Реализация государственной конфессиональной политики среди удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии в 1870 - 1905 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Касимова, Эльвира Гаффаровна

  • Касимова, Эльвира Гаффаровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2005, КировКиров
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 266
Касимова, Эльвира Гаффаровна. Реализация государственной конфессиональной политики среди удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии в 1870 - 1905 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Киров. 2005. 266 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Касимова, Эльвира Гаффаровна

Введение. 3.

Глава I. Основные положения государственной конфессиональной политики и организационные аспекты ее реализации в Вятской губернии . С.ЗЗ.

§ 1. Государственная религиозная политика к 1870 г., ее эволюция на этапе 1870- 1905 гг. С.ЗЗ.

§ 2. Итоги осуществления государственной конфессиональной политики в Вятской губернии к 1870 г., основные ее направления и субъекты реализации на этапе 1870 - 1905 гг. С.53.

Глава II. Содержание, способы и методы реализации государственной конфессиональной политики в регионе на этапе 1870 - 1905 гг. С.92.

§ 1. Христианизация неправославного населения и контроль за религиозным состоянием новообращенных и язычников. С.93.

§ 2. Реализация государственной конфессиональной политики по отношению к исламу. С. 152.

§ 3. Особенности реализации государственной конфессиональной политики в сфере образования удмуртов, марийцев и татар Вятской губернии. С. 190.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Реализация государственной конфессиональной политики среди удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии в 1870 - 1905 гг.»

Актуальность исследования. Россия издавна является многоконфессиональной страной. И в Российской империи, помимо Русской православной церкви, к которой принадлежало большинство населения, проживали представители иных конфессий, как христианских (приверженцы армяно-григорианской церкви, католики, протестанты и т. п.), так и нехристианских (буддисты, иудеи, мусульмане, язычники и др.), которые вошли в состав Российского государства как в ходе войн, так и в результате добровольного присоединения. Поэтому религиозный вопрос всегда был и теперь остается особо актуальным для России. Особую остроту он имеет в силу того, что тесно переплетается с национальным вопросом. Накопление и взаимопереплетение национальных и религиозных проблем в жизни такого сложного социума, как Российское государство, в определенных исторических условиях может стать мощным фактором нестабильности. Именно этим определяется особая значимость изучения исторического опыта регулирования и решения как национального, так и религиозного вопроса во все периоды существования России. К числу научно значимых этапов, взятых в контексте указанной проблемы, относится и период 1870-1905 годов, связанный с эпохой реформ и контрреформ, проводимых царской властью в разных сферах общественно-политической жизни, в том числе и в области конфессиональных и национальных отношений.

Наряду с выявлением основных принципов, содержания и эволюции государственной конфессиональной политики, особое значение имеет и собственно опыт ее реализации как в общегосударственном масштабе, так и на региональном уровне. Вятская губерния с ее многонациональным, поликонфессиональным населением была одним из тех регионов России, для которых политика государства в области религии (и особенности ее реализации православной церковью, фактически являвшейся в исследуемый период составной частью государственного аппарата) имела самое важное значение. В Вятской губернии, как и в общероссийском масштабе, государственная конфессиональная политика в своем развитии прошла определенные этапы, отличавшиеся методами, путями реализации и, в зависимости от правильности выбора, имела разную степень эффективности.

В течение многих десятилетий в исторической науке данной проблематике уделялось незначительное внимание. В настоящее время, когда религия вышла из семейно-бытовой сферы и стремится играть все большую роль в современной политической жизни России, когда определенную степень остроты приобретают межнациональные отношения, зачастую имеющие конфессиональную специфику или выступающие под прикрытием религиозной оболочки, проблемы межконфессиональных отношений нередко выдвигаются на первый план общественно-политической жизни. Поэтому теперь так важно знать и учитывать отечественный опыт реализации государственной конфессиональной политики, ее успехи и неудачи в прошлом для выработки более оптимальных моделей ее реализации в настоящее время.

В данном исследовании на примере Вятской губернии автором исследуется система государственной конфессиональной политики дореволюционной России с 1870 по 1905 год во всем многообразии ее проявлений, форм и методов реализации, основные этапы ее эволюции.

Объект исследования - органы центральной власти, местного управления и самоуправления Вятской губернии, учреждения Русской православной церкви, взятые в контексте их деятельности по распространению православия в регионе, формированию православного мировоззрения у крещеных марийцев, удмуртов, татар, а также в их воздействии на язычников и мусульман губернии.

Следует отметить, что основное внимание в данном исследовании будет обращено на удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии, так как именно они являлись основным объектом государственной конфессиональной политики.

Другим народам, проживавшим в Вятской губернии (башкиры, бесермяне, коми) уделялось меньше внимания в силу их малочисленности. К тому же коми считались достаточно христианизированными, а башкиры, будучи мусульманами и составляя незначительный процент населения Вятской губернии, чаще всего выступали в качестве одного с татарами объекта воздействия государственной конфессиональной политики.

Предмет исследования - деятельность органов государственной власти, местного управления и самоуправления Вятской губернии, местной епархии по реализации государственной конфессиональной политики, способы взаимодействия между ними, пути и методы воздействия на соответствующие категории населения и их реакция на проводимую конфессиональную политику, полученные результаты.

Хронологические рамки исследования. Нижней границей исследования является 1870 год, с которого начался очередной этап государственной конфессиональной политики, характеризовавшийся рядом новых явлений. В рассматриваемый период начавшаяся в 1860-е гг. ускоренная модернизация Российской империи вызвала изменения во внутренней политике государства, направленные на унификацию государственного и общественного устройства, гомогенизацию структуры общества. В данный период произошла и активизация общественно-политической жизни Российской империи в целом, которая затронула и Вятскую губернию. В контексте данного исследования наибольший интерес представляют движения, распространившиеся среди мусульманского населения Вятской губернии, в силу своей массовости, организованности и значения, которое им придавалось государственными органами России. Эти обстоятельства привели к изменению стратегии национальной политики, в рассматриваемый период направленной на унификацию национального состава России.

Новый курс национальной политики вызвал изменения в осуществлении государственной конфессиональной политики, выразившиеся в усилении контроля за общественно-политической деятельностью. В этот же период начался и новый этап миссионерской деятельности, основными чертами которого стало признание на государственном уровне системы Ильминского основой осуществления православной миссии, а также то, что наряду с государственными и церковными органами к миссии в это время привлекались общественные организации, что наиболее ярко выразилось в создании в 1869 г. Православного миссионерского общества, а в 1870 г. - его Вятского отделения.

Верхняя граница - 1905 год, когда после принятия Манифестов и указов об укреплении начал веротерпимости произошли изменения в конфессиональной политике Российской империи, направленные на ее либерализацию и снижение участия в ней государства.

Географические рамки исследования включают в себя Вятскую губернию, в рассматриваемый период совпадавшую территориально с епархией Вятской и Слободской, и являвшуюся зоной контакта славянского, финно-угорского и тюркского этносов /в конфессиональном плане — православия, язычества, ислама/.

Степень изученности темы. Историографию данной проблемы с некоторой долей условности можно разделить на ряд периодов: 1) дореволюционный; 2) ранний советский период - 1920 - середина 1930-х гг.; 3) период относительно зрелой советской историографии - кон. 1950 — кон. 1980-х гг.; 4) современный период - кон. 1980-х гг. - настоящее время.

Первые работы, освещающие те или иные аспекты государственной конфессиональной политики Российской империи, появились еще в дореволюционный период. В своих исследованиях авторы того времени в основном рассматривали государственную конфессиональную политику через призму христианизации иноверческого населения конкретных регионов или христианизации определенных народов. Историография интересующей нас темы в первую очередь была представлена отдельными аналитическими статьями и обзорами, посвященными православной миссии в Вятской губернии, публиковавшимися главным образом в официальном органе Вятской епархии -журнале «Вятские епархиальные ведомости» и принадлежавшими в основном перу миссионеров, приходских священников, преподавателей Вятской духовной семинарии, и имевшими вследствие этого тенденциозную направленность, выражавшуюся в преувеличении значения православия для жизни и дальнейшего развития удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии и, соответственно, в приниженной оценке язычества и ислама. Прежде всего, это такие авторы, как И. Износков, С. Крекнин, В. Мышкин, А. Одоев и др1. Кроме того, статьи, прямо или косвенно освещающие реализацию государственной конфессиональной политики среди вятских «инородцев», появлялись и в выходивших в Казани Известиях общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете.

С конца XIX века появилось новое направление исследований — изучение деятельности Николая Ивановича Ильминского и его последователей, его системы. Рассматривались история ее возникновения и реализация на практике, в том числе особое внимание уделялось школам для крещеных «инородцев», деятельности Казанской учительской семинарии. В работах по этой проблеме

1 Износков И.А. Материалы для истории христианского просвещения инородцев Казанского края. - Вып.З. -М.,1895. - 67 е.; Мышкин В. Извлечение из дневника епархиального миссионера о черемисских языческих богомолениях и сводных браках и мерах против них//ВЕВ. отд. неоф. 1898. 1 апр. (№ 7). С.322-341; Крекнин С. Вотяки Глазовского уезда: краткий очерк христианской миссии среди них//ВЕВ. 1899. 1 июня (№11). С.542-563;

1 июля (№13). С.649-671; Одоев А. По поводу жертвоприношений у черемис - христиан//ВЕВ. отд. неоф. 1897. 16 дек. (№ 24). С.1198-1209; 1898. 1 февр. (№ 3). С.96-110; 16 марта (№6). С.267-274; 1 мая (№ 9). С. 458-475; Он же. Государственное значение русской инородческой миссии и ея нужды в пределах Вятской губернии (Реферат, читанный 22 Марта в собрании Вятского Миссионерского Комитета)//ВЕВ. отд. неоф. 1898. 15 апр. (№8). С. 402-425.

2 Напр.: Люперсольский В. Из воспоминаний о с. Мещерякове. - Известия общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете (ИОАИЭ) - Т. XXIII. - Вып.4. - Казань, 1907. - 306 е.; Никольский Н.В. К истории христианского просвещения черемис в XIX веке. - ИОАИЭ. - T.XXIX. - Вып.1-3. -С.1-75; Харлампович К.В. П.П. Масловский и его переписка с Н.И. Ильминским. (Материалы для истории русской миссии): II. - ИОАИЭ. - T.XXII1. - Вып.З. - Казань 1907. - С. 163-224; III. - ИОАИЭ. - T.XXIII. -Вып.4.- Казань, 1907.-С.274-295. давалась положительная оценка как личности самого Н.И. Ильминского, так и созданной им системы «христианского просвещения инородцев».1

В конце XIX - начале XX в. выходят в свет статьи, посвященные «инородческому» образованию, в частности, И.А. Износкова, С. Русовой. Ценный материал по образовательной политике государства по отношению к народному просвещению, включающий как законодательные и подзаконные акты, так и статьи по данному вопросу, содержится в выдержавшем до революции не одно издание сборнике «Народная школа. Руководство для учащих в начальных народных училищах», составленном А. Анастасиевым.2

В связи с делом по обвинению удмуртов прихода с. Старый Мултан Малмыжского уезда Вятской губернии в человеческом жертвоприношении языческим богам с 1890-х годов появилось большое количество газетных, журнальных статей, посвященных' не только выяснению вопроса о наличии у удмуртов человеческих жертвоприношений, но и самому удмуртскому язычеству как таковому и проблемам христианизации удмуртов. Большую известность приобрели репортажи и отчеты В.Г. Короленко со II и III судебных процессов, которые помещались в газете «Русские Ведомости» и журнале «Русское Богатство».

Среди работ, изданных в дореволюционный период, выделяются до сих пор не потерявшие своей научной значимости фундаментальные работы известного историка П.Н. Луппова по христианизации удмуртов, в которых объективно рассматривался как сам процесс христианизации и деятельность православного духовенства среди удмуртов (автором затрагивалась также миссионерская деятельность среди марийцев), так и взаимоотношения церковных и светских властей и роль последних в реализации православной

1 Витевский В.Н. Н.И.Ильминский, директор Казанской учительской семинарии. - Казань, 1892. - 64 е.; Николай Иванович Ильминский. Избранные места из педагогических сочинений, некоторые сведения о его деятельности и о последних днях его жизни. - Казань, 1892. - 135 е.; О. Василий Тимофеев /некролог/. -Казань, 1896.-49 с.

2 Износков И.А. Материалы для истории христианского просвещения инородцев Казанского края. - Вып.З. - М., 1895. - 67 е.; Русова С. К национализации школы у Вотяков, Якутов и Татар//Русская школа. - Книга 12. -II отдел, - дек. 1907.- С.30-35 ; Народная школа. Руководство для учащих в начальных училищах.//Составил А. Анастасиев. 4.1. - Казань, 1902. - Ч. 1. X с. и 394 е.; 4.2. III с. и 568 с. миссии. Однако автор в своих исследованиях остановился на середине XIX в., поэтому его работы к изучаемой нами проблеме имеют только косвенное отношение.1 Обобщающих работ по христианизации марийцев в дореволюционный период создано не было.

