Разработка технологии активных углей на торфополимерной основе с утилизацией побочных продуктов пиролиза тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 05.17.01, кандидат технических наук Нистратов, Алексей Викторович

  • Нистратов, Алексей Викторович
  • кандидат технических науккандидат технических наук
  • 2013, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ05.17.01
  • Количество страниц 220
Нистратов, Алексей Викторович. Разработка технологии активных углей на торфополимерной основе с утилизацией побочных продуктов пиролиза: дис. кандидат технических наук: 05.17.01 - Технология неорганических веществ. Москва. 2013. 220 с.

Оглавление диссертации кандидат технических наук Нистратов, Алексей Викторович

Содержание

Введение

Глава I. Литературный обзор

1.1. Активные угли

1.1.1. Сырьевые источники

1.1.2. Получение

1.1.3. Строение и пористая структура

1.1.4. Области применения

1.2. Активные угли на основе торфа

1.3. Активные угли из полимерных отходов

1.4. Особенности технологии активных углей на основе торфа и полиуретанполиамидных отходов

1.4.1. Подготовка сырья

1.4.2. Термическая обработка

1.4.3. Возможные области применения продукта

1.4.4. Эколого-экономические аспекты

1.5. Методы анализа соединений серы

1.5.1. Анализ соединений серы в газовой фазе

1.5.2. Анализ соединений серы в жидкой фазе

1.5.3. Анализ соединений серы в твёрдой фазе

1.6. Методы очистки серосодержащих технологических газов

1.7. Цель и задачи работы

Глава II. Объекты и методы исследований

И.1. Характеристика сырья

П.2. Экспериментальные и аналитические методики

П.2.1. Приготовление сернокислотного раствора отходов (щёлока)

II.2.2. Приготовление и гранулирование сырьевой пасты

II.2.3. Термическая обработка сырьевой пасты

II.2.4. Фазовое разделение конденсатов пиролиза

II.2.5. Определение свойств адсорбентов

II.2.6. Определение состава продуктов пиролиза

Глава III. Результаты исследований и их обсуждение

III. 1 - Исследование условий приготовления и пиролиза сырьевых композиций

III. 1.1. Закономерности формования сырьевых композиций

III. 1.2. Выходы целевого и побочных продуктов пиролиза

III.2. Пористая структура и прочность адсорбентов

III.2.1. Карбонизаты

III.2.2. Активные угли

III.3. Исследование состава продуктов пиролиза

III.3.1. Пиролизные газы

III.3.2. Пиролизные конденсаты

III.3.3. Карбонизаты и активаты

III.3.4. Материальный баланс распределения серы в продуктах пиролиза

III.4. Эффективность адсорбентов в решении прикладных задач

III.4.1. Доочистка промывных вод от хрома (VI) в гальваническом производстве

III.4.2. Доочистка сточных вод от поверхностно-активных веществ в гальваническом производстве

Глава IV. Технико-экономическое обоснование

IV. 1. Разработка рекомендаций к аппаратурному оформлению

IV.2. Технологическая схема и её описание 15£

IV.3. Эколого-экономическое обоснование организации промышленного производства активных углей на торфополимерной основе с утилизацией побочных продуктов пиролиза

Выводы

Список литературы

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Технология неорганических веществ», 05.17.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Разработка технологии активных углей на торфополимерной основе с утилизацией побочных продуктов пиролиза»

Введение

Мировое производство активных углей сегодня достигает 1 млн. т. в год. Наиболее значимые сырьевые источники их производства - каменные угли, древесина и торф, менее важные - скорлупа и косточки некоторых плодов и фруктов и ряд других сельскохозяйственных отходов. Экономические и экологические факторы обусловливают многочисленные исследования эффективности использования с этой целью разнообразных синтетических материалов, особенно различных промышленных и бытовых отходов [1].

Разработки, выполненные в этом направлении на Кафедре технологии защиты биосферы РХТУ им. Д. И. Менделеева [2-4], свидетельствуют, что особенно выигрышны для получения активных углей отходы полимеров, не находящие в настоящее время в России практически никакого применения. К ним принадлежат, в частности, достаточно крупнотоннажные отходы полиуретанполиамидных трикотажных тканей, послужившие вместе с торфом сырьём для получения гранулированных активных углей, ряд важных аспектов производства которых изучен в настоящей работе.

В предыдущих исследованиях заложены основы технологии активных углей на основе торфа и указанных отходов, позволяющей получать конкурентоспособные адсорбенты с удовлетворительными техническими и эксплуатационными характеристиками. Известно, что качество активных углей на торфяной основе существенно зависит от состава и свойств сырья, поэтому условия осуществления ключевых этапов названной технологии нуждаются в уточнении при использовании торфа разных месторождений. Кроме того, ранее практически не исследованы эколого-экономические вопросы переработки побочных продуктов пиролиза сырьевых композиций. Использование при их приготовлении большого количества серной кислоты требует установления состава пиролизных газов и конденсата и прежде всего проведения их анализа на серосодержащие компоненты с целью выработки рекомендаций по их утилизации. Исследование и решение обозначенных

актуальных проблем составляет цель настоящей работы.

4

1. Литературный обзор

1.1. Активные угли

Активные угли - это высокопористые углеродные тела, получаемые путём термической обработки углеродсодержащего сырья сначала без доступа воздуха, затем в присутствии окислительных агентов [5].

Активные угли служат для разделения и очистки газов, рекуперации летучих органических растворителей, очистки и осветления растворов, извлечения ценных компонентов из жидкой фазы, очистки сточных, оборотных вод и питьевой воды, в качестве пористой основы химических поглотителей и катализаторов [6]. Их выпускают в виде цилиндрических и сферических гранул, зерен неправильной формы (дробленый) и мелкодисперсных порошков. Гранулированные и дробленые угли применяют в установках со стационарным, движущимся и псевдоожиженным слоями адсорбента. Размер частиц этих углей составляет 0,5-5,0 мм. Порошкообразные угли в виде 5-10 %-ной суспензии с размером частиц менее 0,1 мм служат для адсорбции из жидкой фазы.

1.1.1. Сырьевые источники

Активные угли получают из разнообразного углеродсодержащего сырья в некарбонизованном виде или в форме углей и коксов [7]. В Европе важнейшим сырьем для их производства, являются: древесина (в виде опилок), древесный уголь, торф, торфяной кокс, некоторые каменные и бурые угли, а также полукокс бурых углей. При получении углей для противогазов и других углей специального назначения, которые должны обладать высокими прочностными свойствами и большим объемом тонких пор, используют скорлупу кокосового ореха. В США широко используют лигнитовые угли, а также нефтехимические продукты.

Кроме того, в литературе приведены сведения о возможном использовании с этой целью большого числа других углеродсодержащих

природных и синтетических материалов. Здесь следует назвать скорлупу различных видов орехов, фруктовые косточки, асфальт, карбиды металлов, сажу, углеродсодержащие отходы разного рода - мусор, осадки сточных вод, летучую золу, изношенные резиновые покрышки, отходы производства изделий из поливинилхлорида и других синтетических полимеров. В промышленном производстве эти материалы пока не нашли широкого применения, хотя в лабораторных условиях получено множество активных углей на основе всевозможных отходов.

