Рассказы М. Зощенко 20-х годов: Проблема жанра и стиля тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Аулов, Анатолий Михайлович

  • Аулов, Анатолий Михайлович
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 1998, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 212
Аулов, Анатолий Михайлович. Рассказы М. Зощенко 20-х годов: Проблема жанра и стиля: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Москва. 1998. 212 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Аулов, Анатолий Михайлович

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

ВВВДЕНИЕ

Глава 1, СУЩНОСТЬ КОМИЧЕСКОГО И ВОПРОС О ЖАНРЕ И СТИЛЕ

1.1. Эстетическая категория комического

1.2. Формы комического: сатира, юмор, собственно комическое..,,.,

1.3. Жанр и стиль

Глава 2. ИСТОКИ СТИЛЯ ПИСАТЕЛЯ

2.1. Страницы биографии ,.,.„...„„..„»„..,.„.,.,.„

2.2. "Дописательский" период /1917-1921 гг./,..,..,

2.3. Устойчивые мотивы, образы, идеи в творчестве писателя ,»,

2.4. Онтологические я: литературно-эстетические представлении

М.Зощенко

Глава 3. СТИЛЕВЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ В РАЗЛИЧНЫХ ЖАНРАХ

3.1, Ранние произведений писателя „.„..„..,„.„„„,„„„„.„.,..,„.„.,„..,.,.„.„

3.2,"Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова"

3.3, Типы "теурга* и "крохобора" в произведениях прозаика

3.4, Рассказы с *анекдотической основой", "письма в редакцию „

3.5, Сказ - стилевая черта М.Зощенко. Стиль писателя как система

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Рассказы М. Зощенко 20-х годов: Проблема жанра и стиля»

ВВЕДЕНИЕ

Михаил Михайлович Зощенко жил и творил во время грандиозных переломов в истории, движения, духа экспериментаторства в литературоведении, эстетике, самой литературе - художественных потерь и обретений. Многое из этого отразилось в творческом наследии замечательного писателя.

В 20-е - 30-е гг. литература о М.Зощенко собрала в свой фонд положительные рецензии, отзывы, довольно большие статьи. Высоко ценили Зощенко М.Горький, Ю.Тынянов, В.Шкловский, К.Чуковский, А.Толстой, Ю.Олеша, В.Маяковский, "Серапионовы братья": К.Федин, В.Каверин, М.Слонимский, Е.Полонская.

Однако значительная доля написанного о М.Зощенко, большей частью в 20-е гг., страдала необоснованным отрицанием значимости его творчества в целом, например, представлением о его работе как изображении житейской пустяковины, сдобренной мелкой насмешкой, природа которой "сытое хихиканье", "смех самодовольного мещанина" /169,58/

Такой комизм - смех "ради смеха", смех "глуповатый" /86,70/ - выводили даже из "бытового оппортунизма" /там же/. Поэтому и обвинения в очернительстве общества были не редкой оценкой.

Главной причиной такого отношения к писателю были даже не идеи вульгарной социологии, а то, что М.Зощенко был и остается необычным, сложным, трудным для познания художником.

В 20-е гг. одной из причин поверхностного изучения творчества писателя была краткость работ, в большинстве случаев это форма небольших рецензий. Часто отношение критики к рассказам, если и положительное, то весьма осторожное: "чувствуется влияние Чехова, но автору до Чехова да-

1 В дальнейшем все ссылки оформлены следующим образом: первая цифра в скобках означает порядковый номер в библиографии; вторая, если издание многотомное, - номер тома; третья - страницу.

леко... рассказы еще внутренне незначительны, они пойдут на удобрение будущего; все признаки за то, что Зощенко станет крепким бытовиком" /приложение № 6,211/. Другие отрицательно оценивали его творчество: "...от приобретения книги /напечатанной в 5.000 экз./ ради одного эпизода предостерегаем " /приложение № 7,212/.

Многие рецензенты определяли жанровую форму рассказов писателя как "анекдот". Резко негативное свое отношение изложил Н.Асеев, считая работу в этой форме "прошлогодними сухариками" /64,78/. М.Могилянский нашел извинение в том, что М.Зощенко умеет "так рассказывать анекдоты, что в них бьется живой пульс современности" /189,69/. С оговорками писал Г.Горбачев: "анекдот, и даже смешной, конечно, - не беда" /178,83/, но если «Зощенко не подумает над современностью всерьез, то ему действительно скоро будет нечего сказать, кроме "анекдотиков"» /178,85/. Я.Браун также предупреждал писателя о подстерегающей опасности «свалиться в безнадежную "хихикающую" по обязанности сатириконовщину, какая была проторена гх. Тэффи и Аверченко, и обресть ту душеспасительную идеологию психологической /и всяческой мнимо-юмористической/ реакции, которую зло формулировал когда-то Саша Черный» /168,217/.

Таким образом, критики дружно увидели в произведениях М.Зощенко жанр анекдота, мелкие, как им казалось, темы, пока не замечая иные. Тем не менее, уже здесь парадоксально отмечена неодобрением его работы значимость для творчества писателя мелких, бытовых тем и "неуважаемого" жанра, не умещающихся в установленные критикой узкие рамки.

Язык писателя, имеющий прямое отношение к стилю, получил более высокую оценку. А.Воронский выделял "свежий, сочный, молодой язык" /174, 343/. Автор, заметил М.Могилянский, крепко связан "...с лучшими достижениями старых бытовиков..." /189,69/. И.Оксенов увидел заслугу писателя в том, что он один из первых попытался воспользоваться богатым материалом, "...введя в литературу многие формы стихийно слагающегося нового языка..." /194,76/. У М.Зощенко несомненное дарование - "...своеобразный

синтаксис, он так метко отразил язык пореволюционного города..." /195, 205/, в свою очередь, отметил А.Палей. На стремление писать в сказовой форме и ее специфичность у М.Зощенко также обратила внимание уже критика двадцатых годов /87,289/.

В это же время были намечены ориентиры в поиске традиций, на которые опирался писатель. Говорилось о влиянии А.Ремизова /там же/, сатири-концев, Ф.Сологуба /160,35/, Н Лескова /174,344/ и Н.Гоголя /194,76/.

Итак, в 20-е гг. одна часть советской критики, отметила талантливость писателя и отдельные достижения в форме, а другая отнеслась к творчеству Зощенко негативно или осторожно, указывая на серьезные, по ее мнению, недостатки.

Начиная же с конца 20-х гг. и до первой половины 40-х гг., мелкость, незначительность, в качестве мерки, приложимой к его творчеству, в подавляющем числе случаев была отброшена. В.Виноградов, В.Шкловский, А.Бармин в сборнике "Михаил Зощенко. Статьи и материалы", 1928; М.Чумандрин в статье "Чей писатель Михаил Зощенко?", 1930; Ц.Вольпе в работе "Заметки о современных писателях /М.Зощенко, Н.Тихонов/", 1933 /он же в исследовании "Двадцать лет работы М.М.Зощенко", 1941 /, ИЗвен-тов в статье "Смех победителей", 1937, - все авторы уже самой обширностью, многостраничностью своих исследований признали важность созданного писателем. Таким образом, оценка его творчества в корне изменилась.

Более того, исследователи сделали шаг вперед в познании творчества нашего автора. Так, они увидели в его рассказах резкую критичность /"сатиру" на мещанство/ вместо забавного, но пустого смеха, который ранее считали сущностной чертой произведений Зощенко. Таким образом, подход к творчеству писателя, вытекающий из концепции "мещанской резиньяции", в основе которой лежал развлекательный смех, был справедливо отброшен.

На это обратил внимание, открыв дорогу для ищущей мысли, в числе первых М.Чумандрин: "...Зощенко не мещанский писатель, Зощенко борется против мещанства..." /233,214/. Ц.Вольпе, рассматривая один из рассказов

как характерный для всех его произведений пример, подчеркнул в них сложную, двуплановую архитектонику, выражающую эту критичность: "Сатира на мещанскую идиллию - таков первый очевидный план Зощенковской иронии..." /173,178/ и "второй план - ирония... над рассказчиком" /там же/.

Этот автор также обратил внимание на критичность не только в отношении героя, но и "рассказчика", или "автора", направленную против целой определенной идеологии. Благодаря этому он осмыслил изображаемое в рассказах писателя как типичное, а саму критическую насмешку /иронию/ как такую, которая имеет "философское содержание..." /173,180/.

