Разработка и апробация в клинической практике новой биологически активной добавки антиоксидантного действия тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.14, кандидат биологических наук Безбородова, Ольга Алексеевна

  • Безбородова, Ольга Алексеевна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.00.14
  • Количество страниц 151
Безбородова, Ольга Алексеевна. Разработка и апробация в клинической практике новой биологически активной добавки антиоксидантного действия: дис. кандидат биологических наук: 14.00.14 - Онкология. Москва. 2004. 151 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Безбородова, Ольга Алексеевна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1. Физиологические и патофизиологические функции активных форм кислорода и свободных радикалов.

2. Система детоксикации организма.

3. Перспективность использования антиоксидантов в онкологии.

4. Биологически активные вещества лекарственных растений, обладающие антиоксидантной активностью.

ГЛАВА П. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

ГЛАВА III. СОБСТВЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

1. Скрининг средств растительного происхождения для разработки биологически активной добавки.

2. Доклиническое изучение Б АД «Антиоксифит» антиоксидантного действия.

2.1. Изучение безвредности (общетоксического действия) БАД «Антиоксифит».

2.2. Изучение влияния БАД «Антиоксифит» на рост перевиваемых опухолей у животных.

2.3. Оценка антиканцерогенного действия БАД «Антиоксифит».

2.4. Изучение биологических свойств БАД «Антиоксифит».

2.4.1. Изучение антиоксидантной активности БАД «Антиоксифит» и ее общеукрепляющего действия.

2.4.2. Оценка детоксицирующего действия БАД «Антиоксифит».

2.4.3. Оценка влияния БАД «Антиоксифит» на лечебный эффект цитостатиков.

5. Апробация БАД «Антиоксифит» в качестве общеукрепляющего и детоксицирующего средства у больных злокачественными новообразованиями.

5.1. Применение БАД «Антиоксифит» у больных, находящихся на химиотерапевтическом лечении.

5.2. Применение БАД «Антиоксифит» у больных, находящихся на химио-лучевом лечении.

5.3. Применение БАД «Антиоксифит» у больных с генерализованным опухолевым процессом.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Онкология», 14.00.14 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Разработка и апробация в клинической практике новой биологически активной добавки антиоксидантного действия»

В последнее время во всех странах мира отмечается неуклонный рост заболеваемости злокачественными новообразованиями [13]. К настоящему моменту доказано, что одним из инициирующих моментов канцерогенеза является длительное воздействие химических и физических факторов, в результате которого в организме усиливаются процессы радикалоообразования [16]. Органические и кислородные радикалы, взаимодействуя с нуклеиновыми кислотами, повреждают генетический аппарат клеток, активируют процессы перекисного окисления липидов клеточных мембран, что приводит к нарушению структурного гомеостаза клеток, инактивации мембрано-связанных ферментов. В результате нарушается сбалансированное протекание биохимических процессов жизнедеятельности клеток, что в свою очередь способствует их неопластической трансформации [50]. Наряду с этим, избыточное радикалообразование и нарушение процессов клеточного метаболизма приводит к серьезным нарушениям в организме: снижаются белоксинтетические процессы, изменяется процесс фибринолиза-свертывания, активность гемопоэтических и иммунокомпетентных клеток [43, 46]. Ослабление иммунологического контроля организма в совокупности с другими нарушениями создает условия для прогрессирования злокачественного новообразования [119]. Поэтому актуальной является разработка средств, способных предотвращать избыточное радикалообразование в организме либо путем активизации эндогенной антиоксидантной системы, либо путем прямого восполнения антиоксидантов. Поскольку эти средства должны быть рассчитаны на длительное применение, они должны быть биосовместимыми, хорошо переноситься, не проявлять токсического действия, то идеально для этого подходят биологически активные добавки (БАД) на основе растительного лекарственного сырья с высокой антиоксидантной активностью (АОА).

Онкологическое заболевание, особенно при распространенном злокачественном опухолевом процессе, сопровождается нарушениями деятельности основных регуляторных систем гомеостаза, что обуславливает развитие опухолевого токсикоза [95]. Консервативное противоопухолевое лечение злокачественных новообразований - химиотерапия, лучевая терапия характеризуются высокой агрессивностью не только в отношении опухолевых, но и нормальных клеток и тканей организма. Повреждение опухолевых клеток и в определенной степени нормальных тканей приводит к накоплению в организме токсичных метаболитов, оказывающих нагрузку на систему детоксикации. Развитие сочетанного токсикоза, обусловленного злокачественным процессом и противоопухолевым лечением неблагоприятно отражается на качестве жизни пациентов, приводит к нежелательным перерывам в противоопухолевом лечении и как следствие к снижению его эффективности.

Многочисленные данные литературы и наши исследования свидетельствуют, что еще до начала противоопухолевого лечения у больных злокачественными новообразованиями отмечаются нарушения в различных звеньях гомеостаза, и особенно выраженные в окислительно-антиокислительной и иммунной системах [54, 55, 56, 62, 65, 94, 115]. Так, у подавляющего большинства пациентов (88+10%) повышена интенсивность пероксидации липидов на 20-30% при разнонаправленном изменении относительно нормы уровня и активности эндогенных антиоксидантов: концентрация лактоферрина повышена в 1,5-2 раза у 47±11% больных, активность каталазы снижена в 1,5-2 раза у 58±9% больных, активность церулоплазмина снижена у 35±7%, повышена - у 47±9% пациентов. У большинства больных отмечается иммуносупрессия: у 74±11% угнетение лимфоцитарного звена иммунитета, у 80±7% выявлены изменения в функциональной активности нейтрофилов.

Совокупность этих нарушений может являться причиной угнетения естественных защитных механизмов, что обуславливает повышенную 4 восприимчивость больного к бактериальным и вирусным инфекциям, возникновению асептических воспалений, дисбактериозов кишечника, нарушениям гемопоэза и других осложнений при последующем проведении противоопухолевого лечения.

В связи с этим, перспективным является проведение поддерживающей терапии с использованием БАД, обладающих АОА, которые способствуют нормализации окислительной-антиоксилительной системы, снижают токсичность химиопрепаратов и побочные эффекты лучевой терапии.

Таким образом, актуальным является поиск и разработка БАД с высокой АОА, которые будут использоваться не только для профилактики заболеваний, обусловленных «окислительным стрессом», но также в качестве детоксицирующих и общеукрепляющих средств у больных с развившимися заболеваниями в процессе подготовки к специфическому лечению и для реабилитации после него.

Перспективным для разработки БАД является лекарственное растительное сырье. Лекарственные растения интересны как объекты для производства БАД за счет содержания в них обширной гаммы биологически активных веществ, которые обеспечивают многогранные физиологические эффекты. Поскольку в настоящее время в фармакогнозии наибольшее признание получило составление сложных лекарственных сборов, то рациональным является создание комплексного средства на основе многокомпонентного суммарного экстракта из лекарственных растений.

2. Цель исследования.

Разработка новой БАД с высокой АОА на основе лекарственных растений, изучение ее эффективности в экспериментальных исследованиях и апробация в клинике.

3. Задачи исследования.

1. Разработка программы предклинического изучения БАД, предназначенных для онкологической практики.

2. Разработка оригинальной Б АД антиоксидантного действия и изучение ее эффективности в экспериментальных исследованиях .

3. Оценка влияния корригирующей антиоксидантной терапии на показатели гомеостаза у онкологических больных при использовании новой БАД в клинике.

4. Научная новизна темы.

Разработана новая БАД - антиоксифит с высокой АОА, которая представляет собой сухой экстракт лекарственных растений Сибирского региона РФ.