Таким образом, дореволюционными авторами, в том числе и на региональном уровне, был собран и обработан значительный фактический материал, посвященный миссионерской деятельности православной церкви среди удмуртов, марийцев и татар, которая воспринималась как безусловно положительное явление, затрагивались и вопросы развития народного образования нерусских народов. Однако авторы в своих работах уделяли недостаточное внимание таким проблемам, как организация государственной религиозной политики, развитие общественно-политических движений в мусульманской среде. В своей основной массе исследования носили фрагментарный, событийно-описательный характер, без достаточного анализа изучаемых тем, без увязки их с общей жизнью государства и общества, места и роли в нем религиозного фактора. Свой отпечаток накладывало и то обстоятельство, что работы создавались в период, когда православие являлось господствующей конфессией, что предопределяло идеологическую заданность большинства исследований, поэтому для большинства их была характерна тенденциозность, апологетика православной церкви и ее духовенства.

К трудам дореволюционного периода примыкает вышедшая в свет в Казани в 1919 г. работа Н.М. Никольского «Сборник исторических материалов

0 народностях Поволжья», в которой был представлен обширный фактический материал по истории данных народов, в том числе их христианизации и взаимоотношениях государства и ислама, но факты в ней лишь перечислялись в хронологическом порядке, без анализа и обобщения информации.

Во второй период отечественной историографии данной проблематики (1920-е - сер. 1930-х гг.) изучению государственной религиозной политики

1 Луппов П.Н. Христианство у вотяков со времени первых известий о них до XIX века. - Вятка, 1901; Он же. Христианство у вотяков в первой половине XIX века. - Труды ВУАК. - Вятка, 1911. - Вып. 1 - 2. - 586 с.

2 Никольский Н.М. Сборник исторических материалов о народностях Поволжья. - Казань, 1919.-479 с. 9 уделялось большое внимание. Исследователи стремились в рамках новой методологии к более глубокому анализу изучаемой проблемы, включению религиозных вопросов в более широкий контекст жизни государства и общества. Но эффективность этих попыток существенно снижалась идеологической заданностью большинства работ, в которых апологетические оценки дореволюционного периода сменились однозначно критическими.

Русская православная церковь стала характеризоваться исключительно как «служанка самодержавия», одурманивающая народные массы. Данные оценки имели место и в вышедшей в свет в 1930 г. (первым изданием) монографии Н.М. Никольского «История русской церкви».1 Автор характеризовал церковь пореформенного периода как структуру, находящуюся в состоянии безысходного кризиса, прежде всего в экономической сфере, внутреннего конфликта (между черным и белым, богатым и бедным духовенством), духовенство же в целом определял как паразитическое сословие, эксплуатировавшее народные массы. По мнению Н.М. Никольского, в пореформенный период политические функции православной церкви как рассадницы верноподданических чувств выполнялись чисто формально, неудачными, с точки зрения автора, являлись попытки оживить политическое значение Русской православной церкви путем церковной проповеди, созданием церковно-приходских школ, противодействием рабочему движению. Недостатком данной работы, с нашей точки зрения, является ее определенная тенденциозность, преувеличено кризисное состояние Русской православной церкви, недоумение вызывает утверждение автора о том, что в результате манифестов и указов о веротерпимости 1905-1906 гг. был разрешен переход из православия только в другие христианские исповедания. К сожалению, Н.М. Никольский в своей работе не рассматривал внешнюю миссию Русской православной церкви (по отношению к мусульманам и язычникам), сосредотачивая свое внимания на сектантстве и старообрядчестве.

1 Никольский Н.М. История русской церкви. - 3-е изд./Научный редактор, автор вступительной статьи и комментариев доктор исторических наук профессор Н.С. Гордиенко - М.: Политиздат, 1983.-448 с.

Государственная конфессиональная политика по отношению к исламу рассматривалась в работе JI. Климовича «Ислам в царской России».1 По мнению автора, ислам как таковой царизмом не преследовался, а был поставлен на службу последнему и стал одним из его орудий во внутренней и внешней политике, само же мусульманское духовенство являлось агентурой самодержавия и пособником политики экономического и духовного угнетения трудящихся. J1. Климович в своей работе уделил значительное место секте ваисовцев, отмечая ее реакционный характер, им была также дана негативная оценка как движению джадидистов в целом, так и деятельности И. Гаспринского.

Значительное место в публикациях этого периода по-прежнему уделялось христианизации нерусских народов, но ее оценка также изменилась на диаметрально противоположную. Марийским исследователем Ф. Егоровым в работе «Материалы по истории народа марий», изданной в Козмодемьянске в 1929 г., она рассматривалась лишь в качестве орудия ассимиляции л инородческого» населения. Изменилась оценка деятельности Н.И. Ильминского и его системы - Н. Маторин в книге «Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь» рассматривал ее как более тонкий и хитроумный способ православной пропаганды,3 но при этом отмечалось ее прогрессивное просветительское значение, пусть и не являвшееся самоцелью данной системы. Продолжил свою научную деятельность и П.Н. Луппов. В работе «Громкое дело мултанских удмуртов, обвинявшихся в человеческом жертвоприношении» он подробно исследовал роль в нем светских и духовных учреждений и лиц.4 Детально рассмотрел историю и обрядность секты «Кугу сорта» В.М. Васильев в книге «Марийская религиозная секта Кугу сорта», опубликованной в Краснококшайске в 1927 г.5

1 Климович Л. Ислам в царской России. - М., 1936. - 408 с.

2 Егоров Ф. Материалы по истории народа марий. - Козмодемьянск, 1929.- 110 с.

3 Маторин Н.М. Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь. - М., 1929. - С. 29.

4 Луппов П.Н. Громкое дело мултанских удмуртов /вотяков/, обвинявшихся в человеческом жертвоприношении. - Ижевск, 1925,- 40 с.

5 Васильев В.М. Марийская религиозная секта Кугу сорта. - Краснококшайск, 1927. - 84 с.

Несмотря на определенную тенденциозность большинства работ, появившихся в указанный период, к их несомненным достоинствам стоит отнести большое внимание к специфике реализации государственной конфессиональной политики дореволюционного периода среди конкретных народов.

Со второй половины 1930-х годов до середины 1950-х практически не публиковались работы, посвященные проблемам духовной культуры, традиционному мировоззрению удмуртов, марийцев, татар и проводимой царизмом по отношению к ним государственной конфессиональной политике, даже в контексте общего изучения истории данных народов. Вопросы эволюции государственной конфессиональной политики царской России по отношению к исламу лишь мельком затрагивались в работе Н.И. Воробьева «Казанские татары», посвященной материальной культуре татар и вышедшей в свет в 1953 г. в Казани.1 Стоит отметить, что исследования, посвященные истории татар, Татарской АССР, появились раньше, чем работы, посвященные истории других народов, республик, областей. Толчком к этому послужило постановление ЦК ВКП(б) от 9.08.1944 г. «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации», в котором «в частности, была поставлена задача обратить особо внимание на «исследование и освещение истории совместной борьбы русского, татарского и других народов СССР против чужеземных захватчиков, против царизма и помещичье-капиталистического гнета.и популяризацию выдающихся деятелей, ученых и революционеров татарского народа».2

В рамках третьего периода с конца 1950-х годов вновь начинают появляться исследования по интересующей нас теме. Публиковались в основном работы религиоведческого характера, авторы которых сосредотачивали свое внимание главным образом на характеристике той или иной конфессии в целом. В 1967 г. вышла в свет коллективная монография

1 Воробьев Н.И. Казанские татары. - Казань, 1953.- 382 с.

1 См.: Михайлова С.М. Формирование и развитие просветительства среди татар Поволжья (1800-1861).

Казань, 1972.-227 с.

Церковь в истории России (IX в. - 1917 г.). Критические очерки», отдельные главы которой были посвящены положению Русской православной церкви в пореформенный период, ее миссионерской и просветительской деятельности.1 Церковь в ней рассматривалась в тесной связи с самодержавием, в качестве орудия распространения монархических идей, задержки политического развития народных масс, отмечался ее антинародный характер. По мнению авторов, духовенство в своем большинстве не пользовалось уважением народа. Рассматривалась и православная миссионерская деятельность, но уделялось мало внимания ее проведению по отношению к нерусским народам империи, хотя отмечалось ее роль в политике их угнетения и русификации, в уничтожении их религии и национальной культуры, а ее результаты признавались неудовлетворительными; давалась негативная оценка деятельности Н.И. Ильминского и Н.П. Остроумова. Основные оценки данной работы сохранились и в опубликованной через два года монографии Е.Ф. Грекулова «Церковь, самодержавие, народ», но в ней автор уделил больше внимания статусу православия как государственной церкви, отметив роль государства в защите ее интересов, православной миссионерской деятельности среди нерусских народов, по-прежнему оценивая деятельность и систему Ильминского негативно, характеризуя ее как русификаторскую, направленную на насаждение великодержавного шовинизма и средство борьбы с развитием национальных культур. Е.Ф. Грекулов рассматривал отказ нерусских народов давать средства на церковные школы, плату за требы, отход от православия в качестве отпора насильственному обрусению и христианизации, что вызывало репрессии со стороны духовенства и полиции.

Отдельных монографий, посвященных российскому исламу, проблемам государственно-исламских взаимоотношений в дореволюционной России не выходило. Л.И. Климович в своей работе «Ислам» фактически не рассматривал российский ислам, государственно-исламские взаимоотношения в Российской

1 Церковь в истории России (IX в. - 1917 г.). Критические очерки. - М., 1967.-336 с.

2 Грекулов Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ (2-ая половина XIX - начало XX в.). - М., 1969. - 184 с. империи, обратив внимание только на историю перевода Корана на русский и татарский языки.1

В рассматриваемый период выросло число публикаций, посвященных истории конкретных республик, народов. Одними из первых в 1958 году вышли л в свет «Очерки истории Удмуртской АССР», в первой части которых освещалась дореволюционная история региона и, в том числе, христианизация народных масс в контексте борьбы против произвола духовенства и связанного с ним ухудшения материального положения населения, давалась характеристика системы Ильминского как утонченного варианта русификаторской политики царизма, клерикальной по своему содержанию и назначению; определенное внимание уделялось и Мултанскому процессу.

В изданных в 1965 г. «Очерках истории Марийской АССР»3 вопросы реализации государством конфессиональной политики рассматривались лишь в главе «Культура» через систему Ильминского, в оценке которой наблюдался определенный возврат к концепциям 1920-х годов: она определялась как утонченное средство христианизации и русификации, реакционное по своему содержанию, но при этом отмечалось, что объективно ее результаты /создание письменности, школ, переводов/ выходили за рамки поставленных перед ней задач и имели положительное значение.

Осуществлению государственной конфессиональной политики среди татар было уделено внимание в опубликованной в 1967 г. работе «Татары Среднего Поволжья и Приуралья»,4 в которой также была дана характеристика системы Ильминского как нового метода русификации нерусских народов края и рассмотрена роль правительства в борьбе консервативных и демократических тенденций в общественно-политической жизни татар.

Следует отметить и тот факт, что вопросы государственной конфессиональной политики затрагивались учеными - этнографами. В

1 Климович Л.И. Ислам. (Издание второе дополненное). - М, 1965. - 334 с.

2 Очерки истории Удмуртской АССР. - Ч. 1. - Ижевск 1958. - 288 с.

3 Очерки истории Марийской АССР. - Йошкар-Ола, 1965. - 363 с.

4 Татары Среднего Поволжья и Приуралья. - М., 1967.- 538 с. частности, в контексте их исследований духовной культуры народов Поволжья и Приуралья рассматривалась христианизация данных народов и ее результаты.

Одной из первых подобных работ стала «Этнография народов Поволжья» К.И. Козловой,1 посвященная не конкретному, отдельно взятому народу или территории, а совокупности народов Поволжья. По мнению автора, православие выступало орудием укрепления позиций царизма в завоеванном крае, порабощения и эксплуатации крестьянской массы, поэтому борьба против христианизации сливалась с борьбой против национального и классового угнетения. Именно с этой точки зрения рассматривалось и появление различных сект, напр. «Кугу сорта» у марийцев. По мнению автора, христианизация в регионе имела поверхностный характер, что проявилось и в появлении и дальнейшем господстве двоеверия. В оценке системы Ильминского К.И. Козлова, как и большинство исследователей того периода, исходила из спорного предположения о преимущественно русификаторском ее назначении, и на основании этой посылки сделала вывод о неудаче самой системы Ильминского. Мултанское дело, по мнению автора, задумывалось царизмом главным образом как средство разжигания национальной розни и, в конечном итоге, преследовало цель отвлечь трудящихся от классовой борьбы. Свои основные положения К.И. Козлова развила в исследовании «Очерки по этнической истории марийского народа»2.

В 1986 году вышла в свет «История Марийской АССР»3, первая часть которой была посвящена марийской истории до революции. В ней христианизация определялась как орудие идеологического освящения политики самодержавного государства и духовного порабощения народа, его русификации. Уделялось внимание и системе Ильминского, оценка которой, по сравнению с предыдущими «Очерками.», не подверглась существенным изменениям. В книге рассматривалась и борьба марийцев против православной миссии, в том числе подробно освещалась деятельность секты «Кугу сорта»,

1 Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. - М., 1964. - 175 с.

