Развитие институтов гражданского общества в условиях социальных трансформаций тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.05, доктор политических наук Ярулин, Илдус Файзрахманович

  • Ярулин, Илдус Файзрахманович
  • доктор политических наукдоктор политических наук
  • 1998, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ22.00.05
  • Количество страниц 275
Ярулин, Илдус Файзрахманович. Развитие институтов гражданского общества в условиях социальных трансформаций: дис. доктор политических наук: 22.00.05 - Политическая социология. Санкт-Петербург. 1998. 275 с.

Оглавление диссертации доктор политических наук Ярулин, Илдус Файзрахманович

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ПОНЯТИЯ

«ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО»

РАЗДЕЛ II. ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА

§ 1. Институционализация и структурирование

гражданского общества

§ 2. Социальное пространство гражданского общества

ГЛАВА 2. СУБЪЕКТИВАЦИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

§ 1. Акторы гражданского общества

§ 2. Стратификационные процессы в гражданском

обществе

ГЛАВА 3. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА

§ 1. Формирование ценностей гражданского общества

§ 2. Общественность гражданского общества

ГЛАВА 4. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА

§ 1. Государство и гражданское общество

§ 2. Гражданское общество как система политического

участия

§ 3. Политическая культура гражданского общества 193 ГЛАВА 5. РЕГИОН В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

формирования гражданского общества в России

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

МОНОГРАФИИ

СТАТЬИ

ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политическая социология», 22.00.05 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Развитие институтов гражданского общества в условиях социальных трансформаций»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность политико-социологического анализа проблемы развития институтов гражданского общества в условиях социальных трансформаций определяется следующими обстоятельствами.

Составляющий основу современного этапа развития общества процесс его усложнения и модернизации формирует новый социальный мир. Происходящие в социальных системах глубокие перемены еще не получили достаточно полного освещения в литературе, хотя имеется реальная потребность в их всестороннем анализе. Но несомненным является положение о том, что существуют общие тенденции в становлении и развитии современных сложных социальных систем, каковыми являются общества. Выявление действия этих тенденций в условиях различных социокультурных и экономических образований позволяет понять сущность социальных преобразований.

В последнее время в нашей стране, да и во всем мире, заметно оживился интерес к проблематике гражданского общества. Возродившееся в 70-80-е годы XX столетия, это понятие было введено в обращение как нечто само собой разумеющееся и по сути дела не требующее никаких дополнительных разъяснений. Им стали пользоваться и правые, и левые, либералы и социалисты, наполняя его зачастую противоположным смыслом. При этом все они сходятся в одном - то, что является содержанием этого понятия, есть один из необходимых этапов развития человечества, независимо от национальных особенностей.

Смысловая размытость, недостаточная определенность термина и отсутствие четкой границы между описательным и нормативными аспектами являются источниками

дополнительных трудностей при выявлении сущности гражданского общества. Отрицательное влияние оказывает и недостаточная изученность всего круга вопросов, связанных с пониманием природы гражданского общества, его специфики, структуры, участников, что ведет к появлению не совсем адекватного представления о нем не только на уровне обыденного сознания, но и в рамках частных наук.

Необходимость политико-социологического анализа специфики, структуры, содержания вызвана также и тем, что объект исследования зачастую подменяется рассуждениями, которые имеют весьма далекое отношение к действительному состоянию социума. А многозначное истолкование самого объекта исследования не гарантирует достоверного знания о нем.

Особая актуальность социально-философского анализа сущности гражданского общества, его оснований и особенностей становления определяется и тем, что попытки изучения в рамках конкретных наук выявили недостаточность частнонаучных предметных подходов, поскольку отсутствие четких теоретико-методологических моделей не позволяет дать объяснения многих вопросов, возникающих в ходе исследования.

Необходимость социологического анализа специфики, структуры, участников процессов становления и усложнения гражданского общества вызвана также и тем, что в

результате становится возможным более глубокое познание механизма активации сущностных сил человека, поскольку изучение данного механизма осуществляется посредством раскрытия внутренних движущих причин взаимодействия социальных агентов гражданского общества, выявления основных компонентов человеческой активности.

В комплексе причин, определяющих актуальность политико-социологического анализа гражданского общества, следует выделить необходимость решения важной методологической задачи - интегрирования гетерогенного знания о природе гражданского общества и получения его системной характеристики с целью создания теоретической модели, богатой эвристическими возможностями и способной быть надежным познавательным средством в дальнейших частнонаучных исследованиях этого объекта.

В настоящее время возникла необходимость рассмотрения специфики и структуры гражданского общества как таковых, понимания их природы и границ, которые еще не стали предметом систематического анализа. По мнению Э. Гидденса, предметом изучения социологии являются социальные институты, возникшие в результате промышленных преобразований за последние 200-300 лет. «Общество, признанное дисциплинарным фокусом социологии, с тех пор начинает широко пониматься как «гражданское общество»1.

1 Гидденс Э. Девять тезисов о будущем социологии// THESIS. Теория и история экономических и социальных институтов и систем. 1993. Зима. Т.1. Вып. 1. С. 70.

Для нынешней России этот отрезок времени еще не пройден, но необходимость изучения оснований гражданского общества, вновь нарождающихся в нем, очевидна. И перспектива их исследования выглядит весьма многообещающей.

Развертывание гражданского общества, изучение технологии этого процесса порождают необходимость решения целого ряда мировоззренческих, методологических, социальных и политических проблем, обусловливающих необходимость их серьезной философской проработки. Об актуальности проблемы анализа гражданского общества говорит и тот факт, что оно становится объектом бурных научных дискуссий во всем мире, особенно в связи с поиском рядом стран путей развития и модернизации. Немаловажным обстоятельством, на наш взгляд, является и необходимость противопоставления иррационалистическим взглядам на сущность гражданского общества результатов, полученных в ходе социологической разработки проблем гражданского общества. Необходимо выявить тл возможности искусственной институционализации гражданского общества, то есть рационально разработанных параметров новых социальных образований.

СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ. Проблематика гражданского общества впервые была поставлена в ХУ1 веке комментаторами политических взглядов Аристотеля. И с тех пор эта тема периодически становится объектом исследования.

Как вполне различимая самостоятельная научная категория гражданское общество рассматривается Д. Локком

в его «Двух трактатах о государственном правлении». Особый вклад в анализ гражданского общества внесли деятели шотландского просвещения А.Смит и А.Ферпосон.

Наиболее полное и обобщенное учение о гражданском обществе создает Г.В.Ф.Гегель, анализировавший

гражданское общество и государство как самостоятельные институты.

Заметный вклад в изучение гражданского общества внесли К.Маркс и Ф.Энгельс, рассматривавшие его как сферу гармонизации отношений индивида и социума.

Последний из крупных мыслителей марксистской ориентации А. Грамши уделял пристальное внимание гражданскому обществу как сфере революционного преобразования общества.

В отечественной науке проблематика гражданского общества начала рассматриваться в 60-е годы как анализ гегелевских категорий. Настоящий же интерес появляется в 80-е годы в связи с попытками модернизации существовавшей социальной системы тогдашним руководством страны. Методологические, социальные, экономические аспекты становления гражданского общества исследовали Е . Амбарцумов, В. Библер, В. В. Витюк, К. С. Гаджиев,

A. Галкин, Е. Н. Гуренко, Г. Г. Дилигенский, Ю. А. Красин, А. Н. Медушевский, А. Мигранян, Ю. М. Резник, О. М. Соловьев, В. Хорос, О.И.Шкаратан.

Проблемам взаимоотношений гражданского общества и государства посвящены работы В. А. Барежева,

B. Д. Виноградова, Ю. А. Дмитриева, О. Е. Лейста,

C. П. Перегудова, А. И. Соловьева, В. А. Четвернина.

Разработкой системы эмпирических индексов и показателей гражданского общества плодотворно занимаются 3. Т. Голенкова, Ю. В. Гридчин, Л. М. Романенко, М. Ф. Черныш.

В аспекте сравнительного анализа особенностей существования гражданского общества в России и в других странах выделяются работы А. Г. Володина, И. Б. Левина, Т. Е. Ворожейкиной, А. В. Загорского, И. Б. Левина, В. В. Рыбакова.

Анализ отдельных сфер гражданского общества является центральной темой ряда работ Е. 3. Васиной, В. В. Волкова, А. Б. Зубова, В. Б. Коробова, Л. Я. Орловой, О. В. Марковой, О. В. Хархордина. В работах названных и других авторов обосновываются важные феномены гражданского общества, вскрываются сложные отношения и связи между субъектами взаимодействия, определяются пути оптимизации процесса развертывания данной формы организации социума.

Предпринимаемые в рамках специальных программ исследования носят частичный, «узкий» характер. Внимание ученых сосредоточено на отдельных элементах исследуемого объекта, сравнении их с аналогами в других формах данного типа общества, его историей.

За рубежом проблематика гражданского общества активно исследуется в рамках теорий самоорганизации и социального дискурса, консолидации демократии, поиска новых оснований стратификации социальной структуры, институционализации общества, социальных изменений. В этом отношении следует выделить работы А. Арато,

А. Гоулднера, Д. Бека, Н. Боббио, А. Зелигмана, Р. Дарендорфа, Д. Кина, Дж. Коэна, JI. Ронигера, Д. Хелда, Ю. Хабермаса, И. Шапиро, Ф. Шмиттера, П. Штомпки, М. Уотерса.

Огромный массив литературы посвящен проблематике трансформации посттоталитарных обществ в гражданские. Здесь наиболее заметны работы М. Вальцера, В. Гавела, 3. Голубовича, К. Лефора, А. Михника, 3. Pay, Е.Щацкого.

В названых работах также даются дефиниции гражданского общества, очерчен круг вопросов, с ним связанных, выделены его основные сектора.

Изучение процессов становления гражданского общества в России дает возможность сравнения их с классическими формами гражданского общества на Западе и выявления особенностей.

Постановка вопроса об основаниях гражданского общества и технологии его развертывания как особом результате коммуникации и взаимодействия, имеющих сложную, многоуровневую структуру и выполняющих в социальной системе ряд чрезвычайно важных

жизнеобеспечивающих функций в условиях кризисного социума осуществлена в российской социологии впервые, что определяет концептуальную значимость выполненного исследования.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ. Любое формирующееся научное направление по мере накопления фактического материала, уточнения основных понятий выявляет обгьект и предмет своих исследований, определяя свое место среди других наук.

Науки развиваются, и это ставит вопрос о соотношении с новыми научными знаниями. Формирование новых методов исследования порождает проблему их соотношения по предмету и объекту. Проблематика гражданского общества как нового научного направления занимает внимание представителей многих социальных наук, поскольку она зарождается на стыке многих традиционных научных дисциплин: социологии, социальной психологии, экономики, политических наук.

Общность с названными науками связана с тем, что исследования гражданского общества имеет с ними фактически единый объект исследования. Им в диссертации выступает деятельность как специфическая форма активного, сознательного, целеполагающего отношения к реальности, а также условия и факторы, опосредующие эту деятельность. Выбор именно этого объекта предопределен гносеологическим значением основополагающего для системы категорий теоретической социологии понятия

«деятельность», выражающего субстанцию социального процесса, взятого в его целостности. В своей субстанциональной определенности понятие деятельности служит не только средством фиксации и описания социальных фактов, но и выполняет важную методологическую функцию исходного начала для построения теоретической модели анализируемых феноменов, поскольку с его помощью дается универсальная характеристика человеческого мира. Применительно к анализу гражданского общества категория деятельность используется для введения понятий «институционализация»,

«взаимодействие», «коммуникация», необходимых для последующего изучения.