Возможности получения углей того или иного типа из основных видов сырья представлены в табл. 1.1 [8].

Таблица 1.1

Классификация активных углей в зависимости от типа сырья и агрегатного состояния

Тип углеродсодержащего сырья Порошкообразные Гранулированные Дробленые

из исходного сырья через * передел

Каменный уголь + + + +

Бурый уголь + — + —

Древесина + + + —

Торф + + — +

Лигнин гидролизный + + — +

Нефтяной кокс + + — +

Полимерные материалы + + + —

Косточка, скорлупа + + + —

* Имеется в виду получение дробленых марок активных углей путём брикетирования исходного сырья с последующим технологическим переделом или дробление конечного активного продукта.

1.1.2. Получение

о

Классическая применяемая во всём мире принципиальная схема переработки углеродсодержащего сырья в активный уголь приведена на рис. 1.1 [8]. Её аппаратурное оформление может быть самым разнообразным с различным уровнем автоматизации всего процесса.

Рисунок 1.1. Принципиальная схема переработки углеродсодержащего сырья

в активный уголь

Операция формования является обязательной при производстве гранулированных активных углей. Формованные угли имеют вид цилиндрических или почти сферических частиц часто с гладкой поверхностью. Цилиндрические гранулы обычно имеют диаметр от 0,8 до 9 мм, микросферы - преимущественно от 0,005 до 1 мм [7].

Для производства цилиндрических гранул используют тонко измельченный исходный материал, который смешивают с обычно жидким связующим в обогреваемом смесителе. Получаемую пасту формуют в шнековых (червячных) экструдерах, снабжённых фильерами. По выходе из фильер жгуты (стренги) ломаются, обычно под действием собственной тяжести, образуя гранулы различной длины, которые в определенных условиях сушат, затем подвергают карбонизации и активированию. Наряду с естественным разламыванием жгутов используют соответствующие режущие приспособления, например, вращающийся нож. Вместо сплошных

цилиндрических гранул можно получать полые цилиндрические гранулы или пластинки толщиной в несколько миллиметров.

В качестве связующих применяют древесную и каменноугольную смолы, кислотные отходы нефтепереработки, смеси фенолов, альдегидов и продуктов их конденсации, а также кремнезоль, гидроксиды железа или алюминия. Гидроксиды натрия, кальция и другие основные соединения нейтрализуют кислые группы смол и способствуют газовому активированию.

В промышленных условиях приготовление и формование сырьевой пасты осуществляют по принципиально одинаковой схеме, различия заключаются в применяемом оборудовании [5].

Пиролиз (карбонизация), представляющий собой процесс термического разложения (деструкции) органических материалов, проводимый без доступа кислорода и приводящий к образованию газообразных, жидких и твердых (углеродный остаток) продуктов, является одной из основных стадий переработки углеродсодержащих материалов с целью получения на их основе углеродных адсорбентов [1]. Практически важной является возможность относительно простого управления этим процессом путем варьирования его режима, обеспечивающего изменение соотношения выходов названных продуктов. Повышение температуры обычно приводит к снижению выхода углеродного остатка и жидких продуктов с соответственным увеличением массы выделяющихся газообразных веществ. Увеличение скорости нагрева также приводит к аналогичным последствиям. Данные относительно влияния роста температуры на выход продуктов пиролиза отдельных видов сырья противоречивы.

Основной принцип активирования состоит в том, что углеродсодержащий материал подвергается селективной термической обработке в соответствующих условиях, в результате которой образуются многочисленные поры, щели и трещины и увеличивается площадь поверхности пор на единицу массы [7]. В технике используют химические и парогазовые способы активирования.

При химическом активировании в качестве сырья используют в основном некарбонизованные продукты (например, древесные опилки, торф), смесь которых с неорганическими активирующими агентами подвергают высокотемпературной обработке. К активирующим агентам относятся в первую очередь обезвоживающие вещества: хлорид цинка, серная и фосфорная кислота.

Сырьем для парогазового активирования служат обычно карбонизованные природные материалы: древесный уголь, торфяной кокс, уголь из скорлупы кокосового ореха, материалы типа каменного угля или кокса из бурого угля. Важнейшим фактором, определяющим способность этих продуктов к активированию, является доля летучих компонентов. Для активирования газами обычно используется кислород (воздух), водяной пар и диоксид углерода. Активирование воздухом имеет избирательный характер, однако существует опасность внешнего обгара гранул. Поэтому предпочтение отдают водяному пару и диоксиду углерода. Для достаточно высокой с технической точки зрения скорости реакции при использовании этих газов необходимы температуры 800-1000 °С.

1.1.3. Строение и пористая структура

Активные угли относятся к группе графитовых тел и представляют собой разновидность микрокристаллического углерода [8]. Эти сорбенты состоят из связанных друг с другом графитоподобных кристаллов, параметры которых и размеры существенно не различаются, если температура термообработки исходных материалов не превышает 900-950 °С. В каждом кристаллите углеродные атомы образуют плоские, обычно параллельные друг другу двумерные гексагональные сетки, но в отличие от кристаллов графита, со случайной ориентацией этих сеток вокруг нормали к слоям. Промежутки между отдельными кристаллитами, а также свободные полости между их конгломератами представляют собой поры активного угля.

Активные угли характеризуются полидисперсной пористой структурой с полимодальным распределением объема пор по размерам, когда кривая распределения имеет несколько узких максимумов [9,10-12]. Особенностью пористой структуры активного угля является то, что она содержит разновидности пор с определенными интервалами размеров для каждой разновидности и отличается таким образом от полидисперсных систем, в которых более или менее равномерно представлены поры всех возможных размеров.

В зависимости от размеров и роли в сорбционном процессе поры активных углей делят на три основные разновидности (макропоры, переходные поры и микропоры), отличающиеся также по механизму происходящих в них сорбционных процессов.

Макропоры - наиболее крупные поры активного угля с радиусом кривизны поверхности более 100-200 нм [13,14]. Радиус макропор настолько велик, что заполнение их вследствие капиллярной конденсации паров при относительном давлении, равном единице, практически не наблюдается. Поверхность этих пор в адсорбционном отношении равноценна поверхности непористых углеродных адсорбентов с близкой химической природой. Как правило, объем макропор Ума активных углей находится в интервале 0,2-0,8 см3/г, удельная поверхность - в диапазоне 0,5-2 м2/г, эквивалентные радиусы для максимумов кривых распределения, определенные методом вдавливания ртути, - в пределах от 500 до 2000 нм. Адсорбция в макропорах не имеет практического значения в связи с малой величиной их удельной поверхности. Макропоры в сорбционном процессе играют роль транспортных каналов для молекул поглощаемого или десорбируемого вещества.

