Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 30-е - 50-е годы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Сычева, Татьяна Анатольевна

  • Сычева, Татьяна Анатольевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2000, КемеровоКемерово
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 208
Сычева, Татьяна Анатольевна. Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 30-е - 50-е годы: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Кемерово. 2000. 208 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сычева, Татьяна Анатольевна

Введение.

Глава 1. Основные условия проведения политики всеобуча в СССР.

§1.1. Образование как показатель уровня оценки общественной ситуации в СССР в 1930-е - 1950-е годы.

§ 1.2. Основные формы и методы реализации партийно-государственной идеологии в 1930-е- 1950-е годы.

§1.3. Особенности социальной структуры и уровня грамотности населения Кузбасса.

Глава 2. Условия и особенности проведения всеобуча в Кузбассе в 193 0-е-1950-е годы.

§2.1. Решение проблемы неграмотности взрослого населения.

§2.2. Проведение всеобуча в Кузбассе.

§2.3. Подготовка педагогических кадров в Кузбассе в 1930-е-1950-е годы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 30-е - 50-е годы»

Сегодня Кузбасс продолжает оставаться регионом с развитой химической, угольной, металлургической промышленностью, которые обеспечивают не только наш регион, но и значительную часть всей страны. Однако как и прежде развитие индустрии идет за счет социальной сферы. Несмотря на то, что в последнее время много говорится о необходимости реформирования социальной и культурной сферы, в том числе образования, средств, выделяемых на эти нужды, все же катастрофически не хватает. В ходе современных преобразований чаще обращается внимание на мировой опыт и реже изучается собственный. Сегодня все больше возрас тает потребность в научном осмыслении практики развития системы школьного образования и ее отдельных элементов.

Перед педагогической наукой, в свете современных потребностей общества, встает много проблем: привитие учащимся любви и интереса к знаниям; развитие и воспитание познавательной активности, самостоятельности в приобретении знаний; широкое привлечение общественности и родителей к решению основных задач школы; совершенствование организации учебной и внеучебной деятельности с целью достижения глубины и прочности усвоения знаний учащимися. Представляет интерес решение данной проблемы в практике советской школы в 1930-е-1950-е годы, так как построение социализма в нашей стране не мыслилось без культурной революции, которая включала в себя ликвидацию неграмотности, осуществление всеобщего начального и переход к семилетнему и среднему образованию, а также подготовку специалистов высокой квалификации для работы в школах.

Актуальность работы по истории осуществления всеобщего начального, семилетнего и среднего образования определяется необходимостью выявления и обобщения исторического опыта, превращения его в достояние широкой общественности для использования в условиях современного реформирования образования и борьбы за повышения качества обучения. Актуальность исследования определяется также необходимостью изучения, выявления тенденций, закономерностей и особенностей развития школьного дела в Кузбассе, его связей с социально-экономическими процессами, а также влияния на ускорение технического прогресса.

Историографию данной проблемы можно разделить на три периода: первый - 30-е - середина 50-х, связанный с изучением развития образования непосредственно в условиях проведения политики всеобуча; второй период - середина 50-х - середина 80-х годов, когда после XX съезда и начала проведения школьной реформы меняются подходы в изучении истории образования, появляются новые темы, ранее не изученные; третий период - середина 80-х - до настоящего времени, когда с началом перестройки появилась возможность изучать новые, прежде закрытые документы, обозначить ряд новых проблем в отдельных аспектах.

Первый период характеризуется тем, что в 3 0-е годы стал уделяться большой интерес к историческому прошлому, отдельным событиям. Во многом это было связано с той политикой, которая проводилась в государстве, когда определяющей во всех сферах жизни была партия, а учебник по истории ВКП(б) оставался единственно «достоверной» книгой для изучения истории страны.

Как следствие за 30-е - начало 40-х годов можно назвать лишь несколько работ, в которых сделана попытка синтетически рассмотреть некоторые направления развития образования в рамках культурно-массовой работы. Один из первых опытов популярного изложения основных достижений культурного строительства в РСФСР за 20 лет советской власти была сделана Н. Белькович1, где автор показал все положительные моменты влияния советской власти на развитие культуры в стране, «пропев» дифи

1 Белькович Н. Социально-культурное строительство в РСФСР.- М., 1938. рамбы социалистическому строю и коммунистической партии во главе с Иосифом Виссарионовичем. Первое же монографическое исследование по истории культурно-просветительской работы появилось только в 1941 г. Это была книга A.C. Фрид1, где подробно рассматривался период культурной революции, деятельность коммунистической партии, политику ликвидации неграмотности, однако эта работа охватывает лишь 20-е годы, тем самым ограничивая рамки проведения культурной революции 1929 г.

Из научных работ выделяется серьезное исследование историко-статистического характера А.Е. Бейлина , автор которого на статистическом материале проанализировал процесс количественных и качественных изменений состава кадров. Работа богата статистическим материалом, однако она лишь косвенно относится к изучаемой проблеме, так как рассматривает процесс образования опосредованно, лишь с позиций качественных изменений в кадровой политике в государстве. В сфере освещения и понимания истории образования в СССР немаловажное значение имел и выо шедший в 1938 г. «Краткий курс истории ВКП(б)» , в котором говорилось о введении всеобщего обязательного обучения, о школьном строительстве и создании своей интеллигенции к середине 30-х годов как составляющих частях культурной революции. Однако «Краткий курс» не затрагивал проблемы, связанные с вопросами о том, как проходил всеобуч и тем более -какие проблемы были с ним связаны.

В военный период вопросам образования уделялось внимание, только в рамках освещения культурного развития4 или в процессе изуче

1 Фрид Л.С. Очерки по истории развития культурно-просветительской работы в РСФСР (1917-1929). - Л., 1941. Бейлин А.Е. Кадры специалистов в СССР, их формирование и рост. - М., 1935.

3 История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. -М., 1938.

4 Юдин П. Советская культура. - Киров, 1943. ния деятельности интеллигенции в годы Великой Отечественной войны1. Проблемам, связанным с развитием и ролью школ в годы войны, была посвящена статья H.A. Константинова2. Она содержит большой фактический материал и дает возможность проанализировать развитие школьной системы в условиях военного времени.

К 30-летию советской власти был издан ряд обобщающих работ с общей характеристикой достижений, в том числе вышли первые исторические очерки по народному образованию и кадрам высшей школы , где была сделана попытка проанализировать историю школьной системы за период существования советской власти в России. Однако работа содержит недостаточно фактического материала, рассуждения авторов идут в русле восхваления социалистической системы и чаще далеки от реальности.

Таким образом, анализ первого периода в историографии изучаемой проблемы характеризуется отсутствием научных работ, с анализом реального фактического материала, прослеживающих динамику роста сети различных учебных заведений, выявляющих причинно-следственные связи проведения всеобуча в стране в целом и в отдельных регионах. Работы по данной проблематике по регионам вообще отсутствуют.

Второй период представлен наибольшим числом работ как публицистического, так и научного характера. Во многом это объясняется внутренней государственной политикой: период «оттепели» Н.С. Хрущева обозначил новые подходы к системе образования и ее роли в воспитании молодого поколения, которые требовали изучения и оценки исторического

1 Поспелов П. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне. -М., 1942; Кафтанов C.B. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне. - М., 1945; Комаров В.Л. Отечественная война и наука. - М., 1942.

2 Константинов H.A. Советская школа в годы Великой Отечественной войны //Советская педагогика. 1948. № 10. 2

Константинов Н., Медынский Е. Очерки по истории советской школы РСФСР за 30 лет. - М., 1948. наследия прошлого в системе образования. Как следствие историографию данного периода можно разделить на ряд наиболее важных проблем: 1) социально-экономический аспект в образовании; 2) региональная проблематика; 3) работы общего характера. В первой группе проблем изучение ис тории образования нашло освещение в работах различных авторов, занимающихся изучением социального развития общества вообще и народного образования в частности. Большая часть работ посвящена изучению отдельных вопросов развития образования, среди которых роль школы в борьбе за грамотность и повышение уровня образования населения, воспроизводство высококвалифицированной рабочей силы. Многие из этих вопросов нашли отражение в работах С.Г. Струмилина.1

Вопросу развития культурно-технического уровня рабочих и его влияния на производительность труда частично были разработаны в трудах А.Д. Гладкого, Г.В. Гутмана, В.Г. Игнатова, Н.М. Моторнюк, А.К. Рычкого . Авторы рассматривают образование как определяющий фактор в научно-техническом прогрессе, однако такой подход не показывает личностный фактор в процессе получения образования, не раскрывает вопрос о том, какими формами и методами решались проблемы отсева, неуспеваемости, социальные проблемы, связанные с получением образования.

В противоположнность вышесказанному, труды В.Н. Турченко и О

Л.Г. Борисовой представляют особую ценность, так как концентрируют в

1 Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. - М., 1967. Гладкий А.Д. и др. Влияние народного образования на экономическую эффективность общественного производства и некоторые вопросы его измерения //Пути повышения экономической эффективности общественного производства в условиях развитого социализма. - Ростов-на-Дону, 1979.; Моторнюк Н.М. Социальная роль общеобразовательной школы. - Киев, 1976; Рычков А.Г. Социальные проблемы общего образования СССР в условиях НТР. - М., 1978. о

Турченко В.Н. НТР и революция в образовании. - М., 1976.; Борисова Л.Г., Турченко В.Н. Социально-экономические проблемы образования / Социально-экономические проблемы образования.- Новосибирск, 1980. себе обобщение материалов, социологических исследований и экономические расчеты о влиянии уровня образования на рост производительности труда. Их работы основываются на материале сибирских архивов, что является наиболее важным в изучении региональных проблем в образовании.