2 Козлова К.И. Очерки этнической истории марийского народа. - М., 1978. - 344 с.

3 История Марийской АССР. - Ч. 1. - Йошкар-Ола, 1986. - 300 с.

15 основные догматы которой определялись как модернизованный вариант христианских канонов в сочетании с некоторыми измененными элементами язычества, отмечался их реакционный характер.

Отдельным направлениям конфессиональной политики посвящались статьи, публиковавшиеся в 1960-80-е годы. В частности, место и роль религиозной литературы в дореволюционных изданиях на удмуртском языке исследовал Ф.К. Ермаков.1

Кировскими историками вопросы государственной конфессиональной политики среди удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии в рассматриваемый период фактически не затрагивались, даже в такой крупной обобщающей работе, как «Очерки истории Кировской области», вышедшей в свет в 1972 г. Этой проблеме главным образом уделяли внимание историки в национальных республиках, которые при этом широко использовали в своих исследованиях и вятский материал.

В целом работы, написанные в конце 1950-х - 1980-е годы, внесли значительный вклад в изучение государственной конфессиональной политики, обратили внимание на специфику ее проведения применительно к конкретным народам, причем авторы с уважением относились к изучаемым ими народам, их культуре. Характерной чертой данного этапа стало увеличение количества работ, посвященных истории народов Волго-Уральского региона, расширилась проблематика, затрагиваемая авторами в своих работах. Вместе с тем на этом этапе сохранялись негативная характеристика роли и места религии в целом и Русской православной церкви и российского ислама в частности, духовенства, миссионерской деятельности, а также однозначно отрицательная оценка Н.И Ильминского и его системы. Тенденциозность в подходе ко многим проблемам религиозной жизни в целом снижала уровень этого направления советской историографии.

1 Ермаков Ф.К. Характеристика дореволюционных удмуртских изданий/200 лет удмуртской письменности. -Ижевск, 1976.-С. 83-87.

2 Очерки истории Кировской области. - Киров, 1972. - 455 с.

В четвертый период историографии данной проблемы, начавшийся в конце 1980-х гг., растет количество работ, наблюдается более детальное и вместе с тем более глубокое, чем прежде, изучение целого ряда аспектов государственной конфессиональной политики Российской империи. Подобный прогресс научной мысли во многом был обусловлен изменением отношения со стороны государства и общества к религии в целом и к Русской православной церкви в частности. Во многом по-новому стали интерпретироваться уже рассмотренные прежде проблемы (напр., христианизация неправославных народов), подробно изучаются ранее замалчиваемые темы (национальное священство и т. п.), в целом происходит переход к более взвешенному, объективному освещению тех или иных событий, явлений.

Этот перелом, на наш взгляд, наглядно иллюстрируют вышедшие в свет в 1988 г. коллективные работы «Православие» и «Ислам», хотя и имевшие подзаголовок «Словарь атеиста», но довольно объективно освещавшие основные понятия о вероучении, культе, методах деятельности данных конфессий, давшие характеристику их наиболее ярких представителей.1

Более объективные, по сравнению с предшествующим периодом, оценки деятельности Русской православной церкви содержала опубликованная в 1989 году работа коллектива авторов «Русское православие: вехи истории», в которой отдельная глава была посвящена миссионерской деятельности Русской православной церкви, но этот вопрос рассматривался в общероссийском масштабе, без учета конкретной региональной специфики; к тому же в одной главе давалась характеристика как внешней миссии (среди неправославного населения, в том числе и за пределами России), так и внутренней (среди сектантов и старообрядцев) . Важным явлением, на наш взгляд, стало то, что в конце 1990-х - начале 2000-х годов появляются религиоведческие учебники и

1 Ислам. Словарь атеиста/Под общей редакцией М.Б. Пиотровского и С.М. Прозорова. - М., 1988. - 254 е.; Православие. Словарь атеиста/Под общей редакцией Н.С. Гордиенко. — М. 1988. - 272 с.

2 Русское православие: вехи истории/Научн. редактор А.И.Клебанов. - М., 1989. - 719 с. учебные пособия, объективно и непредвзято рассматривающие положение православия и ислама в России.1

Стали издаваться работы, публиковавшиеся в предыдущий период за рубежом, в частности, Д.В Поспеловского, в которых глубоко раскрывались общие проблемы истории Русской православной церкви, но уделялось мало внимания церковной жизни в провинциальных епархиях.

В вышедшей в 1999 г. работе «Русская православная церковь и право: Комментарии»3 коллективом авторов была дана характеристика юридического положения Русской православной церкви до 1917 года и ее места в системе государственных учреждений империи; был затронут и статус других бытовавших в России вероисповеданий.

В современный период продолжаются также исследования, посвященные изучению государственной конфессиональной политики по отношению к конкретным народам, в том числе и проживавшим на территории Вятской губернии, появляются работы, посвященные отдельным конфессиям.

В монографии «Историческая демография татарского народа /XVIII -XX вв.» ее автором Д.М. Исхаковым отдельная глава посвящена крещеным татарам, причинам их отпадения в ислам и консолидационным процессам в их среде.4 Истории ислама в России, проблемам взаимоотношения ислама с государством посвящена книга Р.Г. Ланды «Ислам в истории России»5, эти же проблемы на территории Поволжья и Приуралья со времен Великой Булгарии и до современного периода рассматривались Г.Б. Фаизовым в его книге «Государственно-исламские отношения в Поволжье и Приуралье»6. В конце 1990-х годов был издан энциклопедический словарь /в нескольких выпусках/

1 Основы религиоведения. Под редакцией И.Н. Яблокова. - М., 2005. - 508 е.; Религия в истории и культуре: Учебник для вузов. Под ред. проф. М.Г. Писманника. - M., 1998.-430 с.

2 Поспеловский Д.В. Православная церковь в XX веке. - М., 1995. - 509 е.; Он же. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. - М., 1996.-408 с.

3 Русская православная церковь и право: Комментарии. Отв. ред. М.В. Ильичев. - М., 1999.-464 с.

4 Исхаков Д.М. Историческая демография татарского народа /XVIII - XX вв./. - Казань, 1993.

5 Ланда Р.Г. Ислам в истории России. - М., 1995. - 312 с.

6 Фаизов Г.Б. Государственно-исламские отношения в Поволжье и Приуралье. - Уфа, 1995. - 114 с.

Ислам на территории бывшей Российской империи»1, который стал первой попыткой комплексного изучения этой конфессии, включая ее историю, организацию, общественные и религиозные течения среди мусульман России. В нем содержится также информация о наиболее ярких явлениях в дореволюционном российском исламе, биографии его отдельных, наиболее выдающихся представителей. Ценный материал по законодательству, регулирующему положение мусульман и ислама в России, содержит коллективный труд «Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика)».2

Подробно освещает историю, быт, культуру татарского народа коллективный труд «Татары», опубликованный в 2001 году в серии «Народы и культуры».3 Проблемам этнической и политической истории татар в XV — XX веках посвящена одна из его частей, написанная Д.М. Исхаковым. В данной работе также анализируются процессы в общественно-политической и культурной жизни татар конца XIX - начала XX веков /борьба кадимизма и джадидизма/, роль в них нарождающейся татарской буржуазии /глава «Общественно-политическая жизнь и культура», авторы P.M. Мухаметшин, P.P. Салихов, P.P. Хайрутдинов/, особенности реализации государственной конфессиональной политики царизма по отношению к исламу, ее эволюция, реформаторские течения в исламской мысли /глава «Религия», автор P.M. Мухаметшин/.

Одним из крупнейших исследователей удмуртского народа, его истории, культуры, мировоззрения является В.Е. Владыкин. В наиболее полной форме его взгляды на государственную конфессиональную политику царизма по отношению к удмуртам выражены в монографии «Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов».4 Несмотря на то, что книга была издана в 1994 г., автор сохранил приверженность многим оценкам, характерным для

1 Ислам на территории бывшей Российской империи. - Вып. I. - М., 1998. - 159 е.; Вып. II. - Москва, 1999. -167 с.

2 Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика). - М., 2001. - 367 с.

3 Татары. Отв. ред. Р.К. Уразманова, С.В. Чешко. - М., 2001.- 583 с.

4 Владыкин В.Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. - Ижевск, 1994,- 384 с.

19 предыдущего периода, в частности, христианизации удмуртов и их реакции на этот процесс, личности Н.И. Ильминского. В контексте нашего исследования большое значение имеют его положения, обосновывающие принятие правящими кругами Российской империи системы Ильминского в качестве основы миссионерской деятельности недовольством широких народных масс прежними методами распространения православия и их низкой эффективностью, признание ее положительных результатов. Значительный интерес представляет и мнение В.Е. Владыкина о том, что неудачи в христианизации были вызваны не только этноязыковым барьером и жестокими методами ее проведения, но и отсутствием социально-экономической и идеологической базы для новой религии. Подробно рассмотрен феномен двоеверия и, пожалуй, впервые столь детально обосновано заключение о воздействии христианства на удмуртский пантеон, моления, обряды, что сам автор объяснял синкретичностью и язычества удмуртов, и распространявшегося среди них православия /главным образом его народного варианта/. Уделено внимание и Мултанскому процессу, который был определен автором как звено в разработанной царизмом общей системе, направленной на религиозное, национальное разобщение народов Поволжья.

Проблема реализации государственной конфессиональной политики нашла свое отражение и в работах Е.Ф. Шумилова, который, полемизируя с авторами других исторических трудов, посвященных удмуртам, подчеркнул цивилизующую роль христианизации и православной церкви для удмуртов. Христианизация определена автором как процесс хотя и насильственный, но бескровный, при этом, что важно, разделены понятия «крещение» /формальный обряд/ и «христианизация» /долгий процесс христианского просвещения/; двоеверие, по мнению автора, явилось закономерным переходом, свойственным в свое время и русским. Шумиловым дана положительная оценка деятельности

Н.И. Ильминского, система которого охарактеризована как альтернатива политике «обрусительства» «инородцев».1

В книге «Православная Удмуртия» Е.Ф. Шумилов значительную часть материала посвятил советскому периоду в истории православия в Удмуртии, однако уделено место и конфессиональной политике в дореволюционной России. Автор подтвердил и дальше развил свое убеждение о цивилизующем, гармонизирующем воздействии христианства и православного духовенства на население Удмуртии, отметив положительную роль системы Ильминского в этом процессе. Отдельная глава посвящена священнослужителям - удмуртам и оценке их деятельности. Присутствуют во многом новые оценки Мултанского процесса - по мнению Шумилова, он противоречил интересам церкви и был сфабрикован именно светскими учреждениями. Автором сделан вывод о том, что к началу XX в. христианство утвердилось в Удмуртии, служа основным гарантом общественного прогресса и согласия в силу своего наднационального характера. Несколько публицистический характер всей книге придало стремление автора использовать ее в целях противодействия современному возрождению язычества в Удмуртии.

Заслугой Е.Ф. Шумилова следует признать тот факт, что в своих трудах он поднял ряд новых исследовательских проблем. Вместе с тем с некоторыми его положениями трудно согласиться, в частности, с тезисом о неприменении к крещеным удмуртам административно-полицейских мер в случае обнаружения у них остатков язычества - этому противоречат многочисленные свидетельства архивных источников. Недооценивает автор и то обстоятельство, что в случае применения к виновным мер церковного наказания использовался светский полицейско-административный аппарат.

В 2000 г. в той же серии «Народы и культуры» вышел в свет коллективный труд «Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты», в котором этим народам посвящены

1 Шумилов Е.Ф. Христианство в Удмуртии. Цивилизационные процессы XVI - XX вв. Дис. в виде науч. доклада на соискание степени доктора истор. Наук. - Ижевск, 1996. - 53 с.

2 Он же. Православная Удмуртия. История Ижевской и Удмуртской епархии. XX век. - Ижевск, 1996. - 264 с.

21 отдельные разделы.1 К сожалению, в разделах, посвященных коми-зырянам и коми-пермякам, фактически не уделено места реализации по отношению к ним в дореволюционный период государственной политики в области религии и культуры.

В разделе «Марийцы» в подразделе одной из глав автором /Н.С. Попов/ исследовано традиционное мировоззрение марийцев. Им также была рассмотрена христианизация марийцев, отмечен ее насильственный характер, но сделано заключение об изменении методов миссионерской деятельности во второй половине XIX в., что и привело к возникновению, в зависимости от степени распространения православия, нескольких конфессиональных групп и к тому, что большинство марийцев стало придерживаться православно-языческих синкретизированных культов. Большое внимание Н.С. Поповым уделено секте «Кугу сорта», ее догматам, показаны их положительные /идеи социального равенства, борьба с угнетением/ и отрицательные /противопоставление себя всему миру/ черты, также отмечено, что в идеологии этой секты отразились эволюция дохристианских верований и формирование православно-языческих синкретизированных представлений.