Кроме критичности, сама по себе "двуплановость" иронии была еще одним важным шагом: в познании его стиля. Но Ц.Вольпе, трактуя ее функ-

^ _

ции, сделал акцент на миметическои связи, что автоматически отвело внимание от ее широких связей - стилевых и жанровых отношений, еще не позволив прийти к познанию полноты истины - многих ролей "двуплановости".

В основе этого было то, что начатый в 20-е гг. период зощенковедения на почве "мнений", не завершился и в 30-е гг. Только в этот более поздний период аксиоматичный подход был превращен в дедуктивный. /Хотя мнения критиков, общие положения, иллюстрировались лишь некоторыми примерами из текста./ Требовалось обратиться и к иным методам исследования: накоплению наблюдений над многими текстами, их обобщению и объяснению отмеченных закономерностей.

Следующий период в науке о Зощенко начался 14 августа 1946г., когда вышло постановление ЦК ВКП/б/ о журналах "Звезда" и "Ленинград", в котором, например, редакции "Звезды" было указано, что недопустимо «предоставление страниц "Звезды" таким пошлякам и подонкам литературы, как Зощенко» /193,94/. После этого изучать фактически запрещенного писателя стало некому.

Перевелась литература о "пошляке и подонке" до 60-х гг., когда вновь начали выходить отдельные воспоминания о писателе, появились его "Избранные сочинения: в 2-х томах". 1968, где помещалась вступительная

статья Громова; позже - однотомник "Рассказы", 1974, составленный Ю.Томашевским; "Рассказы, фельетоны, повести", 1979, минского издательства; "Избранное", 1981, и "Избранное", 1984, соответственно московского и ленинградского издательств со статьями Ю .Томашевского и А.Дымшица. Вышло "Собрание сочинений: в 3-х томах", 1986. Издавались и продолжают издаваться другие книги со вступительными статьями, комментариями, авторами которых являются не только литературоведы, но и психологи, например, А.Пузырей /198,10/. Перечисление произведений Зощенко, переизданных в настоящее время, и работ о нем, выходящих по сегодняшний день, заняло бы слишком много места.

В 70-е гг. начали выходить после пятидесяти лет со времени начала творческого пути писателя обобщающие исследования его произведений, созданные рядом авторов. Например, книга Л .Ершова "Из истории советской сатиры /М.Зощенко и сатирическая проза двадцатых годов/", 1973, позже на основе этого труда - другая его работа "Сатирические жанры русской литературы", 1977. А.Старков издал монографию "Юмор Зощенко", 1974, впоследствии, в 1990 г., - "Михаил Зощенко: Судьба художника". Заслуживает внимания работа Д.Молдавского "Михаил Зощенко: Очерк творчества", 1977, а также Б.Сарнова "Смотрите, кто пришел: Новый человек на арене истории", 1992. Но особо необходимо отметить книгу М.Чудаковой "Поэтика Михаила Зощенко", 1979, созданной на широкой базе источников, многие из них были введены в оборот впервые. Благодаря этому художественное творчество писателя представилось еще более сложным, чем казалось до сих пор.

Работа всех этих авторов значительно расширила спектр наблюдений над текстами, была более богато показана жанровая природа рассказов, конкретизирована тема традиций /в подавляющем числе случаев, русской литературы/, отмечены многие стороны его стиля. Но количество не перешло в качество, значительно углубленную или новую концепцию творчества писателя: эти исследования стали сверкающими новыми гранями,

сходившимися в одну точку, - на вершине, достигнутой еще в 30-е гг.

Начиная с середины 70-х гг., рядом ученых - В.Салагаевым /236/, В.Брякиным /234/, А.Филимоновой /238/, Н.Поповой /235/, А.Сатаровой /237/ - были написаны диссертации о творчестве М.Зощенко. Особо следует выделить исследования А.Сатаровой, В.Салагаева и В.Брякина.

В работе В.Салагаева исследована в основном "Голубая книга", 1935, в диссертации А.Сатаровой материалом для исследования взята трилогия М.Зощенко "Возвращенная молодость", 1933, "Голубая книга", 1935, "Повесть о разуме", 1943,1972. Но для нашей темы они также имеют значение, прежде всего в части, касающейся "Голубой книги",!935, составленной из рассказов, многие из которых были написаны в 20-е гг.

A.Сатарова в историко-литературной диссертации "Философская проза М.М.Зощенко. Повести 20-х - 40-х годов", 1993, затронув, по сути дела, проблему катарсиса /являющегося результатом всей поэтико-стилевой системы/, увидела и начала исследовать в произведениях писателя роль научного элемента /237,61/. До этого господствовало представление об исключительном значении критического пафоса - явления эстетического плана.

B.Салагаев в написанной с лингвистических позиций работе "Некоторые черты творческого контекста Михаила Зощенко", 1975, обратившись к яркой стороне стиля М.Зощенко - сказовой манере повествования, вы/делил в ней синтаксические особенности: остановки, скачки, самоперебивы, вставки, повторы, замечания, уточнения, присоединения. Останавливая внимание на этих особенностях, автор диссертации пытался объяснить их функцию как принадлежность своеобразного психологизма, в котором отсутствует описательность /236,65/. Это повлекло за собой введение понятия "речевого сюжета". Не найдя достаточных объяснений всем его функциям, В.Салагаев /здесь следует отметить научную честность этого автора/ мужественно вынес на страницы диссертации нерешенную задачу.

Таким образом, взглянув на роль манеры Зощенко, не укладывающейся в границах сатиры, этот ученый, по сути, вновь увидел в творчестве писате-

ля острую проблему и смог недвусмысленно ее поставить.

В.Брякин в языковедческой диссертации "Речевые средства создания комического в сказе /на материале рассказов М.Зощенко/", 1981, посвятил целую главу алогизму в рассказах М.Зощенко. Об этом феномене писали в статьях и монографиях и другие авторы. Так, в рассказах нашего прозаика, созданных уже в начале 20-х гг., не осмыслив его, отметил, в части "...путаного синтаксиса" /179,111/ И.Груздев. Затем в 30-е гт. на него как на «...словесное и смысловое "непопадание"... » /173,179/в рассказе "Дама с цветами", 1929, обращал внимание Ц.Вольпе.

Число современных исследователей, пишущих об этой противоречивости, стало значительно больше: Л.Ершов /180,14/, М.Чудакова /230,6/. Они пытались объяснить ее художественную роль. Но все же о противоречивости у них сказано мимоходом, поэтому решения, которые они предложили, не являются исчерпывающими.

В диссертации же В.Брякина было приведено множество примеров. Это, несмотря на истолкование им материала в рамках все той же господствующей до настоящего времени сатирической концепции, подсказывало: алогизм - явление, в котором следует искать одну из сущностных закономерностей стиля М.Зощенко.

Кроме названных проблем, существующих в зощенковедении, на необходимость новых решений указывало и еще одно решающее обстоятельство. У писателя, имеющего славу мастера смеха, есть удивительное заявление, которое до сих пор не было кем-либо осмыслено. Зощенко подчеркивал, что он писал "...не для того, чтобы посмешить..." /18,110/. Таким образом, все исследователи искали концептуальное ядро в смехе, а сам автор отрицал главенство его или, по крайней мере, - его монополию. Найти выход из этого кричащего противоречия нам представляется очень важным.

К сожалению, в русских эмигрантских журналах оценку творчества М.Зощенко давали в основном через заранее заданный масштаб "национального", например, в "Мостах" /167,393/. В этом, вероятно, сказались спе-

пифические политические и психологические мотивы эмигрантских кругов.

До сих пор было недопустимо мало сказано о философских влияниях на творчество писателя. Например, в воспоминаниях В.Зощенко, жены писателя, "Так начинал М.Зощенко" говорится о влиянии Ф.Ницше /183,15/, но в статье оно было ограничено 1918 годом и "памфлетом-поэмой" "Боги позволяют", о дальнейшем - ни слова. Ю.Томашевский во вступлении к письмам М.Зощенко 1917-1921гг., по сути, также считал ницшеанство писателя увлечением на определенном этапе /218,212/. /Подробнее об этом будет сказано далее./ К разряду редких свидетельств принадлежат и слова из воспоминаний Г.Гора /"На канале Грибоедова, 9"/ о том, что М.Зощенко "задевал сложнейшие проблемы, говоря... о спорных гипотезах Фрейда и модного на Западе швейцарского психолога К.Юнга" /177,211/. Таким образом, писатель находился под воздействием как русской, так и западной культуры, о влиянии которой на его творчество было мало что известно. Поэтому такое обстоятельство, а также "всечеловеческий" принцип, присущий нашей культуре, диктует необходимость обратиться к изучению этого феномена.