Изучению истории народного образования на региональном уровне с учетом экономико-географических особенностей регионов посвящены работы В.Л. Соскина, А.Н. Соскиной, В.Ш. Назимовой, М.С. Кузнецова, М.Ф. Щербинина, Марченко Ю.Г.1, а также коллективный труд «История Сибири» (т. 4,5). Однако в их работах процесс развития общеобразовательной школы раскрыт неполностью, так как чаще всего встречаются цифровые показатели начала и конца исследования. Достоинством этих работ является выявление тенденций, характерных для того или иного региона, в том числе и развития общеобразовательной школы. В данных работах освещаются проблемы кризиса школьного строительства в 20-е го ды, особенности преодоления их в отдельных краях, подробно рассматривается деятельность партийных и советских органов в осуществлении всеобщего начального и семилетнего обучения. Наиболее интересной пред

1 Соскин В.Л. Культурное строительство в Сибири в 20-30-е годы/ Историография Советской Сибири 1917-1945 гг. -Новосибирск, 1968; Он же. Очерки истории культуры в годы революции и гражданской войны. - Новосибирск, 1965; Он же. Начало строительства социалистической культуры Сибири (конец 1917 - первая половина 1918 гг.) / Культурное строительство в Сибири в 1917-1960 г.г. - Новосибирск, 1962; Он же. Культурное строительство Сибири (1917-1923 гг.). Автореф. Докт. Дис. - Новосибирск, 1968; Он же. Культурная жизнь Сибири в первые годы НЭПа. - Новосибирск, 1971; Кузнецов М.С. Культурное строительство на Советском Дальнем Востоке в восстановительный период (1922-1925 гг.). Автореф. канд. дис. - Томск, 1958; Он же. Дальневосточная партийная организация в борьбе за осуществление задач культурной революции (1928-1937 гг.). -Томск, 1971; Соскина А.Н. Культура сибирской деревни в период строительства социализма / Историография культуры и интеллигенция советской Сибири. - Новосибирск, 1978; Назимова В.Ш., Щербинин М.Ф. Историография культуры Сибири в период Великой Отечественной войны. / Там же; Марченко Ю.Г. Очерки истории культурного развития Сибири (1920-1928 гг.). - Новосибирск. 1977. ставляется из вышеперечисленных работ монография Ю.Г. Марченко, где автор в главе «Общее образование» подробно рассматривает процесс ликвидации неграмотности в Сибири. Основным достоинством работы является анализ уровня грамотности рабочих разных видов промышленности в условия проведения ликбеза. Однако работа охватывает лишь период с 1920 по 1928 гг.

Наибольший интерес представляют работы, специально освещающие историю становления и развития общеобразовательной школы, как Союза в целом, так и конкретных областей. В данных работах более подробно рассматриваются вопросы функционирования системы образования с учетом особенностей региона, раскрывая подробно малоизученные стороны данного процесса, уделяя внимание более мелким вопросам1. Например, в работе В.П. Буторина дается анализ взаимосвязи уровня грамотности рабочих и уровня их образования, показан процесс проведения ликбеза среди рабочих и основные проблемы, с ним связанные. Однако работа ограничивается лишь незначительным по продолжительности перио

1 Зак Л.М. История культурного строительства в СССР в советской исто-риографии//Вопросы истории. 1964. №2. Она же. Основные проблемы культурного строительства СССР в современной исторической литературе/Культурная революция в СССР. 1917-1965 гг. - М., 1967; Она же. История изучения советской культуры.- М., 1981; Куманев В.А. Некоторые вопросы историографии культурной революции СССР/ Очерки по историографии советского общества. - М., 1965; Соскин В.Л. Культурное строительство в Сибири в 20-30-е годы/ Историография Советской Сибири (1917-1945 гг.). - Новосибирск, 1968; Он же. Формирование системы народного образования в Сибири в период строительства социализма (19171941 гг.)/Историография культуры и интеллигенции советской Сибири. -Новосибирск, 1978; Лукинский Ф.А. Народное образование в Сибири в период строительства социализма/Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. - Ч.1.- Новосибирск, 1971; Королев Ф.Ф. Советская школа в период индустриализации (1926-1930). -М., 1959; Королев Ф.Ф. и др. Очерки по истории советской школы и педагогики (1929-1930). - М., 1961; Прокофьев М.А. и др. Народное образование в СССР (1917-1967). - М., 1967. В. П. Буторин. Просвещение рабочих Западной Сибири 1928-1933 г.г. -Новосибирск, 1977. дом, что не дает возможности проанализировать итоги в длительном периоде от проведения повышения образовательного уровня рабочих.

В трудах сибирских историков, посвященных школе, широко показан ход становления и развития школы в регионе на материалах местных и центральных архивов и данных статистического управления. Наиболее полно освещены эти проблемы в научных публикациях В.Л. Соскина1, где он рассматривает становление социалистической школы в Сибири, анализируя процесс формирования учительской армии как составной части интеллигенции в первое десятилетие после революции.

В работах местного значения широкое освещение получил вопрос развития школьной системы в годы Великой Отечественной войны 2. На региональном материале авторы рассматривают деятельность школ в условиях военного времени, показывают материальное положение и духовный настрой учителей и учеников. Работы представляют интерес, так как содержат статистические данные и их ретроспективный анализ.

Общим вопросам развития школы в условиях Великой Отечественной войны посвящены работы И. С. Окладникова, С. Ф. Нелаевой,

1 Соскин В.Л. Развитие материальной базы народного образования в Сибири в первое десятилетие советской власти/ Школа и учительство Сибири в 20-е-начало 30-х годов. - Новосибирск, 1978; Он же. Общеобразовательная школа Сибири в начальный период новой экономической политики (19211923 гг.)/Бахрушинские чтения, 1969. - Новосибирск, 1970; Он же. Сибирское учительство в первые годы нэпа (1921-1923 гг.)//Изв. СО АН СССР, 1971, 36. Сер. обществ, наук, вып.2.

2 Тарасова М.Г. Школы Кузбасса в годы Великой Отечественной войны. /Из истории Кузбасса. - Кемерово, 1968; Михайлова Л.П. В годы Великой Отечественной войны /Школа Тюменской области. - Тюмень, 1968; Трофимов Л.П. Школы Омской области в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / В грозные годы. - Омск, 1973; Щербинин М.Ф. Из опыта партийного руководства народным образованием в условиях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (по материалам Иркутской, Читинской областей и Бурятской АССР)/ Великой Октябрь и Восточная Сибирь. - Иркутск, 1968.

М.Ф. Щербинина1. Авторы данных работ рассматривают школьную систему отдельных экономико-географических районов в условиях военного времени, давая подробный анализ изменения численности школ, учащихся, педагогических кадров и роли парторганизаций в повышении качества успеваемости. Однако эти работы носят больше публицистический характер. Известный вклад в изучение процесса подготовки педагогических кадров в годы войны в Сибирском регионе внес А. С. Юмашев , который попытался в своей работе проследить условия и степень подготовки педагогов в период военного времени. Основные аспекты функционирования общеобразовательных школ этого периода рассматривались также Ф.А. Лукинским3.

1 Окладников И.С. Из истории развития школы Западной Сибири в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / Материалы к предстоящей

VIII научной конференции Новокузнецкого пед. ин-та. Сер. обществ, наук. - Новокузнецк, 1967; Нелаева С.Ф. Общеобразовательная школа Западной Сибири в период Великой Отечественной войны (перестройка учебно-воспитательной работы)/ В грозные годы. - Омск, 1973; Щербинин М.Ф. Из опыта партийного руководства народным образованием в условиях Великой отечественной войны 1941-1945 гг.(по материалам Иркутской, Читинской областей и Бурятской АССР) / Великий Октябрь и Восточная Сибирь. - Иркутск, 1979.

Юмашев A.C. Подготовка педагогических кадров в Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / Культурная и революция и духовное развитие советского общества. - Свердловск, 1979. л

Лукинский Ф.А. Из истории общеобразовательной школы Сибири и Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг./Сибиряки - фронту. - Новосибирск, 1971; Он же. Изменение сети общеобразовательных школ в Сибири и на Дальнем Востоке, их подготовка к учебным занятиям в условиях войны (1941-1945 гг.)./ Исторические аспекты экономического, культурного и социального развития Сибири. - 4.1. -Новосибирск, 1978; Он же. Обеспечение школ и учащихся Сибири и Дальнего Востока литературой и школьно-письменными -принадлежностями в годы Великой Отечественной войны /Там же; Он же. Комплектование школ Сибири и Дальнего Востока кадрами учителей в период Великой Отечественной войны. / Там же; Он же. Влияние Великой Отечественной войны на изменение численности и состава учащихся общеобразовательных школ Сибири и Дальнего Востока. Организация учебы работающей части населения /Там же.

Таким образом, период Великой отечественной войны изучен достаточно подробно в трудах сибирских историков с привлечением широкого круга источников, составлением динамических рядов для анализа численности и состава учащихся и педагогов школ в годы войны.