В разделе «Удмурты» ряд его частей, посвященных истории удмуртского народа, его духовной культуре, был написан В.Е. Владыкиным, который не изменил своих научных взглядов, изложенных им в предыдущих работах, напр., в рассмотренной выше «Религиозно-мифологической картине мира удмуртов». В подразделе «Просвещение и развитие науки» /автор -JI.C. Христолюбова/ распространение школьного образования на удмуртской земле связано с распространением христианства, дана краткая характеристика системы «инородческих» школ и просвещения среди удмуртов, отмечены ее положительные результаты /появление национальной интеллигенции/.

Значительный объем материала, охватывающий многие стороны истории, общественного движения, развития образования, религиозной ситуации на

1 Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты. Отв. ред. Н.Ф. Мошкин, Т.П. Федянович, Л.С. Христолюбова. - М., 2000. - 579 с. территории современной Удмуртии, содержится в труде коллектива авторов под редакцией К.И. Куликова «История Удмуртии: Конец XV - начало XX века», вышедшем в свет в 2004 г.1

В изданной в 2004 г. двухтомной работе коллектива авторов «История Коми с древнейших времен до конца XX века» коми, проживавшие на территории Вятской губернии (Слудская волость Орловского уезда) упоминаются только в главах, посвященных демографии и расселению коми-зырян, основное внимание авторами уделяется тем уездам Архангельской и Вологодской губерний, которые впоследствии составили большую часть территории современной Республики Коми.

В современный период у отдельных авторов сохраняется тенденциозность при освещении вопросов религиозной политики в Российской империи, которая зачастую подается ими как новый подход в исследованиях. Но эта новизна преимущественно заключается лишь в том, что в оценке того или иного явления прежняя негативная оценка меняется на безусловно положительную, порой переходящую в откровенную апологетику. На наш взгляд, к таковым относится М.Г. Атаманов, считающий, что именно христианизация помогла удмуртам избавиться от ассимиляции в среде более сильных народов /татар, башкир, русских/.

Христианизации удмуртов, осуществлению православной миссии среди них посвящена кандидатская диссертация В.В. Макуриной «Миссионерская деятельность Русской православной церкви в Удмуртии во второй половине XIX - начале XX века»,4 в которой было уделено внимание как истории этого процесса, так и традиционным верованиям удмуртов.

1 История Удмуртии: Конец XV - начало XX века/Под ред. К.И. Куликова: введение А.В. Гришкиной, Н.П. Лигенко. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2004. - 552 с.: ил.+ цв. вкл.

2 История Коми с древнейших времен до конца XX века. В двух томах. Под общей редакцией А.Ф. Сметанина. - Т. 1/Отв.ред. В.И. Чупров; - Сыктывкар, 2004. - 560с.; Т.2/Отв.ред. А.Н. Турубанов. - Сыктывкар, 2004. -704 с.

3 Атаманов М.Г. История Удмуртии в географических названиях. - Ижевск, 1997. - 247 с.

4 Макурина В.В. Миссионерская деятельность Русской православной церкви в Удмуртии во второй половине XIX - начале XX веков. Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук. - СПб., 2002. - 22 с.

Вопросам проведения православной миссии (как внешней, так и внутренней) уделено внимание и в кандидатской диссертации А.В. Скутнева «Приходское духовенство в условиях кризиса Русской православной церкви во второй половине XIX в. - 1917 г. (на материалах Вятской епархии)».1

В контексте изучения обрядности такого малоисследованного народа, как бесермяне, Е.В. Поповой затронуты и вопросы традиционных религиозных представлений бесермян, их двоеверия, обращено внимание на наличие у них исламских элементов в традиционной обрядности.

Изучению деятельности органов местного самоуправления по реализации государственной конфессиональной политики в регионе исследователями и в настоящее время внимания фактически не уделено; только Н.Г. Валеева в своей работе, посвященной деятельности земства в Елабужском уезде Вятской губернии,3 останавливается на его роли в деле просвещения финно-угорского и тюркского населения уезда.

Несколько больше, чем прежде, отдельными аспектами реализации дореволюционной государственной конфессиональной политики в Вятской губернии стали заниматься кировские исследователи, публиковавшие свои работы, как правило, в сборниках научных статей, материалах и тезисах конференций. Проблемам взаимодействия органов государственной власти и ислама, взаимоотношениям различных течений общественно-политической, религиозной мысли татар в конце XIX - начале XX вв. посвящены исследования А.А. Машковцева; им же рассматривалась деятельность православной миссии среди марийцев, уделялось внимание секте «Кугу сорта». Православной миссии в Вятской губернии во второй половине XIX в. посвящены статьи Мудролюбовой С.В., Касимовой Э.Г. К сожалению, мало внимания уделяется проблемам государственной конфессиональной политики

1 Скутнев А.В. Приходское духовенство в условиях кризиса Русской православной церкви во второй половине XIX в. - 1917 г. (на материалах Вятской епархии). Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук. -Ижевск, 2005.-22 с.

2 Попова Е.В. Семейные обряды и обычаи бесермян (конец XIX-90-е годы XX вв.). - Ижевск, 1998.-241 е.; Календарные обряды бесермян. - Ижевск, 2004. - 256 с.

3 Валеева Н.Г. Елабужское земство и Россия: Гуманно-просветительская деятельность Елабужского земства (1867 - 1917).-M., 2002.- 240 с. среди «инородческого» населения Вятской губернии в выходящей в свет с 1990-х годов серии «Энциклопедия земли Вятской», в которой лишь статья В.Б. Помелова посвящена организации «инородческого» образования и конфессиональным мусульманским школам, взаимодействию их с органами государственной власти1. Им же была издана в 1998 г. монография «Региональные особенности развития народного образования в российской провинции во второй половине XIX в. - 1917 гг.: На материалах Вятской л губернии и сравнительном анализе проблемы в соседних с ней регионах». Деятельности органов управления и самоуправления Вятской губернии в сфере образования, в том числе нерусских народов, уделено внимание в кандидатской диссертации Ю.В. Першиной.3

Таким образом, на современном этапе отечественной историографии выросло не только количество работ, посвященных изучению государственной конфессиональной политики, но и их качественный уровень. Во многом были переосмыслены оценки роли и места Русской православной церкви и ее духовенства, по-новому стали интерпретироваться такие ранее исследуемые темы, как миссионерская деятельность Русской православной церкви, система Ильминского, довольно основательному изучению подверглись такие аспекты изучаемой проблемы, как государственно-исламские отношения и общественно-политические движения в мусульманской среде, религиозный синкретизм удмуртов и марийцев.

1 Машковцев А.А. «Ку ту-сорта»//Вятская земля в прошлом и настоящем: Материалы научн. конф. - Киров, 1995. - С.138-139; он же. Новометодизм в оценке кадимистов//Материальная и духовная культура народов Поволжья и Урала: история и современность: тезисы, доклады, сообщения научн. конф. - Глазов, 1995. - С. 14— 15; он же. Ново-смаильское дело//Вятская земля в прошлом и настоящем. - Киров, 1999. - С. 68-70; он же. Вятские мусульмане и государство в их взаимоотношениях в 90-е гг. XIX в. - 1917г.//Из истории Вятского края конца XIX - первой половины XX века: Сборник научных статей. - Киров, 1998. - С. 3-15;. он же. Исламские конфессиональные школы Малмыжского уезда Вятской губернии в конце XIX - начале XX в.//Вятская земля и актуальные проблемы отечественной истории. - Киров, 2000. - С. 15-19; Мудролюбова С.В. Деятельность Вятского комитета Православного миссионерского общества//Вятка: народное образование и благотворительность. К 125-летию открытия Вятского городского четырехклассного училища (1879 - 1913): Материалы региональной научной конференции. - Киров, 2004. - С.35-38; Помелов В.Б. Постижение своего языка через русский (просвещение нерусских народов)/Энциклопедия земли Вятской. - т.9. Культура, искусство. - Киров, 1999. - С.48 - 57.

2 Помелов В.Б. Региональные особенности развития народного образования в российской провинции во второй половине XIX в. - 1917 гг.: На материалах Вятской губернии и сравнительном анализе проблемы в соседних с ней регионах. - Киров, 1998. - 290 с.

3 Першина Ю.В. Деятельность органов управления и самоуправления Вятской гу бернии по развитию культуры региона (1900 - 1914 гг.). Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук. - Пермь, 2003. - 22 с.

Но до сих пор многогранная тема реализации государственной конфессиональной политики среди удмуртов, марийцев, татар на территории непосредственно Вятской губернии в рассматриваемый период остается недостаточно исследованной и требует дальнейшего комплексного изучения, в том числе и в целях выработки детальной и убедительной концепции осуществления ее на общероссийском уровне. Недостаточно внимания на сегодняшний день уделено комплексному анализу деятельности органов, осуществлявших государственную конфессиональную политику на территории Вятского края. К числу исследовательских пробелов можно отнести то, что проблемы миссионерской деятельности рассматриваются авторами обычно либо в контексте осуществления ее по отношению к отдельным народам, либо на примере конкретных органов, проводивших ее. Не проведено также обобщающее исследование, которое давало бы целостную картину развития государственно-исламских отношений на территории Вятской губернии. Требует дополнительной проработки и проблема «инородческого» образования, особенно в том, что касается характеристики миссионерской школы, образовательной политики государства по отношению к мусульманскому населению.

С учетом вышесказанного автор данного исследования преследует цель изучить, как реализовывалась в Вятской губернии государственная конфессиональная политика всей совокупностью органов и учреждений, ответственных за ее проведение, по отношению к финно-угорскому и тюркскому населению губернии.

На основе изложенного, сформулируем следующие задачи исследования:

1. Охарактеризовать религиозно-национальную ситуацию в Вятской губернии накануне и на протяжении исследуемого периода.

2. Выявить юридическую базу и основные направления государственной конфессиональной политики в Вятской губернии, проанализировать их эволюцию в 1870 - 1905 гг.

3. Изучить деятельность органов, учреждений, связанных с осуществлением государственной конфессиональной политики на территории Вятской губернии, выявить их иерархию, взаимодействие между собой, основные методы и направления воздействия на финно-угорское и тюркское население.

4. Определить принципы и методы реализации государственной конфессиональной политики и выявить специфику их применения в регионе.

5. Выявить факторы, влиявшие на эффективность проведения конфессиональной политики в Вятском регионе в исследуемый период и показать результаты, полученные от ее реализации среди удмуртов, марийцев, татар Вятской губернии.

Методология и методика исследования. В работе над диссертационным исследованием автором в русле цивилизационного подхода рассматривалось взаимодействие государства и удмуртского, марийского, татарского (вместе с башкирским) населения Вятского региона, православных мировоззрения и культуры, носителями которых выступали государственные властные структуры и окружающее русское население, и мировоззрения, культуры, сложившихся у этих народов на базе язычества и ислама.

При работе над диссертацией автор руководствовался такими научными принципами, как историзм и объективность. Принцип историзма требует изучения явления в его динамике и целостности; принцип объективности предполагает охват всей совокупности фактов и строгое следование им.

Исследование проводилось с использованием комплекса прикладных методов: историко-системного, историко-сравнительного, историко-проблемного, а также методов количественного анализа.

Историко-системный метод применялся при рассмотрении структур местного светского и церковного управления как неотъемлемой части более крупной политической системы. Историко-сравнительный метод использовался при сопоставлении форм и методов реализации государственной конфессиональной политики применительно к конкретным объектам воздействия, а также особенностей в ее проведении различными органами, учреждениями. Историко-проблемный метод позволил выделить отдельные этапы эволюции государственной конфессиональной политики. Методы количественного анализа использовались при исследовании и анализе явлений, поддающихся цифровым характеристикам.

Новизна исследования заключается в том, что автором впервые предпринята попытка рассмотреть реализацию государственной конфессиональной политики на территории Вятской губернии на основе комплексного анализа деятельности причастных к ней органов. В качестве объекта реализации государственной конфессиональной политики выступает не какой-то конкретный, отдельно взятый этнос, а в целом финно-угорское и тюркское население вятского края, по отношению к которому и проводилась данная политика как светскими органами государственного управления и самоуправления, так и конфессиональными учреждениями.

Данное исследование опирается на две группы источников. Первую группу составляют неопубликованные материалы, хранящиеся в архивах, вторую - уже опубликованные в различных изданиях.

При работе над данным исследованием использовались материалы, хранящиеся в фондах Российского государственного исторического архива. В фонде Департамента духовных дел иностранных исповеданий (Ф. 821) в контексте данного исследования наибольший интерес представляют материалы переписки данного департамента с губернаторами, муфтиями Оренбургского магометанского духовного собрания, обращения со стороны отдельных мусульман, освещающие государственно-исламские отношения в период 18701905 гг., реакцию самого мусульманского населения на проводимую государством политику по отношению к нему. Значительный пласт сведений по миссионерской деятельности Русской православной церкви, ее противодействию отходу от православия в ислам крещеных татар и исполнению обрядов языческого культа крещеными марийцами и удмуртами содержит фонд Канцелярии Св. Синода (Ф. 796). Особый интерес в этом фонде представляют материалы, посвященные борьбе органов духовной и светской власти с марийской религиозной сектой Кугу сорта.