Более мелкие переходные поры (мезопоры) имеют радиус кривизны поверхности от 1,5-1,6 до 100-200 нм [10,11,13]. Их характерной особенностью является заполнение объёма в результате капиллярной конденсации паров веществ с молекулами обычных размеров (бензол, азот). Кроме того, при давлениях ниже тех, при которых наступает капиллярная

конденсация, на поверхности переходных пор происходит моно- или полимолекулярная адсорбция паров. Поверхность переходных пор, как и поверхность макропор, в адсорбционном отношении равноценна поверхности непористых углеродных адсорбентов с одинаковой химической природой. Объём мезопор VMe большинства известных активных углей относительно мал и находится в пределах от 0,02 до 0,10 см3/г, а удельная поверхность - в интервале от 20 до 70 м /г. Однако в отдельных случаях, например для осветляющих активных' углей с большими обгарами, предназначенных для поглощения веществ с крупными молекулами, объём

о

переходных пор может достигать 0,7 см /г, а удельная поверхность - 200-450 м /г. Переходные поры, в зависимости от величин удельной поверхности, могут играть значительную роль при поглощении парообразных веществ в области высоких концентраций, а также при адсорбции из растворов окрашенных веществ с молекулами больших размеров.

Микропоры - наиболее мелкие поры активных углей с радиусом менее 1,5-1,6 нм. Их характерной особенностью является соизмеримость с адсорбируемыми молекулами, что исключает возможность заполнения пор по механизму капиллярной конденсации [13]. Энергия адсорбции в микропорах значительно повышена по сравнению с поверхностью макропор и переходных пор, а также непористых адсорбентов одинаковой химической природы [15]. Согласно современным представлениям, вытекающим из теории объёмного заполнения микропор [13,16], во всем объёме микропор существует адсорбционное поле. В связи с этим представления о послойном заполнении и о поверхности микропор не имеют физического смысла. Объемы микропор Уми активных углей обычно находятся в интервале 0,2-0,6 см3/г. Микропоры играют определяющую роль в процессах адсорбции на активных углях. Только у специальных образцов углей адсорбция на поверхности переходных пор может составлять значительную долю общей величины адсорбции.

Наиболее общая оценка пористости активного угля состоит в определении суммарного объёма пор У^;, характеризующего степень развития пористой структуры и равного сумме объёмов всех видов пор:

Уми Уме

1.1.4. Области применения На рынке адсорбентов доля активных углей составляет 40, цеолитов -33, силикагеля —11, оксида алюминия - 8, прочих материалов - 8 % [5].

Уникальность физико-химических свойств активных углей (высокая емкость, стабильная поглотительная способность, минимальное каталитическое воздействие на очищаемые среды, достаточная прочность и, самое главное, гидрофобность) предопределили широчайшие области их применения в химической, пищевой, медицинской, металлургической, газо-и нефтеперерабатывающей отраслях промышленности, при обработке и очистке всевозможных жидкостей и растворов, при разделении газовых смесей и очистке газов и воздуха, в качестве носителей катализаторов в различного рода химических реакциях [14,17].

Анализ областей применения активных углей показывает [18], что около 23 % всего количества углеродных сорбентов используется для получения питьевой воды, 21 % - для очистки сточных вод; 13 % - в пищевой промышленности, 10 % - в химической и фармацевтической, 13 % - для очистки воздуха, 10 % - для потребительских нужд, 9 %- в других областях. Потребление активного угля в западноевропейских странах по отраслям промышленности следующее: очистка питьевой воды - 34 %; пищевая промышленность - 22 %; химическая и фармацевтическая промышленность - 17 %; очистка газов, воздуха и другое — 26%.

Общий объём потребления активных углей в мире достигает 1,5 млн. т в год, в России - менее 20 тыс. т в год. При этом потребность данного вида продукции в стране растёт высокими темпами за счёт увеличения закупок импортного активированного угля.

1.2. Активные угли на основе торфа

Одну из значимых позиций в перечне активных углей промышленного производства занимают угли на торфяной основе. Торф - смесь продуктов неполного превращения остатков наземных и болотных растений, видимых невооруженным глазом, с продуктами их более глубокого превращения, имеющими вид однородной аморфной массы [19,20]. Использованию торфа для получения углеродных адсорбентов благоприятствуют хорошая пластичность при соответствующей влажности, легкость смешивания с различными добавками, способность к гранулированию в шнековых аппаратах и сравнительная дешевизна, обусловливающая относительно более низкую себестоимость получаемых углеродных адсорбентов.

Для производства активного угля лучше всего подходит богатый углеродом чёрный торф [7]. Содержание углерода в нем составляет около 60 %, однако содержание связанного углерода, отнесенное к сухому веществу, составляет только 35 %. Из-за высокого содержания летучих компонентов черный торф необходимо подвергать карбонизации перед активированием газами. При химическом активировании процесс можно вести сразу после осушки торфа.

Активные угли на торфяной основе, производимые в разных странах, можно разбить на три основные группы: гранулированные [2], дробленые [21], порошкообразные [22,23]. Наиболее многочисленна первая группа.

Многочисленность гранулированных торфяных активных углей определяется не только большим разнообразием сортов торфа, но и широким ассортиментом связующих," а также технологическими возможностями переработки углеродсодержащих композиций из торфа. Гранулирование может быть проведено с получением продуктов цилиндрической и сферической форм [24], при высоких давлениях и без них, с использованием связующих и без них [25-33]. Простейшим связующим является вода. Гранулированные активные угли из водно-торфяных паст характеризуются

разнообразием прочностных и сорбционных свойств [22,34]. Основное влияние на механическую прочность и пористую структуру карбонизатов в данном случае оказывают степень и интенсивность измельчения торфа [35,36].

Проведенные в разное время исследования показали, что на основе торфа с добавками различных соединений методом паровой и парогазовой активации можно получать активные угли с развитой пористой структурой и достаточно высокой адсорбционной способностью в отношении растворённых веществ различной химической природы и размера молекул.

Механизмы взаимодействия торфов с различными неорганическими и органическими добавками и методы приготовления активных углей на основе этих компонентов подробно описаны Н.Д. Дрожалиной [37]. Наибольший интерес представляют способы совместной переработки торфа с Н3Р04, (МН4)2С03, фурановыми соединениями, фенолами, различными типами смол. Указанные добавки, вводимые в торф в количестве от 10 % и более, способны существенным образом изменять механизмы термических превращений торфа. Характерной особенностью карбонизатов торфяных композиций с неорганическими и органическими добавками является высокая однородность микропористой структуры, представленной ультратонкими порами, при практически полном отсутствии мезопор [37]. Более прочные карбонизаты из композиций данного типа получаются при использовании верховых торфов с большим количеством углеводов (меньшей степенью разложения). При активации таких карбонизатов водяным паром малые обгары (10-20 %) сопровождаются лишь открытием новых микропор и расширением входов в поры, микропористая структура

о

остаётся мономодальной с Уми = 0,2-0,22 см /г и Е0 = 28-30 кДж/моль, в результате чего получаемые продукты могут быть использованы как молекулярные сита. При более высоких обгарах (40-50 %) микропористая структура становится полимодальной за счет выгорания стенок микропор, также увеличивается объём макропор, и появляются мезопоры. В результате

л _

могут быть получены углеродные адсорбенты с Уми = 0,2-0,25 см /г при Е0 =

3 3

18-25 кДж/моль, Уме = 0,1-0,15 см /г и У^ = 0,8-1 см /г. Однако при этом механическая прочность при истирании по МИС-10 понижается до 60 %.

