Развитие центров народных художественных ремесел русского населения на Южном Урале: Вторая половина XIX - середина XX вв. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Шабалина, Наталья Михайловна

  • Шабалина, Наталья Михайловна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, ЧелябинскЧелябинск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 189
Шабалина, Наталья Михайловна. Развитие центров народных художественных ремесел русского населения на Южном Урале: Вторая половина XIX - середина XX вв.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Челябинск. 2004. 189 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Шабалина, Наталья Михайловна

Введение.:.

Глава 1. Понятие «народное искусство» в отечественной историографии, подходы и методы изучения развития народных художественных ремесел.

Глава 2. Исторические предпосылки и условия становления народных художественных ремесел русского населения Южного Урала.

Глава 3. Формирование центров и художественных особенностей изделий традиционных ремесел русского населения Южного Урала.

3.1. Центры развития и особенности южно-уральской архитектурной резьбы.

3.2. Основные центры и мастера гончарного дела на Южном Урале.;.—

3.3. Центры и мастера народного ткачества и койроткачества

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Развитие центров народных художественных ремесел русского населения на Южном Урале: Вторая половина XIX - середина XX вв.»

В настоящее время обращение к исследованию народной художественной культуры приобретает важное значение во всех ее аспектах: историческом, культурологическом, искусствоведческом. В стремительном темпе развития начала; третьего тысячелетия - времени активной технологизации и компьютеризации заостряется вопрос взаимоотношения человека с окружающей средой, другим человеком и, наконец, с самим собой. Нарушаемое в мире единство человека с природой, землей настоятельно заставляет обратиться к народной мудрости - памяти рода человеческого. А значит, возникает потребность восстановления истории народа, его образа жизни и творчества, в частности. Вероятно, этими мотивами самосохранения объясняется тяга общества к таким традиционным художественным проявлениям как фольклор и ремесло, к их истории: Аутентичные формы развития народного творчества сменяют новые, фольклористические - народные ансамбли, воспроизводящие и пропагандирующие стили регионального музыкального искусства, и широко распространенные мастерские возрождающие традиционные художественные ремесла. В современном мире заметно расширяется сфера фольклоризма, закрепляются новые формы адаптации и трансформации различных видов народного творчества, возвращается и усиливается его функциональность.

Еще до- середины XX в. в России были; востребованы, в жизни различные виды традиционных ремесел, такие как гончарство, ткачество, кузнечное дело и многие другие. В крестьянском и отчасти в городском быту продолжала существовать жизненная потребность в глиняных сосудах или тканых дорожках, пока на смену им не пришла фабрично-заводская продукция из новых материалов. Сегодня носителей, хранителей и творцов народной художественной культуры остается все меньше, особенно в сфере прикладного творчества. Преемственная связь в области устно-поэтического, песенно-музыкального и хореографического фольклора более динамична - она передается и закрепляется новыми поколениями большого отряда собирателей-фольклористов (ученых, студентов). Экспедиционное же изучение истории центров бытования и развития народных художественных ремесел, деятельности их мастеров осуществляется в незначительных масштабах и, как правило, в рамках этнографических исследований, решающих свои задачи. Проблема изучения процессов формирования и развития локальных центров традиционных художественных ремесел русского населения на Южном Урале также характеризуется ее почти полной не разработанностью, что придает ей научную актуальность.

Специфика изучаемой темы состоит в том, что научный интерес к памятникам народного искусства проявился поздно - в середине XIX в. Гораздо раньше начался процесс коллекционирования памятников народной культуры. В роли коллекционеров выступали многие русские художники, которые и сами создавали произведения в так называемом "русском стиле". Первоначально изучалась народная культура Русского Севера, которая еще долго сохраняла свои патриархальные жизненные устои. Начиная с 1870-х гг., происходило обследование Земствами кустарных промыслов различных губерний России, результаты которых периодически публиковались (1). Большое значение в развитии промыслов, а затем и в изучении их состояния, имели Всероссийские художественно-промышленные выставки, устраиваемые в крупных российских городах: Москве (1831), Санкт-Петербурге (1829; 1870, 1902 и далее), Нижнем Новгороде (1896), Казане (1909), Екатеринбурге (1887), а также участие русских кустарей в заграничных ярмарках и всемирных выставках в. Париже (1900 , 1904), Лейпциге (1907 и др.) (2).

В 1885 г. в Москве открывается торгово-промышленныш музей кустарных изделий Московского губернского Земства, впоследствии преобразованный в Кустарный музей, а затем в Музей народного искусства и художественной промышленности и сыгравший большую роль в собирании и изучении национального художественного наследия России (3). В 1910-1913 гг. в музей поступили изделия кустарей из 26 губерний.

Музей являлся своеобразным центром деятельности земских организаций России в области кустарной промышленности. На местах Земства оказывали содействие развитию многих кустарных ремесел и производств.

На Урале важное значение в изучении народных художественных ремесел не только в историческом, но и в археологическом и этнографическом аспектах, сыграло Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ) (4). В 1887 г. Общество выступило инициатором и организатором Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки в Екатеринбурге, на которой был представлен весь этнографический комплекс народов Сибири и Урала: образцы жилища разных народностей, представители народов, населяющих край, одежда, бытовая утварь и многообразные предметы народного творчества из дерева, волокнистых веществ (местные ткани), а также бересты, лыка, глины, металла и т.д. По завершении выставки, ее организаторы пришли к заключению о необходимости "учредить для пособия учащихся в школе к изучению изящных форм и развитию эстетического вкуса художественно-промышленный музей с отделением кустарной промышленности и картинную галерею, доступную для публики" (5).

В Челябинске с идеей о необходимости сбора и изучения исторических материалов о работе кустарей одним из первых выступил П.П. Мегорский, составивший программу по истории культуры и заявивший в 1915 г. в докладе на заседании Городской думы идею создания образовательного и художественного музея (6). Развернутую программу по организации^ историко-этнографического отдела в 1918-1922 гг. представили Д.В.Мошков, И.Г.Горохов, В.М.Крашенниникова. Но создавать коллекцию будет суждено С.Н.Дурылину, историку, этнографу, филологу, искусствоведу, прибывшему в Челябинск в январе 1922 г. (7). В своей статье «Собирайте памятники быта» он писал: «Особенно интересно было бы собрать памятники народного искусства - резьбы по дереву, кости, камню, шитье, ткачество, плетенье (кружево), вышивок и т.д. - всего того, что вытесняется фабричными изделиями» (8). Именно усилиями и стараниями С.Н.Дурылина, служившего в музее в должности заведующего отделом истории, археологии и этнографии, была широко организована работа по собиранию местного этнографического материала, представляющего сегодня для нас бесценную коллекцию и плане изучения народного искусства Урала.

Музей являлся тем научным и просветительским звеном, который ставил перед собой определенные задачи по комплектованию местных коллекций. В музее сосредоточена основная база источников, которая сегодня используется для 'исследования научных проблем. В 1919 г. профессор Ф.И.Шмит писал: «Научный музей есть лаборатория, и в нем подбирается материал, необходимый для очередных научных работ. Научный музей есть архив, .чтобы в любой момент можно было проверить точность выводов, сделанных тем или другим исследователем» (9). Отчетливо понимали задачи музея и на местах. Д.В.Мошков, организатор «Приуральского общества изучения местного края» в Челябинске, писал: «Общество поставило себе цель: 1) содействовать развитию в населении интереса к местному краю; 2) привлекать интересующихся лиц к специальному изучению местной природы, ее богатств и населения, с его творчеством, бытом и нравами; 3) основать областной музей с библиотекой и лабораторией» (10). Можно было встретить печатную листовку с такой формулировкой: " Музей - очаг и колыбель родиноведения. Музей как лучший проводник культуры, самопознания и должного отношения к вещам. Музей и охрана памятников природы и человеческого творчества" (11).

Таким образом, в 1920-е гг. в областных центрах уже осознавалась необходимость организации музеев по изучению истории местного края в самых различных аспектах. В рамках этнографического отдела краеведческого музея планировался и осуществлялся сбор "всех материалов по народному творчеству и фольклору" (12). В эти же годы экспедиционное обследование Южного Урала проводилось Государственным историческим музеем (ГИМ* Москва). С 1925 по 1927 гг. историками и искусствоведами В.С.Вороновым, Н.Б.Баклановым, Г.Л.Новицким, А.Н.Топорниным были организованы Уральская, а в 1929 г. - Южно-Уральская историко-бытовые экспедиции по теме "Труд и быт рабочего и крестьянского населения Урала конца XVIII-XIX вв.". В числе исследованных районов: Верхне-Уфалейский, Кыштымский, Каслинский, Нязепетровский и др. В маршруте Южно-уральской экспедиции 1929 г. значились населенные пункты: Златоуст, Миасс, Сатка, Бакал, Бердяуш. Исследователями были собраны бытовые предметы с резьбой и росписью на металле, дереве, бересте, представленные на отчетной выставке в ГИМ. По замечанию В.С.Воронова, «Уральские экспедиции - первый опыт организованной историко-бытовой собирательской деятельности» (13).

После 20-летнего перерыва, в 1949 г., ГИМ вновь осуществил экспедицию на Урал под руководством Н.Р.Левинсон по теме: "Домашний быт и формирование заводского пролетариата Урала второй половины XIX-XX вв. и образцы местных производств, заводов и ремесленников". В обследованные районы вошли южно-уральские города: Касли, Кыштым, Карабаш, Верхний Уфалей. В числе привезенных экспонатов предметы быта, в том числе: половики, образцы кружев, изделия из дерева, металла, сундуки и др. (14).

В 1960-е гг. осуществлялись планомерные экспедиции московским Научно-исследовательским институтом художественной промышленности (НИИ ХП) под руководством В;А. Барадулина с целью изучения ковроткачества в с.Канаши Шадринского района, домовой резьбы и росписи по дереву в районах Среднего Урала и Приуралья. Многие материалы экспедиции были изданы, другие хранятся в архиве (15).

Практическая экспедиционная работа по сбору информации о деятельности народных мастеров и вещевых памятников народной культуры первой половины XX в. дала возможность исследователям приступить к обобщению и теоретическому осмыслению собранного исторического материала.

Степень разработанности проблемы. История развития центров традиционных художественных ремесел и деятельности их мастеров как составной части истории народной культуры Южного Урала слабо освещена в научной литературе и не рассматривалась в качестве самостоятельной научной проблемы. В центре внимания исследователей оказались, прежде всего, история и памятники художественных промыслов промышленного характера: каслинское литье (Б.В. Павловский, A.A. Гилодо, О.П. Губкин, Г.П. Черкашина), кусинское литье (Л.П. Байнов), златоустовская гравюра на стали (М.М. Денисова, М.Д. Глинкин, О.М. Гриер, Л.Г. Никифорова, С.Н. Куликовских) (16).

Центральной темой исследований Б.В.Павловского явилось декоративно-прикладное искусство промышленного характера (чугунное литье, камнерезное искусство, художественная обработка оружия, изделия из меди, роспись металлических изделий, фаянс, фарфор). Ученый не затрагивал сферу крестьянского народного искусства, но отмечал: "В ряде случаев и; традиции крестьянского быта оказывали известное влияние на искусство, связанное с промышленным Уралом" (17). Изучение отдельных видов декоративно-прикладного искусства края при вело ученого к выводу, что на Урале получил развитие особый вид народного искусства, отличный от крестьянского - "это было рабочее искусство". Понятие "декоративно-прикладное искусство промышленного характера" надолго закрепилось в научной литературе.

Но критерием соотнесения искусства к типу профессионального или народного прикладного творчества не является только форма его производства (будь то частная или государственная промышленность, либо ремесленные мастерские или надомничество). Критерии коренятся в структурных слагаемых художественного типа творчества, в системе мировоззрения художника-мастера. Если- художник-профессионал не подчиняется вековым традициям, выработанным; коллективно, то его творчество переходит в другую систему развития. «Народное искусство -по выражению М.А. Некрасовой - утверждает себя не в индивидуально-субъективном, а в духовно-ценностном; вырастающем из коллективных начал» (18).

В уральском декоративно-прикладном искусстве "уживались" две основы: народная, (например, в производстве художественного литья и гравюры работало немало талантливых универсальных мастеровсамородков, таких как К.Д: Тарасов, В.Ф. Торокин) и профессиональная (многие уральские мастера учились в Академии художеств и других учебных заведениях). Взаимообогащение творчества народных мастеров и профессиональных составляло, по мнению Б.В. Павловского, существеннейшую черту декоративно-прикладного искусства Урала. Ученый, объединив все виды уральского прикладного творчества промышленного характера, дал глубоко объективную историческую картину их развития, раскрыл художественные особенности каждого явления - тем самым внес большой вклад в развитие науки в области; изучения истории декоративно-прикладного искусства Урала.

Но параллельно» с профессиональным декоративно-прикладным искусством развивалось древнее, народное - самоценное и целостное в своем развитии искусство. Научное осмысление русской традиционной культуры Урала находит отражение в различных областях науки: истории, искусствоведении; культурологии, археологии, этнографии; фольклористики. При этом существующие исследования в различной степени либо соприкасаются с изучаемой- нами проблемой; либо раскрывают историко-культурный контекст, на фоне которого проходило творчество мастеров, либо представляют для нас ценность методического характера. Имеющиеся труды по характеру их содержания условно можно разделить на несколько групп.

Первую группу составляют исследования, непосредственно касающиеся темы диссертации и посвященные изучению деятельности мастеров и отдельным видам народных художественных ремесел Южного Урала:

Вторую группу составляют труды по истории, археологии, этнографии, краеведению, фольклору Южного Урала, являющиеся необходимым историографическим материалом в междисциплинарном комплексном подходе к исследованию проблемы и позволяющие проводить ее изучение; на общем историческом фоне.