Наиболее полно информация по реализации государственной конфессиональной политики в Вятской губернии представлена в Государственном архиве Кировской области. Деятельность органов государственного управления и, опосредованно, местного самоуправления по реализации государственной конфессиональной политики отражена в фондах Канцелярии вятского губернатора /Ф. 582/ и Вятского губернского правления /Ф. 583/. В этих же фондах содержится нормативная документация, на основании которой реализовывалась эта политика, материалы делопроизводственного характера, посвященные контролю со стороны светской администрации, полицейских органов за вятскими мусульманами, за тем, чтобы крещеные марийцы, удмурты не принимали участия в языческих молениях, содействию этих учреждений православному духовенству в противодействии апостазии крещеных татар, марийской секте"Кугу сорта." Ценные сведения, освещающие религиозную ситуацию в Вятской епархии, содержатся в ежегодных отчетах вятских архиереев в Св. Синод, хранящихся в фонде Вятской духовной консистории /Ф. 237/. Отдельный фонд посвящен деятельности Вятского отделения Православного миссионерского общества /Ф. 811/. Особо важное значение для данного исследования представляют хранящиеся в последних двух фондах материалы делопроизводства и переписки, посвященные ходу миссионерской деятельности, ее результатам (главным образом отчеты миссионеров и приходских священников о своей работе). Но стоит признать, что данные документы не лишены определенной тенденциозности, грешат они в немалой степени и преувеличением достижений, некоторым формализмом (одни и те же сведения, характеристики могут повторяться несколько лет подряд). В этих же двух фондах аккумулированы материалы по церковной школе, в том числе предназначенной специально для детей нерусского населения. В фонде Канцелярии директора народных училищ содержится значительный комплекс материалов по народной (в том числе мусульманской конфессиональной) школе, кроме того, в нем же имеются дела о назначении мусульманских духовных лиц /Ф. 205/. Сведения по народному просвещению представлены и в фонде Губернского училищного совета /Ф. 806/. Обширный статистический материал о количестве представителей конфессий, переходе верующих из одной религии в другую содержится в фонде Губернского статистического комитета /Ф. 574/. Интересные данные об общественно-политической ситуации среди вятских мусульман содержатся в фонде Вятского губернского жандармского управления /Ф. 714/.

Опубликованные источники можно разделить на несколько подгрупп. Первую составляют законодательные акты и распоряжения центральных и местных светских и духовных властей, которые отложились в Сводах законов Российской империи, публиковались на страницах официального отдела Вятских епархиальных ведомостей.

Вторую подгруппу составляет статистическая и справочная литература. В Вятской губернии большой объем работы по сбору статистического материала проводил Губернский статистический комитет. Собираемые им сведения по конфессиональной ситуации в Вятской губернии находили свое отражение в ежегодном издании «Обзор Вятской губернии. Приложение к Всеподданейшему отчету Вятского губернатора». Важным статистическим источником по конфессиональной ситуации в губернии, количеству приверженцев различных конфессий, их расселению, занятиям является данные переписи 1897 г.1 В книге «Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание» содержится подробная характеристика приходов Вятской губернии, в том числе приводятся данные о религиозной принадлежности их жителей. . Статистический материал о количестве

1 Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. [Текст]/Под ред. Н.А. Тройницкого. - т. X. - Вятка, 1904. - 268 с.

2 Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. - Вятка, 1912,- 669 с.

30 православных, язычников, мусульман помещался в Памятных книжках Вятской губернии. Регулярно публиковали отчеты о своей деятельности Вятский комитет Православного миссионерского общества, Епархиальный училищный совет.

Третью подгруппу составляют источники, публиковавшиеся на страницах периодической печати. Значительный объем информации, посвященной проблемам миссионерской деятельности православной церкви, взаимоотношениям государства и ислама содержится в центральных и, главным образом, в местных периодических изданиях. В этом отношении выделяются «Вятские епархиальные ведомости» - официальный орган Вятской епархии, выходивший с 1863. Они состояли из двух отделов - официального и духовно-литературного /позднее - неофициальный отдел/. В первом помещались указы, распоряжения Св. Синода, духовной консистории, а также законодательные акты светских властей, публиковались данные о перемещении духовенства. Больший интерес представляет неофициальный отдел, в котором печатались статьи, посвященные вопросам православной миссии и результатам ее деятельности; там же можно найти сообщения об отношении к ней приходского духовенства.

Четвертую подгруппу составляют нарративные источники. К этому типу источников относятся и статьи самого Н.И. Ильминского, его переписка, публиковавшаяся отдельными изданиями и в периодической печати1. Большой фактический материал о реализации системы Ильминского содержится в работах, посвященных биографиям его самого и его сподвижников.

В качестве источников привлекались и этнографические исследования /Н. Блинова, И. Васильева, В.М. Васильева, Г.Е. Верещагина, С.К. Кузнецова,

1 Ильминский Н.И. Практические замечания о переводах и сочинениях на инородческих языках - Казань, 1871. -24 е.; Он же. О церковном богослужении на инородческих языках. - Казань, 1883. - 15 е.; Он же. Опыты переложения христианских вероучительных книг на татарский и другие инородческие языки в начале текущего столетия. - Казань, 1883. - 356 с.

Н.Г. Первухина и др./1, в которых содержится большой пласт материалов не только о традиционных языческих верованиях марийцев и удмуртов, но и о проникновении в них христианских элементов, представлений.

Использование всего комплекса источников позволяет воссоздать объективную, достоверную картину реализации государственной конфессиональной политики в Вятской губернии в исследуемый период.

Практическая значимость исследования заключается в том, что: -его результаты и заключения могут использоваться при анализе современной ситуации;

-оно дает материал для дальнейших концептуальных обобщений, в том числе на общероссийском уровне;

-его результаты и выводы могут использоваться в научной, учебной работе.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования излагались на региональных конференциях в гг. Санкт-Петербурге, Кирове, Глазове и Слободском, опубликованы в виде статей в научных сборниках, вышедших по итогам этих конференций.

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемых источников и литературы, списка сокращений и двух приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Касимова, Эльвира Гаффаровна

Заключение

На протяжении исследуемого периода 1870-1905 гг., как и в предшествующие десятилетия, государственная конфессиональная политика определялась центральной властью, которая генерировала основные ее принципы: императором и его канцелярией, Государственным советом, Правительствующим Сенатом, Святейшим Синодом. Выработанную данными органами стратегию проводили в жизнь ряд министерств и ведомств и их учреждения на местах. Такая централизация управления государственной конфессиональной политикой, типичная для самодержавного государства, определяла формы и методы ее реализации и в Вятской губернии. По результатам исследовательской работы можно сделать вывод, что в губернии (совпадавшей территориально с Вятской епархией) осуществление государственной конфессиональной политики на уровне губернского и епархиального управления, административным аппаратом местных учреждений министерств и ведомств проходило, как правило, в соответствии с установками центра.

Юридическая база, на которой проводилась государством его религиозная политика, определялась законами Российской империи, императорскими указами, а также подзаконными актами, которые принимались центральными органами государственной власти. Особенностью данного периода было то, что многие решения, затрагивающие, в том числе, конфессиональную сферу, оформлялись не в виде законов, а указами и циркулярами соответствующих ведомств (указы Государственного совета, Сената, Синода, циркуляры министерств). В частности, таким образом на протяжении 1870-1905 гг. была ужесточена регламентация ислама в России, усилилось вмешательство государства в жизнь мусульманских общин.

На общегосударственную конфессиональную политику, как и на ее реализацию в рамках Вятской губернии, накладывали свой отпечаток серьезные изменения, происходившие в пореформенные десятилетия в социально-политической и культурной жизни российского общества. Период этот характеризовался ростом этнического самосознания народов Российской империи. В поволжском регионе в наибольшей степени он затронул татар, у которых еще с начала XIX началась фаза культурного пробуждения. Наиболее ярким ее проявлением стало возникновение с 1880-х годов обновленческого движения (джадидизма), которое в Вятской губернии, находившейся на периферии татарского культурного ареала, начало распространяться в основном с конца XIX в. Этот же период в поволжском регионе определяется как время мусульманского ренессанса, выразившегося, в первую очередь, в увеличении количества мечетей, мусульманских конфессиональных школ. У финно-угорских народов Поволжского региона, в том числе и проживавших в Вятской губернии, фаза культурного пробуждения началась только в конце XIX

- начале XX в. Но уже в предшествующие десятилетия существовали протонациональные движения, одним из проявлений которых явился подъем языческой религиозности, повлекший за собой рост внимания правящих кругов к инородческой миссии и активизацию деятельности по христианизации неправославных марийцев и удмуртов. Анализ архивных данных и руководящих распоряжений правительственных органов позволяет сделать вывод о том, что на проведение государственной конфессиональной политики на территории Вятской губернии по отношению к финно-угорскому и тюркскому населению существенно влияла степень развития у данных народов национальных движений.

Как показано в диссертационном исследовании, к XX в. в Вятской губернии сложилась довольно стройная система учреждений, имевших прямое отношение к реализации государственной конфессиональной политики, основными из которых являлись:

- органы гражданской администрации и ее учреждения;

- органы и учреждения Вятской епархии Русской православной церкви;

- учреждения Министерства народного просвещения;

- органы самоуправления и их учреждения (Вятские губернское и уездные земства и их управы);

- добровольные общества и организации (главная роль здесь принадлежала Вятскому отделению Православного миссионерского общества и Сарапульскому Вознесенскому братству).

На мусульман оказывалось также воздействие и Оренбургским магометанским духовным собранием.

Данные источников дают основания для вывода о том, что основная роль в системе гражданской администрации принадлежала губернатору (и его канцелярии), а также возглавляемому им Вятскому губернскому правлению. Органами и учреждениями Вятской епархии руководил епископ Вятский и Слободской и возглавляемая им Вятская духовная консистория. Специфической чертой Вятской епархии было наличие в ней Сарапульского и Глазовского викариатов, причем викарий Сарапульский обладал значительными правами по управлению своим викариатом и при нем имелось самостоятельное Духовное правление. Губернским органом Министерства народного просвещения являлась Вятская дирекция народных училищ во главе с директором, которой подчинялись в уездах уездные инспекторы народных училищ.

Изучение конкретного исторического материала позволяет сделать вывод о том, что целый ряд направлений реализуемой в регионе государственной конфессиональной политики имел место и здесь, и в Российской империи в целом, еще до 70-х годов XIX века. К их числу относятся такие, как:

- христианизация неправославного населения и «утверждение в православии» уже крещеного;

- контроль за мусульманами и их общественно-политической жизнью;

- воздействие на язычество.

Данные направления государственной конфессиональной политики присутствовали в деятельности осуществлявших ее органов не в равной степени и определялись стоящими перед ними целями и задачами.

В рассматриваемый период ведущая роль в реализации такого направления государственной конфессиональной политики, как христианизация неправославного населения и «утверждение в православии» уже крещеных, принадлежала Вятской епархии. Для осуществления данных видов деятельности существовала специальная инородческая миссия, в течение периода 1870-1905 гг. проделавшая определенную эволюцию в своем развитии. Как было выявлено в результате исследования, четкая структуризация вятской инородческой миссии произошла лишь к началу XX века, что нами связывается с усилением позиций язычества и активизацией противодействия ему со стороны Русской православной церкви именно в этот период.

В реализации этого направления церковные органы и гражданские властные структуры в Вятской губернии действовали в тесном контакте друг с другом, при этом органы гражданской администрации первоначально играли преимущественно пассивную роль. Однако с конца XIX в. гражданские органы власти начали проводить более активную политику, что выразилось прежде всего в Мултанском процессе, пресечении деятельности секты «Кугу сорта» и в борьбе с кумышковарением.

В контроле за мусульманами и их общественно-политической жизнью основная роль принадлежала органам государственной гражданской власти, прежде всего губернатору и возглавляемому им Вятскому губернскому правлению.

В реализации такого направления, как воздействие на язычество, ведущие позиции также занимали органы государственной гражданской власти, но при этом значительные права в деле контроля за данной категорией населения имела Русская православная церковь, которая не только занималась миссионерской деятельностью среди язычников, но и могла инициировать по отношению к ним определенные административные действия.

Однако деятельность государственных и церковных органов по трем вышеуказанным направлениям в период 1870-1905 гг. не была простым повторением того, что делалось в этой области в предшествующие годы.

Подъем национальных движений народов России и модернизационные процессы, происходившие в империи в пореформенный период, привели к курсу на гомогенизацию государства, в том числе в этническом и конфессиональном отношении, что, в свою очередь, обусловило изменения в национальной и религиозной политике. В государственную конфессиональную политику, в методы ее реализации непосредственно на местном уровне были внесены серьезные коррективы. В рамках Вятско-Камского региона прежде всего это выразилось в постановке задачи форсированной христианизации (не только внешней, но и внутренней) финно-угорского и тюркского населения. В связи с этим активизировалась деятельность православной миссии, в основу которой по отношении к нерусским народам региона, в том числе и проживавшим в Вятской губернии, легла система Н.И. Ильминского. Соответственно, было одобрено использование национальных языков прихожан в богослужении, в пастырской деятельности, стали появляться национальные кадры священства.