Отдельным классом торфяных углей являются активные угли серии СКТ [38]. Их получение основано на многочисленных физико-химических процессах взаимодействия сернистого калия с углеродсодержащей массой, протекающих на разных технологических стадиях. Образованные таким способом однородные микропористые структуры могут иметь характеристические размеры от 0,45 до 0,8 нм. Прочность при истирании карбонизованных образцов находится на уровне 50-70 %. Дальнейшее развитие пористой структуры производят путем парогазовой активации, что приводит к понижению прочности.

Существуют модификации технологии активного угля СКТ с добавкой каменного угля, позволяющие получать адсорбенты с улучшенной адсорбционными свойствами. Разработан и запатентован способ получения активного угля из торфа [39], включающий измельчение сырья, его обработку раствором сернистого калия, гранулирование, сушку, карбонизацию и активацию гранул. Сырьём служат торф со степенью разложения 25-33 % и каменный уголь (10-40 масс. %). Адсорбционная способность полученного образца по парам органических веществ с

3 3

температурой кипения 60-100 °С достигает 130 мг/см против 80 мг/см у аналога. По другому способу [40] гранулы адсорбента активируют со скоростью 10-25 град/мин, после активации промывают растворами сернистого калия, соляной кислоты и водой, затем подвергают их сушке и дополнительной термообработке. Время защитного действия по хлорэтану возрастает от 45 мин у аналога до 70 мин у полученного адсорбента.

Интерес представляют способы гранулирования порошкообразных торфов с применением давления. Торф является хорошо сжимающимся веществом и способен пластифицироваться под давлением. При этом могут быть получены разнообразные типы гранулятов, как чисто торфяные [25], так

и с твердыми порошкообразными углеродсодержащими материалами [28,31,36,41]. Применение высоких давлений позволяет формовать из частично обезвоженных торфов различного типа крупные высокопрочные гранулы размером до 20 мм [25] для получения активных углей. Способ гранулирования торфов с применением технического лигносульфоната описан в [28]: целевые продукты характеризуются высокой реакционной способностью при взаимодействии с водяным паром при высокой температуре, однако их прочность при истирании не достигает 90 %. Предложен также ряд способов гранулирования торфов с каменноугольной пылью [5,Т41], позволяющих достичь прочности гранул при истирании 88 % при объёме микропор 0,36-0,4 см /г.

Как показывают результаты исследования [42], даже первичная переработка торфа с использованием различных механизмов оказывает существенное влияние на качество получаемых активных углей. Торфяные гранулы подвергали карбонизации при температуре 600 °С и активировали при 900 °С водяным паром до различных обгаров. Получены данные по качеству активных углей различной формы из торфа-сырца (цилиндрические гранулы), из дробленого кускового торфа (мелкие фрагменты), из окатанного фрезерного торфа (окатыши) различной степени разложения, свидетельствующие, что резких отличий в характере пористой структуры нет. Объём микропор в среднем составляет 0,15-0,18 см /г, их размер также существенно не различается для всех углей и составляет 0,4-0,6 нм. Лучшие по качеству угли получены из торфа-сырца влажностью 60-65 %, сформованного в шнековом механизме в гранулы цилиндрической формы диаметром 3-5 мм. Адсорбционная ёмкость торфяных гранулированных углей пароводяной активации равна 55-60 % по метиленовому голубому и 30-40 % по бензолу.

Одним из недостатков производств торфяных активных углей является их потребность в сырье в виде малозольного торфа. Для устранения указанного недостатка и включения в сферу производства активных углей

торфяных месторождений с высоким содержанием минеральной части разработан эффективный комбинированный метод активации торфа [43]. Суть предлагаемого метода состоит в термообработке минерализованного торфа при 250 °С с последующей активацией его 20 %-ной НС1 на протяжении 1 -2 ч, отделении кислого раствора от угля-сырца и осаждении из него гидроксидов, представляющих самостоятельный интерес в виде активных минеральных адсорбентов. Для развития пористой структуры материала предусмотрена дополнительная химическая активация с К2СОз.

1.3. Активные угли из полимерных отходов

Среди промышленных отходов серьезную проблему представляют практически не утилизируемые полимерные материалы естественного и искусственного происхождения (на основе различных органических и органо-минеральных композиций), составляющие, кроме того, и всё возрастающую долю в твёрдых бытовых отходах. Их вывоз и складирование (захоронение), равно как и огневое обезвреживание (сжигание), осуществляемые с целью уменьшения или ликвидации вредного воздействия этих отходов на окружающую среду, как правило, не только значительно осложняют работу предприятий, но и существенно сказываются на себестоимости продукции.

Существующие в настоящее время способы утилизации подобных отходов в основном предусматривают использование их для производства строительных материалов и товаров широкого потребления или в качестве вторичного сырья для получения относительно дешевой продукции. Однако принципиально возможна их переработка в продукцию повышенного спроса - сравнительно дешевые углеродные адсорбенты, способные конкурировать с промышленно выпускаемыми активными углями, как об этом свидетельствуют данные обзора [44].

Похожие диссертационные работы по специальности «Технология неорганических веществ», 05.17.01 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат технических наук Нистратов, Алексей Викторович, 2013 год

Список литературы

Глава I

1. Клушин В. Н., Родионов А. И., Кесельман И. JI. Углеродные адсорбенты на основе полимерсодержащих отходов. М.: Биоларус, 1993. 141 с.

2. Хомутов А. Н. Основы технологии активных углей из отходов полиуретанполиамидных тканей и торфа: дис. ... канд. техн. наук. М., 2005. 161 с.

3. Храмова Г. Б. Разработка технологии получения активных углей из отходов органопластиков: дис. ... канд. техн. наук. М., 1992. 157 с.

4. Бергер JI.-M. Пиролитическая переработка полимерных отходов: дис. ... канд. техн. наук: М., 1992. 170 с.

5. Мухин В. М., Тарасов А. В., Клушин В. Н. Активные угли России. М.: Металлургия, 2000. 352 с.

6. Активные угли. Эластичные сорбенты. Катализаторы, осушители и химические поглотители на их основе. Номенклатурный каталог под общ. ред. В. М. Мухина. М.: Руда и металлы, 2003. 280 с.

7. Кинле X., Бадер Э. Активные угли и их промышленное применение: пер. с нем. J1.: Химия, 1984. 216 с.

8. Олонцев В. Ф. Активные угли (получение и применение). Пермь: Перм. центр науч.-техн. информ., 2005. 88 с.

9. Активные угли: свойства и методы испытаний. / Д. А. Колышкин, К. К. Михайлова. М.: Химия, 1972. 56 с.

10. Дубинин М. М. // Юбилейный сборник АН СССР. 1947. Т. 1. С. 562.

