Рецепторы к половым гормонам в гипоталамусе и их роль в половой дифференцировке мозга у крыс тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.13, кандидат биологических наук Шишкина, Ирина Владимировна

  • Шишкина, Ирина Владимировна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 1984, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ03.00.13
  • Количество страниц 174
Шишкина, Ирина Владимировна. Рецепторы к половым гормонам в гипоталамусе и их роль в половой дифференцировке мозга у крыс: дис. кандидат биологических наук: 03.00.13 - Физиология. Москва. 1984. 174 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Шишкина, Ирина Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.

ЧАСТЬ I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

ГЛАВА I. Нейрофизиологические основы половой дифференцировки гипоталамуса

ГЛАВА 2. Характеристика рецепторов к половым гормонам в ЦНС.

ЧАСТЬ П. Материалы и методы исследования

I. Подготовка животных и тканей для исследований.

П. Буферные растворы и реактивы.

Ш. Методы, используемые в исследованиях.

1У. Статистическая обработка результатов.

ЧАСТЬ Ш. Собственные исследования и их обсуждение

ГЛАВА I. Динамика изменения концентрации рецепторов к экстрадиолу и тестостерону у самок и самцов крыс в ходе постнатального развития. а) Определение рецепторов к эстрадиолу в ЦНС у самок крыс в постпубертатный период б) Динамика изменения концентрации эстрадиол-связывающих мест в мозге самцов крыс в период неонатального развития. в) Связывание 3Н-тестостерона в цитоплазма-тической и ядерной фракциях гипоталамуса и коры мозга самцов крыс в ходе неонатального развития.

ГЛАВА П. Влияние неонатальной андрогенизации самок и неонатальной кастрации самцов крыс на связывание 3Н-эстрадиола в цитоплазматической и ядерной фракциях гипоталамуса.

ГЛАВА Ш. Влияние неонатальной андрогенизации самок и неонатальной кастрации самцов крыс на связывание 3Н-тестостерона в цитозольной и ядерной фракциях гипоталамуса.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Рецепторы к половым гормонам в гипоталамусе и их роль в половой дифференцировке мозга у крыс»

Актуальность темы исследования. Одной из наиболее важных проблем современной биологии и медицины является проблема поповой дифференцировки мозга. Большой интерес исследователей разных направлений к изучению этого вопроса вызван тем, что дифференцировка мозга связана с основными процессами жизнедеятельности взрослого организма. Изучение половой дифференцировки мозга важно и в свете медицинских проблем, так как доказано, что воздействие на ней-роэндокринную систему гормонов или лекарственных препаратов в период ее развития могут вызвать необратимые изменения в регуляции гонадотропной функции гипофиза, проявляющиеся после достижения зрелого возраста.

Физиологические аспекты процесса становления пола достаточно полно освещены в литературе: показано наличие в гипоталамусе двух центров регуляции секреции гонадотропинов и полового поведения, которые дифференцируются по мужскому или женскому типу в зависимости от уровня андрогенов в крови. Однако более глубокий молекулярный механизм половой дифференцировки мозга окончательно не выяснен.

К настоящему моменту доказано, что действие гормонов в органах-мишенях, в данном случае в гипоталамусе, опосредуется специальными белками-рецепторами, которые обеспечивают избирательное связывание половых гормонов, инициацию и реализацию специфического гормонального эффекта в клетке. Естественно было предположить, что рецепторные белки являются одним из звеньев молекулярного механизма половой дифференцировки гипоталамуса.

Имеющиеся в литературе данные о половых различиях в концентрации рецепторов к эстрогенам и андрогенам в гипоталамусе самцов и самок крыс в период половой дифференцировки мозга, а также <о зависим ости уровня эстрогенных и андрогешшх рецепторов у половозрелых животных от их гормонального статуса в "критический" период развития, противоречивы И немногочисленны (McGuire,Liak,1969; Flerko, 1974;McEwen et al.,1977; Moguilewsky, Raynoud, 1977; Greenstein, 1978 ).

Авторы приводят данные, касающиеся в основном определения числа связывающих мест в цитоплазматической фракции, тогда как степень функционального ответа ткани-мишени на воздействие гордона прямо коррелирует с количеством ядерных гормон-рецепторных комплексов^ Кроме того, эти работы не дают цельного представления об особенностях функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы в "критический" период развития.

Цель и задачи исследования» Для выявления и доказательства необходимости присутствия рецепторов к эстрадиолу и тестостерону в процессе половой дифференцировки ЦНС и в реализации эффекта гормонов на физиологические функции организма у половозрелых самцов и самок крыс целесообразно было провести исследование характеристик этих рецепторов у неонатальных животных, а также у взрослых особей в областях гипоталамуса, ответственных за тонический и циклический тип секреции гонадотропинов.

С этой целью в работе изучали динамику изменения концентрации цитоплазматических и ядерных рецепторов к эстрадиолу и тестостерону в гипоталамусе самцов и самок крыс с I по 5 день неона -тального развития. У половозрелых интактных и неонатально андро-генизированных самок, а также у интактных и неонатально кастрированных самцов крыс определяли рецепторы к половым стероидам в преоптико-переднегипоталамической области и области аркуатного ядра - срединного возвышения.

Научная новизна. В настоящей работе впервые проведен одновременный комплексный анализ центральных и периферических звеньев гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы у самок и самцов крыс в "критический" период развития и у половозрелых животных, гормональный фон которых в неонатальном возрасте был изменен.

Полученные результаты свидетельствуют, что в цитоплазмати -ческой и ядерной фракциях гипоталамуса самцов и самок крыс в неонатальном возрасте присутствуют рецепторы к эстрадиолу и их максимальное число отмечается в первый день после рождения у самцов. Эта величина значительно превышает концентрацию рецепторов к тестостерону у самцов и количество эстрадиол-рецепторных мест у самок в этот же период жизни. Установлено, что нормальное функционирование гипоталамических центров регуляции тонической и циклической секреции ЛГ у самок и самцов крыс непосредственно связано с уровнем рецепторов к половым гормонам, присутствующим в этих нервных структурах.

Теоретическая и практическая ценность. Результаты исследования расширяют современные представления о центральных механизмах, принимающих участие в регуляции гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы и позволяют предположить, что одним из наиболее ответственных звеньев механизма половой дифференцировки мозга являются рецепторы к эстрадиолу и тестостерону, имеющиеся в гипоталамусе животных.

Полученные данные могут быть использованы в экспериментальных исследованиях, посвященных изучению механизмов половой дифференцировки ЦНС и контроля гонадотропной функции гипофиза, а также в разработке системы исследований, направленных на выявление и предупреждение возможных отклонений от нормального развития нейроэндокринной системы плода человека, связанных с гормональными нарушениями у матери.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ГЛАВА I

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОЛОВОЙ ДШФЕРЕНЦИРОВКИ

ГИПОТАЛАМУСА

Физиологические процессы у человека и животных осуществляются в результате взаимосвязанной работы нервной и эндокринной систем. Ведущая роль в регуляции всех эндокринных процессов, в том числе и репродуктивной функции организма, играет центральная нервная система (ЦНС). Взаимодействие нервной и эндокринной систем опосредуется гипоталамусом, который одновременно является нервным образованием и эндокринным органом. В основе регуляции центральной нервной системой эндокринных процессов лежит общебиологический принцип механизма обратных связей (М.М.Завадовский, I933;Oomura, 1973; П.А.Вундер, 1981). По этому принципу осуществляется функционирование системы гипоталамус-гипофиз-гонады, которая играет определяющую роль в регуляции репродуктивных процессов (Harris,Levine, 1965). Разрушение гипоталамуса при сохранении гипофиза приводит к регрессии гонад или предотвращает ИХ развитие (Flerko,Bordosh, 1961). В I960 Г. МсСапп, Taieisnik было впервые показано наличие гормонов, так называемых рилизинг-гормонов, продуцируемых нейронами гипоталамуса, которые стимулируют синтез и секрецию тройных гордонов гипофиза. В настоящее время известно три рилизинг-гормона,контролирующие репродуктивную функцию гипофиза-людиберин (ЛГ-РГ) ,фоллиберин (ФГ-И1), пролактостатин (ПИТ).Люлиберин обладает свойством стимулировать секрецию не только лютеинизирующего, но и фолликулостимулирующе-го гордона, в связи с чем его называют люфоллиберин или гонад о Либерии (Гн-ЕГ). Открытие гонадотропин-рилизинг гормона поставило вопрос о локализации в гипоталамусе места их синтеза и секреции.

При определении уровня Гн-ЕГ в различных отделах мозга крыс наиболее высокая его концентрация обнаружена в срединном возвышении (СБ) ив области аркуатных ядер (АЕК) гипоталамуса ( pai-kovits et ai., 1974;Brownstein, 1977). Значительные количества Гн-ЕГ содержатся в ретрохиазмальной области гипоталамуса. Небольшое количество этого рилизинг-гормона определяется и в пре-оптической области (ПО) (О.Н.Савченко, 0.АДанилова, 1979).

Измеряя количество выделяющегося лютеинизирующего гормона из гипофиза при инкубации его in vitro с экстрактами различных частей гипоталамуса, MoCann (1977) обнаружил, что область ар-куатного ядра и срединного возвышения, т.е. гипофизотропная область является местом синтеза Гн-ЕГ. cariiio (1980), вводя эст-радиол бензоат в течение 5 дней после полной деафферентации ме-дио-базального гипоталамуса, получал повышение уровня ЛГ в крови в ответ на электростимуляцию области аркуатного ядра и срединного возвышения. Тем самым было подтверждено присутствие ЛГ-ЕГ-продуцирующих нейронов в медио-базальном гипоталамусе.

Однако в более поздней работе Fierko (1981), который использовал фронтальную перерезку ножом Халаса за оптической хиаз-мой, было показано наличие ЛГ-ЕГ-содержащих нейронов в области преоптико-переднего гипоталамуса. Преимущественное концентрирование нейронов, содержащих ЛГ-ЕГ, в преоптико-септальной области было показано и в работах других авторов, использовавших иммуно-гистохимические методы (Kelly et al.,1982;Clark, Shirley, 1982). Если эти наблюдения соответствуют истине, то большая

часть Гн-EF продуцирующих клеток лежит за пределами гипофизотроп-ной области. Тогда большее количество Гн-ЕГ в аркуатных ядрах и ретрохиазмальной области можно объяснить тем, что в этих областях концентрируются аксоны, направляющиеся к СВ. Срединное же возвышение, являясь местом депонирования и перехода Гн-ЕГ из аксонов в капиллярное русло гипофиза, содержит наибольшее его количество. В таком случае решающим фактором во влиянии гипофизо-тропной области на секрецию гипофиза является связь между этой областью и капиллярами срединного возвышения. В настоящее время известны три секретируемые гипофизом гонадотропных гормона: лю-теинизирующий, фолликулостимулирующий и лютеотропный, которые являются регуляторами биосинтеза половых гормонов, стимуляторами сперматогенеза, роста и созревания фолликулов, овуляции, образования и функционирования желтого тела, а также пролактин, гормон, регулицгющий лактацию, ростовые и обменные процессы, дифференцировку различных тканей, поддерживающий активность желтого тела (Evans et al., I94I;Hayaehida, 1963faring ton, Вех, 1970).

Непосредственным местом действия гонадотропинов являются половые железы, продуцирующие половые гормоны. Таким образом, гонадотропные гормоны гипофиза обеспечивают функционирование репродуктивной системы особей обоего пола по достижении ими по-ловозрелости, благодаря чему осуществляется процесс воспроизводства.

Но прежде чем организм становится способным к воспроизведению, он проходит стадии роста и развития. Процессы развития условно можно подразделить на два ряда: процессы общего развития и процессы полового развития. Нас интересовали процессы полового развития. Конечная и главная цель полового развития - поло вая дифференцировка и обеспечение возможности полового размножения, Половая дифференцировка включает в себя морфологические различия органов, участвующих в воспроизводстве, физиологические различия, включающие тип гамет, тип гонадотропной секреции, половое поведение. Половая дифференцировка осуществляется как бы на двух уровнях: на уровне гена осуществляется дифференцировка первичных половых признаков - первичный пол, определяющий тип гонад набором половых хромосом. Вторичные половые признаки обусловлены типом гонад и секретируемыми ими половыми гормонами, т.е. если 1-й уровень половой дифференцировки - генетический, то второй - гормональный. Именно на гормональном уровне происходит половая дифференцировка гипоталамуса, который осуществляет контроль гонадотропной функции гипофиза по женскому или одгжскому типу. В свою очередь гипофиз соответствующим образом регулирует функцию семенников или яичников.

Таким образом, различия в характере секреции гонадотропинов и половых гормонов у животных мужского и женского пола формируются на ранних этапах индивидуального развития. У особей женского пола регуляция мозгом гонадотропной секреции гипофиза имеет циклический характер, который лежит в основе функционирования яичников. Цикличность протекающих в яичниках процессов выражается как в периодичности секреции эстрогенов, так и в развитии фолликулов, овуляции и образовании желтого тела. Причем рост и развитие фолликулов осуществляется на фоне базального уровня секреции ЛГ и ФСГ, а разрыв граафова пузырька и выход яйцеклетки стимулируется преовуляторным выбросом большого количества ЛГ из гипофиза в кровь. Выбросу ЛГ из гипофиза предшествует подъем уровня эстрогенов. У особей мужского пола секреция гонадотропных гормонов отличается постоянным базальным уровнем, без циклических колебаний. Такой же тонический характер секреции присущ и семенникам. Различия в характере секреции гонадотропинов у самцов и самок предполагают различия между гипофизами особей мужского и женского пола. Однако давно установлен факт отсутствия таких различий.

Еще в 1936 году были проведены классические опыты pfeiffer (1936), которые показали, что в яичнике, трансплантированном в переднюю камеру глаза половозрелой самки крыс, кастрированной в однодневном возрасте, образовывались желтые тела, при этсм у самок наблюдались половые циклы. Такой же результат был получен на самцах. У кастрированных в однодневном возрасте самок крыс, в период половозрелости в подсаженном яичнике развивались полно -ценные желтые тела. В случае же, когда неонатально кастрированным самцам подсаживали семенник, а затем в возрасте 40-70 дней имплантировали яичник инфантильной самки, в яичнике не наблюдали циклических изменений, и у таких самок был постоянный эструс. На основании этих экспериментов было сделано заключение, что к моменту рождения гипофиз крысы не дифференцирован в отношении пола.

Эти представления были пересмотрены в свете данных, полученных Harris,Jacobsohn (1952). Они показали, что гипофиз самки, пересаженный гипофизэктомированному самцу функционирует по мужскому типу, а гипофиз самца, имплантированный в область турецкого седла самки, обнаруживает способность к циклической секреции гонадотропинов. Следовательно, гипофизы самцов и самок не обладают половыми различиями в способности к секреции гонадотропинов, т.к. пересаженный реципиенту другого пола он в соответствии с полом нового хозяина, меняет ациклический тип секреции на ритмический и наоборот. В то же время было показано, что действие гормона семенников не осуществляется и на уровне яичников. Segal, Johnson (1959) показали, что яичники, взятые от самки, подвергшейся в неонатальный период влиянию семенников и пересаженные интактной самке, оказались способными овулировать и формировать желтые тела, т.е. обнаружили обычную циклическую функцию. Из вышесказанного следует, что существование циклических изменений в яичниках и отсутствие их в семенниках зависит от различий в регуляции гонадотропной функции гипофиза, которая осуществляется нервными структурами гипоталамуса.

Известно, что если у самцов имеется только отрицательное обратное действие андрогенов на уровне гипофиза и гипоталамуса, обеспечивающее ациклический тип секреции ( Motta,Martini, 1976), то у самок эстрогены вместе с отрицательным обратным действием на уровень гонадотропинов, обладают и положительным обратным действием, осуществляемым на уровне гипоталамуса и обеспечивающим циклическую секрецию ЛГ (Weick,Pomerantz, 1979 ). Еще в 1961 году Barraciough,Gorski пришли к выводу о наличии в гипоталамусе двух областей, ответственных за выделение гонадотропи-нов. Одна из областей ответственна за тоническое выделение гона-дотропинов и локализуется, по-видимому, в области аркуатного и вентромедиального ядер (ВМЯ), а вторая - за циклическое выделение гонадотропинов и локализуется в переднегипоталамической области, включая преоптическую область и супрахиазматическое ядро. Определение точек приложения действия половых гормонов базируется, в основном, на экспериментах, в которых имплантация стероидов в те или иные области гипоталамуса ведет к изменению уровня гонадотропных гормонов в сыворотке крови. Так, рядом авторов было показано, что Т, помещенный в область аркуатного ядpa и СБ гипоталамуса вызывает более сильное снижение уровня го-надотропинов в сыворотке кастрированных самцов крыс, чем помещение в преоптическую область. (Davidson, I974;Motta, 1976; Dan-guy, 1977). В опытах по измерению электрической активности нейронов, реагирующих на введение тестостерона у самцов крыс, была отмечена высокая чувствительность к этому гормону нейронов ар-куатного ядра, а чувствительность нейронов преоптической области и дорзомедиального ядра практически отсутствовала (В.Н.Бабичев, 1973). Тонический характер секреции гонадотропинов гипофиза присущ не только самцам, но и самкам. При повреждении области аркуатного ядра - СВ уровень ЛГ в крови после введения эстрогенов не снижается (Bishop, 1972). В то же время при повреждении супрахиазмального ядра нарушалась циклическая секреция гонадотропинов у самок, действие же эстрогенов по принципу отрицательной обратной СВЯЗИ не нарушалось (Antunes-Rodrigues, 1967). Причастность преоптико-переднегипоталамической области к регуляции циклической секреции была показана в опытах с использованием нарушения целостности рострального гипоталамуса. Так, Наlasz, (1967),Taieisnik (1979) показали, что фронтальная перерезка гипоталамуса на уровне супрахиазмальных ядер блокирует овуляцию и способствует развитию у животных персистентного эст-руса. С другой стороны отмечено, что имплантация эстрогенов в преоптическую область вызывает значительное увеличение уровня ЛГ в крови (Goodman, 1978). Такое же действие на секрецию ЛГ оказывает и'электрохимическая- стимуляция преоптической области ( Knudsen, Barraclough, 1977).

Таким образом, в соответствии с теорией "двойного контроля", секрецию гонадотропинов у самок контролируют две области гипоталамуса - МЕГ и ПО (Fierko, I966;Haiasz, 1969). Именно на уровне этих структур гипоталамуса осуществляется влияние эстрогенов на ЦНС по принципу обратной связи. Причем, передний гипоталамус с преоптической областью, контролируя циклическое освобождение ЛГ, опосредует эффекты эстрогенов на гонадотропную функцию гипофиза по принципу положительной обратной связи, а медиобазальный гипоталамус - по принципу отрицательной обратной связи. В регуляции циклического выделения гонадотропинов важную роль играют эстрогены, которые шесте с прогестинами и тестостероном образуются в периодически созревающих фолликулах и желтых телах яичника. Причем, вначале выявляется отрицательное действие эстрогенов, а стимулирующий эффект выявляется после снятия эстрогенного действия. Стимулирующий эффект эстрогенов на выделение ЛГ опосредован увеличением секреции ЛГ-ЕГ (Blake, 1977). Но кроме того, еще и непосредственным влиянием на чувствительность гипофиза к рилизинг-гормонам.

В осуществлении положительной обратной связи немалая роль принадлежит прогестерону. Так как стимулирующий эффект прогестерона наступает быстро, то небольшому подъему его уровня, наблюдающемуся перед предовуляторным пиком ЛГ, приписывают роль пускового механизма выделения ЛГ (caiigaris, 1972). Длительное же воздействие прогестерона, синтезируемого желтыми телами, торло-ЗИТ ОВУЛЯЦИЮ (Scaramuzzi et al.,1971).