Во-вторых, стремление государственной власти к более тесной интеграции мусульманского населения в российское общество, подъем национального самосознания и развитие общественно-политических движений в среде мусульманского населения имели своим последствием отказ от прежней толерантной политики по отношению к исламу и переход к его максимальной регламентации со стороны государства. Были увеличены права органов гражданской администрации в сфере контроля и регулирования не только общественно-политической, но и религиозной жизни мусульманского населения, контролирующие функции получили и органы Министерства народного просвещения.

Подобные перемены, вызванные к жизни ростом этнического самосознания финно-угорского населения, произошли и в реализации государственной конфессиональной политики по отношению к язычникам, проживавшим на территории Вятско-Камского региона.

Наряду с указанными выше основными направлениями реализуемой в Вятской губернии государственной религиозной политики в период 18701905 гг. появляется новое направление, непосредственно связанное с развитием системы народного образования. Общее руководство деятельностью в сфере образования как русского, так и нерусского населения сосредотачивалось в Министерстве народного просвещения (с 1884 г. - только для светских школ) и Училищном совете при Св. Синоде (для школ религиозных православных), а непосредственно в Вятской губернии реализовывалось, соответственно, Вятской дирекцией народных училищ и Училищным советом (для светских школ) и Епархиальным училищным советом (с 1884 г., для школ православного ведомства).

Перечисленные выше органы осуществляли свою деятельность в тесном взаимодействии друг с другом, и при изучении источников различных типов автором не были выявлены случаи существенной конфронтации между ними.

Образование финно-угорского и тюркского населения осуществлялось в светских школах, находившихся в ведении Министерства народного просвещения (собственно министерские школы, подчинявшиеся непосредственно дирекции народных училищ, и земские, управляемые Училищными советами); в школах религиозных православных (Православного миссионерского общества, церковно-приходских школах и школах грамоты), с 1885 г. находившихся в ведении Училищного совета при Св. Синоде; у мусульман сохранялись свои конфессиональные школы (мектепе и медресе). В исследуемый период усилилось вмешательство государства в мусульманское конфессиональное образование, которое «Правилами.» 1870 г. передавалось под контроль Министерства народного просвещения.

Задача форсированной интеграции нерусского населения с русскими и вхождение его в лоно Русской православной церкви ставилась и перед специализированным так называемым «инородческим» образованием. Основанные на системе Ильминского учебные заведения должны были заниматься не только просветительской, но и воспитательно-религиозной деятельностью. Последнее направление было особенно характерно для миссионерских школ, которые стали создаваться только в изучаемый период, наиболее активно - в 1890-е гг., и к 1905 г. количество их достигло 73. Немаловажным фактом является, с нашей точки зрения, то обстоятельство, что в Малмыжском уезде, в котором крещено-татарское население было в большем объеме обеспечено миссионерскими школами, случаи апостазии после либерализации религиозной политики в 1905 г. - 1906 гт. были реже, чем в Елабужском и Сарапульском уездах.

В течение рассматриваемого периода постепенно развивалась система подготовки национальных кадров для начальных школ, но масштаб и результаты этой работы в период 1870-1905 гг. явно не соответствовали запросам региона и потребностям нового этапа в развитии России.

Именно в сфере образования, как и в миссионерской деятельности, в исследуемый период выявилось достаточно серьезное противоречие между национальной и религиозной государственной политикой. Если первая была ориентирована на достижение такой цели, как форсированная русификация проживавших на территории империи нерусских народов, то вторая, выдвинувшая в качестве основы своей деятельности систему Ильминского, предполагала активное использование национальных языков в христианизации, понимаемой как переход от формального (внешнего) принятия православия к реальному (внутреннему). Тем самым в целях трансформации мировоззрения «инородческого» населения в православное фактически допускалось отступление от задач русификации. Это противоречие не могло не сказаться на результатах как той, так и другой политики.

Если суммировать результаты многообразной деятельности светских и духовных ведомств по реализации государственной конфессиональной политики в регионе в период 1870-1905 гг., то можно сделать следующие выводы.

Следует признать ограниченность результатов миссионерской деятельности в регионе в 1870 - 1905 годы. К концу рассматриваемого периода количество мусульман и язычников не уменьшилось, православное мировоззрение не стало составной чертой национального самосознания значительной части крещеных марийцев, удмуртов, татар.

Прежде всего это было связано с тем, что миссионерско-просветительский потенциал системы Ильминского не был использован в Вятской губернии в полной мере. Хотя проведение государственной конфессиональной политики в Вятской губернии осуществлялось в соответствии с установками центра, тем не менее их практическая реализация в отдельных случаях пробуксовывала. В первую очередь это касалось использования системы Ильминского в христианизации нерусского населения, так как на низовом уровне в основном ее применяли миссионеры, а приходским духовенством, подавляющее большинство которого в рассматриваемый период составляли русские по национальности священноцерковнослужители, она фактически саботировалась. Это обстоятельство, в свою очередь, обусловливалось как психологическими факторами (элементарное нежелание прилагать усилия для изучения неродного языка), так и вызванным имевшей русификаторский характер национальной политикой убеждением в ненужности и вредности использования «инородческих» языков в пастырской деятельности вследствие опасения «племенного сепаратизма».

Существенной причиной недостаточной эффективности миссионерской деятельности Русской православной церкви стал и рост в период 1870-1905 гг. этнического самосознания татар, марийцев, удмуртов, активизация их общественно-политических и религиозных движений.

Проведение новой политики в отношении ислама и его приверженцев, призванной снизить активность татарского национального движения, приводило во многих случаях к негативным результатам. К ним следует отнести в первую очередь повсеместное проявление недовольства мусульманского населения, в том числе и в Вятской губернии, усиление его недоверия к государству и его органам, что выразилось и в противодействии открытию русско-татарских и русско-башкирских школ.

Но стоит признать, что безусловно положительным явлением стало развитие образования у нерусского населения Поволжья, в том числе и Вятско-Камского региона, основанного на системе Ильминского с учетом их национальной культуры. На сознание большинства просветителей удмуртов, марийцев и крещеных татар в той или иной степени оказала свое воздействие миссионерская деятельность православной церкви. Стратегически верным оказалось и признание в начале XX в. органами церковного управления необходимости политики компромиссов и определение двоеверия как закономерного этапа христианского просвещения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Касимова, Эльвира Гаффаровна, 2005 год

1. Неопубликованные источники.

2. Российский государственный исторический архив.

3. Ф. 796. Канцелярия Св. Синода.-Оп. 151.-Д. 1394. Ф. 796.-Оп. 169.-Д.1461. Ф. 796.-Оп. 169.-Д. 2294. Ф. 796. On. 172. - Д.2686.

4. Ф. 821. Департамент духовных дел иностранных исповеданий МВД. Оп.8. -Д. 754.

5. Ф. 821.-Оп.8.-Д. 767. Ф. 821.-Оп.8.-Д. 791. Ф. 821.-Оп. 8.-Д. 843. Ф. 821.-Оп. 8.- Д.1174. Ф. 821.-Оп. 150.-Д. 1.

6. Государственный архив Кировской области.

7. Ф. 170. Вятская губернская ученая архивная комиссия. On. 1. - Д. 129. Ф. 205. Канцелярия директора народных училищ Вятской губернии. - Оп. 2 -Д. 1655.

8. Ф. 205.-Оп. 2.-Д. 1717. Ф. 205.-Оп. 2.-Д. 1719. Ф.205. Оп. 2. - Д.1737. Ф. 205. - Оп. 2. - Д.1741. Ф. 205.-Оп. 2.-Д. 1783. Ф. 205. - Оп.2. - Д. 1833.

9. Ф. 205.-On. 2.-Д. 1841. Ф. 205.-On. 2.-Д. 1856. Ф. 205. Оп.2. - Д. 2048. Ф. 205. - Оп.2. - Д. 2070. Ф. 205.-Оп.2.-Д. 2212. Ф. 205.-Оп.2-Д. 2375. Ф. 205.-Оп.2.-Д. 2397. Ф. 205. - Оп. 3. - Д. 2508. Ф. 205. - Оп.4. - Д.3677. Ф. 205.-Оп. 5-Д. 382.

10. Ф. 237. Вятская духовная консистория. Оп. 74. - Д. 2075.1. Ф. 237.-Оп. 74.-Д. 2109.1. Ф. 237.-Оп. 74.-Д. 2132.1. Ф. 237. Оп. 74. - Д.2204.1. Ф. 237. Оп.74. - Д. 2215.1. Ф.237 Оп. 74.-Д. 2233.

11. Ф. 574. Вятский губернский статистический комитет. Оп.1 - Д. 209.

12. Ф. 574.-On. 1.-Д. 840. Ф. 574. On. 1. — Д.1840. Ф. 574.-On. 2.-Д. 291. Ф. 574. - Оп.2. - Д. 417. Ф. 574.-Оп. 2.-Д. 596. Ф. 582.- Оп.15.-Д. 10.

13. Ф. 583. Вятское губернское правление. Оп. 310. - Д. 190.1. Ф. 583. Оп.ЗЮ. - Д. 238.1. Ф. 583. Оп.312. - Д.26.1. Ф. 583. Оп.327. - Д. 58.1. Ф. 583.-Оп. 495.-Д. 129.1. Ф. 583.-Оп.5Ю.-Д.189.

14. Ф. 584. Вятское губернское присутствие. Оп. 29. - Д. 645. Ф. 714. Губернское жандармское управление. - Оп.1. -Д. 34. Ф. 714.-Оп.1.-Д. 58. Ф. 714.-Оп.1.-Д. 1297.

15. Ф. 806. Вятский губернский училищный совет. On. 1. - Д. 3. Ф. 806.-Оп. 1.-Д.4.

16. Ф. 811. Вятский епархиальный комитет Православного миссионерского общества. — Оп.1. Д. 46.

17. Ф. 811.-On. 1.-Д.51. Ф. 811.-On. 1.-Д. 75. Ф. 811.-Оп.1.-Д.462. Ф. 811.-On. 1.-Д. 497. Ф. 811.-Оп.1.-Д.519. Ф. 811.-On. 1.-Д.521. Ф. 811.-Оп.1.-Д.593. Ф. 811.-0п.1.-Д. 605. Ф. 811.-Оп.1.-Д.658.

18. Ф. 869. Слободская уездная земская управа. Оп.1. - Д. 98.1. Опубликованные источники.

19. Устав строительный. Издание 1900 года/Свод законов Российской империи, — т. XII. Ч. I. СПб (б.г.). - 81 с.

20. Краткий перечень книг издания Православного миссионерского общества. Татарские, черемисские и вотския издания, в складах Каз. Учительской Семинарии и Каз. Центральной крещено-татарской школы. //ВЕВ. отд. неоф., 1898. 16 окт. (№20). С. 1077-1084.

21. Обзор Вятской губернии за 1905 год. Приложение к Всеподданейшему отчету Вятского губернатора. Вятка, 1906. - 136 с. ( с прил. 220 е.). Обзор Вятской губернии за 1906 год. Приложение к Всеподданейшему отчету Вятского губернатора. - Вятка, 1907. - 166 с.

22. Отчет Вятского Комитета Православного миссионерского общества за 1875 г. -Вятка, 1876.-231 с.

23. Отчет Вятского комитета ПМО за 1903 г. Вятка, 1904. - 86 с.

24. Отчет Вятского комитета Православного миссионерского общества за 1904 г.1. Вятка, 1905.-81 с.

25. Памятная книжка и Адрес календарь Вятской губернии на 1904г. - Вятка, 1903.

26. Протоколы и журналы съезда духовенства Вятской епархии за 1905 г. Вятка, 1905.-310с.

27. Сборник постановлений Вятского губернского земства за 25-летие (1867 -1892). т. IV. - Вятка, 1895. - 450 с.

28. Абдулатипов, Р.Г. Судьбы ислама в России: история и перспективы. Текст./Р.Г.Абдулатипов. М.: Мысль. 2002. - 317, [2] с.

29. А.В.С. Инородческий вопрос в Вятской епархии. Текст./АВС.//Вятские епархиальные ведомости. Отдел неофициальный. 1903. 16 сент (№ 18). С. 794-802.

30. Алексеева, С.И. Святейший Синод в системе высших и центральных учреждений пореформенной России 1856 1904 гг.Текст./С.И. Алексеева. -СПб.: Наука, 2003. - 276 с.

31. Андриевский, А. Дела о совершении языческих обрядов и жертвоприношений крещеными инородцами Вятской губернии (1828 -1857).Текст./А.Андриевский. Вятка, 1881. - 46 с.

32. Атаманов, М.Г. История Удмуртии в географических названиях. Текст./ М.Г. Атаманов; рецензия М.В. Тришкиной. Ижевск: Удмуртия. - 1997. -247 с.

33. Беннигсен, А. Исмаил Бей Гаспринский (Гаспрали) и возникновение джадидизма в России. Текст./ Беннигсен А. //Этнографическое обозрение. 1992. № 6. С. 116-124.

34. Витевский, В.Н. Н.И. Ильминский, директор Казанской учительской семинарии. Текст./В.Н. Витевский/ЛСазань, 1892. 64 с.

