. М.: Изд -во «Новости», 1991. - 267 с.

29. Голлер А.Н. Пародия и цитация в «Сентиментальных повестях» М. Зощенко // Literaria humanitas masarykova univ. Fak filoz. Brno. -1996. - 4.-C. 357-362.

30. Голенищев-Кутузов И.Н. Ирония и Зощенко // Русская словесность.- 1995. -№3.- С. 18-20.

31. Голованова Е. Миф о пролетарском писателе // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 55 - 58.

32. Горький A.M. Собрание сочинений в 30 т. Т. 30. - М.: Гослитиздат, 1955. - 818 с.

33. Гитович С. Из воспоминаний // Минувшее: Ист. альманах. 1991. -№5.-С. 104-119.

34. Гуль Р. М. Зощенко. Молодая проза // Дружба народов. 1993. - № 8.-С. 201 -203.

35. Данилевский А. В.В. Розанов как литературный тип // Классицизм и модернизм. Tartu, 1994. - С. 112 - 128.

36. Егоршилов Л. «Я всегда шел с народом»: к 100-летию со дня рождения М. Зощенко // Библиотека. 1994. - № 5. - С. 58-60.

37. Ершов Л. Ф. Из истории советской сатиры. М. Зощенко и сатирическая проза 20-40-х годов. Л.: Наука, 1973. - 155 с.

38. Ефимов И. Зощенко и Клио: исторические отступления в «Голубой книге» // Новый журнал = New. rev. Нью -Йорк. - 1996. - Кн. 202.- С. 275 292.

39. Жолковский А. Аристокастратка // Жолковский А. НРЗБ. Рассказы.- М.: Лит.-худож. агенство «Тоза», 1991. 132 с.

40. Жолковский А. К. Блуждающие сны и другие работы. М.: Наука, 1994.-427 с.

41. Жолковский А. К. Eccola (К донжуанской теме у Зощенко) // Жолковский А. К. Инвенции. -М.: Гендальф, 1995. С. 57-71.

42. Жолковский А. К. К реинтерпретации поэтики Михаила Зощенко («Энциклопедия страха» и идейная структура рассказа «Душевная простота») // Известия АН. Серия литературы и языка. 1995. -Т.54. - № 5. - С. 50-60.

43. Жолковский А. К. Еда у Зощенко // Новое литературное обозрение. 1996.-№21.-С. 258-274.

44. Жолковский А. К. Зощенко из XXI века, или поэтика недоверия // Звезда. 1996. - № 5. - С. 190 - 204.

45. Жолковский А. К. Рука ближнего и ее место в поэтике Михаила Зощенко // Новое литературное обозрение. 1996. - № 15. - С. 262 -286.

46. Жолковский А.К. "Зубной врач, корыстная молочница, интеллигентный монтер и их автор. Крепковатый брак в мире Зощенко" // Литературное обозрение. 1996. - № 5 - 6. - С. 128 - 144.

47. Жолковский А. К. Вертер на колесьях // Лотмановский сборник. -М.: "ОГИ" "РГГУ", 1997. - Вып. 2. - С. 377 - 392.

48. Жолковский А. К. М. Зощенко: Поэтика недоверия. М.: Языки русской культуры, 1999.

49. Жолковский А. К переосмыслению канона: Советские классики-нонконформисты в постсоветской перспективе // Новое литературное обозрение. 1998. - № 29. - С. 55 - 68.

50. Жолковский А. К., Ямпольский М. Б. Бабель / BABEL. М.: CARTE BLANHE, 1994.-443 с.51.3айдман А.Д. Литературные студии «Всемирной литературы» и «Дома искусств» (1919-1921 годы) // Русская литература . 1973. -№ 1.-С. 141 - 148.

51. Зощенко М.М. Собрание сочинений: В 3 т. М.: Терра, 1994.

52. Зощенко М.М. Сочинения : В 5 т. М.: Русслит, 1993.

53. Зощенко М.М. Уважаемые граждане: Пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные пьесы. М.: Книжная палата, 1991. - 661 с.

54. Зощенко М.М. Избранные рассказы и повести. 1923 1956. - М.: Гослитиздат, 1958.

55. Зощенко М.М. Рассказы. Фельетоны. Повести. 1923 1956. - Минск: Высшая школа, 1979.-448 с.

56. Зощенко М.М. Рассказы. Голубая книга. М.: Олимп. ООО «Фирма «Издательство ACT»», 1998. - 576 с.