Как уже было сказано выше, у самцов, в отличие от самок, отсутствует ярко выраженная цикличность, что, возможно, объясняется потерей одного из звеньев нейрогормонального механизма положительной обратной связи. Предполагают, что потеря этого звена происходит под влиянием андрогенов семенников в раннем пост-натальном периоде развития особи.

Известно, что у самцов горлонопоэтическое функционирование половых желез начинается еще в зародышевом состоянии, в то время как эстрогены начинают синтезироваться яичниками через несколько дней после рождения. Показано, что у новорожденных самцов крыс в первые дни после рождения в плазме и семенниках имеются высокие уровни Т, которые затем снижаются (Resko,i968 ;Л.Ю. 0золь,197б ). В то же время этот же период у самцов характеризуется низким уровнем гонадотрпинов, которые повышаются после кастрации (Goldman,1971 ). Введение ТП 6-7 дневным самцам, кастрированным в 5-дневном возрасте снижало концентрацию ЛГ и ФСГ в сыворотке, что указывает на ингибирукхцее действие семенников на секрецию гонадотропинов у новорожденных и, следовательно, на раннее формирование, у самцов механизма отрицательной обратной связи (Goldman,Gorski,1971 ). Опыты на овариэктомированных и получавших эстрадиол самках крыс продемонстрировали низкую чувствительность отрицательной обратной связи у самок в раннем периоде (ojeda,1975 ). Одним из объяснений этого факта является наличие в плазме плодов и новорожденных высокой концентрации эстрадиол-связывакхцего белка, в связи с чем, концентрация свободного эстрадиола в крови, который опосредует обратную связь, очень низка (Raynaud еt al.,1971).

Анализируя имеющиеся факты различий между самками и самцами в первые дни после рождения, можно предположить, что присутствие в пре- и неонатальный период андрогенов у самцов и отсутствие половых гормонов у самок определяет дальнейшее половое е развитие животных, которое на этсм этапе сводится к дифференци-ровке мозга и становлению механизма контроля гонадотропной функции гипофиза. Распространенными методами изучения половой дифференциации мозга являются изменения гормональной среды в неонатальннй период "у самцов и! самок. Было показано, что новорожденные самцы и самки имеют один тип регуляции выделения гонадотропинов И, что этот ТИП женский ( Harris,1964 ; Gorski, Wagner, 1965 ). J самцов под действием андрогенов этот механизм дифференцируется В ациклический ТИП (Alleva et al.,1969;Arai,Gorski, 1968,-Forest,1983 ). В связи с этим возникает вопрос, в какой период неонатального развития крыс происходит окончательное становление пола. Barraclough (1961), используя одноразовую инъекцию ТП самкам крыс в период от второго до двадцатого дня после рождения, установил, что гипоталамус наиболее чувствителен к фактору маскулинизации гонадотропной секреции - андрогену в первые пять дней после рождения, причем этот эффект дозозависим.

Более совершенные эксперименты были поставлены Harris(l97o), который кастрировал самцов крыс на 1-3 день постнатального развития и во взрослом состоянии подсаживал им яичники. У таких самцов при достижении половозрелости наблюдался циклический тип. В этих опытах наибольший эффект был отмечен при кастрации в первые 24 часа после рождения, а при кастрации самцов после 5 дня неонатальной жизни не наблюдался вообще. Таким образом, гормоны семенников наиболее эффективно маскулинизируют процесс высвобождения гонадотропинов в первые 24 часа после рождения. Этот период развития, когда андрогены могут повлиять на дифференцирующиеся нервные структуры, получил название "критического" периода половой дифференцировки мозга (Fierko et ai.,i967;Gorski, 1968). В этот период наблюдается наибольшая продукция тестостерона семенниками крыс ( Resko et ai.,1968).

Выясняя роль андрогенов, нельзя упускать из поля зрения и роль эстрогенов в этом процессе. Развитие женского типа цикли -ческого выделения гонадотропинов у самок происходит независимо от наличия или отсутствия яичников. Однако Gorski,wagner (1965) показали, что введение больших доз эстрадиола гложет вызвать маскулинизацию гипоталамуса самцов и самок. Этот факт наводит на мысль, что развитие женского типа секреции гонадотропинов осуществляется при минимальной секреции эстрогенов гонадами в период дифференцировки гипоталамуса. Предполагается, что яичники новорожденных крыс гормонально неактивны и, следовательно, у самок крыс развивается циклический тип секреции гонадотропинов, т.к. яичники не секретируют стероиды вплоть до необратимой феминизации гипоталамуса. Существует и другая интерпретация этого факта. Dorner et al. (1971) И др.исследователи (Feder,1966 ) предположили,что андрогены, секретируемые семенниками крысы в неонатальный период, превращаются внутри мозга в эстрогены и что именно эстрогены ответственны за маскулинизацию гонадотроп-ной секреции. Эта гипотеза подтверждается опытами McDonald et ai. (1972), в которых синтетические антиэстрогены блокируют маскулинизирующее воздействие андрогенов на характер высвобождения у крыс. Этот же автор обнаружил и большую эффективность ароматизирующихся андрогенов по сравнению с неароматизирующимися (McDonald, Doughty, 197^. Но в то же время по другим данным и непревращен-ный Т может достигать нервных тканей и связываться с ними ( Sheridan, 1978),

В последнее время появились работы, в которых показано, что 5 о( -ДГТ неароматизирущийся андроген, образующийся из тестостерона в неонатальный период, маскулинизирует тип гонадотропной секреции гипофиза половозрелой особи ( Geraii,l975 ;Breedleve et al., 1982jiUzukami, 1982).Как известно для поддержания циклического выделения ЛГ необходим нейрогорлональный механизм обратной связи. Потеря этого механизма за счет раннего постнатального действия андрогенов может объяснить установление нециклического типа секреции гонадотропинов у самцов. Можно предположить, что десенсибилизация секс-стероид чувствительных структур, вызванная андрогенами, играет существенную роль в развитии гипоталами-ческих механизмов по мужскому типу. Введение андрогенов новорожденным крысам изменяет гипоталамо-гипофизарные связи за счет того, что определенная гипоталамическая область становится рефрактерной К аНДрогеННЫМ ГОрМОНаМ (Yazaki,1960 ).

При изучении половой дифференцировки мозга кроме гипотала-мических центров регуляции гонадотропной функции гипофиза были выявлены центры регуляции полового поведения по типу самки и по типу самца. Центром регуляции женского полового поведения у крыс является вентромедиальное ядро гипоталамуса. Его разрушение приводит к снижению половой рецептивности, а электрохимическая стимуляциям усилению (McGinnis et al.,1981 ;Pfaff,Sakuma,1969 ). Центром регуляции мужского полового поведения является медиальная преоптическая область (МПО). При разрушении этой области половое поведение по типу самца не проявляется, а имплантация в эту область половых гормонов усиливает проявление полового поведения (.Davis, Barf ie Id, 1979 ;Dohanish, Clemens, 1981 ). Harris,Levine( 1965) изучали действие T и Eg, вводимых новорожденным самкам, на процесс половой дифференцировки гипоталамуса в отношении поведенческих реакций. Оказалось, что взрослые самки, получавшие 100 мкг ТП на 4,5 и 6 дни после рождения и однократно 500 мкг на 4-й день, не проявляли признаков женского полового поведения. Было явно выраженное агрессивное поведение по отношению к самцам. Интактные самки, которые были кастрированы во взрослом состоянии и получали в качестве заместительной терапии эстроген и прогестерон, проявляли нормальную активность по типу самки. Самцы, обработанные эстрадиолом на 4 день дозой в 50 мкг, во взрослом состоянии проявляли заметно отклонения от нормального полового поведения. У взрослых же самцов, которым вводили ТП в дозе 500 мкг в 4-х дневном возрасте, не проявлялось отклонений от нормального полового поведения по типу самца.

В ходе становления и развития ЦНС проходит через определенный "критический период", в котором определяется организация нервного механизма типа полового поведения, проявляющегося во взрослом состоянии. В течение этого периода введение Т самкам ведет к повреждению нервных элементов, лежащих в основе проявления женского типа полового поведения и к повышенной чувствительности элементов, лежащих в основе проявления мужского типа. У самцов, обработанных в 4-х дневном возрасте эстрогенами, наблюдается больше признаков мужского типа полового поведения, чем у самок, обработанных ТП, что обычно приводит к потере женского типа полового поведения. Обработка кастрированных в неонаталь-ном возрасте самцов крыс Eg и Т в незначительной степени повышает полощ) активность. Самцы крыс, обработанные Т в неонаталь-ном возрасте, проявляют во взрослом состоянии нормальный мужской тип полового поведения. Вероятно, некоторые нервные структуры у самцов становятся дифференцированными и фиксируются в присущей им функции под влиянием эндогенных андрогенов в ходе критического периода развития. Очевидно эффект обработки в неонатальном периоде не может вызвать функциональной кастрации прямым действием на неонатальные семенники.Harris,Levine (1965) показали, что яичники ановуляторных самок были способны к овуляции и образовывали желтые тела, если их подсаживали нормальным самкам.

Таким образом, половые гормоны во время внутриутробной жизни и сразу после рождения действуют не только в направлении возбуждения или угнетения функциональной активности различных структур ЦНС, но и формируют тип развития, который проявляется в ходе созревания. По-видимому, ЦНС является основной, целевой точкой приложения для половых гормонов (Young,I961;woiff, 1962). Имеется много данных, свидетельствующих о том, что у нормальных самок крыс центр циклической нейрогенной стимуляции локализован в преоптической области. Эта область чувствительна к стимулам, запускающим овуляторный выброс гонадотропинов - прогестинам и эстрогенам ( Petrusz, Fierko, 1965), У новорожденных самцов, у которых авдрогены делают преоптическую область гипоталамуса нечувствительной, рефрактерной областью, аркуатная область остается активной и регулирует тонический выброс гонадотропинов.

Морфологические исследования структуры и ультраструктуры гипоталамуса в период половой дифференцировки показали, что у новорожденных крысят аркуатные ядра вполне дифференцированны и находятся на разных фазах секреторного цикла. В течение первой недели постнатальной жизни происходит массовое образование синапсов на этих клетках (Е.Х.Приймак, 1974). В супрахиазматических же ядрах нейроциты с гранулами секрета выявлены только на 7-й день постнатальной жизни (И,И,Дедов, Н.А.Демина, 1978). Объем ядер нервных клеток в аркуатных ядрах увеличивается быстрее, чем в супрахиазматических. Таким образом, к моменту рождения тонический центр регуляции секреции гонадотропинов уже достаточно дифференцирован,чего нельзя сказать о циклическом центре. Авторы считают, что разница в темпе развития ядер объясняет преимущественное влияние андрогенов, вводимых в неонатальный период, на циклический центр.

Прослеживается и некоторая зависимость между размерами ядер нейроцитов гипоталамуса и уровнем андрогенов в критическом периоде половой дифференцировки мозга. Кастрация самцов на 1-5 день постнатальной жизни приводит к увеличению объема ядер нейроцитов гипоталамических центров регуляции гонадотропной функции гипофиза; введение же этим животным ТП устраняет указанные выше изменения в нейроцитах (Borisoval 979 drawer et а1 1983). В критический период развития на структуру нервных клеток влияют не только андрогены, но и эстрогены. Так, введение эстрогенов неонаталь-ным самкам крыс вызывает синаптогенный эффект в аркуатном ядре, КОТОРЫЙ Не Наблюдается У ПОЛОВОЗреЛЫХ ЖИВОТНЫХ (McGinnis et ai., 1981). Используя деафферентацию медиобазального гипоталамуса, приводящую к частичной деградации пресинаптических элементов, ряд авторов показал, что эстрогены способны стимулировать образование аксодендритных синапсов (Nance et al, 1975;Matsumoto, Arai , 1981 ). Как отмечает McEwen (1981), в соответствии с настоящим пониманием процессов нейронального развития, рост нейритов, стимулируемый половыми гормонами может быть достаточным условием для инициации различий в числе клеток и их размеров, в образовании синаптических связей, которые являются главными признаками половых различий в мозге половозрелых животных. Не исключаются исследователями и эффекты тестостерона на другие процессы нейронального развития, включая реинициацию клеточного деления, предотвращение смерти клеток и продукцию веществ, подобных фактору роста нейритов.

Твердо установленная зависимость половой дифференцировки мозга от присутствия или отсутствия андрогенов не исключает участия в этом процессе других факторов. К таким факторам относятся моноамины, продуцируемые нейронами гипоталамуса и, как известно из данных литературы, влияющих на секреторные процессы гипофиза. Так показано, что введение артериально дофамина (ДА), а также предшественника катехоламинов L-ДОФА овариэктомированным крысам, получавшим эстроген и прогестерон, стимулирует секрецию гонадотропинов и угнетает выделение пролактина (Kamberi,1973, 1975). Ряд авторов показал стимулирующее влияние норадреналина (НА) в триггерном механизме регуляции овуляции (Kamberi,1973* Suwer,1978 ). По данным Kamberi стимуляция овуляторного освобождения ЛГ отмечается только при введении больших доз НА (100 мкг) в 3-й желудочек мозга. В то же время Parvizi (1978) показал, что микроинъекции больших доз НА в гипоталамус овариэктоми-рованных крыс вызывает снижение уровня ЛГ. Не менее противоречивы данные и о дофамине. По мнению ряда авторов, стимулирующее действие катехоламинов на освобождение гонадотропин-рилизинг гормонов осуществляется черезtf-адренергические рецепторы (Schneider,1969 ; Kamberi, 1970).Schneider(1969);Otequi(1978),блокируя эти рецепторы показали, что дофамину принадлежит ведущая роль в регуляции овуляторного выброса ЛГ. В то же время другие авторы обнаружили ингибирущее влияние ДА на освобождение ЛГ (Fuxe,1976 ;Rabii, 1980 ). В отличие от катехоламинов инъекции серотонина угнетают преовуляторный выброс ЛГ и стимулируют секрецию пролактина (Kamberi,1975 ).

Показано участие моноаминергических нейромедиаторных систем в проявлении полового поведения. Так активность серотонинэргичес-ких нейронов гипоталамуса и преоптической области не изменяется под влиянием андрогенов, но эти нейроны модулируют половое поведение, предварительно активированное гормонами (Brashow et ai., 1982). Этот факт подтверждается в опытах с инактивацией моноами-ноксидазы (МАО), когда увеличение концентрации серотонина в выше упомянутых структурах приводит к дозозависимому угнетению лор-до зного поведения ( Luine,i982 ). Адреналин, введенный в преоптическую область овариэктомированных крыс облегчает проявление лор-дозного поведения после обработки эстрогенами и прогестероном, тогда как норадреналин такого действия не оказывает (Janase, Murakami,1979 ).

Проявление активационных эффектов моноаминов, как и половых гормонов, определяется в период половой дифференцировки мозга и, по-видимому, сами моноамины принимают участие в ней, являясь медиаторами половых гормонов. В работах разных авторов показано, что в "критический" период развития, уровень биогенных аминов различен у особей разного пола. Так, Hardin ( 1973) в мозгу у 2-х дневных крысят-самцов на 15$ больше норадреналина и на 37% меньше серотонина, чем у самок. Содержание дофамина у них было одинаковым. В возрасте 5- и 10 дней авторш не были обнаружены половые различия в содержании биогенных моноаминов. В то же время Ladosky ( 1972) показал повышенный уровень серотонина у самок только на 12 день постнатального развития. По данным Носенко Н.Д. (1981) более высокая концентрация серотонина у самок по сравнению с самцами была выявлена на 7 день. В уровне же катехолами-нов автору половых различий выявить не удалось.

Учитывая эти данные можно предположить, что различия в уровне биогенных моноаминов в мозгу самцов и самок постнатальных крыс связаны с разным уровнем половых гормонов у крыс в этот же период. Исследуя передний гипоталамус андроген-стерильных самок Kpuc,Lipman ( 1968) показал повышенную концентрацию дофамина по сравнению с интактными самками. По данным Crowley ( 1978) в ар-куатном ядре так же наблюдалось повышение уровня дофамина после неонатального введения андрогенов самкам крыс. В то же время Leh-tinen et alii 972) не выявил каких-либо изменений в содержании катехоламинов и серотонина у самок крыс после введения им ТП на

5 день жизни.shirama (1276) обнаружил возобновление овуляции у крыс с персистентным эструсом после введения резерпина, истощающего запасы катехоламинов и серотонина в тканях мозга. Ряд авторов выявил: восстановление астрального цикла у стерильных самок после внутрибрюшинной инъекции серотонина или внутригипо-таламической инъекции моноаминов в преоптическую область и арку-атное ядро, тем самым повысив уровень биогенных аминов (Takahashi et аi,1973;Tournigant etalJ975). Введение резерпина в пре- или постнатальный период жизни животного, которое влечет за собой истощение внутриклеточных запасов моноаминов в тканях мозга, угнетает развитие мужского характера секреции гонадотропинов (Та-kewaki, I962;Kawashima, 1964; Н.А.Борисова, 1970), Резерпин, введенный новорожденным крысам, вызывает у взрослых животных нерегулярные эстральные циклы с длительным периодом. В то же время обнаружено, что резерпин,как и хлорпромазин, ослабляет или полностью блокирует развитие персистентного эструса, вызванного введением ТП (Kikuyama, 1962;Л.П.Демки4Е975;Hishizuka, 1976). Однако shirama et ai. (1975) показали, что повышение уровня ней-ромедиаторов в мозгу у новорожденных крыс в результате введения ингибиторов моноаминоксидазной активности или блокатора холин-эстеразы ускоряет сроки пубертации и вызывает развитие персистентного эструса у неонатально андрогенизированных самок крыс.

Анализ участия отдельных моноаминов в становлении регулятор-ных механизмов репродуктивной функции затруднен, т.к. фармакологическое действие резерпина направлено на снижение уровня био -генных аминов в нервной ткани и предотвращение накопления их в течение длительного периода, а угнетение моноаминоксидазной активности оказывает обратное действие, повышая уровень моноаминов в мозгу (А.Ю.Буданцев, 1976). В связи с этим представляют интерес исследования по изучению эффектов фармакологического действия на серотонинэргическую систему в неонатальном периоде. Введение П-хлорфенилаланина (ингибитор триптофангидроксилазы) новорожденным самкам крыс вызывает задержку пубертации, хотя вагинальная цикличность и половое поведение существенно не изменялись (нуу-рра,1971; Lehtinen,1973 ). Введение в течение первых 10 дней после рождения 5 окситриптофана (предшественника серотонина) не-онатально-андрогенизированным самкам и тем самым повышение уровня серотонина в мозгу крыс оказывает угнетающее действие на развитие персистентного эструса (Shirama,1975 ). В отличие от самок у новорожденных самцов блокада синтеза серотонина П-хлорвенилала-нином оказывает стимулирующее влияние на половое поведение по мужскому типу ( Нуурра, 1971 ; Lehtinen,1973 ). Однако Носенко Н.Д. (1981), используя блокаторы синтеза катехоламинов и серотонина, в своих работах показала, что изменение уровня серотонина у не-онатально-андрогенизированных крыс является вторичным, связанным с изменением уровня норадреналина. Не было обнаружено и участие дофамина в половой дифференцировке мозга, в то время как норадреналин был определен как ведущий среди биогенных аминов мозга, ; опосредующий влияние андрогенов на половую дифференциацию гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы.

При анализе литературных данных был отмечен ряд факторов, участвующих в половой дифференцировке мозга - генотип клеток, уровень биогенных аминов, половые гормоны. Отмечая решающую роль половых гормонов в данном процессе, следует остановиться на возможном участии в половой дифференцировке мозга рецепторов к половым гормонам, чему и будет посвящена следующая глава.