Предметной областью исследования является социальная деятельность, ее социокультурные основания, создающие структуру гражданского общества, существующую только в деятельности и взаимодействии. Кроме того, предметом исследования выступают особенности

формирования общественности гражданского общества, их социальных представлений и ценностей в системе социального взаимодействия. Важным является и анализ социального пространства гражданского общества, его региональное измерение.

Необходимость включения данной проблематики в сферу социологического познания в качестве предмета диссертационного исследования позволит глубже познать причины социального прогресса, увязать объективные и личностные феномены в единый системный комплекс.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Цель диссертационной работы заключается в социологическом анализе сущности, структуры и функций гражданского общества и определении перспектив его развития. В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются следующие задачи:

разработка избранной темы автором диссертации подчинена решению главной задачи (которую можно определить как цель исследования) - выявить степень изученности процессов становления гражданского общества и обосновать перспективные направления дальнейшего исследования;

- формирование теоретической модели, представляющей гражданское общество в качестве сложной системной целостности, имеющей как общие, так и специфические черты;

- анализ способов введения и определения понятий «социальное пространство», «акторы гражданского общества» и других;

- выяснение особенностей функционирования и развития гражданского общества в различных социокультурных средах;

анализ динамики ценностных ориентаций в современном российском обществе;

изучение взаимоотношений государства и гражданского общества, политическое измерение

последнего;

выявление наиболее проявляющихся тенденций развития социума в условиях перехода от одной модели устройства к другой;

- рассмотрение региональной специфики становления гражданского общества.

Представленные цель и задачи ориентируют на системное исследование проблематики гражданского общества.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ. В научном познании соответствующий подход к изучаемому предмету определяется выбором парадигмы, то есть теоретической модели, взятой в качестве образца и применяемой исследователем для решения данной гносеологической задачи. Социологический и социально-

философский уровни анализа избранного нами предмета требуют использования прежде всего познавательного инструментария, изобретенного в рамках философии.

В качестве одного из основных методов в диссертации используется метод рефлексии над основаниями и деятельностный подход. Характеризуя методологию рефлексии над основаниями, важно обратить внимание на следующее обстоятельство. «Поскольку содержание объекта формируется в процессе его становления, постольку актуальное бытие сложившегося обгьекта заключает в себе не только совокупность сформировавшихся свойств, но и -в снятом виде - путь, которым осуществляется становление»1. Данная постановка вопроса позволяет преодолеть частичность специальных подходов.

Наша задача заключается в том, чтобы в многообразии социальных процессов вычленить и в соответствующих понятиях зафиксировать те, которые являются социальной деятельностью в ее человеческом измерении. Поскольку предмет нашего исследование социальная деятельность и взаимодействие, то возникает необходимость обращения к категории «деятельность».

Деятельность есть только человеку присущий способ взаимодействия со средой, отличающийся исторически сложившимися социокультурными программами. Именно наличие последних позволяет говорить о переходе от поведения как системы действий, направленных на

1 Мартишина Н.И. Когнитивные основания паранауки. Омск: Изд-во ОмГТУ, 1996. С. 8.

поддержание биологического существования к деятельности, содержание которой составляет целеполагающие изменения и преобразование мира на основе различных форм культуры. Отсюда следует, что социальная деятельность есть субстанция человеческого бытия, взятого в его целостности и потому категория деятельности может выполнить роль методологического средства анализа социальных процессов.

Научно-теоретической и методологической основой диссертации послужили труды классиков мировой философии и социологии, в которых так или иначе затрагивались отдельные аспекты формирования и функционирования гражданского общества.

Основой предпринятого исследования являются также принципы историзма и объективности, что прежде всего означает отказ от политизированных и тенденциозных оценок накопленного опыта.

В работе используется и историко-сравнительный метод исследования, позволяющий акцентировать внимание на сравнительном анализе отечественной и зарубежной литературы. К оценке анализируемых концептуальных положений и их аргументации автор подходил с учетом требований логических законов и правил.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ. Ведущую тенденцию развития современной науки составляет углубление междисциплинарных исследований актуальных проблем. В этих условиях проблематика гражданского общества является той реальностью, которая познается методами самых разнообразных отраслей научного знания.

Причем изучение гражданского общества средствами частных наук осуществляется в рамках школ и направлений, различающихся подчас коренными методологическими принципами. Поэтому всестороннее обоснование

гражданского общества приобретает исключительную теоретическую значимость, поскольку может служить методологической основой для каждой конкретной науки, исследующей тот или иной аспект функционирования гражданского общества.

Полученные в ходе работы результаты позволяют уточнить типологию социальной деятельности.

Практическая ценность работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в качестве рекомендаций для оптимизации работы систем управления, образования. Следует отметить также и практическую значимость проблемы анализа оснований гражданского общества для разработки социальных технологий.

В связи с введением в базовый курс социологии и политологии раздела «Гражданское общество» материалы работы могут быть использованы для разработки спецкурсов, учебных пособий по данной теме.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные результаты диссертации были представлены автором в следующих публикациях:

1. Гражданское общество: от идеи к реализации. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн.ун-та,1995. 35 с. (в соавторстве с П.П. Ляхом)

2. Взаимодействие гражданского общества и правового государства // Депонировано в ИНИОН РАН N 49766 от 4.11.94. 58 с.

3. Идея гражданского общества: история и современность // Депонировано в ИНИОН РАН N 52174 от 23.12.96. 51 с.

4. Гражданское общество и правовое государство: механизм взаимодействия // Актуальные проблемы социологии и политологии. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1996. С. 11-21.

5. Легитимность власти и политическая стабильность // Социальная система: новые контуры России. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1996. С. 47-54.

6. Гражданское общество: история и современность. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1997. 128 с.

7. Регион в пространстве гражданского общества // Депонировано в ИНИОН РАН N 53114 от 9.12.97. 12 с.

8. Региональное измерение гражданского общества // Научные и методические проблемы преподавания гуманитарных и социально-экономических дисциплин. Хабаровск: Изд-во Хабар.гос. техн. ун-та, 1998. С. 8390.

9. Основания гражданского общества. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1998. 139 с.

Выводы работы излагались на конференциях: региональной научно-практической конференции «Общество. Перестройка. Человек» (Хабаровск, 1990), региональной научно-технической конференции «Научно-технические и социально-экономические проблемы развития

дальневосточного региона Российской Федерации» (Хабаровск, 1995), межвузовской конференции «Духовная культура современной России» (Хабаровск, 1998).

На основе материалов диссертации разработан и читается ряд лет слушателям Хабаровского филиала ИППК при СПбГУ, студентам и аспирантам ХГТУ спецкурс «Гражданское общество: от идеи к реализации», который обеспечен учебным пособием (Хабаровск, 1995).

Диссертация обсуждалась на кафедре политических институтов и прикладных политических исследований Санкт-Петербургского государственного университета и рекомендована к защите.

РАЗДЕЛ I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ПОНЯТИЯ «ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО»

Понятие гражданского общества относится к числу древних политических понятий. Возникнув с появлением гражданина как самостоятельного социального и политического актера, наделенного правами и обязанностями, понятие civil society менялось по содержанию и смыслу. Это было связано с изменением самого характера общностей, связанных организацией интересов.

Появление концепции гражданского общества напрямую связано с развитием античного полиса, типа общественного и государственного устройства, сложившегося в Древней Греции и Риме. Полисная организация опиралась на экономический и политический суверенитет общины свободных собственников и производителей, простиравшийся на всю полисную территорию. Этот суверенитет предполагал для каждого гражданина возможность, а часто и обязанность в той или иной форме - прежде всего в форме голосования в народном собрании - участвовать в решении государственных вопросов, в определении судеб своего полиса. Полис выступал как реальное единство политической структуры и совокупности граждан, способствующее развитию патриотизма, духа равноправия и сознательного исполнения законов.

Конкретные формы полисного устройства отличались большим разнообразием, связанным со стремлением к тому или иному типу организации власти. Это выражалось на

практике в распределении власти между народным собранием граждан и существовавшим в полисе верховным советом, а также в способах формирования этого совета и функциях избираемых носителей верховной власти. Отношения между демократическими тенденциями и задачами эффективного управления делами полиса стимулировали развитие античной политической мысли. Само слово «политика» означало «участие в управлении полисом», и очень рано стало относиться к сумме знаний, необходимых для компетентного решения данных вопросов.

Гражданское общество как категория политики внесено в науку Аристотелем. Перед тем, как определить, что есть государство, замечает он, должно выяснить понятие о гражданине, ибо государство есть не что иное, как совокупность граждан, гражданское общество. Полис является общностью разнообразных людей; разделение их идет прежде всего по правам собственности. Между гражданами возникают отношения обмена и другие. Эти отношения регулирует право. Не случайно в наилучшей, по Аристотелю, форме правления - политии - властвует закон. И именно Аристотель, рассматривая правление законов, а не людей, впервые выдвинул идею разделения властей, чтобы предотвратить тиранию тех, в чьих руках окажется власть. Истинное гражданство, а следовательно и составленное из граждан сообщество, существует только там, где верховная власть действует в интересах всеобщего блага. Только в политии и власть, и законы, обеспечивают счастливую жизнь для всего того сообщества, которое может быть названо сообществом граждан. Таким

образом, согласно Аристотелю, говорить о гражданском обществе можно лишь с появлением гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым,

индивидуального члена общества, наделенного комплексом прав и свобод, и в то же время несущего перед обществом ответственность за свои действия 1.

В полной мере изложенное относится к республиканскому Риму, где под Societas civilis понималось не что иное, как ассоциация полноправных граждан, проживающих в городе, который был для них civitas nostra - наш город.

В то же время «полис», «civitas» - это понятия правового общества, но не государства. Все разновидности форм правления имели в виду не столько сохранение и обеспечение права, сколько сохранение стабильности полиса, гражданского сообщества. Полис выступает как единство политического и гражданского общества, в котором последнее контролировалось и модифицировалось по воле правовых институтов. И законы Драконта в республиканских Афинах, и законы XII таблиц были адресованы гражданскому обществу, и никому другому. Это было право в собственном смысле, и притом - по римской терминологии - «строгое правое», нарушение которого каралось такими средствами, которые требовали той или иной формы государственности.

О взаимоотношениях гражданского общества античного полиса с его государственностью можно сказать, что в

1 Аристотель. Сочинения. Т.4. М., 1983. С.412.

ряде принципиальных черт оно так или иначе отвечает даже современным требованиям, предъявляемым к правовому государству, отмечает 3.М.Черниловский. Это такие черты правления права, как выборность и подотчетность магистратуры, сроки полномочий, разделение властей, свобода слова, передвижения внутри и за пределы полиса, невмешательство государства в имущественные отношения, равенство всех перед законом1.

В рождении и становлении античного полиса выкристаллизовывались основные политические идеи, предопределившие весь последующий ход развития социально-политической мысли.

Это в полной мере относится и к идее гражданского общества. Именно в учениях мыслителей античного полиса сложились основные представления о несущих конструкциях гражданского общества: юридической свободе и равенстве граждан, о необходимости владения ими частной собственностью, о правлении права. Хотя

государственность еще только закладывается, практика ставит на повестку дня вопрос о взаимоотношениях общества гражданского и общества политического, о степени вмешательства второго в дела первого и о возможности поглощения нарождающимся Левиафаном сферы частных интересов.

Дальнейшее развитие идей гражданского общества связано со становлением городов-государств Италии, подхвативших эстафету у античного полиса. Основной

1 Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования //Государство и право. 1992. N б. С.142.

