Роль активного эпидемиологического надзора за корью в период элиминации тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.02.02, кандидат медицинских наук Тураева, Наталья Викторовна

  • Тураева, Наталья Викторовна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2013, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.02.02
  • Количество страниц 124
Тураева, Наталья Викторовна. Роль активного эпидемиологического надзора за корью в период элиминации: дис. кандидат медицинских наук: 14.02.02 - Эпидемиология. Москва. 2013. 124 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Тураева, Наталья Викторовна

ОГЛАВЛЕНИЕ

список сокращен™

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Теоретические и

практические аспекты эпидемиологического надзора

1.2. Эпидемиологический надзор за корью

в Европейском регионе

1.3. Основные принципы организации и проведения эпидемиологического надзора за корью в Российской

Федерации

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава 2. Материалы и методы

Глава 3. Некоторые аспекты эпидемиологического надзора за корью в Российской Федерации в период спорадической

заболеваемости

Глава 4. Результаты повсеместного внедрения активного надзора за корью в Российской Федерации в период ее

элиминации

Глава 5. Условия проведения активного надзора за корью в Российской

Федерации в период ее элиминации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВЫВОДЫ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Приложение 1. Сведения о заболевших корью в разных возрастных

группах

Приложение 2. Карта эпидемиологического расследования случая

заболевания корью или подозрительного на эту инфекцию

Приложение 3. Отчет о мероприятии в очаге коревой инфекции

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.

ЭН - эпидемиологический надзор

РПГА - реакция прямой геммаглютинации

ЛПУ - лечебно - профилактическое учреждение

1JL11 - пилотный проект

ЭП - эпидемический процесс

ЭЗ - экзантемное заболевание

ННМЦ - Национальный научно-методический центр по надзору за корью и краснухой

ЦГСЭН- центр государственного санитарно-

эпидемиологического надзора

ЕРБ ВОЗ - Европейское региональное бюро ВОЗ

РПИ - расширенная программа иммунизации

ВОЗ - Всемирная организация здравоохранения

ИФА - иммуноферментный анализ

ЖКВ - живая коревая вакцина

РЦ - региональные центры по надзору за корью и краснухой ЮФО - Южный федеральный округ

МНИИЭМ - Московский научно-исследовательский институт

эпидемиологии и микробиологии им. Г. Н. Габричевского

НИИЭМ - Научно- исследовательский институт эпидемиологии

и микробиологии им. Пастера

АН - активный надзор

КПК - вакцина корь-паротит-краснуха

V - вакцинация против кори

RV- ревакцинация против кори

ФБУЗ - Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения ОРВИ - острая респираторная вирусная инфекция ПНР - полимеразная цепная реакция

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Эпидемиология», 14.02.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Роль активного эпидемиологического надзора за корью в период элиминации»

ВВЕДЕНИЕ

Вакцинопрофилактика - наиболее эффективный метод борьбы с управляемыми инфекциями, в том числе с корью. Иммунизация, воздействуя на третье звено эпидемического процесса, меняет прослойку невосприимчивых лиц, приводит к ограничению циркуляции возбудителя среди населения и, как следствие, - изменению проявлений эпидемического процесса. Однако, ни одна программа по профилактике кори не может быть реализована без наличия в стране эффективной системы надзора за инфекцией, позволяющей влиять на заболеваемость корью и управлять эпидемическим процессом этой инфекции на региональном и национальном уровне.

В большинстве стран мира эпидемиологический надзор за инфекциями стали внедрять в практику здравоохранения лишь последние 10 лет, а в России (СССР) основы слежения за инфекциями были определены в 20-е годы прошлого столетия при создании сети учреждений санитарно-эпидемиологического профиля.

Со временем стало понятно, что слежение только за заболеваемостью (по территориям, во времени и т.д.) не дает исчерпывающей информации для проведения эпидемиологического анализа, который позволил бы вырабатывать обоснованные мероприятия и строить достоверные прогнозы. Требовалось создание стройной динамичной системы надзора, позволяющей решать приоритетные задачи каждого этапа борьбы с инфекционными заболеваниями с учетом их особенностей.

Концепция Единого государственного эпидемиологического надзора за корью была разработана в нашей стране еще в 80-е годы, в последующем научные исследования позволили определить ЭН как систему и установить основные его направления [В.М.Болотовский, Б.Г.Геликман, Н.С.Титова 1984; Г.В.Игнатьева, А.Г.Герасимова, Л.С.Кузнецова 1987; В.Д.Беляков, Р.Х Яфаев, 1989; И.В.Михеева 1984; В.И.Покровский, Б.Л.Черкасский 2001, И.Н.Лыткина 2011]. Задачами ЭН являлось изучение фактической

4

заболеваемости, определение групп риска инфицирования, изучение состояния коллективного иммунитета, проведение на основе анализа и оценки прогнозирования эпидситуации, выбора главного направления мероприятий, обеспечивающих эффективную борьбу с инфекцией и оценку эффективности этих мероприятий.

Успехи в борьбе с корью в Российской Федерации, связанные с многолетней вакцинопрофилактикой живой коревой вакциной, содержащей высоко иммунногенный штамм вируса кори Ленинград-16 соответствующей всем требованиям ВОЗ, предъявляемым к живым коревым вакцинам, изменение тактики иммунизации против кори и внедрение в практику здравоохранения усовершенствованного надзора в 1987 году позволили в 2002 году поставить вопрос о ликвидации эндемичной кори, разработать национальную Программу ликвидации кори в стране к 2010 году, и присоединиться к общеевропейской программе, создание которой стало возможно после решения задач Расширенной программы иммунизации (РПИ), предложенной ВОЗ в 1974 году [В.М.Болотовский, 1981,1986,1990; И.В.Михеева ,1983,1986,2011; В.Ф.Попов, 2002,2003; В.В.Зверев 1998, 2004; И.Н.Лыткина, 2001,2011].

Разработка и реализация программы ликвидации кори в Российской Федерации к 2010 году потребовали изменения и дополнения информационного обеспечения системы эпидемиологического надзора, которая должна была основываться на индивидуальном учете случаев кори в масштабе страны, эпидемиологического расследования и лабораторного подтверждения диагноза. В условиях устойчивой спорадической заболеваемости корью существующий эпидемиологический надзор за инфекцией не отвечал насущным задачам периода ликвидации кори, т.к. не содержал доказательств достоверности отсутствия случаев или спорадической заболеваемости корью на территориях. В рамках совершенствования эпидемиологического надзора был апробирован и

внедрен метод активного поиска больных корью среди пациентов с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой.

Каждая новая волна развития эпидемического процесса кори влекла за собой изменения в системе управления эпидемическим процессом и прежде всего в эпидемиологическом надзоре, обеспечивающим необходимой информацией для принятия рациональных управленческих решений с последующей разработкой адекватных профилактических и противоэпидемических мероприятий. Изменения эпидемического процесса кори в результате этих мероприятий требовало, в свою очередь, новые изменения и дополнения в информационное обеспечение системы. Поэтому, чтобы определить особенности эпидемиологического надзора за корью в конкретный период времени необходимо оценить его функционирование на разных этапах вакцинопрофилактики .

Вопросы, посвященные эпидемиологическому надзору за корью в период ликвидации эндемичной кори обсуждались во многих работах [А.Г.Герасимова, Н.Т.Тихонова, О.В.Цвиркун, О.О.Чава 1990, 2003, 2008, 2009; Е.Б.Ежлова 2012; Gaston De Serr, 2000; M. Ramsay,2002; Spika JS, Wassilak S, Pebody R 2004]. В перечисленных работах показана роль эпидемиологического надзора за корью по мере изменения эпидемической ситуации. Однако, до сих пор некоторые вопросы эпидемиологического надзора в условия устойчивой спорадической заболеваемости корью в работах полностью не раскрыты. Одним из таких вопросов является определение условий проведения мероприятий по активному поиску возможных пропущенных случаев кори, позволяющих получить объективные данные о заболеваемости корью в различных регионах, наиболее достоверно отражающие заболеваемость корью в стране. Именно это и явилось основной целью исследований.

Цель: обосновать пути повышения эффективности эпидемиологического надзора за корью в период ее элиминации.

Задачи исследования

1. Обосновать необходимость введения активного надзора в стране в период спорадической заболеваемости.

2. Изучить результаты активного надзора, как дополнительной формы слежения за заболеваемостью корью в период 2007-2012гг.

3. Определить условия отбора пациентов и объем оптимальной выборки при обследовании пациентов с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой, позволяющие получить достоверные сведения о заболеваемости корью на территориях РФ.

Научная новизна

- Получены новые объективные данные, доказывающие необходимость и повсеместного введения активного надзора за корью и определена его роль на этапе элиминации кори.

- Впервые определены условия проведения активного эпидемиологического надзора за корью, повышающие достоверность информации о заболеваемости (равномерное обследование пациентов с «экзантемными» заболеваниями в течение года; преобладание в структуре обследованных взрослого населения, определяющего заболеваемость корью в стране; нецелесообразность проведения активного надзора в условиях роста заболеваемости корью; важность отбора пациентов с пятнисто- папулезной сыпью и лихорадкой строго не ниже 38°С).

- Научно обоснована возможность изменения размера количественной выборки пациентов для обследования при проведении активного надзора (1 на 100 тыс. населения вместо используемых в настоящее время 2 на 100 тыс.).

Практическая значимость

- Внедрение в повседневную практику здравоохранения на 83 территориях страны дополнительных условий проведения активного поиска больных корью позволяет максимально точно приблизиться к «истинному» числу больных корью.

- Осуществлена корректировка оценочных показателей эффективности надзора за этой инфекцией на этапе элиминации.

Формы внедрения результатов исследования в практику

Материалы работы были использованы при подготовке следующих документов:

- Приказ Роспотребнадзора № 33 от. 05.02.2010 « Об обследовании больных с экзантемой и лихорадкой в рамках реализации Программы ликвидации кори»;

- СП 3.1.2952-11 «Профилактика кори, краснухи и эпидемического паротита», утверждены постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 29.07.2013 №108 (зарегистрировано в Минюсте РФ 24.03.2011 г.№22379).

Глава 1.Обзор литературы 1.1. Теоретические и практические аспекты эпидемиологического надзора

В период развития эпидемиологии, как науки, понятие эпидемиологического надзора прошло путь от формы медицинского наблюдения за лицами с подозрением на заболевание или больными с их карантинизацией и изоляцией до системы слежения за динамикой развития эпидемического процесса, включающей изучение природы возбудителя, восприимчивого населения и механизмов распространения инфекции [8,24,78,128].

Анализ доступной литературы показал, что теоретические основы современной эпидемиологии, методологические подходы к проведению эпидемиологического надзора за инфекционной заболеваемостью разрабатывались в 20-30 годы двадцатого столетия, и нашли свое отражение в трудах выдающегося ученого-эпидемиолога Льва Васильевича Громашевского.

Л.В.Громашевский [24] разработал учение о природе эпидемического процесса и основных закономерностях его развития, придерживаясь идеи о непрерывности и динамичности этого явления и основываясь на трех ведущих его элементах: источнике возбудителя инфекции, механизме передачи и восприимчивом населении, что послужило основой для классификации инфекционных болезней, а также системы эпидемиологического надзора при инфекционных заболеваниях с разным механизмом передачи возбудителя.

Дальнейшее развитие теоретических и практических основ эпидемиологического надзора, заложенных Л. В. Громашевским, нашло продолжение в трудах его последователей - учеников.

Так, Л.А. Фаворова [115], разрабатывая систему эпидемиологического

надзора за некоторыми инфекциями с аспирационным механизмом передачи

возбудителя, предлагала активизировать работу по внедрению

9

эпидемиологического надзора в практику здравоохранения, который должен влиять на эпидемический процесс посредством адекватных профилактических и противоэпидемических мер. Целью ЭН, по ее мнению, являлась стабилизация заболеваемости на спорадическом уровне и предупреждение летальных исходов

Такой же точки зрения придерживался В.М. Болотовский [13,14] придавая особое значение эпидемиологической диагностике и разработке рекомендаций по совершенствованию профилактических и противоэпидемических мероприятий в очагах инфекции.

Анализируя доступные литературные источники можно заключить, что существует несколько концепций и подходов к определению сути эпидемиологического надзора за инфекционными болезнями. В.Д.Беляков [8], который на основе теоретического развития современной эпидемиологии предложил свой подход к определению и основным положениям эпидемиологического надзора с расчетом его использования при различных нозологических формах инфекционных болезней и в разных условиях деятельности санэпидслужбы. По представлению В.Д.Белякова, эпидемиологический надзор - это часть противоэпидемической системы, целью которой является снижение заболеваемости всего населения, предупреждение заболеваемости среди отдельных групп населения, региональная ликвидация отдельных инфекций . Для достижения этих целей необходима динамическая оценка состояний и тенденций развития эпидемического процесса, обосновывающие целенаправленные и своевременные вмешательства в его ход [8].