- 25 -ГЛАВА П

ХАРАКТЕРИСТИКА РЕЦЕПТОРОВ К ПОЛОВЫМ ГОВЮНАМ В Ц Н С

В последнее десятилетие большинство исследований в области нейроэндокринологии были посвящены изучению механизмов действия гормонов на молекулярном уровне. К настоящему времени накоплено много интересных данных о молекулярных механизмах, благодаря которым осуществляется регуляция и саморегуляция различных нейро-эндокринных систем, в том числе и гипоталамо-гипофизарно-гонад-ной системы. Эти данные указывают на необходимость при исследовании гормональных регуляций учитывать не только уровень секреции гормонов эндокринными железами, но и уровень чувствительности клеток определенных тканей к гормональному сигналу. Ткани, клетки которых избирательно реагируют на данный гормон, называют тканями-мишенями или гормонозависимыми тканями.

В I960 году был впервые синтезирован меченный тритием 17р-эстрадиол и гэксэстрол (Jensen, 1960 ). ЭТОТ факт ЯВИЛСЯ ОСНОВОЙ развития исследований механизмов действия стероидных гор -монов в гормонозависимых тканях. Вводя меченный Иуз!^ неполовозрелым самкам крыс и через разные промежутки времени измеряя радиоактивность, Jensen,Jacobson (1962) ВЫЯВИЛИ органы, которые избирательно захватывали и длительное время аккумулировали Н3-стероид. Такими органами оказались яичники, матка, влагалище. Радиоактивность в них обнаруживалась в составе неметаболизиро-ванного 3Н-17 Е^, что в сочетании с длительной аккумуляцией гормона, отличало их от органов метаболизма и экскреции стероидов, таких как Например ПечеНЬ И ПОЧКИ (Kato,Villee,1967 ). В последующих работах методом авторадиографии были показаны включение и аккумуляция неметаболизированного 3Н-Е2 гипофизом и различными областями мозга (Anderson,GreenVald,1969;Attramadal, 197о). Kato (1970) с сотрудниками показали поглощение меченого тритием Eg передним гипофизом, передним, средним и задним гипоталамусом, срединным возвышением, корой и диафрагмой. Причем наибольшее количество гормона удерживали СВ, передний гипоталамус и гипофиз.

Подобные результаты были получены в работе stumpf (1970) на крысах,маггon, Feder (1977) - морских свинках и в работах других авторов (Attramadal, I970;Grenstein, 1978; Sheridan, 1978). К моменту начала интенсивных исследований молекулярного механизма действия гормонов в ЦНС разными авторами, в экспериментах с использованием деафферентации, электростимуляции или разрушения областей гипоталамуса, была выявлена ведущая роль преоптико-переднего гипоталамуса, областей аркуатного и вентро-медиапьного ядер и СВ в регуляции гонадотропной функции гипофиза ( Everett, 1961; Gorski, Barraclough, 1962; McCann, 1962; Szentagothai, 1964).

Вышеприведенные данные дают основание предположить, что гипоталамус и гипофиз являются тканями-мишенями, избирательно реагирующими на эстроген. При субклеточном фракционировании эстроген-чувствительных тканей, предварительно экспонированных с физиологическими концентрациями 3Н-Е2 было показано, что местом локализации гормона.в клетке являются цитозоль-растворимая фракция цитоплазмы,ядра,МИТ0Х0НДрИИ,МИКр0СОМЫ ( Gorski et al., 1967; Jensen, 1973). Но основным местом локализации 3Н-стероида является цитозоль 20-30$ и в еще большей степени - ядра (до 80%), Это было подтверждено и авторадиографическим методом ( stumpf,

1969). Меченый гормон и из цитозоля и из ядер клеток-мишеней чаще всего можно почти полностью проэкстрагировать органическими растворителями, что указывает на нековалентный характер взаимодействия гормонов с реактивными структурами клеток-мишеней ( stone, 1973). В результате центрифугирования в градиенте плотности сахарозы цитозоля или экстракта ядер гормон-компетентных клеток, преэкспонированных с меченным гормоном, радиоактивность обнаруживается в определенных фракциях макромолекул. Присутствие во время преэкспонирования клеток с меченным гормоном избытка соответствующего немеченного гормона, его активного аналога, а также антигормона конкурентного типа, приводит к резкому снижению количества радиоактивности В ЭТИХ фракциях (Gardner, Tomkins, 1969). Все эти данные позволяют предположить, что в клетках тканей-мишеней имеются макромолекулы, которые могут нековалентно связывать определенные гормоны. И связывание это характеризуется не только избирательностью, но и насыщаемостью. Таким образом в клетках гормон-компетентных тканей имеются структуры, которые осуществляют взаимодействие с данным гормоном, т.е. выполняют функцию гормональных рецепторов. В настоящее время единственный способ идентификации рецепторов стероидных гормонов основан на их способности избирательно и достаточно прочно связывать определенные стероиды. Изучая связывающую активность рецепторов как цитоплазматических, так и ядерных, в присутствии различных ферментов, сульфгидрильных реагентов и других солей, разными авторами было установлено, что рецепторы представляют собой кислые белки в состав которых входят SH-группы (Gorski et ai., I968;Puca et ai., 1972; Jensen et ai., 1975). При центрифугировании в градиенте плотности сахарозы была определена молекулярная масса рецепторов. Причем ее значение зависит от ионной силы среды. В среде с низкой ионной силой выявляются рецепторные белки с коэффициентом седиментации 6-9S и молекулярной массой 200000-300000, а в среде с высокой ионной силой с Кд = 3,5-4,5 s и молекулярной массой 60000-120000 (Rochefort,Baulieii, I97I;Kato, 1977). Как связывающая гормоны структура, рецепторы обладают рядом свойств, отличающих их от неспецифически гормоносвязывавдих белков.

К этим свойствам относятся:

1. Низкая связывающая емкость.

2. Высокое сродство рецептора к связывающему гормону.

3. Высокая специфичность связывания.

4. Обратимость связывания.

5. Биологическая активность.

Низкая связывающая емкость обусловлена низкой концентрацией связывающих мест, а, следовательно, их легкой насыщаемостью данным гормоном. Это свойство рецепторов, по-видимому, ограничивает взаимодействие клетки с гормоном в пределах его физиологических концентраций и, в то же время, обеспечивает высокую скорость гор-мон-рецепторшго взаимодействия (Gorski et ai.,I973; В.Б.Розен, 1980). Между концентрацией гормональных рецепторов в клетках и их чувствительностью к гормону существует положительная корреляция. Сродство рецепторов к связывающему гормону выражается величиной равновесной константы ассоциации (Касс) и характеризует интенсивность их взаимодействия. Для тканей ЦНС величина КвЛЛ колеблется duO в зависимости от вида,ткани и гормона в пределах от IO^-IO1^ (Kato, 1975; Р.Н.Щедрина, 1980;Biegimayer, 1978). Высокая специфичность связывания или стереоспецифичность сродства к определенному гормону определяет способность рецепторов избирательно связывать данный гормон,его аналоги или антигормоны. Именно это свойств создает условия для избирательного приема гормонального сигнала клеткой. Причем, характер специфичности цитоплазматических и ядерных рецепторов совпадает (King,Mainwaringl974;В.Б.Розен, 1981). По современным представлениям не вызывает сомнения факт избирательного связывания гормона цитоплазмой, но до сих пор остается недостаточно изученным вопрос о способе проникновения гормона в клетку. По данный одних авторов гордоны в клетки-мишени попадают диффузно ( Mainwaring, 1977 ); по мнению других - с помощью специфических белков-носителей (AtgerJ974). В настоящее время существует общепринятая модель взаимодействия стероидных гормонов с клеткой, которая впервые была высказана Дженсеном (Jensen et ai., 1968;Jensen,Desombre,i972), а затем подтверждена и дополнена другими авторами (o'Malley et al«,1972 ;Mainwaring,Derry, 1983). Согласно этой теории стероид после проникновения в клетку-мишень связывается с циторецептором и образует гормон-рецепторный комплекс. Под действием температуры и/или ионной силы образовавшийся комплекс подвергается трансформации и приобретает способность транслоцироваться в ядро. В ядре активированный комплекс взаимодействует с акцепторными местами хроматина и, благодаря этому, инициирует развитие специфических гормональных эффектов, модулируя процессы транскрипции. Цикл рецепции завершается разрушением или вытеснением комплекса из хроматина посредством выключаадего механизма. Пополнение пула цитозольных рецепторов, по-видимому, осуществляется благодаря биосинтезу их de novo , а также реактивации вышедших из ядер рецепторных молекул.

Из всего вышесказанного можно заключить, что реализация гормонального эффекта осуществляется в результате определенного ряда биохимических процессов, последовательно протекающих в клетке-мишени и, в конечном итоге, проявляющихся в биологическом ответе. В связи с этим, в исследовании любой эндокринной функции и любой нейроэндокринной системы, необходимо параллельно рассматривать секреторную активность эндокринных желез и специфическую реактивность ткани к гормонам. В этом отношении гипоталамо-гипофизар-но-гонадная система не является исключением.

Эстрадиол, секретируемый яичниками, связывается специфическими рецепторами тканей мозга, что, по-видимому, является начальным моментом, приводящим к изменению в секреции гонадотропин-ри-лизинг гормонов и гонадотропинов гипофиза и, таким образом, регулирует репродуктивную функцию организма.

Известно, что у самок млекопитающих процессы репродукции имеют циклический характер. Наряду с периодическими изменениями концентрации женского полового гормона, у взрослых самок крыс наблюдается периодичность и в уровне связывания 3Н-Е2 тканью гипоталамуса. Так, Kato (1970) показал циклические изменения включения 3H-Eg в область переднего гипоталамуса, причем минимальное включение эстрадиола наблюдалось в стадии проэструс, а максимальное -в стадии эструс. Подобные данные были получены Ginsburg et ai. (1975) при изучении связывания меченого эстрадиола цитозолем гипоталамуса. Авторы объясняют снижение связывающей способности рецепторов в стадии проэструс оккупацией рецепторных мест эндогенным эстрадиолом, уровень которого в этой стадии наиболее высок. Однако оценивать связывание гормона тканью, измеряя количество только цитоплазматических рецепторов, по-видимому, нельзя, т.к. в ряде работ показано, что степень функционального ответа ткани-мишени на гормональный сигнал коррелирует с количеством специфических рецепторов, обнаруженных в клеточных ядрах (Katzeneiien-bogen, Gorski, 1972,1980;Anderson et ai., 1975). Подтверждением этому предположению, очевидно, служит работа Menon,Gunoega (1977), в которой авторы, измеряя уровень цитоплазматических и ядерных рецепторов к Eg в гипоталамусе и гипофизе, а также уровень ЛГ в циркулирующей крови у овариэктомированных самок крыс через определенные промежутки времени после введения эстрадиола, установили положительную корреляцию между уровнем ЛГ и концентрацией ядерных рецепторов в гипоталамусе и гипофизе.

Рецепторы к эстрадиолу в мозге обнаружены не только у самок, но и у самцов. Vreeburg et al. (1975) показали наличие эстроген-связывающих белков в нервной ткани самцов, причем их свойства и распределение в отделах мозга сходно с таковыми у самок. Наличие рецепторов к эстрадиолу в мозге у самцов поддерживает гипотезу о том, что эстрогены и у самцов могут являться регуляторами секреции гонадотропинов (Korach, Muldoon, 1974).

В то же время в гипофизе и гипоталамусе самцов обнаружены и андроген-связывающие белки (Kato,Onouchi, 1973а,b;Clark,Nowell, 1979). Используя метод авторадиографии sar, stumpf (1973) обнаружили неравномерное распределение гормона в мозге неполовозрелых и кастрированных самцов крыс после введения им in vivo меченого по тритию тестостерона. Оказалось, что значительная часть 3Н-Т локализована в областях мозга, которые принимают участие в регуляции секреции гонадотропинов.

К этим областям относятся аркуатное, вентромедиальное ядра, преоптическая область, гиппокамп и амигдала. В работах других авторов было показано связывание Т и ДГТ передним гипоталамусом, срединным возвышением и гипофизом ( Kaess et al., 1975;Ginsburg, Shori, 1978). О наличии специфичных андроген-связыващих белков в мозге свидетельствуют данные, полученные с помощью метода конкурентного замещения Н3-Т различными немеченными стероидами. Так, stern, Eisenfeid (1971) показали ингибирование включения in vivo гормона в мозг и гипофиз кастрированных самцов крыс, если предварительно вводился ципротерон ацетат, прогестерон, тестостерон или дигидротестостерон.uaess (1976) в опытах по определению специфичности связывания вышеуказанных белков показал, что порядок вытеснения меченого тестостерона из его комплекса с белком является следующим: ДГТ> Т> ципротерон-ацетат> кортизол> андростенди-он > 17/з Eg. При сопоставлении физико-химических характеристик этих белков было обнаружено их сходство с рецепторами к эстрогенам. Так, при центрифугировании цитозоля гипоталамуса в градиенте плотности сахарозы, радиоактивность обнаруживалась во фракции белков с Ks= 8s,4to характерно и для эстрогенных рецепторов. Равновесная константа ассоциации, характеризующая связывающее сродство белков к стероиду, равна 0,3 х Ю10!^1 при t = 4°С, что не отличается от Касс для рецепторов к эстрадиолу (Naess,i976 )# На основании вышеприведенных данных андроген-связывающие белки в мозге и гипофизе были идентифицированы как рецепторы к андроге-нам. Причем все еще остается дискуссионным вопрос о существовании двух отдельных цитоплазматических рецепторов к Т и ДГТ (Kato, 1976) или одного, связывающего и тот и дгугой гормон (swerdioff et al.,1972 ; Verjans et al., 1974 ). В ядерной фракции также обнаружены рецепторы как к Т, так и к ДГТ (Kato, 1976 ). При центрифугировании в градиенте плотности 5-20$ раствора сахарозы sampe-rez, Jouan ( 1979) удалось выявить даже 2 формы ядерных рецепторов к ДГТ в гипофизе неполовозрелых самцов крыс. Одна из форм оказалась растворимой в ядерном соке, имела Ks= 5,6s и экстрагировалась буфером низкой ионной силы; вторая, связывающаяся с хроматином, имела Ks= 4,6s и экстрагировалась только I М нас].

Обе форды обладали одинаковой специфичностью к ДГТ. Авторы предположили, что 5,6 s -рецептор является формой, связанной с переносом гормона из нуклеоплазмы в хромосомы.

Если для самцов наличие андрогенных рецепторов несомненно, то присутствие их у самок все еще остается спорным. Одни авторы не обнаружили рецепторов к Т в гипоталамусе и гипофизе (Korach, Muldoon,1974 ;Gustafsson et al.,1976 ), тогда как другие показали их наличие в гипофизе, преоптико-переднем гипоталамусе, медио-базальном гипоталамусе, амигдале (bieberburg,i977 ). Эстрогенные и андрогенные рецепторы, опосредуя эффект половых гормонов на уровне ЦНС, обнаруживаются на самых ранних этапах развития организма. Используя авторадиографический метод, Sheridan et al. (1974) выявили локализацию Н3-Е2 у 2-дневных самок и самцов крыс в тех же областях, что и у взрослых животных, то есть в нейронах преоптической области, базального гипоталамуса и амигдалы. Убедительные доказательства в пользу присутствия рецепторов к эстрадиолу у неполовозрелых животных приведены в работах Kato et ai. (1972,1974 ). Авторы, используя метод центрифугирования в градиенте плотности сахарозы, показали, что цитозол гипоталамуса, поглощая Н3-Е2 в области 8,5s , содержит специфически связывающие рецепторные белки уже у 7-дневных крыс, а к 28-му дню постната-льного развития их количество достигало максимума. Подобные данные были получены и Ginsburg et а1.(1972).

В ряде работ было изучено связывание рецепторов к эстрадиолу ядерной фракцией гипоталамуса. По данным Vertes et ai. (1973, 1 977) ядерные рецепторы к эстрадиолу обнаруживаются только с 21-го дня жизни, что, по их мнению, связано с отсутствием транслокации гормон-рецепторного комплекса в ядро.

В период с 21 по 28-й день и у самцов и у самок было отмечено увеличение числа эстрогенных цитоплазматических и ядерных рецепторов, максимальное количество которых наблюдалось на 28-й день, причем у самцов эта величина была ниже, чем у самок.

Особый интерес представляют исследования эстрадиол-связыва-гацей системы гипоталамуса у крыс в неонатальный период развития. По данным Eisenfeid (1970), эстрадиол-связывавдая способность цитозоля мозга неонатальных животных на I мг белка в 200 раз больше, чем таковая гипоталамуса взрослых крыс, а константа ассоциации на 1-2 порядка ниже, чем у взрослых животных. Имеются различия между двумя ^-связывающими системами и в отношении специфичности связывания. Если в гипоталамусе половозрелых самок ДЭС конкурирует с H3-Eg за места связывания, то у неонатальных самок такая конкуренция не наблюдается. Кроме того, отмечены различия и в седиментационных свойствах белков этих систем. При центрифугировании в градиенте плотности сахарозы пик радиоактивности Е2-связывающего белка в цитозоле мозга неонатального животного концентрируется в области 4s , а у взрослого - в области 8-8,5s . Однако имеются работы, в которых показано наличие истинных рецепторов к эстрадиолу в мозге неонатальных животных. Эстрадиол-свя-зывающие молекулы с высоким сродством к 17/3 -эстрадиолу, эстро-ну и ДЭС были обнаружены в цитозоле 5-дневных самок крыс (Barley et ai.,1974 ). Используя хроматографию на колонке с сефадексом 1Й-20 и последующее центрифугирование меченого материала в градиенте плотности сахарозы, Westley et ai., ( 1976) показали присутствие в цитозоле гипоталамуса 4-дневных самок крыс рецепторов к эстрадиолу. В этом же возрасте авторы отметили наличие рецепторов и в ядерной фракции гипоталамуса. Ядерные рецепторы к эстрадиолу у неонатальных самок показаны и в работе McEwen et ai. ( 1976), Авторы не только выявили такие рецепторы у 2-3-дневных самок крыс, но и показали, что их концентрация в 2 раза ниже, чем на IO-II-й день жизни. Наличие эстрог енных рецепторов в гипоталамусе у 3-5 дневных мышей обоего пола было отмечено в работе Attar-di,0hno (1976), причем у самцов этого возраста количество рецепторов было на 25% меньше, чем у самок.

Эстрогенные рецепторы были обнаружены не только в неонатальной мозге крыс, но и в период пренатального развития животного. MacLusky et ai.(i979) обнаружили рецепторы к эстрадиолу В ЦИТ030-ле мозга 21-дневных плодов, количество которых увеличивалось до 6 дня. Но авторам не удалось выявить эстроген-рецепторные молекулы в ядерной фракции ни у 21-дневных зародышей, ни у 5-дневных животных.

Показано, что андроген-рецепторная система локализуется в тех же нейронах, что и эстрогенные рецепторы. Attardi et ai. (1976) отметили наличие андрогенных рецепторов в гипоталамусе у обоих полов 3-х-дневных мышей. Уровень цитозольных рецепторов к андрогенам увеличивался в ПО гипоталамуса в течение первых 3-х недель и почти не изменялся в МБГ. По данным Kato ( 1975) концентрация рецепторов к ДГТ у 7-дневных самцов крыс была незначительной, увеличивалась у 14 и 21-дневных животных, достигая максимума на 28 день жизни.