проблемой наступившего времени является вопрос взаимоотношений между клерикальной и светской властями. Политические отношения, политическая власть являлись производными от права на землю и поэтому выступали в качестве частного права. Вместе с тем феодальный порядок рассматривался как выражение божьей воли, поэтому политико-правовые концепции коррелировались с более широкими философско-религиозными представлениями о вечности и неизбежности божественного порядка и могли срабатывать лишь как элемент этих представлений. Ослабление политической власти церкви и постепенная десакрализация социальной жизни приводили к тому, что начиналось отражение реальных социальных процессов в воззрениях мыслителей того времени. На первый план выходили идеи о политике, государстве, законах. Эти идеи были ориентированы на познание реального мира, осмысление человеческой практики, имеющегося

политического опыта.

Крупнейший из политических мыслителей итальянского Возрождения Николо Макиавелли кладет начало прагматической, опытной политической науке и одним из первых, если не первый доходит до адекватного видения исторического процесса. Гражданское общество

представляется Макиавелли совокупностью противоречивых интересов: классовых, сословных, партийных. Он совершенно четко осознает. что разделение, раскол общества на «народ» и «знать» является предпосылкой государственной власти. «Знать желает угнетать , народ не желает находиться в подчинении и угнетении;

столкновение же этих начал разрешается трояко: либо единовластием, либо безначалием, либо свободой»1. То есть гражданское общество нуждается в организующем начале - государстве. При этом демократия требует от народа должной этической основы - благородства, чести, отваги во всем, что относится к защите собственного интереса и тем более республиканского строя - достойного сообщества свободных индивидов. Государство и государь появляются в силу объективных, а не божественных причин, в силу общественной необходимости и существуют, пока в них есть потребность.

Интересна мысль Макиавелли о том, что каждая форма правления соответствует определенным социальным условиям, зависит от расстановки классовых сил. «Желающий создать республику там, где имеется большое количество дворян, не сумеет осуществить свой замысел, не уничтожив предварительно всех до единого; желающий же создать монархию . . . там, где существует большое равенство, не сможет этого сделать, пока не выведет из указанного равенства значительное количество людей честолюбивых и беспокойных, и не сделает их дворянами по существу» 2.

Таким образом, Макиавелли в своих политических произведениях поставил вопросы о качестве гражданского общества и влиянии этого качества на формы государственного устройства. Его же можно считать сторонников таких представлений, в которых существование

1 Макиавелли Н. Избранные произведения. М., 1982. С. 328.

2 Там же. С. 434.

гражданского общества зависело от наличия сильного государства. Противоположными подходу Макиавелли к античному гражданскому обществу выступают взгляды Гуго Гроция. Опираясь на концепцию естественных прав человека, Гроций выводит из нее идею общественного союза, способного действовать соответственно принципам морали и права; с общежитием приходят как уверенность в самосохранении, так и обеспеченность неприкосновенности принадлежащей индивиду собственности. Государство возникает как необходимый институт, служащий гражданскому обществу, как «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы»1. Заинтересованное в общей выгоде сообщество граждан не может обойтись ни без законов, ни без тех учреждений, которые придают им силу и значение. Однако выводы Гроция достаточно неожиданны - с возникновением государства суверенитет переходит к нему. «Но так как государство устанавливается для обеспечения

общественного спокойствия, то ему принадлежит некое верховное право над нами и нашим достоянием, поскольку это необходимо для осуществления государственных целей»2.

Вопрос о субординации общества и государства Гроций решает в пользу последнего, что находится в явном противоречии как с исходными принципами учения самого Гроция о естественном праве и правовом характере

1 Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М., 1956. С. 74.

2 Там же. С. 159.

внутригосударственных законов, так и с его концепцией договорного происхождения государства и гражданских установлений.

Обращаясь к Новому Времени, надо отметить следующий весьма важный момент. Формирование концепций того времени было связано с конфликтом нарождающегося гражданского общества и абсолютистского феодального государства, претендующего на неограниченное господство. Именно в Новое время государство и общество начинают исследоваться как явления, не совпадающие друг с другом. Государство предстает как держатель реальной власти, способный использовать ее как во вред, так и на благо общества. Теория ограниченного государства, созданная с целью поисков ограничения властных возможностей государства, недопущения деспотического, произвольного осуществления власти, является политической теорией. Смысл ее заключается в защите права от государства, поскольку историческое право гражданского общества, частное право, развивается вместе с обществом, независимо от воли политических властей; и именно в частном праве реализуются именно ему присущие принципы свободы и равенства, которые лишь постепенно переносятся в политическую сферу, сферу публичного права.

В Новое время идея гражданского общества становится одной из центральных политико-правовых концепций, в разработке которой приняли участие многие выдающиеся мыслители. В различных странах процесс складывания этих концепций шел по-разному и с разной степенью интенсивности. Ф.Хайек выделяет два направления в

истории политической мысли Нового времени: английское и французское. Первое - эмпирическое и

несистематизированное, второе - умозрительное и рационалистическое; первое основано на интерпретации традиций и институтов, второе поглощено конструированием утопий. Французские просветители пытались обеспечить свободу с помощью лучшей организации государственной власти, что с английской точки зрения означало искать свободу там, где ее никогда не было. Для французов главное не само государственное вмешательство в жизнь общества, а тот, кто его осуществляет; для англичан государственное вмешательство плохо само по себе, оно есть необходимое зло, которое важно ограничить до максимально возможных пределов. Английское понимание свободы олицетворяли юристы, французское - философы1.

Оба этих направления легли в основу мировоззрения, характерными чертами которого были, с одной стороны, культ рациональной государственной власти, а с другой -стремление к обоснованию контрактной (основанной на договоре) модели общества, в котором формально равные субъекты обладали бы определенными правами и были свободны от государственного вмешательства. Легко заметить противоречивость этого просветительского идеала: идея разумного законодательства, которой бы руководствовался просвещенный абсолютизм, неизбежно приводила к мысли о полной рационализации общественной жизни, тогда как идея естественных прав личности, на

1 Hayek F.A. von. The Constitution of Liberty. Chicago, I960. P 54-58.

которую ориентировался либерализм, существенно

ограничивала сферу государственного вмешательства. Тем не менее, в конкретных исторических условиях эти две разные идеи - идея разумного законодательства и идея неотъемлемых прав личности - составляли как бы одно мировоззрение, сосредоточенное на привнесении в общество права и поэтому удачно названное «правовым мировоззрением»1.

В 1679 году в политической и правовой истории Англии произошло важное событие - парламентом был принят законодательный акт, получивший название Хабеас корпус акт (Habeas corpus act).

Появление этого правового документа следует увязывать с результатами выборов в английский парламент 1679 года, когда победу одержали оппозиционные партии. Либеральная оппозиция стремилась ослабить абсолютизм королевской власти, обеспечить свободу собственной деятельности.

Суть Хабеас корпус такова. Всякий, кто арестован без письменного предварительного распоряжения судебной власти и без указания причин ареста, вправе обратиться к суду с требованием, чтобы его доставили к судье для допроса и обоснования ареста. Такое требование может быть предъявлено не только самим арестованным, но и любым другим лицом. Во исполнение распоряжения судьи начальник места заключения обязан предоставить суду

1 Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX -XX века // Вопросы философии. 1991. N б. С. 27.

письменное объяснение причин ареста; арестованный подлежит доставке в суд в кратчайший срок; арестованный не может быть переведен из тюрьмы одного графства в другую, в случае маловажного проступка заключенный должен быть отпущен на поруки, а в случае более важного преступления - не должен слишком долго ждать суда.

Хабеас корпус акт традиционно и во всем мире трактуется не изолированно, а с точки зрения истории личной свободы, обеспечения неприкосновенности личности - как развитие положений Великой хартии вольностей 1215 года.

Авторы вышедшего в 1905 году сборника статей, посвященного характеристике конституционного

государства, трактовали Хабеас корпус не столько как источник уголовного права, сколько права

конституционного. Обращалось внимание на то обстоятельство, что хотя ни в Хабеас корпус, ни тем более в Великой хартии вольностей нет слов «права человека и гражданина» речь по существу шла об одном из важнейших такого рода прав1.

Содержащиеся в приведенных документах нормы, ограничивающие произвол со стороны власти и закрепляющие определенные гарантии личной свободы сыграли огромную роль в политической жизни Англии. Для нас важно то, что именно в этой стране появилась либеральная политическая теория, имевшая в своей основе реальную правовую практику. Как бы не оценивать приведенные документы,

1 Конституционное право: Сборник статей. СПб. , 1905. С. 202.

нельзя не признать, что их авторы стояли на позициях примата гражданского общества и прав человека. Это были первоисточники, из которых вышли не только американская и французская Декларации прав, но и некоторые фундаментальные принципы, ограничивающие вмешательство государственной власти в дела общества и индивида1.

Новое время и эпоха Просвещения - это период не только появления теорий гражданского общества, правления права и ограниченного государства, но и реализации ключевых положений этих теорий на практике. Впервые в истории было целенаправленно создано государство, основанное на верховенстве права.

В 1776 году была принята Декларация независимости, а в 1787 году - Конституция Соединенных Штатов Америки. Именно в этих документах были сформулированы основы правления права. Суть их заключается в том, что правительственные решения должны быть основаны на согласии народа и действовать через структуры и процедуры, разработанные для предупреждения

индивидуальных притеснений или государственной тирании, защищающие фундаментальные права и свободы и являющиеся объектом оценки независимыми судами, выносящими приговоры, основанные на законах. Основные принципы правления права таковы:

правительство народа, управляемое народом и существующее для народа;

1 Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования // Государство и право. 1992. N 6. С. 144.

- разделение властей и принципы взаимосвязи между законодательной, исполнительной и судебной властями;

представительная демократия, процедурные и существенные ограничения в отношении правительственных действий, направленных против частных лиц (зашита личной свободы и личного достоинства);

- ограниченное правительство и федерализм;

судебное разбирательство независимой системой судебных органов как центральный механизм проведения конституционных законов в жизнь1.

В Соединенных Штатах было реализовано понимание конституционного государства как государства максимально ограниченного. «Ограниченное (конституционное)

государство есть ... социально-политический и юридический феномен, смысл которого состоит в обеспечении свободы, понимаемой как свобода от вмешательства в частную жизнь, как свобода меньшинства от большинства. Гарантом такого положения должна являться писаная конституция, фиксирующая компетенцию государственных органов и стоящая над ними, поскольку принята она специально созданным для этого органом и требует особого порядка изменения, а также конституционное закрепление разделения властей и системы сдержек и противовесов»2. Таким образом, в государстве мы видим ассоциацию, сущностно тождественную другим

1 Мур Д.Н. Верховенство права: обзор // Верховенство права: Сборник. М., 1992. С. 14.

2 Козлихин И.Ю.Идея правового государства: История и современность. СПб., 1993. С. 40.

ассоциациям, но возвьшающуюся над ними и охватывающую их, общая цель которой состоит лишь в особой задаче отграничивать и упорядочивать общественно-действенные силы, то есть состоит в специфической функции права.

Американский опыт ценен тем, что при создании ограниченного государства учитывались интересы гражданского общества не в теории, а на практике, ценились не отвлеченное теоретизирование, а практицизм высказываемых идей, их реализуемость, не объяснение того, что есть свобода, а создание эффективного механизма ее обеспечения.

Философская революция, которая происходила в Германии и выразилась в последовательной смене систем Фихте, Шеллинга и Гегеля, была качественно новым этапом в развитии наук об обществе. Новым явилось то, что общественное развитие выводилось из противоречия и отрицались общность, универсальность и неизменность таких умозрительных построений прошлого, как естественный право, общественный договор, государство. Эти категории лишались постоянного социального содержания. Актуальной задачей становится поиск фундаментальных законов развития современного общества.