В третью группу входят исследования: регионоведческого характера изучения народного искусства, а также работы по видам художественных ремесел различных центров России. К этой группе можно отнести справочные издания, атласы и определители по народной культуре, материалы научно-практических конференций, сборники трудов. Эта фуппа исследований позволяет сопоставить художественные ремесла Южного Урала с другими российскими центрами традиционных ремесел и определить их место и значение в контексте общерусской народной художествен ной кул ьтуры.

Отметим; что в связи с особой: значимостью исследований теоретического характера, посвященных терминологии, а также подходам и методам изучения русского народного искусства и художественной' ремесленной традиции, эти труды специально рассматриваются и анализируются в первой главе.

В корпусе работ, непосредственно касающихся темы диссертации, прежде всего, следует назвать исследования В:А. Барадулина, на протяжении нескольких десятилетий занимающегося темой народного искусства Урала и Западной Сибири и определившего школы и круг мастеров художественной росписи по дереву, бересте, металлу (19).

1970-е годы отмечены активной исследовательской деятельностью и публикациями материалов по истории деревянного зодчества- Южного Урала М:П.Мочаловой. Материалы многолетних экспедиционных обследований региона в конце 1960-х - середине 1970-х гг. обобщены и проанализированы в ее отдельных изданиях и статьях (20). В 1971 г. ученый впервые публикует материал о кузнечных изделиях южно-уральских мастеров, отмечая: художественное достоинство простых утилитарных металлических вещей, таких как щеколды,, жековины и т.д. Автор систематизирует изделия по их технологическому принципу и художественности (21). В опубликованном научном докладе М^П. Мочалова сообщила о своих экспедиционных находках -домовой^росписи в северозападном (г.Сим) и северо-восточном (с.Сугояк, Кирды) районах Челябинской области, сделав вывод, что в крае, возможно, работали мастера-красильщики - выходцы из сибирских центров или Среднего Урала; Материал сопровождается авторскими акварельными зарисовками найденных образцов южно-уральской росписи (22).

Начало собиранию памятников деревянной архитектурной резьбы Челябинска было положено Г. А. Преображенской, передавшей впоследствии свою коллекцию в собрание Челябинской областной картинной галереи. Ее статья о модерне в деревянной архитектуре Челябинска подготовлена по материалам, собранным в конце 1960 - начале 70-х годов. Автор анализирует стилистические особенности модерна в резном декоре, на основе архивных данных уточняет датировки отдельных памятников (23).

Областью изучения декоративного убранства уральских жилых домов занимался Е.Н.Бубнов. В своем исследовании, рассматривая народное деревянное жилище Северного и Среднего Урала, он уделил внимание и северо-восточным районам Южного. На фоне историко-экономических и географических условий автор выявляет типологические особенности, архитектурно-композиционные и конструктивные решения, .характер декоративного убранства домов (24).

Результатом собирания и изучения образцов южно-уральского резного декора явился каталог выставки, составленный Н.М. Шабалиной (25). Музейная коллекция позволила систематизировать и классифицировать материал, восстановить исторические этапы развития данного ремесла. Дальнейшие научные разработки автора в этом направлении изложены в специальной статье (26). Изучение народного творчества привело автора к проведению комплексной выставки "Народное искусство Южного Урала" (ЧОКГ, 1997) и изданию сводного каталога, где впервые обобщен, систематизирован обширный материал четырех областных музейных коллекций. Автором впервые была предпринята попытка охарактеризовать основные виды народного предметного творчества Южного Урала, его особенности, выявить основные центры бытования художественных ремесел. На выставке была проведена научная конференция, затронувшая различные аспекты изучения народного творчества региона (27).

Среди современных исследователей к вопросу изучения особенностей архитектуры Южного Урала обращаются Е.ВПономаренко, В.Н.Москалева, А.А.Рыбалко (28).

В 1990-е гг. заметно оживил работу по собиранию, описанию и публикации этнографических материалов музей Челябинского государственного университета и специализированного историко-археологического центра "Аркаим", созданный в 1993 г. Научные изыскания челябинских этнографов (A.A. Рыбалко, О.В. Новикова, О.Ю. Мальцева) явились результатом экспедиций, ежегодно проводившихся в южных районах Челябинской области и отдельных районах Оренбургской области (29).

Тему развития гончарного дела на Южном Урале поднимает и развивает в ряде статей Н.М. Шабалина. Автор опирается на результаты экспедиционных обследований Челябинска и северо-восточной части области, архивные источники и дореволюционные издания (30).

Вопрос исторического изучения гончарного дела и архитектурной резьбы на Урале освещает A.G. Максяшин, что дает возможность сопоставлять памятники близких друг к другу регионов. Автор стремится проанализировать развитие уральского гончарства, начиная с XVIII столетия, делает акцент на художественной стороне бытовых изделий. По архивным источникам он определяет круг мастеров, прослеживает рост и распространение фарфорофаянсового производства во второй половине XIX. - начале XX в., на котором работали те же народные мастера гончарного дела. В общих чертах обрисовывается и состояние развития современного керамического производства (31).

Самостоятельным изданием, посвященным результатам экспедиционных исследований центров уральского текстиля явился первый выпуск серии "Народное искусство Урала" (32). К богатому иллюстративному материалу авторами представлены сопроводительные комментарии. Издание, содержащее каталожные данные, бесспорно, послужит источником для дальнейшего сопоставительного изучения уральского узорного ткачества и вышивки.

Значительный пласт архивного материала по истории уральского ручного ткачества собран и опубликован А.А.Пашковым; с научными результатами экспедиционных обследований отдельных ремесленных центров Урала знакомят нас специалисты из Шадринска, Кургана, Челябинска (33).

Отдельным центрам традиционных художественных ремесел посвящены исследования Л. Н. Гончаровой (металл), Е. Г. Яковлевой (ковроткачество), И. В. Бушухиной (пуховязание), И.А. Спириной (кру-жевоплетение), H.H. Ковалевской (таволгская глиняная игрушка) и др. (34).

В трудах, отнесенных ко второй группе, содержатся обширные материалы по истории Южного Урала, затрагивающие вопросы развития его материальной и духовной культуры.

В составе первой Оренбургской экспедиции (1734-1744), проводимой под руководством ученого-географа и картографа И.К.Кирилова, начал свою деятельность П.И.Рычков, ставший впоследствии известным историком, написавшим свои фундаментальные труды по топографии и истории Оренбурга, имеющие для нас значение первоисточника, так как в их основе были положены личные наблюдения ученого, опросные сведения местных жителей, а также официальные отчеты и другие документы Оренбургской канцелярии (35).

В 1768 г. на Урале приступила к работе новая комплексная экспедиция, организованная Академией наук, в состав которой входили^ крупные ученые: И.Г. Гмелин, П.С. Паллас, И. И. Лепехин, Н. П. Рычков, И. П. Фальк и др. Результаты экспедиционных обследований ученые опубликовали в форме научных записок, издаваемых Императорской академией наук в начале XIX в. Здесь мы находим сведения по истории, географии, народонаселению и культуре Южного Урала, позволяющие реконструировать условия, в которых происходило становление центров народного ремесла (36).

Во второй половине XIX - начала XX в, складывается: обширная библиография по общим вопросам изучения Оренбургской, Пермской, Уфимской губерний в различных отношениях: историческом, географическом, хозяйственно-статистическом, этнографическом (НС. Попов, В.М. Черемшанский, А. Н. Зырянов, А. Алектров, В. В. Шишонко, В. Н. Витевский, И.С. Хохлов, М.А. Круковский, Д.Н. Соколов и др.).

Подобные описания российских губерний и уездов поощрялись Императорским вольным экономическим обществом и Ученым комитетом Министерства государственных имуществ.

В этнографическом описании В.М.Черемшанского даны подробные сведения о жилище, одежде русского населения Оренбургской губернии, их занятиях, среди которых описаны этапы обработки льна, конопли и подготовки сырья к тканью, в промышленном разделе дано описание лесного производства и указана география распространения различных пород деревьев: Историк дает подробную информацию о характере торговли (внутренней и внешней) в проведении ярмарок на Южном Урале (37).

Обстоятельное описание полезных ископаемых и растительности, сырьевой базы ремесленного производства, приводятся в географическом очерке Д.Н: Соколова (38). Более подробную информацию непосредственно о характере занятий жителей Оренбургской губернии дает И.С.Хохлов, выделивший из кустарных ремесел приготовление пуховых изделий, ткачество, приготовление деревянных изделий (39).

Обширностью исторических фактов и глубоким содержанием отличается работа основоположника исследований кустарной промышленности Пермской губернии Л.Н. Зырянова о промыслах в Шадринском уезде (40). Автор указывает на географию распространения кустарных производств, объясняет качество материалов и технологию производства, определяет разновидность выпускаемых изделий, оборотоемкость товара и его рынки сбыта. В дальнейшем тему развития кустарных промыслов на Урале разовьет в свих изысканиях В.П. Бирюков.

М.А. Круковский в путевых очерках по Южному Уралу представляет живой образ уральской деревни с описанием деревянных построек, одежды -выявляет их особенности, "в зависимости от географических условий жизни столь разнообразной; и обширной территории". Издание снабжено обширными фотоматериалами, что повышает ценность книги. Круковский оставил свои впечатления об южно-уральских городах и селах, представил все разнообразие их ландшафта. Личные наблюдения помогли историку сделать вывод: "Географические условия, ветры, рельеф местности, лучи солнца, количество влаги в воздухе - меняют все: меняют тип лица, нравы. Самой живучей черточкой человека является его художественный вкус, который проявляется в нем несмотря ни на какие климатические изменения" (41).

В первой трети XX в. появляются работы уральских краеведов: В.А. Весновского, В.П. Бирюкова, М.'Д. Голубых, отличающиеся достоверностью живого наблюдения над бытом южноуральцев и объективностью его описания. Чрезвычайно важное значение имеет воспроизведение местных названий и наречий, указание имен отдельных мастеров-ремесленников (вышивальщиц, кузнецов, плотников и др.). (42).

Изучение предыстории развития кустарных производств и ремесел составляет обширный пласт археологического материала. Первые исторические изыскания русских археологов на территории Южного Урала и Зауралья (Ф.А.Теплоухов, О.Е.Клер, Н.К.Минко, С.Н.Дурылин, Д.И.Эдинг) позволили поставить вопрос о генезисе и развитии изобразительного творчества уже в древнейшие эпохи. Добытые из раскопок археологические памятники положили основу музейных коллекций У ОЛЕ и местных музеев и были включены в научный оборот. Труд Д.Н. Эдинга "Резная скульптура Урала" (1940) - первое обстоятельное историческое осмысление явлений ремесленной и художествен-ной культуры.У рала с полным научным описанием и анализом ее памятников.

В 1950-60-е гг. последовали открытия новых объектов древних археологических культур (Н.П.Кипарисова, Н.Н.Турина, Л.Я.Крижевская) с публикациями материалов в научных сборниках. Накопленный обширный материал археологических источников позволил В.И.Мошинской написать обобщающее исследование по скульптуре Урала и Западнойт Сибири (43). Автор анализирует и классифицирует древние объемные изображения (по функцио-нальному назначению и сакральному значению вещи) в различных материалах: дереве, металле, кости, глине. Динамика развития стилистики, форм, орнамента и техники древней керамики различных археологических культур четко прослежена B.C. Стоколос (44). При помощи технико-технологического анализа археологических памятников текстиля И.Л. Чернай реконструированы древние способы текстильного производства

45). Многочисленные публикации памятников археологических культур свидетельствуют о формировании и развитии художественных начал в древних ремеслах.

Параллельно с археологическими экспедициями уже в 1920-е гг. работали историко-бытовые экспедиции под руководством B.C. Воронова по теме "Труд и быт рабочего и крестьянского населения Урала конца XVIII - начала XIX в." - экспедиции, получившие большой сбор данных и вещевых (предметных) памятников. Причем преследовалась задача "системного подбора групп одновременных памятников, характеризующих определенную (бытовую или производственную) тему в вещевом материале" (46). Результаты экспедиций оформились в одноименную выставку, осуществленную в 1927 г., был издан подробный путеводитель. Собранный материал не только характеризовал хозяйственно-бытовой уклад уральских крестьян и рабочих, но и их культурно-художественную сторону деятельности.

Во второй половине 1930-х гг. собирают материал по теме художественных промыслов Урала В.Д. Бобылев и В:П. Бирюков, чьи работы остались не опубликованными.

В конце 1940-х - начале 1950-х годов над историко-этнографическим,, фольклорным, диалектологическим краеведением работают В.Е.Гусев и Л.Г.Турбин, преподававшие в Челябинском педагогическом институте и ежегодно проводившие экспедиции по Южному Уралу. Материалы экспедиций обобщались в отчетах, анализировались в научных статьях, публиковались в различных изданиях Всероссийского географического общества и ЧГПИ.

В статьях В.Е. Гусева- отмечены особенности южно-уральского фольклора и его ценность в научном и художественном отношениях. В статье 1956 г. раскрывается сложный процесс смешения и взаимодействия северорусских, среднерусских, южнорусских, а также местных башкирских элементов материальной и духовной культуры, выявляются особенности быта (жилых построек, одежды), отмечается оригинальное развитие художественного металла в мастерских Белорецка, Каслей, Кусы, Златоуста.

В этой работе четко определились этнографические интересы известного фольклориста (47).