11. Дубинин М. М. // Вестник АН СССР. 1949. № 3. С. 19.

12. Дубинин М. М. // Успехи химии. 1952. Т. 11. С. 513.

13. Dubinin М. М. Chemistry and Physics of Carbon. V. 2. New York, 1966, p. 51.

14. Дубинин M. M., Сарахов А. И., Рябиков Г. A. // Журнал физической химии. 1958. Т. 32. С. 1404.

15. Авгуль Н. Н., Березин Г. И., Киселев А. В. и др. // Журнал физической химии. 1956. Т. 30. С. 2106.

16. Дубинин М. М. // Журнал физической химии. 1965. Т. 39. С. 1305.

17. Тарковская И. А. Сто «профессий» угля. Киев: Наукова думка, 1990. 196 с.

18. Производство и применение активированных углей: [сайт]. URL: http://www.svoruem.com/forum/ 1345.html (дата обращения: 15.12.2011).

19. Маслов С. Г., Инишева JI. И. Торф - как растительное сырьё и направления его химической переработки // Химия растительного сырья. 1998. № 4. С. 5-7.

20. Большая Советская Энциклопедия. Т. 27. М.: Советская Энциклопедия, 1977, с. 117.

21. Физика и химия торфа в решении проблем экологии: тезисы докладов Междунар. симпозиума. / Минск: Тонпик, 2002, с. 128-130.

22. Мазина О. И., Хоняк В. П. // Торфяная промышленность. 1987. № 4. С. 23-26.

23. Хоняк В. П., Мазина О. И., Терентьев А. А. // Химия твердого топлива. 1986. № 1.С. 105-111.

24. Физикохимия торфа и сапропеля, проблемы их переработки и комплексного использования: материалы 7-й Междунар. науч.-техн. конф. / Тверь, 1994. Ч. 1,с. 139-140.

25. Пат. 3442202 ФРГ; заявл. 19.11.84; опубл. 28.05.86.

26. Gunther J. Die Einsatzgebiete von Torfaktivkohle // Telma. 1990. № 3. S. 157164.

27. Создание высокоэффективных процессов переработки и использования твёрдых горючих ископаемых, получения альтернативных моторных топлив и нефтехимических продуктов из угля: тезисы докладов / Донецк, 1989, с. 100-101.

28. Способ получения активированного угля: авт. св-во 1503876 СССР. № 4345476/23-26; заявл. 30.08.89; опубл. 30.08.90.

29. Пат. 3333478 ФРГ; заявл. 16.09.83; опубл. 25.04.85.

30. Use of Peat: Reports of International Symposium / Stuttgart, 1983, p. 11-21.

31. Огурцов А. В., Боброва В. H., Королева JI. П. // Торфяная промышленность. 1985. № 10. С. 21-24.

32. Пат. 283274 ГДР. № 275972.8; заявл. 29.04.85; опубл. 10.10.90.

33. Пат. 2171779 Россия; заявл. 21.03.2000; опубл. 10.08.2001.

34. Дрожалина Н. Д., Яцевич Ф. С., Булгакова Н. А. и др. // Торфяная промышленность. 1988. № 8. С. 20-22.

35. Хоняк В. П., Мазина О. И. // Химия твердого топлива. 1987. № 3. С. 86-92.

36. Хоняк В. П., Мазина О. И., Жуков В. К. и др. // Химия твердого топлива. 1990. № 3. С. 74-79.

37. Дрожалина Н. Д. Углеродные молекулярные сита на основе торфа Минск: Наука и техника, 1984. 150 с.

38. Производство активных углей сернистокалиевой активации: технический регламент 6-16-2246-78. Электросталь: ЭХМЗ, 1992. 28 с.

39. Способ получения активного угля: пат. 2235062 Россия. № 2003116213/15; заявл. 02.06.2003; опубл. 27.08.2004.

40. Способ получения активного угля: пат. 2235063 Россия. № 2003122745/15; заявл. 21.07.2003; опубл. 27.08.2004.

41. Мухин В. М. Разработка новых углеродных адсорбентов и использование их для решения экологических и технологических проблем: дис. ... докт. техн. наук. М., 1997. 311 с.

42. Дрожалина Н. Д., Яцевич Ф. С., Булгакова Н. А. Активные угли из гранулированного и окатанного торфа // Торфяная промышленность. 1988. № 8. С. 20-22.

43. Комаров В. С., Репина Н. С., Ратько А. И. и др. Метод получения активных малозольных углей на основе торфа // Весщ HAH Беларусь Сер. xiM. н. 2003. №2. С. 12-14.

44. Dias J. M., Alwim-Ferraz M.C.M., Almeida M.F. et al. Waste materials for activated carbon preparation and its use in aqueous phase treatment: a review // Journal of Enviromental Management. 2007. V. 85. № 4. P. 833-846.

45. Nakagawa K., Namba A., Mukai S.R. et al. Adsorption of phenol and reactive dye from aqueous solution on activated carbons derived from solid wastes // Water research. 2004. V. 38. № 7. P. 1791-1798.

46. Laszlo K., Bota A., Nagy L. G. et al. Porous carbon from polymer waste materials // Colloids and Surfaces A: Physicochemical and Engineering Aspects. 1999. V. 151. № 1-2. P. 311-320.

47. Gunko V. M., Leboda R., Skubiszewska-Zieba J. et al. Carbon adsorbents from waste ion-exchange resins // Carbon. 2005. V. 43. P. 1143-1150.

48. Bratek K., Bratek W., Kulazynski M. Carbon adsorbents from waste ionexchange resin // Carbon. 2002. V. 40. P. 2213-2220.

49. Horikawa T., Hayashi J., Muroyama K. Preparation of molecular sieving carbon from waste resin by chemical vapor deposition // Carbon. 2002. V. 40. P. 709-714.

50. Hayashi J., Yamamoto N., Horikawa T. et al. Preparation and characterization of high-specific-surface-area activated carbons from K2C03-treated waste polyurethane // Journal of Colloid and Interface Science. 2001. V. 281. P. 437-443.

51. You S. Y., Park Y. H., Park C. R. Preparation and properties of activated carbon fabric from acrylic fabric waste // Carbon. 2000. V. 38. № 10. P. 14531460.

52. Qiao W. M., Yoon S. H., Mochida I. et al. Waste polyvinylchloride derived pitch as a precursor to develop carbon fibers and activated carbon fibers // Waste management. 2007. V. 27. № 12. P. 1884-1890.

53. Laszlo K., Bota A., Dekany I. Effect of heat treatment on synthetic carbon precursors // Carbon. 2003. V. 41. P. 1205-1214.

54. Fernandez-Morales I., Almazan-Almazan M. C., Perez-Mendoza M. et al. PET as precursor of microporous carbons: preparation and characterization // Microporous and Mesoporous Materials. 2005. V. 80. P. 107-115.

55. Parra J. B., Ania C. O., Arenillas A. et al. Textural development and hydrogen adsorption of carbon materials from PET waste // Journal of Alloys and Compounds. 2004. V. 379. P. 280-289.