Наиболее развитое учение об гражданском обществе мы находим у Гегеля. То, что Гегель называет «гражданским обществом» - это по своим основным характеристикам общество владетелей собственности, которые, несмотря на религиозные, расовые, политические различия, равны перед законом, и которым - в соответствии с общим для всех законом - разрешено преследовать личные интересы, и

которые свободны выбирать карьеру, профессию, занятие по найму, место проживания или работы. Идея общества равных индивидов, в качестве собственников взаимодействующих на рынке в соответствии с общим для всех законом, не только предполагает, что эти индивиды морально признают друг друга свободными и равными, но и предполагает также существование политических и юридических институтов, защищающих права этих индивидов. Гражданское общество -сфера реализации особенных, частных целей и интересов. На стадии гражданского общества, по схеме Гегеля, стихия столкновения частных интересов ограничивается внешним и случайным образом. Поэтому он отдает приоритет государству, настаивая на государственно-юридическом решении противоречий гражданского общества. По Гегелю, развитие гражданского общества уже предполагает наличие государства как его основания. Поэтому в действительности, подчеркивает он, государство вообще есть первое, внутри которого семья развивается в гражданское общество, и сама идея государственности распадается на два эти момента. «Гражданское общество есть дифференциация, которая выступает между семьей и государством, хотя развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства; ибо в качестве дифференциации оно предполагает государство; которое оно, чтобы пребывать, должно иметь перед собой как нечто самостоятельное... Если государство представляют как единство различных лиц, как единство,

которое есть лишь общность, то имеют в виду лишь определение гражданского общества»1.

Гегелевская идея гражданского общества

рассматривалась как результат синтеза философии просветителей и освободительного движения в Германии 40-х годов прошлого века, как завершение романтического идеализма. Однако идеалистическое представление предполагало эмансипацию личности, несовместимую с ограничениями свободы, равенства и экономических прав как индивидов, так и социальных групп общества. В этом -исходный пункт противопоставления общества и государства, а также рассмотрения гражданского общества как системы социальных классов с несовпадающими интересами. Отсюда берут начало идеи постгегельянцев, сделавших противоположные выводы из социологической концепции Гегеля2. Одной из таких концепций является марксистская. Уже во введении к «Критике гегелевской философии права» Маркс обратил внимание на два принципиально важных момента прогрессивного развития общества. Во-первых, на процесс дифференциации «эмансипации» различных сфер общественной жизни, становление их как относительно самостоятельных, процесс, начавшийся на заре цивилизации и проходивший вместе с ее развитием. Во-вторых, на то, что гражданское общество не одноликое образование, а многоуровневая

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 228.

Медушевскии А.Н. Гражданское общество и правовое государство в политической мысли Германии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. N 5. С. 24.

система, имеющая свои сферы и части с определенной соподчиненностью одних другим.

Вслед за Гегелем Маркс и Энгельс рассматривали гражданское общество как сферу материальнойб экономической жизнедеятельности людей. Но в отличие от Гегеля, который основой всего развития считал «мировой дух», «абсолютную идею», а к гражданскому обществу относился как к «инобытию» духа-идеи, Маркс и Энгельс показали, что именно гражданское общество составляет первооснову здания человеческого общежития, а жизнедеятельность гражданского общества есть главная движущая сила исторического прогресса, «истинный очаг и арена всей истории»1. Это общество представляет собой общественную организацию, развивающуюся непосредственно из производства и обращения, как «царство» или «совокупность» экономических производственных отношений, соответствующих производительным силам и образующих базис государства и всей остальной надстройки. Над этой базисной сферой и в причинной зависимости от нее располагается сфера социальных отношений, определенная организация семьи, сословий, классов. В ней происходит двуединый взаимосвязанный процесс - личные интересы развиваются до степени групповых и классовых, а групповые, классовые начинают восприниматься сквозь призму личных интересов, прав и свобод отдельной личности. Маркс и Энгельс соглашались с французским историком Гизо в том, что отношение между государством и

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.З. 2-е изд. С. 35.

обществом есть отношение между индивидуальной свободой и публичной властью1.

Далее следует сфера политической жизни, которая стала развитой и относительно самостоятельной лишь с победой буржуазии. В этой сфере центральное положение занимает государство в качестве политической организации данного общества. В общество государство входит как

ЧУ V V ___

важнеишии элемент политической надстройки. В гражданское же общество государство не входит, хотя все его потребности неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение. «Гражданское общество обнимает все материальное общение индивидов в рамках определенной ступени развития производительных сил. Оно обнимает всю торговую и промышленную жизнь данной ступени и постольку выходит за пределы государства и нации, хотя, с другой стороны, оно опять-таки должно выступать вовне в виде национальности и строиться внутри в виде государства»2.

Материалистическая диалектика государства и гражданского общества такова: не государство обуславливает и определяет гражданское общество. а гражданским обществам обуславливается и определяется государство.

Несмотря на разные значения понятия гражданского общества у Маркса и Энгельса - более расширительное в «Немецкой идеологии», более узкое в работе «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии» - во

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.З. 2-е изд. С. 401.

2 Там же. С. 35.

всех случаях содержание этого понятия отражает сумму всех неполитических отношений, которые существуют в этом обществе. Среди этих отношений особо выделяются экономические. «Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и потребления, и вы получите определенный общественный строй, определенную

организацию семьи, сословий или классов - словом, определенное гражданское общество»1. При рассмотрении гражданского общества в качестве «царства экономических отношений», выражающих сугубо классовые интересы, терялась идея особой сферы человеческого общения, сплачивающей людей в сообщество на основе добровольных связей независимо от экономических отношений и обладающей собственными функциями - выражать различные общественные интересы, опосредовать отношения между личностью и государством, ограничивая всемогущество последнего.

Гражданское общество зарождается в конце XVIII первой половине XIX века в странах Западной Европы и Америки в ходе промышленных и политических революций, оказавших глубокое влияние на их последующее развитие. Возникая первоначально как сфера спонтанного самопроявления и саморганизации, социальных субъектов, оно постепенно разрастается в систему институтов и организаций, осуществляющих деятельность во всех сферах общественной жизни. Автор специального исследования на данную тему английский историк и политолог Энтони Блэк

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 27. 2-е изд. С.402.

показывает, что становление гражданского общества в Европе происходило через различного рода

коллективистские структуры — свободные города, ремесленные гильдии, коммуны и корпорации. Они постепенно и формировали естественную среду будущего гражданского общества1. По мнению Э. Блэка, элементы и ценности гражданского общества по сути сложились в Европе уже в XIII веке. В них входили такие представления о нормах индивидуального существования, как:

• требование личной безопасности;

• принцип равенства всех перед законом;

• право на частную собственность;

• право на частную жизнь;

• институт контрактных отношений между индивидами и индивидом и группой;

• признание индивидуальных различий, уважение другого человека2.

Несущими структурообразующими элементами здесь выступают личность и собственность. Они соответствовали основным интересам становящегося общества. Но механизм реализации этих интересов был групповой, коммунальный, что не могло не наложить отпечаток и на саму систему ценностей. Исторически этот механизм формировался в особых группах - гильдиях. Первые гильдии появляются в

1 Black A. Guilds and Civil Society in European Political Thought from the 12th Century to the Present. Ithaka. N.Y., 1984. P. 57.

2 Ibid. P. 60-61.

Европе около 1100 г. Основными принципами, их скреплявшими, были солидарность, взаимопомощь, чувство профессиональной и групповой чести, общее понимании справедливости. Примерно в это же время по всей Европе возникают города. По сравнению с гильдиями они являются более сложными структурами самоуправления - в них существуют магистраты, ополчение, суд, взимаются налоги. Особо крупные города чеканят свою монету.

У городов и гильдий общий этос и общие принципы: самоуправление, принцип взаимопомощи, клятва,

объединявшая их членов, определенные правовые гарантии. Города и горожане оказались ведущей силой в раннебуржуазных революциях. В XVI-ХУН веках в Западной Европе совершился великий цивилиз ацио нный переворот, который по времени совпадает с процессом генезиса капитализма. На место отношений личной зависимости приходит отказ от внешнеэкономического принуждения и использование труда только экономически стимулируемого лично свободного производителя; признание рынка и товарно-денежных отношений в качестве господствующей и неустранимой формы обмена общественно-полезной деятельностью; превращение юридически полноценной собственности (в отличие от простого держания или пользования) в основную форму имущественного владения; категорический запрет на превращение самого человека в собственность. В результате западноевропейская система становится капиталистической и одновременно

индустриальной. Вначале формирующаяся, а затем вполне сформировавшаяся капиталистическая и одновременно

индустриальная система с самого начала является мировой. Развитие капитализма в ХУ1-Х1Х веках идет одновременно вглубь и вширь. Развитие вглубь - вызревание и окончательное утверждение капитализма в его колыбели, в Западной Европе. Основные вехи этого процесса буржуазная революция в Нидерландах ХУ1 века, Английская революция ХУН века и Великая французская революция ШП века. Другим крупнейшим событием ХУШ века является начало промышленной революции. С появлением машинного производства под капитализм была подведена адекватная техническая база, что обусловило его последующее стремительное развитие. Историческое значение ранних буржуазных революций не исчерпывается их прямым социально-классовым результатом - установлением политического господства буржуазии. В ходе этих революций формируется ещё и то, что Гегель, а вслед за ним и молодой Маркс именовали «гражданским обществом». На место прежних сословий встали политически организованные классы; возникла система республиканско-демократических институтов и разделения властей; появились конституции, декларирующие основные права человека и гражданина; социальные отношения строились в формах взаимопризнания индивидов как равноправных «юридических лиц». Бывшие гильдии трансформировались в профсоюзы, кооперативы - в промышленные корпорации. «Город-государство» стал моделью национального государства. Институты городского самоуправления стали прообразом современных мэрий и муниципалитетов. До ХУШ века почти все европейские государства представляли

собой или города-государства, или совокупность более или менее автономных политических образований. После 1750 года в Европе возникли консолидированные государства: большие, единообразно управляемые территории, жители которых принудительно вовлекаются в единые фискальные, монетарные, юридические, законодательные, военные и культурные системы.

Государственность, развивающаяся вместе с

обществом, проходила путь от государства-класса через сословно-представительное государство к бюрократическому в его различных проявлениях к государству-нации.

В XIX веке, как правило, можно обнаружить непосредственную связь между уровнем экономического развития и характером политического режима в стране. Эта связь отчетливо прослеживается в трудах основоположников марксизма и служит базой для их революционных выводов. Однако развитие событий в XX веке показало, что несмотря на стремление концентрированной общественной власти монополий подавить механизмы саморегулирования гражданского общества, использовать в этих целях государственные институты («сращивание» общественной власти с государственным аппаратом), саморегулирующееся начало гражданского общества оказалось сильнее1. Там, где механизмы саморегулирования оказались достаточно развитыми, государство, выполняя роль институции гражданского общества, стало ориентироваться на

1 Четвернин В.А.Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М.: ИГиП РАН, 1993. С. 42.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

регулирование общественных отношений с целью рассредоточения общественной власти и содействия формированию новых, защитных механизмов

саморегулирования. Напротив, там, где зти механизмы были развиты недостаточно, «сращивание» концентрированной общественной власти с государственным аппаратом в определенных социально-исторических условиях привело к подавлению гражданского общества и возникновению тоталитарных режимов (Италия, Германия).