Впервые научно обоснована, разработана и апробирована схема предклинического изучения БАД, предназначенной для использования в онкологической практике.

Впервые в процессе доклинических исследований установлено, что БАД «Антиоксифит»:

1) обладает общеукрепляющим действием;

2) оказывает детоксицирующее действие в отношении гепатотропного яда (ССЦ) и химиопрепаратов - доксорубицина, 5-фторурацила, циклофосфана и цисплатина;

3) не оказывает стимулирующего действия в отношении роста экспериментальных опухолей различного гистогенеза;

4) обладает антиканцерогенным действием в отношении химически индуцированной 20-метилхолантреном опухолей;

5) не оказывает токсического действия на организм интактных животных.

5. Научно-практическая значимость.

Экспериментальные исследования показали целесообразность использования в клинической практике новой БАД, которая может быть рекомендована для применения в схемах поддерживающей терапии у онкологических больных.

Клинические испытания подтвердили эффективность применения разработанной БАД в качестве детоксицирующего и общеукрепляющего средств у больных с распространенным опухолевым процессом (IV стадии), раком молочной железы (T3^N0-iMo).

6. Апробация работы.

Материалы диссертации были доложены на IV Международном симпозиуме по биологически активным добавкам (2000г); на V Международном симпозиуме «Биологически активные добавки и проблемы здоровья семьи» (2001г); на III Всероссийской конференции молодых ученых «Актуальные вопросы клинической и экспериментальной онкологии» (2001г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Отечественные противоопухолевые препараты» (2002г); на I Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы патогенеза и терапии иммунных расстройств» (2002г); на X Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (2003г); на медико-фармацевтическом форуме (2003г); на конференции с международным участием «Активные формы кислорода и оксид азота» (2003г).

7. Публикации по теме диссертации.

По материалам диссертации опубликовано 11 печатных работ, получен 1 патент на изобретение.

8. Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 150 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, собственных исследований и обсуждения полученных результатов, заключения, выводов и списка литературы. Список литературы включает 129 источника. Работа иллюстрирована 28 рисунками и 25 таблицами.

Похожие диссертационные работы по специальности «Онкология», 14.00.14 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Онкология», Безбородова, Ольга Алексеевна

выводы

1. Разработана схема предклинического изучения биологически активных добавок, предназначенных для онкологической клиники, включающая изучение:

- бевредности (общетоксического действия);

- влияния на рост экспериментальных опухолей;

- физиологического действия;

- химиопрофилактического (антиканцерогенного) действия;

2. Разработана, изучена на экспериментальных моделях и апробирована в клинике биологически активная добавка - Антиоксифит на основе растительного лекарственного сырья Сибирского региона (герань луговая, дягиль низбегающий, курильский чай, календула лекарственная, подорожник большой), которая обладает высокой антиоксидантной активностью, общеукрепляющим и детоксицирующим действием.

3. Биологически активная добавка «Антиоксифит» в экспериментальных исследованиях:

- не оказывает токсического действия на организм животных при многократном пероральном применении в диапазоне курсовых доз б-бОг/кг, то есть является безопасной биологически активной добавкой;

- не оказывает в диапазоне курсовых доз 4,5-30г/кг стимулирующего действия на рост различных по гистогенезу экспериментальных опухолей: карциномы молочной железы Са755, лимфолейкозов L1210 и Р-338, опухоли Эрлиха, а также на рост и процессы метастазирования карциномы легкого Льюис LLC и меланомы В-16, то есть является безопасной для применения в онкологической клинике;

- обладает высокой антиоксидантной активностью, более чем в 3 раза превышающей таковую официнальных поливитаминных комплексов и БАД;

- обладает общеукрепляющим действием, статистически значимо увеличивая продолжительность времени плавания животных, способствуя увеличению их физической выносливости;

- уменьшает продолжительность тиопенталового сна у затравленных ксенобиотиком -СС14 животных на 27±4%, что свидетельствует об ее гепатопротекторном действии;

- обладает детоксицирующим действием, уменьшая гибель животных на 1733% и снижая гепато- и нефротоксичность цитостатических препаратов 5-фторурацила, доксорубицина, цисплатина и циклофосфана, не отменяя их лечебного действия;

- обладает антиканцерогенным действием, снижая на 46±11% частоту образования фибросаркомы мягких тканей у мышей, химически индуцированной 20-метилхолантреном;

4. Биологически активная добавка «Антиоксифит» при клинической апробации у больных с распространенным опухолевым процессом способствует нормализации показателей окислительно-антиокислительной системы у 73±8% больных и показателей иммунной системы у 61±12% больных, что коррелирует со снижением интенсивности клинических признаков токсикоза и улучшением качества жизни больных.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

За последние годы в России сформировался рынок биологически активных добавок (БАД) на основе средств природного происхождения. Широкий спектр их фармакологического действия, отсутствие видимых побочных эффектов при применении обуславливает интерес медиков к использованию БАД в качестве вспомогательных средств в терапии и профилактике различных заболеваний.

Перспективность применения БАД в онкологии обуславливается комплексом нарушений, возникающих в организме при злокачественной трансформации клеток, росте и генерализации злокачественной опухоли. По современным представлениям, в патогенезе развития злокачественной опухоли заложены механизмы активации окислительных процессов, угнетения детоксикации, ослабления иммунологического контроля в организме. Наряду с этим, консервативные методы лечения злокачественных новообразований - лучевая и химиотерапия характеризуются высокой агрессивностью в отношении организма в целом, оказывая повреждающее действие не только на опухолевые, но нормальные ткани организма. Это приводит к накоплению в организме токсичных метаболитов. Развитие сочетанного токсикоза, обусловленного злокачественным процессом и противоопухолевым лечением неблагоприятно отражается на качестве жизни пациентов, способствует возникновению нарушений гемопоэза, обуславливает повышенную восприимчивость больных к бактериальным и вирусным инфекциям, возникновению воспалительных и других осложнений противоопухолевой терапии.

Вышесказанное определяет актуальность разработки и оценки эффективности БАД, пригодных для применения в онкологической практике. Перспективным для разработки БАД является лекарственное растительное сырье. Лекарственные растения интересны как объекты для производства

БАД за счет содержания в них БАВ, в том числе фенольных соединений, которые обеспечивают многогранные физиологические эффекты.

При разработке БАД с высокой антиоксидантной активностью для применения у онкологических больных нами было изучено 24 образца суммарных экстрактов сборов лекарственных растений Сибирского региона РФ.

Проведенный первичный скрининг экстрактов сборов лекарственного растительного сырья позволил выявить наиболее перспективный экстракт для разработки БАД на его основе — экстракт сбора побегов лапчатки кустарниковой, герани луговой, календулы лекарственной, листьев подорожника большого, корневищ дягиля низбегающего, который получил название «Антиоксифит».

Высокая АОА, отсутствие стимуляции роста экспериментальных опухолей и потенциирование терапевтического эффекта цисплатина на моделях экспериментальной химиотерапии опухолей свидетельствовали о перспективности дальнейшего изучения биологических свойств антиоксифита с целью сертификации его в виде БАД и рекомендации в онкологическую клинику.

Для доклинического изучения была разработана схема исследований БАД, предназначенных для онкологической клиники, которая включала: изучение безвредности (общетоксического действия), влияния БАД на рост экспериментальных опухолей различного гистогенеза, химиопрофилактического (антиканцерогенного) действия и специфической активности и изучение биологических свойств БАД.

С целью оценки безвредности, прогноза токсичности и побочного действия при клиническом применении БАД «Антиоксифит» проведены исследования по изучению «острой» и «хронической» токсичности по программе «гшш-иш», которые позволили классифицировать по степени опасности «острого» и «хронического» токсического действия как малоопасную БАД.