56. Kartel N. T., Sych N. V., Tsyba N. N. et al. Preparation of porous carbons by chemical activation of polyethyleneterephthalate // Carbon. 2006. V. 44. P. 10191022.

57. Sych N. V., Kartel N. T., Tsyba N. N. et al. Effect of combined activation on preparation of high porous active carbons from granulated post-consumer polyethyleneterephthalate // Applied Surface Science. 2006. V. 252. P. 8062-8066.

58. Parra J. B., Ania C. O., Arenillas A. et al. High value carbon materials from PET recycling // Applied Surface Science. 2004. V. 238. № 15. P. 304-308.

59. Laszlo K., Bota A., Nagy L. G. Comparative adsorption study on carbons from polymer precursors // Carbon. 2000. V. 38. № 13. P. 1965-1976.

60. Laszlo K., Tombacz E., Josepovits K. Effect of activation on the surface chemistry of carbon from polymer precursors // Carbon. 2001. V. 39. № 12. P. 1217-1228.

61. Laszlo K., Szucs A. Surface characterization of polyethyleneterephthalate (PET), based activated carbon and the effect of pH on its adsorption capacity from aqueous phenol and 2,3,4-trichlorophenol solutions // Carbon. 2001. V. 39. № 13. P. 1945-1953.

62. Bota A., Laszlo K., Nagy L. G. et al. Comparative study of active carbons from different precursors // Langmuir. 1997. № 13. P. 6502-6509.

63. Mui E. L. K., Ko D. C. K., McKay G. Production of active carbons from waste tyres - a review // Carbon. 2004. V. 42. № 14. P. 2789-2805.

64. Ogasawara S., Mikiya K., Wakao N. Preparation of activated carbon by thermal decomposition of used automotive tires // Ind. Eng. Chem. Res. 1987. V.26. P. 2552-2556.

65. Merchant A. A., Petrich M. A. Pyrolysis of scrap tires and conversion of chars to activated carbon // AIChE J. 1993. V. 39. № 8. P. 1370-1376.

66. Teng H., Serio M. A., Wojtowicz M. A. et al. Reprocessing of used tires into activated carbon and other products // Ind. Eng. Chem. Res. 1995. V. 34. P. 31023111.

67. Lehmann С. M. В., Rostam-Abadi M., Rood M. J. et al. Reprocessing and reuse of waste tire rubber to solve air-quality related problems // Energy Fuels. 1998. V. 13. P. 1095-1099.

68. Cunliffe A. M., Williams P. T. Influence of process conditions on the rate of activation of chars derived from pyrolysis of used tyres // Energy Fuels. 1999.

V. 13. № l.P. 166-175.

69. Teng H., Lin Y. U., Hsu L. Y. Production of activated carbons from pyrolysis of waste tires impregnated with potassium hydroxide //J. Air Waste Manag. Assoc. 2000. V. 50. P. 1940-1946.

70. Li S.-Q., Yao Q., Chi Y. et al. Pilot-Scale Pyrolysis of Scrap Tires in a Continuous Rotary Kiln Reactor // Ind. Eng. Chem. Res. 2004. V. 43. P. 51335145.

71. Murillo R., Navarro M. V., Garcia T. et al. Production and Application of Activated Carbons Made from Waste Tire // Ind. Eng. Chem. Res. 2005. V. 44. № 18. P. 7228-7233.

72. Method for producing activated carbon from waste PET: pat. 2277565 Spain. № W02007068778; publ. 01.07.2007.

73. Method for manufacturing activated carbon from waste and manufacturing device: pat. Japan. № JP2001220121; publ. 14.08.2001.

74. Method and apparatus for producing activated carbon from waste: pat. Japan. № JP2000239010; publ. 05.09.2000.

75. Method and apparatus for producing activated carbon from waste tire: pat. 7096271 Japan; publ. 11.04.1995.

76. Equipment for producing activated carbon from waste polymer: pat. 6271307 Japan; publ. 27.09.1994.

77. Клушин В. H., Хомутов А. Н., Клушин Д. В. и др. Получение адсорбентов из отходов, не находящих использования // Экология производства. Химия и

нефтехимия. Ежеквартальный специализированный бюллетень. 2006. № 3. С. 8-11.

78. Клушин В. Н., Крупеня С. И., Пономарева и др. Использование отходов производства АБС-сополимеров для сорбционной очистки сточных вод // Химическая промышленность. 1988. № 5. С. ...

79. Экономия лакокрасочных материалов и пути создания малоотходных технологий в лакокрасочном производстве: материалы науч.-техн. семинара. Л., 1988. С. 7-9.

80. Успехи в химии и химической технологии: сб. науч. трудов / РХТУ им. Д.И. Менделеева. М., 2004. Т. 18. № 6. С. 94-96.

81. Успехи в химии и химической технологии: сб. науч. трудов / РХТУ им. Д.И. Менделеева. М., 2004. Т. 18. № 6. С. 96-98.

82. Хомутов А. Н., Клушин В. Н., Мухин В. М. Изменения технических показателей активных углей на основе торфа и отходов полиуретанполиамидного волокна при активации водяным паром // Журнал прикладной химии. 2005. Т. 78. № 11. С. 1848-1852.

83. Инженерно-экологический справочник. Т. 1. / А. С. Тимонин. Калуга: Издательство Н.Ф. Бочкаревой, 2003. 917 с.

84. Chen H., Li В., Yang J. et al. // Fuel. 1998. V. 77. P. 487.

85. Attar A. //Fuel. 1978. V. 57. P. 201.

86. Kim K.-H., Jeon Е.-С., Коо Y.-S. et al. // Atmos. Environ. 2007. V. 41. P. 3829.

87. Другов Ю. С., Конопелько Л. А. Газохроматографический анализ газов. М.: МОИМПЕКС, 1995. 464 с.

88. Справочник по контролю вредных веществ в воздухе: справ, изд. / Муравьёва С. И. [и др.] М.: Химия, 1988. 320 с.

89. Авдеева А. В. Получение серы из газов. М.: Металлургия, 1977. 174 с.

90. Авдеева А. В. // Журнал прикладной химии. 1937. № 15. С. 1077-1082.

91. Деннис Л., Никольс М. Газовый анализ. Пер. с нем. ОНТИ. М.: Госхимиздат, 1934. 348 с.

92. Авдеева А. В., Боресков Г. К. // Химическая промышленность. 1945. № 4, С. 1-3.

93. Гольберт К. А., Вигдергауз М. С. Курс газовой хроматографии. М.: Химия, 1974. 375 с.

94. // Oil and Gas Journal. 1972. V. 70. № 50. P. 104-105.

95. Leibrand R. J. Atlas of Gas Analyses by Gas Chromatography // Journal of Gas Chromatography. 1967. V. 5. № 10. P. 518-524.

96. Вигдергауз M. С. Газовая хроматография как метод исследования нефти. М.: Наука, 1973. 256 с.