В это же время В.И.Покровский определял эпидемиологический надзор как информационное обслуживание системы профилактики инфекционных болезней и борьбы с ними, обеспечивающее всестороннее слежение за эпидемическим процессом и его детерминантами (скрининг) и четко реагирующее на всевозможные изменения в их развитии (мониторинг)[75,76,78].

Важность информационного обеспечения в системе эпидемиологического надзора за антропонозными инфекциями подчеркивал и В.И. Ягодинский [139].

Б.Л.Черкасский [130] понимал эпиднадзор как систему постоянной многоаспектной оценки динамики конкретной болезни, охватывающий слежение за состоянием как компонентов биологической, так и социальной подсистемы эпидемического процесса. Согласно концепции Б. Л. Черкасского, совокупность подсистем эпидемиологического надзора и эпидемиологического контроля (собственно профилактические и противоэпидемические мероприятия) составляют систему управления эпидемическим процессом [127,128,129,130].

Осмысливая пути оптимизации эпидемиологического надзора за инфекционными болезнями в стране, Б.Л.Черкасский видел путь к практической реализации эпидемиологического надзора «в виде разработки программ, учитывающих специфику каждой нозологической формы, определяющих и унифицирующих характер и объем данных, подлежащих сбору и их анализу на каждом из уровней эпидемического процесса»[130]. Автор обращает внимание на то, что эпидемический процесс подвергается постоянной изменчивости в соответствии с меняющимися природно-социальными условиями общества. Основой современной концепции в теоретической эпидемиологии является признание «приспособительной сущности изменчивости биологической основы эпидемического процесса, в ответ на меняющиеся социальные условия жизни человека или на целенаправленные воздействия на нее со стороны общества». Исходя из этого, необходима разработка научных и организационных основ внедрения в противоэпидемическую практику четкой системы эпидемиологического надзора за инфекционными болезнями [128,129].

На современном этапе эпидемиологический надзор представляет собой

информационную систему обеспечения органов здравоохранения

сведениями, необходимыми для осуществления мероприятий по

11

профилактике и снижению заболеваемости населения. За рубежом его называют надзором за здоровьем населения. Являясь сугубо информационной системой, эпидемиологический надзор служит основой для разработки стратегии и тактики, рационального планирования, реализации, корректировки и усовершенствования деятельности санитарно-противоэпидемической службы по борьбе с инфекционными болезнями и по их профилактике. Основные положения эпидемиологического надзора (сбор, анализ, интерпретация и передача информации о состоянии здоровья населения) можно распространить и на не инфекционные заболевания. Применительно к инфекционным болезням эпидемиологический надзор, по мнению Б.Л. Черкасского, можно определить как систему динамического и комплексного слежения (наблюдения) за эпидемическим процессом конкретной болезни на определенной территории в целях рационализации и повышения эффективности профилактических и противоэпидемических мероприятий. Мониторинг- часть эпидемиологического надзора, ответственная за диагностику ситуации и разработку непосредственных тактических действий санитарно-эпидемиологической службы. Конечная цель эпидемиологического надзора - выработка научно обоснованного комплекса управляющих стратегических решений и последующая оценка эффективности всей системы - выходит за рамки эпидемиологического мониторинга. При динамической оценке эпидемиологической ситуации необходимо учитывать как биологические (состояние популяции возбудителя, хозяев, их взаимодействия друг с другом и средой обитания посредством специфического механизма передачи), так и природно-социальные компоненты (условия труда, быта и отдыха населения) эпидемического процесса.

Влияние системы эпидемиологического надзора на эпидемический процесс может сказаться лишь опосредованно и зависеть от своевременности и целесообразности использования его результатов при планировании,

усовершенствовании и реализации профилактических и противоэпидемических мероприятий[130].

Эпидемиологический надзор включает взаимосвязанные, самостоятельные разделы (подсистемы): информационно-аналитический и диагностический. Информационно-аналитическая подсистема является базовым разделом эпидемиологического надзора. В рамках этой подсистемы учитывают и регистрируют все формы проявления заболеваний, а также прослеживают динамику носительства, заболеваемости, летальности и смертности. Объем необходимых сведений в каждом случае определяется особенностями эпидемиологии болезни, а также реальными возможностями противоэпидемической системы для необходимого информационного обеспечения в конкретных условиях места и времени. Так, наряду с общим для всех программ надзора информационным обеспечением слежения за уровнем, структурой и динамикой заболеваемости (смертности) при инфекциях, управляемых средствами иммунопрофилактики, необходимы сведения об иммунном статусе населения (иммунологический контроль) с оценкой напряженности иммунитета в группах риска.

Исходным пунктом разработки программы эпидемиологического надзора является ретроспективный анализ местной эпидемиологической ситуации за предшествующий период. Цель его определяется первоочередными направлениями эпидемиологического надзора за изучаемой инфекционной болезнью в конкретных условиях. Логическим продолжением ретроспективного эпидемиологического анализа является оперативный эпидемиологический анализ, т.е. изучение динамики эпидемиологической ситуации для принятия оперативных решений по управлению эпидемическим процессом[130].

Организационной основой эпидемиологического надзора являются системный подход к организации различных видов деятельности людей и современная теория управления в организационных системах.

Эффективность эпидемиологического надзора оценивается по степени влияния на уровень, структуру и динамику инфекционной заболеваемости населения в сопоставлении с теми возможностями, которые определяются научными рекомендациями, т.е. по соотношению фактической и потенциальной эффективности мероприятий. Уровень научной разработки конкретной проблемы в конечном итоге определяет и вариант цели эпидемиологического надзора (предупреждение заболеваний, снижение заболеваемости или ликвидация). Эффективность работы оценивается по степени достижения правильно сформулированной цели [130].

А.И.Анчишкин [2] в структуре эпидемиологического надзора определенное значение придает оценке эпидемической ситуации и эпидемиологической диагностике с целью расшифровки причин заболеваемости и ее прогноза, что является важным элементом в системе проводимых профилактических и противоэпидемических мероприятий при антропонозных инфекциях.

Эпидемический процесс при различных нозологических формах имеет

свою специфику, на что справедливо указывали многие авторы [8,14,

22,48,53,75,115]. В соответствии со спецификой факторов риска,

свойственных каждой конкретной инфекции, определяется и состав

компонентов системы эпидемиологического надзора за данной болезнью,

выделяются наиболее важные его элементы. При коревой инфекции наиболее

важным элементом эпидемиологического надзора является слежение за

состоянием иммунитета населения, уровень и напряженность которого

находятся в тесной корреляционной зависимости с показателями

заболеваемости. Поэтому, в системе эпидемиологического надзора особую

актуальность приобретает серологический мониторинг, с помощью которого

определяют группы и контингента повышенного риска заболевания, в

отношении которых необходимо проводить дополнительные мероприятия по

коррекции противокоревого иммунитета. Важнейшим практическим

аспектом в системе эпидемиологического надзора за инфекционными

14

заболеваниями является разработка комплексных целевых программ. Внедрение и проведение ЭН требует от всех звеньев противоэпидемической и лечебной службы информационного единства, осуществление обратной связи с целью принятия оперативных решений и проведения своевременных и рациональных мероприятий; укрепление лабораторной службы, способной обеспечить быструю и надежную диагностику

[3,5,6,9,10,16,23,29,30,32,40,42,43].

Информационное обеспечение системы эпидемиологического надзора включает в себя внеочередные донесения, государственную статистическую отчетность о заболеваемости, смертности, летальности и привитости (ф. №1, №2, №6), демографические показатели [94,138,140].

По данным литературных источников, за рубежом эпидемиологический надзор представляет собой непрерывный и систематический процесс сбора, анализа и интерпретации данных о заболеваемости населения, по ходу слежения за которой оценивается эпидемическая ситуация. Полученная информация используется при планировании, выполнении и оценки контрольных мероприятий и программ [143,156,

182,183,186,187,188,189,190].

Ряд авторов [148,154] подчеркивают, что система надзора должна быть простой, как с точки зрения структуры, так и способа действия, она должна адаптироваться к изменениям информационных запросов и сопровождаться минимальными дополнительными затратами, т.е. должна быть четкой, гибкой и экономной.

1.2. Эпидемиологический надзор за корью в Европейском регионе

Успехи вакцинопрофилактики настолько значительны, что сегодня

европейские государства решают задачу элиминации кори в регионе. В

глобальном масштабе поставлена цель к 2020 году ликвидировать корь в 5

из 6 регионов ВОЗ, хотя среди инфекций, предотвращаемых вакцинацией,

корь остается одной из распространенной в мире причин детской смертности.

Эта инфекция, несмотря на снижение числа умерших от кори за последние

15

годы, продолжает занимать пятое место в ряду причин смерти детей в возрасте до 5 лет, в основном за счет Индии, Пакистана и стран Африканского континента [85,88,89,142,144,145,146,147,148,149].

В 2002 году Европейский региональный комитет ВОЗ пересмотрел ранее поставленные задачи по элиминации местных случаев кори и установлению контроля за краснухой, и принял решение элиминировать обе болезни в государствах - членах ВОЗ, входящих в Европейский регион, к 2010 году, используя стратегию сочетания рутинной и дополнительной иммунизации, а также осуществить мониторинг выполнения этих целей путем усовершенствования эпидемиологического надзора [89,191,192,193].

В 2005-2008 годах заболеваемость корью в Европейском регионе упала до рекордно низкого уровня. Сокращение заболеваемости произошло вследствие высокого уровня охвата вакцинацией, достигнутого при помощи рутинной иммунизации двумя дозами коревой вакцины и дополнительной иммунизации. Кроме этого, эпидемиологический надзор был усилен за счет улучшения отчетности по каждому случаю и лабораторных исследований. Тем не менее, вспышки кори продолжались вследствие просчетов при проведении программ иммунизации, которые привели к накоплению большого числа восприимчивых к кори лиц среди молодежи и взрослого населения в странах Европы. Кроме того, сказалось наличие маргинальных групп населения и определенных меньшинств в регионе (например, цыганского населения), для которых ограничен доступ к учреждениям здравоохранения [ 103,125,150,152,153,154,157,167].

После 2007 года в некоторых странах Западной Европы произошел рост заболеваемости корью из-за возросшего числа отказов от вакцинации в силу ряда причин (религиозные убеждения, движение противников вакцинации, отрицательные сообщения прессы) [145,183,186,188,189,190].

Для достижения целей элиминации кори эксперты ВОЗ рекомендуют

осуществлять постоянную просветительскую работу среди

профессиональных кадров здравоохранения и населения. В отличие от США,

16

во многих странах Европейского региона правила, связанные с иммунизацией населения, носят рекомендательный характер или не существуют вообще. В связи с этим приверженность медработников идеям вакцинопрофилактики является приоритетной задачей

[125,155,156,158,159,161,162,163,164,169].

Для более эффективного мониторинга элиминации кори, ВОЗ рекомендует внедрять усовершенствованные правила надзора в странах Европейского региона, которые должны быть адаптированы к низким уровням заболеваемости корью. Прежде всего, должно быть лабораторно верифицировано не менее 80% случаев, учет заболеваемости должен проводиться по каждому случаю, и при этом должны быть координированы между лабораторная и эпидемиологическая составляющие надзора [170,175,176,178,179].

Согласно «Руководству по организации эпидемиологического надзора за корью и врожденной краснушной инфекцией в Европейском регионе ВОЗ» [89] все страны региона могут быть отнесены к одному из трех этапов по уровню организации борьбы с корью: ограниченная борьба с корью; борьба с корью; достижение элиминации. В основе этой классификации лежит уровень охвата населения прививками и современная эпидситуация: уровень общей организации борьбы с корью в стране определяет и минимальный объем необходимых мероприятий по эпидемиологическому надзору, и мер по расследованию очагов и вспышек.

Важно также проводить работу с государствами - членами для осуществления эпиднадзора за корью в едином формате. При возникновении вспышки Международные правила в области здравоохранения дают возможность использовать механизм для оповещения других государств-членов ВОЗ и тем самым ограничить дальнейшее распространение инфекции в регионе [88,89] .

Элиминация кори в Европейском регионе может быть осуществлена, и это продемонстрировали страны, которые поддерживали на высоком уровне

охват населения прививками и в течение нескольких лет были свободны от циркуляции местных штаммов кори (например, Финляндия, Швеция, Дания). Было предложено государствам - членам сделать систему надзора за инфекциями более эффективной. Для этого она должна охватывать всю страну и функционировать в течение всего года, иметь нужный уровень чувствительности и базироваться на персональном учете каждого случая заболевания. Однако, как показал анализ, недостаточный охват населения профилактическими прививками приводит к накоплению восприимчивых к кори лиц и, как следствие, к стойкой вторичной передачи инфекции, росту заболеваемости в некоторых частях Европейского региона. Кроме того, имеет место недоучет случаев кори по разным странам, что увеличивает вероятность вспышек в будущем и угрожает затянуть процесс элиминации кори. В связи с этим необходимо было срочно направить усилия на решение этих проблем для того, чтобы удержать имеющиеся достижения и добиться элиминации кори в Европейском регионе не к 2010, а к 2015 году. Это вызвано тем, что более 50% государств - членов ВОЗ не смогли обеспечить элиминацию кори к 2010 году, кроме того регистрировались вспышки в странах, которые были свободны от кори в течение ряда лет, что свидетельствует о недостатках в осуществлении эпидемиологического надзора. Приоритетными направлениями для обеспечения элиминации кори и краснухи к 2015 году были признаны укрепление национальных программ иммунизации, а также укрепление национальных систем эпиднадзора за управляемыми инфекциями, включая лабораторные сети [171,172,173,186,187,188,189].