Новое понимание самой сути гражданского общества мы находим у Антонио Грамши, крупнейшего теоретика марксизма XX века. Именно популярность работ Грамши в 70-е годы возродила интерес к проблематике гражданского общества. Анализируя механизм господства буржуазии в капиталистическом обществе, Грамши выделяет три его составные части, «три общества», по его терминологии: «экономическое общество», или «базис» (экономическая основа господства буржуазии, ее владение средствами производства и распределения), «политическое общество» (господство в собственном смысле слова со своим аппаратом государственного принуждения), и «гражданское общество» (совокупность организмов, обычно называемых «частными» - партия, печать, профсоюзы, церковь). Политическое и гражданское общество представляют собой две части надстройки, между которыми существует тесная взаимосвязь, поскольку через них осуществляется власть одного господствующего класса. Единство между тремя составными частями механизма господства возникает в результате завоевания государственной власти

определенным классом в ходе одновременного движения «вширь» (установление классовых союзов) и «ввысь» (переход от экономического уровня к политическому). Устанавливаемое таким образом единство базиса и надстройки Грамши называет «историческим блоком», фиксирующим результаты классового союза или классового компромисса. «Государственная жизнь понимается как непрерывное образование и преодоление неустойчивых равновесий (в рамках закона) между интересами основной группы и подчиненных групп, равновесий, в которых интересы господствующей группы преобладают, но до

определенных границ, не превращаясь в грубый экономико-

1 _ _

корпоративный интерес» . Господство, по мысли Грамши,

сочетает в себе систему политического господства

(политическое общество и систему идейно-нравственного

господства (гражданское общество). При этом политическое

господство, опирающееся на аппарат насилия, он именует

диктатурой, а господство идейно-нравственное

гегемонией. Особенность последней как нравственного,

интеллектуального и политического руководства обществом

заключается в том, что сознание господствующего класса,

его миросозерцание и цели воспринимаются как единственно

разумные и неоспоримые, как всеобщий здравый смысл2.

Способность господствующего класса руководить обществом,

умение прививать ему свои правила поведения в качестве

высшей житейской мудрости Грамши и называет гегемонией .

1 Грамши А. Избранные произведения. Т. 3. М.,1959. С. 203.

2 Там же. С. 217.

3 Там же. С. 217.

Важнейшая организация гражданского общества политическая партия, получая большинство в парламенте или приходя к власти иным способом, формирует правительство и фактически управляет страной посредством государства через все его насильственные и ненасильственные средства. Тесное переплетение, взаимопереходы политического и гражданского общества дают основание Грамши расширить понятие государства. Если государство есть орган классового господства, а это господство (сила и согласие в разных пропорциях, связях и переходах) осуществляется через политическое и гражданское общество, вместе взятые, то « государство = политическое общество + гражданское общество, иначе говоря, государство является гегемонией, облеченной в броню принуждения»1. Таким образом, имеются два понятия государства - узкое (государство в традиционном смысле, совпадающее с политическим обществом), и широкое (интегральное понятие государства, объединяющее политическое и гражданское общество). Ограниченное узким, традиционным пониманием государства сознание чревато серьезными ошибками как в объяснении исторических событий, так и в политической борьбе. Крайней формой такого понимания является либеральная концепция гражданского общества как «ночного сторожа», ограничивающего свои функции охраной общественного порядка и надзором за соблюдением законов. Либеральные

1 Грамши А. Избранные произведения. Т. 3. М., 1959. С. 217.

теории исходят из того, что основу прогресса цивилизации составляет активность частных лиц, что общее благо складывается из максимально возможного удовлетворения частных интересов и что государство не должно мешать реализации частных интересов, конфликтующих в сфере гражданского общества по принципу естественного отбора1.

При этом получается, что государство не руководит развитием общества, которое якобы происходит чисто случайно. На самом же деле руководство развитием осуществляется со стороны гражданского общества, которое тоже есть «государство» и даже само государство. «Развивающаяся через противоречия историческая деятельность не приведет ни к созданию ни профессионального государства - такого, о котором мечтают синдикалисты, ни государства, монополизировавшего производство и распределение - такого, о каком мечтают реформисты. Она приведет к созданию такого общественного устройства, которое будет организацией свободы всех и для всех, не имеющей застывшего, окончательного характера, но являющейся постоянным поиском новых форм, новых отношений, всегда приноровленных к потребностям людей и групп таким образом, чтобы уважалось всяческое начинание, если оно полезно, чтобы охранялась всякая свобода, если она не

1 Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания (домарксистский период). М., 1989. С. 67-71.

означает привилегий» - писал А.Грамши в статье «Экономическая организация и социализм»1.

Понимание государства как системы равновесия между политическим и гражданским обществом, с помощью которого осуществляется гегемония определенной социальной группы над обществом позволяет избежать либеральной концепции, разрывающей связь между обществом и государством, и концепции фашистской, ведущей к полному отождествлению государства и общества. «Можно представить себе, как принудительная сторона государства постепенно исчерпывает себя в результате того, что утверждаются все более значительные элементы упорядоченного общества, то есть этического государства или гражданского общества >>2. Грамши считает, что крайне важным является тщательное изучение структуры гражданского общества в той или иной стране со всеми ее национальными особенностями, поскольку развитость или неразвитость гражданского общества и соответственно степень полноты гегемонии господствующего класса - это величины, могущие колебаться в довольно широких пределах как в передовых, так и в отсталых странах, и все это нужно исследовать конкретным анализом, прежде чем делать практические выводы. В странах, где развито гражданское общество, надо завоевать его, поскольку гегемония осуществляется именно через гражданское общество, совокупность добровольных, основанных на согласии организаций.

1 Приводится по: Грецкий М. Антонио Грамши // Альтернативы. 1995. N 3. С. 142.

2 Грамши А. Избранные произведения. Т. 3. М. , 1959. С. 247.

Концепция гражданского общества была возрождена в начале 70-х годов XX века в среде критиков социалистического авторитаризма, таких, как поляк А. Михник, итальянец Н.Боббио, немец Ю. Хабермас. Для них определенное знание Гегеля, молодого Маркса и Грамши представляло готовые связующие звенья, позволяющие перейти к использованию концепции гражданского общества и дихотомии «государство-общество», являвшихся почти общепринятыми в XIX веке, и почти исчезнувшие в социальной и политической науке и философии XX века. Необыкновенный успех этой концепции связан с идеей самоорганизации общества, воссоздания общественных связей вне рамок авторитарного государства, а также апелляцией к независимой публичной сфере минуя контролируемые коммуникации1. «Историю Восточной Центральной Европы последних десяти лет можно написать как историю борьбы за гражданское общество»*. Один из крупнейших итальянских философов Норберто Боббио отмечает: «Мы привыкли рассматривать политику исключительно с позиции государства. Теперь же мы все больше рассматриваем политику с точки зрения общества. Таким образом, мы полностью изменили угол зрения. В традиционной теории государства обществу вообще не было места, признавалось только государство, политическая система. Сегодня же, созерцая наши демократические структуры, мы гораздо больше внимания уделяем обществу,

1 Ash T.G.The Uses of Adversity. Essays on the Fate of Central Europe. N.Y., 1989. P. 194.

чем государству. Мы уже не рассматриваем государство как всеохватывающую систему, а считаем ее некоей подсистемой... в рамках глобальной социальной системы»1.

Н.Боббио отмечает, что такая постановка вопроса вызвала споры среди ученых, занимающихся проблемами демократии. Теперь проблема формулируется так: более сильное государство или более сильное общество ? По мнению ученого, в настоящее время противоположностью демократии следует считать тоталитарное государство, то есть такое, в котором отсутствует гражданское общество и где гражданин становится подданным. Соответственно демократия трактуется как политическая система, в которой «сфера действия гражданского общества неуклонно расширяется, а сфера деятельности государства с каждым разом все более сужается» 2.

Как отмечает Ежи Шацкий, « в Восточной Европе понятие «гражданское общество» было введено в обращение как нечто само собой разумеющееся и по сути дела не требующее никаких доказательств. Просто с какого-то момента им стали пользоваться как определением не то цели, к которой следовало стремиться, не то наиболее ощутимых результатов оппозиционной деятельности - в форме широкой сети межличностного взаимодействия и независимых от государства структур, не то любых сохранивших независимость от государства отношений и

1 Приводится по: Лобер В.И. Проблема демократии в политической философии Норберто Боббио // Социально-политические науки. 1991. N б. С. 90.

2 Там же. С. 90.

структур, даже если они и не были на начальном этапе связаны с оппозицией»1.

Недостаточная определенность термина и, в особенности, отсутствие четкой границы между описательным институциональным аспектами, заставляют нас уточнить то, что по природе своей никогда не было конкретным, и более того, было изначально многозначным. Как считает А. Арато, гражданское общество - это феномен, призванный способствовать самоорганизации общества, восстановлению публичных связей вне рамок официального государства, апелляции к публичной сфере, минуя всякую официальную, контролируемую государством или партией систему коммуникаций2. А. Арато членит общество на три основные сферы, или подсистемы, -гражданское общество, политическое общество и общество экономическое. Он прямо противопоставляет это своё членение «традиционному дуализму государства и общества», восходящему к Гегелю. Здесь А. Арато продолжает идеи А. Грамши. К гражданскому обществу, согласно взглядам А. Арато, принадлежат лишь сугубо добровольные объединения и инициативы граждан, основной формой активности которых являются коллективные действия. Но как справедливо отмечает С. П. Перегудов, насколько оправдано в широком концептуальном плане ограничение институциональной структуры гражданского

1 Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество // Полис. 1997. N4. С. 83.

2 Арато А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание - направление для дальнейших исследований // Полис. 1995. N 3. С. 48-57.

общества только упомянутыми движениями и организациями?1 Вправе ли мы «исключить» из гражданского общества другие общественные организации и институты, функционирующие на негосударственном уровне, выделяя их в категорию либо «политического», либо «экономического» общества? Сам Арато отмечает, что такое «отграничение» достаточно спорно . Гражданское общество является нам в форме, которая «предполагает наличие организованной

общественной жизни и свободных ассоциаций, существующих помимо государства и свободных от его опеки, но ориентированных при этом на сферу общественной, публичной политики. Круг включаемых в эту сферу областей деятельности и социальных секторов может изменяться в зависимости от контекста, включая в большинстве случаев добровольные ассоциации, социальные движения, рынок и промежуточные институты. Однако независимо от множественности конкретных исторических и культурных вариантов гражданского общества (даже внутри собственно Запада) в современный смысл этого понятия вкладывается прежде всего отделение общества от государства, от политической организации самого этого общества. Это решающее различие, вновь и вновь формулируемое в политической мысли современного Запада, характеризует общество как внеполитическую реальность, развивающуюся автономно - «как сферу альтернативной гегемонии», в

1 Перегудов С.П. Гражданское общество: «трехчленная» или «одночленная» модель? // Полис. 1995. N 3. С. 59.

терминах Грамши, - и все более осознающую эту автономию как на индивидуальном, так и на коллективном уровне»1

Гражданское общество в институциональном плане есть переплетение различных добровольных ассоциаций, объединяющих граждан и выражающих их интересы. Это структуры, способствующие обретению гражданами прав, расширению этих прав, самореализации и самодеятельности граждан и одновременно посредничающие между гражданами и государством. Гражданское общество предполагает определенный характер отношений между субъектами. Эти отношения регулируются как законами, так и в ещё большей мере неписанными «правилами игры», вырабатывающимися психологией. Субъекты отношений независимы и ответственны. Отношения добровольные, они определяются собственными интересами и целями, в них вступают по расчёту для реализации этих целей и интересов2.