97. Вигдергауз М., Афанасьев М. Информ. бюллетень о зарубежной хим. пром. М.: НИИТЭХим, 1962. № 17, с. 29-41; № 21, с. 50-61.

98. Другов Ю. С., Родин А. А. Газохроматографический анализ природного газа. М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2009. 174 с.

99. Long X., Jianli Y., Yenmei L. et al. Dynamic and simultaneous analyses of gaseous sulfur and hydrocarbon compounds released during pyrolysis of coal // Journal of Analytical and Applied Pyrolysis. 2004. V. 71. P. 591-600.

100. Long X., Jianli Y., Yenmei L. et al. Online determination of both sulfur-containing and hydrocarbon gases released from coal pyrolysis // Fenxi Kexue Xuebao. 2003. V. 19. № 5. P. 486-487.

101. Long X., Jianli Y., Yenmei L. et al. Online analysis of sulfur in gas phase during coal pyrolysis // Fenxi Shiyanshi. 2003. V. 22. № 2. P. 70-72.

102. Jing H., Amirav A. // J. Chromatogr. A. 1998. V. 805. P. 177.

103. Catalan L. J. J., Liang V., Charles Q. J. // J. Chromatogr. A. 2006. V. 1136. P. 89.

104. Ibarra J. V., Bonet A. J., Moliner R. // Fuel. 1994. V. 73. P. 933.

105. Kelemen S. R., Gorbaty M. L., Geoge G. N. et al. // Fuel. 1991. V. 70. P. 396.

106. LaCount R. В., Anderson R. R., Friedman S. et al. // Fuel. 1987. V. 66. P. 909.

107. Yperman J., Maes I. I., Van den Pul H. et al. // Anal. Chim. Acta. 1999. V. 395. P. 143.

108. Majchrowicz В. В., Yperman J., Mullens J. et al. // Anal. Chem. 1991. V. 63. P. 760.

109. // Chem. Techn. 1965. B. 17. № 3. S. 168.

110. Hodges C., Matson R. // Analytical Chemistry. 1965. V. 37, P. 1065.

111. Hall H. // Analytical Chemistry. 1962. V. 34. P. 64.

112. Adams D., Koppe R. // Tappi. 1959. V. 42. P. 601.

113. Nestler H., Berger W. // Chem. Techn. 1963. B. 15. № 10. S. 616-617.

114. Sporek F. F., Danyi M. D. // Analytical Chemistry. 1963. V. 35. № 8. P. 956968.

115. Baumann F., Olund S. A. // Journal of Chromatography. 1962. V. 9. № 4. P. 431-438.

116. Sudhir K. P., Ki-Hyun K. The fundamental properties of the direct injection method in the analysis of gaseous reduced sulfur by gas chromatography with a pulsed flame photometric detector // Analytica Chimica Acta. 2008. V. 615. P. 165-173.

117. Kim K.-H. // Atmos. Environ. 2005. V. 39. P. 2235.

118. Kim K.-H. // Anal. Chim. Acta. 2006. V. 566. P. 75.

119. De Zeeuw J., Duvekot C., Peene J. et al. GC: A Rewiev of the State-of-the-Art Column Technologies for the Determination of ppm to ppb Levels of Oxygenated, Sulfur, and Hydrocarbon Impurities in C1-C5 Hydrocarbon Streams // Journal of Chromatographic Science. 2003. V. 41. № 10. P. 535-544.

120. Другов Ю. С., Родин А. А. Газохроматографический анализ газов. Практическое руководство. СПб., 2001. 426 с.

121. Agilent Technologies. Chromatography and Spectroscopy Supplies Reference Guide, 2006-2007. 786 p.

122. RESTEK Chromatography Products, 2007. 845 p.

123. Levin E. E., Taggarat R. L., Lalevic M. et al. Determination of Atmospheric Carbonyl Sulfide by Isotope Dilution GC/MS // Analytical Chemistry. 1987. V. 59. №9. P. 1296-1301.

124. Black M. S., Herbst R. P., Hithcock D. R. Solid Adsorbent Preconcentration and Gas Chromatographic Analysis of Sulfur Gases // Analytical Chemistry. 1978. V. 50. №7. P. 848-851.

125. Bandy A. R., Tucker B. J. Determination of PPT by Volume Levels of Atmospheric Carbon Disulfide by GC/MS // Analytical Chemistry. 1985. V. 57. № 7. P. 1310-1314.

126. Luce C., Carlier P., Girard R. et al. Mise au point dD une chaine de mesure des composes organo-soufres dans ID atmosphere au seuil du ng-m"3 // Analusis. 1984. V. 12. №7. P. 350-357.

127. Knarr R., Rappaport S. M. Determination of Methanethiol at PPM Air Concentrations by GC // Analytical Chemistry. 1980. V. 52. № 4. P. 733-736.

128. Бродский A. JI. Сопоставление современных методов определения ультранизких концентраций серы в нефтепродуктах // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2005. Т. 71. № 4. с. 23-26.

129. ASTM standartization news. June 2004. P. 32-36.

130. Nadkarni R. A. K. Determination of sulfur in petroleum products and lubricants: A critical review of test performance // American Laboratory (Shelton, Connecticut). 2000. V. 32. № 22. P. 16-25.

131. Analysis of total sulfur (laboratory techniques and on-line analysis). [Spring National Meeting] (New Orleans, LA, United States, Mar. 11-14, 2002): pre-print archive / American Institute of Chemical Engineers, 2002. P. 935-945.

132. Xiaolin Y., Quan S., Chunming X. et al. Analysis of composition and structure of sulfur compounds in residual oils by pyrolysis-gas chromatography // Sepu. 2004. V. 22. № 2. P. 162-165.

133. Defeng Y., Pei H. Determination of sulfur content at ppb level in light oils by oxidative microcoulometry // China Petroleum Processing and Petrochemical Technology. 2002. 2. P. 47-50.

134. Defeng Y., Pei H. Determination of low content sulfur in heavy hydrocarbons by oxidative microcoulometry // Shiyou Huagong. 2002. V. 31. № 12. P. 10111013.

135. Defeng Y., Jinrui Z., Jufang Q. Design of oxidative pyrolysis/ultraviolet fluorescence sulfur analyzer // Fenxi Yiqi. 2002. V. 4. P. 1-4.

136. Miskolczi N., Bartha L., Borszeki J. et al. Determination of sulfur content of diesel fuels and diesel fuel-like fractions of waste polymer cracking // Talanta. 2006. V. 69. P. 776-780.

137. Miskolczi N., Bartha L., Deak G. et al. // Polym. Degrad. Stability. 2004. V. 86. P. 357.

138. Крешков А. П. Основы аналитической химии. Т. 2. Количественный анализ. М.: Химия, 1976. 480 с.

139. Ciesielski W. Coulometric determination of sulfur compounds using the induced iodine-azide reaction // Folia Chimica. 2004. V. 13. P. 171-177.

140. Mojski M., Murawski K. // Chem. Anal. (Warsaw). 1987. V. 32. P. 609.

141. Wilke D., Geisler M., Hahn M. et al. Total determination of organic sulfur compounds // Chemie in Labor und Biotechnik. 2000. 51. № 1. S. 13-17.