Диалектологические исследования А.Г.Турбина являются не только большим вкладом в уральское лингвокраеведение, но представляют большое подспорье в изучение смежных дисциплин, в частности, по истории заселения территории Южного Урала в XVII-XVIII вв. В процессе работы ученым были уточнены даты возникновения отдельных населенных пунктов, прослежены миграционные пути русских насельников (48).

Обстоятельная характеристика народнопоэтического творчества уральского региона представлена в научных трудах А.И.Лазарева, позволяющих проводить параллели с ремесленной традиционной культурой (49). Следует отметить и комплексное исследование О.Н.Трубачева по этимологии ремесленной терминологии в славянских языках, имеющее важное значение для исторической реконструкции терминов, связанных с текстильным производством, обработкой дерева, гончарством и кузнечным ремеслом (50).

В изучении развития фабрично-заводской и кустарной промышленности Южного Урала важное значение имеют исследования М.Д.Машина (51). Ученый, опираясь на документальные материалы, показывает уровни и объемы развития мелкотоварной промышленности и интересующих нас ремесел по обработке волокнистого сырья (ткацкое), дерева, бересты, металла. Основные тенденции развития кустарной промышленности Урала различных периодов изучались также историками А.А.Кандрашенковым, П.А.Вагиной, Л.В.Ольховой (52). Вопрос влияния мелкотоварной промышленности Урала на декоративно-прикладное искусство края второй половины XIX-начала XX в. ставит и освещает в научных статьях Л.Б.Алимова (53).

Разностороннему взаимодействию горнозаводских центров Урала с аграрной средой посвящен труд С.В. Голиковой, H.A. Миненко, И В. Побережникова, в котором рассматриваются в числе других культурно-бытовые процессы города и деревни XVII - первой половины XIX в. В результате комплексного историко-экономического и социальнокультурного исследования авторы пришли к заключению, что на Урале промысловая деятельность крестьян стимулировалась горнозаводской промышленностью (54).

Важные наблюдения и выводы по проблеме русской крестьянской колонизации Урала находим в работах Ю.М.Тарасова и В.А.Оборина, которые помогают проследить миграционные потоки русских переселенцев как извне - с территории Русского Севера, средней и южной полосы России, так и внутри Уральско-Сибирского региона (55).

Вопросы изучения истории народного творчества Урала поднимаются в коллективном сборнике, написанном по результатам экспедиций 1946-1954 гг., проведенных Институтом этнографии АН СССР. В числе изучаемых групп русского населения была Приуральская (экспедиция 1954 г. в Свердловскую, Пермскую, Кировскую области), по результатам которой этнографами составлены карты, обследуемых районов и сделан важный* вывод: «Русская народная культура в Приурапье приобрела свою "уральскую" специфику. Многое в ней было создано уральцами или изменено и приспособлено к местным условиям». Русское население Приуралья отнесено к своеобразной группе северных великорусов (56).

О необходимости исследования истории народного творчества Урала говорится и в историко-этнографических исследованиях Р.Г. Кузеева (57).

На основе сбора данных этнографических обследований регионов России, в том числе и Урала, издаются труды справочного характера. Важные материалы содержит сборник о народной материальной культуре русских, украинцев и белорусов XIX - начала XX в., состоящий из трех разделов: "Крестьянские постройки" (Е.Э.Бломквист), "Прядение и ткачество" (Н.И.Лебедева), "Народная одежда" (Г.С.Маслова) (58). Для создания этнографического атласа в 1955 г. проводились специальные экспедиции по казачьим поселениям Южного Урала. Здесь подробно изучались и описывались жилища и одежда населения (59). Значение исторических справочников имеют специальные определители: "Хозяйство и быт материальной культуры", "Крестьянская одежда населения Европейской России XIX - начала XX вв.", "Изучение и научное описание народной культуры" (60). Результатом многолетней экспедиционной исследовательской деятельности явились труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая - историко-этнографические атласы "Русские" (61).

В 1987 г. выходят очерки традиционной культуры под редакцией К.В.Чистова, где отдельным разделом выделен материал по промыслам восточных славян (С.Б.Рождественская) и по народному декоративно-прикладному искусству (Т.В.Станюкович). Авторы делают детальные и обобщающие выводы по специфике развития народного творчества отдельных российских регионов, анализируя и сопоставляя различные научные точки зрения по тому или иному вопросу. Среди уральских центров народных ремесел Т.В. Станюкович отмечен уральский шадринский центр ковроткачества (62).

Для типологического сравнении особенностей материально-духовной культуры отдельных районов Урала большое значение имеет этнографическое исследование Среднего Урала (на материале Нижнего Тагила) В.Ю. Крупянской и Н.С. Полищук, касающееся характеристик типов жилища, планов усадебных застроек, разновидностей одежды, гончарных изделий и т. д. (63).

Выделенные нами в третью группу исследования содержат исторические материалы по видам народных художественных ремесел различных центров России и комплексные исследования регионоведческого характера.

Основы классификации деревянной резьбы по технике исполнения и центрам бытования заложил B.C. Воронов. Исследование произведений народной резьбы предпринял В.М. Василенко, применив метод сопоставлений пластического искусства с фольклорным материалом (устно-поэтическими образами), что помогло объяснить художественную форму и образы народного творчества (64).

Обширный материал по истории архитектурной резьбы, Поволжья и Подмосковья (И.П. Званцева, И.В. Моковецкого, И.М. Бибиковой, H.A. Ковальчук), исследования по деревянному зодчеству русского Севера (A.B. Ополовникова, В.П. Орфинского), Сибири (Е.А. Ощепкова), Башкирии

С.А. Авиджанской, Б.Г. Калимуллина) и Урала (E.H. Бубнова, М:П. Мочаловой) дают возможность сопоставить домовую резьбу различных центров и выявить их особенности (65). По вопросу классификации; деревянной домовой резьбы по материалам и технике исполнения важны исследования' JT:H: Чижиковой, Т.В. Станюкович и А.Н. Скворцова, выявляющие также широкие связи декора русского зодчества с природой и социально-экономическими условиями (66).

В научной систематизации и описании исторических объектов архитектурной резьбы и музейных экспонатов помогает освещение опыта ГИМ, Сергиево-Посадского (Загорского) и Смоленского музеев (67). Большое значение имеет изучение резного декора русских городов центра России (Ярославля, Тулы, Калуги, Костромы) и Сибири (Томска, Тюмени) (68).

Тема народного гончарства в литературе XIX в. ограничивалась, в основном, материалами статистического характера и представлялась в ряду других кустарных производств. С начала XX в. формируются музейные коллекции народной керамики в; ГИМ и Российском этнографическом музее, вопросами ее изучения начинают заниматься историки, этнографы. Одним из первых, кто обратился к истории русской керамики, был А.Б.Салтыков, определивший сущность и специфику народности декоративного искусства, разработавший- методику определения памятников керамического искусства (69).

Начиная с исследований Е.Н.Хохловои 1960-х гг. русское народное гончарство рассматривается как самобытный! вид народного творчества и искусства пластики. Автор всесторонне анализирует различные центры гончарного ремесла среднерусской полосы России: Ярославской, Владимирской, Рязанской, Московской губерний* и находит ее отличительные особенности (70).

Значительный вклад в изучение и собирание предметов русского гончарства внесла исследователь коллекций Сергиево-Посадского музея-заповедника Л.Э. Калмыкова. Ее научные каталоги сопровождаются указателями мастеров, описанием экспедиций, подробными списками и анализом центров гончарного производства Владимирской, Московской,

Рязанской губерний (71). Тему развивают исследователи из Москвы и Петербурга, проводя в музеях тематические выставки (72).

В книге по истории центров гончарства Восточной Европы A.A. Бобринский ставит задачу на основе этнографических, археологических и экспериментальных данных разработки принципов анализа керамики и использование его при изучении истории восточнославянского населения. Ученый дал развернутую схему размещения очагов гончарного производства XX в. К сожалению, уральский регион ограничен только Пермской областью, а южно-уральский не вошел в число обследуемых районов (73).

Первые публикации по теме ручного ткачества относятся к периоду его интенсивного собирания — к рубежу XIX-XX столетий (74). В этот период историографы обращали особое внимание на технологию ткачества, его разновидности. В 1920-е гг. к исследованию данного вопроса приступила Н.И.Лебедева. Позднее был опубликован ее труд о ткачестве восточных славян с основательным разбором технологии прядения, свойств волокон, описания способов различных техник плетения и ткачества (75). Тема получила разработку в трудах А.А.Ходосова, А.Л.Якобсона, М.Н.Левин-сон-Нечаевой; С.М.Темерина. Авторами раскрывается история и организация ткачества, его техника, сырьевая база, характер и назначение продукции (76).

Ценным вкладом в научную разработку темы явилась деятельность специалистов Научно-исследовательского института художественной промышленности, проводивших целенаправленные экспедиции в различные районы России с целью изучения локальных традиций ткачества. Результаты плодотворной многолетней работы сотрудников оформились в научные статьи, опубликованные в сборниках, а некоторые материалы легли в основу монографических изданий (77). По изучению музейных коллекций ткачества и обобщению данных следует отметить каталоги выставок (78).

Из монографических исследований последнего десятилетия выделяется своей обстоятельностью книга Е.В:Арсеньевой, раскрывающая историю развития русского художественного текстиля XVI - начала XX вв. на основе богатейшего собрания тканей ГИМ. В работе выделены общие и специфические черты домотканых изделий крестьян различных регионов России (79).

К указанным трудам примыкают и "областные" комплексные исследования отдельных регионов России. Этот раздел открывают труды Л. А. Динцесс, К. А. Вольтовой по изучению развития народных художественных ремесел Ленинградской области. В дальнейшем изучение художественного наследия этого региона углублялось И.Н. Ухановой и М.А. Сорокиной (80).

Комплексные исследования народного искусства Русского Севера (Архангельской области) предпринимались в трудах И.П. Роботновой и В.М. Вишневской, Н.Р. Левинсон, H.A. Маясовой, Г.П. Дурасовым. Авторами охарактеризованы различные виды ремесла (81).

В разные десятилетия выпускались издания по художественным ремеслам и промыслам Среднего Поволжья (Д.В; Прокопьев, Н.И. Каплан), Среднего Урала (В.А.Барадулин), Вятской земли (М.Н.Шатров, О.С.Попова) (82). Традиционное изобразительное искусство русских крестьян Сибири представлено в трудах С. В; Иванова, И. В. Маковецкого, Г. С. Масловой и Л. М. Русаковой (83).

Из новых публикаций необходимо отметить работу Л.Э.Калмыковой, в которой автор подкрепляет свои выводы архивными: источниками и экспедиционными обследованиями Тверской земли и книгу С И. Личенко о Калужском крае, написанную в форме очерков о различных видах народного искусства (архитектурная деревянная резьба, вышивка, кружево, игрушка). Названные авторы вводят локальные художественные явления в общий контекст народной культуры России, характеризуют их особенности, определяют им место и значение (84).

Среди общих трудов по истории народных художественных ремесел и промыслов выделяются издания, выпущенные под редакцией Э.В. Померанцевой, Т.М. Разиной, О.С. Поповой,, в которых рассматриваются вопросы истории возникновения и развития промыслов в определенных социальноэкономических и культурных условиях (85).

Итак, более чем за столетие накоплены обширные знания по истории народного художественного творчества различных регионов России. Насущными становится призывы специалистов "создавать своего рода' генеральный каталог, или свод, как научный документ, исторически; объективно и достоверно фиксирующий традиционные центры как памятники культуры и мастеров как носителей традиций", а также картографировать основные художественные ремесленные центры (86).

Научные разработки предшествующих поколений исследователей позволили получить материал по народной художественной культуре и выдвинуть задачу конкретного объективного анализа формирования и развития центров народных художественных ремесел русского населения Южного Урала, что является актуальным и в плане определения специфических региональных зон русской народной культуры. Изучение трудов предшественников показало, что комплексного исследования региона не проводилось. Поэтому в диссертации необходимо изучить исторически сложившиеся центры народных художественных ремесел русского населения Южного Урала - резьбы по дереву, гончарного дела, ткачества, а также предпринять многоаспектный анализ исторических памятников. Для доказательства репрезентативности традиционных видов художественных ремесел необходимо реконструировать центры их развития. В качестве древнейших истоков народного творчества выявить общность и преемственность предметного народного творчества с древними ремеслами археологических культур.

Таким образом, актуальность исследования определяется следующим.

- Важностью проблемы изучения локальных, областных, традиций различных регионов России, что необходимо для воссоздания всеобщей многогранной истории развития русской ремесленной художественной традиции. Народная художественная ремесленная традиция Южного Урала в целом малоизученна и не обобщена.

- Вводом в научный оборот большого пласта фактического материала -предметных памятников традиционной народной культуры Южного Урала, накопленных музеями и: частными собирателями и являющимися историческими источниками, объективно и достоверно фиксирующими традиционные центры и деятельность мастеров - носителей традиций.

- Необходимостью теоретических и методологических разработок в изучении истории; народного искусства: - составной части; народной художествен ной культуры.

- Практическим значением темы, заключающимся в том, что наблюдаемое в последние десятилетия активное возрождение художественных ремесел делает насущным знание их традиционных исторических форм.

- В изучении; сохранении и развитии духовных ценностей народа, имеющих не только познавательное, но и воспитательное значение.

Объект исследования - традиционные художественные ремесла русского населения Южного Урала второй половины XIX - середины XX вв.: резьба по дереву, гончарство, ткачество.

Предмет исследования - процесс формирования и развития центров традиционных художественных ремесел русского населения Южного Урала и деятельность связанных с ними мастеров.