35. Ю.Валеева, Н.Г. Елабужское земство и Россия: Гуманно-просветительская деятельность Елабужского земства (18671917)Текст./Н.Г.Валеева/Предисл. И.Р. Гафурова М.: Аграф. - 2002. -240с.

36. П.Ванеев, А.Е. Коми-зырянское просветительство. Сущность и своеобразие. Текст./А.Е.Ванеев. Сыктывкар: Эском, 2001. - 224 с.

37. Васильев, И. Обозрение языческих обрядов, суеверий и верований вотяков Казанской и Вятской губерний.Текст./И. Васильев. Казань, 1906. - 88 с.

38. З.Васильев, В.М. Материалы для изучения верований и обрядов черемис.Текст./В.М. Васильев. Казань, 1915. - 27 с.

39. М.Васильев, В.М. Марийская религиозная секта Кугу сорта. Текст./ В.М.Васильев Краснококшайск: Мароблиздат, 1-я гостипография Мароблизддата,1927. - IV, (3-84 е.), с илл. и портретом (27 х 18).

40. Верещагин, Г.Е. Старые обычаи и верования вотяков. Текст./ Г.Е.Верещагин. -[Б.м., б.г.]- 42 с.

41. Верещагин, Г.Е. Остатки язычества у вотяков. Текст./Г.Е.Верещагин. -Вятка, 1895.-63 с.

42. Вихманн, Ю. Следы человеческих жертвоприношений у вотяков. Текст./Ю.Вихманн//ИОАИЭ. Т. II. Вып. 3. Казань, 1893. С.291-293.

43. Владыкин, В.Е. К вопросу о дохристианских верованиях удмуртов.Текст./В.Е. Владыкин//3писки УдНИИ. Ижевск, 1970. - Вып. 22. - С.141-162.

44. Владыкин, В.Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. Текст./В.Е. Владыкин Ижевск: Удмуртия. - 1994,- 383 е., [24 л]л.ил.; 21 см.

45. Волкова, Л.А. Земледельческая культура удмуртов (вторая половина XIX -начало XX века).Текст./Л.А. Волкова Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН. - 2003. -388 с.

46. Вопросы дореволюционной истории марийского края Текст.: Сб. статей./Науч. ред. А.С. Патрушев; Мар.НИИ при Совете Министров Map. АССР. Йошкар-Ола: Мар.НИИ, 1978. - 164 е.; 20 см.

47. Воробьев, Н.И. Казанские татары.(Этнографическое исследование материальной культуры дооктябрьского периода)Текст./Н.И. Воробьев.-Казань: Татгосиздат, Редакция научно-технической литературы, 1953.- 382 с.

48. Вотяки. Сборник по вопросам экономики, быта и культуры вотяков.Текст./Научн. о-во по изучению Вотяцкой Культуры; под ред. К.П. Герд и проф. В.П. Налимова Книга 1-я. - М.: Центр. Изд-во Народов Союза ССР, 1926. - 82 е., илл.

49. Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Текст./Вятка, 1912.-669 с.

50. Гайнуллин, М. Каюм Насыров и просветительское движение среди татар. Текст./М. Гайнуллин. Казань: Таткнигоиздат, Ред. худож. лит., 1955. -96 е., 21 см.

51. Гаспринский, Исмаил Бей. Русское мусульманство. Мысли, заметки и наблюдения Текст./Исмаил Бей Гаспринский//Этнографическое обозрение. 1992. №5. - С. 91-102; № 6. С. 110-116.

52. Георгиева, Т.С. Русская культура: история и современность. Текст.: Учеб. пособие/Т.С.Георгиева. М.:Юрайт, 1998. - 576 с.

53. Голубев, П.А. Вятское земство среди других земств России. Текст./ П.А. Голубев Вятка, 1901. - 163 с.

54. Грекулов, Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ (2-я половина XIX начало XX в.). Текст./Е.Ф.Грекулов. - М.: Наука, 1969. - 184 с.

55. Елабужский, М. Боги некрещеных вотяков Елабужского уезда. Текст./М.Елабужский//ВЕВ. отд.неоф., 1894. 1 июля (№ 13). С. 410-413.

56. Елабужский, М. Моления некрещеных вотяков Елабужского уезда. Текст./М.Елабужский//ВЕВ. отд.неоф., 1895. 1 авг. (№ 15). С. 621-631.

57. Елабужский, М. Крепость вотского язычества. Текст./М.Елабужский//ВЕВ. отд.неоф. 1903. 15 янв. (№ 2). С.36-48; 1 февр. (№ 3). С. 102-119.

58. Егоров, Ф. Материалы по истории народа марий. Текст./Ф. Егоров. -Козмодемьянск, М.А.О: 2-я тип. Мароблиздательсва. 1929.- 110 с.

59. Ермаков, И.А. Ислам в культуре России в очерках и образах. Текст./И.А.Ермаков. М.: Агентство "Издательский сервис", 2001. - 512 с.

60. Ермаков, Ф.К. Характеристика дореволюционных удмуртских изданий Текст./Ф.К. Ермаков//200 лет удмуртской письменности. Ижевск:

61. Жеребцов, И.Л. Историко-культурные взаимоотношения коми с соседними народами, X нач.ХХ в. Текст./И.Л. Жеребцов. - М.: Наука, 1982. - 224 е.; 22 см.

62. Жеребцов, И.Л. История Республики Коми. Текст.: Научно-популярные очерки/И.Л. Жеребцов, Э.А. Савельева, А.Ф. Сметанин. Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1996.-281, 1. е.: ил.; 21 см.

63. Жеребцов, И.Л. Коми край: очерки о десяти веках истории.Текст./И.Л. Жеребцов, А.Ф. Сметанин. Сыктывкар: Коми книжн. изд-во, 2003. - 368 с.

64. Износков, И.А. Материалы для истории христианского просвещения инородцев Казанского края.Текст./И.А. Износков//Вып.З. М.,1895. - 67 с.

65. Износков, И.А. Об инородческих школах с миссионерским направлением Текст./И.А. Износков//ВЕВ. неоф. отд. 1898. 1 февр. (№ 3). С. 110-115.

66. Ильминский, Н.И. Практические замечания о переводах и сочинениях на инородческих языках.Текст./Н.И. Ильминский. Казань, 1871. - 24 с.

67. Ильминский, Н.И. Опыты переложения христианских вероучительных книг на татарский и другие инородческие языки в начале текущего столетия. Материал для истории православного русского миссионерства. Текст./Н.И.Ильминский. Казань, 1883. - 356 с.

68. Ильминский, Н.И. К истории инородческих переводов. Текст./ Н.И.Ильминский. Казань, 1884. - 40 с.

69. Ильминский, Н. О церковном богослужении на инородческих языках.Текст./Н.И.Ильминский- Казань, 1883.- 15 с.

70. Ильминский, Н.И. Беседы о народной школе. Текст./Н.И.Ильминский. -Казань, 1888.-42 с.

71. Ильминский, Н.И. Программа школы для крещеных инородцев Восточной России. Текст./Н.И.Ильминский. Казань, 1898.- 13 с.

72. Ислам. Словарь атеиста.Текст./Авксентьев А.В. [и др.]; под общей редакцией д-ра историч. наук М.Б. Пиотровского и канд-та историч. наук С.М. Прозорова. -М.: Издательство политической литературы, 1988. 254 с.

73. История и культура Вятского края.Текст./Под ред. Трушковой И.Ю. -М.'Академический Проект; Киров: Константа, 2005.- 512+80 е., цв. вкл.

74. История Коми с древнейших времен до конца XX века. Текст.: в 2 томах. /Под общей редакцией А.Ф. Сметанина. Т. 1/Отв.ред. В.И. Чупров; -Сыктывкар, 2004. - 560с.;

75. История Коми с древнейших времен до конца XX века. Текст.: в 2 томах. /Под общей редакцией А.Ф. Сметанина. Т.2/Отв.ред. А.Н. Турубанов. -Сыктывкар, 2004. - 704 с.

76. История религий в России. Текст.: Учебник/Под общей ред. Н.А. Трофимчука. М., 2002. - 592 с.

77. История Удмуртии: конец XV начало XX века. Текст./Под ред. К.И. Куликова: введение М.В. Тришкиной, Н.П. Лигенко. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2004. - 552 е.: ил.+ цв. вкл.

78. Исхаки, Г. Идель Урал. Текст./Гаяз Исхаки. - Казань, 1991. - 64 с.

79. Исхаков, Д.М. Историческая демография татарского народа /XVIII — XX вв./Текст./Д.М. Исхаков. Казань, 1993.

80. К истории просвещения среди вотяков Вятской губернии.(Из переписки Н.Ив. Ильминского с г. Обер-Прокурором Св. Синода К.П. Победоносцевым) Текст.//ВЕВ. (отд. неоф.). 1898. 15 апр. (№8). С. 430 -437.

81. Калинин, И.К. Восточно-финские народы в процессе модернизации. Текст./И.К. Калинин/РАН, Урал.отд-ние; Удмурт, ин-т истории, языка и литературы. М.:Наука, 2000. - 178 с.

82. Касимова, Д.Г. Семейная обрядность чепецких татар (середина XIX XX вв.). Текст./Д.Г. Касимова. - Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2003. - 300 с.

83. Касимова, Э.Г. Из прошлого села Карино Текст./ Э.Г. Касимова//Материалы 1 научно-практической конференции, посвященной 490-летию упоминания о городе Слободском в актовых источниках. Слободской: Слободской краеведческий музей, 1995. - С.62-65.

84. Касимова, Э.Г. Бесермяне в Вятском крае (Кировской области). Текст./Э.Г.Касимова//Личность и время. Материалы региональной научной конференции, посвященной 180-летию со дня рождения П.В. Алабина. -Киров, 2005. -С.71-76.

85. Касимова, Э.Г. Православная миссия в Вятской губернии с 1870 г. до начала XX в.//Петряевские чтения, 2005: материалы науч. конф. Киров, 24-25 февр.2005 г. Киров, 2005. - С. 185-193.

86. Каппелер, А. Россия многонациональная империя. Возникновение, история, распад. Текст./А. Каппелер: пер. с нем. С. Червонной. - М.: «Прогресс-Традиция», 2000. - 344 с.

87. Климович, Л.И. Ислам в царской России. Текст./Л.И. Климович. — М.: Государственное антирелигиозное издательство, 1936. 408 с.

88. Климович, Л.И. Ислам. Текст. Издание второе дополненное/Л.И. Климович. -М.: Наука, 1965.-334 с.

89. Козлова, К.И. Этнография народов Поволжья. Текст.: Учебное пособие/К.И. Козлова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1964. - 175 е., с илл.; 22 см.

90. Козлова, К.И. Очерки этнической истории марийского народа. Текст./ К.И. Козлова. М.: Изд-во МГУ, 1978. - 344 е., ил.; 21 см.

91. Коми-пермяки и финно-угорский мир. Тезисы докладов и выступлений на международной конференции.Текст./Напаянов А.Д. (отв. ред.)- Сыктывкар, 1995.- 128 с.

92. Коробов, С.А. Прошлое марийского народа. Текст./С.А.Коробов-Марийское книжное издательство, 1957.-160 с.

93. Краткий очерк деятельности Вятского земства по народному образованию за пятилетие 1896 1900 гг. Текст. - Вятка, 1901. - 47 с.

94. Красев, А. Начальные народные училища Вятской губернии. Краткий очерк возникновения и постепенного развития этих училищ за время с 1886 по 1898 год. Текст./А. Красев-Вятка, 1900. 54 с.

95. Красовицкая, Т.Ю. Модернизация России: национально-культурная политика 20-х годов. Текст./Т.Ю. Красовицкая М.: Институт российской истории РАН, 1998.-416 е.

96. Крещено-татарские школы в Казанском учебном округе в 1870 г. Текст.// ВЕВ (отд.дух.-лит.). 1871. 16 дек. (№ 24). С.479-^92.

97. Кузнецов, С.К. Из воспоминаний этнографа. Текст./С.К. Кузнецов//Этнографическое обозрение: 1906. № 1-2. С. 29-51; 1907. №3. С.1-27.

98. Кузнецов, С.К. Заметка по поводу рефрата Г.П. Потанина "У вотяков Елабужского уезда". Текст./С.К.Кузнецов//ИОАИЭ. Т. 3. Казань, 1880. С.411-419.

99. Ланда, Р.Г. Ислам в истории России. Текст./Р.Г.Ланда.-М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. 312 с.

100. Луппов, П.Н. Христианство у вотяков со времени первых известий о них до XIX века. Текст./П.Н. Луппов. Вятка, 1901. - 298 с. (прил. 95 е.).

101. Луппов, П.Н. Христианство у вотяков в первой половине XIX века. Текст./П.Н. Луппов//Труды ВУАК. Вып. 1-2. Вятка, 1911. 586 с.

102. Луппов, П.Н. Громкое дело мултанских удмуртов /вотяков/, обвинявшихся в человеческом жертвоприношении. Текст./П.Н. Луппов. Ижевск: Издание Вотского Издательского Товарищества «Удкнига»,1925.- 40 с.