1.3. Основные принципы организации и проведения

эпидемиологического надзора за корью в Российской Федерации

Анализируя литературу можно отметить, что попытки разработать

программу эпидемиологического надзора стали предприниматься

исследователями уже в 1985-86 гг. на 18 году проведения специфической

профилактики кори. Обусловлено это было настоятельной необходимостью

18

обобщения накопленного опыта иммунизации против кори, определения причин вакцинальных неудач и мер по их устранению для повышения эффективности борьбы с этой инфекцией [13,14,105].

Еще в 80-е годы лабораторией специфической профилактики инфекций ЦНИИЭ Минздрава СССР под руководством В. М. Болотовского была разработана концепция Единого государственного эпидемиологического надзора за корью, цель которого - снижение заболеваемости до спорадического уровня, недопущение вспышек инфекции, повышение качества проведения профилактических и противоэпидемических мероприятий. [78] Задачами ЭН являлось изучение фактической заболеваемости, масштабов распространения факторов риска, определения групп населения различной степени риска заражения и заболевания, эффективность профилактических и противоэпидемических мероприятий с целью прогнозирования динамики эпидемического процесса, выбора главного направления эпидемиологически обоснованных мероприятий, обеспечивающих эффективную борьбу с инфекцией в соответствии с научными предпосылками и практическими возможностями.

Практически одновременно, исследователями разных институтов страны, проводились поисковые работы в этом направлении на ограниченных территориях, что позволяло с большей достоверностью оценить эффективность применения ЭН [26,27,28,37,38].

Так, Н.С. Титова апробировала элементы эпиднадзора в г.Нарве с 1982 по 1986гг., которые были направлены на разработку мероприятий по резкому снижению заболеваемости и предупреждению летальных случаев. Было проведено изучение эпидемического процесса кори с использованием эпидемиологического, вирусологического, серологического и статистических методов. После внедрения ЭН было отмечено снижение заболеваемости корью в 38,5 раза, а также отсутствие случаев заболевания корью среди привитых против этой инфекции детей [105,106].

Все это позволило автору оценить ЭН за корью, как высокоэффективное мероприятие и сформулировать основные положения ЭН за этой инфекцией, составными частями которого являлись: эпидемиологический анализ, серологическое подтверждение диагноза, иммунологический контроль привитости и защищенности детей, повторная прививка ЖКВ выявленным серонегативным к кори лицам.

В 1983 году И.В.Михеевой в исследованиях, проведенных в г. Риге было показано, что за 3,5 года после «корригирующей» вакцинации серонегативных к кори детей в возрасте 7-15 лет, ранее привитых ЖКВ, не было зарегистрировано ни одного случая заболевания корью, когда в контрольной группе случаи кори регистрировались. Автор пришла к выводу, что ревакцинация против кори серонегативных детей привела к прерыванию эпидемического процесса этой инфекции на наблюдаемой территории на 6 месяцев [60].

Также необходимость лабораторного обследования заболевших и серологического контроля противокоревого иммунитета у привитых были показаны в работах на примере территорий Московской области [21,11,38,66].

В дальнейшем, по мере изменений эпидемического процесса кори, корректировались и дополнялись задачи ЭН. Однако, отсутствие эпиднадзора как единой унифицированной динамичной системы управления эпидемическим процессом кори сильно затрудняли результативность совершенствования борьбы с этой инфекцией [38].

Все эти разработки легли в основу «Методических рекомендаций МЗ РФ» (1987г.), которые стали основным инструктивным материалом для практического здравоохранения. Разработчиками методическими указаний явились сотрудники МНИИЭМ им.Г.Н. Габричевского и НИИЭМ им. Пастера. Благодаря проведенным исследованиям Г.В. Игнатьевой с соавт. и Ю.П. Рыкушина с соавторами были сформулированы задачи ЭН, в которые входили:

- мониторинг заболеваемости корью;

-слежение за уровнем охвата прививками против кори в декретированных группах населения;

-мониторинг состояния противокоревого иммунитета в индикаторных группах населения;

-слежение за своевременностью проведения противоэпидемических мероприятий;

- анализ полученных данных;

- принятие управленческих решений;

- обратная связь;

- разработка прогноза заболеваемости;

При этом сбор и анализ информации осуществлялся по единым унифицированным формам, что позволяло корректировать профилактические и противоэпидемические мероприятия, сравнивать и оценивать ситуацию по кори на разных территориях страны [94].

В дальнейшем разными исследователями продолжалась работа по совершенствованию эпидемиологического надзора за корью.

В.Д. Беляковым [8] в 1989 г. были сформулированы задачи ЭН за корью, которые сводились к усовершенствованию профилактических и противоэпидемических мероприятий в части иммунологического контроля привитости и защищенности детей, сокращению необоснованных противопоказаний к проведению прививок, активного выявления больных корью и локализации очага кори за счет вакцинации ранее не привитых, Автор предлагал усилить контроль качества препарата, строго соблюдать условия хранения и транспортировки ЖКВ. В части информационно-аналитической составляющей необходимо проводить оценку качества вакцинации по показателям привитости населения

И.В. Фельдблюм [119,120] полагая, что иммунодиагностика является

главной компонентой системы эпидемиологического надзора, разработала и

апробировала организационно-методические основы (показания, объемы,

21

частота, методы, сроки) её проведения. Автор предлагала проведение скрининга противокоревого иммунитета у беременных и детей, рожденных от серонегативных к кори матерей, прививать ЖКВ в более ранние сроки, а также перенос второй вакцинации в 6-7 лет на более старшие возрастные группы. По мнению исследователя, для повышения эффективности вакцинопрофилактики, основываясь на данных эпиднадзора, целесообразно разрабатывать региональные календари профилактических прививок.

Г.В. Носивец [66] на примере Московской области отработала и предложила количественные критерии оценки эпидемической ситуации, применения метода районирования для повышения эффективности мероприятий, осуществляемых в системе ЭН.

Признавая важность иммунологического мониторинга восприимчивости населения, другие исследователи предлагали использовать его в унифицированой системе эпидемиологического надзора за корью, краснухой и эпидемическим паротитом, совместно со стандартным определением случая заболевания, обязательным лабораторным подтверждением диагноза, мониторингом возбудителя инфекции и вакцинопрофилактики

[47,49,50,52,61].

Некоторые вопросы современного эпидемиологического надзора за корью представлены в отдельных руководствах, рекомендованных ВОЗ. При этом основное назначение надзора в них сведено к сбору информации о случаях кори, вспышках при разной степени доступности этих данных. В последующем при проведении совместной работы по реализации программы элиминации кори в России отдельные вопросы совершенствования системы надзора за корью решались совместно [67,88,89,90,91,93].

Увеличение охвата прививками детей в возрасте 1 года (вакцинация) и

детей 6 лет (ревакцинация), до 95% и 93% соответственно в 2002 году и

снижение заболеваемости до рекордно низких показателей - 0,39 на 100

тысяч населения позволили разработать и реализовать программу

элиминации местных случаев кори в России и присоединиться к

22

общеевропейской программе ликвидации кори [4,7,21,57, 59,69,70,92,107,108,109].

Мероприятия, предусмотренные национальной программой элиминации кори, предполагалось осуществить в 3 этапа:

I этап (2002-2004 гг.) - достижение повсеместной стабилизации заболеваемости корью на спорадическом уровне на всех территориях России.

II этап (2005-2007 гг.) -создание реальных условия для предупреждения возникновения случаев кори и элиминации коревой инфекции в Российской Федерации.

III этап (2008-2010 гг.) - сертификация территорий, свободных от кори, в составе Европейского региона [107,108,109,111,112,113,114].

Поэтапная реализация программы элиминации кори существенно изменила эпидемическую ситуацию по кори. Корь практически перестала быть детской инфекцией, изменились условия формирования очагов и условия вторичного распространения. Резко снизилась значимость коревой инфекции в структуре инфекционных заболеваний с воздушно-капельным механизмом передачи возбудителя (без гриппа и ОРВИ) доля которой не превышает одного процента. Стратегия эпидемиологического надзора в фазу элиминации кори, как и его основные элементы, сохраняются, однако появилась необходимость изменения тактики надзора, которая должна соответствовать сложившей ситуации и решать задачи периода элиминации кори [10,11,22,30,23,54,71,72,110].

Одним из важнейших разделов Программы элиминации кори в России было совершенствование существующей системы эпидемиологического надзора за корью. С этой целью на некоторых территориях со спорадической заболеваемостью в течение трех лет (2004-2007гг.) осуществлялся, совместно с ЕРБ ВОЗ, «пилотный» проект по апробации метода активного эпидемиологического надзора, направленного на определение истинного числа больных корью.

Задачами исследования явилось определение истинной заболеваемости корью на конкретной территории со спорадическим уровнем заболеваемости с помощью серологического обследования больных, независимо от первичного диагноза, у которых заболевание протекает с лихорадкой и сыпью. Также планировалось с помощью сопоставления результатов, полученных на разных территориях, определить оптимальную выборку, необходимую для подобного рода исследований [55,56].

Для участия в проекте отбирались территории, на которых в течение нескольких лет случаи кори не регистрировались или регистрировались единичные случаи и где функционирует надежная лечебная сеть и санитарно - эпидемиологическая служба. Кроме того, территории должны были компактно располагаться к курирующему их региональному центру, где хорошо налажена и оснащена лабораторная служба.

В проекте приняли участие два региональных центра - Московский (ТУ Роспотребнадзора по городу Москве) и Санкт- Петербургский (ФБУН НИИЭМ им. Пастера), на которых возлагались организационная работа и лабораторное исследование сывороток крови от больных и 11 территорий, пять из которых (Липецкая, Смоленская, Брянская, Тамбовская, Белгородская области) курируются Московским региональным центром и шесть (Санкт-Петербург, Ленинградская, Калининградская, Архангельская, Мурманская, Вологодская области) - Санкт-Петербургским.

Отбор административных территорий внутри «пилотных» и очередность их обследования осуществлялся руководителями региональных центров Москвы и НИИЭИ им. Пастера совместно с ЦГСЭН территорий.

Специалисты Национального центра по надзору за корью совместно с ЕРБ ВОЗ оказывали методическую помощь, проводили анализ полученных результатов и осуществляли контроль за реализацией проекта.

Обязательным условием при отборе лиц для лабораторного

обследования являлось наличие у больного пятнисто- папулезной сыпи и

температуры. Согласно методике ЕРБ ВОЗ выбранные территории с учетом

24

численности населения были разбиты на четыре группы, каждая из которых состояла в среднем из 4 млн. человек.

Минимальное количество обследуемых в каждой области определялось согласно выборке, предложенной ЕРБ ВОЗ - 1,3,5,7 обследований на 100 ООО населения.

Кровь у больного следовало брать в период с 4 по 28 день от начала высыпания. В замороженном виде они доставлялись в лаборатории регионального центра.

Исследование сывороток осуществлялось в вирусологических лабораториях регионального центра методом ИФА с использованием тест-систем «Dade Behring» IgM.

Условно проведение «пилотного» проекта можно разделить на три этапа: 1-2004 - 2005 гг.; 2- 2005 - 2006 гг.; 3- 2006 - 2007 гг..

На первом этапе 2004-2005 гг. было лабораторно обследовано 521 (по плану 682) человек с экзантемными заболеваниями (температура 38 и выше и пятнисто-папулезная сыпь) и выявлено 5 случаев кори (1-Вологодская обл.,2- г. Санкт-Петербург, 2-Мурманская обл.), 2 случая квалифицировались как завозные из Азербайджана и Турции. Во всех случаях отсутствовали клинические признаки коревой инфекции, но при лабораторном обследовании были выявлены антитела класса М к вирусу кори. Первичными диагнозами были: «краснуха», «сыпь неясного генеза», «аллергическая сыпь», «иерсениоз». Среди лиц с установленным диагнозом «корь», выявленных при обследовании «экзантемных» больных, дети до 14 лет составляли 60% (3 случая). Все они не имели сведений о прививках против кори. Взрослые составляли 40% (2 случая). В одном случае отсутствовала информация о вакцинации и во втором случае имелась двукратная вакцинация против кори [30].

Всего на обсуждаемых территориях за первый год проведения 1111 было

зарегистрировано: г. Санкт - Петербург - случаев кори (11 при рутинном

надзоре + 2 при «активном»), Вологодская обл. - 2 случая (1- по рутине, 1

25

при обследовании « экзантемных» больных), Мурманская обл.- 2 случая (выявлены при обследовании «экзантемных» больных).