Исходя из степени разработанности проблемы, мы можем сформулировать цель диссертации - изучение путей развития и особенностей центров художественной; ремесленной традиции русского населения Южного Урала.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

- рассмотреть исторические предпосылки и условия формирования центров; народных художественных ремесел Южного Урала;

- определить историко-географические и художественно-ремесленные связи традиционных ремесел с ремесленными производствами древних культур Южного Урала;

- рассмотреть степень влияния российского законодательства ХУШ-Х1Х в. на организацию развития деятельности ремесленных мастерских: ткачества, гончарства, деревообрабатывающих и др.; показать взаимовлияние привнесенной русской культуры различных территорий России с местной и определить возникшие стилистические особенности традиционных ремесел Южного Урала с учетом его природно-климатических и социально-экономических условий;

- проанализировать общерусские и локальные стилистические черты в развитии традиционных художественных форм, орнамента, техники, определить типологические особенности изделий;

- проанализировать статистические данные по видовой структуре ремесленного производства и по количественному составу ремесленников;

- выявить круг южно-уральских народных мастеров;

- картографировать центры развития традиционных художественных ремесел изучаемого периода на основе: результатов экспедиционных обследований; информационных данных опроса населения; данных архивных и литературных источников; истории музейных поступлений и записанных легенд экспонатов музейных коллекций (при этом границы распространения народных художественных ремесел русских Южного Урала, обозначенных на карте, могут уточняться и расширяться по мере дальнейшего изучения исследуемого материала);

- систематизировать музейные художественные и этнографические коллекции.

Хронологические границы исследования - вторая половина XIX-середина XX вв. - определяются временем исторического формирования и развития переселенческой культуры русского населения и обуславливаются наличием письменных источников и памятников народного творчества.

Территориальные рамки исследования предопределены географией локальной традиции, связанной с развитием основных центров народных художественных ремесел Южного Урала (в пределах отдельных уездов Оренбургской, Пермской, Уфимской губерний), обусловленных, в свою очередь, природными ресурсами края и благоприятными социально-экономическими условиями того или иного района:

- резьба по дереву получает развитие в горно-лесной и лесостепной зонах Южного Урала (Челябинском, Златоустовеком, Уфимском, Бирском, Верхнеуральском, Троицком уездах);

- гончарное дело - в местах, богатых залежами глины: от северо-восточных районов (Чебаркульского, Увельского, Верхнеуральского) и южнее, к Агаповскому району;

- ткачество имело повсеместное распространение и являлось основным занятием крестьянок, но более широко этот вид ремесла распространился в местах, благоприятных для сельского хозяйства и; животноводства (Шадринское Зауралье);

- обработка металла - в промышленных горнозаводских районах, таких как. Касли, Куса, Златоуст, Кыштым, Юрюзань, Сатка, Катав-Ивановск, Нязепетровск.

Источннковая база исследования. Материалом диссертационного исследования являются документальные, архивные, и нарративные источники, отчеты этнографических и фольклорных экспедиций, а также памятники народных художественных ремесел различных (прежде всего музейных) коллекций, выступающие историческими аргументами.

Основную источниковедческую базу составили архивные фонды: Отдела письменных источников и Научно-ведомственного архива Государственного исторического музея (ГИМ), Отдела рукописей и научной документации Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства; Объединенного государственного архива Челябинской; области (ОГАЧО); Шадринского филиала Государственного архива Курганской области (ШФ ГАКО); архивов Челябинского областного краеведческого музея и Челябинского государственного педагогического университета.

По характеру происхождения и содержанию используемые источники можно разделить на следующие группы.

Первую группу составляют делопроизводственные документы архивов различных учреждений, союзов и обществ Южного Урала.

Документы ОГАЧО отражают разноплановую научную деятельность Челябинского областного краеведческого музея по изучению, собиранию и комплектованию различных фондов (планы, отчеты, доклады), в числе которых и историко-этнографические (Ф.627. Оп.З. Д.279). В фонд вошли также материалы предшественника музея - Приуральского общества изучения местного края за 1918-1919 гг. (Р-634 -40 ед. хр.).

Описания отдельных промыслов Шадринского уезда включает фонд материалов и документов Шадринского научного хранилища. Он содержит исторические данные по ткачеству, гончарству, кузнечному делу (ШФ ГАКО. Ф.683).

По документам Кустарно-промысловых союзов г.Челябинска Уральской области, 1919-1924 и 1928-1929 гг. (ОГАЧО, Ф. Р-229), Челябинского единого потребительского общества; 1917-1922 гг. (Ф. Р-258), Челябинской губернской конторы Всероссийского союза потребительских обществ; 1919-1922 гг. (Ф. Р-1322), Челябинского союза потребительских кооперативов, 1917-1919 гг. (Ф. Р-1290), областного союза Кооперативных союзов Приурапья, 1918-1921 гг. (Ф. Р-1324), Челябинского городское общества кустарей и ремесленников-одиночек г. Челябинска, 1926-1932 гг. (Ф.205), а также льнопрядильный ткацкой фабрики "Красный октябрь" г.Шадринска, 1919-1943 . (ШФ ГАКО, Ф.332), Канашинской сельскохозяйственной кустарно-промысловой артели "Труд", 1926-1927 (ШФ ГАКО, Ф.448) - можно проследить ориентированность населения на те или иные виды ремесленных занятий, выявить имена мастеров по именным спискам членов артелей, уточнить географию центров кустарно-промысловых предприятий и мастерских, охарактеризовать их деятельность.

Следующую, вторую, группу источников составляют статистические материалы. Из неопубликованных данных назовем материалы: городской: управы г.Челябинска Оренбургской губернии за 1730-1919 гг. (ОГАЧО, Ф. И-3), Челябинской уездной земской управы, 1870-1917 гг. (ОГАЧО. Ф. И-9), Уездной земской управы. г. Шадринска Пермской губернии за 1869-1919 гг. (ШФ ГАКО. Ф. И-492). В журналах уездных земских собраний Шадринска и Челябинска включались ведомости Статистического комитета о числе: ремесленников и их специализации, книги учета выдачи документов владельцам торговых, промышленных предприятий и личных промыслов (ОГАЧО, Ф. И-3), сводные ведомости кустарных производств (ШФ ГАКО, Ф.683), анкеты кустарей и ремесленников (ОГАЧО, Ф. Р-205. Д. 13, 14; ШФ ГАКО. Ф.683, Д.167-169, 174), представляющие нам имена мастеров и раскрывающие геофафию распространения того или иного ремесленного центра. Некоторые из журналов были опубликованы в конце XIX - начале XX в. (87).

Статистические данные по различным ремеслам о количественном и качественном составе ремесленников регулярно приводились и в печатных изданиях середины Х1Х-начала XX вв. в форме справочных или памятных книжек различных российских губерний и уездов, а также адрес-календарей. С конца XIX в. выходил и Уральский торгово-промышленный адрес-календарь, охватывавший более широкую географию региона: Пермскую, Оренбургскую, Уфимскую и Вятскую губернии. Развернутый статистический очерк экономической и этнографической жизни Урала приводится П.Сивковым в Уральском' торгово-промышленном адрес-календаре на 1899 г. (Пермь, 1899). В начале XX в. издаются материалы Челябинского губернского статистического бюро (88).

К третьей группе источников можно отнести отчеты и материалы историко-бытовых и фольклорно-этнографических экспедиций, проводимых на Урале центральными и местными музеями, вузами.

Как отмечалось, Государственный исторический музей по инициативе В С. Воронова в 1925-1927, 1929 гг. организовал первые историко-бытовые экспедиции на Урал. В 1927 г. по результатам экспедиции в ГИМ проведена выставка, на которой были показаны; изделия5кустарных промыслов Урала. Тогда же были обследованы рабочие поселения вокруг больших старых заводов: Верхне и Нижне-Уральских, Верхне и Нижне-Кыштымских, Каслинского, Нязепетровского, Верхнеисетского и др., изучено около 3 тысяч рабочих и крестьянских жилищ. В музей доставлена значительная, коллекция (606 экспонатов) памятников, характеризующих быт и труд горнозаводского населения преимущественно первой половины XIX в. В маршрут Южно-Уральской экспедиции 1929 г. входили населенные пункты: Златоуст, Миасс, Сатка, Бакал, Бердяуш, о чем свидетельствуют материалы, хранящиеся в отделе письменных источников (ГИМ, ОПИ. Ф.434. Оп.Т, 2). Сохранились отчеты уральских экспедиций 1949, 1951, 1961 гг. в Научно-ведомственном архиве ГИМ (Ф.1), а также в Отделе рукописей и научной документации Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства: Ф.4. КП 25249 299. 0.1. КО № 299 - Краткий отчет об уральской экспедиции ГИМ (1925-1927); Ф.4. КП 23249 433, КО № 433 - Южноуральская экспедиция (1929). По выставке 1927 г. издан путеводитель и ее краткий обзор в журнале "Северная Азия" (89).

Особый интерес для нашего исследования представляет экспедиция ГИМ 1949 г. по теме "Быт и формирование заводского пролетариата Среднего Урала второй половины Х1Х-ХХ в. и образцы местных производств и ремесленников", проведенная Н.Р.Левинсон (ГИМ, ОПИ. Ф.434. Оп.1). Дневники, отчеты и доклады научных сотрудников хранятся в научно-ведомственном архиве ГИМ (Ф.1. Д.923). В маршрут экспедиции входила не только Свердловская, но и Челябинская области с обследованием городов: Касли, Кыштым, Карабаш, Уфалей. В круг собранных экспедицией материалов входили изделия из тканей; лыка, бересты, металла. Важный материал дает и Волжско-камская экспедиция 1951 г. под руководством И.В.Маковецкого по теме: "Памятники деревянной архитектуры - крестьянское жилище и хозяйственно-производственные постройки", которая охватила районы преимущественно Пермской и Уфимской губерний, в частности г. Златоуст. В целом, экспедиционные архивные и вещественные материалы ГИМ значительно дополняет и обогащает наше исследование историческими данными.

Обширные и детальные описания южно-уральских селений представляют и отчеты фольклорно-этнографических экспедиций, целенаправленно проводимых Челябинским государственным педагогическим институтом под руководством В.Е. Гусева в 1947-1955 гг. (ОГАЧО. Ф.627. Оп.З. Д.34-50; Архив ЧОКМ. Оп.4. Д.280-307, 313). Этнографические отчеты этих экспедиций представляют собой полную характеристику отдельных селений по разделам: хозяйство, быт, жилище, одежда, народное творчество. Они снабжены фотоматериалами и рисунками, оформленными в альбомы.

С особой тщательностью и подробностью составлены описания по программе создания историко-этнографического атласа АН СССР (1955 г.). По разделам "Одежда", "Жилые и хозяйственные постройки", "Домашние инструменты" работа проводилась в 1953 г. по вопроснику, составленному

Е.Э.Бломквист (Архив ЧОКМ. Оп.4. Д.312). В последующие годы на Урале проводились фольклорные экспедиции под руководством А.И.Лазарева, направленные на сбор устно-поэтического материала (ГАЧО, Ф.627. Оп.З. Д.527; ЧОКМ. Фонд документов. Оп. 4).

Особую подгруппу характеризуемых источников представляют экспедиционные нарративные источники - информация, полученная от носителей народной: культуры во время экспедиций (сведения о месте того или иного производства или работе кустарей и самих исполнителей; местные названия предметов, приемов ремесла, узоров на изготовляемых предметах; имена народных мастеров; назначение предметов в быту или обряде и т.д.).

Четвертую группу источников составляют памятники народной культуры музейных коллекций'и исторические объекты Южного Урала как подлинный историко-художественный материал. В исследовании привлекаются коллекции ГИМ, Челябинского областного краеведческого музея, Челябинской областной картинной галереи, Этнографического музея ЧелГУ и музея-заповедника "Аркаим". К этой группе источников примыкают инвентарные описания памятников, каталожные издания и другая документация (90).

При выявлении особенностей локальной ремесленной . традиции Южного Урала для сравнения привлекаются памятники народной культуры других, сопредельных регионов или исторической прародины первых переселенцев края;

Наконец, назовем и материалы предварительного изучения памятников народного художественного ремесла, отразившиеся в рукописях из личных фондов и имеющие характер источников. В.П.Бирюковым дана характеристика пяти промыслов: каменно-резного, металло-издельного, деревообрабатывающего, текстильного и гончарного, существовавших на Урале в пределах бывшей Пермской губернии. Данные составлены на основе земских отчетов и других изданий XIX в. (ОРАЧО. Ф. Р-1555. 1888— 1971 гг.; ШФ ГАКО. Ф.1006. Рукопись "Художественные промыслы на Урале", 1935 г.) Работа В.П Бирюкова включает историческую справку-очерк В.Д.Бобылева "Художественные промыслы на Урале до революции".

Назовем также личный фонд П.П.Мегорского (ОГАЧО. Ф. Р-622. 1878-1930 гг.), содержащий материалы, в которых указывается на необходимость изучения работы уральских кустарей; личный фонд Н.М. Чернавского (ОГАЧО. Ф. Р-874: 1872-1940 гг.), который обобщает исторические сведения о Челябинской губернии и Челябинске.

Архивные материалы и опубликованные источники, привлекаемые в диссертации, дали возможность раскрыть тему и обоснованность ее выводы объективными историческими фактами и свидетельствами.

Теоретико-методологическая основа исследования. Диссертация имеет междисциплинарный характер и поэтому опорным в исследовании является сочетание традиционных для исторической науки принципов историзма и объективности и методов сравнительно-исторического и комплексного анализа источников с историко-искусствоведческим анализом произведений народного художественного ремесла (также выступающих в нашей работе в качестве исторических источников). Перед автором стояла задача систематизации фактического материала для теоретического осмысления истории центров традиционных художественных явлений народной культуры и раскрытия их особенностей и закономерностей: развития в конкретных исторических условиях. Поскольку предмет народного искусства синкретичен в своей основе, то и методы его изучения отличаются единством и взаимосвязанностью различных научных подходов.