Наименее изучена сибирская школа на одном из важнейших ее этапов — в годы осуществления обязательного первоначального и семилетнего всеобуча, хотя по этому периоду ее функционирования (30-е гг.) имеется немало научных публикаций. Оценка их дана в указанных выше историографических статьях В. Л. Соскина. Однако мы не можем согласиться с некоторыми выводами, сделанными В.Л. Соскиным. Например, оценивая работы П.Л. Трофимова и Г.И. Подружина1, автор соглашается с их позицией по вопросу завершения процесса всеобуча в начальной школе за 3 года (1930-1933 гг.). Анализ же документов показывает обратное, этот процесс затянулся по отдельным регионам вплоть до 50-х годов.

Тридцатым годам посвящена монография Ф.А. Лукинского , где автор анализирует процесс введения начального всеобщего образования в стране и на большом статистическом материале анализирует развитие школьной системы в Сибири в годы первых пятилеток. На наш взгляд, данное историко-статистическое исследование является интересным, содержательным , но ограничивается довоенным десятилетием. Однако работа содержит несколько недочетов, среди которых хотелось бы отметить, что рассмотрение отдельных вопросов введения всеобщего образования

1 Трофимов П.Л. К истории введения всеобщего начального обучения в Западной Сибири (1930-1933 гг.) / Культурное строительство в Сибири в 1917-1960 гг. - Новосибирск, 1962; Он же. К истории народного образования в Сибири во второй пятилетке (1933 - 1937 гг.)/ Культурное строительство в Сибири. - Новосибирск, 1965; По дружин Г.И. Партийная организация Западной Сибири в борьбе за ликвидацию неграмотности и малограмотности взрослого населения и развитие школьного образования в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). Автореф. канд. дис. - Томск, 1965г.

2 Лукинский Ф.А. Народное образование в Сибири (1928-1941 гг.). - Новосибирск, 1982. проходит иногда по Сибири в целом, а иногда приводятся отдельные области или только края1. Принципы отбора определенных областей остаются непонятными, так сначала делается ссылка на одни области, а затем в ходе изложения материала - на другие. Закономерен вопрос: а что же стало с вышеуказанными областями, как в них развивались изучаемые процессы?

Проблема проведения всеобуча является наиболее спорной в работах авторов, занимающихся изучением развития народного образования в Сибири. Неоднозначное отношение к вопросу о сроках завершения всеобуча (середина или конец 30-х годов), критериях его оценки (что в основе - качественные или количественные показатели), итогах. Данные вопросы просматриваются в работах Э.Г. Григорьевой, А.Н.Соскиной, А.Н. Хоро-шева , Ф.А. Лукинского\ Авторы указанных работ дали подробный анализ исторических условий проведения всеобуча в Сибири, рассмотрели динамику роста численности учащихся и педагогических кадров, используя богатый источниковедческий материал.

Далеко не достаточно раскрывается деятельность партийных и государственных органов в решении проблем развития образования, чрезвычайно слабо вскрываются трудности данного процесса. Эффективность его также исследована неполностью. В научных трудах, посвященных небольшим периодам развития всеобуча, превалируют переоценки, излишний оптимизм и совершенно не вскрываются (порой даже затушевываются) нерешенные задачи. В большинстве трудов сообщаются новые факты, но не решаются принципиальные вопросы. Наиболее распространенным

1 Лукинский Ф.А. Народное образование в Сибири (1928-1941 гг.). - Новосибирск, 1982. - С.84.

2 Григорьева Э.Г., Соскина А.Н., Хорошев А.Н. Осуществление начального и семилетнего обучения в сибирской деревне (1927-1937 гг.) / Культурное развитие советской сибирской деревниё. - Новосибирск, 1980. Народное образование в Сибири (1928-1941 г.г.). - Новосибирск, 1982. является труд Г.Н. По дружина1, который рассматривает нормативные партийные документы и их реализацию на местах, уделяя наибольшее внимание политике ликбеза вновь через призму работы партии.

Значительное место среди работ по проблеме образования занимают те, что связаны с изучением отдельных вопросов этого процесса в опл ределенных регионах Сибири. Так, например, П.В. Гришанов , В.Леонтьев3, С.П. Нефедова4 подробно рассмотрели вопрос финансовой и материальной базы всеобуча. Однако эти работы не дают точного представления о том, как проходил всеобуч.

Отдельному вопросу посвящена и работа М.Г. Хитаряна5, который рассмотрел процесс трудового и политехнического обучения в школах, анализируя его основные этапы и принципы проведения.

Попытка глубже осмыслить процесс развития общеобразовательной школы 30-х гг. была предпринята и А. Н. Хорошевым6. На материалах Западной Сибири он делает попытку обобщить деятельность партийных организаций по подготовке учительских кадров в годы второй пятилетки,

1 Г.Н. Подружин Партийная организация Западной Сибири за ликвидацию неграмотности и малограмотности взрослых и развитие школьного образования в годы первой пятилетки. - Томск, 1965. л

Гришанов П.В. Деятельность партийных организаций Урала и Западной Сибири по укреплению финансово-материальной базы в общеобразовательной школы в 1926-1941 годах. / Деятельность партийных организаций Урала и Западной Сибири по развитию народного образования и культуры.

- Свердловск, 1978.

3 Леонтьев В. Народное образование на Чукотке в 20-40-е годы / Два мира

- две судьбы. - Магадан, 1978.

4 Нефедова С.П. Становление и развитие народного образования на Камчатке (ноябрь 1922 - октябрь 1932 г.) / История социалистического строительства на Камчатке. - Владивосток, 1979.

5 Хитарян М.Г. Из истории трудового и политехнического обучения в школах Западной Сибири в послевоенные годы (1945-1958). Автореф. Канд. дис. - М., 1962.

6 Хорошев А.Н. Партийное руководство подготовкой сельских учителей Западной Сибири в годы второй пятилетки (1933-1937 гг.) / Деятельность КПСС по подготовке и воспитанию кадров. - Тюмень, 1980. воспроизвести процесс комплектования педагогическим персоналом сельских школ. Этой же проблеме посвящена статья В.Э. Войшнис в который рассматриваются процессы, проходившие в школьной системе в 30-е годы на примере Дальневосточного региона. Однако при более подробном анализе данных работ возникает ряд вопросов: каким образом процесс всеобуча повлиял на развитие региона, подготовку педагогических кадров, их качественный уровень, в чем была его специфика, каковы результаты в длительном периоде. Все эти вопросы остались в данных работах не раскрыты.

Лишь в общих чертах, с обозначением роста школ, педагогических кадров, больше в публицистическом стиле, выходили обобщающие труды у по истории образования школ Сибири . .

Значительный вклад в изучение проблемы становления и развития школьной системы в Кузбассе внесли обобщающие труды по истории нашего региона3. Работы по своей сути очень ценны, так как в них сделана попытка проанализировать условия и основные итоги развития системы школьного образования в Кузбассе. Однако эти труды имеют ряд недостатков. «История Кузбасса» начинает рассматривать систему народного образования лишь с послевоенного периода, хотя данная III часть охватывает историю Земли Кузнецкой (с 1943 года - Кемеровской области) с первых пятилеток до нач. 70-х годов. К тому же в работе лишь констатируется Войшнис В.Э. Из истории формирования советской интеллигенции на Дальнем Востоке (1933-1937 гг.) / Культурное строительство на Дальнем Востоке. - Хабаровск, 1980.

2 Школа Западной Сибири за 50 лет советской власти. - Новосибирск, 1970; Школа Сибири за 60 лет советской власти. - Барнаул, 1982; Развитие народного образования и культуры в Сибири за 70 лет советской власти. -Омск, 1987.

3 История Кузбасса. - Ч.З. - Кемерово, 1970; Кацюба Д. В. История Кузбасса. - Кемерово, 1975; Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее. - Кемерово, 1978; Очерки истории партийной организации Кузбасса. - Ч. III. - Кемерово, 1985. рост школ, обозначаются проблемы, с ним связанные, но не акцентируется внимание на методах их решения. В учебном пособии Д.В. Кацюбы вообще отсутствует какой-либо анализ, а разделу образования посвящена лишь половина страница, на которой содержится информационная справка о количестве школ, студентов, вузов, техникумов в сер. 70-х годов1, а предыдущие годы деятельности советской власти в сфере образования освещаются еще слабее.

Книга «Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее» вопрос о системе школьного образования начинает рассматривать только с периода Великой Отечественной войны, также давая статистическую справку о численности школ и учащихся на начало и конец войны2. Последующие периоды развития народного образования также освещены неполностью, нет ответов на вопрос какими методами шел процесс роста сети школ, как шло формирование учительской армии. Аналогичным образом идет освещение развития школьного дела в Кузбассе в «Очерках истории партийной организации Кузбасса».Отдельных работ по истории образования нашего региона в этот период не выходило.

Большое значение в истории изучения образования имеют монографические исследования по общим вопросам культурного строительства в стране и в регионах. В этих работах большое внимание уделено роли партии в организации системы народного образования. Наибольшую ценность представляет собой фактический материал (статистические сведения о численности школ, учителей, учащихся). Наиболее интересными являются работы М.П. Кима, Е.С. Смирнова, В.Т. Ермакова, П.И. Кабанова3.

1 Кацюба ДВ. История Кузбасса. - Кемерово, 1975. С. 120.

2 Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее. - Кемерово, 1978. С.254.