Гипоталамо-гипофизарно-гонадная система по-разному функционирует у самцов и самок, тем самым: определяя мужской или женский тип секреции гонадотропинов. В литературе есть данные о том, что концентрация рецепторов к эстрадиолу в гипоталамусе интактных самцов и самок не отличаются между собой (whaien,Luttge, 1970 ; Korach, Muidoon, 1974 ). Различия тем не менее существуют и заключаются в распределении рецепторов по областям гипоталамуса. Большинство исследователей показало, что у интактных самок максимальное количество рецепторов к эстрадиолу сосредоточено в ПО, а у самцов - в МБГ, что соответствует локализации циклического и тонического центров регуляции гонадотропной функции. Известно, что для обеспечения в половозрелом возрасте у крыс и мышей мужского, ациклического типа секреции гонадотропинов необходимо наличие в неонатальном возрасте семенников. Если в этом возрасте самкам крыс вводить Т, то они теряют способность к циклической секреции ЛГ. У взрослых интактных самцов также как и у стерильных самок крыс, в отличие от интактных самок, снижена чувствительность ПО гипоталамуса к эстрадиолу, что, возможно, связано со снижением нормального уровня рецепторов к гормону (Petrusz, Nagy, 1967; Thrower et al., 1978). Снижение включения 3H-E2 в ядерную фракцию гипоталамуса неполовозрелых крыс было отмечено и в работе Vertes,King (1971). Анализируя эстрадиолсвязывающую и эстради-олзадерживающую способность гипоталамуса у неонатально-андрогени-зированных самок крыс А.Г.Резников показал, что при достижении такими крысами половозрелости у них обнаруживается нарушение связывания и задержки эстрадиола. В свою очередь, это, по-видимому, приводит к снижению чувствительности ПО к Eg и развитию реф -рактерности циклического центра регуляции секреции гонадотропинов к позитивному действию гонадотропинов (А.Г.Резников , С.В. Варга, 1978; А.Г.Резников, 1982). Повреждение специфического механизма связывания эстроген-чувствительных нейронов может объяснять потерю механизма обратной связи эстрогена и, следовательно, отсутствие циклического выброса гонадотропинов и овуляцию у андроген-стерильных крыс ( Flerko et al., 1969). По данным Thrower et ai.(I978) действие андрогенов на мозг неонатальных крыс изменяет либо количество эстрогенных рецепторов, либо их способность транслоцироваться в ядро. В связи с этим интересны данные

Lobi , который показал наличие в цитоплазме клеток матки андро-ген-стерильных крыс белка, который ингибирует трансформацию цито-плазматического эстрадиол-рецепторного комплекса в ядерный и его транслокацию в клеточное ядро. Можно предположить, что подобный процесс имеет место и в гипоталамусе (ъоы, 1975). Хорошо известно парадоксальное действие эстрадиола, маскулинизирующее мозг не-онатальной самки. По мнению ряда авторов маскулинизирующим агентом и у интактных самцов являются эстрогены, которые образуются из Т семенников в результате их ароматизации (Naftoiin et ai., 1975;Lieberburg, McEwen, 1975 ). В пользу этого предположения говорит и тот факт, что антиэстроген MER-25, введенный за 6 часов до Т, может ингибировать стерилизацию самок крыс (MacDonaid, 197.4). С другой стороны, не^ароматизирувдиеся авдрогены - ДГТ и андростерон, введенные самкам кролика на 2 день после рождения, способны ингибировать развитие полового поведения по типу самки (Geraii,1975 ). Наличие андрогенных и эстрогенных рецепторов в мозге неонатальных самцов и самок, по-видимому, предполагает, что к неонатальной маскулинизации ЦНС грызунов могут привести процессы, опосредованные как через андрогенные, так и эстрогенные рецепторы (cyorki^ 19Q3 ). Если для дифференцировки мозга по типу самца необходимы андрогены семенников в неонатальный период, то как предположил Dohier для дифференцировки по типу самки необходимы эстрогены яичников ( Dohier, 1974). Это предположение подтверждается тем, что обработка животных антиэстрогенами ведет к ано-вуляторной стерильности, возможно в результате предотвращения развития рецепторной системы в мозгу самок крыс по типу самок.

Из всего вышесказанного следует, что в мозгу крыс имеются специфические эстрогенные и андрогенные рецепторы, которые, по-видимому, локализуются у новорожденных, неполовозрелых и взрослых самцов и самок в одних и тех же областях мозга, обладают идентичными физико-химическими свойствами и отличаются секс-зависимым распределением в гипоталамусе.

Приведенные в обзоре литературы данные свидетельствуют о большом интересе исследователей как к проблеме дифференцировки мозга по женскому или мужскому типу под действием половых горюнов, так и к проблеме участия в механизме действия этих гормонов белков-рецепторов.

Однако противоречивость результатов, полученных разными авторами, а также отсутствие комплексных исследований, направленных на изучение механизма реализации физиологического эффекта половых гормонов в организме и участие в этом процессе рецепторов к половым стероидам вызывает необходимость продолжения работы в этом направлении. В настоящее время все еще дискуссионным является вопрос о влиянии на половую дифференцировку мозга по типу самца как мужского, так и женского половых гормонов. ЕМесте с этим, дискутируется вопрос о наличии рецепторов к эстрадиолу и тестостерону у животных в период половой дифференцировки мозга. При анализе полученных данных, авторами не уделяется должного внимания функциональному состоянию гипоталамо-гипофизарно-гонадальной системы.

В связи с вышеизложенным, мы поставили перед собой задачу исследовать причастность рецепторов половых гормонов к процессу половой дифференцировки мозга, а также возможность коррелятивной связи между функциональным состоянием животного и уровнем рецепторов половых стероидов в областях гипоталамуса, участвующих в регуляции секреции гонадотропинов гипофизрм у крыс обоего пола.

ЧАСТЬ П

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В работе проводилось определение концентрации (к с), константы ассоциации (Касс) и специфичности рецепторов к половым гормонам в гипоталамусе у самцов и самок крыс в неонатальный период развития животных, а также половозрелых интактных и андрогенизи-рованных в неонатальном возрасте самок, и половозрелых интактных и кастрированных в неонатальном возрасте самцов. Кроме того было проведено определение концентрации ЛГ, эстрадиола и тестостерона в крови у животных всех экспериментальных групп.

I. Подготовка животных и тканей для исследования I. Экспериментальные группы животных

В опытах были использованы самки и самцы белых крыс смешанной популяции 1,3 и 5-дневного возраста; половозрелые интактные самки и взрослые, неонатально андрогенизированные самки, а также половозрелые интактные и взрослые, неонатально кастрированные самцы крыс. Андрогенизация самок была осуществлена в результате внутримышечного введения 1,25 мг тестостерон-пропионата (HI) в масле в возрасте 1-3 дней. Контролем служили интактные самки в стадии диэструс-1 (Д-I), с устойчивый 4-суточным эстраль-ным циклом, о котором судили по ежедневным вагинальным мазкам. Животных тех экспериментальных групп, которых брали в опыт по достижении половозрелости, забивали в возрасте 80-85 дней. Все экспериментальные животные содержались в стандартных условиях с постоянным режимом освещения (свет - с 5 до 19 часов).

2. Подготовка тканей

После забоя крыс декапитацией у них извлекали гипоталамусы и собирали кровь. Гипоталамусы неонатальных крыс объединяли от 25 животных. У половозрелых крыс мозг после его иъятия замораживали и затем вычленяли две области: I) преоптическую область и часть переднего гипоталамуса (ПО^2)область медио-базального гипоталамуса, которую в дальнейшем мы будем называть областью аркуатного ядра - срединного возвышения (AFK - СБ). Фрагменты гипоталамуса объединяли от 25 животных. Для получения ткани ПО проводили фронтальные срезы по обе стороны оптической хиазмы (1600 мкм) и из этого фрагмента вычленяли столбик ткани диаметром 800 мкм. Для получения ткани АРК-СВ фронтальные срезы проводили рострально ги-пофизарной ножки (1800 мкм) и затем вычленяли столбик ткани диаметром 500 мкм. Гипоталамические фрагменты были выделены из замороженных секций согласно атласу Konig,Kiippei (1963) для мозга крыс и рекомендаций Paikovits (1973). У всех групп животных для исследований брали также кору головного мозга.

II. Буферные растворы и реактивы

В работе использовали следующие реактивы и препараты: (2, 4, 6, 7 - Н3) - эстрадиол-17уЗ (3Н-Е2) с удельной активностью 45 и 85-104 Ки/ммоль, фирмы "Amersham" (Англия); (I, 2, 6, 7 -3Н) -тестостерон (3Н-Т) с удельной активностью 93 Ки/ммоль фирмы "Amersham" (Англия). Меченые гормоны перед использованием очищали методом тонкослойной хроматографии; немеченые гормональные препараты - эстрадиол (Eg), диэтилстильбэстрол (ДЭС), тестостерон (Т), 5 ос-дигидротестостерон (ДГТ), кортикостерон - все фирмы "Koch-Light" (Англия); Трис (оксиметил) аминометан - фирмы "Rea-nai " (Венгрия); 2-меркапто-этанол фирмы "мегк" (ФРГ); Твин-60-детергент, фирмы "мегк" (ФРГ); ЭДТА(этилендиаминтетрауксусная кислота динатриевая соль)- фирмы "Reanai»(Венгрия); ионообменная бумага ДЕАЕ-целлюлоза (ДЕ-81) - фирмы "Whatman" (Англия). Все остальные реактивы были с грифом "хч" или "чда".

Используемые буферы были приготовлены на основе триса:

0.01 М ТЭ-буфер, рН=7,4 (0,01М трис-нс1, 0,0015М ЭДТА); 0,01М :ТЭМ-буфер, рН=7,4 (0,01М трис-Hd, 0,0015М ЭДТА, 0,01М 2 меркаптоэта-нол). Для промывания ДЭ-фильтра в ТЭМ буфер добавляли 0,5% Твин-60.

III. Методы

1. Фракционирование клеток, получение клеточных ядер и цитозоля

Объединенные гипоталамусы или их фрагменты гомогенизировали в 5-7 объемах 0,01М ТЭМ-буфера. Гомогенизацию проводили 2-3 минуты с 30 секундными интервалами для охлаждения в стеклянном гомогенизаторе с тефлоновым пестиком. Обработка ткани и все дальнейшие процедуры проводили при 0-4°С. Гомогенат центрифугировали при 800 g 10 мин на центрифуге ЦЛР-I. Надосадочную жидкость повторно центрифугировали в течение 60 мин при I05000gHa ультрацентрифуге spinco-65 L -2В для получения цитозоля. Полученный цито-золь сразу использовали для дальнейшей работы. 800 g- осадок гомо-гената подвергали повторной гомогенизации в большом объеме ТЭ-бу-фера и центрифугировали 10 мин при 800 g . Полученный осадок суспендировали в 2.2М растворе сахарозы ( d = 1,274 г/мл при 4°С) и подвергали обработке по методуChauveau et а1.(195б) в модификации шз

В.М.Кедровой и М.В.Орловой ( 1968). Этот метод очистки ядер основан на различиях в плотности ядер ( d = I.3-I.4 г/мл) и других клеточных компонентов, а также неразрушенных клеток ( d = I.I-1.25 г/мл). Для этого суспензию ядерного материала в 2,2М сахарозе центрифугировали I час при I8000g . Полученный осадок ядер отмывали от сахарозы путем суспендирования в ТЭ-буфере с последующим центрифугированием при 800 g 10 мин. Полученный экстракт представлял собой чистый ядерный материал, содержащий грубый хроматин. Его либо сразу использовали для дальнейшей работы, либо хранили при 10°0.

2. Определение связывания 3Н-гошонов с цитоплазматической фракцией гипоталамуса и отделение свободного гошона от связанного

Для определения величины специфического связывания гормона пробы цитозоля по 0,2 мл инкубировали при 20°С в течение I часа с возрастающими концентрациями (от 2х10""9 до 8x10""%) меченых гормонов в объеме 0,001 мл в присутствии (неспецифическое связывание) или в отсутствии (общее связывание) 1000-кратного молярного избытка соответствующих немеченых гормонов. Специфическое связывание определяли вычитанием неспецифического связывания из общего. В ряде опытов содержание рецепторов определяли, инкубируя цитозоль с насыщающей концентрацией гормона (9х10""%).

Ввиду низкой растворимости гормонов в водных растворах, в работе использовали предварительное растворение гормональных препаратов в малом объеме метанола с последующим разведением спиртового раствора буферным раствором. Конечная концентрация метанола после добавления гормона к пробе не превышало 10$.

Для разделения связанного с макромолекулой цитозоля, гормона от несвязанного, использовали метод, предложенный santi et al. (1973) и модифицированный в нашей лаборатории (Т.А.Перышкова с соавторами,1978 ). В основе метода лежит адсорбция связанного с меченным гормоном рецептора на ДЕ-фильтре (диаметр 24 мм) и освобождение комплекса от несвязанного гормона промыванием фильтра буфером низкой ионной силы. При этом несвязанный гормон беспрепятственно проходит сквозь фильтры. Процедуру фильтрации проводили при 0-4°С на специальном приборе, сконструированном нами по типу sampling Manifold. Фильтр, помещенный на соответствующую подложку в данном приборе, смачивали буфером, избыток которого удаляли с помощью вакуума и после его отключения на фильтр наносили 0,05 мл инкубата. Через I мин. времени, достаточного для сорбции комплекса, включали вакуум и фильтр промывали 10 раз по I мл буфером, в который добавляли детергент Твин-60 в концентрации 0,5$, После удаления избытка буфера фильтр помещали в сцинтилля-ционный флакон, содержащий 5 мл сцинтилляционной жидкости на основе диоксана по Bray (1960). Подсчет радиоактивности осуществляли на счетчике SL-30 " intertechnique" (Франция). Эффективность счета составляла 60$. Концентрацию белка в пробах определяли по методу Lowry (1952). В качестве белкового стандарта использовали бычий сывороточный альбумин. Контроль полноты связывания гор-мон-рецепторного комплекса ДЭ-фильтром проверяли методом адсорбции на декстран-покрытом угле.

3. Определение оптимального времени и температуры инкубации цитозоля гипоталамуса с 3Н-эстрадиолом

Пробы цитозоля в объеме 0,2 мл инкубировали с 9x10" -% 3Н-эстрадиолом (0,001 мл)при 0°-4°С или 20° и 30°С в течение 5,

Обязанный Е2 (ноль/мг белка * ю-'3)

Рис.1. Температурная зависимость реакции ассоциации гормона с рецепторами цитозоля гипоталамуса самок крыс.

1 - +20 С

2 - +30 С

3 - 0-4 С

А - радиоактивность в имп/мин.

15, 30 и 60 мин. После инкубации разделение свободного от связанного с рецептором гормона проводили по вышеописанной схеме. Количество гормона, связавшегося с белками цитозоля, выражает отношение связанной радиоактивности к свободной на I мг белка. Кинетика связывания 3Н-Е2 с белками цитозоля представляется на рис.1.

Максимальное связывание 3Н-эстрадиола в цитозоле гипоталамуса самок крыс наблюдалось при инкубации проб в течение 30-60 мин при 20°С. Инкубация при 30°С приводила к значительно меньшему связыванию 3Н-Е2 в цитозоле по сравнению с инкубацией при 20°С. Оказалось также, что инкубация цитозоля гипоталамуса при 0-4°С обеспечивала весьма медленное во времени связывания гормона. Исходя из этих данных, во всех последующих определениях связывания 3Н-Е2 в цитозоле гипоталамуса, пробы инкубировали в течение I часа при 20°С. В аналогичных условиях проводили инкубацию цитозоля гипоталамуса с 3Н-Т.

4. Определение зависимости сорбции цитоплазменного Е2-рецепторного комплекса от количества, наносимого на фильтр белка

Цитозоль гипоталамуса, концентрация белка в котором составляла 4 мг/мл, инкубировалась с 9x10""% 3Н-Е2 при 20°С в течение 60 мин. После окончания инкубации на ДЭ фильтр наносили разные объемы инвубата - 20 , 40 , 60 , 80, 100 и 120 мкл, содержащие соответственно и разные концентрации белка, наносимого на фильтр. Зависимость сорбции гормон-рецепторного комплекса от количества белка представлена на рис.2.

Количество специфически связанного стероида, удерживаемого на фильтре представляет собой линейную функцию от концентрации, наносимого на фильтр белка цитозоля при условии, что эта концентрация не превышает значения 400 мкг/фильтр. Исходя из этих данных, после инкубации проб цитозоля с мечеными гормонами, мы наносили на фильтр наиболее оптимальный объем инкубата, равный 50 мкл. Несмотря на то, что концентрация белка в цитозоле гипоталамуса варьировала (в зависимости от объема буфера, добавляемого при гомогенизации) в пределах 2,5-6,6 мг/мл количество белка, наносимого на фильтр в объеме 50 мкл, всегда приходилось на линейный участок прямой и равнялось125-325 мкг/фильтр. При более низкой концентрации бежа (20-30 мкг/фильтр) радиоактивность связанного стероида приближалась к фону и чувствительность метода значительно снижалась.

5. Определение ядерных рецепторов эстрогенов и андрогенов

Определение способности ядерной фракции, выделенной из ткани гипоталамуса, связывать эстрадиол и тестостерон проводили методом^ основе которого лежит обмен эндогенного гормона, находящегося в клеточном ядре, на радиоактивный гормон инкубационной среды (Anderson et ai.,1972 ). Для определения общего связывания аликвоты суспензии по 0,2 мл инкубировали с 9x10""% 3Н-Е2 и 3Н-Т при 32°С в течение I часа. Для учета неспецифического связывания проводили параллельно инкубацию суспензии ядер с 1000-кратным молярным избытком соответствующего немеченого гормона. Специфическое связывание определяли вычитанием неспецифического связывания из общего. По окончании инкубации суспензию промывали дважды ТЭ-буфером с центрифугированием. Эта процедура обеспечивала отделение свободного меченого гормона-, содержащегося в инкубационной среде, от гормона, связавшегося с клеточными ядрами. Полученный осадок ядер экстрагировали 1,5 мл этанола, просчитывали радиоак

О 20 40 60 80 100 120 Объем инкубата в микролитрах

Рис.2. Зависимость сорбции эстрадиол-рецепторного комплекса цитозоля гипоталамуса крыс от количества наносимого белка.

А - радиоактивность в имп/мин. xIO i-2

1,0 н • хэ о п 0,5 < п § о

10 20 30 40 50 60 Время инкубации в минутах

Рис.3. Скедчардовский график для специфического связывания

3Н-эстрадаола с макромолекулами цитозоля гипоталамуса половозрелых самок крыс. тивность этанольного элюата в диоксановом сцинтилляторе в жид -костно-сцинтилляционном счетчике Sb-30 "intertechnique". Эффективность счета составляла 60$. Часть суспензии отбирали для определения количества ДНК.

Содержание ДНК в пробах определяли по методу Barton et al. (1956). В качестве стандарта использовали препарат тимуса телят, точное содержание ДНК в котором определяли спектрофотометрически по А.С.Спирину (Э.Б.Сквирская, О.П.Чепинога,1964 ).

6. Определение константы ассоциации комплекса гормон-рецептор и числа связывающих мест для 3Н-стероида в гипоталамусе крыс

Координаты Скетчарда продолжают оставаться наиболее распространенными для анализа комплексирования лигандов с белками. После определения специфического связывания гормона строили кривые по методу Scatchard (1949), которые при пересечении осей координат давали значения константы ассоциации (Касс) и числа специфических связывавших мест ( n0). На рис.3 представлен график Скетчарда специфического связывания 3Н-эстрадиола цитозолем гипоталамуса половозрелых самок крыс после инкубации его в тех же условиях, что были указаны нами в разделе 3.