Таков относящийся непосредственно к нашей теме путь научной мысли, в котором есть важные достижения и предпосылки, ставящие задачу создания новой концепции.

В диссертации сделана попытка избежать естественных на сложном и долгом пути науки недостатков, которые мы описали. Для этого в теоретической главе изложена, в том числе на малоизвестном материале, объективная теория комического; привлечены хранящиеся в России, но еще не введенные в научный оборот документы; переосмыслены уже известные науке историко-литературные материалы.

Цель диссертации - типологическая характеристика рассказов Зощенко 20-х годов, их жанровое своеобразие, связь мировоззрения и стиля.

В диссертации ставились следующие задачи:

1/ охарактеризовать историко-литературные и философские истоки мировоззрения и творчества М.Зощенко;

2/ осветить теоретические проблемы комического;

3/ охарактеризовать основные темы и проблематику рассказов М.Зощенко;

4/ углубить понимание отношения писателя к литературной традиции;

5/ выявить связь творчества прозаика с фольклором;

6/ выделить важнейшие элементы "манеры" художника;

7/ охарактеризовать типологию рассказов 20-х годов;

8/ определить основную закономерность стиля М.Зощенко.

Актуальность заключается в том, что в условиях создания более полной истории русской литературы XX века предпринимается попытка обогатить представления об эстетической природе творчества М.Зощенко.

Научная новизна диссертации вытекает из задач исследования, решение которых опирается на переосмысление ранее не использованных или примененных в малой степени отдельных воспоминаний и работ о писателе, материалов ЦГАЛИ, бывшего спецхрана Российской государственной библиотеки, наших собственных переводов иноязычных статей о Зощенко и теоретических работ о комическом, которые еще не были введены в широкий научный оборот.

Методы исследования определяются на основе трудов крупнейших представителей эстетики, литературоведения и критики.

В работе используются следующие основные методы исследования: ис-торико-литературныи, проблемный, историко-типологическии и историко-функциональный.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее выводы могут быть использованы при преподавании курса русской литературы XX века в вузах, при создании новой истории литературного процесса 20-х годов.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на аспирантском семинаре и заседаниях кафедры русской литературы Московского педагогического университета /1993/, некоторые аспекты исследования нашли отражение в

докладах на конференциях в Московском педагогическом университете и Университете дружбы имени Патриса Лумумбы /1991-1993/, Луганском государственном педагогическом институте имени Т..Г'.Шевченко /19931998/, основное содержание работы нашло отражение в 7 публикациях.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Аулов, Анатолий Михайлович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении мы усилим линии, намеченные в диссертации и стянем их в один узел.

Если учесть повторное обращение читателя ко многим алогизмам после первичного поверхностного прочтения, то можно понять, что они выполняют важнейшую эстетическую функцию, возникающую на уровне "души", -ступени более высокой, чем "рассудок". Ведь алогизм Зощенко, кроме функции "создания комического эффекта" /234,122/, о котором пишет, например, В.Брякин, - это еще и, мы считаем, единица-образ, несущий в себе познание коренной, глубочайшей основы "души": состояния, которое выражает "распадение" сознания в человеке переломной эпохи. "Распылилась моя душа, - отмечал эту мысль писатель, как факт автобиографический, - распалась на маленькие души..." /53,351/. Вследствие распыления души в ней рождается, если воспользоваться словечком Зощенко из одного художественного произведения, "разнотык": "...И нет цельности, и нет подчиненности во всей природе моей" /там же/. Из этой утраты равновесия вырастал выражавшийся в противоречиях мысли /ошибках, речевых алогизмах/ и выливавшийся в неожиданные повороты судьбы алогизм - противоречие характера: "теургия" во всех ее формах и "крохоборство", примитив во всем.

Чтобы ясно осознать значение такого рода алогизма для нашей темы о творчестве Зощенко и определить место писателя в литературе 20-х гг., обратимся к некоторым историко-литературным фактам.

Со времен В.Белинского важнейшей чертой русской литературы, ярко отражавшей социальные противоречия, была сатира, ее традиции во многом унаследовала и литература 20-х гг. XX века.

Смех в лучших произведениях многих писателей 20-х тт. по своей сути был также отрицающим и сатирическим. Яркие его образцы представлены в творчестве М.Кольцова, И.Ильфа, Е.Петрова, М.Булгакова, А.Платонова. Но эта литература была неоднородна.

В отличие от ядовитой, "злой" сатиры в произведениях русских писателей XIX в., пронизанных острой грустью, возмущением, ненавистью и гневом, которые отчасти были вызваны неприятием существовавшего устройства жизни и его апологетов, как одно из направлений в 20-х гг. XX в. родилась "веселая" сатира. К ней относится творчество И.Ильфа и Е.Петрова. Своеобразие окраски смеха в их сатирическом искусстве было основано на оптимистической вере в силу послереволюционных социальных преобразований, а также на том, что в нем отразилась, по словам А Луначарского, точка зрения "торжествующих победителей".

К направлению, продолжавшему в большей степени художественные традиции классической сатиры, принадлежат М.Булгаков и А.Платонов. Но историческое своеобразие острогротескной сатиры М.Булгакова /в повестях "Дьяволиада", 1925, "Роковые яйца", 1925/ во многом выросло на основе взгляда, который был противоположен, например, общественной позиции И.Ильфа и Е.Петрова.

Но все вместе произведения писателей, казалось бы, с противоположными исходными позициями и идеями составляют полную картину, по которой можно глубоко судить о теневой стороне эпохи.

На фоне двух направлений в литературе 20-х гг. XX века: традиционной литературы бича, которая, вызывая катарсис посредством глубочайшей

грусти, презрения, ненависти и гнева, уничтожала, полностью отрицала по-

sj st V/ Il f" к*

рок, и новой, веселой сатиры, способной при помощи жизнерадостного задорного смеха его унизить, ярко видно своеобразие рассказов М.Зощенко. Оно было, по существу, особым направлением в литературе, потому что в большинстве рассказов писателя критика не имеет резко отрицающей силы сатиры: у Зощенко она по своей природе комическая. /Этого мы отчасти уже касались ранее./ Сейчас настало время углубить понимание ее своеобразия у нашего автора.

В появлении такой жанровой природы творчества Зощенко большую роль сыграли некоторые его взгляды. Распыление сознания писатель вовсе не считал неисправимым пороком в человеке эпохи в силу того, что "болезненность" души была, по его представлениям, временной. Это ощутимо еще в главе-статье "Круглый портрет" книги "На переломе", 1919, в которой Зощенко писал: "Уже что-то случилось в русской душе! Уж так-то заболел скиф..." /57,352/.

Комическая критика отдельных черт человека оказывалась возможной и необходимой в силу их оторванности от целого. Отъединенность такого рода превращала их в "ущербные" стороны и разрушала гармонию, целостность. Одно место главы-статьи "Поэтические фармацевты" в книге "На переломе", 1919, дает нам основание для ясного осознания этого. "Я знал одного слесаря, - писал Зощенко, - который всю недлинную свою жизнь исключительно выпиливал зубчатые колесики. Колесики он выпиливал изумительно /здесь и далее разрядка моя.-А.А./ и знал свое дело прекрасно, в у щ ер б всему остальному'756,353/. То есть, что-либо изумительное, прекрасное, по Зощенко, может быть само истоком негативного в "целом". "Ущербное" такого рода является недостатком положительного, недочетом /а не избытком негативного, пороком, который исследуется в сатире/ и составляет область "комического", или, если обратиться к терминологии писателя,- "чудаковатого "/там же/, которое и есть предмет его критики в человеке.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что из приведенного суждения писа-

теля следует: "ущербное" может быть изумительным, прекрасным в случае сочетания со "всем остальным" - целым. То есть, в ущербно-чудаковатых сторонах человека сохраняется потенциал позитивного - зерно идеала, гармонии, что было бы принципиально невозможно для сатиры.