3 Ким М.П. 40 лет советской культуры. - М. 1957; Он же. Коммунистическая партия - организатор культурной революции в СССР. - М., 1965; Он же О закономерностях культурной революции // Вопросы истории. 1960. -№5; Смирнов И.С. В.И. Ленин и советская культура. - М. 1960; Ермаков

Таким образом, второй период в историографии проблемы всеобуча наиболее наполнен работами с различной проблематикой. Одной из особенностей данного периода является то, что большинство работ выполнено историками Новосибирска. На наш взгляд, это обусловлено расположенностью архива и сосредоточенностью источниковедческой базы периода 20-х начала 40-х годов в одном месте. Одним из достоинств данного периода стала группа работ, связанная и изучением регионального компонента б образовательной политике. Однако в географическом понимании «регион» в данном периоде значительно расширен. Чаще всего речь идет о Западной или Восточной Сибири, Сибири как регионе вообще, и лишь при освещении отдельных, частных вопросов авторы обращались к более узкому пониманию «региона», как ,например, Дальний Восток, Томская, Омская и др. области.

Третий, выделенный нами период, характеризуется более широкой проблематикой, более суженными географическими рамками в освещении тех или иных проблем. В этот период большое внимание уделялось общим вопросам развития культуры и истории образования как ее составной части. Так, в работе A.B. Большакова1 лишь косвенно упоминается история образования, повышение уровня грамотности населения. Работа носит публицистический характер. Наиболее интересны работы регионального уровня, раскрывающие отдельные вопросы в рамках развития образовательной системы. Например, работа В.Н. Бреля2 посвящена развитию высшей школы и науки в Кузбассе в послевоенное десятилетие. Не менее ин

В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. - М, 1968; Кабанов П.И. История культурной революции в СССР. - М., 1971.

1 Большаков A.B. Культура XX века /Актуальные проблемы культуры XX века. - М., 1993.

2 Брель В.Н. Развитие высшей школы и науки в Кузбассе в послевоенный период (1945-1955 гг.)/Актуальные проблемы новейшей отечественной истории. - Кемерово, 1999. тересна и работа Т.В. Гнездиловой1, которая на региональном материале дает анализ материально-правовому положению учительства Горного Алтая в 20-е-30-е гг. Анализ взаимосвязи развития общества и культурной революции сделали Красильников, Соскин, Лисс, Илизаров в своей работе «Культурная революция и духовный прогресс»2.

Среди общетеоретических работ этого периода можно отметить вышедшую в 1988 г. книгу «Культура в советском обществе», а также работы В.А. Латышева, С.И. Штамм и др.3, которые в различной степени рассматривают становление и управление образованием в динамике за длительный период времени. Однако все они в большей степени имеют описательный характер, не смотря на обеспеченность статистическим материалом. Одной из отличительных черт данного периода стало усиление регионального компонента в изучении истории образования. По проблемам развития школьной системы в Кузбассе в условиях Великой Отечественной войны вышла работа Э.В. Алексеевой,4 где автор рассматривает условия в которых были вынуждены работать школы Кузбасса в столь тяжелые годы для нашего государства. Однако работа носит описательный характер, хотя наполнена архивными материалами. Автор уходит от каких-либо выводов, несмотря на широкую источниковую базу.

1 Гнездилова Т.В. Материально-правовое положение учительства Горного Алтая в 1920-30-х гг./ Материалы XXXVI международной научной студенческой конференции. - Новосибирск, 1998.

2 Красильников С.А., Соскин В.Л., Лисс Л.Ф., Илизаров Б.С. Культурная революция и духовный прогресс/Историки спорят. 13 бесед. - М., 1988.

3 Культура в советском обществе. - М., 1988; Латышев В.А. Очерки истории педагогической науки (1917-1980). - М., 1981; Развитие народного образования и культура в Сибири за 70 лет Советской власти. - Омск. 1987; Штамм С.И. Управление народным образованием в СССР (1917-1936). -М., 1985.

4 Алексеева Э.В. Школы г. Кемерова и Кузбасса в годы Великой Отечественной войны /Балибаловские чтения. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию городского статуса Кемерово. Июнь 1998 г. - Кемерово., 1998.

Значительный блок статей, посвященных различным сторонам жизни школ в условиях военного времени, вышел к 55-летию победы в Великой Отечественной войне1. Работы носят повествовательный характер и чаще предназначены не для научного анализа, а лишь для общетеоретического знакомства с соответствующим периодом.

Интересна, на наш взгляд работа В.Н. Бреля2, который анализирует условия формирования научной интеллигенции в Кузбассе в послевоенное десятилетие, связывая его с экономическим развитием региона.

Проблеме подготовки кадров посвящена работа И.С. Соловенко , в которой автор рассматривает каналы формирования учительской армии для школ ФЗО, дает анализ фактического архивного материала, делая вывод о том, что качественный уровень знаний данных учителей оставлял желать лучшего, как следствие выпущенные специалисты имели низкий базовый уровень знаний.

Малоизученной осталась проблема роли лагерной системы на территории нашей области и уровня грамотности спецконтингента. Этому

1 Горбунов B.C. Учителя г. Кемерова в годы Великой Отечественной войны /Город Кемерово в годы Великой Отечественной войны. Материалы научной конференции. 14 апреля 2000 г. - Кемерово, 2000; Хорьякова H.A. Работа учителей начальных классов г. Кемерова в период Великой Отечественной войны /Там же; Белозеров П.Д. Педагоги школы № 24 г. Кемерова в годы Великой Отечественной войны /Там же.; Серебрянникова Е.А. Жадовец Николай Иванович - учитель, воин, партизан./Там же.

2 Брель В.Н. Некоторые проблемы формирования и развития научной интеллигенции Кузбасса в 1945-1955 гг./Всероссийские научные чтения «Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России» (26-28 октября 1999 г.). - Кемерово, 1999.

3 Соловенко И.С. Проблема обеспечения кадрами в системе Кемеровского областного управления трудовых резервов (ОУТР) в годы первой послевоенной пятилетки (1945-1950) /Кузбасс в годы Великой Отечественной войны. Материалы областной научно-практической конференции, посвященной 55-летию Победы в Великой Отечественной войне. 20 июня 2000 г. -Кемерово, 2000. вопросу посвящена работа A.A. Митя1. Автор на архивном краеведческом материале дает подробную характеристику системе профессионального и общего образования в лагерях, отмечая трудности, с которыми сталкивались образовательные учреждения в ИТЛ.

Большое внимание в последнее десятилетие XX века в научных трудах историков, посвященных образованию, было уделено проблеме личностного фактора. В работе Т.Г. Назаровой2 рассматривается личность как основа школьной системы. Автор в своей работе рассматривает историю образования через призму человеческой судьбы, анализируя объективные и субъективные факторы, влияющие на формирование личности учителя. Среди вышедших работ в 90-е годы встречаются и по очень узкой проблематике, например, статья И.С. Соловенко3, составленная на основании годового отчета ГТШ1. Она содержит сведения о типах школ, получаемых профессиях, условиях образования, проблемах, с которыми приходилось сталкиваться педагогическому и ученическому составу таких школ.

Указанные труды ученых, несомненно, внесли ценный в клад в исследование проблемы проведения политики всеобуча и в Западной Сибири, и по отдельным регионам и создали благоприятные предпосылки для ее дальнейшего изучения. Вместе с тем проведенный анализ изученной научной литературы позволяет утверждать, что целостного исследования по

1 Мить A.A. Постановка профессионально-технического обучения в исправительно-трудовых учреждениях Кузбасса в 40-50-е годы //Всероссийские научные чтения «Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России» (26-28 октября 1999 г.). - Кемерово, 1999.

2 Назарова Т.Г. Дошкольное образование в лицах: Анастасия Петровна Петрова - старейшина дошкольных работников Кемеровской области. Всероссийские научные чтения «Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России"» (26-28 октября 1999 г.). - Кемерово, 1999.

3 Соловенко И.С. Производственная учеба в горнопромышленных школах (ГПШ) Кемеровской области в 1950-1951 учебном году. ./Всероссийские научные чтения «Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России"» (26-28 октября 1999 г.). - Кемерово., 1999. избранной теме и в ее географических, и хронологических рамках пока еще не проведено. Отсутствуют специальные научные работы, раскрывающие динамику решения проблемы неграмотности в нашем регионе, позволившую улучшить образовательный уровень взрослой части населения, занятых на производстве и шахтах Кузбасса, не изучены те противоречия, которые сложились в исследуемый период в системе начального, неполного среднего и среднего образования, а также нуждаются в более глубоком анализе, наряду с общими тенденциями, региональные особенности развития системы школьного образования и подготовки педагогических кадров. Неосвещенность данных проблем обусловила выбор темы исследования «Реализация политики всеобуча на территории Кузбасса в 30-е-50-е годы».

Цель данного исследования - выявление особенностей проведения политики всеобщего образования на территории Кузбасса в 30-е-50-е годы.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи: последовательно проследить процесс проведения всеобуча; определить степень и время его осуществления; обобщить опыт работы по ликвидации неграмотности на территории нашего региона; проанализировать рост сети школ и контингента учащихся; описать процесс формирования педагогических кадров.

Территориальные рамки исследования охватывают всю территорию Кемеровской области в современном ее географическом представлении. С 1930 г. Кузбасс входил в состав Западно-Сибирского края, с 1937 г. по 1943 г. находился в составе Новосибирской области, а в 1943 г. образована Кемеровская область. Уровень грамотности жителей этих районов влиял на общий уровень грамотности населения нашего края.