В 2005-2006 гг. в рамках проводимого «пилотного» проекта на 11 территориях было обследовано 1265 больных с различными экзантемными заболеваниями на наличие в сыворотке крови специфических Ig М -противокоревых антител. Выявлено 13 случая кори, которая маскировались под диагнозами краснухи, аллергической сыпи, сыпи неясной этиологии, скарлатины, геморрагического васкулита, токсикодермии. Среди заболевших больше половины - 54% (7 случаев) составляли взрослые, дети составляли 46% (6 случаев), из них один ребенок до года(16,7%). Оценивая прививочный анамнез заболевших детей, следует отметить, что практически все дети были привиты согласно возрасту и лишь один ребенок не имел сведений о вакцинации, поскольку не имел постоянного места жительства (БОМЖ). Среди взрослых заболевших двое были однократно привиты, один двукратно и четверо не имели сведений о прививках против кори.

Полученные данные подтвердили целесообразности проведения в условиях спорадической заболеваемости активного эпиднадзора за корью. На третьем этапе 1111. продолжился поиск случаев корью среди больных с пятнисто- папулезной сыпью и лихорадкой. При этом, в 2006 году поиск больных корью осуществлялся согласно выборке из расчета 2 на 100 тыс. нас., выявлено 45 больных корью.

Всего за три года «пилотного» проекта было обследовано 1875 пациентов и выявлено 49 больных корью, что составило 2,6% от общего числа обследованных. При этом 5 случаев относились к завозным. Наибольшее число больных корью приходилось на лиц старше 20 лет, как правило, не имеющих сведений о прививках. Средний возраст заболевших -27 лет. В ходе реализации «пилотного» проекта было определено оптимальное число больных с экзантемой и лихорадкой, подлежащих ежегодному лабораторному обследованию. В целом по стране это составило

2840 обследований из расчета 2 на 100 тыс. населения, что позволит выявить максимальное число больных корью [9,10,11,23,30,32,55,110].

В дальнейшем, метод активного поиска больных корью среди пациентов с «экзантемными» заболеваниями был внедрен на всей территории Российской Федерации, как дополнение к действующей системе рутинного эпидемиологического надзора за корью.

По мере внедрения в практику здравоохранения новой формы ЭН за корью возникает необходимость в оценке эффективности существующей системы ЭН, от которой требуется выявить, исследовать и обеспечить лабораторное подтверждение всех случаев кори и подозрительных на них [189].

Обзор данных литературы свидетельствует о важности всех компонентов эпидемиологического надзора, значимость которых меняется в зависимости от поставленных задач и проявлений эпидемического процесса.

Из публикаций последних лет наиболее полно вопросы, касающиеся активного надзора за корью, отработки количественного критерия лабораторного обследования пациентов с лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью и внедрения этого метода в практику были отражены в диссертационной работе Е.Б.Ежловой [30]. Однако на начало данной работы, в литературе мы не встретили материала, освещающего стратегию и тактику осуществления надзора за инфекцией в условиях устойчивой спорадической заболеваемости и оценки результативности активного надзора. Все это потребовало отработки методологии отбора контингентов для обследования в рамках активного надзора за корью и условий его проведения, что и послужило основанием проведения наших исследований.

Собственные исследования Глава 2. Материалы и методы

Исследования проведены на базе лаборатории профилактики коклюша и кори эпидемиологического отдела ФБУН МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского Роспотребнадзора в соответствии с научной тематикой института.

Работа проводилась на территории РФ в рамках «Программы ликвидации кори в РФ к 2010 году». Проведение активного надзора осуществлялось в 83 субъектах федерации с населением 141 914 509 человек, в т.ч. 21401000 детей до 14 лет.

Анализ и сопоставление основных аспектов эпидемиологического надзора в Российской Федерации осуществлялось в периоды реализации программы элиминации кори: 2003-2006гг. и 2007-2012 гг. В работе использовался комплекс методов исследования: эпидемиологические, статистические и серологические.

Методом ретроспективного эпидемиологического анализа изучены: статистические данные по заболеваемости корью в РФ за 2003-2006, 20072012 гг.

Таблица 1. Характеристика и количество исследованных учетных форм

Анализируемая форма учета (отчетности) Маркировка учетной формы количество

Форма федерального государственного статистического наблюдения «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» (ежемесячная и годовая) за 2003-2012 гг. № 1 130

Форма федерального государственного статистического наблюдения

«Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» (годовые) за 2003-2012 гг. №2 10

Форма федерального государственного статистического наблюдения «Сведения о профилактических прививках» (ежемесячные и годовые) за 2003-2012 гг. №5 130

Форма федерального государственного статистического наблюдения « Сведения о контингентах детей, подростков и взрослых, привитых против инфекционных заболеваний» (годовая) за 2003-2012 гг. №6 10

Карты эпидемиологического расследования случая кори за 2003-2012 гг. Приказ Минздрава РФ от 21.03.2003 № 117; Приложение № 2 к СП 3.1.2952-11 10549

Отчеты о мероприятиях в очагах кори за 2003-2012 гг. Приказ Минздрава РФ от 21.03.2003 № 117; Приложение № 2 к СП 3.1.2952-11 10495

Ежемесячные отчеты Региональных центров по надзору за корью и краснухой о заболеваемости корью за 2003-2012 гг. Приказ Минздрава РФ от 21.03.2003 № 117; Приложение № 4,5 к рекомендациям по 1200

выявлению,

диагностике, лабораторному обследованию и регистрации больных корью и подозрительных на это заболевание

Ежемесячные поименные отчеты лабораторий РЦ по обследованию «экзантемных» больных за 2007-2012 720

гг.

Протоколы дифференциально-диагностических комиссий по кори за 2007-2012 гг. 35

ВСЕГО 23279

В рамках реализации программы ликвидации кори в Российской Федерации лабораторное подтверждение диагноза кори проводили только в вирусологических лабораториях 10-ти региональных центров по надзору за корью и краснухой аккредитованых ВОЗ, по выявлению ^М- и специфических антител. За период с 2003 по 2012 гг. было исследовано 17 247 сывороток крови от больных с подозрением на корь.

Молекулярно-генетические исследования по определению генотипов диких штаммов вируса кори выполнялась на базе Национального ННМЦ по надзору за корью и краснухой (ФБУН МНИИЭМ им.Г.Н.Габричевского). Определение генотипов вируса кори, осуществлялось в соответствии с рекомендациями ВОЗ, при этом был проанализирован СООН - концевой участок Ы-гена (450 нуклеотидов). Все вирусные изоляты вызывали

выраженный цитопатический эффект в культуре клеток Уего/81аш. Олигонуклеотиды, полученные в ходе ПЦР были использованы для секвенирования. Сравнение последовательностей СООН-конца Ы-гена исследуемых образцов осуществлялось с аналогичными последовательностями референс-штаммов.

На базе лаборатории профилактики коклюша и кори МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского проведено выборочное серологическое обследование разных возрастных групп населения с целью изучения состояния противокоревого иммунитета методом ИФА по общепринятой методике исследовано 5980 сывороток, из них 4780 детей, привитых ЖКВ, 1200 взрослых, из которых 315- привиты ЖКВ, 885- не привиты или не имели сведений о прививках. Проанализированы результаты серомониторйнга состояния специфического иммунитета к вирусу кори по результатам исследований, проведенные на базе вирусологических лабораторий ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» Роспотребнадзора в субъектах Российской Федерации в 2003-2012гг.

В рамках проведения активного надзора за корью ежегодно на всей

территории РФ в лабораториях десяти Региональных центров (РЦ),

организованных на базе Центров Госсанэпиднадзора (ЦГСЭН), в

последующем ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» Роспотребнадзора и

Института эпидемиологии и микробиологии им Пастера г. Санкт -

Петербург, обследуется 2800-2900 человек с пятнисто- папулезной сыпью и

лихорадкой. Каждая территория имеет свой план по количеству

обследованных в зависимости от численности населения. Лабораторное

исследование сывороток крови от больных «экзантемными» заболеваниями

на наличие противокоревых ^ М проводилось с помощью ИФА с

использованием единой тест- системы Вектокорь 1§М (« Вектор- Бест»,

Новосибирск) на базе вирусологических лабораторий Региональных центров

(Московского, Санкт- Петербургского, Нижегородского, Пермского,

Р.Башкортостан, Ростовского, Новосибирского. Красноярского, Приморского

31

и Амурского), также в референс- лаборатории Национально научно-методического центра по надзору за корью и краснухой (МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского Роспотребнадзора). Всего серологически обследовано 18046 человек, из них 9593 детей до 14 лет и 8453 взрослых.

Заболеваемость корью исчислялась на 100 тысяч населения территории; заболеваемость в разных возрастных группах - на 100 тыс. нас. соответствующего возраста; заболеваемость привитых и не привитых - на 100 тыс. населения в соответствии с прививочным статусом. Показатель очаговости рассчитывался как соотношение количества очагов с одним случаем к общему количеству очагов. Импортированным считался случай кори, возникший в результате контакта с источником инфекции на территории другой страны, где регистрируется данное заболевание (классификация проводилась на основании данных эпидемиологического расследования).

Уровень заболеваемости корью оценивался как спорадический в период 2003-2012гг.- при значениях менее 1 на 100 тыс. населения.

Многолетняя динамика инфекционной заболеваемости была проанализирована с помощью стандартных методик [131].

Количественные изменения заболеваемости корью, наступающие с течением времени, исчислялись при помощи показателя среднего темпа прироста (Т) по формуле [83]:

Т=(Ь/1ср.) 100%, Ь=Пх1факт)/£х где: I - показатель заболеваемости на 100 тыс.населения Ь - начальная скорость ряда х - условный отрезок времени При определении силы связи между заболеваемостью и долей серонегативных к вирусу кори пользовались методом корреляционного анализа.

Коэффициент корреляции рангов Пирсона (гху) рассчитан по формуле

rxy=£dxdy/VXdx2Xdy2 , где dx - показатель заболеваемости корью в конкретной возрастной группе dy - доля серонегативных к вирусу кори в конкретной возрастной группе

Достоверность коэффициента корреляции (t) оценивалась по формуле

t=rxy/m, где, m=l- rxy 2/Vn , где

т-средняя ошибка п - число случаев г - коэффициент корреляции Результат считался значимым, если коэффициент t превышал величину средней ошибки не менее чем в 3 раза. [83]

Стандартная ошибка (т) рассчитывалась по формуле m= ± VqP/N , где q — разность между размерностью показателя и его величиной, Р - экстенсивный показатель N - суммарное число больных(пациентов с ЭЗ)

Доверительный коэффициент Стьюдента (t) рассчитан по формуле

t = P1_P2/mD , где Pi и Р2 - выборочные показатели

ш D = ±V m i2 + m 2

2 2

m i и m 2 - средние ошибки сравниваемых показателей [17,83].

Для обработки данных исследования, статистический и графический анализ материалов (расчет показателей с определением средней арифметической, стандартной ошибки и среднего стандартного отклонения, t-критерия Стьюдента, коэффициента корреляции и др.) осуществлялось на персональном компьютере класса IBM НС с использованием лицензионных программ программных продуктов Microsoft Word, Microsoft Excel в операционной системе Windows 7 .

Похожие диссертационные работы по специальности «Эпидемиология», 14.02.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Эпидемиология», Тураева, Наталья Викторовна

Выводы

1. Обоснована необходимость дополнения информационной подсистемы эпидемиологического надзора активным поиском случаев кори среди больных с «экзантемными» заболеваниями, что способствует определению истинной заболеваемости корью в условиях ее элиминации.

2. Сочетанное использование рутинного и активного надзора в масштабах всей страны повысило эффективность эпидемиологического надзора за корью при выявлении случаев заболевания (прирост заболеваемости составил 15%, на 70% территорий подтверждено отсутствие случаев кори), их расследования и лабораторного подтверждения диагноза.

3. Наблюдение в 345 очагах за 4551 контактным показало, что больные корью, выявленные при активном надзоре, не участвуют во вторичном распространении инфекции.

4. Показана необходимость обследования пациентов с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой выше 38°С преимущественно среди взрослых, с обязательным двукратным обследованием и определением противокоревых антител классов М и в методом ИФА.

5. Активный надзор необходимо осуществлять равномерно в течение года, исключив из обследования лиц, привитых ЖКВ в течение последних 6 месяцев.

6. Установлено, что в условиях устойчивой спорадической заболеваемости корью, оптимальным количественным критерием обследования пациентов с лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью, является лабораторное обследование 1 пациента на 100 ООО населения (вместо используемых 2 на 100 000).

Заключение

С внедрением в практику здравоохранения живой вакцины против кори началась новая эра в борьбе с этой инфекцией. Благодаря многолетней специфической профилактике к 2002 году увеличился охват вакцинацией и ревакцинацией детей декретированных возрастов до 95% и 93% соответственно, интенсивный показатель заболеваемости составил 0,39 на 100 тыс. населения, ликвидирована смертность от этой инфекции (последний летальный случай зарегистрирован в 1995 году). С 1995 года впервые появились территории, где случаи кори не регистрировались (территории с «нулевой заболеваемостью»), снизилась почти в 2 раза доля заболевших корью детей в структуре общей заболеваемости, не регистрировались крупные вспышки кори в организованных коллективах. Данные нашего анализа проявлений эпидемического процесса кори на территории Российской Федерации подтвердили результаты полученные другими исследователями [7, 18, 21, 31,41,49,55,69, 70,78, 80, 87, 90, 106].