7. Определение конкурентной способности немеченых гошональных препаратов по отношению к меченым гормонам при связывании с рецепторами гипоталамуса

Для определения конкурентной способности исследуемого препарата, измеряли его способность снижать уровень специфического связывания меченого гормона в пробе. Для этого в серию пробирок добавляли 9хЮ~% меченого горлона, 9x10""% немеченого гормонального препарата (по 0,001 мл) и 0,2 мл исследуемого материала. Контролем служили пробы, инкубируемые только с меченым стерои -дом. Пробы инкубировали при 20°С I час. Свободный и связаный гормон разделяли методом осаждения гормон-рецепторного комплекса на ДЭ-фильтре. Конкуренто-способность препарата рассчитывали с учетом того, что за 100$ было принято связывание меченого гормона в пробах без добавления немеченых стероидов.

8. Способы выражения концентрации связывающих мест рецепторов

Для физиологической интерпретации результатов определения концентрации связывающих эстрадиол и тестостерон мест (nc ), существенное значение имеет способ выражения ис . Расчет величины ис на единицу (мг) белка (для цитоплазматических рецепторов) или ДНК (для ядерных рецепторов) проводили непосредственно делением полученной в опыте величины nc на содержание белка или ДНК в пробах.

9. Определение концентрации эстрадиола и тестостерона в периферической крови

Измерение концентрации эстрадиола и тестостерона в крови осуществляли радиоиммунологическим методом с помощью стандартных наборов EstrK и TestoK фирмы "Cea-Ire-Sorin" (Франция). Определение этих гормонов проводили в 1-1,5 мл сыворотки крови. Результаты выражали в пг/мл крови.

10. Определение концентрации лютеинизирушего гошона в сыворотке крови

Определение концентрации ЛГ проводили по отработанному и внедренному нашей лабораторией в лабораторную практику радиоиммунологическому методу ДВОЙНЫХ антител, Предложенному Niswender et al. (1968) с учетом рекомендаций Collins, Hennam(1976). Концентрацию ЛГ в крови выражали в нг/мл крови.

71. Статистическая обработка результатов

Для непосредственно измеряемых в опыте величин определяли: среднеквадратичную ошибку арифметического - m

Для оценки достоверности различий двух величин определяли доверительную вероятность по двустороннему критерию Стьюдента (Н.Бейли, 1969). Достоверным считали результаты с уровнем значимости Р<0,05. п среднее арифметическое

- М = Sxi п среднеквадратичное отклонение

ЧАСТЬ Ш

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Похожие диссертационные работы по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физиология», Шишкина, Ирина Владимировна

ВЫВОДЫ

1. В .цитоплааматической и ядерной фракциях гипоталамуса I, 3 и 5-дневных самок крыс присутствуют рецепторы к эстрадиолу, концентрация которых не меняется в исследуемый период.

2. В гипоталамусе I, 3, 5-дневных самцов крыс присутствуют рецепторы к половым гормонам, причем уровень эстрогенных рецепторов значительно выше, чем андрогенных, а максимальная концентрация и тех и других наблюдается в первый день.

3. Максимальное количество рецепторов к эстрадиолу и тестостерону обнаружено в гипоталамусе у самцов крыс в "критический" период развития, что доказывает их участие в половой дифференци-ровке мозга.

4. Введение самкам крыс в ранний неонатальный период фармакологической дозы ТП приводит к резкому снижению рецепторного связывания эстрадиола цитозольной фракцией преоптико-переднеги-поталамической области и к отсутствию такого связывания в ядерной фракции обеих областей гипоталамуса.

5. У андрогенизированных в неонатальном возрасте самок крыс присутствуют рецепторы к тестостерону в ядерной фракции обеих областей гипоталамуса.

6. Концентрация рецепторов к эстрадиолу в преоптико-перед-негипоталамической области у неонатально кастрированных самцов крыс в 1,5 раза больше, а в области аркуатного ядра - срединного возвышения в 1,5 раза меньше, чем у интактных животных.

7. У неонатально кастрированных самцов крис рецепторы к тестостерону в преоптико-переднегипоталамической области отсутствуют, в области же аркуатного ядра - срединного возвышения концентрация цитоплазматических рецепторов не изменяется, а ядерных снижается вдвое по сравнению с интактными животными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Половая дифференцировка нейроэндокринной системы, обеспечивающей репродуктивную функцию взрослого организма, представляет собой процесс, завершающий формирование пола животного в широком его понимании. Этот процесс в основном затрагивает нервные структуры гипоталамуса и ограничивается, в частности, у крыс,последней неделей пренатального развития и неонатальным периодом жизни.

В результате половой дифференцировки формируется мужской или женский тип центральной регуляции секреции гонадотропинов. Известно, что для женского типа функционирования гипофиза характерен циклический тип, а для мужского - ациклический тип секре -ции, диморфизм которой и есть результат половой дифференцировки гипоталамических структур. Индукторами этой дифференцировки являются половые гормоны, осуществляющие на этом этапе свое организующее действие, которое носит необратимый характер. Особо следует подчеркнуть, что необходимым условием для действия половых горло-нов является наличие специфических, связывающих эти гормоны, рецепторов (В.Б.Розен, 1980 ). Отсюда следует, что рецепторы к половым гормонам участвуют в половой дифференцировке мозга, как и во всех других физиологических процессах, в которые вовлекаются гормоны, и для выяснения механизмов, обеспечивающих дифференцировку нервных структур по мужскому или женскому типу, необходимо изучение характеристик рецепторов к половым гормонам в гипоталамусе интактных животных в "критический" период развития, а также в различных областях гипоталамуса, участвующих в регуляции тонического и циклического типа секреции гонадотропинов у половозрелых крыс.

Анализ данных, полученных нами показал, что специфические белки-рецепторы, связывающие эстрадиол, обнаруживаются в гипоталамусе у самок и самцов крыс в неонатальном возрасте, причем были выявлены половые различия как в концентрации рецепторных мест, так и в динамике в "критический" период развития. Если в первый день после рождения число связывающих эстрадиол мест в гипоталамусе самцов крыс было максимальным и в 3,5 раза выше, чем у самок, то на 5 день эти величины стали близки меэвду собой, что произошло в результате противоположно направленной динамики изменения концентрации рецепторных мест. Обсуждая вопрос рецепторного связывания в гипоталамусе неонатальных животных,необходимо отметить, что в данном случае речь идет только о ядерных рецепторах, т.к. связывание эстрадиола или любого другого стероида именно ядерной фракцией указывает на функциональную значимость и реализацию эффекта этого гормона. Кроме того, в неонатальный период жизни имеется большое количество о< -фетопротеина, белка связывающего эстрадиол, который был обнаружен не только в крови, но и в цитозоль-НОЙ фракции МОЗГа новорожденных крыс (Plapinger et al.,1973 ). Этот фетонеонатальный белок затрудняет выявление истинных рецепторов к Eg в цитоплазме. Однако следует отметить, что гормон достигает ядра только предварительно образовав гормон-рецепторный комплекс в цитозоле. Кроме того, нами была показана положительная корреляция между числом связывающих Eg мест в цитоплазме и в ядерной фракции. Все сказанное выше позволяет заключить, что ци-топлазматические рецепторы к Eg в гипоталамусе неонатальных крыс присутствуют и определяют высокую чувствительность этой нейроэн-докринной ткани к Eg в "критический" период развития. Действи -тельно, такие рецепторы были выявлены в работах Westley,Saiaman (1976), MacLusky et ai. (1979a), использовавших методы, основанные на способности истинных рецепторов, но не <?< -фетопротеина связываться с синтетическим эстрогеном (3Н-моксестролом) или с ДНК-целлюлозой. Кроме рецепторов к Eg в гипоталамусе неонатальных самцов крыс нами были выявлены белки, специфически связывающие тестостерон. При анализе полученных данных по концентрации рецепторов к Т в гипоталамических нервных структурах у самцов в неонатальный период развития было установлено, что максимальная концентрация тестостерон-связывавдих мест, как и эстрадиол-свя-зывающих мест, приходится на начало неонатального периода и уже к 5 дню снижается. Как известно, для осуществления половой диффе-ренцировки мозга по типу самца необходимо влияние в "критический" период гормонов семенников, но до сих пор дискутируется вопрос о природе агента, вызывающем маскулинизацию. Сам ли это тестостерон, или его метаболиты - эстрадиол и 5 *-дигидротестостерон? Анализируя полученные нами данные, можно прийти к заключению, что в период половой дифференцировки мозга нервные структуры гипоталамуса самцов крыс активно связывают эстрадиол и тестостерон. Следует подчеркнуть при этом, что эстрадиола в 3 раза больше, чем тестостерона. Естественно предположить, что оба половых гормона участвуют в процессе дифференцировки нервных центров у самцов. Вне влияния гормонов семенников и даже в отсутствии яичников формируется циклическая регуляция секреции гипофиза. На основании этого факта можно было бы считать, что для формирования нервных центров регуляции гонадотропной секреции по типу самки вообще не требуются половые гормоны. Однако результаты наших исследований показали, что эстрадиол поглощается ядерной фракцией гипоталамуса самок, хотя и в меньшей степени, чем у самцов. Следовательно, для самок в период половой дифференцировки мозга также необходимо влияние полового гормона, который, по-видимому, потенциирует этот процесс. Этот факт подтверждается данными Dohler: ,напске(1979) показавшими, что введение самкам крыс в "критический" период антиэстрогена ведет к ановуляторной стерильности.

Как было сказано выше, в крови крыс в неонатальном возрасте присутствует большое количество эстрадиол-связываадего белка, <л -фетопротеина, который, по-видимому, защищает нервные структуры мозга от влияния эстрадиола материнского происхождения, присутствующего в крови самок и самцов крыс в высоких концентрациях. Доказательством такого предположения может служить работа Mize-jewski et ai.(i98o), в которой авторы показали, что введение инт-ракраниально кроличьей антисыворотки к <х -фетопротеину самкам мышей между 1-5 днем жизни вызывает у половозрелых животных синдром ановуляторной стерильности. Такой же эффект наблюдается и при введении неонатальным самкам мышей физиологической дозы эстрогена. Но, если сывороточный Е2 связывается в крови, то каково происхождение гормона, который все же достигает ядерных рецепторов гипоталамуса? Вероятно, эстрадиол, связывающийся с ядерными рецепторами гипоталамуса, образуется в результате ароматизации Т в нейронах гипоталамуса в Eg.

В наотоящее время гипотеза ароматизации андрогенов в период половой дифференцировки мозга широко представлена в литературе (McEwen et al.,1976 ;Booth, 1976; Selmanoff et al.,1977 ). Впервые ароматизирующая ферментная система в гипоталамусе самцов и самок крыс обнаруживается за один день до рождения (Reddy et ai.,1974). Ароматазная активность в гипоталамусе неонатальных крыс во много раз выше, чем у половозрелых животных, причем не установлены половые различия в активности ферментной системы (Reddy et ai.,1974 ;ffeisz,Gibbs,1974 ). Локализация ферментов, осуществляющих превращение андрогенов в эстрогены, совпадает с локализацией ЯДерНЫХ рецепторов К ЭСТрадИОЛу (Westley,Salaman, 1976). Подтверждением того, что локальная ароматизация Т в Eg в гипоталамусе влияет на половую дифференцировку, служат эксперименты с использованием ингибитора ароматазы андростан-1,4-6 -триен-3,17-ди0н (АТД). TaK,McEwen et al. ( 1977), Vreeburg et ai. (1977) показали, что введение АТД неонатальннм крысам блокирует вызванную Т ановуляторную стерильность и подавление лордоза у самок, а у самцов ингибирует действие тестикулярного Т, в результате чего развивается нейроэндокринный механизм, регулирующий выброс ЛГ. Другими авторами показано, что внутримышечное введение АТД беременным самкам с 10 по 22 день усиливает,зависимое от экзогенных эстрогенов, лордозное поведение у половозрелого потомства этих крыс ( Clemens,Gladue, 1978 ).

На основании полученных нами данных можно допустить, что наряду с эстрогенами в половой дифференцировке мозга принимают участие И аНДрОГеНЫ. К Такому ВЫВОДУ ПРИШЛИ И Dohler,Hancke 1979)» которые показали усиление маскулинизирующего эффекта Т при введении его новорожденным самкам в комбинации с ДГТ. Такое усиление маскулинизации при введении ДГТ заставляет пересмотреть гипотезу об исключительной роли эстрогенов, образующихся в результате локальной ароматизации андрогенов, в эффекте маскулинизации гипоталамуса.

Еще одним из доказательств участия самих андрогенов в маскулинизации мозга и их ведущей роли в формировании ациклического типа секреции гонадотропинов являются работы с использованием антиандрогенов. Введение крысам ципротеронацетата с 13 по 22 день беременности с последующей инъекцией этого препарата новорожденным крысятам, вплоть до 21 дня после рождения тормозит половую дифференцировку гипоталамуса, предотвращает формирование мужского типа гипоталамической регуляции, а также блокирует половое развитие ( Neuman,Steinbeck, 1974 ). А ОПЫТЫ Geraii (1975) на кроликах показали, что введение в силастико-вых капсулах самкам на 2-10 день после рождения неароматизирунце-гося андрогена (ДГТ или андростерон) способно ингибировать половое поведение по типу самки. Все эти данные говорят о том, что в дифференцировке гипоталамуса по мужскому типу участвуют и андро-гены (Toran-Allerand,1978 ).

В мозгу крыс кроме арсматазной ферментной системы обнаружена и 5 о< -редуктазная система, которая метаболизирует Т в его неароматизирующийся метаболит ДГТ (McEwen, 1978 ), 5 о( -редукта-за обнаруживается в гипофизе и мозге на 1-й постнатальный день, а самая высокая ее активность наблюдается между I и 5 днем, после чего отмечается постепенное снижение по мере достижения поло-возрелости (Denef et al.,1973 ;Massa et al.,1975 ). Таким образом, в нейронах гипоталамуса присутствует как Т, так и ДГТ, что затрудняет выявление эффектора маскулинизации, действующего по андрогенному пути. Очевидно этот же факт является и причиной затруднений в решении вопроса о гетеро- или гомогенности андро-генных рецепторов. Но если, как было сказано выше, ферментные системы, участвующие в локальном образовании агентов маскулинизации, эстрадиола и дигидротестостерона, имеются в гипоталамусе и у самцов и у самок, то чем можно объяснить отсутствие маскулинизирующего эффекта образующихся гормонов у самок крыс? По-видимому, объяснением может служить тот факт, что в период постнаталь-ного развития концентрация Т, присутствующего в периферической крови как у самцов, так и у самок, у последних в 3 раза ниже, чем у самцов. К тому же у самок не наблюдается связывания тестостерона, а уровень ядерного связывания эстрадиола ниже, чем у самцов. Очевидно такая концентрация ядерных рецепторов к эстрадиолу в гипоталамусе постнатальных самок является физиологичной.

На основании всего вышесказанного можно сделать заключение, что в "критический" период развития главным эффектом эстрадиола, образованного в результате метаболизма тестостерона в гипоталамусе, являются секс-зависимые биохимические реакции, которые обеспечивают дифференцировку нервных структур крыс, как морфологическую, так и биохимическую. Действие же самого тестостерона или его неароматизируемого метаболита ДГТ у самок, возможно, обеспечивает повышенную чувствительность нейронов к эстрадиолу.

Те события, которые происходят к гипоталамусе крыс в первые дни после рождения определяют в дальнейшем физиологические про -цессы, контролируемые нейро-эндокринной системой обратных связей. Эта система имеет филогенетическую программу, которая реализуется в течение всей жизни, будучи определена гормональным влиянием В "критический" Период развития МОЗГа ( Dorner, 1976 ).

Каковы же последствия влияния половых гормонов в раннем постнатальном периоде на гипоталамо-гипофизарно-гонадную систему у половозрелых животных?

Исследуя изменения числа Eg- и Т-связывакщих мест в двух областях гипоталамуса, известных как циклический (преоптическая область, область переднего гипоталамуса) и тонический (область аркуатного ядра - срединного возвышения) центры регуляции освобождения гонадотропинов гипофиза, а также центры полового поведения по типу самки (АИС-СВ) и самца (ПО), наблюдаемые в результате неонатальной андрогенизации самок и неонатальной кастрации самцов, мы обнаружили, что у интактных животных концентрация рецепторов к Eg не зависит от пола и не отличается по областям гипоталамуса. В то же время Т-связывающие места определялись только у самцов и их число в АРК-СВ в полтора раза больше, чем в ПО. Было отмечено также, что концентрация рецепторов к андрогенам в гипоталамусе самцов в несколько раз меньше, чем концентрация рецепторов к эстрогенам.

Наши результаты согласуются С данными Henderson et al. (1979), которые показали, что связывание эстрогенов у самцов в нейроэндокринной ткани значительно выше, чем связывание андрогенов. Следовательно, эстрогены играют важную роль в контроле физиологических функций у самцов. Многие авторы предполагают, что эстрогены являются более мощными ингибиторами секреции гонадо-тропинов У самцов крыс, чем андрогены ( Lieberburg et al., 1980),

Таким образом, если у половозрелых самок в гипоталамусе функционирует эстрогенная рецепторная система, принимающая участие в регуляции освобождения гонадотропинов по механизму положительной обратной связи и женского полового поведения, то у самцов крыс функционирует как эстрогенная, так и андрогенная рецеп-торные системы.

Неонатальная андрогенизация самок и кастрация самцов значительно изменяет картину концентрации и распределения гормон-ре -цепторных комплексов по областям гипоталамуса.

Так, нам не удалось обнаружить ядерные рецепторы, связывающие Eg,y неонатально андрогенизированных самок, а у самцов, кастрированных в первые дни после рождения, были выявлены Eg связывающие места в обеих областях гипоталамуса. При этом в ПО связывание эстрадиола увеличивалось, а в АРК-СВ снижалось в 1,5 раза по сравнению с интактными. В то же время было обнаружено снижение в 2 раза числа Т-связыванцих мест в АРК-СВ, а в ПО связывание Т не наблюдалось. У самок была выявлена высокая Т-связывающая активность нейронов в обеих областях мозга.

Сопоставляя полученные нами данные о концентрации рецепторов к половым гормонам в областях гипоталамуса интактных и нео-натально андрогенизированных самок и интактных й неонатально кастрированных самцов крыс с концентрациями половых гордонов и ЛГ в крови, мы отметили, что в результате андрогенизации у самок повышался и оставался постоянным уровень Eg, снижался уровень Т и почти не изменялся уровень ЛГ. На этом фоне наблюдалось снижение до неопределяемых величин концентрации рецепторов к эстрадиолу и появление Т-связывающих мест. Т.о. наблюдалось отсутствие положительной обратной связи, а отрицательная обратная связь, по-видимому, опосредовалась Т-рецепторной системой. Как известно, у самок, получавших в неонатальном возрасте тестостерон, отмечается ослабление женского полового поведения и усиление мужского. По-видимому, наличие рецепторов к Т в ПО - центре полового поведения по мужскому типу указывает на активизацию этого центра и реализацию его физиологической функции благодаря Т-свя-зывающей системе. Подавление же реакции лордоза у андрогенизированных самок, возможно, связано с отсутствием ядерных рецепторов к эстрадиолу, т.к. при этом не может реализоваться его эффект на синтез белка, посредством влияния на который, эстрадиол, по крайней мере, частично и активирует лордоз.

В то же время у самцов, кастрированных в неонатальном возрасте, был отмечен неизменный уровень эстрадиола в крови, показано снижение концентрации Т в пять раз и увеличение уровня ЛГ в два раза. На этом фоне наблюдалось увеличение концентрации рецепторов к Т в ПО и снижение числа рецепторных мест к эстрадиолу и к тестостерону в АРК-СВ. Полученные нами данные указывают на то, что отрицательная обратная связь у кастрированных в ранний постнатальный период самцов сохраняется, а отсутствие тестосте-рон-связывающей системы в ПО, возможно, является причиной демас-кулинизации полового поведения, характерного для таких животных. Изменение уровня лордоза, коррелирующее с изменением связывания эстрадиола ядерной фракцией гипоталамуса у неонатально кастрированных самцов и андрогенизированных в этом же возрасте самок крыс, было показано В работе Olsen, Whalen (1980). a Clemens et al. ( 1979) показали предотвращение усиления признаков мужского полового поведения у самок, которые во время внутриутробного развития находились между плодами самцов, введением их матери антиандрогена флутамида.