Хронологические рамки обусловлены периодом проведения политики всеобщего обучения. Нижняя граница, 1930 г. - это год принятия приказа о начале всеобуча, который был в большей степени связан с начавшейся индустриализацией и в рамках культурной революции, верхняя граница - 1958 г. как конечная дата, свидетельствует о завершении всеобуча и начале проведения реформирования системы школьного образования. Она связана с новым курсом в народном хозяйстве, который был определен XX съездом партии.

Объектом исследования является процесс проведения всеобуча в Кузбассе в указанный период.

Предметом исследования является форма реализации всеобщего обучения в период 193 0-х-50-х годов на территории Кузбасса.

Методология и методика работы. На наш взгляд методологически правильно рассматривать период 30-х-50-х годов через призму общечеловеческих принципов, преломляя вышеуказанные подходы к той тоталитарной системе, в условиях которой проходил процесс всеобуча. И.Д. Коваль-ченко, говоря о новых теоретико-методологических подходах в исторических исследованиях отмечал, что «синтез теорий, подходов и методов конкретно-научных концепций является органическим компонентом в развитии любой науки»1.

Несмотря на разнообразные подходы различных авторов, изучающих историческое прошлое государства (независимо от периода), считаем, что «главным в исследовательском процессе должно оставаться единство, обусловленное объективной потребностью общества в получении истинных знаний»2.

Период сталинизма сегодня является наиболее спорным вопросом в ходе познания исторического процесса. Мы вправе опираться при разра

1 Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические принципы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. № 1. - С.З.

2 Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей на территории Кузбасса. Кемерово. 1997.- С. 17; Ковальченко И.Д. Указ. соч. - С. 3. ботке темы данного диссертационного исследования на синтез концепции цивилизационного подхода (в рамках позиций А.И. Ракитова) и общегума-нистичеких норм.

Соглашаясь с позицией А.И. Ракитова, можно отметить, что в основе усиления российской цивилизации лежали такие правила как: государство выше всего, общество как целое выше человека, производство, технология, инновации, наука имеют смысл и оправдание, ели содействуют военному могуществу, государство определяет что хорошо, а что плохо для гражданина, распределяет блага, вырабатывает смысл жизни для подданных и т.д.1.

Именно с позиций интереса и потребностей государства проводилась борьба с неграмотностью и всеобуч, опирающиеся на принуждение к получению знаний, что противоречило общегуманистическим нормам, правам и свободам, закрепленным в «Декларации прав человека». Государство само определяло нормы и правила обучения, структуру и объем знаний, в конкретно-исторический период своего развития в рамках реше ния тех или иных задач, возникавших в процессе строительства социализма.

С другой стороны, формирование нового социалистического общества в короткие сроки требовало от государства тотального контроля за всеми сферами жизнидеятельности, и как результат - огромный скачок в образовательном уровне населения, рост числа грамотных людей а, следовательно, и прогресс в индустриальном развитии, что мы, в свою очередь, можем рассматривать как положительную сторону данного процесса.

1 Ракитов А.И. Цивилизация, культура, технология и рынок. //Вопросы философии. 1992. № 5.

При изучении основных проблем нашего исследования автором были использованы общенаучные методологические принципы историзма, системности и научной объективности. Данные принципы позволили рассматривать явления в их многогранности, показывать факты и события в контексте конкретно-исторической обстановки и их взаимосвязи. Принцип объективности при рассмотрении истории проведения всеобуча на территории Кузбасса прежде всего означает: 1) изучение объективных закономерностей, которые определяли развитие народного образования региона как элемента целостной модели управления образовательным процессом; 2) опору на факты, источниковедческую, базу; 3) рассмотрение каждого явления в его многогранности и противоречивости, изучение всех фактов в их совокупности - положительных и отрицательных, независимо от того, нравятся они нам или нет, подтверждают существующее мнение или идут вразрез с ним.

Принцип историзма исходит из положений диалектической логики и предполагает рассмотрение фактов и исторических событий в соответствии с конкретно-исторической обстановкой в их взаимной связи и обусловленности, когда каждое общественное явление необходимо изучать в развитии, как оно возникло, какие главные этапы в своем развитии прошло, и под этим углом зрения оценивать, чем оно стало на данный момент. При этом важно видеть это явление не изолированно, а в связи с другими, тоже меняющимися во времени, и определять их место в системе общественных отношений. В целом же следует учитывать, выявлять взаимовлияние, взаимозависимость, взаимообусловленность исторических явлений.

Если применять принцип историзма в оценке развития школьного дела на территории Кузбасса, то, во-первых, необходимо рассматривать, в каких условиях был начат процесс всеобуча; во-вторых, что он собой представлял в период 30-х-50-х годов; в-третьих, каковы были особенности и итоги данного преобразования.

В процессе работы автор стремился выявить всю совокупность факторов, способствующих и влияющих на систему всеобуча в Кузбассе. Методика диссертационного исследования включает содержательный анализ, математико-статистические, а также традиционные для исторической науки сравнительно-исторический и историко-типологический методы. Использование данных методов позволяет последовательно раскрыть поставленные задачи.

Под методом исторического исследования понимаются «все общие методы изучения исторической реальности, т.е., относящиеся к исторической науке в целом, применяемые во всех областях исторических исследований. Они, с одной стороны, основываются на методе общефилософском, т.е. на принципах и законах материалистической диалектики, а с другой - служат основой методов конкретно-проблемных, т.е. методов, используемых в изучении тех или иных конкретных исторических явлений в свете тех или иных исторических задач. Социально-исторические или общеисторические, методы исследования представляют собой то или иное сочетание общенаучных методов, направленных на изучение объекта исторического познания»1.

Характеризуя сравнительно-исторический метод И.Д. Ковальченко писал: «Объективной основой для сравнения является то, что общественно-историческое развитие представляет собой повторяющийся, внутренне

1 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. - М., 1987. - С. 169. обусловленный, закономерный процесс. поэтому в процессе сравнения и открывается возможность для объяснения рассматриваемых фактов, раскрытия сущности изучаемых явлений»1.

Особенностями данного метода исторического явления являются: способность раскрыть сущность изучаемых явлений в тех случаях , когда она неочевидна, на основе изучаемых фактов; возможность выявлять общее и повторяющееся, необходимое и закономерное, с одной стороны, и качественно-отличное — с другой. Основываясь на данном методе, возможно выходить за пределы изучаемых явлений и на основе аналогий приходить к широким историческим обобщениям и параллелям; он допускает применение всех других общеисторических методов и менее описателен.

Суть историко-типологического метода состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой исторической реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта.

Источи и ковую базу составляют как опубликованные, так и не опубликованные материалы, выявленные в Государственном архиве Кемеровской области (ГАКО), Государственном архиве Новосибирской области (ГAHO), архиве Управления Внутренних дел при администрации Кемеровской области (А УВД АКО).

Использованные источники были нами разделены на группы по виду и характеру содержащейся в них информации исходя из особенностей внутренней формы источника, единства происхождения и назначения источника. В процессе работы выявленные нами источники объединены в группы. Это документы партийных органов: резолюции и решения съездов, конференций, пленумов ЦК, представленные в издании «КПСС в резолюциях».

1 Ковальченко И.Д. Указ. соч. - С. 171-172

Акты законодательных и исполнительных органов советского государства. К числу использованных нами источников законодательного характера необходимо отнести: материалы Конституции 1936 г.; Указы Президиума Верховного Совета СССР; Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.

Однако используя комплекс партийных и законодательных источников, необходимо помнить, что особенность данного вида источника заключается в воссоздании желаемого образа модели управления и развития государственной системы, в том числе и образования, так как на практике законы реализовывались неполностью, или вовсе игнорировались, а порой применялись с чрезвычайной пунктуальностью.

К другой группе относится распорядительная документация в виде решений Кемеровского облисполкома, хранящаяся в ГАКО в фонде Кемеровского областного отдела народного образования, а также решения и постановления президиума Западно-Сибирского Краевого исполнительного комитета, хранящиеся в ГАНО в фонде краевого отдела народного образования и в фонде Западно-Сибирского исполнительного комитета советов рабочих, крестьянских депутатов. В рассмотренных нами документах находят отражение как исходные моменты в деятельности системы образования, так и конкретные мероприятия по их реализации.

Наиболее многочисленную группу составляет делопроизводственная документация, которую в свою очередь можно разделить на несколько подгрупп: а) первичная, которая представлена отчетами школ (в 30-е-40-е гг. в рукописной или печатной, но свободной форме с соблюдением определенной последовательности в изложении материала). Отчетные данные представлены в рукописном виде на развернутых тетрадных листах или в обычных тетрадях, хотя встречаются и напечатанные на машинке. В 50-е годы данный вид документации представлен уже на разработанных бланках. И в типовых и в индивидуальных формах 40-х-50-х годов содержатся сведения об учащихся: количество по плану и фактически, на начало и конец учебного года, выбывшие, прибывшие, причины убытия, анализ выполнения всеобуча, экономико-хозяйственная часть школы за истекший год и подготовка к следующему (количество заготовки топлива, зерна, овощей, обеспеченность одеждой и обувью), анализ учащихся по классам и по возрасту, анализ выполнения программ по каждому предмету, начиная с начальной школы, анализ выпускных экзаменов (по классам); кадры, учебно-воспитательная работа: работа классных руководителей, работа с родителями, работа с пионерской организацией.