57. Зощенко М.М. Трагический рыцарь (О поэзии Александра Блока) // Орлов В. Здравствуйте, Александр Блок. Л.: Советский писатель, 1984.-С. 168 - 180.

58. Зощенко В. Так начинал М. Зощенко // Вопросы литературы. 1975.- № 10,-С. 244-266.

59. Зощенко В. Последний день (Воспоминания жены) // Россия. 1994.- № 30.61 .Зощенко В. Последние дни // Звезда. 1994. -№ 8.-С.53-63.

60. Зощенко М.М. Из писем и дневниковых записей ( 1917 1921 г.)// Новый мир. - 1984. -№ 11. - С. 211 - 229.

61. Зощенко М.М. Культурное наследие. Фантастическая комедия. (Публ. и комм. Ю. Томашевского) // Вопросы литературы. 1989. -№3.-С. 263-270.

62. Зощенко М.М. Четыре киносценария «Новеллы, анекдоты, шутки» (1942)//Простор. 1991,-№9.-С. 113 - 118.

63. Зощенко М. «Буду стоять на своих позициях» // Ист. арх.= Hist. arch.- 1992. № l.-C. 132- 143.

64. Иванов Вяч. Be. Голубой зверь (Воспоминания) // Звезда. 1995. -№ 1.-С. 185 - 189.

65. Из архива М. Слонимского // Нева. 1988. - № 4. - С. 173 - 180.

66. Из переписки М.М. Зощенко с русскими писателями // Русская литература. 1998. - № 4. - С. 185 - 196.

67. История одной пьесы. Из воспоминаний M. М. Зощенко // Русская литература. 1998. - № 4. - С. 204 - 211.

68. История русской литературы: XX век: Серебряный век. М.: Изд. Группа «Прогресс»- «Литера», 1995. - 704 с.

69. Исупов К.Г. Историзм Блока и символистская мифология истории (Введение в проблему) // А. Блок. Исследования и материалы. Л.: Наука, 1991.-С. 3-21.

70. Кадаш Т. «Зверь» и «неживой человек» в мире раннего Зощенко // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 36 - 39.

71. Кадаш Т.В. Мировоззренческие аспекты творчества М. Зощенко : Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1996. - 25с.

72. Карабчиевский Ю. А. Воскресение Маяковского. -М.: Советский писатель, 1990. 222 с.

73. Кардин В. Исповедь прямой речи: штрихи к литературному портрету М. Зощенко // Первое сентября. 1996. -Март. - № 25.

74. Катаев В.П. Святой колодец. Трава забвения. М.: Советский писатель, 1969. - 344 с.

75. Катанян В. Краткая летопись жизни и работы В.В. Маяковского. -М.: Советский писатель, 1939. 72 с.

76. Катанян В.А. Распечатанная бутылка. Н. Новгород: Деком, 1999. -349 с.

77. Крохина Н. П. Мифопоэтизм А. Блока в контексте символистского мифомышления // Изв. АН. СССР. Сер. лит. и языка. Т. 49. - № 6. -1990.-С. 515 - 526.

78. Крюков В.П. Вокруг России. Синтаксис Василия Розанова // Вопросы философии. 1994. - № 11. - С. 63-80.

79. Кислинг П. Литературная концепция Михаила Зощенко // Русский язык за рубежом. 1993. - № 5 -6. - С. 118 - 120.

80. Корниенко Н. Зощенко и Платонов: Встречи в литературе // Литературное обозрение. 1995. -№ 1.-С. 47-55.

81. Корованенко Т.А. «Воскрешение Белкина» // Русская речь. 1989. -№4.-С. 21-29.

82. Корнилов В. «Неужто некуда идти?» // Литературная газета. 1997. -№20.-21 мая.

83. Куликов Е. Хроника жизни невеселого человека // Клуб. 1995. - № 11.-С. 28.

84. Куляпин А. И. Замаскирован смехом (Зощенко и Ницше) // Звезда. -1995.-№8.-С. 198 -201.

85. Куляпин А.И. М. Зощенко и Ф. Ницше // Литературная группа «Серапионовы братья»: истоки, поиски, традиции, международный контекст.- СПб., 1995. С. 40 - 42.

86. Куляпин А.И. «Неизлечимая душа», «Карающая рука» и «Великая операция» (М. Зощенко и Е. Замятин) // Wiener Slawistisher Almanach. Band. 40. 1997. - p. 89 - 92.