Реализация в 2003 году программы ликвидации кори в Российской

Федерации поставила перед службой здравоохранения новые задачи, что потребовало, внесения дополнений в действующую систему эпиднадзора.

Прежде всего, необходимо было организовать индивидуальный учет в масштабе страны с проведением тщательного эпидемиологического расследования каждого случая подозрительного на корь и его лабораторной верификацией. Для этого были организованы на базе ЦГСЭН, а в последующем на базе ФБУЗ «Центров гигиены и эпидемиологии» в 9 субъектах РФ и Санкт- Петербургском НИИ Эпидемиологии и микробиологии имени Пастера региональные центры по надзору за корью с

93 прикрепленными территориями, создана лабораторная сеть, разработаны и внедрены алгоритмы эпидемиологического расследования случая кори и взятие клинических образцов для серологического и молекулярно-генетического исследования; предложен пакет отчетных документов, обязательных для заполнения, внедрено, предложенное ВОЗ стандартное определение случая кори.

Индивидуальный учет случаев кори позволил выявить особенности распределения заболеваемости корью по территориям, возрастам, прививочному анамнезу и всесторонне оценить проявления эпидемического процесса кори. Определение возрастающего участия в эпидемическом процессе кори взрослых 18-35 лет обусловило предложение о вакцинации лиц в возрасте 18- 35 лет, не привитых живой коревой вакциной или с неизвестным прививочным анамнезом (в 2007 году эта возрастная группа была включена в Национальный календарь профилактических прививок). За 2004-2012гг. было привито более 9 млн. взрослых до 35 лет. Охват иммунизацией против кори лиц 18-35 лет с 2010 года превысил 95%.

Для контроля состояния коллективного иммунитета в данной возрастной группе в форму №6 федерального государственного статистического наблюдения « Сведения о контингентах детей, подростков и взрослых, привитых против инфекционных заболеваний» (годовая) введена графа «18-35 лет». Однако регистрация локальных вспышек кори в 2010-2011гг, с сохранением ведущей роли взрослых лиц, нередко привитых однократно, явилось основанием для внесения изменений в Национальный календарь прививок в 2011 году: практике здравоохранения рекомендовано иммунизировать двукратно не привитых лиц до 35 лет, а лиц, имеющих документальное подтверждение о вакцинации - ревакцинировать. В итоге каждый человек в возрасте до 35 лет должен иметь две документально подтвержденных прививки против кори.

Учет случаев кори в ведомственных учреждениях с 2004 года свидетельствовал о том, что контингент этих учреждений относится к группе

94 риска и требует усиления профилактической и противоэпидемической работы.

Анализ данных «Карт эпидрасследования случаев кори.», в сопоставлении с отчетами о мероприятиях в очагах расширил наши представления о формировании очагов за счет местных и импортированных случаев кори, цепочек передачи вируса кори, о степени участия привитых и не привитых контингентов, различных профессиональных и труднодоступных групп населения в формировании вторичного распространения инфекции. Особый интерес представлял анализ очагов с распространением инфекции по местам их формирования, что давало дополнительную информацию о состоянии популяционного иммунитета. Анализ цепочек передачи коревой инфекции среди различных групп населения, позволил выявить профессиональные и труднодоступные для профилактической работы контингенты, что позволило определить направление эпидемиологически обоснованных мероприятий.

Особенностью эпидемиологического надзора периода элиминации кори явилась необходимость подтверждения истинного спорадического уровня заболеваемости на территориях страны. Апробации метода активного поиска возможных пропущенных случаев кори среди больных с лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью была проведена на 11 территориях Московского и Санкт-Петербургского региональных центров в 2004-2007гг. в рамках пилотного» проекта, что определило количество обследованных лиц из расчета 2 пациента на 100 тысяч населения, но не были определены все условия проведения мероприятий по активному поиску возможных пропущенных случаев кори, позволяющих получить объективные данные о заболеваемости корью в различных регионах. Внедрение с 2007 года данного метода явилось важным дополнением рутинного надзора. В процессе повсеместного использования метода активного поиска больных корью определились научно- обоснованные условия отбора пациентов с экзантемными» заболеваниями. Была показана необходимость

95 равномерного обследования в течение года, соответствие возрастной категории обследованных их значимости в поддержании эпидемического процесса кори, обязательного двукратного лабораторного исследование сывороток крови в динамике на определение ^в-антител, что явилось важным дополнением обследования пациентов и исключало вопросы получения ложноположительных результатов. Кроме того, было предложено исключить из обследования лиц, привитых ЖКВ в последние 6 месяцев, а также не проводить активный надзор на территориях с уровнем заболеваемости, превышающим спорадический.

Каждый год в ходе проведения такого поиска больных корью среди пациентов с лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью к случаям кори, выявленным при рутинном надзоре, добавлялось некоторое число больных корью, ранее не учитываемых, что, безусловно, приближало к регистрации истинного числа случаев кори в стране. Использование метода активного поиска больных корью позволило получить обоснованное доказательство отсутствия местных случаев кори на большинстве территорий Российской Федерации. Данное дополнение к рутинному надзору требовало от врачей предельного внимания ко всем больным с пятнисто-папулезной сыпью и лихорадкой и давало возможность подтвердить/ снять диагноз кори, что имеет немаловажное значение в условиях ликвидации эндемичной кори. Вместе с тем, данное мероприятие, подтвердив сохранение спорадического уровня заболеваемости корью в стране, дополнило абсолютное число случаев кори, выявленных при рутинном надзоре.

Таким образом, активный надзор за корью повысил чувствительность эпидемиологического надзора, что немаловажно в условиях элиминации кори, однако как показано в проведенных исследованиях, для повышения его результативности необходимо четко соблюдать правила его проведения. Тем более, что результаты активного поиска больных корью послужат одним из показателей эффективности эпидемиологического надзора за инфекцией, что учитывается при проведении сертификации ликвидации кори на территориях, свободных от этой инфекции.

Внедрение в практику здравоохранения в 2012 г. интегрированного эпидемиологического надзора за корью и краснухой явилось одной из причин пересмотра критерия выборки при активном поиске больных корью в сторону его уменьшения до 1 на 100 тыс. нас., поскольку обследования больных с первичным диагнозом «краснуха», доля которых на протяжении всего периода (2007-2011 гг.) была высока, в рамках АН стало не возможным.

Анализ и сопоставление результатов активного и рутинного надзоров на территориях (I группа), выполняющих план обследования пациентов с «экзантемными» заболеваниями (2 на 100 тысяч) и территориях (II группа) выполняющих план на 50% (т.е. 1 на 100 тысяч) показали, что заболеваемость корью при проведении активного надзора в первой группе территорий составила 0,09 на 100 тысяч населения, при рутинном надзоре -35,2, во второй группе территорий - 0,06 и 1,0 на 100 тысяч населения соответственно. При этом долевое соотношение заболеваемости корью выявленных при активном и рутинном надзорах, в первой группе территорий, составило 2,5 : 97,5%, а во второй соответственно - 6,0: 94,0%. Разница показателей была достоверна как при выборке обследования 2 на сто тысяч (1=9,6) так и при выборке из расчета 1 пациент на 100 тысяч (1=6,4), что свидетельствует о возможности получения объективных данных при меньшей выборке.

Отсутствие вторичного распространения инфекции от случаев кори, выявленных как при рутинном надзоре, так и при активном надзоре давало возможность провести подобную оценку и сопоставление уровня заболеваемости при рутинном и активном надзоре на вышеуказанных группах территориях.

Исследования показали, что достаточно обследовать больных с ЭЗ из расчета 1 на 100 тысяч населения, чтобы получить достоверную информацию

97 об отсутствии пропущенных случаев кори и рационально использовать ресурсы лабораторной сети. Подтверждением служат результаты, полученные в контролируемом эпидемиологическом опыте при проведении «пилотного» проекта, которые свидетельствовали о достоверности полученных результатов ( 1>2) во всех четырех группах обследования, в том числе с выборкой 1 на сто тысяч населения .

Таким образом, изучение изменений эпидемиологического надзора за корью на разных этапах вакцинопрофилактики, позволило выявить некоторые особенности его функционирования в условиях спорадической заболеваемости, основной из которых является одновременное проведение рутинного надзора, основанного на индивидуальном учете, эпидемиологическом расследовании случая заболевания, лабораторном подтверждении каждого случая кори и активном надзоре, основанном на обследовании пациентов с лихорадкой и пятнисто-папулезной сыпью из расчета 2 на сто тысяч населения. Если задачей рутинного надзора является выявление и лабораторное подтверждение случаев заболевания корью, то задача активного надзора - поиск возможно пропущенных случаев кори среди больных с экзантемой и лихорадкой. Активный надзор не только подтверждает спорадический уровень заболеваемости или её отсутствие, но и обусловливает прирост заболеваемости и приближает к регистрации истинного числа случаев кори в стране, повышая чувствительность эпидемиологического надзора за этой инфекцией.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Тураева, Наталья Викторовна, 2013 год

Список литературы

1. Анджапаридзе О.Г. Эпидемиология и профилактика детских вирусных инфекций . Научный обзор. М-1986г. 130с.

2. Анчишкин А.И. К вопросу об эпидемиологическом надзоре. //Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии.-1989.№3 - с.57-58

3. Аналитический обзор «Совершенствование эпидемиологического надзора за корью в Северо-Западном федеральном округе России на этапе ликвидации инфекции». - СПб. - 2008. - 52 с.

4. Баранов A.A. Детские инфекции как причина младенческой и детской смертности.// Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. -1991 -№6.-С.5-10.

5. Бектимиров Т.А. Стратегия ВОЗ по глобальной ликвидации кори.// Информ.бюлл. Вакцинация. Новости вакцинопрофилактики. - 2002. - №5 (23).

6. Бектимиров Т.А. Успехи вакцинопрофилактики, кори, краснухи и эпидемического паротита за рубежом // Вакцинация. - 2006. - №4 (46), -С. 4- 5.

7. Беляев E.H., Подунова Л.Г., Тясто A.C. и др. Охват детей, подростков и взрослых Российской Федерации профилактическими прививками в 1991-1995гт.// Информационный бюллетень «Здоровье населения и среда обитания». 1996. - № 6. - С.54.

8. Беляков В.Д., Яфаев Р.Х. Эпидемиология. М.- 1989. - С. 200-205.

9. Бичурина М.А., Каплун И.Я., Железнова Н.В. и др. Реализация пилотного проекта по совершенствованию эпидемиологическою контроля за корью на территориях Санкт-Петербургского регионального центра. //Сб. научных трудов «Теорегичеекие и практические аспекты элиминации кори». - М.- 2005. - С. 21-23.

10. Бичурина М.А., Каплун И.Я., Железнова Н.В., Василенко А.Ж. Итоги

пилотного проекта по совершенствованию эпидемиологического

надзора за корью на территориях со спорадическим уровнем

заболеваемости // Вестник Российской BMA. - 2008, №2 (II). - С. 387388.

П.Бичурина М.А., Лялина Л.В., Каплун И.Я., Василенко А.Ж. Истинная заболеваемость корью на Северо-Западе России с учетом результатов лабораторного обследования больных с экзантемными заболеваниями.// Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб., 2008. - С. 6.

12. Богомолова H.H., Чаплыгина Н.М., Аталуаханов А.И. и др. Выявление генома вируса кори в лимфоцитах периферической крови больных хроническим и острым гломерулонефритом// Молекулярная генетика, микробиология и вирусология. - 1990. - №10. - С.26-27.

13.Болотовский В.М., Геликман Б.Г., Титова Н.С. Иммунологическая эффективность повторной прививки против кори детей, оставшихся серонегативными после вакцинации// Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. - 1984. - №7. -С. 100-106.

14.Болотовский В.М.Крюков В.Ю. Титова Н.С. Басова H.H. Эпидемиологический надзор за дифтерией и корью//Журн.эпидемиологии,микробиологии и иммунобиологии №9 1986 г с.38-41

15.Болотовский В.М., Михеева И.В, Геликман Б.Г. Длительность и напряженность иммунитета к кори после повторной прививки против этой инфекции// Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. - 1990. - №4. - С.45-49.

16.Болотовский В.М., Михеева И.В., Лыткина И.Н., Шаханина И.Л. Корь, краснуха, эпидемический паротит: единая система управления эпидемическими процессами // М.- 2004.-222 с.

17. Боярский А.Я. Статистические методы в экспериментальных медицинских исследованиях//М.:Медгиз. - 1955. - 262 с.

18.Брико Н.И., Лыткина И.Н., Чистякова Г.Г. и др. Тенденции развития

эпидемического процесса краснухи, кори и паротита в Москве. //Лечащий

101

врач. - 2000. - №10. - С.3-9.