Таким потенциалом обладали "теургия" /во всех ее превращениях/, и "крохоборство", примитив во всем. В силу очевидности первое не требует дополнительных аргументов, а вот второе в них остро нуждается. Однако этот пробел легко восполнить. Жизненные мелочи и приземленные проблемы, к которым проявляли интерес герои писателя, не были в конечном счете средством негативной характеристики, подчеркивающим ограниченность персонажей. Напротив, Зощенко придавал огромное значение бытовым темам. Вообще все мелкое, элементарное он считал очень важным для человека. Так, по воспоминаниям художника Ю.Анненкова, писатель мог произвести "...чуть ли не целую речь о значении в нашей жизни женских чулок, даже шерстяных и заштопанных, а также подвязок..." /159,1,306/. Он мог писать, как известно, о банях, считая это очень важным делом. Причина того, что все "мелкое" /"низшее" в натуре человека или его проекция вовне/ представлено в наследии писателя не только в качестве объекта для критики, негативного явления, но и позитивного, становится ясной из высказанного в научно-художественной повести "Возвращенная молодость" /1933/, представления Зощенко о благотворном влиянии "низшего" на "высшее" в человеке: «творчество... необычайным образом связано с "бессознательным"» /44,268/.

И "теургия" как разумная, рациональная, и "крохоборство" как чувственная основы жизни находятся в границах известной проблемы аполло-новского и дионисийского начал бытия: возможности их уравновешивания,

гармонизации.

Вероятность их дополнения друг другом основывалась на способности к "воображению" /без которого невозможен интерес к литературе/ особой категории зощенковского читателя, составляющего, по словам нашего автора,

"„.громадный пласт новых людей..." /47,33/. 06 этом он оставил свидетельство в предисловии к первому изданию "Писем к писателю", 1929, и в одном из помещенных в книге авторских комментариев. Здесь он писал также, что это «по большей части читатель, желающий влиться в "великую русскую литературу". Это сознательные граждане, которые задумались о жизни, о своей судьбе, о деньгах и о литературе» /48,17/. Эти люди "...сейчас... худо ли, хорошо - умеют писать и даже сочиняют стихи" /47,33/. Источником их творческой силы является "энтузиазм" /там же/.

Несмотря на первоначальное видение идеала в скифских временах для зрелого Зощенко восстановление "цельности" души человека заключается отнюдь не в возврате к прошлому, т.к. для него исток нормальной "здоро-

II м V

вой жизни находится не во внешней, материальной, действительности, а во внутреннем мире - духовной деятельности, связанной с областью искусства. Ведь писатель считал, что "не жизнь создала искусство, а искусство создает жизнь" /39,224/.

Душевный подъем, энтузиазм как живительная творческая сила действовал на воображение читателя, вызывая игру познавательных сил. Это позволяло не только увидеть наличное состояние, распадение души, но и, судя по замыслу писателя, должно было переделать, воспроизвести "цельность" сознания из сопряжения, дополняющего, взаимно обогащающего отражения отдельных сторон души друг в друге - "теургии" и "крохоборства". Эти стороны являлись в рассказах в виде алогизма характера героя: рационального и чувственного, духовного и телесного, абстрактной мечты и предельно приземленного, примитивного во всем. Таким образом должна была возникнуть цельная "душа", которая есть, как считал Зощенко,- гармония над инстинктом, чувством /эмоциями/ и разумом /рассудком/. /Эта возможность вытекала из общебытийного закона "симпатии", взаимовлияния различных явлений./ То есть, гармония /идеал/ не сводилась к натуралистическому "знанию" лишь наличного состояния души, ее частей. Она должна была стать эстетическим, принципиально новым "познанием", которое

больше простои суммы частей, в том числе рефлексии, I акое синтетическое познание поэтически выходило за их границы.

В этом отчасти состояло очищение, суть переделки читателей, решение проблемы "счастья". Роль стиля, внешнего выражения, заключенного в алогизме больших образов - характеров, здесь огромна. Ведь писатель, считая, что главные составляющие характера - "теургия" и "крохоборство", примитив во всем - возникают в силу отражения в них различных эпох1. Поэтому в подавляющем числе случаев отказывается от изображения последовательного развития их в зависимости от внешних обстоятельств, эпических мотивировок. Кроме того, писатель, не передавая многие подробности внутренней духовной эволюции героев, приглушил богатство психологического портрета. 'Этим было достигнуго сближение лоб в лоб, до контраста, противоречия этих основных мировоззренческих и одновременно психологических мотивов. Так Зощенко конструирует суггестивные образы-подсказки, легко провоцирующие фантазию, воображение читателя на трансформацию психолого-мировоззренческих мотивов в целое. Стиль писателя здесь, таким образом, соткан из полутонов, намеков. Значение таких образов основано как на смысловых связях, так и на возникающих в них дополнительных интонационных оттенках. Ведь по внутренней форме это "раздвоенные", контрастные образы /структурно близкие к бурлеску/, вызывающие веселый смех. Этим писатель достигает одновременного воздействия на разум и эмоции - сознание и подсознание читателя.

Большая роль субъективного авторского начала как в стилевых законо-

1 Зощенко предназначал свои рассказы хотя и простому, но стремя-

щемуся к творчеству человеку. К характеристике такого типа "творческого"

читателя, мы считаем, можно отнести раннюю запись Зощенко, замеченную

М.Чудаковой на полях одного из томов Ст.Пшибышевского из библиотеки

V 11 II 7Л V

писателя: - -1 ворец никогда не может оыть цельным . В нем двойственность, ибо в нем ряд эпох и ряд личностей» /230,12/.

мерностях, так и в жанровых формах /"разговорах", "анекдотах", коротких -"мелких" рассказах, состоящих из одной сценки, незначительного эпизода -вообще мелочей жизни, исключающих или предельно минимизирующих внешние обстоятельства, противоречия мира/ наводят на ту мысль, что произведения писателя созданы импрессионистическим методом. Однако ее исключают остающиеся в границах достоверной внешней психологичности, реализма типические характеры героев. Поэтому следует говорить только о мощной импрессионистической струе в стиле Зощенко.

Таким образом, предметом критики во многих рассказах М.Зощенко является не порок, негативное в жизни, составляющие область сатирического, а недочет, недостаток, образующие круг комического исследования писателя. В комизме таког о рода содержалась не только критика.

Очищение расщепленной души человека посредством заключенного в суггестивных образах нового, синтетического творческого знания является очень важной чертой его стиля. Суть самой перестройки человека можно свести к преображению "примитива во всем" и не менее "ущербной", чем примитив, абстрактной "мечты", в том числе "теургии". Поэтому стиль писателя можно определить как сублимирующий, т.е. изменяющий низменные, культурно и общественно неприемлемые цели на социально и культурно приемлемые - "возвышенные".

От направления критико-отрицающей, сатирической, прозы 20-х гг. ХХв. большинство рассказов М.Зощенко отличал их комический характер, а также мерцающая, суггестивная, провокативная образность, которая, не останавливаясь на простом отрицании, включала в себя медитативноегь, углубленные, в известных пределах, размышления о человеке, содержала позитивное утверждающее начало, предназначенное воссоздать гармоническую "целостность" души человека посредством синтетического "знания".

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Аулов, Анатолий Михайлович, 1998 год

БИБЛИОГРАФИЯ

Художественные тексты, статьи и другие материалы М.Зощенко

1. Зощенко М. О себе, об идеологии и еще кое о чем // Литературные записки. - 1922. - №3. - С. 28-29.

2. Зощенко М. Разнотык. - Петроград: Былое, 1923. - 43 с.

3. Зощенко М. Рассказы. - Пб.: Картонный домик, 1923. -150 с.

4. Зощенко М. Юмористические рассказы. - Пг.-М.: Радуга, 1923.- 120 с.

5. Зощенко М. Веселая жизнь. - Л.: Гос. изд-во, 1924.176 с.

6. Зощенко М. Рассказы. - Л., /1925/. - 61 с.

7. Зощенко М. Рассказы. - М.: Огонек, 1925. - 41 с. В. Зощенко М. Рассказы. - М.: Огонек, 1926. - 33 с.

9. Зощенко М. Тяжелые времена. Юмористические рассказы. - М.: Огонек, 1926. - 32 с.

10. Зощенко М. Уважаемые граждане. - М. - Л.: Земля и фабрика, 1926. -276 с.