87. Лавров A.B. Характеристика современников А. Белого // Новое литературное обозрение. 1997. - № 24. - С. 256 - 259.90."Литература должна быть народной". Из творческого наследия М. М. Зощенко // Собеседник. 1985. - Вып. 6. - С. 268 - 273.

88. Литературное наследство. Т. 70. Горький и советские писатели. Неизданная переписка. - М.: Акад. наук СССР, 1963. - 736 с.

89. Лицо и маска Михаила Зощенко. М.: Олимп, 1994. - 367 с.

90. Лотман Ю.М. Избранные статьи в 3 т. Таллинн.: Александра, 1992.

91. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М.: Прогресс. Гнозис, 1992. -271с.

92. Луначарский А. В. Собр. соч. в 8 т. Т. 1. - М.: Худож. лит., 1963. -615 с.

93. Мазинг Делич И. Наставничество Горького и «метаморфоза» Зощенко // Литературное обозрение. - 1995. - № 1. - С. 39 - 45.

94. Максимов Д. М. Идея пути в поэтическом сознании Александра Блока // Блоковский сборник. П. - Тарту, 1972. - С. 25 - 121.

95. Малинин Н. Сделавший шаг от смешного к великому // Столица. -1994. -№28.-С. 55.

96. Маяковский В. В. Собрание сочинений в 8 т. М.: Правда, 1968.

97. Маяковский В.В. Люблю: Сборник. М.: Книжная палата, 1998. -671 с.

98. Милн Л. «Рассказы о Ленине» // Литературное обозрение. 1995. - № 1.-С. 45-47.

99. Миклашевская Л. «Он сказал, что друзей в беде не оставляют.» (Отрывки из книги воспоминаний) // Звезда. 1994. - № 8. — С. 43 -52.

100. Минц 3. Г. Символ у Блока // В мире Блока. М., 1981. - С. 172 -208.

101. Михайлов А. А. Мир Маяковского: (Взгляд из восьмидесятых). -М.: Современник, 1990.-462 с.

102. Михайлов А. А. Точка пули в конце : Жизнь Маяковского. М.: Планета, 1993.-541 с.

103. М. Зощенко о Блоке // Орлов В. Здравствуйте, Александр Блок. -Л.: Советский писатель, 1984. С. 168 - 180.

104. М. М. Зощенко о Б. К. Зайцеве // Русская литература. 1994.- № 4. -С. 141-151.

105. Михаил Зощенко: Статьи и материалы. Л.: Academia, 1928.

106. Михаил Зощенко. «Жизнь превыше всего.» Письма к Ольге Шепелевой. 1938 1939г. г. // Звезда. - 1994. - № 8. - С. 7 - 22.

107. Михаил Зощенко в воспоминаниях современников. М.: Советский писатель, 1981. - 263 с.

108. Михаил Зощенко: Материалы к творческой биографии. Кн. 1. -СПб.: Наука, 1997.-239 с.

109. Молдавский Д. М. М. Зощенко. Очерк творчества. Л.: Советский писатель, 1977.-279 с.

110. Мочульский К. О юморе Зощенко // Дружба народов. 1993. - № 8. - С. 209-210.

111. Муромский В. П. Судьба драматического наследия М. Зощенко // Русская литература. 1996. - № 2. - С. 90 - 106.

112. Муромский В.П. Творческие взаимосвязи «Серапионовых братьев» (М. Зощенко и И. Груздев) // Литературная группа «Серапионовы братья»: истоки, поиски, традиции, международный контекст. СПб., 1995. - С. 30 - 33.

113. Неизданный Федор Сологуб. М.: Новое лит. обозрение, 1997. -576 с.

114. Никитина M. А. М. Горький и Ф. Сологуб (К истории отношений) // Горький и его эпоха: Исследования и материалы. М.: Наука, 1989.-Вып. 1,-С. 185 -203.

115. Новиков В. О месте Зощенко в русской литературе // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 25 -28.

116. Носов С.Н. В.В. Розанов. Эстетика свободы. СПб.: Изд-во «Logos», Дюссельдорф: «Голубой всадник», 1993. - 208 с.

117. Носкович Макаренко Н. О Михаиле Зощенко // Русская мысль= La pensee russe. - Париж. - 1994. - 20 -30 ноября. - № 4054. - С. 11.