Принцип систематизации народных художественных ремесел, основанный на хронологической классификации изделий народного искусства по видам материала и техники обработки, по локальным или областным проявлениям; сформировался в процессе многолетней работы по изучению музейных собраний, сохраняется в науке и применяется автором данного исследования. При раскрытии историко-художественных ценностей предметных памятников народной культуры автор опирался на ретроспективный, историко-сравнительный метод, основанный на поэтапном изучении материала с привлечением сопоставлений, позволяющих установить истоки и причины общности тех или иных форм содержания, которые приводили автора к использованию историко-типологического метода, нередко сочетающегося со структурно-типологическим подходом. Сравнение, или сопоставление, как метод позволяет установить историю развития общих и локальных особенностей центров и деятельности мастеров народных художественных ремесел, самих предметных памятников народной культуры, духовной и материальной одновременно.

Предметное народное творчество рассматривается в современной науке (М:А. Некрасова, Г.К. Вагнер и др.) как самостоятельный тип художественного творчества или как художественная система, определяющаяся в собственной целостности; поэтому она способна к самоорганизации развития и приводит нас к рассмотрению ее и с позиции концепции синергетики, т.е. принципа самоорганизации или самодвижения. Научная новизна исследования:

- рассмотрены исторические предпосылки и условия формирования народного предметного творчества Южного Урала;

- определены историко-географические и художественно-ремесленные связи народных традиционных ремесел русского населения с ремесленными производствами древних культур Южного Урала;

- на основе совокупных данных архивных и музейных источников, экспедиционных обследований проанализирована история формирования и развития центров народных художественных ремесел Южного Урала: резьбы по дереву, гончарного дела, ткачества;

- определены общерусские и областные (локальные) особенности русской южно-уральской народной» предметной традиции с учетом ее природно-климатических и социально-экономических условий;.

- выявлены имена народных мастеров второй'половины XIX - середины XX вв.;

- составлена карта по распространению центров народных художественных ремесел Южного Урала второй половины XIX - середины XX века;

- введен в научный оборот и систематизирован целый: ряд ранее не известных документальных источников, а также предметный материал -исторические памятники народной культуры Южного Урала.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что традиционные художественные явления и центры народной культуры Южного Урала, их особенности и закономерности« развития рассматриваются во взаимосвязи с конкретно-историческими условиями как неотъемлемая часть общего культурного наследия русского народа.

Практическая значимость работы. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при написании; обобщающих научных трудов, в том числе и по регионоведению; в учебном процессе - в курсах по истории отечественной культуры и искусства, спецкурсах по народной традиционной художественной культуре. Возрождение многих ремесленных традицию на современном этапе делают также востребованными объективные исторические знания о традиционных формах развития предметного народного творчества. Введение наследия традиционной уральской художественной культуры в процесс художественного воспитания и профессионального обучения имеет важное значение для сохранения и развития местной народной традиции.

Апробация работы. Отдельные аспекты исследования освещались в докладах и сообщениях на научных конференциях: "Народная культура Русского Севера" (Архангельск, Государственное музейное объединение "Художественная культура Русского Севера", 1995), "Народное искусство Южного Урала" (Челябинск, ЧОКГ, 1997), "Проблемы народного искусства" (Санкт-Петербург, ГРМ, 1997), "Культура Челябинска: поиски и находки" (Челябинск, ЦИКНЧ, 1998), "Традиционная культура народов Южного Урала" (Челябинск, ЧелГУ, 1998), "Имена уходящего века" (Челябинск, ЦИКНЧ, 1999, 2000), "Возрождение культуры народов Челябинской области" (Челябинск, ЧГАКИ, 2003). Материалы диссертации нашли отражение в научных публикациях, а также в концепциях выставок по истории традиционного искусства, организованных автором (ЧОКГ, 1986, 1988, 1989, 1997; ЧОНБ, 2002; ЧГАКИ, 2003). Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры искусствоведения и культурологии Южно-Уральского госу н и верситета.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Шабалина, Наталья Михайловна

Заключение

Диссертационной исследование является одной из первых работ, ставящих перед собой задачу комплексного изучения развития исторически сложившихся центров народных традиционных ремесел русского населения Южного Урала по художественной обработке дерева, глины, текстиля. На основе архивных источников, музейных собраний и экспедиционных обследований реконструируется, а также картографируется их бытование и развитие, проводится многоаспектный анализ самих исторических памятников-изделий народного художественного ремесла с целью определения их локальных особенностей. Источниковый материал, имевшийся в нашем распоряжении, позволяет с определенной степенью полноты раскрыть тему.

Фактор географической среды объединяет все культурные срезы исторического "месторазвития", все направления деятельности людских общностей, поэтому автор стремился провести параллели предметного народного творчества с ремеслами археологических культур и очертить эволюционное развитие техники, формы, орнамента. Несмотря на разрыв во времени в изучении исторических этапов культурных процессов, в силу устойчивости и преемственности традиций, прослеживается связь ремесленных занятий и навыков, художественного освоения окружающего мира древних поселенцев Южного Урала с культурой последующего населения края.

Формирование центров народных традиционных ремесел на Южном Урале определяющей была природная сырьевая база. Переселенцы с различных российских территорий несли с собой знания, навыки, культуру и прививали их к новым условиям, порой сходным с прародиной.

Обилие сосновых лесов на Урале благоприятствовало развитию плотницкого и столярного дела. В строительных артелях, как правило, были свои резчики, занимающиеся художественным убранством домов. Резьба по дереву получила развитие в горно-лесной и лесостепной зонах Южного Урала: Челябинском, Златоустовском; Уфимском, Бирском, Верхнеуральском, Троицком уездах. В статистических сводках середины XIX века помимо специализации "плотники", "столяры", обозначены и такие: "резчики", "делающие деревянную посуду", "бондари", что говорит о широкой специализации ремесленников, занимающихся обработкой дерева. По статистике уральских кустарей на 1925 г. деревообрабатывающий промысел насчитывал 213 хозяйств и занимал второе место после кузнечного.

Деревянное народное зодчество Южного Урала развивалось в русле общероссийских культурных традиций с преобладающим влиянием северного и среднерусского зонального типа. Для резного декора южноуральских домов стал характерным лаконичный древний геометрический мотив с изображением ромба или полукруга в разнообразных художественных вариациях. Умеренность в деталях, простота форм, пропорциональность, сдержанность обработки дерева отличают лучшие образцы деревянной архитектурной резьбы южно-уральских мастеров. В этом их главной отличие от более богатой по образно-сюжетному строю деревянной резьбы среднерусской полосы, где преобладающие были пышные растительные мотивы и антропоморфные сюжеты.

С ростом развития города изменялся и его архитектурный облик. С каждым годом увеличивалось строительство каменных домов, но, несмотря на это деревянная застройка продолжала преобладать. По данным Н; М. Чернавского, на 1904 г. в г. Челябинске каменных строений было 145, деревянных — 2673. Часто строительные материалы сочетались: первый этаж дома возводили из камня, а верхний был деревянным. Если в архитектуре городских домов нашли отражение самые разные направления, сменявшие в строительной "моде" друг друга (барокко, классицизм, ампир, модерн), то в деревенском зодчестве прочно господствовали старые обкатанные временем, традиции: продолжал варьироваться тот самые архаичный тип наличника с рисунком "ромба" и "полусолнца" - социально-бытовые условия деревни не "впускали" элементы городской архитектуры.

Гончарное производство представляло собой целую ветвь мастерских, по объему выпускаемой продукции и уровню качества, выраставших в промысел.

Южно-уральский край богат глиняными месторождениями, о чем было засвидетельствовано еще первыми историографами Урала: И.П. Фальком (1770), П.И. Рычковым (1759), И.И. Лепехиным (1770). Это, прежде всего Чебаркульское месторождение, прославившееся добычей "весьма белой, чистой" фарфоровой глиной, отправляемой в XVIII веке на Императорский фарфоровый завод в Санкт-Петербург, также фарфоровую белую глину добывали в Уйском районе (в 5 верстах от Карагайской крепости), в Челябинском округе (близ села Долгодеревенское), при Миассе и Увелке. Залежами керамического сырья отмечены и другие районы Пластовский (Кочкаро-Демаринекое месторождение), Карталинский (Городищенское месторождение), Магнитный, Кизильский; по Оренбургской линии — Гумберлинский - районы гончарных центров производства. Горшечная глина, по замечанию И:П. Фалька, "желтоватая, серая, беловатая, белая и синеватая находится везде". Северо-восточнее Оренбургской губернии центром гончарного дела являлось старинное русское поселение Бродокалмацкая волость, откуда промысел распространился и развился в Челябинском уезде (с. Есаульское, Миасское, Долгодеревенское), в районе Чебаркульского поселения (с. Кундравы, Варламово), Верхнеуральска (с. Шабунино) и на юге губернии (Варна, Агаповка, Карталы).

С середины XIX века гончарный промысел был широко развит в Челябинске, Верхнеуральске, Троицке, Оренбурге, о чем свидетельствует статистика того времени. К началу XX столетия гончарных хозяйств зафиксировано 43 (вероятно, без учета небольших мастерских). В это время специализация ремесленников, работающих с глиной, разделялась на гончаров и горшечников с выделением мастеров, подмастерьев и учеников;-Отсутствие сведений за 1896-1900-е гг. не позволяют проследить развитие гончарного производства, но можно предположить, что происходит укрупнение мастерских в городах Оренбургской губернии и появляются предпосылки к возникновению больших заводских производств, каким по всей вероятности, был гончарный и кирпичный завод братьев Кудрявцевых в Челябинске, указываемый в статистике с 1906 по 1915 гг.

Бытование центров гончарного производства отразилось и в топонимике улиц южно-уральских городов.

Анализируя этнографические материалы и коллекции народного гончарства Южного Урала, мы пришли к выводу, что оно по способам технологии производства и художественному стилю близка к гончарству среднерусской полосы, для которой характерны округлые упругие объемы, строгость форм, плавные линии конфигурации сосудов, отличающиеся многообразием (горшки, корчаги, кринки, кувшины, кружки). Помимо формы художественную выразительность сосудам придает многослойность блестящих глазурей, свободные плавные потеки поливы, а на посуду более раннего времени - XVIII века, по записи И; П. Фалька наводили "черновато синюю мураву по средством курения". Строго пропорциональность и лаконичность форм сосудов сочеталась с насыщенным цветом глазури и сдержанной графичной орнаментацией, что рождало гармоничный художественно-пластический образ утилитарно-необходимого предмета.

Ткачество, как было нами отмечено, распространялось повсеместно и являлось основным занятием крестьянок, но более широко этот вид ремесла получил развитие в местах, благоприятных для сельского хозяйства, где выращивали лен, коноплю, а также животноводческих районах, где в качестве сырья использовали шерсть. Наиболее крупные центры народного ткачества были сосредоточены в Шадринском Зауралье (с. Маслянское, Бродокалмак, Усть-Миасское, Иванищенское, Канашинское, Белоярское, Сосновское, Барневское). По статистике 1915 г. в Зауралье ткацким промыслом занималось 536 хозяйств. Уездные Земства прилагали много усилий для широкого развития ручного ткачества на местах.

С развитием кожевенного производства в Шадринском уезде сформировался центр коврового производства (с. Канаши, Кривское, Вознесенское, Могильное, Иванищенское, Белоярское и др.). Промысел получил свое нарицательное название "канашинский" — по селу Канаши, одного из ведущих центров кожевенного и ткацкого дела, где в последствие на его основе откроется кустарно-промысловая артель им. Н. К. Крупской (1925 г.)

Канашинские мастера достигли определенного стилистического своеобразия геометрических и цветочных форм, сохраняя при этом традиционные для русского ковра черты, такие как: симметричность композиции, ее двухчастность, преобладание черного фона.

Узорное ткачество русского населения Южного Урала, имевшего преимущественное распространение в его северо-западных и северовосточных районах, благоприятных для выращивания льна, по своим преобладающим геометрическим орнаментальным мотивам, симметричному расположению узора, его фризовому построению, строгому красно-белому колориту приближалось также к среднерусскому типу тканей.

Таким образом, на развитие традиций народного творчества южноуральцев оказали влияние, с одной стороны, общекультурные славянские традиции, с другой — локальные, областные, формирующиеся на основе комплекса факторов: природно-климатических, социально-экономических и профессиональных навыков русских переселенцев северной и средней полосы России - носителей ремесленной традиции. Ареальность распространения народных ремесел была обусловлена также комплексом условий: близостью сырьевой базы, путей сообщения и рынков сбыта готовой продукции, спросом населения.

На образно-содержательную и формо-колористическую сторону предметного творчества влияли исторически сложившиеся специфические традиции этноса, и, непосредственно, природно-климатические условия его месторазвития. Результаты исследования показали, что южноуральский вариант русской ремесленной традиции по своему характеру близок среднерусскому типу.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Шабалина, Наталья Михайловна, 2004 год

1. Источники 1. Архивные материалы

2. Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства (Москва): Ф.4. Кн.25249/299, Оп.1. КО № 299. Л.22; Краткий отчет об Уральской экспедиции ГИМ (1925-1927); Ф.4. КП 23249 (433, КО № 433 Южно-уральская экспедиция, август 1929 г.).

3. Государственный исторический музей, Отдел письменных источников (Москва): Ф.434. Оп.1. Оп.2. Материалы Уральских историко-бытовых экспедиций ГИМ, 1925-1927, 1929, 1949, 1951, 1961 гг.;

4. Государственный исторический музей, Научно-ведомственный архив: Ф. 1л. Оп. 1. Д. 923.