В мировой науке сегодня получил признание подход к гражданскому обществу как к комплексу общественных отношений, независимому от государства, но

взаимодействующему с ним. Он включает в себя: • добровольно, спонтанно сформировавшиеся первичные самоуправляющиеся общности людей (семья, кооперации, ассоциации, хозяйственные корпорации, общественные организации, профессиональные, творческие, спортивные, этнические, конфессиональные и другие объединения);

1 Democrasy, Clientelism and Civil Society (ed. By Luis Roniger and Ayse Gunes-Ayata) Boulder L., 1984. P. 6.

2 Cm.: Baechler J. Democraties. Paris, 1985. P. 155.

совокупность негосударственных (неполитических)

экономических, социальных, духовных, нравственных и других общественных отношений;

производственную и частную жизнь людей, их традиции, обычаи, нравы;

• сферу самоуправления свободных индивидов и их организаций, огражденную законом от прямого вмешательства со стороны государственной власти и политики1.

Имели место - да и продолжают иметь - попытки увязать представления о гражданском обществе с идеями социализма. На первых этапах перестройки, с появлением в научном обороте термина «гражданское общество» его использовали не иначе, как с эпитетом

«социалистический»2. Наиболее активно в оборот начали вовлекать это понятие экономисты, которые

разгосударствление собственности отождествляли со становлением основ «социализма как гражданского общества»3. Используемый подход к делению общества на базис и надстройку проявил себя и здесь. Правильный в общем-то вывод о необходимости отказа от государственного тоталитаризма оказался несовместимым с

1 Сохранение гражданского мира, целостности и независимости Российского государства // Обозреватель (специальный выпуск). 1993. С. 41-42.

2 См., например: Амбарцумов Е. О путях совершенствования политической системы социализма // Иного не дано. М. , 1985. С. 85.

3 См., например: Никифоров Л. О вариантности и альтернативности социально-экономического развития // Вопросы экономики. 1990. N 3. С. 9-11.

попытками отождествить гражданское общество и социализм. Понятия гражданского общества вошли в документы XVIII съезда КПСС - в Резолюцию съезда по Политическому отчету ЦК и задачам партии и Программное Заявление «К гуманному, демократическому социализму».

Однако провозглашение лозунгов далеко не означает выполнение их. И не более чем благими пожеланиями оказались высказывания типа: «делая свой выбор в пользу гуманного, демократического социализма с общепризнанными структурами гражданского общества и правового государства, мы разрушаем «железные занавесы» и бетонные стены, получая выход в мировое демократическое сообщество»1.

После завершения «перестройки» наблюдаются попытки как отказа от идеи гражданского общества в среде современных « российских левых», так и попытки возродить ее. Если у национал-патриотов гражданское общество изначально отрицается, то ученые социалистической ориентации стремятся использовать эту концепцию. При этом справедливо указывается, что «принципиально важно, что это едва ли не единственное многогранное понятие, содержательно характеризующее состояние, структуру и результирующий вектор развития современного социума, которое в десоветизированной России в принципе могло бы стать областью консенсуса в отношениях минимально необходимых рамочных условий общественного бытия и

1 Зотов В. Гражданское общество и правовое государство показатели цивилизованности // Коммунист. 1990. N 17. С. 30

политической борьбы... большинства (кроме фашистов, иных ультраправых шовинистов и националистов, а также гораздо менее опасных в настоящее время сталинистов-традиционалистов) самостоятельных (т.е. не руководимых ельцинской « внутреннней партией власти») политических сил - от неомарксистов до неолибералов .

В настоящее время мы наблюдаем процесс внутреннего усложнения современного гражданского общества, в котором развиваются и кристаллизуются специфические

негосударственные институты. Как отмечает Олвин Гоулднер, они объединены тремя планами, или разрезами, гражданского общества: легальностью (институты

гражданского общества и правозащиты), плюральностью (институты автономного ассоциирования граждан) и публичностью (институты коммуникации граждан) .

Как отмечает 3.Т.Голенкова, можно вычленить два специфических параметра, или функции, понятия гражданского общества: теоретико-аналитическую и нормативную3.

В первом значении оно используется как теоретическая категория для анализа и объяснения явлений социальной реальности. В этом смысле гражданское общество - агрегированное понятие, обозначающее специфическую совокупность общественных коммуникаций и

1 Абрамович А. «Гражданское общество» и левая идея // Альтернативы. 1995. N 4. С. 167-168.

2 См.: Gouldner A.W. The Two Marxisms. Contraditions and Anomalies in the Development of Theory. N.Y., 1986.

P. 291.

3 Голенкова 3.T. Гражданское общество в России // Социс. 1997. N 3. С. 25-26.

социальных связей, институтов и ценностей, главными субъектами которых являются, гражданин со своими гражданскими правами и гражданские (не политические и не государственные) организации: ассоциации, объединения, общественные движения, институты.

В отличие от первой теоретико-аналитической функции, во второй функции понятие гражданского общества имеет преимущественно статус нормативной концепции, которая способствует мотивации и мобилизации граждан и других социальных субъектов на развитие различного содержания и форм гражданской активности. Эта функция приобретает особое значение в обществах, находящихся в состоянии трансформации.

Проведенный анализ представлений о гражданском обществе делает весьма актуальными исследования технологии развертывания гражданского общества, основных этапов и процедур этого процесса, в частности, институционализации и самоорганизации гражданского общества, особенно для тех стран, где становление гражданского общества было искусственно заторможено.

РАЗДЕЛ II. ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Похожие диссертационные работы по специальности «Политическая социология», 22.00.05 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политическая социология», Ярулин, Илдус Файзрахманович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ становления идеи и практики развертывания гражданского общества позволяет сформулировать несколько важных выводов.

1. При становлении рыночных отношений создаются новые сплачивающие общество механизмы, основанные на личной политической и экономической свободе индивидов, которые в процессе жизнедеятельности вырабатывают общие интересы. Общества, обладающие такими механизмами, мы называем гражданскими.

2. Универсальных схем построения гражданского общества не существует. Общие закономерности процессов модернизации в рамках отдельных стран приобретают свои специфические черты, без учета которых реформирование приводит к прямо противоположным результатам.

3. Разрушение тоталитарных режимов, связывающих разные территории и регионы политической властью и единой идеологией выявило не только экономическую неэффективность производства, нерешенность этнонациональных проблем и тому подобное. Обнаружилось также полное отсутствие механизма саморегуляции общества. В нем не оказалось необходимых структур, интегрирующих его на основе общего интереса. Это показатель того, что общество не является таковым, единым социальным организмом. Можно говорить о социальной общности - «советском народе», но не обществе.

4. Основными проблемами при развертывании гражданского общества становятся его институционализация и субъективация.

5. Ядром институционализации, одним из основных моментов этого процесса является самоорганизация. При этом самоорганизация общества смещается на локальный уровень, к местным сообществам. Наличествующие формы самоорганизации, тесно сцепленные друг с другом, создают ткань гражданского общества.

6. Сегодня Россия переживает становление новой социальной субъектности. Сущность субъектности можно выразить через определение как равнодействующей объективной и субъективной способности к деятельности.

7. Гражданское общество предусматривает и новую социальную структуру, в основе которой лежат социальные группы. Принадлежность к этим группам формулируется в первую очередь через ценностные образцы и идентичность.

8. Важнейшей задачей становится анализ социокультурных оснований гражданского общества, основных социокультурных типов индивидов.

9. Развертывание гражданского общества невозможно без длительного процесса становления его общественности.

10. Непременным условием существования гражданского общества является наличие рядом и вместе с ним и сильного государства, являющегося одной из ассоциаций гражданского общества.

11. Легализация элементов гражданского общества, оттесняющих с ведущих позиций государственные структуры, является основой конфликтного развития российского социума.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Ярулин, Илдус Файзрахманович, 1998 год

ЛИТЕРАТУРА

МОНОГРАФИИ

1. Аристотель. Политика // Соч.: В 4 т. Т. 4. М. : Наука, 1983. 540 с.

2. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М. : Прогресс, 1993. 408 с.

3. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М. : Прогресс, 1993. 188 с.

4. Бергер П. Капиталистическая революция (50 тезисов о процветании, равенстве и свободе) М. : Прогресс Универс, 1994. 320 с.

5. Бергер П. , Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М. : Медиум, 1995. 323 с.

6. Бляхер Л.Е. Человек в зеркале социального хаоса. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1997. 138 с.

7. Бляхер Л.Е. Виртуальное состояние социума, или шансы и риски открытого общества в России. М. : Магистр, 1997. 48 с.

8. Бурдье П. Социология политики. M. : Socio-Logos, 1993. 336 с.

9. Бурдье П. Начала. M.: Socio-Logos, 1994. 288 с.

10. Вебер М. Избранные произведения. М. : Прогресс, 1990. 808 с.

11. Виноградов В.Д., Головин H.A. Политическая социология: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СпбГУ, 1997. 176 с.

12. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М. : Наука, 1990. 540 с.

13. Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. М.: Наука, 1978. 448 с.

14. Геллнер Э. Условия свободы: Гражданское общество и его исторические соперники. М. : Ad Marginem, 1995. 244 с.

15. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М. : Academia, 1937. 562 с.

16. Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. М.: Эдиториал УРСС, 1998. 312 с.

17. Гражданское общество на европейском Севере. СПб., 1996. 182 с.

18. Грамши А. Тюремные тетради // Избранные произведения: В 3 т. Т. 3. М.: Политиздат, 1959. 488 с.

19. Грецкий М. Н. Антонио Грамши политик и философ. М. : Наука, 1991. 159 с.

20. Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М.: Соцэкиздат, 1956. 136 с.

21. Гумбольдт В.фон. Язык и философия культуры. М. : Наука, 1985. 334 с.

22. Доган М. , Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М.: Соц.-полит, журн., 1994. 272 с.

23. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М.: Наука, 1986. 216 с.

24. Ергин Д., Густафсон Т. Россия: двадцать лет спустя. Четыре сценария. М. : Междунар. отношения, 1995. 288 с.

25. Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Ин-т национальной модели экономики, 1994. 396 с.

26. Козлихин И.Ю. Идея правового государства: Иторияи современность. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1993. 152 с

27. Косолапов H.A. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем: Основы теории и методологии (на примере России) М. : Интерпракс, 1994. 296 с.

28. Комаров М.С. Введение в социологию. М. : Наука. 1994. 300 с.

29. Краснов М.А. Введение в муниципальное право М. : БЕК, 1993. 248 с

30. Локк Д. Избранные философские произведения. М. : Мысль, 1960. Т. 2. 456 с.

31. Макиавелли Н. Избранные произведения. М. : Искусство, 1982. 416 с.

32. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М.: Мысль, 1983. 188 с.

33. Маркс К, Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. 2-е изд. С. 625.

34. Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения. Т. 21. 2-е изд. С. 745.

35. Маркс К. ,Энгельс Ф. Сочинения. Т. 27. 2-е изд. С. 695.

36. Мартишина Н. И. Когнитивные основания паранауки. Омск: Изд-во Омск. гос. техн. ун-та, 1997. 132 с.

37. Мещеркин А. К. Старые и новые профсоюзы в России. За кем может быть будущее? М. : Русско-американский фонд профсоюза исследований и обучения, 1995. 144 с.

38. Орлова Э. А. Введение в социальную и культурную антропологию. М.: Изд-во МГУ, 1994. 320 с.

39. Пазюк К. Т. Организация и саморегуляция жизнеспособных систем. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1997. 340 с.

40. Пригожин А. И. Современная социология организаций. М. : Интерпракс, 1995. 296 с.