118. Осовцов С. Лабухи в лодке, не считая рояля (Воспоминания о М. М. Зощенко) // Литературная газета. 1994. - 10 августа. - № 32. -С. 6.

119. Парамонов Б. Жить по лжи. От Зощенко к Зюганову // Звезда. -1996. -№ 2.-С. 229-233.

120. Парамонов Б. Зощенко в театре // Знамя. 1995. - № 7.- С. 208 -216.

121. Парамонов Б. Новый путеводитель по Сологубу // Звезда. 1994. -№ 4 - С. 199-203.

122. Новиков В. И. Книга о пародии. М.: Советский писатель, 1989. -544 с.

123. Пенская Е. М. Зощенко и театр абсурда // Литературное обозрение. 1995. -№ 1.-С. 34-36.

124. Письма В.А. Каверина и К. И. Чуковского к М. Зощенко // Русская литература. 1998. - № 4. - С. 196 - 201.

125. Попкин К. «Не говоря уже о ногах.». «Нижние конечности» в словаре Зощенко // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 28 -29.

126. Попова Н. Эффект отстраненности и сострадания // Литературное обозрение. 1995. -№ 1.-С. 21-25.

127. Попова Н. В. Сатирическая новеллистика М. Зощенко 20-х годов (В сравнительно-типологическом аспекте). -М., 1992.

128. Посадская Л. А. Автор и герой в «малой» прозе М. Зощенко второй половины 20-х годов // Актуальные проблемы современной филологии: Сборник трудов. Саратов: Изд. Саратов, ун -та, 1984.

129. Посадская Л. А. «Сентиментальные повести» М. Зощенко : особенности жанра и стиля // Жанровое многообразие художественной литературы. Саратов, 1991. - С. 45 - 58.

130. По сусекам.(К 100-летию со дня рождения М.М. Зощенко) // Вопросы литературы. 1994. - Вып. 3. - С. 350 - 358.

131. Поэты на кафедре. В. Брюсов, А. Блок. -М.: Знание, 1991. 64 с.

132. Розанов В. В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. -М.: Современник, 1992. 543 с.

133. Розанов В. В. Сочинения. М.: Советская Россия, 1990. - 588с.

134. Розанов В.В. Собрание сочинений. Когда начальство ушло. М.: Республика, 1997. - 671 с.

135. Розанов В. В. Собрание сочинений. Мимолетное : Мимолетное 1915 год. Черный огонь 1917 год. Апокалипсис нашего времени. -М.: Республика, 1994. - 541 с.

136. Розанов В. В. Собрание сочинений. О писательстве и писателях. -М.: Республика, 1995. 734 с.

137. Розанов В. В. Мысли о литературе. М.: Современник, 1989. -605с.

138. Розанов В. В. Уединенное. М.: Современник, 1991. - 106 с.

139. Розанов В. В. PRO ЕТ CONTRA : Личность и творчество Розанова в оценке русских мыслителей и исследователей. В 2 кн. -. СПб., 1995.

140. Розанов В. В. О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. СПб.: Наука: Ювента, 1994. - 539 с.

141. Роскина Н. «Мне всегда страшно хотелось поговорить с Зощенко.» // Новое книжное обозрение. Межд. иллюстрир. журнал. 1996. -№ 11-12.

142. Сарнов Б. Возвращение блудного сына: (О художественных особенностях прозы М. Зощенко) // Литературная учеба. 1982. - № 2.-С. 185- 192.

143. Сарнов Б. М. Смотрите, кто пришел. Новый человек на арене истории. М.: Новости, 1992. - 589 с.

144. Сарнов Б. Пришествие капитана Лебядкина. Случай Зощенко. -М.: ПИК :РИК« Культура», 1993.-600 с.

145. Сарнов Б. "Театр абсурда" Мих. Зощенко // Литературная газета. -1994. 10 августа. - № 32. - С. 6.

146. Сарнов Б. "Зощенко приняли не за того писателя, каким он был."// Книжное обозрение. 1994. - № 32. - С. 7.

147. Сарнов Б. Развивая традиции Прокруста (Мих. Зощенко , и его редакторы) // Вопросы литературы. 1994. - Вып. 2. - С. 45 - 91.

148. Семенов Б. О Зощенко и его друзьях // Нева. 1984. - № 8. - С. 126- 134.