19.Брико Н.И. Критерии оценки эффективности вакцинации /Вакцинация. Информационный бюллетень. - 2000. - №6. - С. 3-5.

20.Гастон Де Серрес, Нигель Дж. Кэй, Пэдди Фэррингтон Эпидемиология инфекционных заболеваний после их элиминации//Американский журнал эпидемиологии №11,1 июня 2000г.

21.Герасимова А.Г. Игнатьева Г.В. Леви С.И. и др Анализ причин активизации эпидемического процесса кори в условиях многолетней специфической профилактики//Сборник научных трудов МНИИЭМ им Г.Н.Габричевского 1990г с. 103-110

22.Герасимова А.Г., Тихонова Н.Т., Садыкова Д.К. и др. Роль эпидемиологического надзора за корью в период ее ликвидации. // Материалы Третьей международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб., -2003. - С. 3.

23. Герасимова А.Г., Цвиркун О.В., Тихонова Н.Т., Чава О.О. Эпидемиологический надзор за корью в период элиминации.// «Эпидемиология и Вакцинопрофилактика»,- 2008.- №4(41).- с.8-12.

24.Громашевский Л.В., Общая эпидемиология.- М.-1941. - 141с

25.. Гланц, С. Медико-биологическая статистика / С. Гланц. М.: Практика, 1999,-459 с.

26. Дешевой С.Э., Рыкушин Ю.П. Овсянникова И.В. и др. Эпидемиологическая эффективность массовой ревакцинации против кори.// Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. - 1988. - №8. - С.69-72.

2 7. Дешевой С.Э. Эпидемиологическая оценка широкого применения повторных прививок против кори. Автореф.канд.дисс. -М. - 1989. - 20 с.

28.Дубовицкая Е.Л., Игнатьева Г.В., Герасимова А.Г. и др. Серологический мониторинг - основа эпидемиологического надзора за корью //Сборник научных трудов МНИИЭМ имГ.Н.Габричевского Москва 1990г с 111-116

29.Еженедельный эпидемиологический вестник №3, 17 февраля 2004г, 56с.

30.Ежлова Е.Б. Научно-методическое обоснование системы мероприятий по элиминации кори в Российской Федерации. Автореф. канд. дис.-2012-М-25 с.

31.Ефимов М.В. Научно-организационные основы мониторинга инфекционной заболеваемости (в условиях Москвы). Автореф.канд.мед.наук. - М.-2002.- 25с.

32.Жебрун А.Б., Бичурина М.А., Лялина Л.В. и др. Инфекционная заболеваемость в Северо-Западном федеральном округе России. Совершенствование технологий эпидемиологического надзора и профилактики. Аналитический обзор - СПб.-2007. -С. 17-25.

33.Зверев В.В., Юминова Н.В. Эффективность вакцинации против кори и эпидемического паротита/ТВакцинация. Информационный бюллетень. -2000,- №6. -С. 10-11

34.Зверев В.В., Юминова Н.В. Иммунная защита против кори.// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2002. - №6. - С. 28-31.

35.Зверев В.В., Маркушин С.Г., Юминова Н.В. Корь. Молекулярная генетика возбудителя, эпидемиология, специфическая профилактика — СПб, -2004. - 112с.

Зб.Зуева Л.П., Яфаев Р.Х. Эпидемиология. - СПб. - 2005. - С.342-348.

37.Ибрагимова Е.М., Юминова Н.В., Костинов М.П. и др. Некоторые аспекты и. Канторович, P.A. Эпидемиологические и иммунологические исследования краснухи на севере СССР / P.A. Канторович // Вопр. вирусол. 1980. - № 2. - С.191-195. *

38. Игнатьева Г.В., Герасимова А.Г., Кузнецова Л.С. и др. Оценка эффективности комплекса мероприятий по снижению заболеваемости корью в Московской области в соответствии с данными эпидемиологического надзора. Сборник научных трудов МНИИЭМ им Г.Н.Габричевского -М - 1987,- С.32-37.

39. Канторович P.A., Володина Н.И., Телешевская Э.А. Врожденная краснуха в СССР / // Материалы бюллетеня ВОЗ. 1979. — Т.57. - С. 445 -452.

40.Коваль ТА., Груничева Т.П., Сбоева С.А. и др. Первые итоги реализации Программы элиминации кори на территории Калининградской области//Материалы международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб., 2003.

41. Козловский Л.И., Михеев В.Н., Иванов J1.K. Эпидемическая ситуация по кори на территории, курируемой центром Госсанэпиднадзора в Новосибирской области // Эпидемиол. Вакцинопроф. - 2003. - № 1 (03). -С. 11-13.

42.Коза Н.М., Фельдблюм И.В., Сергевнин В. И. Эпидемиологический надзор за инфекциями с разными механизмами передачи: методические рекомендации - Пермь- 1994. - 53 с.

43.Коза, Н.М. Концептуальная модель системы эпидемиологического надзора и ее реализации в контроле за инфекциями / Н.М. Коза // Актовая речь на заседании ученого совета, посвященного Дню Академии.- Пермь-2000. — 26 с.

44.Колышкин В.М. Разработка и внедрение технологии промышленного производства и системы управления качеством ассоциированной паротитно-коревой вакцины. Автореф.докт.дисс. -М.-2010. - 39 с.

45.Костинов М.П., Гурвич Э.Б. Вакцины нового поколения в профилактике инфекционных заболеваний.- М. - 2002.-152 с.

46. Корь. Иммунологические основы иммунизации: пер. с англ. -Всемирная организация здравоохранения, Женева, 1993. - Выпуск №7. -40 с.

47.Лыткина, И.Н. Вакцинопрофилактика инфекционных болезней в Москве: проблемы и эффективность // Управление здравоохранения. -2004,- № 11-12.-С. 35-48.

48.Лыткина И.Н., Филатов H.H., Миронова В.Ф., Герасимова А.Г. Состояние противокоревого иммунитета у детей и подростков в условиях разной экологической ситуации. //Сборник научн. статей МНИИЭМ им.Г.Н.Габричевского, часть 1 «Проблемы инфекционных болезней», М., 2000. - С.89-93.

49.Лыткина H.H., Филатов H.H., Миронова В.Ф., Солодовников Ю.П. Корь: перспективы вакцинопрофилактики и снижения заболеваемости в Москве.// Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. -2001. -№1.-С.25-28.

50.Лыткина И.Н., Филатов H.H., Матыскина Л.В. Перспективы ликвидации кори, краснухи и паротита в Москве // Вакцинация. - 2006. -№4(46). С. 10-11.

51.Лыткина И.Н. Применение живых ассоциированных вакцин для профилактики кори, эпидемического паротита и краснухи Автореф.канд.дисс.- М-2001. - 23 с.

52.Лыткина И.Н. Создание унифицированной системы управления эпидемическим процессом кори краснухи и эпидемического паротита. Автореф.докт.дисс. М. - 2011. - 45 с.

53.Лавров В.Ф., Русакова Е.В., Шапошников A.A., Иваненко A.B., Кузин С.Н. Основы иммунологии, эпидемиологии и профилактики инфекционных болезней. Учебное пособие для врачей. -М. — 2007. — 311с.

54.Лазикова Г.Ф. Эпидситуация по кори в Российской Федерации// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2003. - № 1 (03). - С. 5-7.

55.Лялина Л.В., Третьякова В.И., Соболевская М.А. и др. Контроль и перспективы элиминации инфекций, управляемых средствами вакцинопрофилактики на Северо-Западе России // Материалы Второй международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». -СПб.- 1998. - С. 1.

56. Лялина Л.В., Лаврентьева И.Н., Третьякова В.И. и др. Оценка

105

эффективности вакцинопрофилактики кори в Российской Федерации // Материалы Всероссийской научной конференции «Актуальные вопросы разработки, производства и применения иммунобиологических и фармацевтических препаратов», посвященной 95-летию Уфимского НИИВС им. И.И. Мечникова Государственного унитарного предприятия «Иммунопрспарат». - Уфа- 2000. С. 34-42.

57.Лянко J1.M. Клинико-иммунологическая характеристика АКДС и коревого вакцинального процесса у детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей Автореф канд.дисс. -СПб. -2006. 20с.

58.Маркушин С., Рота П., Тихонова Н., Мамаева Т., Беллини В. -Сравнительное исследование нуклеотидной последовательности р/с гена дикого штамма ИЛ и вакцинного штамма JI - 16 вируса кори. // «Вопросы вирусологии»- 1995.-№4. - С. 151-155.

59.Меркушев Н.В., Мадоян А.Г., Яковлева B.C. Основные предпосылки реализации Программы ликвидации кори в Псковской области // Материалы Третьей международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.- 2003. - С. 9.

60.Михеева И.В. Корригирующая вакцинация как путь повышения эффективности вакцинопрофилактики кори. Автореф.канд.дисс. - М. - 1986. -18с.

61.Михеева И.В., Лыткина И.Н. Единые принципы управления эпидемическим процессом кори, эпидемического паротита и краснухи.//Материалы Третьей международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.-2003.- С. 32.

62. Манвелова М.А.,Плясунова Н.Г.,Трескунова Н.С.и др. Теоретические и практические аспекты эпидемиологического надзора//Сборник научных трудов МНИИЭМ имГ.Н.Габричевского 1990г.с. 33-40

63. Михеева И В. Труды Б.Л.Черкасского- методологическая основа системы управления эпидемическим процессом// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» 2007г.- № 3(34) - с. 45-46.

64.Мордвинова Н.Б. Маркина С.С. Игнатьева Г.В. Эпидемиологический надзор- основа профилактики капельных и кишечных инфеций//Сборник научных трудов МНИИЭМ имГ.Н.Габричевского -М,- 1990гс 5-22

65.Москалева Т.Н., Петрова М.С. Клиническая характеристика и дифференциальная диагностика кори // «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» 2003. - № 1 (03). - с. 19-22.

66.Носивец Г.В. Оценка эффективности и совершенствования системы эпидемиологического надзора за корью в условиях низкого уровня заболеваемости. Автореф канд дис .-М- 1999г.- 22 с.

67.Носов С.Д. Инфекционные болезни у детей в прошлом и настоящем//Ленинград"Медицина" Ленинградское отделение 1980г

68. Онищенко Г.Г. Иммунопрофилактика как инструмент сохранения здоровья населения и увеличения продолжительности жизни// «Эпидемиология и инфекционные болезни», 2004.- №6, с.6-11.

69. Онищенко Г.Г. Эпидемиологическая обстановка и основные направления борьбы с инфекционными болезнями в Российской Федерации на период 1991-1996гг// Эпидемиология и инфекционные болезни. - 1997. - №3. - с.4-13.

70. Онищенко Г.Г. Эпидемиологическая обстановка и основные направления деятельности по ее стабилизации//Материалы к докладу Главного государственного санитарного врача Российской Федерации на VIII Всероссийском съезде эпидемиологов, инфекционистов и паразитологов. - М.2002. - 56с.

71. Онищенко Г.Г. Некоторые итоги профилактики инфекционных заболеваний и основные направления организационных, профилактических и противоэпидемических мероприятий в начале третьего тысячелетия// «Инфекционная иммунология» - 2008. - №2. -С.97-105

72. Онищенко Г.Г., Ежлова Е.Б. Мельникова A.A. Актуальные вопросы

107

организации вакцинопрофилактики в Российской Федерации // «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» - 2011. - №5. -С.110-114.

73.Парков О.В., Тимофеева Е.В., Окунева М.А. и др. Реализация программы ликвидации кори в Санкт-Петербурге // Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб., - 2008. - С. 24.

74.Погодина JI.B. Эпидемиологическая ситуация по коре в Нижегородском регионе// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» -2003.-№2(9).-С.7-10.

75.Покровский В.И., Ковалева Е.П., Современные представления об эпидемиологическом надзоре за инфекционными заболеваниям.// Сборник научных трудов ЦНИИЭМ МЗ СССР -М-1985- с.З

76.Покровский В.И., Брико Н.И. Эпидемиологические исследования -основа клинической эпидемиологии и доказательной медицины.// «Эпидемиология и инфекционные болезни» - 2008. - №5. -С.4-8.

77.Покровский, В.И. Инфекции наступают, но победить не должны / В.И.Покровский // «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2001. -№ 1 (01).-С. 3-5.

78.Покровский В.И., Онищенко Г.Г. Черкасский Б.Л. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке. Руководство для врачей. -М- «Медицина» -2003.277 с.

79.Попов В.Ф. Корь. - М. - Медицина. -1985.-264 с.

80.Попов В.Ф. Корь и коревая вакцина Л-16. - 2002. - 192 с.

81. Попов В.Ф. Характеристика живых коревых вакцин// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2003. - №2(9). - С.13-15.

82. Попов В.Ф., Юнасова Т.Н., Повалихина Л.В. и др. Оценка

реактогенности и антигенной активности живой коревой вакцины

«Ленинград-16.» в различных регионах // Материалы международной

конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб. - 1995. -

108

С. 23.