11. Зощенко М. Бледнолицые братья /юмористические рассказы/. - М.: акц. изд. об-во "Огонек", 1927. - 48 с.

12. Зощенко М. Мелочи жизни. - Л.: Красная газета, 1927. - 40 с.

13. Зощенко М. Социальная грусть. Л.: Красная газета, 1927. - 48 с.

14. Зощенко М. Дни нашей жизни. - Л.: Красная газета, 1928. - 40 с.

15. Зощенко М. Трезвые мысли. - /М./ газ. "Гудок", /1928/. - 48 с.

16. Зощенко М. Семейный купорос. - Берлин, 1929. - 69 с.

17. Зощенко М. Собр. соч.: В 6 т. - Л.: Прибой, 1929.

18. Зощенко М. Как я работаю. - Литературная учеба. - 1930. - №3. - С. 107-113.

19. Зощенко М. Матренища /и др. рассказы/. - М. - Л.: Земля и фабрика, тип. им. Евг. Соколовой ВЛ., /1930/. - 28 с.

Ч

20. Зощенко М. Новые рассказы. - Акц. изд. о-во "Огонек", 1930. - 47 с.

21. Зощенко М. Об изображении комсомола в художественной литературе: Ответ на анкету // Смена. - 1931. - №34-35. - С. 25.

22. Зощенко М. От автора // М.Зощенко. Собр. соч. в 6-ти т. - Л.: Прибой, 1929-1931. Т.З- С. 101-102.

23. Автобиография Зощенко 1932 /?/г. ЦГАЛИ, ф.601, оп.2, ед. хр. 3.

24. Зощенко М. Литература должна быть народной // Зощенко М. Рассказы. Повести. Фельетоны. Театр. Критика. 1935-1937. - Л.: Гослитиздат, 1937.-С. 387-397.

25. Зощенко М. Рассказы. Повести. Фельетоны. Театр. Критика. 19351937гг. - Л.: Худож. лит., 1937. - 464 с.

26. Зощенко М. Рассказы. Повести. Фельетоны. Театр. Критика. 19351937гг. - Л.: Гослитиздат, 1937. - 464 с.

27. Зощенко М. Как я стал писателем. М.М.Зощенко рассказывает. А .Алмазов. - Костер. - 1938. - №3. - С. 52-53.

28. Зощенко М. Из переписки с читателями. - Литературный современник. -1941.-№3. - С. 127-128.

29. Зощенко М. О литературном искусстве. Из переписки с читателями // Литературный современник. - 1941. - №3.- С. 124-127.

30. Зощенко М. О юморе в литературе // Звезда. - 1944. - № 7-8. С. 109111.

31. Зощенко М. Приключения обезьяны // Возрождение. 1949. - №1. - С. 82-91.

32. Горький и советские писатели. Неизданная переписка. «Литературное наследство», Т.70. - М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1963.-736 с.

33. Зощенко М. Автобиография // Советские писатели. Автобиографии: В 5-ти т. - М.: Худож. лит., 1966. Т.З - С. 286-287.

34. Зощенко М. Избранное: В 2-х т., - Л.: Худож. лит., 1968. Т.1. - 536 с.

35. Зощенко М. Рассказы. - Л.: Худож. лит., 1974. - 348 с.

36. Зощенко М. Анкета о Пушкине // Как работал Михаил Зощенко

/Вступительная заметка и публикация ЮЛомашевского/ // Вопросы литературы. - 1977. - №3. - С. 299.

37. Зощенко М. Рассказы, фельетоны, повести. - Минск: Вышэйшая школа, 1979.-448 с.

38. Зощенко М. Избранное. - Л.: Правда, 1981. - 608 с.

39. Зощенко М. Из писем и дневниковых записей /1917-1921гг./. Публикация, вступление и примечания Ю .Томашевского // Новый мир. -1984.-№11.-С. 211-229.

40. Зощенко М. Избранное. - Л.: Лениздат, 1984. - 590 с.

41. Зощенко М. О стихах Н.Заболоцкого // Литература должна быть народной. Из творческого наследия М.М.Зощенко /Публ. и в ступ. ст. Ю.Томашевского. - Литературное обозрение. - 1984. - №9. - С. 105107.

42. Зощенко М. Собр. соч.: В 3-х т. - Л.: Худож. лит., - 1986. - ТЛ. - 558 с.

43. Зощенко М. Конец рыцаря Печального Образа // Прометей, т. 14. -М.: Молодая гвардия, 1987. - С. 306-311 /публикация Ю.Томашевского/.

44. Зощенко М. Возвращенная молодость // Зощенко М. Письма к писателю. Перед восходом солнца: Повести / Сост. и в ступ. ст. Ю.Томашевского. - М.: Моск. рабочий, 1989. - С. 114-281.

45. Зощенко М. Избранное. - М.: Советская Россия, 1989. - 432 с.

46. Зощенко М. Перед восходом солнца // Зощенко М. Письма к писателю. Перед восходом солнца: Повести / Сост. и вступ. ст. Ю.Томашевского. - М.: Моск. рабочий, 1989. - С. 282-542.

47. Зощенко М. Письма к писателю // Зощенко М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести / Сост. и вступ. ст. Ю.Томашевского. - М.: Моск. рабочий, 1989 - С. 21-113.

48. Зощенко М. Предисловие к 1-му изданию "Писем к писателю" // Зощенко М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести / Сост. и вступ. ст. К).Томашевского. - М.:

Моск. рабочий, 1989.-С. 17-19.

49. Зощенко М. Административный восторг. - Пермь: Пермское книжное изд-во, 1990.-479 с.

50. Зощенко М. Из записей 1956-1958гг. - Литературная газета, 1990. 18 сентября.

51. Зощенко М. Избранное. - М.: Правда, 1990. - 480 с.

52. Зощенко М. Уважаемые граждане: Пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные пьесы. - М.: Кн. палата, 1991. - 664 с.

53. Зощенко М. [Из записей в полевую тетрадь 1916-1917гг.] // По сусекам... /К 100-летию со дня рождения М.М.Зощенко/ /Публикация Ю.Томашевского // Вопросы литературы. - 1994. - Выпуск III. - С. 350-351.

54. Зощенко М. Н.Тэффи // Лицо и маска Михаила Зощенко / Сост. Ю-В.Томашевский. - М.: Олимп - ППП /Проза. Поэзия. Публицистика/, 1994. - С. 93-95.

55. Зощенко М. О Владимире Маяковском // Лицо и маска Михаила Зощенко. - М.: Олимп - ППП /Проза. Поэзия. Публицистика/, 1994. - С. 89-93.

56. Зощенко М. Поэтические фармацевты // По сусекам ... /К 100-летию со дня рождения М.М.Зощенко/ /Публикация Ю.Томашевского // Вопросы литературы. -1994. - Выпуск III. - С. 353-354.

57. По сусекам... /К 100-летию со дня рождения М.М.Зощенко/ /Публикация Ю.Томашевского // Вопросы литературы. - 1994. - Выпуск III. - С. 350-357.

58. Михаил Зощенко: Материалы к творческой биографии /РАН. Ин-т рус. лит. /Пушк. Дом/; отв. ред. Н.А.Грознова. - Спб.: Наука, 1997. Кн.1. - 240 с.

Общая литература по философии, эстетике, литературоведению, критике и др.

59. Антонов С. Я читаю рассказ. /Из бесед с молодыми писателями. / -М.: Молодая гвардия, 1973. - 256 с.

60. Анчел Е. Этос и история. - М.: Мысль, 1988. - 128 с.

61. Апт С. Античная драма [Вступ. ст.] // Античная драма. Пер. с древне-греч. и лат. - М.: Худож. лит., 1970. - С. 5-34.

62. Аристотель. Сочинения: В 4-х т. / Пер. С древнегреч.; Общ. ред. А.И.Доватура. - М Мысль, 1983. Т.4. - 830 с.

63. Аристофан. Лягушки // Аристофан. Комедии. В 2-х т. Пер с древнегреч./ Коммент. ВЯрхо. - М.: Искусство, 1983. Т.2. - С. 245 - 330.

64. Асеев Н. Художественная литература // Печать и революция. - 1922. -Кн.7 - С. 68-80.

65. Бабель И. Избранное / Сост., предисл. и коммент. В-Я.Вакуленко. -Ф.: Адаблят, 1990. - 672 с.

66. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. - М.: Худож. лит., 1975. - 504 с.

67. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского - М.: Сов. Россия, 1979. -364 с.

68. Бахтин М. Слово в романе // Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. - М.: Худож. лит., 1975. - С. 72-233.

69. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: Худож. лит., 1990. - 544 с.

70. Белинский В. Собр. соч.: В 9-ти т.. - М.: Худож. лит., 1977. Т.2. - 631 с.

71. Бергсон А. Смех //Собр. соч. -Спб, 1914. Т.5. - С. 96-206.

72. Блок А. Собр. соч.: В 6-ти т. - Л.: Худож. лит. 1980-1983. Т.4 - 1982. -462 с.

73. Блюм В. Возродится ли сатира? // Литературная газета. 1929. 27 мая.

74. Боннар А. Греческая цивилизация: В 3-х т. Пер. с франц.

О.В.Волкова; предисл. проф. В.ИАвдиева. - М.: Искусство, 1992.

75. Борев Ю. Комическое или о том, как смех казнит несовершенство мира, очищает и обновляет человека и утверждает радость бытия. -М.: Искусство, 1970. - 269 с.

76. Бурлина Б. Культура и жанр. Методологические проблемы жапреобразования и жанрового синтеза. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987. - 168 с.

77. Бялик Б. Горький-драматург. - М.: Сов. писатель, 1977. - 640 с.

78. Вико Дж. Основания Новой науки: Пер с итал. - М. - К.: "REFL-Воок" - "ИСА", 1994. - 656 с.

79. Винкельман И. История искусства древности / Перевод с издания 1763г. С.Шаровой и ГЛнчевецкого /1890г./ Вновь проредактированный и снабженный примечаниями проф. А.А .Сидоровым и С.И.Радцигом. - М.: Изогиз, 1933. - 432 с.

80. Галеви Д. Жизнь Фридриха Ницше. - Новосибирск: ВО "Наука", 1992. - 216 с.

81. Гегель Г. Эстетика: В 4-х т. - М.: Искусство, 1968-1973.

82. Гроссман Б. Заметки о творчестве Ильфа и Петрова // Знамя. - 1937. -№9. - С.194-121.

83. Гроссман Л. Искусство анекдота у Пушкина // Гроссман Л. Собр. соч.: В 4-х т. - М.: КНВО "Современные проблемы" НА.Столляр,

1928. Т.1. - С. 47-79.

84. Гуревич П. и Столяров В. Искусство счастья в этике Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости. - М.: Интербук /Сер. «Страницы мировой философии»/, 1990. - С. 3-17.

85. Гурович Л. И.Ильф и Е.Петров, сатирики // Вопросы литературы. -1957.-№4.-С. 115-121.

86. Гурьев К. Отзыв на "Двенадцать стульев" // На литературном посту. -

1929. -№18. -С. 69-70.

87. Д. Отзыв // Звезда. - 1925. - №4 /10/. - С. 289-290. - Отзыв на альма-

нах: «Ковш» - 1925. - Книга вторая.

88. Жолковский А. НРЗБ. Рассказы. М.: Литературно-художественное агенство "ЮЗА", 1991. - 134 с.

89. Журбина Е. Об Ильфе и Петрове // Октябрь. - 1937. - №10. - С. 171175.

90. Журбина Б. [Вступ. ст.] // Зощенко М. Собр. соч.: В 6-ти т. - Л.: Прибой, 1930. Т. 1, книга 1.-С. 1-20.

91. Злобин В. К проблеме горьковской концепции человека // Вопросы горьковедения. - Горький, 1986. - С. 70-77.

92. Ильенков Э. Субстанция // Философия и культура. - М.: Изд-во полит. лит-ры, 1991. - 464 с.

93. Ильин И. История искусства и эстетики: Избр. статьи / Предисл. и общ. ред. Мих. Лифшица. - М.: Искусство, 1983. - 288 с.

94. Кириллов В. Стихотворения и поэмы. - М.: Худож. лит., 1970. - 320 с.

95. Клюев Б. Литературный сказ как объект комплексного филологического изучения // Язык и речь как объект комплексного филологического исследования: Межвузовский сб-к. - Калинин: Калининский гос. ун-т, 1981.-С. 141-148.

96. Колобаева Л. Горький и Ницше il Вопросы литературы. - 1990. -№10.-С. 162-173.

97. Краткая литературная энциклопедия в 9-ти т. - М.: Советская энциклопедия, 1962-1972.

98. Кузьмичев И. Литературные перекрестки. Типология жанров, их историческая судьба. - Горький: Волго-Вятское книжное издат., 1983. -208 с.

99. Курилов В. Проблема стиля в современном советском литературоведении // Литературные направления и стили: Сб. статей, посвященный 75-летию профессора Г.Н.Поспелова. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976.-С. 47-54.

100. Лейдерман Н. Закономерности формирования и развития жанров в

советском историко-литературном процессе 1950-1970-е годов / Ав-тореф. дисс.... д-ра филол. наук - М., 1983. - 22 с.

101. Литвинов А. Художественный стиль как феномен культуры: Автореф. дисс.... канд. филос. наук. - Киев, 1992. - 18 с.

102. Литературный энциклопедический словарь / Под общей редакцией М.Кожевникова и П.А.Николаева. - М.: Советская энциклопедия, 1987.-752 с.

103. Лифшиц М. В мире эстетики М.: Изобраз. искусство, 1985. - 320 с.

104. Лифшиц М. Искусство и общественный идеал. - М.: Худож. лит., 1979.-471 с.

105. Лифшиц М. Искусство и современный мир. - М. - Изобраз. иск-во, 1973.-320 с.

106. Лифшиц М. Немезида //Экономические науки. - 1990. - №10. - С. 6177.

107. Лифшиц М. Об идеальном и реальном // Вопросы философии. - 1984.-№10.-С. 120-145.

108. Лифшиц М. Собр. соч.: В 3-х т. - М.: Изобраз. искусство, 1988. - 560 с.

109. Лосев А. История античной философии в конспективном изложении.-М.: Мысль, 1989. - 204 с.

110. Лосев А. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития: в 2-х книгах. - М.: Искусство, 1992. Книга 1. - 656 с.

111. Лукач Д. К онтологии общественного бытия. Пролегомены: Пер. с нем. И.Н.Буровой, М.А.Журинской. Общ. ред. и вступ. ст. И.С.Нар-ского и М.А.Хевеши. - М.: Прогресс, 1991. - 410 с.

112. Лукач Д. Социалистический реализм сегодня. Вопросы литературы, -1991,-№4.-С. 70-92.

113. Лукач Д. Что такое новизна в искусстве? // Вопросы литературы. -1991.-№4.-С. 40-70.

114. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.42. - М.: Изд - во политической

литературы, 1974. - С. 41 -174.

115. Маяковский В. Сочинения в 2-х т. - М.: Правда, 1988. Т.2. - 562 с.

116. Метченко А. Кровное, завоеванное. Из истории советской литературы. 2-е изд. - М.: Советский писатель, 1975. - 475 с.

117. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. / Гл. ред. С. А .Токарев. -М.: Сов. энциклопедия, 1992. - К-Я. - 719 с.

118. Монтень М. Опыты. Избранные произведения в 3-х т. - М.: Голос, 1992.-384 с.

119. Николаев Д. Смех - оружие сатиры. - М.: Искусство, 1962. - 223 с.

120. Никулин Л. Веселая история печального конца советского миллионера // Художественная литература. - 1933. - №4. - С. 7.

121. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого /Пер. с нем. В.Рынкевича/. - М.: Интербук, 1990. - 301 с.

122. Озмитель Б. О сатире и юморе. - Л.: Просвещение, 1973. - 192 с.

123. Пал И. Вопросы теории и жанра: Автореф. дисс. ... канд. филос. наук. - М.; 1966. - 16 с.

124. Пинский Л. Магистральный сюжет: Ф.Вийон, В.Шекспир, Б.Грасиан, В.Скотт. - М.: Сов. писатель, 1989. - 416 с.

125. Пиотровский А. Древнегреческая драма // Пиотровский А. Древнегреческая драма. - Л: Гос. изд-во худож. лит., 1937. - 40 с.

126. Подземская Ч. Комментарий // Аристофан. Комедии: В 2-х т. Т.1: Пер. с древнегреческого. - М.: Искусство, 1983. - С. 395-402.