149. Синявский А. Мифы Михаила Зощенко // Вопросы литературы.1989.-№2. -С. 50-67.

150. Сисикин В., Сисикина И. Смерть. Смех. Смысл. (Вопросы жизни и смерти в творчестве М. Зощенко) // Подъем. 1990. - № 11. - С. 222 -234. -№ 12.-С. 228-237.

151. Скалой Н. Р. Повесть М. Зощенко «Перед восходом солнца» (Некоторые литературные переклички и параллели) // Возвращенные имена русской литературы. Аспекты поэтики, эстетики, философии. Самара. Изд. СамГПИ, 1994. - С. 157 - 168.

152. Скал он Н. Р. «Самое важное в жизни слова.» (Проза М. Зощенко) // Скалой Н.Р. «Вещь и слово : предметный мир в советской философской прозе». Алма - Ата.: Гылым, 1991. - С. 49 - 74,

153. Скэттон JI. X. Не до смеха : Проблема творческой эволюции М. Зощенко // Литературное обозрение. 1995. -№ 1.-С. 14 - 18.

154. Слонимская И. Что я помню о Зощенко (Воспоминания) // Нева.1990. -№ 7. -С. 200-205.

155. Смирин И. А. К проблеме сказа и его типологии в ранней советской прозе // Проблемы типологии литературного процесса: Межвузовский сборник научных трудов. Пермь, 1978.

156. Смирнов И. П. Психодиахронологика. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней. М.: Новое лит. обозрение, 1994. - 352 с.

157. Сологуб Ф. Мелкий бес. М.: Худож. лит., 1988. - 304 с.

158. Сологуб Ф. Творимая легенда. -М.: Современник, 1991. 572с.

159. Старков A. H. М. Зощенко. Судьба художника. М.: Советский писатель, 1990. - 252 с.

160. Старков А. Н. Юмор Зощенко. М.: Худож. лит., 1974,- 158с.

161. Старолетова А. М. А. М. Горький и М. М. Зощенко // Горьковские чтения, 1990.- Нижний Новгород, 1992. Вып. 2. - С. 140 - 147.

162. Сыромятникова Т. И. « Я обречен говорить, что мир прекрасен.»: Из переписки М. Зощенко и К. Федина 30 50-х годов // Русская литература. - 1997. - № 1. - С. 122 - 126.

163. Томашевский Ю. О вредности литературной профессии и еще кое о чем (М. Зощенко: Из писем и документов 1950-х годов) // Петербургский журнал. 1993. - № 1-2. - С. 48 - 60 .

164. Томашевский Ю. Записки бывшего офицера (Ненаписанная книга М. Зощенко) // Звезда. 1994. - № 8. - С.23 - 32.

165. Томашевский Ю. Зощенко и его «серапионовы» братья // Литературная группа «Серапионовы братья» : истоки, поиски, традиции, международный контекст. СПб., 1995. - С. 33 - 35.

166. Турбин В. Михаил Зощенко и его гро(я)зная тень : Тезисы ненаписанной монографии // Писатель и время. М.: Советский писатель, 1991. - Сб. 6. - С. 483 - 500.

167. Турбин В. Зощенко и его тень // Литературная Россия . 4 ноября. - 1989г.

168. Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1977. - 574 с.

169. Федин К. А. Горький среди нас. М.: Советский писатель, 1977. -368 с.

170. Федин К. А. Писатель, искусство, время. М.: Советский писатель, 1980. - 592 с.

171. Федякин С. Розанов и Зощенко. Два пути преодоления литературы // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 58 - 62.

172. Филиппова А. «Дело в том, что я пролетарский писатель.» Михаил Зощенко (1894 - 1958) // Парадокс о драме. - М., 1993. - С. 401 -426.

173. Филиппова А. Драматургия М. Зощенко 40-х // Литературное обозрение. 1995. - № 1. - С. 29 - 34.

174. Фрейд 3. Психоанализ и теория сексуальности. СПб.: Алетейя, 1998.-217 с.

175. Фрейд 3. Психология бессознательного. Новосибирск, 1997. -552 с.

176. Фрейд 3. Художник и фантазирование. М.: Республика, 1995. -398 с.

177. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М.: Прогресс, 1977. - 488 с.

178. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб.: Унив. кн., 1997. - 575 с.

179. Харитонов А. А. Научная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Михаила Зощенко // Русская литература. 1994. -№4.-С. 198-202.