Изучение влияния БАД на рост различных по гистологическим характеристикам перевиваемых опухолей у животных выявило, что БАД не оказывает токсического действия на организм животных с опухолью, способствует уменьшению проявлений токсикоза, вызванного прогрессированием перевиваемой злокачественной опухоли, не оказывает стимулирующего и ингибирующего действия на рост карциномы молочной железы Са755, лимфолейкозов L 1210 и Р-338, опухоли Эрлиха, оказывает самостоятельное противоопухолевое действие в отношении лимфоидной лейкемии Р-388, привитой подкожно, не оказывает влияния на рост первичной опухоли и процессы метастазирования карциномы легкого Льюис LLC и меланомы В-16.

Таким образом, БАД «Антиоксифит» не приводит к стимуляции роста опухолей различного гистогенеза. Это позволяет использовать антиоксифит у больных со злокачественными новообразованиями.

Одной из актуальных проблем онкологии в настоящее время является разработка средств для профилактики возникновения злокачественных новообразований. Особое внимание в этом аспекте привлекают антиоксиданты, поскольку известно, что одним из инициирующих моментов канцерогенеза является активация окислительных процессов. Избыточные свободные радикалы могут оказывать прямое действие на генетический аппарат клеток, вызывая поломки в геноме (точечные мутации, генные делеции и др.), нарушающие нормальную функцию генов и кодируемых ими белков. С другой стороны, избыточные органические и кислородные радикалы приводят к напряжению окислительно-антиокислительного баланса в клетках, повышению перекисного окисления липидов мембран, в результате чего инактивируются мембрано-связанные ферментные системы, нарушаются межклеточные контакты. В результате нарушается сбалансированное протекание биохимических процессов жизнедеятельности клеток: гликолиза, окислительного фосфорилирования, синтеза белков, нуклеиновых кислот и др., что способствует еще большей изоляции клетки, искажению генетического аппарата и в конечном итоге приводит к неопластической трансформации. Учитывая вышеизложенное, представляется перспективным использование в качестве профилактических средств антиоксидантов, в том числе БАД «Антиоксифит» с антиоксидантной активностью, обеспечивающих инактивацию свободных радикалов.

В результате проведенных исследований на модели 20-метилхолантрен-индуцированной фибросаркомы мягких тканей у животных нами было показано, что БАД «Антиоксифит» при пероральном применении обладает антиканцерогенным действием, что проявлялось в уменьшении частоты образования и торможении роста фибросарком мягких тканей, в увеличении продолжительности жизни животных, получавших антиоксифит, по сравнению с контрольной группой животных. Антиканцерогенное действие БАД «Антиоксифит» обусловлено, прежде всего, наличием в ее составе биологически активных веществ биофлавоноидной природы, механизм антиканцерогенного действия которых обусловлен модуляцией активности ферментов на различных фазах детоксикации и, соответственно, влиянием на метаболические процессы.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о возможности дальнейшего изучения БАД «Антиоксифит» в качестве средства для профилактики злокачественных новообразований у контингента лиц, длительно находящихся в неблагоприятных экологических условиях.

В исследованиях in vitro в биологической тест-системе перекисного окисления липидов в гомогенате печени мышей показано, что антиоксифит обладает высокой антиоксидантной активностью, более чем в 3 раза превышающей активность официнальных поливитаминных комплексов и БАД. В плавательном тесте было выявлено общеукрепляющее действие БАД, которое обусловлено высоким содержанием в ней БАВ с широким спектром фармакологических свойств, в первую очередь, по-видимому, антиоксидантных.

Антиокс и дантная активность обуславливает детоксицирующую способность лекарственных средств, которая реализуется за счет повышения активности микросомальных монооксигеназных систем с участием цитохрома Р-450 (I фаза детоксикации), восстановления окисленного глутатиона, участвующего в реакциях конъюгации (II фазы детоксикации) и инактивации свободнорадикальных соединений и сильных окислителей нерадикальной природы (III фаза детоксикации).

Поэтому высокая антиоксидантная активность антиоксифита свидетельствует о перспективности его использования в качестве детоксицирующего средства у различных групп больных для профилактики патологического действия свободных радикалов, токсичных продуктов ПОЛ и неблагоприятных последствий нарушения процессов биотрансформации лекарственных средств и химических соединений (ксенобиотиков).

Оценку детоксицирующего действия БАД «Антиоксифит» проводили на двух моделях токсикоза у животных: индуцированного гепатотропным ядом (четыреххлористым углеродом СС14) и противоопухолевыми препаратами, широко используемыми в схемах полихимиотерапии.

Токсикоз, который возникает при введении ССЦ в организм млекопитающего, обусловлен следующими процессами: ССЦ подвергается метаболическому превращению в мембранах эндоплазматического ретикулума печени при участии фермента цитохрома Р-450, что приводит к образованию свободных радикалов, оказывающих прооксидантное действие. В результате включается цепная реакция ПОЛ. Накопление продуктов ПОЛ в мембранах эндоплазматического ретикулума гепатоцитов сопровождается снижением активности и деградацией цитохрома Р-450- ключевого фермента системы микросомального окисления. Вследствии этого снижается скорость метаболизма эндогенных и экзогенных соединений и ослабляется антитоксическая функция печени.

Детоксицирующее действие БАД «Антиоксифит" оценивали у затравленных ССЦ животных в тиопенталовом тесте, в котором показали, что на фоне введения СС14 применение антиоксифита у животных приводит к достоверному сокращению продолжительности сна животных по сравнению с показателем у животных контрольной группы, то есть антиоксифит оказывает положительное влияние на микросомальную систему печени, активность которой снижается при введении гепатотропного яда — ССЦ.

Выявленная нами способность антиоксифита индуцировать активность микросомальной системы печени, по-видимому, связана с его выраженными антиоксидантными свойствами. Так как цитохром Р-450 и другие микросомальные ферменты печени обладают способностью индуцироваться и изменять свою активность в ответ на введение соединений, в метаболизме которых они принимают участие, можно предположить, что в основе индуцирующего влияния антиоксифита на цитохром Р-450 лежит свойство флавоноидов модулировать его активность.

Таким образом, обладая выраженными антиоксидантными свойствами, антиоксифит способствует активации микросомальных ферментов печени, увеличивая тем самым ее детоксицирующую функцию.

Полученные на модели токсикоза, индуцированного СС14, результаты позволили предположить, что и токсические реакции, вызванные другими ксенобиотиками, в частности, цитостатическими препаратами, могут быть снижены при применении БАД «Антиоксифит».

Поскольку уменьшение токсичности химиотерапии до настоящего времени остается крайне актуальным, изучение детоксицирующего действия БАД на модели токсикоза, вызванного широко применяемыми в клинике цитостатиками, является особенно важным для последующей рекомендации этой БАД онкологическим больным. Причем интерес представляет как изменение токсического действия антибластомных средств под влиянием БАД, так и изменение их терапевтической эффективности. Поскольку лечебный эффект ряда цитостатиков обусловлен образованием свободных радикалов и высокоактивных окислителей в процессе их метаболизма, существует вероятность, что применение антиоксидантов может снизить их терапевтическое действие. Поэтому детоксицирующее действие БАД «Антиоксифит» было изучено как на интактных животных, которым вводили цитостатики, так и на животных с опухолями, которых лечили методами экспериментальной химиотерапии.