103. Люперсольский, В. Из воспоминаний о с. Мещерякове. Текст./ В.Люперсольский//Известия общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете (ИОАИЭ) Т. XXIII. Вып.4. Казань, 1907. С.296-306;

104. Макурина, В.В. Миссионерская деятельность Русской православной церкви в Удмуртии во второй половине XIX начале XX веков. Текст. .Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук / В.В. Макурина.- СПб., 2002.-22 с.

105. Маторин, Н.М. Религия у народов Волжско-Камского края прежде и теперь. Текст./Н.М.Маторин. -М.: Безбожник, 1929. 174 с.

106. Машковцев, А.А. Деятельность миссионеров среди марийцев Елабужского и Сарапульского уездов Вятской губернии во второй половине XIX века. Текст./А.А. Машковцев//Там же. С. 194-195.

107. Машковцев, А.А. Исламские конфессиональные школы Малмыжского уезда Вятской губернии в конце XIX начале XX в. Текст./ А.А. Машковцев//Вятская земля и актуальные проблемы отечественной истории. - Киров, 2000. - С. 15-19.

108. Миронов, Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII -начало XX в). Текст.: в 2 т./Б.Н. Миронов. 2-е изд., испр. - СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин» 548+568 е., 87+ 55 ил.

109. Миссионерские курсы в Вятке. Текст. Вятка, 1904.-7 с.

110. Михайлова, С.М. Формирование и развитие просветительства среди татар Поволжья (1800-1861). Текст./С.М. Михайлова. Казань: изд-во Казанского университета, 1972. - 227 с.

111. Мышкин, В. Извлечение из дневника епархиального миссионера о черемисских языческих богомолениях и сводных браках и мерах против них Текст./В. Мышкин//ВЕВ. неоф. отд. 1898. 1 апр. (№ 7). С.322-341.

112. Народы Поволжья и Приуралья: Историко-этнографические очерки. Текст./Ответственный редактор Р.Г.Кузеев. М.: Наука, 1985. - 308 с.

113. Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты. Текст./РАН, Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая; отв. ред. Н.Ф. Мошкин [и др.]. Москва, 2000. - 579 с. -(«Народы и культуры»).

114. Народная школа. Руководство для учащих в начальных училищах. Текст./Составил А. Анастасиев. Казань, 1902: Ч. 1. - X с. и 394 е.; Ч. 2. -IIIc. и 568 с.

115. Напольских, В.В. Введение в историческую уралистику. Монография. Текст./В.В. Напольских. Ижевск: УИИЯЛ Ур(О) РАН, 1997. - 268 е.: с илл.

116. Начальное народное образование. Текст.//Энциклопедический словарь. Издатели: Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. Т. ХХ-а. СПб., 1897. - С.753 - 797.

117. Николай Иванович Ильминский. Избранные места из педагогических сочинений, некоторые сведения о его деятельности и о последних днях его жизни. Текст./Н.И. Ильминский. Казань, 1892: - 135 с.

118. Никольский, Н.В. К истории христианского просвещения черемис в XIX веке. Текст./Н.В. Никольский//Известия общества археологии, истории и этнографии при Императорском казанском университете (ИОАИЭ). T.XXIX. Вып.1-3. С.1-75.

119. Никольский, Н.М. Сборник исторических материалов о народностях Поволжья. Текст./Н.М. Никольский Казань, 1919. - 479 с.

120. Никольский, Н.М. История русской церкви. Текст./Н.М.Никольский. -3-е изд. М.: Политиздат, 1983. - 448 с.

121. Одоев, А. По поводу жертвоприношений у черемис- христиан. Текст./ А. Одоев//ВЕВ. отд. неоф. 1897. 16 дек. (№ 24). С.1198-1209; 1898. 1 февр. (№ 3). С. 96-110; 15 марта (№6). С. 267-274; 1 мая (№ 9). С. 458-475.

122. Одоев, А. Государственное значение русской инородческой миссии и ея нужды в пределах Вятской губернии Текст./А.Одоев. (Реферат, читанный 22 Марта в собрании Вятского Миссионерского Комитета). ВЕВ. отд. неоф. 1898. 15 апр. (№8). С. 402-425.

123. Основы религиоведения Текст.: УчебЛО.Ф.Борунков [и др.]; Под ред. И.Н.Яблокова. 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Высш.шк., 2005. - 508 с.

124. Очерки истории Удмуртии XIX века. Текст.: сборник статей/Отв.ред. Н.П. Лигенко. Ижевск, 1996. - 292 с. Вып.З. - (Материалы по истории Удмуртии).

125. Очерки истории Удмуртии XX века. Текст./Сб. статей//РАН. Уральск.отд. Удмуртский ин-т истории, языка и литературы. Ижевск, 1996. -(Серия «Материалы к истории Удмуртии. Осн. в 1994). - Вып.З. - 291 е., 1 портрет.

126. П.З. О. Вас. Тимофеев /некролог/.Текст./П.З. Казань, 1896. - 49 с.

127. Первухин, Н.Г. Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Эскиз 1. Древняя религия вотяков по ея следам в современных преданиях. Текст./Н.Г. Первухин. Вятка, 1888. - 104 с.

128. Первухин, Н.Г. Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Эскиз II. Идоложертвенный ритуал древних вотяков по его следам в рассказах стариков и в современных обрядах. Текст./Н.Г. Первухин. -Вятка, 1888.- 141 с.

129. Первухин, Н.Г. Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Эскиз V. Следы языческой древности в суеверных обрядах обыденной жизни вотяков от колыбели до могилы. Текст./Н.Г. Первухин. Вятка, 1890.-68 с.

130. Першина, Ю.В. Деятельность органов управления и самоуправления Вятской губернии по развитию культуры региона (1900-1914 гг.). Текст. Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук /Ю.В.Першина. -Пермь, 2003.-22 с.

131. Петров, А.Н. Удмуртский этнос: проблемы ментальности (Опыт этнологического анализа). Текст. Автореферат на соискание степени кандидата ист. наук. /А.Н. Петров. Ижевск, 1998. - 27 с.

132. Победоносцев, К.П. Великая ложь нашего времени. Текст./К.П.Победоносцев/Сост. С.А.Ростуновой; Вступ. ст. А.П.Ланщикова. -М.: Русская книга, 1993. 640 с. - (Мыслители России).

133. Победоносцев, К.П. Сочинения. Текст./К.П.Победоносцев. СПб.: Наука, 1996.-510 с.

134. Полунов, А.Ю. Церковь, власть и общество в России (1880-е первая половина 1890-х годов). Текст./А.Ю. Полунов//Вопросы истории. 1997. № 11. С. 125-136.

135. Поплавская, Х.В. К вопросу о православном миссионерстве на Алтае (3060-е годы XIX в.). Текст./Х.В. Поплавская//Этнографическое обозрение. 1995. №5. С. 99-109.

136. Попов, Н.С. На марийском языческом молении. Текст./Н.С. Попов// Этнографическое обозрение. 1996. № 3. С. 130-145.

137. Попова, Е.В. Семейные обряды и обычаи бесермян (конец XIX 90-е годы XX вв.). Текст./Е.В. Попова. - Ижевск, Ижевск: Удмуртский инст-т истории, языка и литературы УрО РАН, 1998. - 241 е.;

138. Попова, Е.В. Календарные обряды бесермян. Текст./Е.В. Попова. -Ижевск: Удмуртский инст-т истории, языка и литературы УрО РАН, 2004. -256 с.

139. Поспеловский, Д.В. Православная церковь в XX веке. Текст.: перевод/Д.В. Поспеловский. М.: Республика, 1995. - 509 (2) е.; ил.;22 см.

140. Поспеловский, Д.В. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. Текст.: Учеб.пособие/Д.В. Поспеловский. М: Б Б и Св.апостола Андрея, 1996. - 408 с.

141. Православие: Словарь атеиста./Беленкин И.Ф. и др. под общей редакцией доктора философских наук Н.С. Гордиенко. М.: 1988. - 272 с.

142. Проблемы историографии истории республики Марий Эл. Текст.: Тезисы докладов и сообщений республиканской научной конференции /20 декабря 1994 г./ //Ред. кол. Г.П. Крайнев (отв. ред.), К.П. Сануков. Йошкар-Ола, 1995.-77 с.

143. Религия в истории и культуре. Текст.: Учебник для вузов/М.Г.Писманник [и др.]; Под ред. проф. М.Г.Писманника. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1998. 430 с.

144. Реформы Александра Н.Текст./Сост-ли сб-ка: Чистяков О.И.,д.юр.н., Новицкая Т.Е., к.юр.н М.: Юрид. лит., 1998. - 464 с.

145. Решетников, М. Сводные сожительства среди крещеных черемис и вотяков. (Опыт характеристики бытовых нравов современного вятского инородца). Текст./М.Решетников. Вятка, 1903. - 57 с.

146. Решетников, М. К вопросу о православной миссии среди магометан Вятской губернии. Текст./М. Решетников/ЯТриложение к Вятским губернским ведомостям. 1903. 18 окт. (№ 123). С. 1.

147. Римский, С. Церковная реформа 60-70-х годов XIX века. Текст./С. Римский //Отечественная история. 1995. № 2. С.166-175.

148. Русова, С. К национализации школы у Вотяков, Якутов и Татар. Текст./ С. Русова//Русская школа. Книга 12. II отдел, дек. 1907. С.30-35.

149. Русская православная церковь и право: Комментарии. Текст./ Масляев А.И. [и др.]; Отв. ред. М.В. Ильичев. М.: Бек, 1999. - 464 с.

150. Русское православие: вехи истории. Текст./Научн. ред. А.И. Клебанов. -М.: Политиздат, 1989.- 719 с.

151. Сергеев, В. Д. Поборники просветительского служения. Из истории Вятки. Текст./В.Д. Сергеев. Вятка (Киров), 2000. - 79 с.

152. Сибгатуллина, А.Т. Распространение суфизма среди казанских татар. Текст./А.Т. Сибгатуллина// Материальная и духовная культура народов Поволжья и Урала: Тезисы докладов и сообщений региональной научной конференции. Глазов, 1995. - С. 129-131

153. Социально-культурные и этнодемографические вопросы истории коми. (Материалы по истории коми).Текст./Редколлегия : В.И. Чупров (отв. редактор). Сыктывкар, 1997. - 140 с.

154. Спицын, А.А. К истории вятских инородцев. Текст./А.А.Спицын//ПКВГ на 1889 год. Вятка, 1888. - С.207-232.

155. Татары Среднего Поволжья и Приуралья. Текст./Ответ. ред-ры Н.И. Воробьев и Г.М. Хисамутдинов. -М.: Наука, 1967.- 538 с.

156. Татары. Текст./Отв. ред. Р.К. Уразманова, С.В. Чешко. М.: Наука, 2001.- 583 с. - (Народы и культуры).

157. Трушков, С.А. Администрация и полиция Вятской губернии второй половины XIX начала XX в. Текст.: Монография/С.А. Трушков. - Киров: ВСЭИ,2003.- 171 с.

158. Фаизов, Г.Б. Государственно-исламские отношения в Поволжье и Приуралье. Текст./Г.Б. Фаизов. Уфа: УНЦ РАН, 1995. - 114 с.

159. Фирсов, С.JT. Православная церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. Текст./С.Л. Фирсов. -СПб.: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 1996.- 600с

160. Харлампович, К.В. П.П. Масловский и его переписка с Н.И. Ильминским. (Материалы для истории русской миссии). Текст./ К.В.Харлампович. ЧII. ИОАИЭ. T.XXIII. Вып.З. Казань, 1907. С. 163-224; Ч. III. Т. XXIII. Вып.4. Казань, 1907. С. 274-295.

161. Хомяков, М.М. Эволюция вотского брака. Текст./М.М.Хомяков//ИОАИЭ. T.XXVII. Вып.4. Казань, 1911.С.271-287.

162. Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Текст.: (сборник статей)/Редкол. ЭА. Савельева (ответственный редактор). В 2-х тт. - T.I. Сыктывкар, 1996. - 332 с. (Коми научн.центр УрО РАН).

163. Худяков, М.Г. Материалы по истории татар Малмыжского уезда. Текст./М.Г. Худяков/Труды ВУАК. Вып. II III, отдел III. Вятка, 1915. С. 1-5.

164. Церковь в истории России (IX в. 1917 г.). Критические очерки. Текст./Отв.ред. доктор исторических наук Н.А.Смирнов. -М.:Наука, 1967.-336 с.

165. Шумилов, Е.Ф. Христианство в Удмуртии. Цивилизационные процессы XVI XX вв. Текст.: Дис. в виде науч. доклада на соискание степени доктора .истор. наук: 07.00.02/Е.Ф. Шумилов. - Ижевск, 1996. - 53 с.

166. Шумилов, Е.Ф. Православная Удмуртия. История Ижевской и Удмуртской епархии. XX век.Текст./Е.Ф. Шумилов/Ин-т истории икультуры народов Приуралья при Удмуртском гос.ун-те Ижевск: Изд. Удмуртск. ун-та, 1996. - 264 е.: ил.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.