41. Реализация законодательства Российской Федерации по вопросам местного самоуправления и основные проблемы развития местного самоуправления в современной России. Аналитический доклад. М. : Московский общественный научный фонд, 1998. 240 с.

42. Резник Ю. М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М. : Союз, 1993. 138 с.

43. Роль государства в развитии общества: Россия и международный опыт. Материалы международного симпозиума 23-24 мая 1997 г. М.: РНИСиНП, 1997. 288 с.

44. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М. : Политиздат, 1992. 496 с.

45. Тернер Дж. Структура социологической теории. М. : Прогресс, 1985. 428 с.

4 б. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / Отв. ред. 3. Т. Голенкова. М.: ИС РАН, 1996. 470 с.

47. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. М.: Изд. центр «Academia», 1995. 246 с.

48. Хакен Г. Информация и самоорганизация. М.: Наука, 1991. 216 с.

49. Четвернин В. А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М. : ИГиП РАН, 1993. 212 с.

50. Шешукова Г. В. Политическая культура электората российского региона (По материалам исследований, проведенных в Оренбургской области). Оренбург, 1997. 289 с.

51. Штомпка П. Социология социальных изменений. М. : Аспект Пресс. 1996. 416 с.

52. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Политиздат, 1991. 520 с.

53. Ярулин И. Ф. Гражданское общество: История и современность. Хабаровск : Изд-во Хабар. гос. техн. унта, 1997. 128 с.

54. Ярулин И. Ф. Основания гражданского общества. Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн. ун-та, 1998. 139 с.

СТАТЬИ

55. Абрамов В. Ф. Местное самоуправление: идея и опыт // Социс. 1997. N 1. С. 120-125.

56. Абрамович А. «Гражданское общество» и левая идея // Альтернативы. 1995. N 4. С. 166-174.

57. Аитов Н. А. Понятие «социальная структура» в современной социологии // Социс. 1996. N 7. С. 34-39.

58. Айзенштадт Ш. Международные контакты: культурно-цивилизационное измерение // МЭиМО. 1991. N 10. С. 62-74.

59. Алексеева Т. А. Демократия как идея и процесс // Вопросы философии. 1996. N 6. С. 16-36.

60. Амбарцумов Е. О путях совершенствования политической системы социализма // Иного не дано. М. : Прогресс, 1988. С. 82-90.

61. Арато А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание и направления для дальнейших исследований // Полис. 1995. N 3. С. 48-57.

62. Афанасьев В. «Анатомия» отечественного малого бизнеса // Российский экономический журнал. 1994. N 2. С. 52-60.

63. Афанасьев М. Н. Клиентела в России вчера и сегодня //Полис. 1994. N 1. С. 116-130.

64. Афанасьев М. Н. Региональное измерение российской политики // Полис. 1998. N 2. С. 88-93.

65. Ахиезер А. С. Социокультурное прогнозирование России на макро- микроуровнях // Полис. 1994. N б. С. 12-22.

66. Барзилов С., Чернышев А. Регион как политическое пространство // Свободная мысль. 1997. С. 3-13.

67. Барзилов С., Чернышев А. Провинция: элита, номенклатура, интеллигенция // Свободная мысль. 1996. N 1. С. 51-60.

68. Васина Е. Кривое зеркало Европы // Pro et Contra. 1997. Осень. N 4. Т. 2. С. 92-113.

69. Батыгин Г. С. Формы воспроизводства и представления социологического знания //Сб. матер. междунар. семинара. М.: ИС РАН. 1996. С. 6-21.

70. Бердяев Н. Судьба России //Родина. 1989. N 2. С. 61-68.

71. Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль: Тексты. М.: Международный университет Бизнеса и Управления. 1996. С. 166-212.

72. Бородкин Ф. М. Ценности населения и возможности местного самоуправления // Социс. 1997. N 1. С. 98-110.

73. Бурбанк Д. Империя и гражданское общество. Имперская конструкция России и Советского Союза // Имперский строй России в региональном измерении (XIX начало XX века) Сб. научн. статей. М.: Моск. общественный научный фонд, 1997. С. 19-35.

74. Бусыгина И. Региональное измерение политического кризиса в России // МЭиМО. 1994. N 5. С. 12-21.

75. Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала XX века / / Вопросы философии. 1991. N 8. С. 24-35.

76. Виноградов В.Д. Человек в поле политики // Человек в изменяющемся обществе: Сб. статей. СПб.: Изд-во СПбИПБ МВД России, 1997. С. 21-28.

77. Витюк В. В. Гражданское общество: современное содержание понятия // Проблемы формирования гражданского общества. М.: ИС РАН. 1993. 136 с.

78. Волков В. Общественность: забытая практика гражданского общества // Pro et Contra. 1997. Осень. N 4. Т. 2. С. 77-91.

7 9. Волков Ю. Е. Базисные понятия и логика социологической парадигмы // Социс. 1997. N 1. С. 22-33.

80. Володин А., Дорнбос М. Индия и Россия: гражданское общество и власть (уместны ли сопоставления) // МЭиМО. 1996. N 10. С. 84-97.

81. Ворожейкина Т. Специфика гражданского общества в Аргентине // МЭиМО. 1996. N 6. С. 88-96.

82. Гавра Д. П. Социальные институты // Социально-политический журнал. 1998. N 2. С. 123-132.

83. Гаджиев К. С. Гражданское общество и правовое государство // МЭиМО. 1991. N 9. С. 41-51.

84. Гаджиев К. С. Политическое: Концептуальное измерение // Кентавр. 1992. Январь-февраль. С. 130-141.

85. Гаджиев К. С. О перспективах демократической государственности в России // Полис. 1994. N 3. С. 106-117.

86. Геллнер Э. Постсоветское пространство: этнополитические проблемы // Социс. 1997. N 1. С. 8-21.

8 7. Гельман В. Я. Региональная власть в современной России: институты, режимы и практики // Полис. 1998. N 1. С. 87-105.

88. Гидденс Э. Девять тезисов о будущем социологии // THESIS. 1993. Зима. Т. 1. Вып. 1. С. 57-82.

89. Гидденс Э. Социология // Социс. 1994. N 2. С. 132-150.

90. Гидденс Э. Основные проблемы социальной теории: действие, структура и противоречие в социальном анализе // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. РЖ. Сер. 11. Социология. 1996. N 2. С. 22-51.

91. Голенкова 3. Т. Гражданское общество в России // Социс. 1997. N 3. С. 25-36.

92. Голенкова 3. Т., Витюк В. В., Гридчин Ю. В., Черных А. И. , Романенко JI. М. Становление гражданского общества и социальная стратификация // Социс. 1995. N 6. С. 18-28.

93. Голенкова 3. Т., Игитханян Е. Д. Средние слои в современной России (опыт анализа проблемы) // Социс. 1998. N 7. С. 44-53.

94. Голенкова 3. Т., Игитханян Е. Д., Казаринова И. В. Маргинальный слой: феномен социальной самоидентификации // Социс. 1996. N 8. С. 23-32.

95. Грецкий М. Антонио Грамши // Альтернативы. 1995. N 3. С. 136-147.

96. Грунт 3. М. Коммунитаризм и изменения в системе ценностей американского общества / / Рабочий класс и современный мир. 1989. N 5. С. 146-158.

97. Гудименко Д. В. Политическая культура России // Политическая культура: теория и национальные модели. Программа обновления гуманитарного образования в России. М. , 1994. С. 321-330.

98. Данилова Е. Н. Идентификационные стратегии: российский выбор // Социс. 1995. N 6. С. 120-130.

99. Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе / / Вопросы философии. 1990. N 9. С. 72-77.

100. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социс. 1994. N 5. С. 142-146.

101. Дилигенский Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? // Pro et Contra. 1997. Осень. Т. 2. N 4. С.5-21.

102. Доган М. Фрагментация социальных наук и перераспределение специальностей вокруг социологии // Международный журнал социальных наук. 1994. N 3. С. 85-94.

103. Дойч М. Разрешение конфликта (Конструктивные и деструктивные процессы) // Социально-политический журнал. 1997. N 1. С. 202-217.

104. Дмитриев Ю. А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государство и право. 1994. N 7. С. 28-34.

105. Драгунский Д. В, Цымбурский В. J1. Генотип европейской цивилизации // Полис. 1991. N 1. С. 6-14.

106. Дудченко О. Н. , Мытиль А. В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социс. 1995. N 6. С. 110-119.

107. Загорский А. Гражданский общество в Японии // МЭиМО. 1996. N 6. С. 97-105.

108. Замбровский Б. Я. К вопросу о формировании гражданского общества и правового государства // Социально-политические науки. 1991. N 6. С. 29-34.

109. Зотов В. Гражданское общество и правовое государство показатели цивилизованности // Коммунист. 1990. N 17. С. 30.

110. Зубов А. Современное русское общество и civil society: границы наложения // Pro et Contra. 1997. Осень. Т. 2. N 4. С. 22-37.

111. Иванов А. А. Государство как идеально-типическая форма социальной деятельности //Вестн. Санкт-Петербургского ун-та. Сер. 6. Философия, политология, социология, психология, право. 1994. Вып. 1. С. 37-43.

112. Ивахненко Е. Средневековое двоеверие и русская литературно-философская мысль Нового времени //Рубежи. 1996. N 9. С. 52-61.

113. Изензее И. Государство // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. N 6. С. 24-51.

114. Изензее И. Конституционные права и демократия // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. N 6. С. 3-24.

115. Ионин Jl. Г. Культура и социальная структура // Социологические чтения: Сб. матер. межднар. семинара. М., 1996. Вып. 1. С.49-95.

116. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. N 4. С. 6-32.

117. Капустин Б. Г. Россия и Запад: пути к миру народов / / Цивилизация и культура. Вып. 1. М. : ИС РАН, 1994. С. 29-42.

118. Капустин Б. Г. Три рассуждения о либерализме и либерализмах // Полис. 1994. N 3. С. 13-26.

119. Капустин Б. Г. Начало российского либерализма как проблема политической философии // Полис. 1994. N 5. С. 23-37.

120. Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либеральные ценности в сознании россиян // Полис. 1994. N 2. С. 68-80.

121. Киссель М. А. Принципы 1789 года (Генезис и первое применение) // Вопросы философии. 1989. N 10. С. 73-105.

122. Комаров М. С. Общество как социокультурная система // Проблемы теоретической социологии. СПб., 1994. С. 13-24.

123. Комаров М. С. О двух понятиях социальной структуры в социологии // Проблемы теоретической социологии. Вып. 2: Сб. статей. СПб.: Изд-во СпбГУ, 1996. С. 135-154.

124. Козырев Ю. Н., Козырева П. М. Власть как фактор развития общества // Структура общества и массовое сознание. М.: ИС РАН, 1994. С. 57-102.

125. Колбановский В. В. Цивилизационный процесс и гражданское общество в России: от неосословности к неоклассовости // Структура общества и массовое сознание. М. : ИСРАН, 1994. С. 5-56.

126. Коробов В. Б. Процессы самоорганизации в российском обществе (проблемы и перспективы) //Человек в изменяющемся обществе: Сборник статей. СПб.: Изд-во СПбИПБ МВД России. 1997. С. 238-242.

127. Красин Ю. А. Долгий путь к демократии и гражданскому обществу // Полис. 1992. N 5-6. С. 22-30.

128. Крозье М. Основные тенденции современных обществ // Социально-политический журнал. 1991. N 5. С. 64-68.

129. Кутковец Т. И., Клямкин И. М. Русские идеи // Полис. 1997. N 4. С. 118-140.