Б) производственные (или обобщенные) данные на разных уровнях. Отчеты гороно, районо, облоно, повторяющие отчеты школ.

В) в отдельную группу можно вынести годовые статистические отчеты облоно, составленные по определенной форме (на основе отчетной документации гороно), которые дают реальную картину по области о ходе реализации политики всеобуча. Данные отчеты содержат сведения о школах, численности работников, а в некоторых формах - возраст учащихся по годам рождения и классам обучения.

Все представленные документы хранятся в соответствующих фондах в хронологическом порядке. Информационная наполненность данной группы источников достаточно велика, что дает нам возможность отслеживать динамику решения определенных проблем в рамках развития образовательной системы на территории нашей области. Данную группу источников можно считать достоверной, т.к. она составлена на основе первичных источников. Однако, анализируя данный источник, хотелось бы выделить следующие проблемы: документы, хранящиеся в Г AHO по Кемеровской области, недлстаточны как в количественном, так и в содержательном отношении; документы по некоторым районам, вошедшим в 1943 г. в состав Кемеровской области, за ряд лет отсутствуют. Минимальна ис-точниковая база за первую половину 30-х годов, особенно 1930-1933 гг.

Все это представляет определенную трудность при анализе и статистических расчетах за данные периоды.

Статистические источники представлены статистическими справочниками: «Сибирский край», вышедший в 1930 г., и «Культурное строительство в СССР», составленный по материалам переписи 1939 г. и вышедший в 1940 г. Анализируя данные источники, хотелось бы отметить, что статистический справочник за 1930 г. имеет большую достоверность, так как составлен в период до массовых репрессий и подгонки материала под заданные нормы. И тот и другой справочники имеют большую информационную наполненность и содержат данные о краях и областях страны, численности народонаселения на данных территориях, национальном составе, возрасте, образованию и т.д. Однако к справочнику 1940 г. необходимо относиться с большой долей критики, так как он выходил на основании переписи 1939 г., которая, в свою очередь, была фальсифицирована.

Самостоятельную группу источников составляют материалы периодической печати 30-х-50-х годов. Среди наиболее распространенных изданий можно выделить «Известия», «Искру». Периодика представлена газетами и журналами данного периода (больше за 50-е годы), так как периодика 30-х-40-х годов или не сохранилась, или имеет «нечитабельный» вид. Наибольший интерес представляет региональная печать, т. к. отражает, как правило, наиболее острые проблемы. Данная информация часто носит субъективно-оценочный характер. Однако использование информации периодической печати требует критического анализа и перепроверки, сопоставления ее с другими видами письменных источников.

Следующая группа - личные карточки заключенных СИБЛАГа. В текущем архиве УВД при Администрации Кемеровской области сохранены картотеки личных карточек заключенных (форма № 2) специализированных лагерей, существовавших на территории Кузбасса. Одна из них -картотека заключенных Сиблага. Она велась все годы существования лагеря с 1942 по 1960 год. Все формуляры в достаточно хорошей степени сохранности, расположены в каталожных ящиках в алфавитном порядке. Полнота источника гарантирована существующими ведомственными инструкциями и его включенностью в работу.

Общая численность личных карточек приблизительно равна 100 тыс. шт., картотека представляет собой учет механического движения лагерного населения. Этот источник можно считать массовым, но вопрос о достоверности спорный, несмотря на то, что он первичен и содержит сведения о людях, событиях, датах. Карточки составлены современниками тех событий со слов заключенного. Следовательно, при заполнении формуляра могли называться, исходя из целесообразности (для избежания ужесточения наказания), иные данные о социальном происхождении, партийности, национальности и пр. В некоторых случаях на отдельных уголовных осужденных заполнялось несколько карточек - по количеству известных следствию его фамилий и кличек.

Карточки составлялись по мере поступления заключенных и затем систематизировались в алфавитном порядке. В ходе обработки карточек мы можем комплектовать их по различным показателям, составляя достаточно информативные графики, таблицы, диаграммы. При работе в архиве нами было отмечено, что в карточке имеется три вида бланков формы №2. Они различаются по форме, цвету, расположению заносимых данных. Для сопоставления мы можем использовать следующие показатели: пол, дата и место рождения, национальность, социальное происхождение, партийность, образование, профессия, дата ареста и осуждения, статья Уголовного кодекса, кем осужден, срок и период поражения в правах, дата прибытия и убытия из лагеря, откуда прибыл и куда направлен, внутрилагерные перемещения.

При обработке карточек возникла проблема оценки уровня образования заключенных, т. к. в них имеется следующая информация: "б/г" безграмотный, "н/г" - неграмотный, "м/г" - малограмотный, "грамотный", "низшее", "среднее", "начальное", 1,2,3.класса и т.д., "среднетехническое", "неполное среднее", "неполное средне-специальное", "сельское", "незаконченное высшее", "высшее". В некоторых формулярах данная информация отсутствует. Проблема состоит в том, что мы не знаем, по какому принципу оценивались грамотность, малограмотность и низшее образование заключенных. Л. И. Гвоздкова предлагает "для получения характеристики контингента заключенных по степени образованности и зависимости от них других показателей необходимо проводить более четкую градацию записей. Единая квалификация подразумевает сопоставимость данных, в частности: "малограмотность" будет соответствовать начальному образованию, "неграмотность" и "безграмотность" будут адекватны"1. И все-таки, на наш взгляд, необходимо уточнить само понятие "начальное образование": 3 или 4 класса и само понятие "малограмотный".

На наш взгляд, каждая карточка заключенного, неся большой объем информации, представляет собой интереснейший источник для изучения, т. к. полученные после обработки результаты помогут объяснить многие политические и экономические события тех лет.

Научная новизна работы состоит в том, что выявляются специфические формы и методы организации и проведения всеобуча на территории нашего региона; исследуются проблемы ранее не изученные, связанные со спецификой Кузбасса, а также делается попытка нетрадиционного подхода к анализу роли образования в системе идеологического воспитания как фактора, влияющего прямо и опосредованно на формирование ценностных ориентиров в обществе в условиях функционирования тоталитарного режима в Советском Союзе.

1 Гвоздкова Л. И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса (30-40 е годы). - Кемерово, 1994. - С. 15.

32

Практическая значимость работы в том, что ее результаты могут быть использованы в процессе преподавания курса отечественной истории, истории педагогики, в ходе чтения спецкурсов в высших и средних учебных заведениях, а также при написании учебников по истории Кузбасса и истории образования в Кузбассе.

Структура и объем работы: диссертация состоит из введения, трех глав, списка использованных источников и литературы и приложений. Исходя из вышеизложенных целей и задач автором определена структура работы, состоящая из введения, 2-х глав и заключения, имеются 13 приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Сычева, Татьяна Анатольевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассматривая роль образования в формировании основной системы ценностных ориентиров и определяя его как один из каналов влияния на формирование менталитета гражданского общества, государство в условиях индустриализации и в рамках культурной революции переложило на образование заботу о воспитании молодого поколения, формированииО нового менталитета.

Понятие «менталитет» многогранно и включает в себя значительное число компонентов, одним из которых является образование. Говоря об этом термине, мы имеем ввиду совокупность ценностных ориентиров, формируемых через систему образования.

Определяя образование как одну из важных составляющих менталитета, тоталитарное государство ставило задачу взять под полный контроль данное направление. Важно помнить и то, что в условиях перехода к новым экономическим задачам только уровень образования способствуем прогрессу.

Кроме образования, существовали и другие формы и методы влияния на сознание граждан. В условиях неграмотности влияние на формирование основных ценностных норм проходило через формирование политической ориентации с помощью изданного учебника по истории ВКП(б); через суды и ужесточение законодательства; посредством принятой в 1936 г. Конституции; культурную переориентацию советских граждан в форме библиотек; установления цензуры для литературы, кино, театров, песен; принятие стандарта для написания литературных произведений; антипропаганды западной жизни и культуры.

Определение образования как одной важных форм влияния на формирующееся сознание привело к расширению роста сети школ и позволило значительной части населения повысить свой образовательный уровень, который к началу 30-х годов в Кузбассе был очень низким.

В первую очередь перед государством стояла задача развить саму систему образования, расширить сеть учебных заведений, вовлечь как можно больше людей в процесс обучения.

С началом индустриализации перед Кузбассом, как и перед всей страной, стояла задача повышения не только количественных, но и качественных показателей развития промышленности. Как следствие, требовалось повышение уровня грамотности, новых знаний в обращении с оборудованием, техникой. Однако к началу 30-х годов уровень грамотности оставался низким. Данная проблема обозначилась особенно остро в условиях превращения крестьян в индустриальных рабочих. Сложные механизмы требовали квалифицированного обращения, однако из-за низкого образовательного уровня осваивались с трудом, аварии и простои были повседневными явлениями. Как следствие, одним из направлений в проведении социальной политики 30-х годов встал вопрос повышения уровня образования.

На шахтах, заводах, стройках Кузбасса было открыто множество пунктов ликбеза, технические курсы, техникумы и т.д. Однако в сибирском крае был большой разрыв между темпами развития народного хозяйства и уровнем культуры.

Организация всеобщего начального обучения, введение обязательного семилетнего образования в городе и в деревне, расширение десятилетнего обучения подняли роль школы в социальной жизни общества. Задачи совершенствования и развития экономики предъявили к школе новые требования, обусловили повышение ее роли в подготовке новых, образованных, высококвалифицированных кадров рабочего класса, колхозного крестьянства и многочисленного отряда советской интеллигенции.