В наших исследованиях использовали цисплатин и циклофосфан, относящиеся к алкилирующим агентам, 5-фторурацил — к антиметаболитам и доксобубицин — к противоопухолевым антибиотикам. При этом противоопухолевое действие цисплатина и доксорубицина реализуется именно за счет образования свободнорадикальных продуктов, а циклофосфана за счет образования в печени активных метаболитов (акролеин и др.) при участии ферментов монооксигеназной системы. Эти метаболиты включаются в свободнорадикальную реакцию, индуцируя ПОЛ клеточных мембран печени, легких, почек и др., в конечном итоге, нарушающих структуру и функцию этих органов.

Применение противоопухолевых препаратов у интактных животных в дозах, превышающих терапевтические, позволяет моделировать токсикозы, вызванные гемато-, гепато- и нефротоксичностью цитостатиков. При этом, при применении этих препаратов в высоких дозах, вызывающих гибель животных от острой токсичности, спектр токсических реакций цитостатиков расширяется с увеличением их интенсивности. Поэтому с целью изучения детоксицирующего действия БАД «Антиоксифит» в отношении токсических реакций противоопухолевых препаратов в наших исследованиях использовали дозу цитостатиков, вызывающую 50% гибель интактных животных.

В результате проведенных исследований показали, что многократное применение антиоксифита после однократного введения цитостатиков в дозах, вызывающих 50±6% гибель животных от острых токсических реакций, снижает количество летальных исходов до 17% - 33%.

Использование цитостатиков в токсических дозах вызывало у мышей нарушения функций ряда органов и систем организма. Введение циклофосфана, доксорубицина или 5-фторурацила сопровождалось существенным нарушением функционального состояния печени. При введении мышам цисплатины наблюдали картину почечно-печеночной недостаточности. Курсовое введение антиоксифита в разовой дозе 0,5г/кг в течение 14 суток (курсовая доза 7г/кг) на фоне повреждающего действия 5-фторурацила или доксорубицина оказывало защитное действие в отношении гепатотоксичности, а сочетанное применение БАД и цисплатина способствовало снижению нефрототоксичности цитостатика. Использование антиоксифита на фоне повреждающего действия циклофосфана способствовало снижению токсического действия противоопухолевого препарата в меньшей степени.

Важная роль в реализации гепатотоксичности противоопухолевых препаратов принадлежит их биотрансформации в печени, в реакциях которой участвует монооксигеназная система. По данным литературы известно, что цитостатики ингибируют систему оксигеназ, дезинтегрируя систему детоксикации печени и, тем самым, уменьшая скорость метаболизма препаратов.

Выявленная способность антиоксифита оказывать защитное действие в отношении гепатотоксичности цитостатиков обусловлена содержанием в БАД флавоноидов природного происхождения, обладающих антиоксидантной активностью и модулирующих активность оксигеназ и трансфераз печени. Менее выраженное гепатопротекторное действие антиоксифита в отношении токсического действия циклофосфана, по-видимому, обусловлено тем, что этот цитостатик обладает более выраженной гепатотропностью и, по данным исследователей, вызывает стойкие и необратимые деструктивные изменения в печени: жировую дистрофию и некроз.

Нефропротекторное действие антиоксифита при сочетанном применении с цисплатины, по-видимому, связано с тем, что одним из механизмов токсического повреждения почечной ткани препаратом цисплатиной является активация процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) биомембран с последующим нарушением их целостности, вследствие инактивации под влиянием цисплатины ферментов - супероксиддисмутазы, каталазы, глутатион-8Н-пероксидазы, которые являются эндогенными антиоксидантами и ингибиторами процессов ПОЛ. Введение антиоксифита способствует повышению общей антиоксидантной активности в организме и таким образом снижает повреждающее окислительное действие цисплатины.

Таким образом, на изученных моделях токсикоза выявлено детоксицирующее действие БАД «Антиоксифит», которое коррелирует с его антиоксидантной активностью. При этом, выявленные в экспериментальных исследованиях протективные свойства антиоксифита в отношении 5-фторурацила, доксорубицина и цисплатины позволяют говорить о перспективности использования этой БАД в качестве детоксицирующего средства в схемах лекарственной терапии онкологических больных.

Однако, поскольку снижение токсического действия цитостатиков может происходить параллельно со снижением их терапевтического действия, нами было оценено влияние БАД «Антиоксифит» на лечебный эффект противоопухолевых препаратов. Такая постановка экспериментов моделирует клиническую ситуацию, при которой больной после химиотерапевтического лечения онкологического заболевания получает поддерживающую терапию для купирования токсикоза и ускорения процесса реабилитации.

Проведенные нами исследования показали, что антиоксифит не уменьшает лечебного действия 5-фторурацила и цисплатина, а в случае сочетанного применения БАД с доксорубицином или с циклофосфаном способствует увеличению противоопухолевого действия последних.

Способность БАД «Антиоксифит» повышать лечебный эффект некоторых противоопухолевых препаратов связана, по-видимому, с ее детоксицирующим действием. Во-первых, антиоксидантные свойства антиоксифита защищают компоненты системы естественной резистентности организма от повреждающего окислительного действия цитостатиков и продуктов их метаболизма. Это способствует ингибированию роста опухоли на ранних этапах ее развития. Во-вторых, введение БАД способствует усилению детоксицирующей функции печени, что снижает опухолевый и лекарственный токсикоз на более поздних этапах роста опухоли. Вследствие этого организм легче переносит заболевание и лечение, что приводит к увеличению средней продолжительности жизни животных.

Таким образом, выявленное в экспериментальных исследованиях детоксицирующее действие антиоксифита в отношении противоопухолевых препаратов без отмены их терапевтического действия свидетельствует о перспективности применения этой БАД у онкологических больных, находящихся на химиотерапевтическом или химио-лучевом лечении и у больных с распространенным опухолевым процессом.

Полихимиотерапия (ПХТ) является ведущим методом лечения больных РМЖ с метастазами в регионарные лимфоузлы и отдаленные органы.

Исследование состояния гомеостаза больных РМЖ после ПХТ (САР или СМР) лечения свидетельствует, что наиболее выраженные нарушения в состоянии основных регуляторных звеньев гомеостаза возникают не сразу после окончания курса лечения, а развиваются в более поздние сроки: через 10- 14 дней, что является основанием для назначения поддерживающей терапии в промежутках между курсами ПХТ для скорейшей реабилитации после завершенного курса ПХТ и подготовки к следующему курсу.

По данным клинического обследования назначение антиоксифита способствовало улучшению качества жизни больных: частота возникновения случаев ухудшения самочувствия больных, проявлявшегося слабостью и приступами тошноты, уменьшилась в 2 раза.

Субъективные данные об улучшении самочувствия подтвердились результатами лабораторного обследования больных.

Назначение БАД после курса ПХТ оказывало протективное действие в отношении нарушений, развивающихся через 10-14 сутки после лечения. У больных, получавших антиоксифит, не отмечено ни одного случая развития лейкопении I степени, в то время как в группе сравнения такие проявления гематотоксичности отмечены в 20% случаев.

При анализе индивидуальных данных, полученных при исследовании состояния окислительно-антиокислительной системы больных, выявлено положительное влияние приема антиоксифита на эту систему.

Сходная положительная динамика выявлена и при анализе индивидуальных иммунограмм больных, получавших БАД. При оценке интегрального показателя лимфоцитарного звена иммунитета выраженная иммуносупрессия отмечена только у 28% больных, получавших антиоксифит, в то время как без проведения корригирующей терапии угнетение лимфоцитарного иммунитета обнаружено у 50% пациентов.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что проведение ПХТ способствует возникновению значительных нарушений в состоянии окислительно-антиокислительной и иммунной систем организма больного, особенно через 10-14 дней после проведения курса ПХТ. Назначение БАД в течение этого срока предотвращает развитие нарушений в этих системах гомеостаза, а также приводит к улучшению качества жизни пациенток.