127. Померанц Г. История в сослагательном наклонении // Вопросы философии. -1990. - №11. - С. 57-66.

128. Пьяных М. Слушайте революцию: Поэзия А.Блока советской эпохи. М.: Просвещение, 1980. - 142 с.

129. Равдин Б. К проблеме "Горький и Ницше" // Четвертые Тыняновские чтения: Тез. докл. - Рига: 1986. - С.11-13.

130. Ремизов А. АХРУ: повесть петербургская. - Петербург - Москва, 1922.-55 с.

131. Рыбникова М„ По вопросам композиции. - М.: Изд-во т-ва "В.В.Думнов, наел. бр. Саласвых", 1924. - 113с.

132. Свасьяи К. Примечания // Ницше Ф. Сочинения в 2-х т. - М.: Мысль, 1990. Т.2.-С. 770-810.

133. Свасьян К. Фридрих Ницше: мученик познания // Ницше Ф. Соч.: В 2-х т. - М.: Мысль, 1990. Т.1.-С. 5-46.

134. Симанов А. От редактора: Судьбы философа и философии //Галеви Д. Жизнь Фридриха Ницше. - Новосибирск: ВО "Наука", 1992. -216 с.

135. Советский русский рассказ 20-х годов / Под ред. Е.Б.Скороспсло-вой. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 460 с.

136. Тарле Е. Наполеон. - М.: Наука, 1992. - 464 с.

137. Ткачев П. Границы жанра. - Минск: Изд-во БГУ, 1977. - 208 с.

138. Толстой А. Четверть века советской литературы. - Новый мир. -1942.- № 11-12.-С.212-213.

139. Трощенко Е. Последние приключения анархического индивидуума // Красная новь. - 1933. - №9. - С. 168-174.

140. Тюнькин Н. Бунт Родиона Расколышкова // Достоевский Ф. Преступление и наказание. - М.: Беларусь, 1969. - С. 3-37.

141. Феофраст. Характеры: Перевод, статья и примечания Г. А .Страта-новского - М.: Научно-издательский центр "Ладомир", 1993. - 124 с.

142. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция Л.Ф.Ильичев, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалев, В.Г.Панов - М.: Сов. энциклопедия, 1983. - 840 с.

143. Фрагменты ранних греческих философов: Часть 1. От эстетических теокосмогоний до возникновения атомистики / Отв. ред. и автор в ступ. ст. И.Д.Рожанский. - М.: Наука, 1989. - 576 с.

144. Цит. по: Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: Худож. лит., 1990. - 544 с.

145. Цит. по: Боннар А. Греческая цивилизация: В 3-х т. Пер. с франц. О.В.Волкова; прсдисл. проф. В. И.Авдиева. - М.: Искусство, 1992.

146. Цит. по: Борев Ю. Комическое или о том, как смех казнит несовершенство мира, очищает и обновляет человека и утверждает радость бытия. - М.: Искусство, 1970. - 269 с.

147. Цит. по: Зощенко В. Так начинал М.Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник / Сост. Ю.В.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. - С. 5-28.

148. Цит. по: Чернявский М. Комедия Аристофана и античные теории смеха // Аристофан: Сб. ст. /К 2400-летию со дня рождения. Ред. коллегия: проф. Н.Ф.Дератани и др./. - М.: Н.Ф.Дератани и др./ - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1956. - С. 81-108.

149. Чернец Л. Типология литературных жанров по содержанию. - М.: Издательство Московского университета, 1982. - 192 с.

150. Чуковский Н. Литературные воспоминания. - М.: Сов. писатель, 1989.-336 с.

151. Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости /Предисловие П.С.Гуревича и В.И.Столярова/. - М.: Интербук /Сер. «Страницы мировой философии»/, 1990. - 152 с.

152. Шопенгауэр А. Собр. соч.: в 5 т. - М.: Московский клуб, 1992. Т.1. -395 с.

153. Щеглов М. Литературная критика. - М.: Худож. лит., 1971. - 430 с.

154. Эвентов И. Смех победителей. - II Литературный современник. - 1937. №7. - С. 223-242.

155. Эйдинова В. Стиль художника: Концепция стиля в литературной критике 20-х годов. - М.: Худож. лит., 1992. - 285 с.

156. Эйхенбаум Б. Литература. - Л.: Прибой, 1927. - 301 с.

157. Эльсберг Я. Вопросы теории сатиры. - М.: Советский писатель, 1957.-428 с.

158. Яновская Л. Почему вы пишете смешно? Об И.Ильфе и Е.Петрове, их жизни и их юморе. - М.: Наука, 1969. - 216 с.

Критическая литература о писателе, воспоминания о нем.

159. Анненков Ю. Дневник моих встреч: Цикл трагедий: В 2-х т. - Л.: Искусство, 1991. Т. 1. - 343 с.

160. Б.п. /Рецензия/ // Бюллетень книги. - 1923. - Книга YII и YIII. - С.35. -Рец. на кн.: Зощенко М. Разнотык. - П.: Былое, 1923. - 40 с.

161. Б.п. {Вступ. заметка] // Вопросы литературы. - 1975. - №10. - С. 244246. - Вступ. заметка к ст.: В.Зощенко. Так начинал М.Зощенко // Вопросы литературы. - 1975. - №10. - С. 246-266.

162. Б.п. [Рец.] // Книгоноша. - 20 марта 1924. - №13 /44/. - С. 10. - Рец. на кн.: М.Зощенко. Аристократка: Сб-к рассказов. - М. - Л.: Новелла, 1924.-80 с.

163. Бескина А. Лицо и маска Михаила Зощенко II Литературный критик.- 1935. -№1. - С. 107-111.

164. Burnett W. Foreword // Zochchenko М. Russia laughs. - Boston: Spectator, 1935. - 1 Ip.

165. Биографическая справка // Зощенко M. Собр. соч.: В 6-ти т. - Л.: Прибой, 1930. Т.1,кн.1.-С. 21-22.

166. Бицилли П. Зощенко и Гоголь // Неизвестный советский гражданин, которого звали Зощенко. По страницам эмигрантских изданий 19201930-х годов. Вступ. слово Ю.Томашевского // Дружба народов. -1993.-№8.-С.206-209.

167. Большухин Ю. Полусерьезно, полушутя // Мосты. - 1961. - №7. - С. 392-395.

168. Браун Я. Десять странников в «осязаемое ничто» //Сибирские огни. -1924.-№1.-С. 201-240.

169. Вешнев В. Разговор по душам // На литературном посту. - 1927. -№11-12.-С. 55-58.

170. Виноградов В. О языке художественной прозы. Избранные труды. -М.: Наука, 1980.-360 с.

171. Виноградов В. Язык Зощенки /заметки о лексике/ И Михаил Зощенко: Статьи и материалы. - Л.: Academia, 1928. - С. 51-92.

172. Вольпе Ц. Двадцать лет работы М.М.Зощенко // Литературный критик. - 1941. - №3. - С. 128-148.

173. Вольпе Ц. Заметки о современных писателях /М.Зощенко, Н.Тихонов/ // Звезда. - 1933. - №1. - С. 177-194.

174. Воронский А. [Отзыв] // Красная новь. - 1922. - №6 /10/. - Ноябрь -декабрь. - С. 343-344. - Отзыв на кн.: Зощенко М. Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова. - Петербург: Эрато, 1922. - 76 с.

175. Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост Ю.В.Томашевского. -Л.: Худож. лит., 1990. - 518 с.

176. Голенищев-Кутузов И. Ирония и Зощенко // Русская словесность. -1995.-№3.-С. 18-20.

177. Гор Г. На канале Грибоедова, 9 // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост. Ю.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. - С. 197-213.

178. Горбачев Г. Серапионовы братья /Н.Никитин, М.Слонимский, М.Зощенко/ ti Горбачев Г. Очерки современной русской литературы. - Л.: Гос. изд-во, 1924. - С. 76-88.

179. Груздев И. Вечера "Серапионовых братьев" // Книга и революция. -1922.-№3/15/.-С. 110-111.

180. Ершов Л. Из истории советской сатиры /М.Зощенко и сатирическая проза 20-40-х годов/. - Л.: Наука, 1973. - 156 с.

181. Зайдман А. Литературные студии "Всемирной литературы" и "Дома искусств" /1919-1921гг./. - Русская литература. - 1973. - №1. - С. 141147.