Анализ документов дает возможность предположить, что если бы не индустриализация, то процесс повышения грамотности населения в нашем регионе мог бы растянуться на долгие годы и его результаты могли быть непредсказуемы.

В ходе разработки и реализации внутренней политики в государстве вопрос грамотности населения был одним из главных в рамках культурного развития общества. Социальная структура России во многом определила и темпы ее экономического развития и культурные преобразования. Тоталитарное государство, с его чрезвычайными мерами, для достижения экономических целей задачу всеобуча считало одной из главных, способствующих как идеологическому формированию, так и общекультурному уровню граждан.

Успешный ход начального всеобуча, повсеместно развернувшаяся работа по осуществлению обязательного семилетнего образования, ускорение темпов развития полного среднего образования в 30-х гг. резко повысили грамотность населения, изменили ее структуру. В итоге среди населения грамотность достигла к концу 50-х годов более 90 % среди взрослого населения.

Определение образования как одной важных форм влияния на формирующееся сознание привело к расширению роста сети школ и позволило значительной части населения повысить свой образовательный уровень, который к началу 30-х годов в Кузбассе был очень низким.

Рост сети школ и увеличение численности учащихся позволил решить проблему неграмотности взрослого населения и подготовить грамотные, высококвалифицированные кадры. (Приложение 10,12,13) Система школьного образования, формирование которой пришлось на период становления тоталитарного режима, сыграла большую роль в формировании принципов обучения воспитания нового поколения, преследуя цель формирования человека нового типа.

Возрастание роли школы стало возможным благодаря ее социальной значимости, как в теоретическом деле подготовки будущих «марксистов-ленинцев», так и будущих практиков- «строителей коммунизма», грамотных как в идеологическом, моральном, так и в экономическом смысле.

С начала 30-х годов происходило постепенное поступательное развитие школы; поиски методов обучения и их совершенствование, установление стабильности в типах школ и их преемственности (начальная, неполная средняя и средняя), возрастание социальной роли школы и превращение ее в одну из главных форм пополнения состава рабочего класса и колхозного крестьянства, в единственное средство повышения уровня образования трудящихся. Формировались финансовые возможности для проведения, организации в широком масштабе школьного строительства и подготовки педагогических кадров.

С середины 30-х годов наблюдалась чрезвычайная напряженность в работе всех звеньев партийных, советских органов, профсоюзов, комсомола, хозяйственных органов и всей сибирской общественности по преодолению трудностей, возникших в процессе проведении всеобщего обучения. Организация учета детей и повсеместное привлечение их к школе, принятие мер по предотвращению отсева позволили увеличить более чем в два раза численность начальных школ и количества учителей. Правда, организовать и осуществить всеобуч оказалось труднее, чем предполагалось, и сам ход его оказался более длительным. Однако в конце 30-х годов первоначальный всеобуч был в основном осуществлен. В ряде районов завершение его продолжалось вплоть до середины 50-х годов.

Реализация всеобщего начального обучения совпала с организацией работы по подготовке условий, объективных предпосылок введения всеобщего семилетнего обучения и расширения системы полного среднего образования. В это время была создана минимальная сеть полных средних школ и положено начало осуществлению семилетнего образования в городе и деревне.

В период Великой Отечественной войны происходило изменение школьной сети, т. к. часть школьных зданий была переоборудована под госпитали; ускорялась подготовка педагогических кадров, вызванная массовым оттоком учителей на фронт; изменялась структура общеобразовательных школ за счет введения раздельного обучения учащихся. Для этого периода характерно значительное сокращение численности учащихся и педагогических кадров. Несмотря на тяжелые условия, занятия в школах не прекращались. Большую помощь школам оказывали созданные фонды всеобуча, обеспечивая нуждающихся одеждой и обувью.

Послевоенное восстановление народного хозяйства поставило перед школой новые задачи. Дальнейшее развитие системы народного образования способствовало росту численности школ, особенно полных средних, увеличению численности педагогических кадров и принятию мер для улучшения их качественного состава. В послевоенные годы восстановился и увеличился численный состав учащихся, значительно снизился процент неграмотного и малограмотного населения, шло развитие системы среднего образования. Все большее число подростков получало законченное среднее образование. В послевоенные годы, несмотря на бурный рост сети школьных учреждений, большой проблемой оставался высокий процент отсева учащихся, вызванный материальным неблагополучием как семей школьников, так и самих школ. Наибольшие трудности в политики проведения всеобуча пришлись на сельскую местность, где мелкие населенные пункты вообще не имели школ. К концу 50-х годов в таких населенных пунктах действовали интернаты, которые и помогали обеспечить получение необходимого образования. Происходил не только количественный рост численности педагогических кадров, но что самое главное - качественный. К концу 50-х годов более 50% учителей имели высшее образование.

Таким образом, решение проблемы всеобуча начавшееся в 30-е годы практически было завершено к концу 50-х годов. Основная задача, свя

175 занная с решением проблемы неграмотности населения, в основном была решена, что позволило направить на предприятия и шахты значительное число грамотных, образованных людей, что способствовало значительному экономическому росту Кузбасса.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сычева, Татьяна Анатольевна, 2000 год

1. Государственный архив Кемеровской Области (ГАКО):1. Фонд Опись . Дело

2. Ф.Р. 323. 1 4,10,20,30,32,872 273 3,38,70,1196 20;25,63; 154,248,256,315,4107 2,4,5,6 Ф.Р.75. 2 221

3. Государственный архив Новосибирской области (ГAHO):1. Фонд Опись Дело1. Ф.Р.12. 1 10781360

4. Ф.Р.47. 1 1244,1527,1784,1865,2152,2153,3416

5. Ф.Р. 61. 1 1121,1139,1142,1211,1212,1213,1214,1225,1226,1244,1250,1286,1289,1297, 1307,1313,1318,1361,1376,1389,1422, 1444,1445,1474,1609,1637,1653,17843 1222. опубликованные источники:

6. Закон об охране социалистической собственности //Хрестоматия. Челябинск, 1994 - С. 278-279.

7. История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М., 1951. - С.321.

8. Просвещение в Сибирском крае. -Новосибирск, 1930.

9. Постановление ЦК ВКП(б) «О всеобщем начальном обучении». / Хрестоматия по истории советской школы и педагогики. М., 1972.

10. Постановление ЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме начальной и средней школы». / Хрестоматия по истории советской школы и педагогики. -М., 1972.

11. Постановление ЦК ВКП(б) «Об учебниках для начальной школы». / Хрестоматия по истории советской школы и педагогики. М., 1972.

12. Декрет СНК РСФСР по ликвидации безграмотности населения /Вопросы организации всеобщего обучения. -М., 1953. с. 18-19.

13. Сибирский край. Статистический справочник. Новосибирск, 1930. -736-737.

14. XVII съезд ВКП(Б). Резолюция о втором пятилетнем плане развития народного хозяйства РСФСР (1933-1937 гг.) / КПСС в резолюциях. 4.2. - Изд. 7.-М., 1953.-С. 716.

15. Постановление XVI партийной конференции /КПСС в резолюциях. Т.4. - М., 1970.-С. 234.3. список литературы:

16. Алаторцева А.И. Советская историческая наука на переломе 20-30-х годов. / История и сталинизм., М.,1991.- С.248-298.

17. Баталов Э. Культ личности и общественное сознание. //Суровая драма народа. М.,1989. С. 14-29.

18. Баталов Э. Советская политическая культура (к исследованию распадающейся парадигмы). // ОНС 1994. №6.

19. Бестужев-лада И. Трудное возвращение к правде. / Суровая драма народа. М., 1989. С. 292-312.

20. Большаков A.B. Культура XX века. / Актуальные проблемы культуры XX века, М, 1993. С. 108-127.

21. Борисов Ю. Сталин: человек и символ. Факты истории и история культа // Переписка на исторические темы: Диалог ведет читатель. -М., 1989.-С. 435-492.

22. Борисова Л.Г., Турченко В.Н. Социально-экономические проблемы образования. / В кн.: Социально-экономические проблемы образования., Новосибирск, 1980.

23. Брель В.Н. Развитие высшей школы и науки в Кузбассе в послевоенный период (1945-1955 гг.) / Актуальные проблемы новейшей отечественной истории. Кемерово, 1999. С.6-14.

24. Бухарин Н. И. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989.

25. Буторин В.П. Просвещение рабочих Западной Сибири 1928-1933 г.г. Новосибирск, 1977. 75 с.

26. Верт Н. История Советского Государства.- М., 1992;

27. Войшнис В.Э. Из истории формирования советской интеллигенции на Дальнем Востоке (1933-1937 гг.)./ В кн.: Культурное строительство на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1980.

28. Волобуев О., Кулешов С. История по-сталински. /Суровая драма народа. М., 1989. С.312-334.

29. Вопросы организации всеобщего обучения. М., 1953. 416 с.

30. Восленский М. Номенклатура. М., 1991

31. Подружин Г.Н. Партийная организация Западной Сибири за ликвидацию неграмотности и малограмотности взрослых и развитие школьного образования в годы первой пятилетки. Автореф. канд. дис. Томск, 1965.

32. Гаврилов С.О. Конституционная реформа 1936-1937 годов и выборы в местные советы. /Октябрь 1917 года: уроки истории и современность. Кемерово, 1997.