5. Научно-исследовательский институт художественной промышленности, Архив: Т. 745 (С) 1 Б 64. Бирюков В.П. Художественные промыслы на Урале, 1935, рукопись; Бобылев В.Д. Художественные промыслы на Урале до революции, без даты, рукопись.

6. Объединенный государственный архив Челябинской области:

7. Челябинский государственный педагогический университет, архив: Материалы В.И.Гусева (папка №143): Дневник фольклорно-диалекто-логической экспедиции, 1948 г.; Бюллетень экспедиции, 1948 г. (№ 1—3).

8. Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии на 1896, 1898, 1899, 1900, 1910, 1912 гг.;

9. Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1910, 1912 г.;

10. Журналы XXVII очередного Шадринского уездного земского собрания, с докладами управы и комиссией и др. приложениями. Пермь, 1898;

11. Журнал Челябинского уездного земского собрания 1 чрезвычайной и 1 очередной сессии 1913 г., с приложениями докладами Управы. — Челябинск, 1914;

12. Журнал второго Верхнеуральско-Троицкого очередного Уездного земского собрания 10-14 ноября 1914 г., с приложениями к ним. — Верхнеуральск, 1914.

13. Журналы Челябинского Уездного земского собрания 2-й и 3-й чрезвычайной сессии 1914 г. с приложениями. Челябинск, 1915;

14. Журналы Челябинского Уездного Земского собрания 2-й очередной сессии 1914 г. с докладами управы и др. приложения. Челябинск, 1915.

15. Материалы по статистике, географии, истории, этнографии Оренбургской губернии. 1877. Вып. I.; 1889. Вып. 2;

16. Очерк состояния кустарной промышленности в Пермской губернии. —1. Пермь, 1896;

17. Очерк кустарных промыслов Шадринского уезда Пермской губер-нии. — Пермь, 1915;

18. Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865. — Оренбург, 1865;

19. Справочная книжка по Оренбургской губернии на 1884 Оренбург, 1884;

20. Сборник постановлений Златоустовского земского собрания XV чрезвычайной и XXXVI очередной сессии 1910 г., с приложениями. Златоуст, 1911;

21. Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка // Записки УОЛЕ. -Екатеринбург, 1887.Т. 10. Вып.3-4;

22. Статистический сборник Челябинской губернии за 1920-1923 гг. -Челябинск, 1923;

23. Троицкий и его уезд. Справочник и адрес-календарь на 1912-1913 гг. -Троицк, 1912;

24. Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1906, 1909, 1911, 1913, 1914,1915, 1925;б) Источники по истории, этнографии, географии

25. Дурылин С.Н. Собирайте памятники быта // Советская правда, 25 сен., 1924. №218;

26. Записки Путешествия Академика Фалька. // Полное собрание ученых путешествий по России издаваемое Императорской Академией наук. Том шестой. СПб., 1824. Том седьмой, СПб., 1825.

27. Записки Путешествия Академика Лепехина. // Полное собрание ученых путешествий по России. Том четвертый. СПб., 1822.

28. Зырянов А. Н. Промыслы в Шадринском уезде. Ч. 1-2. Сост. С. Б. Борисов, А. М. Бритвин. Шадринск, 1997.

29. Круковский М. А. Южный Урал. Путевые очерки. М., 1909;

30. Палас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской Империи. Часть 2. Кн.2. СПб., 1786. Часть 3. Кн. 1,2. СПб.; 1788;

31. Попов Н. С. Хозяйственное описание Пермской губернии, сочиненное в 1802 и 1803 годах Пермь, 1804. Часть. 1.

32. Попов Н. С. Хозяйственное описание Пермской губернии, часть II, СПб., 1813.

33. Рычков П. И. Топография Оренбургская. Части 1-11 СПб, 1762.

34. Рычков П. И. История Оренбургская. СПб., 1896.

35. Труд и быт рабочего и крестьянского населения Урала конца XVIII -нач. XIX вв. Путеводитель по выставке. Издание ГИМа. М., 1927.

36. Хохлов И. С. География Оренбургской губернии. Описание Оренбургской губернии в физическом, этнографическом и административном отношениях с картою губернии. Оренбург, 1908.

37. Чернавский Н. М. Материалы по истории Челябинска. // Сост. В. С. Боже. ЦИКНЧ. Челябинск, 1993.

38. Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859.

39. Шишонко В. Н. Пермская летопись с 1263 по 1881 г. Кн. Ч. 5 Пермь, 1889.в) Научные каталоги музейных коллекций и выставок

40. Выставка "Русское народное гончарство" / Музей народного искусства, ГИМ, ГРМ, Институт археологии АН СССР. М., 1963;

41. Древности урало-казахстанских степей.: Каталог выставки -Челябинск, 1991. Сост. Кат. Н. И. Иванова, науч. ред. С. Я. Зданович.

42. Жегалова С.К. Русская деревянная резьба XIX в. // Труды ГИМ.— М., 1957;

43. Калмыкова Л. Э. Русское гончарство XIX начала XX в. Каталог выставки из собрания Загорского музея. - М., 1976;

44. Калмыкова Л. Э. Народное гончарство Московской области XIX -начала XX в.: Каталог собрания Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник.- М., 1995;

45. Каплан Н.И., Митлянская Т.Б. Народное искусство Горьковской области: Каталог. Горький, 1966;

46. Каталог уральской народной росписи крестьянских домов и предметов быта в собрании Нижне-Сенячихинского музея-заповедника. Коллекция И. Д. Самойлова. Свердловск, 1988;

47. Народное искусство Ленинградской области. Из собрания ГРМ. / Автор вступ. статьи и сост. М. А. Сорокина. Л., 1985;

48. Резные узоры старого Челябинска: К 250-летию Челябинска. Каталог выставки деревянной архитектурной резьбы из фондов ЧОКГ. / Автор-сост. Шабалина Н. М. Челябинск, 1986;

49. Русское народное резное и расписное дерево в собрании Смоленского государственного объединенного исторического и архитектурно-художественного музея-заповедника: Альбом-каталог. / Автор-сост. Л. С. Журавлева. М., 1985;

50. Русское народное ткачество и керамика.: Каталог выставки ГРМ. / Автор вступ. статьи и сост. Н.С. Григоррьева, Э. А. Корсун. — Л., 1976.1. Литература

51. Авиджанская С. А., Бикбулатов Н. В., Кузеев Р. Г. Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа, 1964.

52. Авиджанская С. А. и др. Народное искусство Башкирии. Д., 1968.

53. Арсеньева Е. В. Старинные узорные ткани России XVI начала XX века (из фондов ГИМа). М„ 1999.

54. Алимова JI. Б. Возникновение художественной промышленности на Южном Урале в первой половине XIX века. // Южный Урал в судьбе России (к 70-летию Челябинской области). Материалы науч.-практ. конф. Челябинск, 2003. С.95-98.

55. Альбрут М. И. Основание Чебаркульской и Миасской крепостей: по архивным материалам. // Краеведческие записки. Челябинск, 1969. Вып. 2.С. 3-12.

56. АлеврвсН. Н., Конюченко А. И. История Урала XI-XVIII в. Челябинск, 2000.

57. Ащепков Е. А. Русское зодчество в Западной Сибири. М., 1953.

58. Байнов Д.П. Художественный чугун Кусы. Челябинск, 1998.

59. Барадулин В. А. Народное декоративно-прикладное искусство Урала (дерево, металл, керамика, береста, ткачество). М.,1962.

60. П. Барадулин В. А. Уральский букет. Народная роспись горнозаводского Урала. Свердловск, 1987.

61. Барадулин В. А. Народная роспись по дереву. Искусство Прикамья. Пермь, 1987.13; Барадулин В. А. Народные росписи Урала и Приуралья. Крестьянский росписной дом. Л., 1988.

62. Бежкович А. С., Жегалова С. К., Лебедева А. А., Просвиркина С. К. Хозяйство и быт русских крестьян. Памятники материальной культуры. Определитель. М., 1959.

63. Березина Л. А., Болдырева М. Д. Русское ручное ткачество. М., 1959.

64. Бернштейн Б. М. Традиции и канон. Два парадокса. // Советское искусствознание 4 80, № 2. М., 1980. С. 112-153.

65. Берс А. А. Прошлое Урала /с древнейших времен до русской колонизации/. М., 1930.

66. Бибикова И. М., Ковальчук Н. А. Деревянная резьба крестьянских жилищ Верхнего Поволжья. М., 1954.

67. Бирюков В. П. Природа и население Шадринского уезда Уральской, области. Шадринск, 1926.

68. Бломквист Е. Э. Крестьянские постройки. // Восточнославянский этнографический сборник. Очерки народной материальной культуры русских, украинцев и белорусов в XIX начале XX вв. М., 1956. С. 239387.

69. Бломквист Е. Э., Ганцкая О. А. Типы русского крестьянского жилища середины XIX начала XX в. // Русские. Историко-этнографический атлас. Земледелие. Крестьянское жилище. Крестьянская одежда. М., 1967. С. 166-193.

70. Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы. Источники и методы изучения. М., 1978.

71. Бобринский А. А. Актуальные проблемы изучения древнего гончарства. Под ред. А. А. Бобринского, Самара, 1999.

72. Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

73. Богословский П. С. О постановке культурно-исторических изучений Урала. // Уральское краеведение. Свердловск, 1927. Вып. Г. С. 33-37.

74. Богуславская И. Я. Проблемы народного искусства в трудах Л; А. Динцеса. // Сообщение ГРМ . Л., 1976. Вып. 11.

75. Богуславская И. Я. Специфика исследований "изобразительного фольклора". // Методы изучения фольклора. Сб. науч. трудов. Под ред. В: Е. Гусева. Л., 1983. С. 118-125.

76. Богуславская И. Я. О некоторых понятиях и терминах в применении к народному искусству. // Научные чтения памяти В. М. Василенко. Сб. статей ВМДПИиНИ. М., 1997. Выпуск. 1. С. 8-21.

77. Боже В. С. Краеведы и краеведческий организации Челябинска (до 1941 г. Справочное пособие. Челябинск 1995.

78. Боже В. С. Ремесленники дореволюционного Челябинска: численность, состав, специализация. // Народное искусство Южного Урала. Сб. материалов науч.- практич. конф. Челябинск, 1998. С. 53-58.

79. Борисова Е. А., Каждан Т.П: Русская архитектура конца XIX нач. XX в. М., 1971.

80. Бородулина Е. В. Мелкая и кустарно-ремесленная промышленность Тобольской губернии в 1861-1917 годах. Автореф. канд. ист. наук. Тюмень, 1999.

81. Бубнов Е. Н. Русское деревянное зодчество Урала. М., 1988.

82. БулавинаЕ. Деревянное кружево Костромы. Ярославль, 1975.

83. Бушухина И. В. К вопросу зарождения пуховязального промысла в Оренбуржье. // Народное искусство Южного Урала. Сб. материалов науч.- практич. конференц. Челябинск, 1998. С. 59-63.

84. Быт и искусство русского населения Восточной: Сибири. Часть I Приангарье. Сб. под ред. И. В. Маковецкого и Г. С. Масловой. Новосибирск, 1971.

85. Быт и искусство русского населения Восточной Сибири. Часть II Забайкалье. Сб. под ред. И. В. Маковецкого и Г. С. Масловой. Новосибирск, 1975.

86. Вагнер Г. К. Древние мотивы в домовой резьбе Ростова Ярославского. // СЭ, 1962. № 1. С. 34-45.

87. Вагнер Г. К. Древнерусский ансамбль как образ мира (к постановке вопроса); // Искусство ансамбля (художественный предмет, интерьер, архитектура, среда). Сост. и науч. ред. М. А. Некрасова. М., 1988.

88. Вагнер Г. К. О единой теории народного искусства // ДИ СССР, 1973 № 9. С. 27-28.

89. Вагнер Г. К. Трудности истинные и мнимые// ДИ СССР, 1973 № 7. С. 37-38;

90. Вагнер Г. К. К проблеме крестьянского в народном искусстве. // ДИ СССР, 1978. №3. С. 34-35.

91. Вагина П. А. Материально-бытовой положение мастеровых и работных людей Урала второй половины XVIII в. по данным "Именной росписи". // Сб. статей: Из истории рабочего класса Урала. Пермь, 1962; Вып. Г.

92. Василенко В. М. Русская народная резьба и роспись по дереву ХУШ-ХХ вв. МГУ, М., 1960.

93. Василенко В. М. «О содержании в русском крестьянском искусстве ХУШ-Х1Х вв» // Сб. Русское искусство ХУШ-первой пол. XIX в. М., 1971.

94. Весновский В. А. Карманный справочник. Весь Челябинск и его окрестности. Челябинск, 1909.

95. Владимиров Б. В. Орнаментальные мотивы тканых половиков Шатровского и Каргопольского районов. // Шадринский опыт Материалы научно-практич. конф. Шадринск, 1996. С. 21-24.

96. Воронов В. С. Уральская выставка ГИМ // «Северная Азия», 1928. № 1.

97. Воронов В. С. О крестьянском искусстве. Избранные труды. М., 1972.

98. Восточно-этнографический сборник. Очерки народной материальной культуры русских, украинцев, белоруссов в XIX начале XX в. М:, 1956.

99. Гаевская Н. В. Традиционные художественные производства. Опыт "прагматического структурирования". Научные чтения памяти В. М. Василенко. Сб. статей ВМДПИиНИ. М., 1997. Выпуск. 1. С. 31-39.