Известно, что для млекопитающих характерна бисексуальная организация нервных механизмов полового поведения, благодаря чему животное наряду с типичным для его пола поведением, может проявлять половое поведение, свойственное противоположному полу. Считают, что проявление того или иного сексуального поведения зависит от величины порога чувствительности нейроэндокринного центра полового поведения к стимулирующему действию половых гормонов. Возможно, величина этого порога зависит от наличия .в нейронах гипоталамических центров полового поведения рецепторов связывающих эстрадиол или тестостерон.

Главное значение половых стероидов в период половой дифференцировки мозга, по-видимому, состоит в инициации биохимических реакций, определяющих возбудимость и уровень чувствительности нервных структур к гормональным сигналам, которые обеспечивают регуляцию секреции гонадотропинов у половозрелых животных. В связи с этим, концентрация рецепторов к половым гордонам в нервных структурах гипоталамуса определяет степень участия этих гормонов в процессе инициации, а после завершения половой дифференцировки, в биохимических реакциях, благодаря которым реализуются секс-зависимые физиологические функции организма. Следовательно, половые гормоны в комплексе со специфическими рецепторами участвуют и, возможно, запускают тот сложный механизм половой дифференцировки, который не ограничивается изменениями концентрации самих гормонов и их рецепторов, но и включает изменения в нейротранс-миттерах и связанных с ними ферментов, а также изменения в синтезе специфических пептидаз, регулирующих скорость оборота ней-рогормонов.

Одним из таких ферментов является пептидаза, инактивирую-щая ЛГ-ЕГ. Griff its et ai. (1976) в своей работе показали, что в результате андрогенизации самок происходит повышение активности пептидазы до уровня интактных самцов. Т.е. неонатальная андрогенизации маскулинизирует механизм, ответственный за инактивацию ЛГ-ЕГ в гипоталамусе, который может отражать изменения, наблюдаемые в гонадотропной секреции андрогенизированных самок крыс. Отсюда следует, что андрогены в ранний период жизни оказывают организующий эффект на гипоталамические механизмы, ответственные за синтез и секрецию ЛГ-ЕГ. В работе других авторов была исследована способность эстрогенов стимулировать пептидазу, инактивирую-щую ЛГ-ЕГ у овец (Tate,Swift, 1981 )t Авторы показали, что эстрогены, а также тестостерон являются стимуляторами этого фермента, тогда как ДГТ не влиял на активность пептидазы. Был сделан вывод, что пептидазы гипоталамуса участвуют в отрицательной обратной связи между половыми гормонами и гонадотропинами, вызывая уменьшение секреции биологически активного ЛГ-ЕГ из гипоталамуса.

Сопоставляя полученные нами результаты о наличии рецепторов к половым гормонам у интактных неонатально андрогенизированных животных с вышеприведенными данными литературы, можно отметить корреляцию между повышенным уровнем инактивирующей ЛГ-ЕГ пепти-дазы, сниженным уровнем ЛГ-ЕГ и повышенным уровнем рецепторов к тестостерону в гипоталамусе интактных самцов и неонатально андрогенизированных самок. При этом концентрация тестостерона в крови у интактных самцов в пять раз выше, чем у андрогенизированных самок. В то же время при наличии тестостерона в крови у интактных самок, не имеющих андрогенных рецепторов в гипоталамусе и у неонатально кастрированных самцов, у которых концентрация этих рецепторов в несколько раз ниже, чем у интактных, обнаруживается низкая активность инактивирующей ЛГ-ЕГ пептидазы (Griffits,Hooper, 1972; Griffits et ai.,1976 ). По-видимому, именно рецепторы к тестостерону, а не сам тестостерон являются тем определяющим фактором, благодаря которому изменяется уровень ЛГ-ЕГ, регулирующий секрецию гонадотропинов.

В исследованиях последних лет немало внимания уделено участию моноаминов в половой дифференцировке мозга. Так, в работах Н.Д.Носенко с соавт. (1976), А.Г.Резникова с соавт. (1978) показано, что в возрасте 7 дней отсутствуют половые различия в содержании катехоламинов в гипоталамусе самок-крыс, а концентрация се-ротонина у-них выше, чем у самцов. Неонатальная андрогенизация самок крыс вызывала значительное повышение концентрации норадре-налина и достоверное уменьшение содержания серотонина. С приве -денными данными согласуются и результаты, полученные Dorner ( 1981). Автор обнаружил, что андрогенная недостаточность, вызванная кастрацией новорожденных самцов стимулирует подъем концентрации серотонина в мозге, а андрогенизация неонатальных самок вы -зывает снижение его содержания. В своей работе Vaccari (1977 ) показал, что у новорожденных самок, ферментов, участвующих в синтезе серотонина больше, чем у самцов. Изучая активность дофа-минергических (ДА) нейронов у самок и самцов крыс Demarest et al. (1981) выявили существование половых различий в активности только тех ДА-нейронов, терминали которых оканчиваются в туберо-инфундибулярном тракте. Для этого определяли аккумуляцию ДОФА в срединном возвышении у интактных самок и самцов и андрогенстери-льных самок и неонатально кастрированных самцов крыс. Были обнаружены сходные значения аккумуляции ДОФА в срединном возвышении у интактных кастрированных самок и неонатально кастрированных самцов, а у интактных кастрированных самцов и андроген-стериль-ных самок уровень аккумуляции ДОФА был значительно ниже. Эти же авторы показали, что неонатальное введение андрогенов изменяет активность тубероинфундибулярных ДА нейронов. По-видимому, можно предположить, что если половая дифференцировка мозга осуществляется при участии нейромедиаторов, то введение нейротропных средств должно изменять действие гормонов на дифференцировку ЦНС. Подтверждением такого предположения могут служить опыты, проведенные рядом автором с использованием веществ, изменяющих содержание катехоламинов и серотонина в нервной ткани. Введение животным тестостерон-пропионата одновременно с этими веществами предовращало или усиливало его маскулинизирующее действия (Ni-shizuka, 1976;Resnikov,Nosenko,1983;Dorner, 1983 ).

Таким образом, половая дифференцировка мозга, очевидно, является многосторонним процессом, в котором участвуют как половые стероиды с их рецепторами, так и нейрогормоны и нейромедиаторы с их специфическими ферментами.

Суммируя все вышесказанное, можно предположить, что наличие рецепторного аппарата в гипоталамусе самцов и самок крыс в "критический" период развития есть необходимое условие для проявления многих важных физиологических функций организма при достижении им половозрелого возраста. Скорее всего, главным фактором, определяющим тип секреции гонадотропинов и полового поведения, который соответствует каждому полу, является генетически запрограммиро -ванное количественное соотношение половых гормонов и рецепторов к ним, присущее самцам и самкам в период половой дифференцировки мозга.

Очевидно, в этот период андрогены, присутствующие в периферической крови служат тем организующим эффектором, который определяет концентрацию рецепторов к эстрадиолу и тестостерону в гипоталамусе будущего взрослого организма. В свою очередь, уровень рецепторов у половозрелых животных является регулятором степени эффекта полового гормона на биохимические реакции, лежащие в основе физиологических процессов, протекающих в организме.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Шишкина, Ирина Владимировна, 1984 год

1. Бабичев В.Н. Половая дифференцировка областей гипоталамуса, принимающих участие в регуляции гонадотропной функции гипофиза. Дисс. докт. биол. наук, М., 1973, 361 с.

2. Бабичев В.Н., Адамская Е.И., Самсонова В.М. Радиоиммунологическое определение лютеинизирующего гормона в гипофизе и крови крыс в эстральном цикле. Пробл. эндокринол., 1975, 21, 63-66.

3. Бабичев В.Н. Нейроэндокринология пола. М.:Наука,1981.

4. Бейли Н. Статистические методы в биологии,- М.: Иностранная литература, 1969.

5. Буданцев А.Ю. Моноаминэргические системы мозга. М.:Наука, 1976.

6. Борисова Н.А. Особенности половой дифференцировки гипоталамуса в раннем онтогенезе зрело- и незрелорождающихся млекопитающих. Онтогенез, 1970, 6, 576-585.

7. Борисова Н.А., Чандрасекхар К. Изменение количества бежа в нейронах гипоталамуса половозрелых крыс-самок, кастрированных неонатально. Бюлл. экспер. биол. и медиц.,1979,6,68-74.

8. Варга С.В., Резников А.Г. Эстрадиол-связывающая и эстрадиол-задерживающая способность органов-мишеней самок крыс с нарушением половой дифференцировки мозга. Физиол. журн.1. АН УССР, 1978, 24, 3-6.

9. Вундер П.А. Эндокринология пола. М.: Наука, 1980.

10. Вундер П.А. Принцип обратных связей в современной эндокринологии. В кн.: Механизмы гормональных регуляций и рольобратных связей в явлениях развития и гомеостаза. М., Наука, 1981, 85-105.

11. Дедов И.И., Демина Н.А. Зависимость андрогенизации от дифференцировки гипоталамических центров. Бюлл. эксперрим. биол. и мед., 1978, 85, 207-209.

12. Демкив Л.П. Морфологические и функциональные показатели развития у крыс-самок после неонатального воздействия тестостерона и резерпина. В. кн.: Механизм действия гормонов. Тез. докл. Респ. научн. конф., Киев: Здоров'я, 1975, 41-42.

13. Завадовский М.М. Некоторые закономерности в гуморальном взаимодействии органов и тканей развивающегося организма. Принцип плюс-минус взаимодействия в развитии особи. -Усп. совр. биол., 1933, 2, 86-103.

14. Кедрова В.М., Орлова М.В. Выделение клеточных ядер печени и фракционирование белков. В кн.Современные методы в биохимии. М., 1968,59-71.

15. Мицкевич М.С. Гормональная регуляция в онтогенезе животных. -М.: Наука, 1978.

16. Носенко Н.Д., Зряков О.Н., Резников А.Г. Влияние неонатальной андрогенизации на биогенные моноамины гипоталамуса и функциональную активность гипофиза крыс. Бюлл. экспер. биол. и мед., 1976, 8, II2-II4.

17. Носенко Н.Д. Роль биогенных аминов в андроензависимой половой дифференциации гипоталамо-гипофизарной системы. -Дисс. канд. биол. наук, М., 1981, 173 с.

18. Перышкова Т.А.,Шишкина И.В.,0золь Л.Ю.,Бабичев В.Н. Динамика содержания цитоплазматических и ядерных рецепторов к эстрада-ооу в гипоталамусе крыс в ходе эстрального цикла и постнаталь-ного развития.- Онтогенез,1981,12,390-397.

19. При шлак Е.Х. Субмикроскопическая структура медиобазального гипоталамуса и срединного возвышения в период половой дифференцировки гипоталамуса.- Материалы I Всесоюз. конф. по нейро-эндокринол., Л.,1974,137-138.

20. Пропп М.В.,Савченко О.Н. Изменение функции гипоталамо-гипо-физарно-овариальной системы у крыс с постоянной течкой. -Пробл. эндокринол.,1967,13,I06-III.

21. Резников А.Г.,Носенко Н.Д.Демкив Л.П. Привентивное действие ингибиторов синтеза катехоламинов, серотонина и адреноблока-торов на возникновение ановуляторного синдрома у неонатально андрогенизированных крыс.- Дробл.эндокринол.,1978,24,48-53.

22. Резников А.Г. Половые гормоны и .дифференциация мозга. -Киев: Наукова думка, 1982.

23. Розен В.Б. Основы эндокринологии. М.:Высшая школа, 1980.

24. Розен В.Б.,Смирнов А.Н. Рецепторы и стероидные гормоны. -М.: МГУ, 198I.

25. Савченко О.Н.Данилова О.Н. Гонадотропин-релизинг активность различных отделов мозга.- Физиол. журн.СССР,1979,65,111-116.

26. Сквирская Э.Б.,Чепинога О.П. Практикум по нуклеотидам инуклеиновым кислотам. М.: Высшая школа, 1964.

27. Щедрина Р.Н., Минина Л.С. Изучение особенностей связывания ряда эстрогенов с эстроген-рецепторными системами гипотала-мо-гипофизарных структур морских свинок. Бюлл. Эксперим. Эндокринол., 1980, 90, 478-480.

28. Юдаев Н.А., Асрибекова М.К., Карпова O.K. Гормональная регуляция биосинтеза рецепторов эстрогенов и пргестерона в куль• туре ткани эндометрия человека. Пробл. Зндокринол.,1980, 26, 29-35.

29. Alleva F.R. , Alleva J.J., Umberger E.T. Effect of a single prepubertal injection of testosterone propionate on later reproductive functions of the female golden hamster. -Endocrinol., 1969, 85, 312-318.

30. Arai y., Gorski R.A. Critical exposure time for androgeni-zation of the hypothalamus determined by antiandrogen injection. Proc. Soc. Exp. Biol, and Medic, 1968, 127, 590-593.

31. Anderson C.H., Greenvald G.S. Autoradiographic analisys of estradiol uptake in the brain and pituitary of the femalerat. Endocrinol., 1969, 85, 1160-1165.

32. Anderson J.IT., Clark J.U., Peck E.J. Oestrogen and nuclear binding sites. Devermiation of specific sites by %-oestradiol exchange. Biochem. J., 1972, 126, 561-567.

33. Anderson J.IT., Peck E.J., Clark J.H. Estrogen-induced uterine responses and growth: relationship to receptor estrogen binding by uterine nuclei. Endocrinology, 1975, 96, 160— 167.

34. Attardi В., Celler L.H., Ohno S. Androgen and estrogen receptors in brain cytosol from male female and testicular feminized (tfm/y <jf ) mice. Endocrinology, 1976, 98, 864-874.

35. Attardi В., Ohno S. Androgen and estrogen receptors in the developing mouse brain. Endocrinology, 1976, 99» 12791290.

36. Attramadal A. Distribution and site of action of oestra-diol in the brain and pituitary gland of the rat following intramuscular administration. In: Proc. 2nd Internat. Congress of Endocrinology, 1965, Part 1, 612-616.

37. Barley J., Ginsburg M., Greenstein B.D., MacLusky N.J., Thomas P.J. A receptor mediating sexual differentiation.

38. Nature, 1974, 252, 259-260.

39. Barley J.,.Ginsburg M., Greenstein B.D., Mac Lusky IT. J. , Thomas P.J. An androgen receptor.in rat brain and pituitary. Brain Res., 1975, 100, 383-393.

40. Barley J., Ginsburg M., Mac Lusky N.J., Morris I.D., Thomas P.J. Sex differences in the distribution of cytoplasmic estrogen receptors in rat brain and neonatal: effects of gonadectomy and neonatal androgen treatment. -Brain Res., 1977, 129, 309-318.

41. Barraclough C.A., Gorski R.A. Evidence that the hypothalamus is responsible for androgen-induced sterility in the female rat. Endocrinology, 1961, 68, 68-79.

42. Barry J., Lefranc G., Leonardelli J. Recherches sur la differenciation sexuelle de 1*hypothalamus chez le cobaye femelle. Gompt. Rend. Soc. Biol., 1965, 158, 2082-2084.

43. Bass N.H., ITetsky M.D., Young E. Microchemical studies of postnatal development in rat cerebrum. II. Formation of myelin. Neurology, 1969, 19, 405-414.

44. Beyer G., de la Torre, Larsson K., Perez-Balacios G. Synergistic actions of estrogen and androgen on the sexual behaviour of.the castrated male rabbit. Hormones and Behav., 1975, 6, 301-306.

45. Bieglmayer C.H.,Pocke E., Spona J. Nuclear translocation

46. PEBS Letters, 1977, 81, 2, 342-346. 53. Bieglmayer G.Ii., Jettmar W., Adamiber D., Spona J. Maturaand anterior pituitary of male rats. Endocrin. experim. 1978, 12, 89-101.

47. Booth J.E. Sexual.behaviour of male rats injected with the antioestrogen MER-25, during infancy. Physiol, and Behav., 1977, 19, 35-39.

48. Booth J.E. Evidence for the inolvement of dihydrotestoste-rone in sexual differentiation of the brain in neonatally castrated rats. J. Endocrinol., 1979, 80, 43-44.

49. Brashow W.G., Erskine M.S., Baum J.J. Dissociation of the effects of gonadal steroids on brain serotonin metabolism and sexual behavior in the male rat. ITeuroendocrinol., 1982, 34, 1, 38-45.

50. Brawer I.R., Ruf K.B., Haftolin P. Effects of gonadotropin release in response to preoptic stimulation in the rat.of the rat pituitary cytosoltion of 17/3-estradiol binding protein in the hypothalamus

51. Brawer J., Schipper H., Robaire B. Effects of long term androgen and estradiol exposure on the hypothalamus. -Endocrinol., 1983, 112, 1, 194-199.

52. Bray С.Л. A simple efficient liquid scintillation for counting aqueous solutions on a liquid scintillation counter. Anal. Biochem., 1960, 1, 279-285.

53. Breedlove S.M., Jacobson C.D., Go^ski R.A., Arnold A.P. Masculinization of the female rat spinal cord following a single neonatal injection of testosterone propionate but not estradiol benzoate. Brain. Res., 1982, 273, 1, 173181. .

54. Brown-Grant K."Critical periods" during the postnatal development of the rat. In: Endocrinologie sexuelle de la periode perinatale, M.G.Forest, J.Bertrand (eds.), Paris:nrSERM, 1974, 357-375.

55. Brownstein M. Neurotransmitters. and hypothalamic hormones in the central nervous system. Fed. Proc., 1977, 367, 1960-1963.

56. Burton K.A. A study of the conditions and mechanism of the diphenylamine reaction for the colorimetric estimation of deoxyribonucleic acid. Biochem. J., 1956, 62, 315-323»

57. Galigaris L., Astrado J.J., Taleisnik S. Effect of estrogen and progesterone on the release of luteinising hormone in pseudopregnant rats. Acta endocrin., 1972, 70, 163-166.

58. Carillo A.J. Plasma LH level s following electrochemical stimulation (ECS) of the deafferented medial basal hypothalamus (MBH). Anat. Res., 1980, 196, 3, A28-A29.

59. Carillo A.J., Hagino I., Setalo G. Plasma LH levels following electrochemical stimulation of the deafferented medial basal hypothalamus. Acta endocrin., 1980, 94, 1, 11-17.

60. Chamness G.C. , King T.W., Sheridan R.Y. Androgen receptors in the rat brain assays and properties. - Brain Res.,1979, 161, 267-277.

61. Chauveau J., Moule Y., Rouiller G. Isolation of pure and unatered liver nuclei morphology and biochemical composition. Exp. Cell Res., 1956, 11, 317-321.

62. Charreau E.A., Denti A. Characteristics of the hypothalamic and hypophyseal cytoplasmic estradiol binding substances. Effects of neonatal castration and testosterone administration. Acta Physiol. Latinoameric., 1977, 25, 263-270.

63. Chung K.W.,.Wai-Yee Chan, Dressier J.B., Allison J.E., Rennert O.M. Androgen receptors in the brain of neonatal normal male and androgen insensitive rats. Biochem. Bioph. Res. Commun.,.1983, 111, 717-722.

64. Ciddowski J.A., Muldoon T.G. Sex-related differences in the regulation of cytoplasmic estrogen receptor levels in responsive tissues of the rat. Endocrinology, 1976, 98, 833-841.

65. Ciddowski J.A., Muldoon T.G. The dynamics of intacellular estrogen receptor regulation as influenced by 17$-estradiol. Biol. Reprod., 1978, 18, 234-246.