142. Чалых E. Ф., Русиновская H. H., Свиридова Л. В. и др. Химическая технология углерода: лаб. практикум. М.: МХТИ им. Д.И. Менделеева, 1977. 80 с.

143. Stratesteffen Т. Nitrogen, sulfur, and chlorine determination in a wide concentration range // GIT Labor-Fachzeitschrift. 2004. 48. № 6. S. 579-581.

144. Method and device for determination of total sulfur: pat. 19741809 Germany; prop. 23.09.97.

145. Sugawara K., Enda Y., Sugawara T. et al. XANES analysis of sulfur form change during pyrolysis of coals // Journal of Synchrotron Radiation. 2001. V. 8. № 2. P. 955-957.

146. Kelemen S. R, George G. N., Gorbaty M. L. // Fuel. 1990. V. 69. P. 939-944.

147. Huffman G. P., Mitra S., Huggins F. E. et al. // Energy Fuels. 1991. V. 5. P. 574-581.

148. Tang L., Huang H. An investigation of sulfur distribution during thermal plasma pyrolysis of used tires // Journal of analytical and applied pyrolysis. 2004. V. 72. p. 35-40.

149. Пат. 02250661.6 Китай; опубл. 12.01.2002.

150. Клушин В. Н., Родионов А. П., Систер В. Г. Технологические процессы экологической безопасности: учебник для вузов. Калуга: Издательство Н.Ф. Бочкаревой, 2007. 800 с.

151. Коузов J1. А., Мальгин А. Д., Скрябин Г. М. Очистка от пыли газов и воздуха в химической промышленности. Л., 1982. 392 с.

152. Вилесов Н. Г., Болыпунов В. Г. Утилизация промышленных сернистых газов. Киев: Наукова думка, 1990. 136 с.

153. Очистка от серосодержащих соединений [Электронный ресурс] // Компания Премиум Инжиниринг: [www.premen.ru].

154. Нагибин В. Д. Переработка отходящих серосодержащих газов с использованием ускоренных электронов [Электронный ресурс] // Институт ГИНЦВЕТМЕТ: [www.gintsvetmet.ru].

Глава II

155. Лурье Ю. Ю., Рыбникова А. И. Химический анализ производственных сточных вод. 4-е изд. перераб. и доп. М.: Химия, 1974. ...с.

156. ГОСТ 23781-87. Газы горючие природные. Хроматографический метод определения компонентного состава. М.: ИПК «Издательство стандартов», 1987.

Глава III

157. Кербер М. Л. Лабораторный практикум по физико-химическим основам переработки пластических масс. М.: МХТИ, 1980. 81 с.

158. Воларович М. П., Малинин М. И. Исследование реологических свойств торфов пониженной влажности // Коллоидный журнал. 1958. Т. 20. № 3. С. 311-317.

159. Воларович М. П., Лиштван И. И., Чураев Н. В. Методы управления структурно-реологическими свойствами торфа в полутвердой консистенции // Коллоидный журнал. 1963. Т. 25. № 3. С. 286-290.

160. Балкевич В. Л., Мосин Ю. М. Реологические свойства керамических масс: уч. пособие. М.: МХТИ им. Д. И. Менделеева, 1983. 68 с.

161. Ничипоренко С. П. Основные вопросы теории процессов обработки и формования керамических масс. Киев, 1960. 109 с.

162. Адлер Ю. П., Маркова Е. В., Грановский Ю. В. Планирование эксперимента при поиске оптимальных условий. М.: Наука, 1976. 279 с.

163. Официальный сайт ЭНПО «Неорганика» [Электронный ресурс]. URL: www.neorganika.ru/index.php/price.html.

164. Соколов Л. Б., Герасимов В. Д. Термостойкие ароматические полиамиды. М.: Химия, 1975. 256 с.

165. Valenruela Calahorro С., Marcia Garcia A., Bernatte Garcia A. Study of sulfur introduction in activated carbon // Carbon. 1990. V. 28. № 2. P. 321-335.

166. Амелин А. Г. Производство серной кислоты. M.: Химия, 1967. 472 с.

167. Колесников В. А., Ильин В. И. Экология и ресурсосбережение в электрохимических производствах. Механические и физико-химические методы очистки промывных и сточных вод: учеб. пособие. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2004. 220 с.

168. Виноградов С. С. Экологически безопасное гальваническое производство. М.: Глобус, 1998. 302 с.

169. Морозов Д. Ю., Шулаев М. В., Емельянов В. М., Нуруллина Е. Н. Исследование адсорбционной очистки сточных вод, содержащих ионы тяжёлых металлов // Вестник Казанского технологического университета. 2004. № 1.С. 95-98.

170. Научный потенциал студенчества - будущему России (Ставрополь, 2021 апреля 2007): материалы международной научной студенческой конференции. Ставрополь, 2007. Т. I.

171. Acharya J., Sahu J. N., Sahoo В. K. et al. Removal of chromium (VI) from wastewater by activated carbon developed from Tamarind wood activated with zinc chloride // Chemical Engineering Journal. 2009. V. 15. P. 25-39.

172. Budinova Т., Savova D., Tsyntsarski B. et al. Biomass waste-derived activated carbon for the removal of arsenic and manganese ions from aqueous solutions // Applied Surface Science. 2009. V. 255. P. 4650-4657.

173. Колесников А. В., Воробьева О. И., Капустин Ю. И. Исследование извлечения тяжёлых металлов в присутствии эмульсий масла, дизельного топлива и ПАВ // Химическая промышленность сегодня. 2009. № 7. С. 31-35.

174. Куянцева Э. Э. Разработка технологии очистки сточных вод от поверхностно-активных веществ и нефтепродуктов: дис. ... канд. техн. наук. М, 1994. 186 с.

Глава IV

175. Общая химическая технология / А. Г. Амелин. М.: Химия, 1977. 400 с.

176. Глузман JI. Д., Эдельман И. И. Лабораторный контроль коксохимического производства. М.: Металлургия, 1968. 472 с.

177. Павлов К. Ф., Романков П. Г., Носков А. А. Примеры и задачи по курсу процессов и аппаратов химической технологии: учеб. пособие. М.: ООО «РусМедиаКонсалт», 2004. 576 с.

178. Основные процессы и аппараты химической технологии: пособие по проектированию / Ю. И. Дытнерский. М.: Химия, 1991.

179. Кельцев Н. В. Основы адсорбционной техники. М.: Химия, 1984. 592 с.

180. Кудинов В. А., Карташов Э. М. Техническая термодинамика. М.: Высшая школа, 2003. 261 с.

181. Бурмистров К. И., Кошкин Л. И., Маркина Н. С. и др. Методические указания по выполнению экономической части дипломного проекта (работы) для студентов всех химико-технологических специальностей. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 1995. 64 с.

182. Тарасова Н. П., Ермоленко Б. В., Зайцев В. А., Макаров С. В. «Охрана окружающей среды» в дипломных проектах и работах: учебное пособие. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2006. 218 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.