100. Гильман Р. А. Пути сохранения традиций игровой тряпичной куклы. // Народное искусство Южного Урала. Сб. мат. науч.-практич. конф. Челябинск, 1998. С. 179-185.

101. Глинкин М. Д. Златоустовская фавюра на стали. Челябинск, 1967.

102. Гончарова Н. Н., Жегалова С. К. Принципы систематизации, каталогизации и научной обработки музейных коллекций. // Проблемы каталогизации произведений искусства в художественном музее: Сб; научн. трудов ГИМ. JI., 1988.

103. Гончарова Л. Н. Медные изделия малых народов Севера, Урала, Сибири в собраниях музеев России. // Народное искусство Южного Урала, Сб. материалов науч.-практ. конф. Челябинск, 1998. С. 111-126.

104. Голикова С. В., Миненко Н. А., Побережников И: В. Горнозаводские центры и аграрная среда в России: взаимодействия и противоречия XVIII- первая половина XIX в. М., 2000.

105. Голубых М. Д. Казачья деревня. М.Л., 1930.

106. Горбачев В. Т. Черты модерна в деревянном зодчестве городов Сибири. // Архитектурное наследство, 1978. № 26. С. 76-81.

107. Гриер О. М. И др. Гравюра на стали из Златоуста. Челябинск, 1994.

108. Турина Н. Н. Водоплавающая птица в искусстве неолитических местных племен. // КСМА, № 4, 1965. Вып. 131. С. 36-45.

109. Гусев В. Е. Из опыта этнографического изучения рабочих старых заводов Южного Урала (по материалам экспедиций Челябинского пединститута в 1952-1953 гг.). // Ученые записки ЧГПИ. Челябинск, 1956. Т. 1. Вып. 1С. 235-258.

110. Гусев В. Е. Фольклор (История термина и его современные значения // СЭ, 1966. № 2. С: 3-211

111. Гусев В. Е. Эстетика фольклора. М., 1967.

112. Гусев В. Е. О полифункциональности фольклора. // Актуальные проблемы, Современная фольклористика. Сб. статей и материалов. Сост. В. Е. Гусев. Л., 1980. С. 180-183.

113. Гусев В. Е. Русская художественная народная культура: Теоретические очерки. СПб., 1993.

114. Давыдова С. А. Очерк производства ковров в России // Кустарная промышленность в России. Женские промыслы. СПб., 1913. С. 279-343.

115. Денисова М. М. Художественное оружие Златоустовской оружейной фабрики//Труды ГИМ. М., 1947. Вып. 8. С. 207-251.

116. Динцес А. Л. Русская глиняная игрушка. М. Л.; 1936.

117. Динцес Л. А., Болыиева К. А. Народные художественные ремесла Ленинградской области. // СЭ, 1939. № 2.

118. Динцес Л; А. О методе изучения и планирования экспозиции народного искусства в Гос. Русском музее. 1939 //Сообщение ГРМ; Вып 11. Л., 1976 (Приложение).

119. Дмитриев А. А. Пермская старина. Пермь, 1860. Ч. 8.

120. Донцов Э. К. и др. Костромская резьба. Ярославль, 1991.

121. Доливо-Добровольская А. Г. Руководство к ручному ткачеству и наставление по производству ковров. СПб., 1891.

122. Доливо-Добровольская А. Г. Ткацкое производство. СПб., 1913.

123. Дулькина Т. И. История отдела керамики и стекла Госуд. Исторического музея (конец XIX в. 1950-е гг.) ГИМ, М., 2002. С. 37-49.

124. Дурасов Г. П. Каргополье. М„ 1984.

125. Дурылин С. Н. Челябинский курганы. // Сборник материалов по изучению Челябинского округа. Книга I. Издание музея и общества изучения местного края. Челябинск, 1927.

126. Жигулева В. М. Женский народный костюм Рязанской области и некоторые вопросы его эволюции. // Сергиево-Посадский музей-заповедник. Сообщения, 1995. М., 1995.

127. Зайцева Л. М. Традиционное узорное ткачество Белгородчены конца Х1Х-ХХ вв. // Сергиево-Посадский музей-заповедник. Сообщения, 2000. М., 2000.

128. Званцев М. П. Домовая резьба. М., 1935.

129. Иванов С. В. Материалы по изобразительному искусству Сибири XIX -начала XX вв. М. Л., 1954.

130. Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. Л., 1963.

131. Иванова Н. Н. О создании музея народного искусства. // Музей народного искусства и художественные промыслы. Сб. трудов НИИ ХП, М., 1972. Вып. 5. С. 7-19.

132. Изучение и научное описание памятников народной культуры. Сост. А. М. Разгон. М., 1972.

133. История Урала с древнейших времен до 1861 года; Отв. Ред. А. А. Преображенский. М;, С. 131 История Урала, 1989.

134. История Урала. Под общ. Ред. И. С. Капцуговича. Т. 1. Пермь, 1976.

135. Историко-бытовые экспедиции 1949-1950 гг. // Труды ГИМ. М., 1953. Вып. 23.

136. Каган М. С. Морфология искусства (историко-теоретическое исследование внутреннего строения мира искусств). ЧастиТ, II, III. Л:, 1972.

137. Каган М. С. Эстетика как философская наука. СПб., 1997.

138. Казакова Г. М. Художественная культура Южного Урала ХУШ-ХХ вв. (Опыт историко-культурологического анализа). Автореф. дис. канд. культурологии. СПб., 2001.

139. Казанцева М. Г. Традиционные женские рукоделия Шадринского края II Шадринский опыт Материалы научно-практич. конф. Шадринск, 1996. С. 33-36.

140. Калимуллин Б. Г. Башкирское народное зодчество. Башкирия, 1978.

141. Калинина И: В., Устинова Е.А. Технологическая классификация орнаментов неолетической-энеолитической керамике Уральского региона. //Археологический сборник ГЭ. Л., 1990. Вып. 30.

142. Калмыкова Л. Э. Народное искусство Тверской земли. Тверь, 1995.

143. Канцедикас А. С. Искусство и ремесло (к вопросу о природе народного искусства). М., 1987.

144. Каплан Н. И. Народное узорное ткачество и вышивка на юге Воронежской области. // НИИ ХП. 1966. Вып. 3. С. 68-76.

145. Каптиков А. Ю. Каменное зодчество Русского Севера, Вятки, Урала XVIII в. Свердловск, 1990.

146. Касицкая Д: Л1, Левинсон Н. Р., Лобанева Т. А. Положение и быт рабочих металлургической промышленности Урала (материалы среднеуральской экспедиции 1949 г.) // Историко-бытовые экспедиции 1949-1950 гг. ГИМ. М., 1953. Вып.ХХПЬ. С. 184-212.

147. Кидло Л. В Сибирские ковры. Исторический аспект. // Традиции и современность. Сб. статей. Тюмень, 1998. С. 36-38.

148. Кипарисова Н. П. Чебаркульская неолетическая стоянка. // КСИИМК, 1955. Вып. 59.

149. Кириченко Е. И. Деревянная архитектура Томска. М., 1987.

150. Клер О. Я. Предварительная заметка об открытии животных на сосуде неолитической эпохи на Урале // Записки У ОЛЕ. 1900. Вып. 22. С. 224225.

151. Ковалевская Н. Таволгская глиняная игрушка. Екатеринбург, 1995.

152. Королева Н. С., Кожевникова JI. А. Новое и традиционное в современном узорном ткачестве. // НИИ ХП, 1966. Вып. 3.109; Кожевникова JL А. Народное ткачество Кокшенги; (Вологодская область) // НИИ ХП, 1967. Вып. 4. С. 179-213.

153. Кожевникова Л: А. Ажурное ткачество. // НИИ ХП, 1975. Вып. 8.

154. Кондрашенков А. А. Крестьяне Зауралья в XVII-XVIII вв. Часть II Экономика и положение крестьян. Челябинск, 1969.

155. Крестьянская одежда населения европейской России (XIX начало XX в.) Определитель. Отв. Ред. А. А. Лебедева. М., 1971.

156. ИЗ; Крижевская Л. Я. Южно-уральская экспедиция. // Археологические открытия 1966. М., 1967. С. 108-110.

157. Круглова О. В. Загорский историко-художественный музей-заповедник. Русская народная резьба и роспись по дереву из собрания музея. М., 1971.

158. Крупянская В. Ю., Полищук Н. С. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала: конец XIX- начало XX вв. М., 1971.

159. Куликов В. В. Тульские деревянные кружева. Тула, 1981.

160. Куликовских С. Н. Деятельность Златоустовской Оружейной фабрики по становлению и развитию производства украшенного холодного оружия в России (1815-1860), Автореф. дис. канд. ист. наук. Челябинск, 2002.

161. Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала, Этногенетический взгляд на историю. М., 1992.

162. Лазарев А. И. Проблемы изучения областного фольклора. // Вестник ЧелГУ. Серия 2. Филология. 1994. № 1. С. 35-41.

163. Лебедева Н. И. Прядение и ткачество восточных славян. // Восточнославянский этнографический сборник. М., АН СССР, 1956. С. 461-535.

164. Левинсон-Нечаева М. Н. Ткачество. // Очерки по истории русской деревни X-XIII вв. Труды ГИМ. М., 1959. Вып. 33. С. 9-38.

165. Левинсон М. Н., Маясова Н. А. Материальная культура русского Севера в конце XIX нач. XX вв. (Каргапольская экспедиция 1950 г.) Историко-бытовые экспедиции, 1949-1950. ГИМ. М., 1953. Вып. 23.

166. Личенко С. И. Народное искусство Калужского края XIX-XX веков, Калуга, 2001.

167. Маковецкий И. В. Памятники народного зодчества Среднего Поволжья. М., 1954.

168. Маковецкий И. В. Архитектура русского народного жилища. Север и Верхнее Поволжье. М., 1963.

169. Максяшин А. С. Уральская бытовая и художественная керамика: история и современность. // Первые Невьянские Демидовские чтения. 78 декабря 1999 г. Невьянск, Екатеринбург, 2000. С. 44-55.

170. Максяшин А. С. Окон резное украшение: наличники Урала; Екатеринбург, 2000.

171. Малицкий Г. Л. Бытовые мотивы и сюжеты народного искусства. Казань, 1923.

172. Мальм В. А. Производство глиняных изделий. // Очерки по истории русской деревни Х1-ХШ вв. М., 1959. С. 123-148.

173. Мальцева О. Ю. Домашнее и кустарное ремесло степного Зауралья конец XIX начало XX веков. // Сб. мат. науч.-практич. конф. Челябинск, 1998. С. 49-52.

174. Мамонтова Н. Н. Особенности развития народных ремесел и промыслов России XVIII начала XX века. // Народное искусство России: традиции и стиль. Труды ГИМ. Отв. ред. С. Г. Жижина. М., 1995. Вып. 86.

175. Мамонтова Н. Н. Проблемы изучения традиционных форм культуры и понятие "народное искусство". // Научные чтения памяти В. М. Василенко. М., 1997. Вып. 1.

176. Маслова Г. С. Гончарство русского населения Восточной Сибири // КСИЭ, 1962. Т. 37.

177. Маслова Г. С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М., 1978.

178. Маслова Г. С. Ариально- типологические особенности орнамента населения Северо-Запада РСФСР. // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 244-251.

179. Материалы и исследования по этнографии русского населения Европейской части СССР. Сб. под ред. П. И. Кушнер. М., 1960.

180. Машин М. Д. Из истории сельскохозяйственного кооперирования крестьянских хозяйств Челябинской губернии в 1921-1925 гг. // Из истории Южного Зауралья. ЧГПИ. Челябинск, 1966, С. 164-175.

181. Машин М. Д. Фабрично-заводская и кустарная промышленность Южного Урала накануне Великой Октябрьской соц. Революции. // Из истории Южного Урала и Зауралья. Челябинск, 1973. Вып. 7. С. 89-115:

182. Милюков П. Н. Очерки по истории Русской культуры. М., 1993. Том I.

183. Минко Н. К. Отчет о раскопках курганов в Челябинском уезде Оренбургской губернии в 1906 г. // Записки УОЛЕ. Екатеринбург, 1907. Т. 26. С. 105-112.

184. Москалева В. Н. Архитектурный декор в южноуральском народном жилище конца XIX-XX вв.// Культура и искусство в памятниках и исследованиях Сб. научных трудов. Челябинск, ЮУРГУ, 2001. С. 86-95.

185. Мочалова М. П. Кузнечные изделия Южного Урала. // ДИ СССР, 1971. №9.

186. Мочалова М. П. Деревянное зодчество старого Челябинска. Челябинск, 1973.

187. Мошинская В. И. Древняя скульптура Урала и Западной Сибири. М., 1976.

188. Мочалова М. П. На полуденноую сторону. О народных традициях в южноуральском зодчестве. Челябинск, 1978.

189. Мочалова М. П. Кузнечные изделия в народном зодчестве Южного Урала.// Народное искусство Южного Урала. Сб. материалов науч. практ. конф. Челябинск, 1998. С. 107-110.

190. Мочалова М. П. Роспись в деревянном зодчестве Челябинской области. // Народное искусство Южного Урала. Сб. материалов науч. практ. конф. Челябинск, 1998. С. 69-79.

191. Мочалова М. П. Архитектура деревянная старого Челябинска. // Челябинск. Энциклопедия. Челябинск, 2001. С. 60.

192. Народные художественные промыслы. Под. Ред. О. С. Поповой. М., 1984.

193. Новикова О. В. Традиционная одежда оренбургского казачества в конце XIX начале XX века. // Материалы по археологии и этнографии Южного Урала. Науч. ред. Тома А. Д. Таиров. Челябинск, 1996. С. 216227.