Ведущее место в лечении больных с местнораспространенным Р1ПМ занимает лучевая терапия. В последние годы большое внимание уделяется разработке методов радиомодификации с использованием цитостатиков, позволяющих повысить эффективность лучевого лечения. Однако включение химиотерапии в схему лучевого лечения (5Фу (курсовая доза- 2500-3750мг), ДДП (курсовая доза- 90мг), дистанционная и внутриполостная лучевая терапия до СОД 44-46Гр) больных РШМ сопровождается увеличением числа и степени выраженности общих и местных токсических реакций. Развитие побочных токсических реакций неблагоприятно отражается на качестве жизни больных, приводит к нежелательным перерывам в специфическом лечении и, как следствие, - к уменьшению эффективности противоопухолевого лечения. В связи с этим актуальной задачей является клиническое внедрение средств, направленных на предотвращение и купирование общих и местных токсических реакций химио-лучевого лечения у больных РШМ.

Назначение БАД больным местнораспространенным раком шейки матки III стадии перед началом химио-лучевого лечения в течение 7-10 дней способствовало субъективному улучшению самочувствия больных, что подтверждалось нормализацией показателей окислительно-антиокислительной системы.

Анализ клинического статуса пациенток в процессе и по окончании проведения противоопухолевого лечения показал, что применение БАД в период подготовки больных к специфическому лечению не приводило к уменьшению частоты развития лучевых реакций со стороны органов ЖКТ и мочевыводящей системы, которые попадают в зону облучения. Отмечена лишь некоторая тенденция к уменьшению степени выраженности местных лучевых реакций. Не выявлено различий в сроках купирования местных пост-лучевых реакций в зоне облучения между больными группы сравнения и опытной группы.

Однако назначение БАД в течение 30 дней по окончании химио-лучевого лечения приводило к улучшению качества жизни: уменьшению слабости и повышению активности. По данным лабораторного обследования не происходило полной нормализации показателей окислительно-антиоксилительной системы. Отмечено лишь более сбалансированное протекание окислительно-антиокислительных процессов в организме у больных, получавших БАД.

Отсутствие выраженного клинического эффекта у больных РИТМ, находившихся на химио-лучевом лечении, на фоне слабой положительной динамики показателей системы естественной резистентности свидетельствует о необходимости дальнейшего подбора доз и режимов применения антиоксифита у больных, получающих агрессивное лечение. Не исключено, что местные реакции, вызванные столь агрессивным лечением как химио-лучевая терапия, вообще не могут быть купированы Б АД -мягкими антиоксидантными и иммуномодулирующими средствами, относящимися к группе адаптогенов.

Генерализация злокачественного процесса сопровождается целым комплексом серьезных нарушений, обуславливающих низкое качество жизни больных: раковым токсикозом, кахексией и болевым синдромом. Поэтому основной задачей терапии такого контингента больных является улучшение качества их жизни. Включение в схему паллиативной терапии антиоксифита больным с генерализованными формами злокачественных новообразований способствовало улучшению качества жизни у 46% пациентов, что проявлялось в снижении токсикоза: уменьшении слабости, тошноты, рвоты, улучшении аппетита и повышении активности.

Клинические данные коррелировали с улучшением лабораторных показателей. Наиболее выраженное действие Аф оказывал на окислительно-антиокислительную систему: отмечена нормализация концентрации МДА, активности ЦП, концентрации ЛФ. В целом положительная динамика в состоянии окислительно-антиокислительного процесса отмечена у 45% больных, в то время как у больных контрольной группы позитивные изменения в состоянии этого звена гомеостаза при проведении симтоматической терапии отмечены только у 14% пациентов.

Под влиянием БАД улучшение отмечалось в состоянии лимфоцитарного звена иммунитета: общее количество Т-лимфоцитов после приема антиоксифита находилось в пределах нормальных значений у 48% больных, естественных киллеров - у 30% пациентов, в то время как в контрольной группе содержание Т-лимфоцитов и естественных киллеров находилось в пределах нормы у 7% и 13% больных, соответственно. При оценке интегрального показателя лимфоцитарного звена иммунитета больных, получавших БАД, выраженная иммуносупрессия отмечалась только у 28% больных, в то время как без проведения корригирующей терапии угнетение лимфоцитарного иммунитета обнаружено у 50% пациентов.

Таким образом, включение БАД в схему паллиативной терапии больных с генерализованными формами злокачественных новообразований способствует нормализации показателей окислительно-антиокислительной системы, оказывает слабое иммуномодулирующее действие, улучшает качество жизни пациентов, что свидетельствует о перспективности использования антиоксифита у этой категории больных.

На основании совокупности клинических и лабораторных данных БАД «Антиоксифит» может быть рекомендована к применению как средство поддерживающей терапии больных с распространенным опухолевым процессом и больных, находящихся на ПХТ .

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Безбородова, Ольга Алексеевна, 2004 год

1. Амосова E.H., Зуева Е.П., Гольдберг Е.Д. Возможность использования лекарственных растений Сибири и Дальнего востока для лечения злокачественных новообразований.//Фармация.-1994.-№6.-с.32-37.

2. Барабой В.А. Биологическое действие растительных фенольных соединении.- Киев: Наукова думка, 1976.- 260 с.

3. Бунятян Н.Д., Чикиткина В.В., Яковлева JI.B. Гепатопротекторное действие эллаго-таннинов//Экспериментальная и клиническая фармакология.- 1998.-Т. 61, №5.- с. 53-55.

4. Бунятян Н.Д., Герасимова O.A., Сахарова Т.С. и др. Природные антиоксиданты — как гепатопротекторы.// Экспериментальная и клиническая фармакология.-1999.-т.-62.-№2.-с.64-67.

5. Бурлакова Е.Б., Пальмина Н.П. Антиоксиданты в химиотерапии опухолей// Вопр. онкол. 1990.- т.36, №10.-с.1155-1162.

6. Войткевич К.А. Определение общей окислительно-восстановительной активности нейтрофилов с помощью гистохимического красителя нитросинего тетразолия// Лаб. дело.-1977.-N3 .-с. 147-148.

7. Демидов В.П. Рак молочной железы //Изб.лекции по клинической онкологии.-М.:-2000.-с.301-389.

8. Дубинина Е.Е. Роль АФК в качестве сигнальных молекул в метаболизме тканей при состояниях окислительного стресса // Вопросы мед.химии.-2001.-t.46, №6, с.561-581.

9. Дубская Т.Ю., Ветошкина Т.В., Гольдберг В.Е. Механизмы гепатотоксичности комплексных соединений платины// Экспериментальная и клиническая фармакология.- 1994,- т.-57. №1.-с.38-41.

10. Избранные лекции по клинической онкологии// под ред. Чиссова В.И., Дарьяловой С.Л.-М.-2000.-с.24-56.

11. Забровская И.А., Банникова М.В. Антиоксидантная система организма, ее значение в метаболизме. Клинические аспекты// Вест. РАМН.-1995.-№ 6.-с.53-60.

12. Запрометов М.Н. Фенольные соединения: распространение, метаболизм и функция в растениях.-М: «Наука», 1993.-с.272

13. Зенков Н.К., Ланкин Е.Б., Меныцикова Е.Б. Окислительный стресс: биохимический и патофизиологический аспекты. -М.: МАИК //Интерпериодика. -2001.

14. Зенков Н.К., Меньшикова Е.Б. Активированные кислородные метаболиты в биологических системах// Успехи соврем, биолог.-1993.-т. 113, вып. 3.-с.286-296.18.3енков Н.К., Кандалинцева Н.В., Ланкин. Фенольные антиоксиданты// Новосибирск-2003.- 328с.