180. Хин Е. Коктебель, 1938 // Звезда. 1994 - № 8. - С. 33 - 42.

181. Ходасевич В. Колеблемый треножник: Избранное. М.: Советский писатель, 1991. - 683 с.

182. Ходасевич В. Ф. Некрополь: Воспоминания. М.: Советский писатель: Агенство "Олимп", 1991. - 188 с.

183. Художник и власть: 12 цензурных историй (По секретным документам Главлита, Управления пропаганды ЦК ВКП(б) й МТБ СССР) // Звезда. 1994. - № 8. - С. 81 - 90.

184. Хэнсон К. П. Ш. Дюбуа и Зощенко // Литературное обозрение. -1995 .-№ 1.-С. 62-66.

185. Чудакова М. О. Поэтика Михаила Зощенко. М.: Наука, 1979. -200 с.191. «Чувство иронии очень острое.»: Современники о Мих. Зощенко // Нева. 1994. - № 8. - С. 302 - 309.

186. Чуковская JI. Записки об Анне Ахматовой. В 3 т. Т.2. - М.: Согласие, 1997.-829 с.

187. Чуковский К. Из воспоминаний. М.: Советский писатель, 1959. -464 с.

188. Чуковский К. Дневник. 1901-1929. -М.: Советский писатель, 1991. -541с.

189. Чуковский К. Дневник. 1930 1969. - М.: Современный писатель, 1997.-560 с.

190. Шайтанов И. Между эпосом и анекдотом // Литературное обозрение. 1995. - № 1.-С. 18-21.

191. Шинкарева Н. А. О новых жанрах в прозе М. М. Зощенко 30-40-х годов // Вест. Рос. Ун-та дружбы народов. Литературоведение. Журналистика. 1997. - № 2. - С. 36 - 40.

192. Шкловский В. «Серапионовы братья» // Шкловский В. Б. Гамбургский счет.Статьи воспоминания- эссе (1914 - 1933) — М.: Советский писатель, 1990. - С. 139 - 140.

193. Шкловский В. О Зощенко и большой литературе // Шкловский В. Б. Гамбургский счет.Статьи воспоминания - эссе (1914 - 1933) -М.: Советский писатель, 1990. - С. 413 - 418.

194. Шкловский В. Собрание сочинений В 3 т. Т.З. - М.: Худож. лит., 1974. 814 с.

195. Шошин В. А. О некоторых неизвестных набросках и замыслах М. М. Зощенко // Литературная группа «Серапионовы братья» : истоки, поиски, традиции, международный контекст. СПб., 1995. -С. 35-40.

196. Щеглов Ю. К. Энциклопедия некультурности Зощенко. Рассказы' двадцатых годов и «Голубая книга» // Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Мир автора и структура текста. Tenafly N. J.: Hermitage, 1986. -С. 53 -84.

197. Щеглова Е. Триумф и трагедия М. Зощенко // Нева. 1994. - № 8. -С. 258-266.

198. Эткинд А. Советский человек у советского аналитика // Эткинд А. М. Эрос невозможного. История психоанализа в России. СПб.: Медуза, 1993. - С. 412 - 419.

199. Эллис (Кобылинский JI. Л.). Русские символисты. Томск.: Водолей, 1996.-288 с.

200. Якобсон Р. Работы по поэтике: Переводы. М.: Прогресс, 1987. -460 с.

201. Ямпольский М. Беспамятство как исток (Читая Хармса). М. : Новое литературное обозрение, 1998. - 379 с.

202. Ямпольский М. Память Тиресия. М.: РИК «Культура», 1993. -464 с.

203. Андерсин Суни Т., Суни Т. О «Рассказах Синебрюхова». М. Зощенко в контексте постмодерна // Studia Russika Helsingiensia et Tartuensia. - Helsinki. - 1996. - C. 361 - 373.

204. Erlich V. The masks of Mikhail Zoshchenko // Literature, culture, and Sosiety in the modern age : In honor of Joseph Frank. Stanford. -1992.-Pt. 2.-P. 157- 176.

205. Masing-Delic I. Biology, Reason and Literature in Zoshchenko's "Pered voshodom solnca" // Russian Literature. 1980. - № 8. - 77 -101.

206. May R. Superego as Literary Subtext Story and Structure in Mikhail Zoshchenko's "Before Sunrise" // "Slavic Reviem", 1996. 55 (1). -106 -124.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.