66. Clark C.R., ITowell II.V/. Binding properties of testosterone receptors in the hypothalamio-preoptic area of the adultmale mouse brain. Steroids, 1979, 33, 407-426.

67. Clark G.B., Shirley A.J. Immuno-cytochemical distribution of LH-RH neurous and processes in the rat: Hypothalamic and extrahypothalamic locations. Cell TLss.Res., 1982, 221, 3, 493-504.

68. Collins W.P., Hinnam J.P. Radioimmunnoassay and reproduction endocrinology. Moll. Aspect, of ed., 1976, 1, 3-128, London.

69. Corbier P., Roffi J., Rhoda J., Valens M. Comportment sexuel femalle des rats males castres a la naissance et sounusaux hormones sexuelles femells: effets de l'heure de la castation. C.r.Acad.Sci., 1981, ser.2, 293, 649-651.

70. Corbier de P., Rhoda J., Kardelhue В., Roffi J. Augmentation de la testosterone endogene dans 1'hypothalamus du Rat male a la naissance. C.r.Acad.sci.,1981, ser.3, 292j 413-416.

71. Crowley W.R., O'Donohue T.L., Jacobowits D.M. Sex differences in catecholamine content in discrete brain nuclei of the rat: effects of neonatal castration or testosteronetreatment. Acta Endocrinol., 1978, 89, 20-28.

72. Cyorki S., Warne G.I., Khalid B.A.K., Funder J.W. Defective nuclear accumulation of androgen receptors in disorders of sexual differentiation. J. Clinical Investigation, 1983, 72, 955-65.

73. Danguy A., Pasteels I.L., Estors P. Sensitivity of anterior hypothalamic areas to gonadal steroid implantation in and-rogenised female rats. Endocrinol., 1977, 74, 315-382.

74. Davidson J.M. Gonadotropin feedback and sexual behavior functions differentiated by perinatal androgen. Ins Endocrinologie sexuelle de la periode perinatally. Forest G. (ede.), Paris: IN SERM, 1974, 377-394.

75. Davis P.G., Barfield R.J. Activition of feminine sexual behavior in castrated male rats by intrahypothalamic implants of estradiol benzoate. Neuroendocrinology, 1979, 28, 228-233.

76. Demarest K.T., Mc Kay D.W., Riegle G.D., Moore K.E. Sexual differences in tuberoinfundibular dopamine nerve activity induced by neonatal androgen exposure. Heuroendocrinology, 1981, 32, 108-113.

77. Denef C., Magnus C., Mc Ewen B.S. Sex differences and hormonal control of testosterone metabolism in rat pituitary and brain. J. Endocrinol., 1973, 59, 605-621.

78. Dohanish G., Clemens L.G. Brain areas implicated in cholinergic regulation of sexual behavior. Horm. Behav., 1981, 15, 157-167.

79. Dorher G., Hinz G. Induction and prevention of male homosexuality by androgen. J. Endocrinol., 1968, 40, 387-388.95» Dorner G., Docke F., Hinz G. Paradoxial effects of estrogen on brain differentiation. Neuroendocrin., 1971, 7, 146155.

80. Dorner G., Docke F., Gotz F. Male like sexual behaviour of female rats with unilateral lesions in the hypothalamic . ventromedial nuclear region. Endocrinologie, 1975, Bd.65, 133-137.

81. Dorner G. Hormones and brain differentiation. Elsevier Sci. Amsterdam, 1976, 272c.

82. Dorner G. Sex hormones and neurotransmitters as mediators for sexual differentiation of the brain. Endokrinologie, 1981, band 78, heft 2/3, 129-138.

83. Dorner G. Ten theses on body mind interactions mediated by neurotransmitters and systemic hormones. Experim. and Clin, endocrinol., 1983, 82, 2, 129-130.

84. Dunlap J.L., Preis L.K., Gerall A.A. Compensatory ovarian hypertrophy as a function of age and neonatal androgeniza-tion. Endocrinology, 1972, 90, 1309-1314.

85. Eisenfeld A.J. Ontogeny of estrogen and androgen receptors. In: The Control of the Onset of Puberty, M.M.Grumbach, G.D.Grave, P.E.Mayer (eds.), John Willy and Sons, New-York, 1974, 271-306.3

86. Eisenfeld A.J. "^H-estradiol: in vitro binding to macromo-lecules from the rat hypothalamus, anterior pituitary and uterus. Endocrinology, 1970, 86, 1313-1318.

87. Evans H.M., Simpson M.E., Lyons W.R. Influence of lactogenic preparations on production of traumatic placentoma in rat. Proc. Soc. Exp.Biol., 1941, 46, 4, 586-590.

88. Everett J.W. The preoptic region of the brain and its relation to ovulation. In: Control of ovulation. C.A.Vil-lee (eds.), Oxford: Pergamon Press, 1961, 101-112.

89. Peder H.H., Phoenix C.H., Young W.C. Supression of feminine behavior by administration of testosterone propionate toneonatal rats. J. Endocrinol., 1966, 34, 131-132.

90. Flerko В., Petrusz P., Tima I. On the mechanism of sexual differentiation of the hypothalamus: Factors influencing • the "critical period" of the rat. Acta biol.hung., 1967, 18, 27-36.

91. Flerko B. The role of oestrogen-sensitive neurons in the control of gonadotrophin secretion. In: Endocrinology of sex. G.Dorner (eds.), Leipzig: Barth, 1974, 285-290.

92. Flerko B. Development and sexual differentiation of steroid receptors. In: Biol. Cell. Process. ITeurosecret. Hypotha-lam. Colloq., Bordeaux, Paris, 1978, 743-752.

93. Flerko B. The LH-RH neuron system of the rat and rabbit and a new-insight into the hypophysiotrophic area of the hypothalamus. Folia endocrinol., jap., 1981, 57, 292-97.

94. Forest M.G. Role of Androgens in fetal and pubertal development. Hormone Res., 1983, 18, 69-83.115» Friend J.P. Persistance of maternally derived "H-estradiol in fetal and neonatal rats. Experientia, 1977, 33, 12351236.

95. Gardner R.S., Tomkins G.M. Steroid hormone binding to a macromolecule from hepatoma tissue culture cell. J. Biol. Chem., 1969, 244, 4761-4767.

96. Gerall Л.А., Kenney A.M. Neonatally androgenized females responsiveness to estrogen and progesterone. Endocrinology, 1970, 87, 560-566.

97. Gerall A.A., Mc Murray M., Farrell A. Suppression of the development of female hamster behavior by implants of testosterone and non-aromatizable androgens administered neonatally. J. Endocrinol., 1975, 67, 439-445.

98. Ginsburg M., Morris L.D., MacLusky N.J., Thomas P.J. Ontogenesis of high affinity binding of oestradiol in hypothalamic and pituitary cytosol. J. Endocrinol., 1972, 55, XX-XXL.

99. Ginsburg M., Mac Lusky N.J., Morris L.D., Thomas P.J. Physiological variation in abundance of oestrogen specific high-affinity binding sites in hypothalamus, pituitary and uterus of the rat. J. Endocrinol., 1975, 64, 443-449.

100. Ginsburg M., Shori D.K. Are there distinct dihydrotesto-sterone and testosterone receptors in brain? J. steroid biochem., 1978, 9, 5, 437-441.

101. Gogan P., Slama A., Bizzini-Koutznetrova В., Dray P., Kordon C. Importance of perinatal testosterone in sexualdifferentiation in the male rat. J. Endocr., 1981, 9, 75-79.

102. Goldman B.D., Grazia Y.R., Kamberi E.A. Serum gonadotropin concentrations in intact and cactrated neonatal rats. Endocrin., 1971, 88, 3, 771-776.

103. Goldman B.D., Gorski R. Effects of gonadal steroids on the secretion of LH and FSH in neonatal rats. Endocrin. , 1971, 89, 1, 112-115.

104. Goodman R.L. Site of the positive feedback action of estradiol in the rat. Endocrin., 1978, 102, 151-160.

105. Gorski R.A., Barraclough C.A. Studies on hypothalamic regulation of PSH secretion in the androgen-sterilized female rat. Proc. Soc. Exp. Biol, and Med., 1962, 110, 298-300.

106. Gorski J., Toft D., Shyamala G., Smith D., Notides A.C. Hormone receptors: studies on the interaction of estrogen withe the uterus. Recent Progr. Horm. Res., 1968, 24, 45-80.

107. Gorski J., Williams D., Giannopoulos G., Stancel G. The continuing evolution of an estrogen-receptor model. L. In: Advances in experimental medicine a biology, "Receptors for reproductive hormones", 36, TT.Y.-London, 1973, 4-14.

108. Griffits E.C., Jeffcoate S.L., Holland D.T. Effect of neonatal androgen in the activity of peptidases in the rat brain inactivating luteinizing hormon-releasing hormone. Hormone Res., 1976, 7, 218-226.

109. Greenstein B.D., Jones M.T., Nicholson S.A. Specificity of androgen receptors in female rat brain. J. Physiol., (Gr. Brit.), 1981, 319, P94.

110. Gustafsson J.A., Ponsette A., Svensson E. Sex-specific occurence of androgen receptors in rat brain. J. Biol. Ghem., 1976, 251, 4047-4054.

111. Gustafsson J.A., Stenberg A. Specificity of neonatal, androgen-induced imprinting of hepatic steroid metabolism in rats. Science, 1976, 191, 203-204.

112. Harris G.W., Jacobsohn D. Functional graft of the anterior pituitary gland. Proc. Roy. Soc. London, Ser.B, 1952, 139, 263-276.

113. Harris G.W. Sex hormones, brain development and brain function. Endocrinology, 1964, 75, 628-632.144» Harris G.W., Levine S. Sexual differentiation of the brain and its experimental control. J. Physiol. (Lond.) 1965, 181, 379-400.

114. Harris G.W. -Structure and function of the median eminence. Amer. J. Anat., 1970, 129, 245-246.

115. Hannouche N., Thieulant M.L., Samperez S., Jouan P. Androgens binding proteins in the cytosol from prepubertal male rat hypothalamus, preoptic area and brain cortex. J. Steroid Biochem., 1976, 9, 147-151.

116. Hardin C.M. Sex differences and the effects of testosterone injections on biogenic amine levels of neonatal rat brain. Brain Res., 1973, 62, 1, 286-290.

117. Harington F.E., Bex F.J. Ovulation in the rats as a result of synergism between follicle stimulating hormone and luteinising hormone. -Endocrinol, dap., 1970, 17, 387-391.

118. Hayashida T. Inhibition of spermiogenesis in prostate and seminal vesicle development in normal animals withe antigonadotrophic hormone serum. J. Endocrinol., 1963, 26, 75-83.

119. Henderson S.B., Ciaccio L.A., Kinal P.A. Dynamics of estradiol and testosterone uptake in the brain of adult male rats. J. Steroid Bioch., 1979, 11, 1601-1607.

120. Hyyppa M.T. Hypothalamic monoamines and pineal dopamin during the sexual differentiation of the rat brain. -Experientia, 1971, 27, 336-337.

121. Jacobson J. Sequence of myelinization in the brain of the albino rat. Cerebral cortex, thalamus and related structures. J. Сотр. Neurol., 1963, 121, 5-29.

122. Jakowicki J. Receptory komorkowe estrogenow. Ginek. Pol., 1980, 51, 157-163.

123. Jensen E.V., Jacobson H.I. Basic guides to the mechanism of estrogen action. In: Recent Progr. Horm. Res., 1962, 18, 387-414.

124. Jensen E.V., Suzuki P., Kawasliima Т., Stumpf W.E., Jungblat P.W., De Sombre E.R. A two-step mechanism for the interaction of estradiol with rat uterus. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 1968, 59, 632-636.

125. Jensen E.V., De Sombre E.R. Mechanism of action of the female sex hormones. Ann. Rev. Biochem., 1972, 41, 203-230.

126. Jensen E.V., Mohla S., Brecher D.J., De Sombre E.A. Estrogen receptor transformation and nuclear RNA synthesis. -In: Advances in experimental medicine and biology. H.Y.London, 1973, 36, 60-79.

127. Jensen E.V., Mohla S., Gorell T.A., De Sombre E.R. Receptor transformation a key step in estrogen action. - In: Physical and chemical bases of biological information transfer И.Y.-London, 1975, 211-227.

128. Johnson M.D., Crowley W.R. Acute effects of estradiol on circulating luteinizing hormone and prolactin concentrations and on serotonin turnover in individual brain nuclei. Endocrinology, 1983, 113, 1935-1942.

129. Kahwanago I., Heinrichs W.L., Herrmann W.L. Estradiol "receptors" in hypothalamus and anterior pituitary glands: Inhibition of estradiol binding by SH-group blocking agents and clomiphencitrate. Endocrinology, 1970, 86, 1319-1326.

130. Circadian rhythm in luteinizing hormone-releasing hormone (LH-RH) content of preoptic area during the rat estrous cycle. Brain Res., 1976, 104, 354-358.

131. Kalra P.S., Kalra S.P. Effects of intrahypothalamic testosterone implants on Lffiffi levels in the preoptic area and the medial basal hypothalamus.-Life Sci., 1978, 23, 1, 65-68.

132. Kamberi I.A., Mical R.S., Porter J.C. Effect of anterior pituitary perfusion and intraventricular injection of catecholamines and indolamines in LH release. Endocrinology, 1970, 87, 1-12.

133. Kamberi I.A. The role of brain monoamines and pineal indoles in the secretion of gonadotropins and gonadotropin-releasing factors. Prog. Brain Res., 1973, 39, 261-280.

134. Kamberi I.A. Brain neurotransmitters and their interaction with the hypotalamo-pituitary-gonadal principles. Adv. Biosci., 1975, 15, 249-266.

135. Kamberi I.A., de Vellis J., Bacleon E.S. and Inglish D. Hormonal patterns of the hypothalamo-pituitary-gonadal axis in the rat during postnatal development and sexual maturation. Endokrinologie, 1980, 75, 129-141.

136. Kato J., Villee C.A. Preferential uptake of estradiol by the anterior hypothalamus of the rat. Endocrinology, 1967, 80, 567-575.

137. Kato J., Inaba M., Kobayashi T. In vitro uptake of estradiol by the anterior hypothalamus and hypophysis of the rat. Acta Endocrinol., 1969, suppl.136, 193-197.

138. Kato J. In vitro uptake of tritiated oestradiol by the rat anterior hypothalamus during the oestrous cycle. -Acta Endocrinol., 1970, 63, 577-584.

139. Kato J., Atsumi J., Inaba M. Development of estrogen receptors in the rat hypothalamus. J. Biochem., 1971, 70, 1051-Ю53.173* Kato J. Studies on hypothalamic estradiol receptors. -In: Excepta medica International Congress,1972, series 256, abstr.295.

140. Kato J., Ohouchi T. 5<X -dihydrotestosterone receptor in the rat hypothalamus. Endocrinol., jap., 1973a, 20, 429-432.

141. Kato J., Onouchi T. 5 c{ -dihidrotestosterone receptor in the rat hypophysis. Endocrinol, jap., 1973b, 20, 642-644.

142. Kato J., Atsurai J., Inaba M. Estradiol receptors in female rat hypothalamus in the developmental stages and during pubescence. Endocrinology, 1974, 94, 309-317.

143. Kato J. Sex hormone receptors in the hypothalamus and hypophysis. In: Endocrinology of Sex. G.Dorner (eds.), Leipzig, 1974, 202-230.

144. Kato J. Steroid hormone receptors in brain, hypothalamus and hypophysis. In: Receptors and Mechanism of Action of Steroid Hormones. J.R.Pasqualine (eds.), New York, Basel, 1977, part 2, 609-672.

145. Kato J. Brain receptors for sex steroid hormones and their characterization and functional implications. In: Brain Endocrine Interact. Proc. 3rd Int. Symp. Wiirzburg, 1979, 3, 286-301.

146. Katzenellenbogen B.S., Gorski J. Estrogen action in vitro. Induction of the synthesis of a specific terine protein. J. Biol. Chem., 1972, 247, 1299-1305.

147. Katzenellenbogen B.S. Dynamics of steroid hormone receptor action. Ann. R. . Physiol., 1980, 42, 17-35.

148. Kawashima S. Inhibitory action of reserpine on the development of the male pattern of secretion of gonadotropins in the rat.-Annot.zool.jap., 1964, 37, 79»

149. Kelly M.J., Ronnekleiv V.K., Eskay R.L. Immunocytochemical localization of LH-RH in neurons in the medial hypothalamus of the female ratExp.brain.res., 1982, 48, 97-106.

150. Kihuyama S. Inhibition of induction of persistent estrus by chlorpromazine in the rat. Annot.zool.jap., 1962, 35, 6-11.

151. King R.J.В., Mainwaring W.L.P. Steroid cell interactions. London: Butterworths, 1974, p.224.

152. Konig J.P.R., Klippel R.A. A stereotaksic atlas of the forebrain and lower parts of the brain stem. In: The Rat Brain. Williams and Y/ilkins, Baltimore, 1963.

153. Korach K.S., Muldoon T.G. Studies on the nature of the hypothalamic estradiol-concentrating mechanism in the male and female rat. Endocrinology, 1974, 94, 785-793.

154. Korenbrot C.C., Paup D.O., Gorski R.A. Effects of testosterone propionate or dihydrotestosterone propionate on plasma PSH and LH levels. Endocrinology, 1975, 97, 709717.

155. Ladosky W. Anovulatory sterility in rats neonatally injected with stilbestrol. Endocrinologie (Leipzig), 1967, 52, 259-261.

156. Ladosky W., Gaziri L.C.J., Campos D.G.J. Serotonin and hypothalamic metabolism during sexual differentiation of the brain. In; III Pan-American cong. anatomy. Hew Orieans, 1972.

157. Lieberburg I., MacLusky N.J., Mc Ewen B. Brain cell nuclear retention of testosterone metabolites, 5<X-DNT andin adult rats and 5 <* DNT receptors in rat brain and pituitary cell nuclei. Endocrinology, 1977, 100, 588-607.

158. Lieberburg I., Krey L.C. and Mc Swen B.S. Sex differencesin serum testosterone and in exchangeable brain cell nuclear estradiol during the neonatal period in rats. Brain research, 1979, 178, 1, 207-212.

159. Lieberburg I., Mac Lusky N. and McEwen B.S. Androgen receptors in the perinatal rat brain. Brain Res., 1980, 196, 125-138.

160. Lisk R.D. Neural localization for androgen activation of copulatory behavior in the male rat. Endocrinology, 1967, 80, 754-761.

161. Lippmann W. Relationship between hypothalamic norepinephrine and serotonin and gonadotropin secretion in the hamster.- Nature, 1968, 213, 173-174.

162. Lobl R.T. Androgenization: alterations in the mechanism of oestrogen action. J. Endocrinol., 1975, 66, 79-84»

163. Lowry O.H., Rosebrough N.J., Parr A.L., Randall R.J. Protein measurement with the Polin phenol reagent. J. Biol. Chem., 1951, 193, 265-275.

164. MacLusky N.J., Chaptal C., Lieberburg L., Mc Ewen B.S. Properties and subcellular interrelationships of presumptive estrogen receptor macromolecules in the brains of neonatal and prepubertal female rats. Brain Res., 1976, 114, 158-165.

165. Mac Lusky N.J., Lieberburg L., Mc Ewen B.S. The development of estrogen receptor systems in the rat brain: gestational appearance and perinatal development. Brain research, 1979, 178, 1, 129-143.

166. O'Malley B.W., Rosenfeld G.C., Comstock J.P., Means A.R. Steroid hormone induction of specific translatable messenger RITA. ITature Hew Biol., 1972, 240, 45-48.