15. Елизарова О.Н., Жидкова Л.В., Кочеткова Т.А. Пособие по токсикологии для лаборантов. -М.-1974.- с.73-74.

16. Кадагидзе З.Г., Славин Е.Г Иммунологические подходы к биотерапии опухолей // сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Биотерапия рака».-М.:2002.-с.59.

17. Коробейникова З.Н. Модификация определения продуктов перекисного окисления липидов в реакции с тиобарбитуровой кислотой.//Лаб. дело.-1989.-N7.-c.8-10.

18. Кузнецова М.А. Фармакогнозия. М:-1984. 287с.

19. Лабораторные методы исследования в клинике.// Справочник, под.ред.-Меныпикова В.М., «Медицина».-1987.с.123-125.

20. Ланкин В.З., Тихазе А.К., Беленков Ю.Н. Свободнорадикальные процессы в норме и при патологических состояниях (пособие для врачей) // М.: РКНПК МЗ РФ. -2001. -789 с.

21. Мазнев Н. Лекарственные растения. //Справочник.-М-1999.-477с.

22. Мамонтова Е.Р., Белобородова Е.И., Токанова Л.И. и др. Активность каталазы при хроническом алкоголизме// Клин.лаб.диагностика.-1994.-№1.-с.27-28.

23. Меньшикова Е.Б., Зенков Н.К. Антиоксиданты и ингибиторы окислительных процессов// Успехи соврем, биол.- 1993 .-т. 113.- №4.-с.442-456.

24. Методические рекомендации по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей. М-1992, с.13.

25. Михайлова И.В. Современные фитотерапевтические препараты. //Справочник.-М.-1997.-144с

26. Немцова Е.Р., Иванова Л.М., Якубовская Р.И. и др. Иммуноферментный метод определения лактоферрина человека и его использование для диагностики гнойно-септических состояний// Вопр.мед.химии. -1995.-N3.-с.58-61.

27. Новиков В.И., Карандашов В.И. Иммунотерапия при злокачественных новообразованиях//М. ¡Медицина, 1999.

28. Пескин A.B. Взаимодействие активного кислорода с ДНК// Биохия.-1997.-т.62.-№12.-с. 1571-1578.

29. Разина Т.г., Зуева Е.П., Амосова E.H., Крылова С.Г. Препараты из лекарственных растений ка средства дополнительной терапии в экспериментальной онкологии //Экспериментальная и клиническая фармакология.-2000.-т.63 .-№5 .-с.59-61.

30. Разина Т.Г., Удинцев С.Н., Прищеп Т.П. и др. Повышение избирательности действия цитостатиков циклофосфана и 5-фторурацила с помощью экстракта шлемника байкальского в эксперименте// Вопросы онкологии- 1987. т. 33.~№2. с.80-84.

31. Рогинский В.А. Фенольные антиоксиданты: реакционная способность и эффективность.-М: «Наука».-1992.-247с

32. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ, Фисенко В.П. (ред.), Москва (2000).

33. Сергеева Т.В./ Автореф. дисс. .к.б.н., Москва (1999).

34. Сиверина О.Б., Басевич В.В., Басов Р.В. Метод количественного определения церулоплазмина// Лаб.дело.-1986.-N10.-с.б 18-621.

35. Современные методы в биохимии. Под ред. Ореховича В.Н., М.,1968.

36. Турова А.Д. Лекарственные растения СССР и их применение.-М: «Медицина».-1974.-424с.

37. Тюкавкина H.A. Биофлавоноиды: химия, пища, лекарства, здоровье.-М.-2002.-С.11-13.

38. Уайт А., Хендлер Ф., Смит Э. И др. Основы биохимии. М:-1981.

39. Хаитов P.M., Пинегин Б.В. Иммунодиагностика и иммунотерапия нарушений иммунной системы// Практический врач.-1997.-№9(2).

40. Хансон К.П. Роль апоптоза в старении и возрастной патологии // Успехи геронтологии. —1999. -вып. 3. -с. 103.

41. Химиотерапия опухолевых заболеваний/ под. ред Н.И.Переводчиковой. М., 2000.

42. Чевари С, Андля Т., Бенке К и др. Свободнорадикальные реакции и рак// Вопр.мед.химии.-1992.-№ 4.-С.4-5.

43. Черемисина З.П., Суслова Т.Б., Коркина Л.Г. Хемшноминисцентное определение активности супероксиддисмутазы// Клин, лабораторная диагностика.-1994.-№ 1 .-с.22-23.

44. Экспериментальная оценка противоопухолевых препаратов в СССР и США/ под ред З.П.Софьиной, А.Б.Сыркина, Аголдина, А.Кляйна. М.: Медицина, 1980.

45. Яковлева Л.В., Бунятян Н.Д., Герасимова О.А. и др. Эффективность растительного полифенольного препарата пифламина при лекарственном поражении печени// Экспериментальная и клиническая фармакология.-1998.-t.61.- №6.-с.48-50.

46. Якубовская Р.И. Современные представления о молекулярных механизмах канцерогенеза и опухолевой прогрессии как основа для разработки новых методов терапии злокачественных новообразований //Российский онкологический журнал.-2000.-№6, с.42-49.

47. Ярилин А.А. Основы иммунологии//М.-.Медицина.-1999.-607с.

48. Aherne S.A., O'Brien N.M. Lack of effect of the flavonoids, myricetin, quercetin, and rutin, on repair of H202-nduced DNA single-strand breaks in Caco-2, Hep G2 and V-79 cells //Nutr. Cancer.-2000.- Vol. 38.-p. 106-115.

49. Agroyannis В., Dalamangas A., Darpdouphas K., et al. Serum transferrin and ceruloplasmin in patients with cancer of gastrointestinal and other systems// Anticancer Res. 1999.-14(5B).-p.2201-22012.

50. Agroyannis В., Dardoufas C., Vitoratos N., et al. Changes of serum transferrin and ceruloplasmin after irradiation therapy in women with cervical or uterine carcinoma// Clin. Exp. Obstet Gynecol.-1994.-21(l).-p.24-27.

51. Arivazhagan S., Kavitha K., Nagini S. Erytrocyte lipid peroxidation and antioxidant in gastric cancer patients// Cell. Biochem Funct.-1997.- 15(l).-p.l5

52. Arora A., Byrem T.M. Modulation of liposomal membrane fruidity by fravonoids and isoflavonoids //Arch.Biochem.Biophys.-2000.-Vol.373.-p. 102109.

53. Asea A., Ära G., Teicher B.A. et al. Effects of the flavonoid drug quercetin on the response of human prostate tumours to hyperthermia in vitro and in vivo //Int.J.Hyperthermia.-2001.-Vol. 17.-p. 347-356.

54. Barber D.A., Harris S.R. Oxygen free radicals and antioxidants: a review// Am. Pharm.-1994.-vol.34.-№ 9.-p.26-35.

55. Beyeler S., Testa B., Perrissoud D., 1988. Flavonoids as inhibitors of rat liver monooxygenase activities //Biochem. Pharmacol.-1988.-Vol.-37.- p 1971 -1979.

56. BhatiaN., Zhao J., Wolf D.M., Agarwal R. Inhibition of human carcinoma cell growth and DNA synthesis by silibinin, an active constituent of milk thistle: comparison with Silymarin //Cancer Lett.- 1999,-Vol. 147.-p. 77-84.