83. Петру хина М.И., Старостина Н.В. статистические методы в эпидемиологическом анализе. -Москва-2003-94 с.

84. Практическое руководство по планированию и проведению дополнительной иммунизации против кори и краснухи// ВОЗ. - 2004. - 140 с.

85.Расширенная программа иммунизации (РПИ) в 1990-1992 гг. Анализ ситуации, достигнутые успехи и имеющиеся проблемы. Пер. с англ. -Копенгаген: ВОЗ. - 1993. - 25 с.

86.Ратнер Г.Б. Периодичность и сезонность детских инфекций в Московской области // Детские инфекции: труды института эпидемиологи микробиологии, инфекционных болезней им. Мечникова. — М.- 1951. Выпуск 5,—1. с.279-286

87.Рожкова Е.В. Тактика борьбы с корью на современном этапе. Автореф.канд.дисс. - 2000.-М —24 с.

88. Руководство по лабораторной диагностике кори: Пер. с англ. Всемирная организация здравоохранения, Европейское региональное бюро, 1999.-46 с.

89. Руководство по организации эпидемиологического надзора за корью и врожденной краснушной инфекцией в Европейском регионе ВОЗ: Пер. с англ. ВОЗ, Европейское региональное бюро, 2003. - 80 с.

90.Русакова Е.В., Безуглова М.С., Васильева В.И. и др. Обоснование целесообразности пересмотра сроков ревакцинации детей против кори// «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» - 1992.-№8. -с.51-54.

91.Русакова Е.В. Вакцинопрофилактика управляемых инфекций и пути ее оптимизации. Автореф. докт. дисс. - М. - 1993. - 49 с.

92. Рыкушин Ю.П. Эпидемиологическая оценка защищенности от кори возрастных групп населения Российской Федерации // «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» - 1993. - № 4. - с. 5661.

93. Рыкушин Ю.П. Стратегия вакцинации и элиминации кори в развитых странах // Материалы международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб. - 1995. - С. 25.

94.Рыкушин Ю.П., Дешевой С.Э. и др. Эпидемиологический надзор за коревой инфекцией. Методические рекомендации// НИИ ЭМ им.Пастера Ленинград 1987г.

95. Садыкова Д.К. Пути повышения эффективности вакцинопрофилактики кори. Автореф.канд.дисс. - М. - 1991. - 20с.

96.Самойлович Е.О., Капустик Л.А., Фельдман Э.В. и др. Опыт применения комбинированной тривакцины против кори, паротита и краснухи в Республике Беларусь/ // «Современная вакцинология» -Пермь. - 1998.-С.82.

97.Семенов Б.Ф. Взгляд на вакцинацию в XXI веке// Вакцинация. Информационный бюллетень. - 1998. - С.5.

98. Семериков В.В., Щицина И.В., Николова И.В. Иммунологический контроль в системе эпиднадзора за краснушной инфекцией // Актуальные проблемы инфекционной патологии: труды НИИ ЭМ им. Пастера. -СПб.- 1993.-Часть 1,- С. 168.

99.Семериков В.В., КолобовА.Я., Рыкушин Ю.П. и др. Сероэпидемиологические исследования в системе эпидемиологического надзора за краснухой / // Идеи Пастера в борьбе с инфекциями: матер, между-нар. конф. СПб., 1995. - с. 26.

ЮО.Смородинцев A.A., Насибов М.Н., Яковлева Н.В. Опыт изучения живой вакцины против краснухи в ассоциации с живыми вакцинами против кори и паротита//Бюллетень ВОЗ. - 1971. - Т.42. - №2. - С.287-292.

101 .Соловьева И.Л. Особенности вакцинального процесса и способы повышения эффективности вакцинации против гепатита В, кори, эпидемического паротита у детей с измененным преморбидным фоном. Автореф дисс. д-ра мед.наук, Москва- 2006. - 23с.

102. Сообщение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека о реализации «Программы ликвидации кори в РФ к 2010 году» в 2007 году// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика»- 2008. - №4(41). - С.5-8.

103. Стратегическая программа предупреждения кори и врожденной краснушной инфекции в Европейском регионе ВОЗ/ ВОЗ. - 2003. - 49 с.

104. Таточенко В.К. Цели Всемирной организации здравоохранения по вакцинопрофилактике кори и краснухи // «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии.» 2000. -№ 3. - С. 51-54.

105. Титова Н.С. Вакцинопрофилактика и основы эпидемиологического надзора за коревой инфекцией. Автореф.докт.дисс. - М. - 1986. - 43 с.

106. Титова Н.С. Корь: История, настоящее, перспектива// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика»- 2002. - №2. - С. 9-16.

107. Тихонова Н.Т., Мамаева Т.А., Герасимова А.Г., Игнатьева Г.В. Научные аспекты снижения заболеваемости корью в современных условиях // Материалы международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.- 1995. -С. 28.

108. Тихонова Н.Т., Герасимова А.Г.,Мамаева Т.А.. Программа элиминации кори в Российской Федерации // Информационный бюллетень. Вакцинация. - 2002 - №5(23). - С.6-7

109. Тихонова Н.Т., Журавлева Ю.Н., Мамаева Т. А. и др. Генотипирование штаммов вируса кори, циркулирующих в России.// Материалы третьей международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.- 2003. - С. 13.

110. Тихонова Н.Т., Герасимова А.Г., Чава О.О. и др. Совершенствование системы эпиднадзора за корью на этапе ее элиминации.// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» -2003. -№2(9). - С. 5-7.

111. Тихонова Н.Т., Лазикова Г.Ф., Герасимова А.Г. и др.

Перспективы реализации Программы ликвидации кори в России //

111

«Эпидемиология и вакцинопрофилактика» -2005. - № 1 (20). - С. 19-22.

112. Тихонова Н.Т.. Герасимова А.Г., Цвиркун О.В. Элиминация кори в Российской Федерации // Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.-2008. - С. 28.

113. Тихонова Н.Т.,Алешкин В. А.,Герасимова А.Г.,Мамаева Т.А.,Лазикова Г.Ф. Теоретические и практические аспекты элиминации кори в России// Сборник научных трудов МНИИЭМ им.Г.Н.Габричевского-М,- 2005. с.14-19

114. Тихонова Н.Т., Лазикова Г.Ф., Герасимова А.Г., Цвиркун О.В., Чава О.О., Мамаева Т. А. Перспективы реализации Программы ликвидации кори в России// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» -2005,-№ 1(20) г

115. Фаворова Л.А., Астафьева Н.В., Корженкова М.П. и др. Дифтерия - М - 1988.- с.208

116. Филатов H.H. Пути совершенствования эпидемиологического надзора на основе разработки и внедрения социально-гигиенического мониторинга: Автореф. докт. дис.-М.- 1999, 46 с.

117. Филатов H.H., Лыткина И.Н. Чистякова Г.Г., Шаханина И.Л. Стратегия и тактика вакцинопрофилактики инфекционных болезней в Москве.// «Эпидемиология и инфекционные болезни» - 1999. - №6. -С.6-10.

118. Филатов H.H., Шаханина И.Л., Лыткина И.Н. Роль медицинской науки в противоэпидемическом обеспечении населения мегаполиса.// «Эпидемиология и инфекционные болезни» - 2005. - №6 - С.64-8.

119. Фельдблюм И.В Научные и методические основы управления иммунопрофилактикой в системе эпидемиологического надзора за аэрозольныии антропонозами, управляемыми средствами специфической профилактики (дифтерия, корь). Автореф.докт.дисс. -М. - 1995. -51с.

120. Фельдблюм, И.В. Эпидемиологический надзор за инфекционными заболеваниями и пути его дальнейшего совершенствования // Пермский медицинский журнал. -1998. - Пермь-T.XV, № 2. - С. 48-51.

121. Цвиркун О.В. Эпидемический процесс кори в условиях массовой ревакцинации детей живой коревой вакциной. Автореф.канд.дисс.- М. -1999.- 25 с.

122. Цвиркун О.В., Герасимова А.Г., Садыкова Д.К. Роль единой системы надзора за корью и краснухой в период элиминации кори// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2003. - №2(9). - С. 16-17.

123. Цвиркун О.В., Герасимова А.Г, Тихонова Н.Т. Очаговость как критерий элиминации кори в России // Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». -СПб.- 2008.- С. 29.

124. Цвиркун О.В., Дедков В.В. Математическое обоснование возможности элиминации кори в России// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика»- 2009- №1(44) г с.30-36.

125. Цвиркун О.В., Тихонова H.H. Аналитический обзор ситуации с коревой инфекцией в России и Европейском регионе ВОЗ в 2000-2008 годах// «Эпидемиология и вакцинопрофилактика»- 2009- №3(46) с. 1216

126. Цвиркун О.В. Герасимова А.Г. Тихонова Н.Т. Характеристика очаговости в период элиминации кори // «Эпидемиология и вакцинопрофилактика»- 2008- № 5(42) с.27-30

127. Черкасский Б.Л. Инфекционные и паразитарные болезни человека. Справочник эпидемиолога,- М.- 1994. - 617 с.

128. Черкасский Б.Л. Эпиднадзор как путь оптимизации структуры эпидемиологического процесса // «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» - 1986. -№11. — С.74.

129. Черкасский, Б. Л. Эпидемиологический диагноз. — М.: Медицина, 1990.-208 с.

130. Черкасский Б. Л. Системный подход в эпидемиологии.-М.-«Медицина» -1988г.- 284 с.

131. Черкасский Б.Л. Руководство по общей эпидемиологии. — М.: Медицина, 2001г.-560 с.

132. Шульга C.B., Тихонова Н.Т., Наумова М.А., Мамаева Т.А., Герасимова А.Г., Цвиркун О.В. Изменение спектра циркулирующих генотипов вируса как показатель элиминации индигенной кори в России // « Эпидемиология и вакцинопрофилактика» - 2009. - № 4(47) .с. 4 -8.

133. Шульга C.B.,. Наумова М.А, Мамаева Т.А., Герасимова А.Г., Цвиркун О.В., Тихонова Н.Т. Генотипы вируса кори, циркулирующие в Российской Федерации в период реализации программы элиминации кори, 2003 - 2007гг. // Материалы международной научно — практической конференции «Молекулярная диагностика инфекционных болезней», Минск, 17-18 мая 2007. - с.24 - 25.

134. Элиминация кори и краснухи и предупреждение врожденной краснушной инфекции. Стратегический план Европейского региона ВОЗ 2005-2010 г.- 2005. - с. 6, 31.

135. Юминова Н.В., Зверев В.В.Роль лабораторной диагностики кори в выполнении программы элиминации кори в РФ// Информационный бюллетень. Вакцинопрофилактика. - 2002. - №5 (23). - с. 11.

136. Юминова Н.В. Комбинированные вакцины против кори, краснухи и эпидемического паротита // Вакцинация. - 2005. - № 6 (42). -с. 7-9.

137. Юминова Н.В., Колышкин В.М. Отечественные вакцины против кори и эпидемического паротита: успехи применения // Вакцинация. -2006. - № 4 (46). с. 8-9

138. Ясинский A.A. Нормативное и методическое обеспечение

114

вакцино-профилактики.// Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб., 2008. - с. 34.

139. Ягодинский В., Рейнару И. Элементы эпидемиологического надзора. Таллин: «Валгус»- 1987-С.271

140. Ясинский А.А., Михеева И.В. Вакцинопрофилактика в Российской Федерации: организация, достижения, проблемы // Материалы Четвертой международной конференции «Идеи Пастера в борьбе с инфекциями». - СПб.- 2008. - с. 35.

141. Bellini W.J., Helfand R.F.. Current challenges in the laboratory diagnosis of measles infections.//J.Infect.Dis. 187 (Suppl 1): S283-S290.-2003.

142. Carabin H., Edmunds W. Future savings from measles eradication in industrialized countries/ J.Infect Dis. - 2003. - 187 (suppl. 1). - S.29-35.

143. Center for Disease Control and Prevention. Measles, Mumps and Rubella - Vaccine Use and strategies for Elimination of Measles, Rubella and Congenital Rubella Syndrome and Control Mumps: Recommendation of the Advisory Committee on Immunization Practices//MMR. - 1998. - V.47. -NRR-8.-57 p.

144. Chiu HH et al. Seroepidemiological study of measles after the 1992 nation-wide MMR revaccination program in Taiwan.Journalof Medical Virology, 1997, 51: 32-35.

145. CDC. Progress toward elimination of measles and prevention of congenital rubella infection—European Region, 1990—2004. MMWR 2005;54:175-178.

146. CDC. Progress in Global Measles Control and Mortality Reduction, 2000-2007 // MMWR , weekly. December 5, 2008/57 (48); 1303-1306.

147. CDC. Progress in measles control —Kenia, 2002-2007. MMWR 2007;56:969-972.

148. Christi A.S., Gay A. The measles initiative: moving toward measles eradication./ The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204, S.14-17.