167. O'Malley B.W., Means A.R. Female steroid hormones and target cell nuclei. Science, 1974, 183, 610-620.

168. O'Malley B.W., Buller R.E. Current concepts in steroid hormone action. Year Endocrinol.,'ITew York: London, 1976, 277-315.3

169. Marrone B.L., Feder H.H. Characteristics of H-estrogen3and H-progestin uptake and effects of progesterone on3

170. H-estrogen uptake in brain, anterir pituitary and peripheral tissues of male and female guinea-pigs. Biol. Reprod., 1977, 17, 42-52.

171. Massa R., Justo S., Martini L. Conversion of testosterone into 5 -reduced metabolites in the anterior pituitary and in the brain of maturine rats. J. Steroid Biochem. , 1975, 6, 567-571.

172. Mathews D., Edwards D.A. The ventromedial nucleus of the hypothalamus and the hormonal arousal of sexual behaviors in the female rat. Hormon.Behav., 1977, 8, 40-51.

173. Matsumoto A., Arai G. Effect of androgen on sexual differentiation of synaptic organization in the hypothalamic arenate nucleus: an ontogenetic study. Heuroendocrinol.,1981, 33, 166-169.

174. Maurer R.A., Wooley D.E. %-estradiol distribution in normal and androgenized female rat using an improved hypothalamic dissection procedure» Heuroendocrinology, 1974, 14, 87-94.

175. Mc Cullagh E.P., Schaffenbarg C.A. The role of the seminiferous tubules in the production of hormones. Ann. H.Y. Acad. Sci., 1952, 55, 674-682.

176. Mc Donald P.G., Doughty C. Inhibition of androgen-sterili-zation in the female rat by administration of an antio-estrogen. J. Endocrin., 1972, 55, 455-456.

177. Mc Donald P.G., Doughty C. Androgen sterilization in the neonatal female rat and its inhibition by an estrogen antagonist. Neuroendocrinology, 1974, 13, 182-188.

178. Mc Donald P.G., Doughty C. Effect of neonatal administration of different androgens in the female rat: Correlation between aromatization and the induction of sterilization. J. Endocrin., 1974, 61, 1, 95-103.

179. Mc Ewen B.S., Plapinger L., Chaptal C., Gerlach J., Wallach G. Role of fetoneonatal estrogen binding proteins in the associations of estrogen with neonatal brain cell nuclear receptors. Brain Res., 1975, 96, 400-406.

180. Mc Ewen B.S., Lieberburg J., Mac Lusky IT., Plapinger L. Do estrogen receptore play a role in the sexual differentiation of the rat brain? J. Steroid Biochem., 1977, 593-598.

181. Mc Ewen B.S. Gonodal steroids and brain development. -Biol, reprod., 1980, 22, 1, 43-46.

182. Mc Ewen B.S. TTeural gonddal steroid actions. Science, 1981, 211, 4488, 1303-1311.

183. Mc Ginley L.J., Peterson R.E., Gautier T. Steroid 5U -reductase deficiency. A disorder of steroid metabolism at the site of androgen action. J. Steroid Biochem., 1983, 19, suppl.38.

184. Meyerson B.J. Hormones and sex dependent orientation in the rat. Exp. Brain Res., 1975, 23, suppl., 140.

185. Mizukami S., Yamanouchi K*, Arai Y., Yanai R., Nagasava H. Failure of ovulation after neonatal administration of5c( -dihydrotestosterone to female rats. Endocrinologie, 1982, 79, 1, 1-6.

186. Moguilewsky M., Raynoud Y.P. Progestin binding sites inthe rat hypothalamus, pituitary and uterus. Steroids, 1977, 30, 1, 99-109.

187. Motta P., Takeva L., Bourneva V. A histochemical study ofс

188. А -Ър hydroxystегоid dehydrogenase activity in the interstitial cells of the mammalian ovary. Experientia, 1970, 26, 1128-1129.

189. Motta M., Martini L. Studies on the feedback activity of 5 o(-reduced metabolites of testosterone. J. Steroid Biochem., 1976, 7, 1177-1182.

190. Muldoon T.G. Role of receptors in the mechanism of steroid hormone action. In: The Endocrins Functions of the Brain* Motta M. (eds.), Rowen Press, New York, 1980, 51-93.

191. Naess 0., Attramadal A., Aapvaag A. Androgen binding proteins in the anterior Pituitary, Hypothalamus, Preoptic Area and brain cortex of the rat. Endocrinology, 1975, 96, 1-9.

192. Naess 0. Characterization of the androgen receptors in the hypothalamus, preoptic area and brain cortex of the rat.- Steroids, 1976, 27, 167-185.

193. Naftolin F., Ryan K.J., Petro Z. Aromatization of andro-stendione by the anterior hypothalamus of adult male and female rats. Endocrinology, 1972, 90, 295-298.

194. Naftolin P., Ryan K.J., Davies L.J., Reddy V.V., Flores F., Petro L., Kuhn M. et al. The formation of estrogens by central neuroendocrine tissues. Recent Progr. Horm. Res., 1975, 31, 295-319.

195. Naftolin F., Brawer J.R. The effect of estrogens on hypothalamic structure and function. Amer. J. Obstet. and

196. Gynecol., 1978, 132, 758-764.

197. Nishizuka M. Neuropharmacological study on the induction of hypothalamic masculinization in female mice. Neuro-endocrinology, 1976, 20, 157-165.

198. Niswender G.D., Midgley A.R., Monroe S.E., Reichert L.E.

199. Radioimmunoassay for rat luteinizing hormone with anti131ovine LH serum and ovine Ш '^'I. Proc. Soc. Exper.Biol., Med., 1968, 128, 807-811.

200. Ojeda S.R., Mvis J.P., Andrews W.W. Neuroendocrine control of the onset of puberty in the rat. Fed. Proc., 1980,39, 2365-71.

201. Olsen K.L., Whalen R.E. Sexual differentiation of the • brain effects on mating behavior and /3Н/ estradiol binding by hypothalamic chromatin in rats. - Biology of reprod., 1980, 22, 5, Ю68-1072.

202. Oomura Y. Central mechanism of feeding. Adv. Biophys.,1973, 5, 65-142.259* Orsini J.С. Androgen influence on lateral hypothalamus in the male rat: possible behavioral significance. -•tfhysiol. and Bihav., 1982, 29, 979-989.

203. Otequi J.Т., Sala M.A., Benedetti W.L. Blockade of ovulation in rats after lateral hypothalamic microinjections of 6-hydroxydopamine. IPCS Medical Science, 1976, 466.

204. Palkovits M. Isolated removal of hypothalamic or other brain of the rat. Brain Res., 1973, 59, 449-450.

205. Palkovits M., Arimura A., Brownstein M. et al. luteinising hormone-releasing hormone (Ш-RH) content of the hypothalamic nuclei in rat. Endocrinology, 1974, 95, 554-560.

206. Parvisi IT., Eflendorff P. Norepinephine and luteinizing hormone secretion: intrahypothalamic and intraventricular microinjections of norepinephrine. Brain Res., 1978, 148, 521-524.

207. Payne A.P. A comparison of the effects of neonataly admi-nistered:*'testosterone, testosterone propionate and dihyd-rotestosterone on aggressive and sexual behavior in the female golden hamster. J. Endocrinol., 1976, 69, 23-31.

208. Perez-Palacios G., Larsson K., Beyer C. Biological significance of the metabolism of androgens in the central nervous system. J. Steroid Biochem., 1975, 6, 999-1006.

209. Petrusz P., Plerko B. On the mechanism of sexual differentiation of the hypothalamus. Decreased hypothalamic oestrogen sensitivity in androgen sterilized female, rat.-Acta Biol. Hung., 1967, 18, 21-26.

210. Pfaff D., Keiner M. Atlas of estradiol-concentrating cells in the central nervous system of the female rat. J. Сотр. Neurol., 1973, 151, 121-158.

211. Pfaff D.W., Sakuma Y. Deficit in the lordosis reflex of female rats from the ventromedial nucleus of the hypothalamus. J. Physiol. London, 1979, 288, 189-203.

212. Pfeiffer C.A. Sexual differences of the hypophyses, and their determination by the gonad. Amer. J. Anat., 1936, 58, 195-225.

213. B-resl J., Rohling S., Horsky J., Herzmann J. Changes in3uptake of H-oestradiol by the female brain from birth to maturity. Endocrinology, 1970, 86, 899-902.

214. Presl J., Pospisil J., Horsky J. Autoradiographic localization of radioactivity in rat brain and pituitary after3injection of -H-estradiol during postnatal development. -Endocrinol. Exp. (Bratisl.), 1971, 5, 151-157.

215. Puca G.A., Nola E., Sica V., Bresciani P. Estrogen-binding proteins of calf uterus. Interrelationship betweenvarious form and indentification of a receptor-transformating factor. Biochemistry, 1972, 11, 4157-4165.

216. Rabil J., Ehlers C., Clifton D., Sawyer C.H. Effect of intraventricular infusions of 6-hydroxydopamine (6-0HDA) on pituitary LH release and ovulation in the rabbit. -ITeuroendocrinol., 1980, 30, 362-368.

217. Raynaud J.P., Mercier-Bodard C., Baulieu E. Rat estradiol binding plasma protein (EBP). Steroids, 1971, 18, IT 6, 767-788.

218. Raynoud L.P., Moguilewsky M. Steroid competition for estrogen receptors in the central nervous system. Prog. Reprod. Biol., 1977, 78-87.

219. Reddy V.V.R., Naftolin P., Tyan K.J. Conversion of andro-stendione to estrone by neural tissues from fetal and neonatal rats. Endocrinology, 1974, 94, 117-121.

220. Resko J.A., Feder H.H., Goy B.W. Androgen concentrations in plasma and testis of developing rats. J. Endocrinol., 1968, 40, 485-491.

221. Resko J.A., Quadri S.K., Spies H.G. negative feedback control of gonadotropins in male Rhesus monkeys. Effecfs of time after castration and interaction of testosterone and estradiol -17^. Endocrinology, 1977, 101, 215-224.

222. Reznikov A.G., Nosenko IT.D. It is possible that noradrenaline is the biogenic monoamine responsible for andro-gen-dependent sexual brain differentiation. Exp. and Clin. Endocrin., 1983, 81, 1, 91-93.

223. Rochefort H., Baulieu E.E. Effect of KC1, CaCl2,temperature and oestradiol on the uterine cytosol receptor ofoestradiol. Biochimie, 2971, 53, 893-907.

224. Saal S.F., Grant W.M., Mecllullen C.W., Laves K.S. High fetal estrogen concentrations: correlation increased adult sexual activity and decreased agression in male mice. -Science, 1983, 220, 4603, 1306-1309.

225. Samperez S., Jouan P. Androgen metabolism, androgen and oestrogen receptors in the male rat anterior pituitary.- J. steroid bioch., 1979, 11, 819-831.

226. Santi D.V., Sibley C.A., Perriard R.R., Tomkins G.M., Baxter J.D. A filter assay for steroid hormone receptor.- Biochemistry, 1973, 12, 2412-2416.

227. Sar M., Stumpf W.E. Autoradiographic localization of radioactivity in the rat brain after the injection1,2-%-testosterone. Endocrinology, 1973, 92, 1, 251256.

228. Scaramuzzi R.J., Tillson S.A., Thorneycroft I.H., et al. Action of exogenous progesterone and estrogen on behavoi-', ral estrus and luteinizing hormone levels in the ovarie-ctomized ewe. Endocrin., 1971, 88, 1184-1189.

229. Scatchard G. The attractions of protein for small molecules and ions. Ann. N.Y.Acad. Sci., 1949, 51, 660-672.

230. Schneider H.P.G., Mc Cann S.M. Possible role of dopamine as transmitter to promote discharge of LH-releasing factor. Endocrinology, 1969, 85, 121-132.

231. Segal S.L., Johnson D.C. Inductive influence of steroid hormones on the neural system. Ovulation controlling mechanisms. Arch, anat.microsc.et morphol. exper., 1959,43, 261-273.

232. Selmanoff M.K., Brodkin L.D., Weiner R.I., Sutteri P.K. Aromatization and 5 d -reduction of androgens in discrete hypothalamic and limbic regions of the mall and female rat. Endocrinology, 1977, 101, 3, 841-849.

233. Sheridan P.J., Sar M., Stumpf W.E. Autoradiographic loca-5lisation of ^H-estradiol or its metabolites in the central nervous system of the developing rat. Endocrinology,1974, 94, 1386-1390.

234. Sheridan P.J. Localization of androgen and estrogen concentrating neurons in the diencephalon and telencephalon of the mouse. - Endocrinol., 1978, 103, 1328-1334.

235. Sheridan P.J. Estrogen binding in the neonatal neocortex. Brain Res., 1979, 178, 201-206.

236. Shirama K., Takeo Y., Shimizu K., Maekawa K. Inhibitory effect of 5-hydroxytryptophane of the induction of persistent estrus by androgen in the rat. Endocrinol, jap.,1975, 22, 6, 575-579.

237. Sowyer C.H., Radford H.M. Effects of intraventricular injections of norepinephrine in brain-pituitary-ovarian function in the rabbit. Brain Res., 1978, 146, 83-93.

238. Stern J.M., Eisenfeld A.J. Distribution and metabolism of "H-testosterone in castrated male rats; effects of cyproterone, progesterone and unlabeled testosterone. -Endocrinology, 1971, 88, 1117-1125.

239. Stone G.M. The uptake of tritiated oestrogens by various organes of the ovariectomized mouse following subcutaneous administration. J. Endocrinol., 1963, 27, 281-288.

240. Stumpf W. ITuclear concentration of %-estradiol in target tissues. Dry-mount autoradiography of vagina, oviduct, ovary, testis, mammory tumor, liver and adrenal. Endocrinology, 1969, 85, 31-37.

241. Stumpf W.E., Sar M. Oestrogen neurons and oestrogen secretory neurones in the periventricular brain. Am. J. Anat., 1970, 129, 207-217.

242. Stumpf W.E. The histochemistry of steroid hormone "receptors". Histoch. and Cytehem., 1983, 31, 1, 113-118

243. Swerdloff R.S., Walsh P.O., Odell W.D. Control of LH and PSH secretion in the male evidence that aromatization of androgens to estradiol is not required for inhibition of gonadotropin secretion.-Steroids, 1972, 20, 13-18.

244. Takewaki К. Some experiments on the control of hypophyseal--gonadal system in the rat. Gen. and Сотр. Endocrinol., 1962, suppl.1, 309-315.

245. Taleisnik S., Sherwood M.R.C., Raisman G. Dissociation of spontaneous and mating induced oyulation by frontal hypothalamic deafferentions in the rat. Brain Rec., 1979, 169, 155-162.

246. Talley D.J. Li J.J., Li S.A., Villee C.A. Biochemical comparison of estrogen receptors of the hamster hypothalamus and uterus. Endocrinology, 1975, 96, 1135-1144.

247. Tate A.C., Swift A.D. The effect of sex steroids on the degradation of LRH by hypothalamic homogenates. Acta endocrin., 1981, 98, 3, 321-325.

248. Thrower S., White J.O., Lim L. The effects of neonatal administration of testosterone (androgenization) on sex-hormone receptors in the hypothalamus and uterus of the adult female rat. Biochem. Soc. Trans., 1978, 6, 13121314.

249. Tournigant J.C., Arnand 0., Passouant-Pontaine T. Effect d*implantations hypothalamiques agissant sur les monoamines su ^oestrus permanent de la ratte angrogenisee a la periode neo-natale. C.R.Soc.Biol. (Paris), 1975, 169, 113-113.

250. Valette G., Benassayg C., Belanger L., Uunez S.A., Jayle M.P. Purification and intraction withe estradiol -17^.-Steroids, 1976, 28, 423-435.

251. Van der Schoot P., Zeilmaker G.H. Aspects of the function of ovarian grafts in neonatally castrated male rats. -Endocrinology, 1972, 91, 389-395.

252. Yertes M., King R.J.B. The mechanism of oestradiol binding in rat hypothalamus: effect of androgenization. J. Endocrinol., 1971, 51, 271-282.

253. Yertes M., Barnea A., Lindner H.R., King R.J.B. Studies on androgen and estrogen uptake by rat hypothalamus. In: Receptors for Reproductive Hormones. B.O'Malley,A.R.Means (eds.), 1T.Y.: -'Plenum Press, 1973, 137-173.

254. Vreeburg J.T.M.', Schretlen P.J.M., Baum M.J. Specific, high affinity binding 17/3-Eg in cytosols from several brain regions and pituitary of intact and castrated adult male rats. Endocrinology, 97, 1975, 969-977.

255. Vertes M., Varga P., Gocze P., Vertes L., Кочгаса S. Deve3lopmental changes in ^H-oestradiol binding of female rat hypothalamus. Acta Physiol. Acad. Sci. Hung., 1977, 50, 307-315.

256. Vito C.C., Wieland S.J., Pox Т.О. Androgen receptor exist throughout the "critical'period" of brain sexual differentiation. Nature, 1979, 232, 308-310.

257. Vito С.С., Fox Т.О. Androgen and estrogen receptors in embryonic and neonatal rat brain. Developmental Brain Res., 1982, 2, 97-110.

258. Yreeburg Y.T.M., Schretlen P., Baum M.Y. Studies in vitro on oestradiol high affinity binding in cytosols from different brain regions and pituitary of the adult male rat.-J. Endocrinol., 1975, 64, 24-28.

259. Yreeburg J.Т.Н. van der Vaart, van der. Schoot P. Prevention of central defeminization but not masculinization in male rats by inhibition neonatally of oestrogenbiosynthesis. -J. Endocrinol., 1977, 74, 375-382.

260. Weick R.F., Pomerantz D.K. Mechanism of induction of EHsurge in the rhesus monkey: Positive feedback of estrogen. Amer. J. Physiol., 1979, 236, R102-R106.

261. Weisz J., Gunsalus P. Estrogen levels in immature female rats: true or spuriousovarian or adrenal? Endocrinology, 1973, 93, 1057-1065.

262. Wenger Т., Nemeskeri A., Yelti-lTagy L. On the ontogenesisof the hypothalamic luteinizing hormone-releasing hormone--releasing hormone (EH-RH) in the rat. Acta Med.Acad. Sci.Hung., 1979, 36, 262-270.

263. Westley B.R., Thomas P.J., Salaman D.F., Knight A., Barley J. Properties and partial purification of an oestrogen receptors from neonatal rat brain. Brain Res., 1976, 113, 441-447.

264. Westley B.R., Salaman D.P. Nuclear binding of the oestrogen receptor of neonatal rat brain after injection of oestro-gens and androgens localization and sex differences. -Brain research 1977, 119, 2, 375-389.

265. Whalen R.E., Luttge W. Long-term retention of tritiated estradiol in brain and peripheral tissues of male and female rats. Neuroendocrinology, 1-70, 6, 255-263.

266. Whalen R.E., Luttge W.G., Gorzalka B.B. Neonatal androge-nization and the development of estrogen responsivity in male and female rats. Horm. and Behav., 1971, 2, 83-90.

267. Winters A.J., Eskay R.L., Porter J.C. Concentration and distribution of TRH et LRH in the human fetal brain. J. Clin. Endocrin., Mb tab,, 1974, 39, 960-963.

268. Wolff E. Experimental modification of ovarian development. In: The ovary. S.Zuckerman (eds.), Acad. Press, 1962, 2, 81-129.

269. Yazaki L. Effects of subjection to stressful stimuli on subcutaneous ovarian grafts in male rats by daily examination of smears from vaginal grafts. Annot. Zool. jap., 1960, 33, 217-225.

270. Young W.C. The mammalian ovary. In: Sex and internal secretions. Young W.C. (eds.), Baltimore: Williams and Wilkins Co., 1961, 1, 449-496.

271. Приношу искреннюю благодарность своему научному руководителю доктору биологических наук Василию Николаевичу Бабичеву за постоянное внимание и помощь в работе.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.