57. Bhuvarahamurthy V., Balasubramanian N., Govindasamy S. Effect of radiotherapy and chemoradiotherapy on circulsting antioxidant system of human cervical cancer//Mol. Cell. Biochem.-1996.-vol. 158.- №l.-p.l7-23.

58. Borradaile N.M., Carroll K.K., Kurowska E.M. Regulation of Hep G2 cell apolipoprotein B metabolism by the citrus flavanones hesperetin and naringenin //Lipids. -1999,-Vol. 34. p. 591-598.

59. Canivenc-Lavier M.C., Vernevaut M.F., Tons M., Siess M.H. Comparative effects of flavonoids and model inducers on drug metabolizing enzymes in rat liver//Toxicology.-I994.-V0L-114. p. 19-27.

60. Casado A., de la Torre R., Lopez-Fernandez M.E., Carrascosa D., Casado M.C., Ramirez M.V. Superoxide dismutase and catalase blood levels in patients with malignant diseases./ Cancer. Lett.-1995.-vol.93.-№ 2.- p.187-192.

61. Cao G., Sofie E., Prior R.L. Antioxidant and prooxidant behavior of flavonoids: structure-activity relationships // Free Radical Biol. Med.- 1 997.-Vol. 22.- p. 749-760.

62. Ceruffi P.A. Oxidant stress and carcinogenesis//Eur.J.Clin Invest.-1991.-vol.21-№ 1.- p.1-5.

63. Cholbi M.R., Paya M., Alcaraz M.J. Inhibitory effects of phenolic compounds on CC14 -induced microsomal lipid peroxidation // Experientia.- 1991 .-Vol. 47.-p. 195-199.

64. Chen Y.T., Zheng R.L., Jia Z.J., Ju Y. Flavonoids as superoxide scavengers and antioxidants // Free Radical Biol. Med.- 1990.- Vol. 9.- p. 19-21.

65. Chen Z.Y., Chan P.T., Ho K.Y. et al. The antioxidant activity of natural flavonoids in governed by number and location of their aromatic hydroxyl groups//Chem. Phys Lipids.- 1996.-Vol. 79.-p. 157-163. 131.

66. Chung H.S., Chang L.C., Lee S.K. et al. Flavonoid constituents of Chorizanthe diffusa with potential cancer chemopreventive activity // J. Agric. Food Chem.-1999.-Vol. 47-p. 36-411.

67. Cozzi R., Ricordy R., Aglitti T., Perticone P. Ascorbic acid and beta-carotene as modulators of oxidative damage// Carcinogenesis 1997.-vol.18.- № 1.-p.223-228.

68. Crouvezier S., Powell B., Keir D., Yaqoob P. The effects of phenolic components of tea on the production of pro- and anti-inflammatory cytokines by human leukocytes in vitro//Cytokine.-2001.-Vol. 13.-p. 280-286.

69. Decker E.A. Phenolics: prooxidants or antioxidants? // Nutr. Rev.- 1997.- Vol. 55 -p.396-407.

70. Erhola M., Nieminen M.M., Kellokumpu-Lehtinen P. et al. Plasma peroxyl radical trapping capacity in lung cancer patients a case-control study// Free. Radic. Res.-1997.-vol.26.- № 5.-p.439-447.

71. Galati G., Teng S. et al. Cancer chemoprevention and apoptosis mechanisms induced by dietary polyphenolics //Drug Metabol. Drug Interact.-2000.-Vol.26.-p. 12202-1208.

72. Galvez J., De la Cruz J.P., Zarzuelo A., De la Cuesta S.F. Flavonoid inhibition144of enzymic and nonenzymic lipid peroxidation in rat liver differs from its influence on the glutathionerelated enzymes // Pharmacology.- 1995.- Vol. 51.- p. 127-133.

73. Gupta K., Panda D. Perturbation of microtubule polymerization by quercetin through tubulin binding: a novel mechanism of its antiproliferative activity // Biochemistry.- 2002.-Vol. 41.-P. 13029-13038.

74. Hirano R., Sasamoto W., Matsumoto A. et al. Antioxidant ability of various flavonoids against DPPH radicals and LDL oxidation // J. Nutr. Sei. Vitaminol. (Tokyo).- 2001.- Vol. 47.- P. 357-362

75. Holm R., Kennepohl P., Solomon E. Structural and functional aspects of metal sites in biology/ Chemical Reviews.-1996.-vol.96.- №7.-p.2239-2314.

76. Hollman P.C., Van Het Hof K.H. et al. Addition of milk does not affect the absorption of flavonols from tea in man //Free Radical Res.- 2001.- Vol. 34.-p. 297-300.

77. Hsieh R.J., German J.B., Kinsella J.E. Relative inhibitory potencies of flavonoids on 12-lipoxygenase offish gill // Lipids.- 1988.- Vol. 23.-p. 322326.

78. Iwashita K., Kobori M. et al. Flavonoids inhibit cell growth and induce appoptosis in B-16 melanoma 4A5cells. // Biosci.Biotechnol.Biochem.-2000.-Vol.64.-p. 1813-1820.

79. Jacob R.A., Burri BJ. Oxidative damage and defense/Am. J. Clin. Nutr.-1996,-vol. 63.- № 6.-p. 985-990.

80. Kamei H., Kojima T., Koide T. et al. Influence of OH group and sugar bondedto flavonoids on flavonoid-mediated suppression of tumor growth in vitro // Cancer Biother. Radiopharm.- 1996.- Vol. 1 l.-P. 247-249.

81. Kazzaz J.A., Xu J., Palaia T.A. et al. Cellular oxygen toxicity. Oxidant injury without apoptosis// J.Clin, biol. Chem.-l996.-Jun21.-vol.271.- № 25.-p. 15182-15186.

82. Kim N.Y., Pae H.O., Oh G.S. et al. Butein, a plant polyphenol, induces apoptosis concomitant with increased caspase-3 activity, decreased Bcl-2 expression and increased Bax ex-pression in HL-60 cells // Pharmacol. Toxicol.- 2001.- Vol. 88- P. 261-266.

83. Knight J.A. Diseases related to oxygen-derived free radicals/Mm. Clin. Lab. Sci.-1995.-vol.25.- № 2.- p.l 11-121.

84. Kobori M., Shinmoto H., Tsuchida T., Shinohara K. Phloretin-induced apoptosis in B16 melanoma cells by inhibition of glucose transmembrane transport // Cancer Lelt.-1997.-Vol. 119-P. 207-212.

85. Lean M.E.J., Noroozi M. et al. Dietary flavonols protect diabetic human lymphocytes against oxidative damage to DNA // Diabetes.- 1999.- Vol.48.-p.176-181.

86. Liang Y.-C., Huang Y.-T., Tsai S.-H. et al. Suppression of inducible cyclooxygenase and inducible nitric oxide synthase by apigenin and related flavonoids in mouse macrophages // Carcinogenesis.-1999.-Vol. 20.-P. 19451952.

87. Mao Y., Zang L., Schi X. Singlet oxygen generation in superoxide reaction// Biochem. Mol. Biol. Int. -1995.-v.36.- № l.-p.227

88. Martin -Mateo M.C., Martin B., Santos Beneit M. et al. Catalase activity in erytrocytes from colon and gastric cancer patients. Influence of nickel, lead, mercury, and cadmium// Biol. Trace Elem. Res. -1997.-vol. 57.- № l.-p.79-90.

89. Martin -Mateo M.C., Molpeceres L.M., Ramos G. Assay for erytrocytesuperoxide dismutase activity in patients with lung cancer effects on pollution and smoke trace element// Biol. Trace Elem. Res. -1997.-vol.60.-№ 3.-p.215-226.