149. Development and durability of measles antigen-specific lymphoproliferative response after MMR vaccination/ Bautista-Lopez N., Ward B„ Mills E et alIII Vaccine/ - 2000/ - V.18, N14. - P.-1393-1401.

150. De Quadros C.A., Otiv I.M., Hersh B.S., et al. Measles elimination in the Americas. JAMA 1996; 275:224-9.

151. De Serres G.,Gay N.J. Farrington C.P. Epidemiology of transmissible diseases after elimination.//Am. J. Epidemiol.-151:1039-1048.-2000.

152. Dowdle W.R. The principles of disease elimination and eradication. Bull World Healtheby the organization, 1998; 76:22-5.

153. Elimination of indigenius Measles, Mumps and Rubella from Findland by a Twelwe-Year Two dose Vaccination Programme./ Peltola H.,Heinjntn O., Nieminen U. et al.//New Engl.J.Med. - 1994. -N31 - P. 1397-1402.

154. Guris D. Module on best practices for measles surveillance. Geneva, WHO, 1999.

155. Global distribution of measles and rubella genotypes/ Wkly Epidemiol Rec. - 2006. -81,- P474-479.

156. Hall R., Jolley D. International measles incidence and immunization coverage./ The Journal of Infectious Diseases.(Suppl. 1) ,Oxford University Press, 2011, V.204, S. 158-163.

157. Hanratty B., Holt T., Duffell E. et al. UK measles outbreak in nonimmune anthroposophic communities: the implications for the elimination of measles from Europe / Epidemiol Infect, 2000; 125: 377-383.

158. Health21 - the health for all policy for the WHO European Region, WHO Regional Office for Europe. 1999 (European Health for All Series, No.6).

159. Health Protection Agency. Increase in measles cases in 2006 in England and Wales/ CDR Wkly 2006:16:3.

160. Heider A., Santibanez S., Tisher A., Tikhonova N. et al. Comparative

116

investigation of the long non - coding M - F region of wild type and vaccine measles viruses/ Arch. Virol. - 1997 N 142. P. 2521 - 2528.

161. Jansen V.A.,Stollenverk N., Jensen HJ et al. Measles outbreaks in a population with declining vaccine uptake/ Science 2003; 301:804.

162. Immunity to measles, mumps and rubella in children vaccinated with triple viral vaccine/ Pison Garces F., Galbe Sanchez-Ventura J., Arcauz Eguren P. et al// Aten Primaria/- 1995,- V.15,N4. -P.235-237.

163. Keegan R., Dabbagh A., Strebel P.M., Cochi S.L. Comparing measles with previous eradication programs: enabling and constraining factors.//The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204,S.54-61.

164. Khetsuriani N.,deshevoi S., Goel Ajay, Spika J., Martin R., Emiroglu N.. Supplementary immunization activities to achieve measles elimination: experience of the European Region.// The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204, S.343-352.

165. Kremer JR, Brown KE, Jin L, Santibanez S, Shulga SV, Aboudy У et al. High genetic diversity of measles virus. World Health Organization, European region, 2005-2006 //Emerg Infect Dis. 2008 . -N.14(1).-P. 107-114.

166. Kremer JR, Nguyen GH, Shulga SV, Nguyen PH, Nguyen UT, Tikhonova NT et al. Genotyping of recent measles virus strains from Russia and Vietnam by nucleotide-specific multiplex PCR.// J Med Virol. 2007. - N79(7). - P.987-994.

167. Lee MS et al. Epidemiology of measles in Taiwan: dynamics of transmission and timeliness of reporting during an epidemic in 1988-9. //Epidemiology and Infection, 1995, 114: 345-359.

168. Lee MS et al. Post mass-immunization measles outbreak in Taoyuan County, Taiwan: dynamics of transmission, vaccineeffectiveness and herd immunity. International Journal oflnfectious Disease, 1999, 3: 64-69.

169. Lee MS et al. An investigation of measles elimination in Taiwan by 2000. Paper presented at: The 8th International Congress for Infectious Diseases. Boston, USA, May 1998: 166.

170. Levin A.,Burgess C., Garrison L.P., et al. Global eradication of measles: an epidemiologic and economic evaluation. / The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204,S.98-106.

171. Measles. In: Peter G., ed.1997 Red Book report of the Committee on Infectious Diseases.//American Academy of Pediatrics. - 1997. -P.344.

172. Measles immunization: two-doses policy experience./ Mazrou Y, Jeffri M, Ahmed O et al// J. Trop. Pediatr. - 1999. - V.45, N2. - P.98-104.

173. Measles outbreak in Dublin, 2000. VcBrien J., Murphy J., Gill D. et al.// Pediatr Infect Dis J. - 2003; 22: 580-584.

174. Miller E., Morgan-Capner P.,Forsey T., Rush V. Antibodies to measles, mumps and rubella in UK children 4 years after vaccination with different MMR vaccines// Vaccine. - 1995. - V. 13 -1999. P. - 799802.

175. Moss W.J., Strebel P. Biological feasibility of measles eradication.// The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204,S. 47-53.

176. Mulders M., Truong A., Miller C. Monitoring of measles elimination using molecular epidemiology // Vaccine. - 2001. - Vol. 19. -P. 2245-2249.

177. Muller C.P., Mulders M.N., Molecular epidemiology in measles control// Molec.Epidemiol.Human Viruses, Chapter II, Boston. - 2002. - P. 238-272.

178. Muscat M. Who Gets measles in Europe.// The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204, S.353-365.

179. Muscat M, Bang H, Wohlfahrt, et al. Measles in Europe: an epidemiological assessment. Lancet 2009;373:383-9.

180. Rota P.A., Bloom A.E., Vanchiere J.A., Bellini W.J. Evolution of the nucleoprotein and matrix genes of wild-type strains of measles virus isolated from recent epidemics.// Virology 1989:724-730.-1994.

181. Rota J., Heath Ji. Rota P.A. et.al. Molecular epidemiology of measles virus identification of pathirays of transmission and implications for measles elimination.//J.Infect. Dis. 1996. - N173(1). -P.32-37.

182. Surveillance guidelines for measles and congenital rubella infection in the WHO European region/ WHO - 2003. - 63 P.

183. Spika JS , Wassilak S, Pebody R, ey al. Measles and rubella in the World Health Organization European region: diversity creates challenges/ J Infect. Dis./2004; 189 (Suppl 1):S.251-257

184. Weekly Epidemiological Record // Bull. WHO. - 1996. - Vol. 71, N 41. - P. 305-312. 155. WHO-recommended standards for surveillance of selected vaccine-preventable diseases. Geneva, WHO, 2003.

185. Weekly Epidemiologycal Record/ 2005,80(9). - P.78-81// Progress in reducing global measles deaths: 1999-2003.

186. WHO measles mortality reduction and regional elimination strategic plan. 2001. Geneva.-2001.

187. World Health Organization, United Nations Children's Fund. Measles mortality reduction and regional elimination strategic plan 2001-2005. Geneva, Switzerland: world Health Organization; 2001.

188. World Health Organization. Proceedings of the Global Technical Consultation to Assess the Feasibility of Measles Eradication, 28-30 July 2010. //The Journal of Infectious Diseases.,Oxford University Press, 2011, V.204, S.4-13.

189. World Health Organization. Global eradication of measles: report by the Secretariat. Geneva, Switzerland. Sixty-third World Health Assembly, 2010.

190. World Health Organization. Meeting of the Strategic Advisory Group

of Experts on Immunization, November 2010- summary, conclusions,

119

recommendation. Wkly Epidemiol Rec. 2011; 86; 1-16.

191. Yang, Z. Maximum Likelihood Phylogenetic Estimation from DNA Sequences With Variable Rates Over Sites: Approximate Methods / Z. Yang //J. Mol. Evol. 1994. -№ 39. - P. 306-314.

192. Yang, Z. Codon Substitution Models for Heterogenous Selection Pressure at Amino Acid sites / Z.Yang, R. Nielsen, N. Goldman, A.M. Krabbe Pedersen // Genetics. 2000. - № 155. - P. 431-449.

193. Zheng, D.P. Phylogenetic Analysis of Rubella Virus Isolated During a Period of Epidemic Transmission in Italy, 1991-1997 / D.P. Zheng, H. Zhu, M.G.Revello et al. //J. Infect. Dis. -2003. № 187. - P. 1587-1597.

Сведения о заболевших корью в разных возрастных группах*

году в_месяце

Субъект Российской Федерации

Состояние привитости Возрастные группы Всего

до 6 мес. 6-12 мес. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 1819 2024 2529 3039 4049 50+

Не привит

Вакцинирован

Ревакцинирован

Болел корью ранее

Анамнез не известен

Всего

Число лабораторно обследованных случаев

Из них число лабораторно подтвержденных

Число госпитализированных

Число умерших

Карта эпидемиологического расследования случая заболевания корью или подозрительного на эту инфекцию

Первичный диагноз:

A. Идентификация Эпидномер случая кори Фамилия, имя, отчество

Пол: Мужской □ Женский □

Дата рождения, возраст_

(Число, месяц, год , кол-во полных лет и месяцев) Адрес:_

(регистрация по месту выявления)

местный, приезжий (указать откуда и когда прибыл)_

Дата подачи экстренного извещения_

ЛПО, подавшее экстренное извещение _

Дата заболевания _Дата обращения_

Место работы, профессия неорганизованный

Место учебы_ДОУ №_Неорганизованный □ Неизвестно □

Дата последнего посещения _

Вакцинация (название МИБП, дата, доза, серия, срок годности) _

Ревакцинация (название МИБП, дата, доза, серия, срок годности) _

Болел ранее корью: да □ нет □ неизвестно дата заболевания_

Госпитализирован: да □ нет □ Дата госпитализации_

Место госпитализации _

B. Информация о клинических признаках заболевания (заполняется врачом ЛПО) Сыпь: дата появления _Длительность сохранения (дни)_

Место первоначального появления сыпи (подчеркнуть): за ушами □ лицо □ шея □ грудь □ другое □ Этапность появления сыпи: есть □ нет □ Характер сыпи: Пятнисто-папулезная □ Везикулярная □ Другая □

Температура: Есть □ Нет □ Неизвестно □ Дата повышения _

Максимальный подъем температуры_его продолжительность_дней

Кашель: Есть □ Нет □ Неизвестно □ Ринит: Есть □ Нет □ Неизвестно □ Конъюнктивит: ЕспД Нет □ Неизвестно []Пятна Коплика: Есть □ Нет ОНеизвестно □ Энантема: Есть □ Нет □ Неизвестно □ Пигментация: Есть □ Нет □ Неизвестно □ Летальный исход: Да □ Нет □ Дата смерти __

С. Лабораторные данные.

На 4-5 день сыпи у больного возьмите образец сыворотки для подтверждения диагноза. Образцы Кровь 1. Дата взятия Дата поступления в лабораторию ФБУЗ ЦГиЭ

Дата поступления в лабораторию РЦ

Сыворотка 1_Результат Дата результата_

Позитивный □ Негативный □ Сомнительный □

И. Возможный источник инфекции

Был ли контакт с больным корью или подозрительным на корь в период 7-21 дня перед появлением сыпи (подчеркнуть): да □ нет □ неизвестно □

Если да указать где (семья, ДДУ и пр.) _ нет □ неизвестно □

Был ли в данном районе хотя бы один случай, подозрительный на корь, до данного

больного: да □ нет □ неизвестно □

Выезжал ли пациент в течение 7-21 дней до появления сыпи: да □ нет □ неизвестно □ куда_

Связан ли данный случай с завозным случаем : да □ нет □ неизвестно □ Если да □, указать откуда: субъект РФ_страна

Е.Окончательный диагноз (заполняется врачом ЛПО)_

Корь □ Краснуха □ Аллергическая реакция □ Вакцинальная реакция □

Другое □ Указать диагноз_

Особенности_

Подтвержден: Лабораторно □ Эпидемиологически □ Клинический диагноз □

Импортирован: да □ нет □ неизвестно □ откуда_

Дата окончательного диагноза _(для кори указать - форма, тяжесть течения и

осложнения)

Дата расследования _Подпись врача ЛПО_

Подпись врача-эпидемиолога

Отчет о мероприятиях в очаге коревой инфекции

_в_ в_году

субъект Российской Федерации

Учреждение, где зарегистрирован случай кори (ДДУ, ВУЗ, техникум, школа, квартира и т.п.)_

Фамилия, имя больного_

Дата* рождения__Эпидномер случая кори_

Дата регистрации первого случая кори_

Дата 1 дня сыпи_

Сведения об общавшихся с больным корью:

Возрас т (годы) кол-во в том числе: привиты по эпидпоказаниям:

вакцин ирован ревакц иниров болел корью ранее непри витые анамнез не известе н Не привитые с неизв. анамнезом

ЖКВ им.г лобу лин ЖКВ им.г лобу ЛИН

0-2

3-6

7-14

15-17

18-19

20 +

Всего:

Дата проведения экстренной вакцинации **_

Дата введения иммуноглобулина _

Медицинское наблюдение за общавшимися с больным (осмотр, термометрия) проводилось, не проводилось (подчеркнуть)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.