182. Зощенко в воспоминаниях современников / Сост. А.Смолян, Н.Юргенева. - М.: Советский писатель, 1981. - 264 с.

183. Зощенко В. Так начинал Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник / Сост. Ю.В.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. - С. 5-28.

184. Кадаш Т. "Зверь" и "неживой человек" в мире раннего Зощенко. - Ли-

тературное обозрение. - 1995. - № 1. - С. 36-38.

185. Кедров К. Великий пересмешник советского хамства: [100 лет М.Зощенко] //Известия. 1994. 10августа.

186. Левидов М. О пятнадцати-триста строк. - ЛЕФ. - 1923. - №1. - С. 245249.

187. Левин Л. Заметки о сатирической прозе /Зощенко, Ильф и Петров/ // Молодая гвардия. - 1939. - №9. - С. 151 -156.

188. Михаил Зощенко: Статьи и материалы. - Л.: Academia, 1928. - 94с.

189. Могилянский М. [Отзыв] // Книга и революция. - 1923. - №4 /28/. - С. 69-70. - Отзыв на кн.: Зощенко М. Разнотык. Рассказы. - Петроград: Былое, 1923.-40 с.

190. Молдавский Д. Михаил Зощенко: Очерк творчества. - Л.: Советский писатель, 1977. - 280 с.

191. Молдавский Д. Товарищ смех. - Л.: Лениздат, 1981. - 344 с.

192. Незабываемое. - Лит. газета. 1984. 22 августа.

193. О журналах "Звезда" и "Ленинград". Из постановления ЦК ВКП/б/ от 14 августа 1946г. // Советская печать в документах. - М.: Госполитиздат, 1961. - С. 94-98.

194. Оксенов И. [Отзыв] // Книга и революция. - 1923. - №4. - С. 76-77. Отзыв на кн. Зощенко М. Рассказы. - Петербург: Картонный Домик, 1923.-150 с.

195. Палей А. [Рецензия] Новый мир. - 1927. - №6. - С. 205. - Рец. на кн. : Зощенко М. О чем пел соловей. Сентиментальные повести. - М. - Л.:

ГИЗ, 1927.- 192 с.

196. Пильняк Б. Исаак Бабель и Михаил Зощенко. - Мосты // 1962. - №9. -С. 325-344.

197. Полонская Е. Мое знакомство с Михаилом Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост. Ю.В.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990.-С. 147-154.

198. Пузырей А. Драма неисцеленного разума // Зощенко М. Повесть о

разуме. - М.: Педагогика, 1990. - С. 149-183.

199. Рахманов Л. "Уважаемые читатели !" // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник. Сост. Ю.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. - С. 250263.

200. С-ов В. Отзыв // Рост. - 1930. - №4. - С. 82-84.

201. Сарнов Б. Возвращение блудного сына. - Лит. учеба. - 1982. - №2. -С. 185-192.

202. Сарнов Б. Развивая традиции Прокруста /Михаил Зощенко и его редакторы/ // Вопросы лит. - 1994. - Вып.2. - С. 45-91.

203. Сарнов Б. Смотрите, кто пришел: Новый человек на арене истории. -М.: Новости, 1992.-589 с.

204. Сарнов Б. Театр абсурда Михаила Зощенко II Литер, газета. 1984. 10 августа.

205. Сац И. Герой Михаила Зощенко. - Литературный критик. - 1938. -№3. - С. 140-167.

206. Седых А. Три юмориста II Мосты. - 1961. - №7. - С. 352-363.

207. Семенов Б. О Зощенко и его друзьях II Вспоминая Михаила Зощенко II Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник. Сост. Ю.Томашевского. -Л.: Худож. лит., 1990. - С. 351-359.

208. Синявский А. Мифы Михаила Зощенко. - Вопросы литературы. -1989.-Февраль.-С. 50-67.

209. Сисикин В. и Сисикина И. Смех. Смерть. Смысл. II Подъем. - 1990. №11-12.-С.222-284.

210. Скрябина Е. М.М.Зощенко II Возрождение. - 1963. - №141.-С. 82-85.

211. Слонимская И. Что я помню о Зощенко II Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост. Ю.В.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. -С. 132-146.

212. Старков А. Михаил Зощенко: Судьба художника. - М.: Советский писатель, 1990. - 256 с.

213. Старков А. Юмор Зощенко. - М.: Худож. лит., 1974. - 160 с.

214. Т.Ч. [Отзыв] /7 Книгоноша. - 22 сентября 1923. - №17. - С, 6. - Отзыв на кн.: М.Зощенко. Юмористические рассказы. - М.: Радуга, 1923. -125 с.

215. Томашевский Ю. [Bciyn. заметка] // По сусекам ... /К 100-летию со дня рождения М.М.Зощенко/ /Публикация Ю.Томашевского //Вопросы литературы. - 1994. - Выпуск III. - С. 350-351.

216. Томашевский Ю. Вера в разум // Зощенко М. Исповедь. - К.: Политиздат Украины, 1989. - С. 3-8.

217. Томашевский Ю. Возвращение Михаила Зощенко //Зощенко М. Суета сует. - 2-е изд. - М.: Рус. книга, 1993. - С. 3-14.

218. Томашевский Ю. Вступление // Зощенко М. Из писем и дневниковых записей /1917-1921гт./- Новый мир. - 1984.-№11.- С. 211-214.

219. Томашевский Ю. Зощенко, который не смеялся // Зощенко М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести. - М.: Моск. рабочий, 1989. С. 3-16.

220. Томашевский Ю. Рассказы и повести Михаила Зощенко // Зощенко М. Собр. соч.: В 3-х т. - Л.: Худож. лит., 1986. Т.1. - 560 с.

221. Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино. - М.: Наука, 1977.574 с.

222. Федин К. Собр. соч.: В 10-ти т. Т.9., М.: Худож. лит., 1973. - 608 с.

223. Федоров Н. Зощенко / Его творчество и герои/ // Возрождение. -1957.-№63.-С. 117-124.

224. Fen Е. Preface // Zochchenko М. The wonderful dog and other tales. -London: Methuen, 1942. - 5p.

225. Хин-Дьяконова E. Я увидела его в первый раз... /Воспоминания о М.Зощенко/. - ЦГАЛИ, ф.2843, оп.1, ед.хр. 2601.- С. 12-13.

226. Цит. по: Ершов Л. Из истории советской сатиры / М.Зощенко и сатирическая проза 20-40-х годов/. - Л.: Наука, 1973. - С. 12.

227. Цит. по: Зощенко В. Так начинал М.Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост. Ю.В.Томашевского - Л.: Худож. лит.,

1990.-С. 5-28.

228. Цит. по: Томашевский Ю. Возвращение Михаила Зощенко // Зощенко М. Суета сует. - 2-е изд. /Сост. и вступ. ст. Ю.В.Томашевского. -М.: Русская книга, 1993. - 448 с.

229. Цит. по: Трамбицкий Ю. Его любили солдаты // Военно-исторический журнал. - 1990. - №2. - С. 73-76.

230. Чудакова М. Поэтика Михаила Зощенко. - М.: Наука, 1979. - 200 с.

231. Чуковский К. Дневник /1901-1929/. - М.: Советский писатель, 1991.-544 с.

232. Чуковский К. Из воспоминаний // Вспоминая Михаила Зощенко: Сборник /Сост. Ю.В.Томашевского. - Л.: Худож. лит., 1990. - С.29-62.

233. Чумандрин М. Чей писатель Михаил Зощенко? // Звезда. - 1930. -№3.-С. 208-219.

Диссертации о творчестве М.Зощенко

234. Брякин В. Речевые средства создания комического в сказе /на материале рассказов М.Зощенко/: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1981. -158 с.

235. Попова Н. Художественное своеобразие сатирической новеллистики М.Зощенко двадцатых годов: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1992. -

120 с.

236. Салагаев В. Некоторые черты творческого контекста Михаила Зощенко: Дис.... канд. филол. наук. - Алма-Ата, 1975. - 148 с.

237. Сатарова А. Философская проза М.М.Зощенко. Повести 20-х-40-х годов: Дис.... канд. филол. наук. - Алма-Ата, 1993. - 140 с.

238. Филимонова А. Поэтика "серьезного" в сатире 20-х годов: М.Зощенко. П.Романов: Дис.... канд. филол. наук. - М., 1993. - 168 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.