90. Mazumber B., Mukhopadhyay CK, Prok A. et al. Induction of ceruloplasmin syntesis by IFN-gamma in human monocytic cells// J.Immunol. 1997.-Aug. 159(4).-p. 1938-1944.

91. Meloni F., Ballabio P., Gorrini M. el al. Effects of 3'-hydroxyfarrerol (IdB 1031), a novel flavonoid agent, on phagocyte products // Inflammation.-1995.-Vol. 19.-P. 689-699.

92. Mendiratta S, Qu Z., May J.M. Erythrocyte defenses against hydrogen peroxide: the role of ascorbic acid // Biochem. Biophys. Acta.-1998.-1380 (3).-p.389.

93. Maxwell S.R. Prospects for use of antioxidant therapies// Drugs-1995.-vol.49.- №3.-p. 345-361.

94. Moncada S., Palmer R.M.J., Higgs E.A. Nitric oxide: physiology, pathophysiology and pharmacology // Pharmacol. Revs. -1991. -v. 43. -p. 109.

95. Mortensen A.,Skibsted L.H. Relative stability of carotenoids radical cations and homologue tocopheroxyl radicals. A real time kinetic study of antioxidant hierarchy// FEBS Lett.-1997.-417(3).-p.261.

96. Moy E., Memisoglu A., Wyatt M. A pilot study of human DNA repair // Abstr. 17th International cancer congress.- 23-28 aug.1998, Brazil.-p.312.

97. Mueller S., Riedel H.D., Stremmel W. Direct evidence for catalase as the predominant H202-removing enzyme in human erytrocytes// Blood.-1997.-90(12).-p.4973.

98. Mutoh M., Takahashi M., Fukuda K. et al. Suppression by flavonoids of cyclooxygenase-2 promoter-dependent transcriptional activity in colon cancer cells: structure-activity relationship // Jpn. I Cancer Res.- 2000.- Vol. 91.- P.686.691.

99. Nakagawa Y.,Tayama S. Metabolism and cytotoxicity of bisphenol A and other bisphenols in isolated rat hepatocytes //Arch.Toxicol.-2000.-Vol. 74.-p. 99-105.

100. Nassuato G., Iemmolo R.M., Strazzabosco M. et al. Effect of silibinin on biliary lipicomposilion: experimental and clinical study //J. Hepatol.- 1991.-Vol. 12.-P. 290-295.

101. Pantopoulos K., Hentze M.W. Nitric oxide signalling to iron-regulatory protein: Direct control of ferritin mRNA translation and transferrin receptor mRNA stability in transfected fibroblasts // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. -1995. -v. 92. -p. 1267.

102. Pawlikowska-Pawlega B., Jakubowicz-Gil J., Rzymowska J., Gawron A. The effect of quercetin on apoptosis and necrosis induction in human colon adenocarcinoma cell line LSI80 // Folia Histochem. Cytobiol.- 2001.- Vol. 39.- P. 217-218.

103. Robak J., Duniec Z., Rzadkowska-Bodalska H. et al. The effect of some flavonoids on nonenzymatic lipid oxidation and enzymatic oxidation of arachidonic acid // Pol. J. Pharmacol. Pharm.- 1986.- Vol. 38.- P. 483-491.

104. Robak J., Shridi F., Wolbis M., Krolikowska M. Screening of the influence of flavonoids on lipoxygenase and cyclooxygenase activity, as well as on nonenzymic lipid oxidation //Pol. J. Pharmacol. Pharm.- 1988.- Vol. 40.- P. 451-458.

105. Rodriguez J., Yanez J., Vicente V. et al. Effects of several flavonoids onthe growth of B16 and SK-MEL-1 melanoma cell lines: relationship between148structure and activity // Melanoma Res.- 2002.- Vol. 12.- P. 99-107.

106. Russo A., Acquaviva R., Campisi A. et al. Bioflavonoids as antiradicals, antioxidants and cleavage protectors // Cell Biology and Toxicology.- 2000.-Vol. 16.-P. 91-98.

107. Salah N., Miller N.J., Paganga G. et al. Polyphenols flavanols as scavengers of aqueous phase radicals and as chain-breaking antioxidants //Arch. Biochem. Biophys.- 1995.- Vol. 322.-P. 339-346.

108. Sattar N., Scott HR., McMilan DC., et al.Acute-phase reactant and plasma trace element concentrations in non-small cell lung cancer patients and control.//Nutr. Cancer 1997.-28(3).-p.308-312.

109. Selassie C.D., DeSoyza T.V., Rosario M. et al. Phenol toxicity in leukemia cells: a radical process // Chem. Biol. Interact.- 1998.- Vol. 113.- P. 175-190.

110. Siess M.-H. Le Bon A.-M., Canivenc-Lavier M.-C., Suschetet M. Mechanisms involved in the chemoprevention of flavonoids // BioFactors.-2000.-Vol. 12.-P. 193-199.

111. Singh R.P., Agarwal R. Flavonoid antioxidant silymarin and skin cancer // Antioxid. Redox Signal.- 2002.- Vol. 4.- P. 655-663.

112. Slaga T.J. Inhibition of skin tumor initistion, promotuion, and progression by antioxidants and related compounds// Cnt. Rev. Food. Sci. Nutr. 1995.35 (1-2).-p. 71-57.

113. Theriault A., Wang Q., Van Idersine S.C. et al. Modulation of hepatic lipoprotein synthesis and secretion by taxifolin flavonoid // J. Lipid Res.-2000.- Vol. 4.- P. 1969-1979.

114. Thomas S., Lowe J.E., Hadjivassiliou V., Knowles R.G. et al. Use of the Comet assay to investigate the role of superoxide in glutathion-induced DNA damage// Biochem. Biophys. Res. Commun.-1998.-vol.243.- № l.-p.241-245.

115. Ueda S., Nakamura H., Masutani H. et al. Baicalin induces apoptosis via149mitochondria pathway as prooxidant // Mol. Immunol.- 2002.- Vol.38.- P. 781 -791.

116. Watanabe J., Tomita T. et al. The inhibitory effects of tea polyphenols (flavan-3-ol derivatives) on Cu2+-mediated oxidative modification of low density lipoprotein // Biol. Pharm. Bull.-1994.-Vol. 17.-P. 1567-1572.

117. Wilcox L.J., Borradaile N.M., de Dreu L.E., Huff M.W. Secretion of hepatocyte apoB is inhibited by the flavonoids, naringenin and hesperetin, via reduced activity and expression of ACAT2 and MTP // J. Lipid Res.- 2001 .42.- P. 725-734.

118. Whiteacre C.A., Cathcart M.K. Oxygen free radical generation and regulation of proliferative activity of human mononuclear cells responding to different mitogens // Cell. Immunol. -1992. -v. 144. -p. 287.

119. Yang E., Zang K., Chengl Y., Mack P. Butein, a specific protein tyrosine kinase inhibitor// Biochem. Biophys. Res. Commun.- 1998.- Vol.245.- P. 435438.

120. Yang K.D., Shaio M.-F. Hydroxyl radical as an early signal involved in phorbol ester-induced monocyte differentiation of HL60 cells // Biochem. and Biophys. Res. Commun. -1994. -v.200. -p. 1650.

121. Yoshino M., Murakami K. Interaction ofiron with polyphenols compounds: application to antioxidant characterization //Anal. Biochem.-1998.-Vol.257.-p.40-44.

122. Zhu B.T., Ezell E.T., Liehr J.G. Catechol-0-methyl transferase catalysis rapid 0-methylation of mutagenic flavonoids. metabolic inactivation as a possible reason for their lack of carcinogenicity in vivo // J. Biol. Chem.-1994.- Vol. 269.- P. 292-299

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.