130. Лапин Н. И. Ценности как компоненты социокультурной эволюции современной России // Социс. 1994. N 5. С. 3-8.

131. Лапин Н. И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социс. 1996. N 5. С. 13-24.

132. Лапин Н. И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества // Социс. 1997. N 3. С. 14-24.

133. Левин И. Б. Гражданское общество на Западе и в России // Полис. 1996. N 5. С. 106-119.

134. Лобер В. И. Проблема демократии в политической философии Норберто Боббио // Социально-политические науки. 1991. N 6. С. 86-95.

135. Люббе Г. Национализм и регионализм в политической трансформации Европы // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. N б. С.62-65.

136. Макарычев А. Регионализм: проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. 1991. N 3. С. 50-58.

137. Маркова О. В. Концептуальные основы анализа граж-данского общества в современной России // Человек в изменяющемся обществе: Сборник статей. СПб.: Изд-во СПбИПБ МВД России. 1997. С. 56-76.

138. Медушевский А. Н. Гражданское общество и правовое государство в политической мысли Германии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992. N 5. С. 21-59.

139. Медушевский А. Н. Мнимый конституционализм как явление мировой политической культуры // Социс. 1994. N 5. С. 90-102.

140. Мётер К. Методология социологии //Международный журнал социальных наук, август 1994. N 3(6). С. 12-19.

141. Мед Дж. Интернализированные другие и самость // Американская социологическая мысль: Тексты. М. : Международный Университет Бизнеса и Управления. 1996. С. 222-225.

142. Мотрошилова Н. О лекциях Ю. Хабермаса в Москве и об основных понятиях его концепции // Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. М. : Издательский центр «Academia», 1995. С. 113-166.

143. Мысливец Ф. Восточная и Центральная Европа: может ли гражданское общество вылечиться само // Кентавр. 1992. Июль-август. С. 52-62.

144. Назимова А. Н. Регион, благосостояние, социальная дифференциация: объективная ситуация и субъективное восприятие // Структура общества и массовое сознание. М.: ИС РАН. 1994. С. 172-184.

145. Никифоров JI. О вариантности и альтернативности социально-экономического развития // Вопросы экономики. 1990. N 3. С. 9-11.

146. Ольшанский Д. О группах влияния и некоторых "влияющих" в российской политике // Бизнес и политика.

1995. N 1. С. 21-29.

147. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс // Вопросы философии. 1989. N 3. С. 119-154; N 4. С. 114-169.

148. Пантин И. Драма противостояния демократия / либерализм в старой и новой России // Полис. 1994. N 3. С. 71-80.

149. Пантин И. К. Посткоммунистическая демократия в России: Основания и особенности // Вопросы философии.

1996. N 6. С.2-15.

150. Пантич Д. Конфликты ценностейв странах транзиции // Социс. 1997. N 6. С. 24-36.

151. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их вза-имоотношения // THESIS. 1993. Весна. Т. 1. Вып. 2. С. 94-122.

152. Парсонс Т. Общий обзор // Американская социология. Перспективы. Проблемы. Методы. М. : Прогресс. 1972. С. 360-380.

153. Пастухов В. Б. «Новые русские»: появление идеологии // Полис. 1993. N 3. С. 16-28.

154. Патнэм Р. Процветающая комыонити, социальный капитал и общественная жизнь // МЭйМО. 1994. N 4. С. 138-152.

155. Пелликани J1. Предпосылки экономического развития: советский вариант // Полис. 1991. N. 2. С. 19-31.

156. Перегудов С. Гражданское общество в политическом измерении // МЭиМО. 1995. N12. С. 74-85.

157. Пул Р. А. Человек и гражданское общество в истории социальной мысли //Социс. 1991. N 9. С. 125-138.

158. Резник Ю. М. Гражданское общество как объект социологического познания //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1995. N 2. С.31-46.

159. Романенко JI. М. Гражданское общество в России уже есть, но...//Социс. 1994. N 4. С. 68-76.

160. Романенко JI. М. К вопросу об объективных индикаторах современного гражданского общества в России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1995. N 2. С. 46-54.

162. Романенко Jl. М. Метаморфозы российской модели гражданского общества : диалектика стихийного и сознательного // Социально-политический журнал. 1995. N 3. С. 37-44.

161. Римашевская H. М. Социальные последствия экономических трансформаций в России //Социс. 1997. N 6. С. 55-65.

162. Ронигер Jl. Общественное доверие и консолидация латиноамериканских демократий // МЭиМО. 1994. N 6. С. 92-101.

163. Руткевич М. Н. Трансформация социальной структуры российского общества // Социс. 1997. N 7. С. 3-19.

164. Рыбаков В. Ислам и гражданское общество // МЭйМО. 1996. N 8. С. 95-104.

165. Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации российского общества // Социс. 1997. N 4. С. 73-83.

166. Савранская О. Л. Правовые основы местного самоуправления //Социс. 1997. N 1. С. 111-119.

167. Саква Р. Режимная система и гражданское общество в России // Полис. 1997. N 1. С. 46-72.

168. Соколова Т. Формирование среднего класса в Восточной Европе // МЭиМО. 1994. N 4. С. 130-136.

169. Соловьев А. И. Политическая культура: метатеории // Вестник Моск. ун-та. Серия 12. Социально-политические исследования. 1995. N 2. С. 38-48.

170. Соловьев А. И. Три облика государства три стратегии гражданского общества // Полис. 1996. N 6. С. 29-38.

171. Соловьев О. М. Типы политических режимов // Человек в изменяющемся обществе: Сб. статей. С-Пб.: Изд-во СПбИПБ МВД России, 1997. С. 77-87.

172. Стоянович С. От марксизма к постмарксизму // Вопросы философии. 1990. N 1. С. 145-151.

173. Тард Г. Публика и толпа: Фрагменты //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. РЖ. Сер. 11. Социология. N 3. С. 148-160.

174. Тощенко Ж. Т., Цветкова Г. А. Местное самоуправление: проблема становления (опыт социологического анализа) // Социс. 1997. N 6. С. 104-112.

175. Умов В. И. Российский средний класс: социальная реальность и политический фантом // Полис. 1993. N 4. С. 21-32.

176. Уоллерстайн И. Избирательные системы, партии и политическая стабильность // Полис. 1992. N 5-6. С. 156162.

177. Филиппов А. Ф. Большое пространство: возможности социологического исследования //Социологические чтения: Сб . матер. междунар. семинара. М. : ИС РАН, 1996. С. 185-200.

178. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций //Полис.

1996. N 5. С. 38-52.

179. Хархордин О. «Проект Достоевского» // Pro et Contra. 1997. Осень. Т. 2. N 4. С. 38-59.

180. Харрис Р. Группы интересов // Политология вчера и сегодня. Вып. 2. М. : Институт молодежи. 1990. С. 138-145.

181. Хлопин А. Становление гражданского общества в России: институциональная перспектива //Pro et Contra.

1997. Осень. Т. 2. N 4. С. 60-76.

182. Хлопьев А. Т. Трансформация социальной структуры российского общества // Социально-политический журнал. 1995. N 3. С. 24-36.

183. Хорос В. Гражданское общество: общие подходы //МЭиМО. 1995. N 11. С. 49-59.

184. Цыганков А. П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм: предварительные итоги политического развития России, 1991-1996 //Социально-политический журнал. 1997. N 1. С. 15-37.

185. Черниловский 3. М. Гражданское общество: опыт исследования //Государство и право. 1992. N 6. С. 142-151.

186. Чернышев А. Г. Политическое самоопределение регионов: типы и тенденции //Полис. 1998. N 2. С. 93-95.

187. Шабо Ж.-Л. Государственная власть: конституционные пределы и порядок осуществления //Полис. 1993. N 3. С. 157-164.

188. Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество //Полис. 1997. N 5. С. 68-87; N 6. С. 15-33.

189. Швери Р. Теоретическая социология Джеймса Коулмена: аналитический обзор //Социологический журнал. N 1-2. С. 91-96.

190. Шилз Э. Общество и общества: макросоциолгический подход // Американская социоолгия: Перспективы. Проблемы. Методы. М. : Прогресс, 1972. С. 341-359.

191. Шкаратан О.И., Гуренко E.H. От этакратизма к становлению гражданского общества / / Рабочий класс и современный мир. 1990. N 3. С. 153 162.

192. Шмитт К. Понятие «политического» // Вопросы социологии 1992. Т. 1. Вып. 1. С. 37-58.

193. Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии // Полис. 1996. N 5. С. 16-27.

194. Шмиттер Ф. Неокорпоратизм // Полис. 1997. N 2. С. 10-17.

ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ

195. Almond G. Comparative study of interest groups and the political process // American Political Science Review. 1958. P.44-52.

196. Arato A., Cohen J. Civil Society and Political Theory. Cambridge (Mass.) 1992. 215 p.

197. Baechler J. Democraties. Paris, Gallimard, 1985. 212 p. 198. Bell D. The world and the United States in 2014 // Duedalus. Cambridge (Mass.). 1987. Vol. 116. N 3. P. 20-34.

198. Bell D. The Worldand the United States in 2014 // Duedials. Cambridge (Mass.). 1987. Vol. 116. N 3. P. 20-34.

199. Black A. Guilds and Civil Society in European Political Thought from the 12th Century to the Present. Ithaka (N.Y.). 1984. 157 p.

200. Coleman J. Foundations of Social Theory. Cambridge (Mass.), 1990. 227 p.

201. Collins dictionary of Sociology. Glasgow: Harper Collins Publishers, 1991. 750 p.

202. Dahrendorf R. Reflections on the Revolution in Europe. London: Routledge & Kegan Paul, 1990. 320 p.

203. Giddens A. The Constitution of Society. Cambridge: Polity Press, 1984. 331 p.

204. Giddens A. Modernity and Self-Identity // Selfand Society in the Modern Age. Cambridge: Polity Press, 1991. 356 p.

205. Gouldner A. The Two Marxisms. Contradictions and Anomalies in the Delopment of Theory. N.Y. : Harper Row, 1986. 403 p.

206. Held D. Political Theory and the Modern State. Essays on State, Power and Democrasy. Stanford (Cal.): University Press, 1989. 247 p.

207. Kurczewski J. Poland's seven middle classes // Social researsch: An international quaterly of the social science. 1994. Vol. 61. N 2. P. 395-421.

208. O'Donnell Y. , Schmitter P.C. Transition from Autoritarin Rule: Tentative Conclusion about Uncertain Democraties. Baltimor: John Hopkins University Press, 1986. 176 p.

209. Roniger L. The Comparative Study of Clientelis and the Changing Nature of Civil Society in the Contemporary World // Democrasy, Clientelism and Civil Society. London: Boulder, 1984. 314 p.

210. Rosenbaum W. Political culture. N.Y.: Appleton, 1975. 182 p.

211. Tilly Ch. Big Structures, Large Processes, Huge Comparisons. N.Y.: Russel Sage Foundation, 1984. 136 p.

212. White S. Political culture and political science. N.Y.; L.: Marion Boyars, 1979. 204 p.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ

213. Закон РФ от 14.07.92 N 3297-1 (ред. от

28.11.96) «О закрытом административно-территориальном образовании».

214. Федеральный закон от 28.08.95 N 154-ФЗ (ред. от

17.03.97) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (принят Государственной Думой Федерального собрания РФ 12.08.97).

215. Федеральный закон от 26.11696 N 138-Ф3 «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (принят Государственной Думой Федерального собрания РФ 23.19.96).

216. Федеральный закон от 25.09. N 126-ФЗ «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» (принят Государственной думой Федерального собрания РФ 10.09.97).

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.