194. Некрасова М; А. Уровень теории, ее проблемы и реальность практики // ДИ СССР, 1979. № 8. С. 20-23.

195. Некрасова М. А. Народное искусство как проблема коллективного и индивидуального традиции и новизны // Проблемы народного искусства. Под ред. М. А. Некрасовой и К. А. Макарова, М., 1982.

196. Некрасова М. А. Народное искусство как часть культуры: теория и практика. М., 1983.

197. Некрасова М. А. Народное искусство России: народное творчество как мир целостности, М., 1983.

198. Некрасова М. А. Ансамбль как образная система.// Искусство ансамбля (художественный предмет, интерьер, архитектура, среда). Сост. и науч. ред. М. А. Некрасова. М., 1988.

199. Никифорова JI. Г. Златоустовская гравюра на стали (прошлое и настоящее). Магитогорск, 1992.

200. Оборин В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI начале XVII века. Иркутск, 1990.

201. Оборин В. А., Чагин Г. Н. Чудские древности Рифея. Пермский звериный стиль. Пермь, 1988.

202. Ольхова JI. В. Связь уральских кустарей и ремесленников с земледелием (по материалам Пермской и Уфимской губерниям. 19051914 гг.). // Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале. Свердловск, 1963. С. 126-134.

203. Ополовников А. В. Русское деревянное зодчество. М., 1983.

204. Орфинский В. П; Деревянное зодчество Карелии. Л:, 1972.

205. Очерки истории Челябинской области. Под ред. В. Е. Четина. Ч. 1. Челябинск, 1999.

206. Павловский Б. В. Декоративно-прикладное искусство промышленного Урала. М., 1975.

207. Павловский Б. В. Камнерезное искусство. Свердловск, 1953.

208. Павловский Б. В. Касли. Свердловск, 1957.

209. Павловский Б. В. Художественный металл Урала XVIII-XIX вв. Материалы конф. 1990 г. Сост. О. П. Губкин. Екатеринбург, 1993.

210. Пашков А. А. Рукодельные промыслы Шадринского уезда. // Русская народная традиционная культура и современность: Шадринский опыт. Материалы науч- практич. конф. Шадринск, 1996. С. 37-41.

211. Пашков А. А. Шадринское ручное ткачество: краеведческие очерки. Шадринск, 2000.

212. Пацукова JT. А. Явление небесного оленя (заметки о семантике шадринских наличников). // Шадринская старина. Краеведческий альманах, 1994. С. 153-154.

213. Пацукова JI. А. Узелки на память (заметки о семантике традиционных шадринских ковров). // Шадринская старина: краеведческий альманах. Шадринск, 1995. С. 210-216.

214. Понамарев Н. Кустарные промыслы в России (с рис.) СПб., 1900.

215. Пономаренко Е.В: Формирование архитектурно-градостроительной культуры Южного Урала в XVIII; в. // Культура и искусство в памятниках и исследованиях. Сб. науч. трудов. Науч. ред. Н; П. Парфентьев. ЮурГУ. Челябинск, 2001. С. 64-80.

216. Попова О.С. Русское народное прикладное искусство Кировской области. Сб. трудов НИИ ХП. Вып. 3. М;, 1966.

217. Преображенская Г. А. Модерн в деревянной архитектуре г. Челябинска. //Челябинск неизвестный. Краеведческий сборник. ЦИКНЧ Сост. и науч. ред. В. С. Боже. Челябинск, 2002. Вып. 3. С. 133-146.

218. Прокопьев Д. В. Художественные промыслы в Горьковской области, Горький, 1939.

219. Пропп В. Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи. М., 1976.

220. Путилов Б. H. Методология сравнительно-исторического изучения фольклора. 1976.

221. Рабинович M Г. Московские гончары в XVI-XVIII вв. // КСИЭ, 1946. № 1.

222. Рвкботнова И. П., Вишневская В. М., Кожевникова JI. А. Народное искусство Архангельской области. // НИИ ХП. 1962. Вып. 1.

223. Разина Т. М. Русское народное творчество. Проблемы декоративного искусства. НИИХП. М., 1970.

224. Разина. Т. М. О профессионализме народного искусства. М., 1985.

225. Разина Т. М. Термины, понятия и реальность. //Научные чтения памяти В. М. Василенко. Сб. статей ВМДПиНИ. М.,1997. Вып. 1. С. 7581.

226. Рождественская С. Б. Русская народная художественная традиция в современном обществе. М., 1981.

227. Русакова JI. М. Традиционное изобразительное искусство русских крестьян Сибири. Новосибирск, 1989.

228. Русские художественные промыслы вторая половина Х1Х-ХХ вв. Под ред. Э. В. Померанцевой. М., 1965.

229. Русские художественные промыслы XIX-XX вв. и город. Социальные основы искусства. Под ред. Т. М. Разиной. М., 1983.

230. Русские. Историко-этнографический атлас. Земледелие. Крестьянское жилище. Крестьянская одежда, (середина XIX начало XX в.) М., 1967.

231. Русские. Историко-этнографический атлас. Из истории русского народного жилища и костюма (украшение крестьянских домов и одежды) середина XIX начало XX в. Под ред. В. А. Александрова. М., 1970.

232. Рыбаков Б. А. Древние элементы в русском народном творчестве. // СЭ. 1948. № 1.

233. Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М., 1948.

234. Рыбаков Б. А. Происхождение и семантика ромбического орнамента. // Музей народного искусства и художественные промыслы. Сб. трудов НИИ ХП. М., 1972. Вып. 5. С. 127-134.

235. Рыбалко А. А. История и быт казаков Новолинейного района (этнографический очерк). // Аркаим: исследования, поиски, открытия. Науч. ред. Г. Б. Зданович. Челябинск, 1995. С. 117-134.

236. Рыбалко А. А. Жилище и усадьба Оренбургских казаков на территории современной Челябинской области.// Материалы по археологии и этнографии Южного Урала. Труды музея-заповедника Аркаим. Науч. ред. Тома А. Д. Таиров. Челябинск, 1996. С. 197-215.

237. Салыков А. Б. О специфике и; народности декоративного искусства //Самое близкое искусство. М., 1968. С. 41-57.

238. Сальников К. В. Древнейшее наследие Челябинской области по данным археологических памятников/. Челябгиз., 1948. Вып. I.

239. Сальников К. В. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967.

240. Серебренников Н. Н. Пермская деревянная скульптура. Пермь, 1967.

241. Скворцов А. И. Русская народная пропильная резьба. Л., 1984.

242. Соколов Д. Н. Оренбургская губерния. Географический очерк. М., 1916.

243. Спирина И. А. Шадринские прошвы. // Народное искусство Южного Урала. Сб. материалов науч. практ. конф. Челябинск, 1998. С. 64-68.

244. Станюкович Т. В. Происхождение русской народной пропильной резьбы. // КСИЭ, 1950. Вып. 10.

245. Стасов В; В. Коньки на крестьянских крышах (1861)7/ Собр. Соч. В. В. Стасова 1847-1886. СПб.; 1894. Т. 2. С. 105-114.203: Стасов В. В. Дуга и пряничный конек (1877). // Собр. Соч. В. В; Стасова 1847-1886. СПб.; 1894. С. 571-595.

246. Стасов В. В. Русский народный орнамент: шитье, ткани, кружева (1872). //Собр. Соч. В. В. Стасова. 1847-1886. СПб.; 1894: Т. 1. С. 185-214.

247. Стоколос В. С. Археологические памятники Челябинской области. ЧОКМ. Челябинск, 1960.

248. Сыропятов А. К. Отражение чудовищного стиля в архитектуре крестьянских построек Пермского края. Пермский краеведческий сборник. Пермь, 1924. Вып. 1.

249. Сысоева Н.И. Узорное ткачество в поневах Северных районов Рязанской области (Мищеры). // НИИ ХП. 1963. Вып. 2.

250. Традиционный орнамент. Текстиль. Составители: О. Б. Ворончихина, Е. В. Пестерев. Серия "Народное искусство Урала". Екатеринбург, 1998.

251. Тарасов Ю. М. Русская крестьянская колонизация Южного Урала. Вторая половина XVIII первая половина XIX века: М., 1984.

252. Темерин С. М. Ручное ткачество. // Русское декоративное искусство. М., 1965. Т. 3. С. 295-306.

253. Теплоухов Ф. А. Древности Пермской чуди в виде баснословных людей и животных. С 3-мя табл. // Пермский край. Сб. сведений о Пермской губернии, издаваемый Пермским губернским статистическим Комитетом. Под ред. Д. Смышляева. Пермь, 1893. Т. 2.

254. Трубачев О. Н. Ремесленная терминология в славянских языках (этимология и опыт групповой реконструкции). М., 1966.

255. Турбин А. Г. Из истории русских говоров Южного Урала. // Краеведческие записки. Сб. статей ЧОКМ, Челябинск, 1962. Вып. 1. С. 119-136.

256. Турбин А. Г. К истории русских крестьянских переселений на Южном Урале в XVII первой половине XVIII в. // Сб. статей по краеведению и истории географии. Челябинск, 1963.

257. Турбин А. Г. Южноуральские говоры. Учебное пособие. ЧГПИ. науч. ред. Л. А. Глинкиной. Челябинск, 1979.

258. Улицы Челябинска. Справочник. Челябинск, 1989.

259. Уханова И. Н. К истории художественных ремесел Ленинградской области. // Этнографическое исследование Северо-Запада СССР. Л., 1977.

260. Уханова И. Н. Народное декоративно-прикладное искусство городов и посадов русского Севера конца XVII-XIX веков. СПб., 2001.

261. Фадеева И. Е. Народное искусство как пластический фольклор: //Советское искусствознание ' 78. № 1. М., 1979. С. 284-306.

262. Фадеева И. Е. Структура фольклора (К вопросу о связях двух сфер народного творчества). // Актуальные проблемы современной фольклористики. Сб. статей и материалов. Сост. В. Е. Гусев. Л., 1980. С. 5-17.

263. Федорова В. П. "Портянки в подарок. Филейки на приданое". // Рифей. Уральский краеведческий сборник. Челябинск, 1989.

264. Федотов Г. Я. Волшебный мир дерева. М., 1987.223; Ходасов А. А. Ткачество деревни. М., 1930.

265. Хохлова Е. Н. Народная керамика южных районов Ярославской области // Сб. трудов НИИ ХП. М., 1963. Вып. 2.

266. Хохлова Е. Н. Современная керамика и народное гончарство. М., 1969.

267. Хохлова Е. Н. Кустарные промыслы на Всероссийских промышленных выставках XIX начала XX в. // Народные основы искусства художественных промыслов. Сб. научных трудов НИИ ХП. М., 1981. С. 107-125.

268. Хохлова Е. Н. Русское гончарное искусство. // Сб. Советское ДИ ' 6. М., 1983.

269. Художественный металл Урала XVIII-XIX вв. Свердловск, 1982.

270. Цукерман В. С. Народная культура как социальное явление. Автореф. дисс.докт. философ, наук. Свердловск, 1984.

271. Чернай И: JT. Текстильное дело и керамика по материалам из памятников энеолита-бронзы Южного Зауралья и Северного Казахстана // Энеолит и бронзовый век Урало-Иртышского междурезья. Межвузовский сборник. Челябинск, 1985.

272. Чижикова Л. Н. Декоративное искусство русских народных мастеров-строителей. //СЭ, 1953. № 3. С. 61-76;

273. Шабалин С. М: Дурылин и Челябинск // сб. докл. науч.-практич; конф. «Музей и художественная культура Урала» Челябинск, 1991.

274. Шабалина H. М. Стилевая структура орнамента и формы модерна. // Модерн: взгляд из провинции. Сб. докладов науч.- практич. конферен. (16-18 марта 1994). Челябинск, 1995.

275. Шабалина H. М. Коллекция деревянной архитектурной резьбы сер. XIX- начало XX в. В собрании ЧОКГ. Проблемы, изучения и собирания. // Сб. Народная культура Русского Севера; Архангельск, 1997. С. 98-107.

276. Шабалина Н. М. Просто и со смекалкой (об южноуральских гончарах). // Народное творчество, 2000. № 4. С. 20-21.

277. Шабалина Н. М. "Канашинские тропинки" (Из путевого блокнота). // Народное творчество, 2003. № 3. С. 15.

278. Шайхтдинова Н. X. Деревянная резьба Тюмени. Свердловск, 1984.

279. Шангина И. И. Русский фонд этнографических музеев Москвы и Санкт-Петербурга. История и проблемы комплектования. 1867-1930, СПб., 1994.

280. Шатров М. Н. Кировские кустари. Киров, 1938.

281. Щекотов Н. М. Русская крестьянская живопись М., 1923.

282. Эдинг Д. Н. Резная скульптура Урала. Из истории звериного стиля. ГИМ. М., 1940. Вып. 10.

283. Этнография восточных славян. Очерки традиционной культуры. Отв. Ред. К. В. Чистов. М., 1987.

284. Яковлева Е. Г. Ткани и ковры деревни Кармышево Башкирской АССР. // НИИ ХП, 1966. Вып. 3. С. 105-119.

285. Яковлева Е.Г. Курские ковры. НИИ ХП. КОИЗ, 1955.

286. Яковлева Е. Г. Русские ковры. НИИ ХП. М., 1959.

287. Якобсон А. Л. Ткацкие слободы и села в XVII в. М., 1934.

288. Янбухтина А. Г. К вопросу методологии изучения и анализа народного искусства.// Критерии и суждения в искусствознании. Сб. статей. М., 1986. С. 294-301.

289. Янбухтина А. Г. Народные традиции в убранстве башкирского дома. Уфа, 1993.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.