33. Гвоздкова Л. И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса (30-40-е г.г.). Кемерово, 1994.

34. Гвоздкова Л .И. Учебно-методический комплекс по новейшей отечественной истории. «Проблемы социальной политики и социальной справедливости». Кемерово, 1999. 56 с.

35. Гнездилова Т.В. Материально-правовое положение учительства горного Алтая в 1920-30-х г.г. / Материалы XXXVI международной научной студенческой конференции. Новосибирск, 1998.

36. Голосов Г.В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1994.

37. Гордон Л. А., Клопов Э. В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е годы. М., 1989.

38. Григорьева Э.Г., Соскина А.Н., Хорошев А.Н. Осуществление начального и семилетнего обучения в Сибирской деревне (1927-1937 гг.)./ В кн.: Культурное развитие Советской сибирской деревне. Новосибирск, 1980.

39. Гудименко Д.В. Политическая культура: преемственность эпох. // ОНС 1994. №6

40. Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном. М., 1989.

41. Данилов А. А., Косулина Л. Г. История России. XX век,- М., 1995.

42. Дейнеко М.М. 40 лет народного образования в СССР. М., 1957.

43. Дмитриенко В. П., Есаков В. Д., Шестаков В. А. История Отечества. XX век,- М., 1995

44. Заболотская К.А. Динамика отношений ИТР и рабочих угольной промышленности в Сибири в 20-80-е годы. /Интеллигенция в системе социально-классовой структуры и отношений советского общества. Выпуск 2. Кемерово, 1991.

45. Заболотская К.А. Этапы формирования инженерно-технической интеллигенции и ее роль в развитии угольной промышленности Сибири в 20-80-е годы. /Интеллигенция в советском обществе. Кемерово 1993.

46. Зак Л.М. История культурного строительства в СССР в советской историографии.//Вопросы истории, 1964. №2.

47. Зак JI.M. Основные проблемы культурного строительства СССР в современной исторической литературе./Культурная революция в СССР. 1917-1965 гг. М, 1967;

48. Зезина М.Р. Складывание командно-бюрократических методов руководства культурой. /Режим личной власти Сталина . К истории формирования. М., 1989

49. История России. 1917-1940/Хрестоматия.-Челябинск, 1994

50. Исупов В. А., Кузнецов И. С. Россия с 1917 до наших дней. Новосибирск, 1996

51. Ким М.П. 40 лет советской культуры. М. 1957; Ермаков В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. М, 1968

52. Кабанов П.И. История культурной революции в СССР. М., 1971.

53. Ким М.П. О закономерностях культурной революции. // Вопросы истории 1960. №5

54. Ким М.П. Коммунистическая партия организатор культурной революции в СССР. М., 1965;

55. Константинов H.A., Медынский E.H., Шабаев М.Ф. История педагогики. М. 1974.

56. Короле Ф.Ф. Советская школа в период индустриализации (19261930). М., 1959;

57. Королев Ф.Ф. и др. Очерки по истории советск

58. Красильников С.А., Соскин В.Л., Лисс Л.Ф., Илизаров Б.С. Культурная революция и духовный прогресс. /Историки спорят. Тринадцать бесед. М., 1988

59. Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее. Кемерово, 1978.

60. Кузнецов М.С. Культурное строительство на Советском Дальнем Востоке в восстановительный период (1922-1925 г.г.). авто.реф. кан. Дис. Томск, 1958;

61. Кузнецов М.С. Дальневосточное партийная организация в борьбе за осуществление задач культурной революции (1928-1937 г.г.). Томск, 1971;

62. Культура в советском обществе. М, 1988.

63. Культурное строительство СССР. М., 1940.

64. Куманев В.А. Некоторые вопросы историографии культурной революции СССР./ Очерки по историографии советского общества. М., 1965.

65. Латышев А. Сталин и кино "Хотелось бы всех поименно назвать."

66. Латышев В.А. Школа и общество: проблемы новой организации пространства образования и воспитания. /Культура, образования, развитие индивида. М., 1990.

67. Лельчук Ы. Индустриализация./ Переписка на исторические темы. М., 1989.

68. Лепешкин Ю.В. Политология на Российском фоне. М., 1993.

69. Лукинский Ф.А. Народное образование в Сибири в период строительства социализма./Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. 4.1. Новосибирск, 1971;

70. Лукинский Ф.А. Народное образование в Сибири (1928-1941 г.г.). Новосибирск., 1982.

71. Маслов Н. "Краткий курс истории ВКП(б)" энциклопедия культа личности Сталина. / Суровая драма народа. М., 1989 .

72. Маслов П.П. Что такое культ личности? Как сложился культ личности Сталина? // Историки отвечают на вопросы. М., 1988

73. Михайлова Л.П. В годы Великой Отечественной войны./В кн.: Школа Тюменской области. Тюмень, 1968;

74. Моторнюк Н.М. Социальная роль общеобразовательной школы. Киев, 1976

75. Назимова В.Ш. западной Сибири в годы второй пятилетки (19331937 гг.). / В кн.: Деятельность КПСС по подготовки и воспитанию кадров. Тюмень, 1980.

76. Нанивская В.Т. Анатомия репрессивного сознания.// Вопросы философии. 1990. №5.

77. Народное образование в Сибири (1928-1941 г.г.). Новосибирск, 1982.

78. Неизвестная Россия. XX век. «Историческое наследие», 1992.

79. Организация и планирование всеобщего среднего образования. М., 1957.

80. Очерки истории педагогической науки в СССР (1917-1980). М, 1986,

81. Очерки истории педагогической науки в СССР (1917-1980). М., 1986.

82. Паначин Ф.Г. Управление просвещением в СССР. М ., 1977.

83. По дружин Г.И. Партийная организация Западной Сибири в борьбе за ликвидации неграмотности и малограмотности взрослого населения и развитие школьного образования в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). Автореф. канд. дис. Томск, 1965 г.

84. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992.

85. Развитие народного образования и культуры в Сибири за 70 лет Советской власти. Омск, 1987;

86. Рынков А.Г. Социальные проблемы общего образования СССР в условиях НТР., М. 1978.

87. Скуленко С. В. История политической пропаганды. Киев, 1990; Волобуев П. В. Сталинизм и социальное познание советского общества // История и сталинизм. - М., 1991.

88. Смирнов И.С. В.И. Ленин и советская культура. М. 1960;

89. Соскин В.Л. Культурное строительство в Сибири в 20-30-е годы./ В кн.: Историография Советской Сибири (1917-1945 гг.). Новосибирск, 1968;

90. Соскин В.Л. Формирование системы народного образования в Сибири в период строительства социализма (1917-1941 гг.)/В кн.: Историография культуры и интеллигенции советской Сибири. Новосибирск, 1978;

91. Соскин В.Л. Культурная жизнь Сибири в первые годы НЭПа. Новосибирск, 1971;

92. Соскин В.Л. Начало строительства социалистической культуры Сибири (конец 1917 первая половина 1918 гг.). / в Кн.: Культурное строительство в Сибири в 1917-1960 г.г. Новосибирск, 1962;

93. Соскин В.Л. Очерки истории культуры в годы революции и гражданской войны. Новосибирск, 1965

94. Соскин В.Л. Развитие материальной базы народного образования в Сибири в первое десятилетие советской власти./ В кн., Школа и учительство Сибири в 20-е-начало 30-х годов. Новосибирск, 1978.

95. Соскина А.Н. Культура сибирской деревне в период строительства социализма. / В кн.: историография культуры и интеллигенция советской Сибири. Новосибирск, 1978;

96. Струмилин С.Г. Проблемы экономики трудаМ., 1967.

97. Тарасова М.Г. Школы Кузбасса в годы Великой Отечественной войны. / В кн. Из истории Кузбасса, Кемерово, 1968;.

98. Трофимов Л.П. Школы Омской области в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). / В кн.: В грозные годы. Омск, 1973;

99. Трофимов П.Л. К истории народного образования в Сибири во второй пятилетки (1933 1937 гг.)/В кн.: Культурное строительство в Сибири. Новосибирск, 1965;

100. К истории введения всеобщего начального обучения в Западной Сибири (1930-1933 гг.)./ В кн.: Культурное строительство в Сибири в 1917-1960 гг. Новосибирск, 1962;

101. Турченко В.Н. НТР и революция в образовании. М., 1976.;

102. Халиулин Г.Г. Производственно-техническая интеллигенция и рабочие: проблема социально-классовых отношений . //Интеллигенция в советском обществе. Кемерово. 1993.

103. Хитарян М.Г. Из истории трудового и политехнического обучения в школах Западной Сибири в послевоенные годы (1945-1958). Ав-тореф. Канд.дис. М., 1962.

104. Хлевнюк Н. К. Сталин, 37-й и советское общество. М., 1990;

105. Хорошев А.Н. Партийное руководство подготовки сельских учителей

106. Хрестоматия по истории советской школы и педагогики. М., 1972,

107. Соотношение мужчин и женщин в Сиблаге (1942-1960 гг.)90,0 80,0 "■¡1 74,470,0 1 60,0 Г" 50,0 40,0 30,0 т 25.620,0 ¡■■¡щ10,0 0,0 42.4478.521,5Я45.4764.135.91. ЯМВ ¡■В1. ЩШ58,241.8ц48.50 51-531. Годы62,954.5651.748 31. ЯНря57.60мужчинженщин

108. Возраст заключенных Сиблага (1942-1960 гг.)70

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.